В пропахших гарью городах Нам снятся странные сны. Здесь медные трубы, огонь и вода - И грохот рекламной войны. Здесь небо пронзают тысячи ватт, Здесь алчность идёт напролом... А где-то отверженный старый солдат Забылся последним сном. Всё норовим подмять горизонт, Как будто мы на века. Но жизнь нам припомнит последний стон Забытого старика.

АрмейкА Глава 4

8 августа 2017 | Автор: | Категория: Юмор
Глава 4

На следующие утро прибыло пополнение семь новеньких бойцов, опекуны им всё показывали, рассказывали, объясняли, были вежливы и обходительны, капитан Баев находился в расположении роты и всё контролировал. После обеда капитан Баев и старшина роты ушли, необыкновенное спокойствие опекунов моментально рассеялось, сержант Корнеев, скомандовал:
— Запахи срочное построение!!!
Десять молодых парней построились в одну шеренгу, сержант Корнеев прошёл вдоль строя небрежно посмотрел на них, сказал:
— Запахи с этой минуты ваше спокойствие закончилось, мы приступам к плановым занятиям по курсу молодого бойца, я и мои помощники подготовим вас к принятию присяги. Вам понятно?
— А что, что понятно? – в один голос спросили бойцы.
Лицо сержанта покраснело от злости, он с ненавистью посмотрел на бойцов, сказал:
— Ещё раз повторяю для тех, кто на бронепоезде. Ваш ответ должен быть. Так точно, товарищ сержант! Вам понятно?
— Так точно, товарищ сержант! – в один голос ответили бойцы, за исключением Васи Хлебесцова, он ответил:
— Хорошо!
Лицо сержанта покраснело от злости, глаза налились кровью, он с ненавистью посмотрел на Васю, сказал:
— Хлебесцов!
— Да, – ответил Вася
Сержант Корнеев посмотрел на Хлебесцова, сказал:
— Ещё раз повторяю для тех, кто на бронепоезде. Когда к вам обращаются по фамилии, нужно принимать строевую стойку, ответить громко и четко:
— Я! Так точно! Никак нет! Понятно?
— Конечно, понятно, – ответил Вася.
— Алёша ты тупой? – возмущённо спросил сержант Корнеев.
— Я Вася, – ответил Хлебесцов.
Лицо сержанта покраснело от злости, глаза налились кровью, он с ненавистью посмотрел на Васю, скомандовал:
— Направо на выход бегом марш!!!
Парни синхронно повернулись направо и поспешили к выходу, выбежав на улицу, парни поспешили в курилку, пока сержанта нет успеть покурить. Толком бойцам покурить не удалось, вышел сержант Корнеев, он посмотрел в сторону курилки, скомандовал:
— Стройсь!
Бойцы побросали все окурки в урну, построились в две шеренге, сержант Корнеев прошёл вдоль строя, он с ненавистью посмотрел на бойцов, скомандовал:
— Направо! На плац шагом марш!
Парни синхронно повернулись направо и под чутким руководством сержанта Корнеева пошли на плац чеканить шаг, на плацу сыпались команды сержанта Корнеева:
— Налево!
— Направо!
— Делай раз!
— Делай два!
— Тянем носок!
Солнце припекало, пот градом, строевая подготовка ноги гудят и так до самого ужина и вот свершилось чудо, прозвучала долгожданная команда:
— Налево! В столовую шагом марш!
После столовой снова плац строевая подготовка ноги гудят, сержант Корнеев после двух часов пыток на плацу решил сменить гнев на милость, скомандовал:
— Налево! В казарму шагом марш!
Парни под сопровождением опекуна сержанта Корнеева (по совместительству дедушка), подошли к зданию казармы сержант Корнеев, скомандовал:
— Равняйсь! Смирно! Вольно разойдись!
Бойцы ринулись в курилку сразу сигареты, Дмитрий сидел на лавочке, курил, ему хотелось прибить сержанта за пытки на плацу, он докурил и только собрался закурить следующею, последовала команда сержанта:
— Заканчиваем перекур, строится!!!
