Когда последняя песчинка упадёт В часах песочных – в краткую секунду, Когда последний летний день пройдёт, Когда я тишиной звенящей буду, Когда ты станешь старым и седым, От лет прошедших память ослабеет, Вся жизнь тебе покажется, как дым, Который только смерть одна развеет. Ах, старость! Позабыв все имена, Что прежде для тебя священны были, Прои

Щелкунчик

10 октября 2017 | Автор: | Категория: Юмор
Задумывались ли вы над тем, что представляет собой наша память? Лично мне она напоминает огромный шкаф, в который складываешь вещи, чтобы потом, в силу кажущейся ненадобности, про них забыть. Сложенные вещи, понятное дело, никуда не исчезают, просто их заваливают другие, более «свежие» вещи, то есть вещи, позднее убранные. Однако, случись какая необходимость, и вот из-под завалов ты достаёшь именно ту вещь, о которой ты уже, казалось, позабыл вообще, но которая вдруг тебе срочно понадобилась!

***

Пару месяцев тому назад довелось мне побывать в Большом театре. О самом театре рассказывать не буду: Большой, он и в Африке – Большой, и даже на английский язык переводится как Bolshoi Theatre, а не Big Theatre. Но сам спектакль напомнил мне один абсурдно-кошмарный эпизод, случившийся в эпоху моей юности, и вместе с ним в моей памяти, словно подводная лодка, всплыли и другие события военно-морской стажировки…

***

История эта случилась в уже далеком 1995-м году в городе воинской славы Полярный, расположенном в Кольском заливе. В преддверии государственных экзаменов по военно-морской подготовке наш курс был направлен в Кольский дивизион дизельных подводных лодок для прохождения стажировки и последующего принятия воинской присяги. В Полярном нас распределили по разным подводным лодкам: я с одногруппником Вованом оказались приписаны к подводной лодке проекта «646-буки» под командованием капитана третьего ранга Сайгакова. Наш распорядок дня был следующим: после побудки и утреннего построения в казарме мы строем шли на завтрак, по завершению которого направлялись на подлодку для участия в ежеутреннем ритуале поднятия флага. Далее мы должны были заниматься изучением устройства подлодки и ее механизмов, на деле занимаясь исключительно игрой в карты. Потом мы снова строем шли на обед, после которого возвращались в казарму и опять играли в карты. Так и пролетали похожие, как типовые многоэтажки спального района Москвы, дни, однообразие которых было разбавлено одним происшествием, приключившимся со мной незадолго до принятия воинской присяги.
В одну из ночей мне привиделся сон: будто, приехав на каникулы к бабушке с дедом, я сплю в деревенском доме, а на моей груди пригрелся пушистый котенок, которого я глажу. Но то ли от холода, то ли от сигнала мозга, возмутившегося иррациональностью происходящего, я стал пробуждаться. Наверняка вам знакомо это состояние: тело еще находится в состоянии полного покоя, пульс замедлен, а чувства притуплены, но пробудившийся мозг, вздумай кто-либо снять с него в этот момент энцефалограмму, рисовал бы гималайские пики один выше другого. В какой-то момент я с сожалением осознал себя вовсе не гостящим у бабушки ребенком, а без пяти минут целым лейтенантом Краснознаменного Северного флота-командиром электротехнической группы БЧ-5. И тут почти проснувшийся мозг сам себе задал резонный вопрос: откуда тут мог взяться на моей груди котенок? Открыв глаза, в полутьме кубрика я увидел сидящую на моей груди крысу.
– Бл... ь, крыса! – закрыв глаза, я издал истошный вопль. В нем было намешано много разных чувств: и ужас, и отвращение, и брезгливость. В тот момент момент я ощутил себя Щелкунчиком Северного флота, испытав на своей шкуре чувства героя сказки Гофмана, вот только сабли, точнее кортика, у меня не имелось...
Когда я вновь решился открыть глаза, на моей груди никого не было. Проснувшийся от моего душераздирающего крика товарищ пытался убедить меня, что имела место самая обычная галлюцинация.
– Вова, я ее гладил! – возразил я. От воспоминания меня всего передернуло.
– Это была тактильная галлюцинация – помолчав, невозмутимо ответил Вован...
Последовавшие за наглой попыткой крысиной мимикрии учебное погружение подводной лодки, присяга, а также сдача государственных экзаменов быстро вытеснили из головы этот забавно-досадный ночной эпизод. Он, как и многое другое, наверняка выветрился из памяти окончательно, если бы не упомянутый поход в Большой, в котором давали, догадались, как вы уже догадались, «Щелкунчика».
В сентябре я вновь собираюсь посетить Большой театр, вот только со спектаклем не могу определиться: мало ли что еще может в моей памяти всплыть…


Сказали спасибо (2): Антирозочка, Gorinich


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 85
     (голосов: 2)
  •  Просмотров: 68 | Напечатать | Комментарии: 1
#1 Автор: Антирозочка (10 октября 2017 13:50)

Группа: Авторы
Регистрация: 1.08.2014
Репутация: 124
Публикаций: 823
Комментариев: 6242
Отблагодарили:3323


Всплывает, как подводная лодка flowers1

Она же Птица. Она же Ольга. Она же "тут вообще никого нет"

  • +1
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Панель пользователя
Рубрики журнала
Важная информация
Колонка редактора
Именинники
Конкурсы
Избранные авторы
Для незарегистрированных пользователей эта функция недоступна.
» Зарегистрироваться или » Войти на сайт под своим логином
Популярные публикации
ТОП публикаций месяца
» karabanov0706 (30/30)
» Maiskiy (29/43)
» Wasia (25/293)
» Волк (19/117)
» Cthutq (18/28)
» Gorinich (13/159)
» Bondi (12/1209)
» Антирозочка (10/823)
» pryadun-ludmila (9/1921)
» Dimitrios (6/467)
ТОП комментаторов месяца
» Wasia (125)
» dandelion wine (102)
» Антирозочка (64)
» klimspb (58)
» Ефим Мороз (46)
» лешка питерский (31)
» snovao (25)
» Волк (24)
» Gorinich (22)
» DmitryGlazov (19)
Онлайн
Пользователей онлайн: 19
Гостей: 19

» Все пользователи за 24 часа

Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.