Бойцы построились, сержант с пренебрежением посмотрел на них, скомандовал:
— Быстро заходим в расположения роты!!!
Дмитрий с парнями поднимался по лестнице, навстречу им спускался Орлов, он отслужил год (черпак), толкал молодых парней со словами:
— Дорогу душары.
Дмитрий почувствовал удар в плечо, он посмотрел на бойца отслужившего год, сказал:
— По осторожнее.
Орлов остановился, схватил Дмитрия за рукав, бровки у него поползли на лобик, глазки округлились, но к его чести удержался от каких либо более грубых действий, скажем, так что следом поднимался по лестнице сержант Корнеев, Орлов возмущённо пролепетал:
— Ты что-то визгнул душара.
Дмитрий промолчал, он понимал, что помощи ждать неоткуда и здесь надеется надо только на себя, далее полчаса просмотра телевизора и после парней ждал очередной сюрприз. Сержант Корнеев для удобства всех новеньких бойцов переселил в один кубрик с левой стороны сразу у входа, где спали и обитали (молодые) солдаты которые отслужили полгода.
Расклад был таков, ночью дедушка внезапно захотел пить он будет черпака, чтобы тот ему принёс стакан воды, черпаку уже лениво нести воду, когда есть и по моложе призыв, черпак будет молодого и отправляет его за стаканом воды, а молодой в свою очередь поднимает младший призыв точнее духа.
Порой доходило до абсурда, рядом с дедом спит дух, но он поднимает черпака, хоть и дух тоже спит рядом с черпаком, но черпак поднимает молодого, чтобы тот разбудил духа и заставил его принести стакан воды деду. Да вот такой каламбур и расклад, но это факт, этим самым каждый призыв знал, кто кому подчиняется.
Новенькие бойцы застелили свои кровати, отбили кантики, чтобы кровать была идеально заправленная согласно уставу после сержант Корнеев, скомандовал:
— Рота стройся!
Личный состав роты построился, сержант Корнеев по журналу сделал перекличку бойцов, скомандовал:
— Рота отбой!
Парни быстро разделись и легли, только дедушки, черпаки и в том числе молодые не торопились ложиться, они направились в умывальник принимать водные процедуры, мыть ноги, чистить зубы и т.д
Новенькие бойцы лежали и не шевелились, а сержант Корнеев находился в кубрики новеньких и что-то пристально высматривал, Дмитрий посмотрел на сержанта, спросил:
— Вы что-то хотели товарищ сержант?
— Староста, я тебя обожаю, глядя на Дмитрия сказал сержант Корнеев, он достал из кармана коробок спичек, зажёг спичку, после последовала команда:
— Рота, подъём!!!
— Время пошло!
После чего последовал счёт:
— 5!
— 10!
— 20!
— 25!
Солдаты вскочили, начали спешно одеваться, спичка горела, а сержант Корнеев продолжает чеканить счёт:
— 30!
— 35!
— 40!
Спичка догорела, сержант бросил её на пол, скомандовал:
— 45 – рота стройся!
Новенькие бойцы построились в две шеренге, сержант Корнеев посмотрел на них, молча покачал головой, солдаты стояли, кто, что за это время успел надеть, один стоит без штанов, другой без сапог, третий без кителя и в одном сапоге.
Тяжело вздохнув, сержант Корнеев, сказал:
— Ну что девочки будем тренироваться. Рота, отбой!
Новенькие бойцы спешно разделись, аккуратно уложили форму на стулья и легли на свои кровати в ожидании команды. Из противоположного кубрика за происходящим наблюдали опекуны, местные аборигены, сержант Корнеев выждал небольшую паузу, зажёг спичку, скомандовал:
— Рота, подъём!!!
— Время пошло!
После чего последовал счёт:
— 5!
— 10!
— 20!
— 25!
— 30!
— 35!
— 40!
Спичка догорела, сержант бросил её на пол, скомандовал:
— 45 – рота стройся!
Эти пытки перед сном (пардон тренировки) продолжались минут сорок, результат не заставил себя ждать, новенькие бойцы полностью начали укладываться во время пока горит спичка, сержанту Корнееву уже стола не интересно или возможно он подустал, сержант Корнеев посмотрел на новеньких бойцов, сказал:
— Вам на приём водных процедур десять минут и ноги не забывайте мыть, нам здесь гребок не нужен.
Дмитрий принял водные процедуры и лег в своё ложе, как только его голова коснулась подушки, он моментально уснул, опекуны за всю ночь его даже не побеспокоили. Ашот (дед) принёс из медсанчасти спирт, закуску, дедушки после того как все уснули, пошли в каптёрку закрылись, накрыли себе скромный стол и устроили себе небольшой пир, а молодёжь беззаботно всю ночь спала. Утром перед подъёмом пришёл командир роты, он без труда открыл входную дверь, так как она была не закрыта на щеколду, по всей видимости, кто-то из солдат или дневальный попросту забыл закрыть её. Но суть не в этом капитан Баев поднялся на этаж вошёл в расположения роты, увидел спящего дневального, который сидел на полу, спиной оперившись об стену, ноги вытянуты в разные стороны, голова запрокинута назад и открыт рот, капитан Баев нагой пнул по нижней конечности бойца, сказал:
— Рядовой Байкабилов, доброе утро.
В ответ полная тишина и никакой реакции от дневального, капитан Баев ещё раз только уже сильнее пнул по нижней конечности бойца, сказал:
— Доброе утро, боец.
Байкабилов открыл глаза, увидел перед собой командира роты, резко вскочил, отдал честь, пробормотал в своё оправдание:
— Веноват, тавариш капитан задремал.
— Раз признаёшь свою вину, тогда три наряда тебе вне очереди, – ответил командир роты.
— Ест, три наряде вне очаред, тавариш капитан, – пробормотал в ответ Байкабилов.
Командир роты посмотрел на свои ручные часы, стрелки на часах показали ровно 6.00, он включил свет, крикнул:
— Рота подъем!!!
Услышав голос командира роты, бойцы вскочили с кроватей, начали спешно одеваться. Словно робот по команде Дмитрий открыл глаза, резко вскочил, оделся и встал в строй, после встали в строй молодые и черпаки, только одни дедушки не собирались вставать они перевалились на другой бок и продолжили досматривать свои сказочные сны. Капитан Баев вошёл в кубрик, где спали дедушки, сразу его овеяло ароматом перегара от ночной попойки, он возмущённо произнёс:
— Что постарели, быстро поднимаем свои задницы!
Услышав возмущённый голос командира роты, дедушки вскочили, словно молодые очень быстро оделись и встали в строй, сержант Корнеев встал перед строем, скомандовал:
— Рота, равняйсь, смирно!!! Равнение на середину!!!
Строевым шагом он подошёл командиру роты, уверено приставив руку к виску, сделал доклад:
— Товарищ капитан, личный состав медицинской роты построен.
Капитан Баев посмотрел на личный состав роты и помятые лица дедушек, сказал:
— Здравствуйте товарищи солдаты!
— Здравию желаю, товарищ капитан! – в один голос ответили бойцы.
— Вольно, – в ответ произнёс капитан Баев, он почесал свой подбородок, сказал:
— В нашу часть едет проверка из министерства обороны, сейчас подойдёт старшина роты, берём у него распылители, кисти, щётки, гуталин, краску и приводим нашу территорию в надлежащий вид. У вас времени очень мало чтобы до обеда всё блестело и сверкало как у кота яйца. А кстати всему сегодняшнему внутреннему наряду по роте три наряда в не очереди и увольнения на этой недели отменяются у всего личного состава. Меня благодарить не надо скажете спасибо рядовому Байкабилову.
Командир роты возможно и палку перегнул, что отменил все увольнения на недели у всего личного состава роты, это такая воспитательная методика капитана Баева, но у него так, один за всех и все за одного, один солдат провинился, страдает вся рота.
Рядовой Байкабилов (молодой) за его залёт ему достанется от (черпаков) и (дедушек), что делать за свои косяки надо отвечать, закон армии.
Когда пришёл старшина роты он с капитаном Баевым определил фронт работ для личного состава роты, Дмитрию немного не повезло, его и рядового Цепко старшина роты отправил наводить порядок на чердаке. Цепко (черпак) и он как не как отслужил год, Дмитрии сразу понял без всякой подсказки, что уборку на чердаке ему придётся делать самому. Дмитрий после стандартных водных процедур (в армии гигиена всегда на первом месте) вернулся из умывальника, убрал мыльно рыльные принадлежности в свою тумбочку к нему подошёл Цепко, сказал:
— Старостин, быром к старшине, возьми у него ведро, швабру, тряпки. Что глазами зыркаешь? Бегом.
Дмитрий у старшины роты взял инвентарь для уборки, он подошёл к рядовому Цепко, сказал:
— Я вроде всё взял, пойдём наводить марафет.
— Молодец, только почему ведро пустое, бегом за водой, – сказал в ответ Цепко.
— Хорошо, сейчас схожу в умывальник наберу воды, – ответил Дмитрий.
— Ты тупой? В армии нет слово хорошо, – глядя на Дмитрия возмущённо сказал Цепко.
Дмитрий не стал спорить, он молча сходил в умывальник налил из крана воду в ведро и вернулся, Цепко посмотрел на парня, сказал:
— За мной.
Они вышли из расположения роты, сразу за входной дверью в спальное помещение Дмитрий увидел неприметную дверь, Цепко из кармана достал ключ вставил в замочную скважину и открыл её. Цепко вошёл первый включил свет, Дмитрий зашёл следом за ним он увидел небольшое помещение больше похожее на кладовую, где находился инвентарь для уборки снега (лопаты, скребки, ломы) и лестница ступеньки которой поднимались вверх, где находилась деревянная дверь.
— Ты чё застыл или вопросы есть? – глядя на Дмитрия спросил Цепко.
— Нет, – ответил Дмитрий.
— Раз вопросов нет, тогда давай за мной на чердак, – глядя на Дмитрия сказал Цепко и начал подниматься по лестнице наверх, парень с ведром воды и инвентарём для уборки поднимался на чердак следом. Дмитрий наверху чердака и горы мусора и различного хлама не увидел, было большое просторное помещения условно спортзал и достаточный набор спортивного инвентаря; турник, брусья, перекладина, конь, козёл, гири, штанга, пару груш, маты.
— Чё зыркаешь своими брызгами, приступай, а я посплю пока, только на завтрак разбудить не забудь, – глядя на Дмитрия сказал Цепко и лёг на стопку с матами.
— Есть разбудить на завтрак, – ответил Дмитрий.
— А да, если нужна будет вода спускаться в роту не надо в конце зала за дверью умывальник, туалет и душевые кабины. Всё меня до завтрака не будить, – глядя на Дмитрия сказал Цепко и перевалился на другой бок.
— Хорошо, есть, – ответил Дмитрий, он намочил небольшую тряпку, принялся протирать пыль или скажем проще, он делал вид, что это делает. В армии так всегда старички спят, а молодёжь шуршит, поддерживают и наводят чистоту везде или тупо делают вид, что наводят порядок, главное солдат чем-то занят.
Цепко спал, а Дмитрий подошёл к окну с тряпкой в руке, сел на подоконник принялся сверху наблюдать, что внизу делают его сослуживцы. Картина была типичная для советской армии, три солдата при помощи специальных приспособлений распыляли зелёную краску по газону (красили траву), несколько солдат малярными кистями красили бордюрный камень в белый цвет, а остальные солдаты большими щётками натирали гуталинам асфальт. Личный состав роты точнее руководство части готовилось к встрече дорогих гостей, командиром не хотелось ударить в грязь лицом. Дедушки что дедушки они командовали младшим призывом и давали указания.
После завтрака всё согласно штатному расписанию десять молодых бойцов под руководством своего опекуна сержанта Корнеева на плацу занимались строевой подготовкой. Возможно палящее солнце, может попросту надоела сержанту Корнееву гонять по плацу новеньких бойцов, он повёл своих подчинённых в спортзал именно в тот самый спортзал, где наводили порядок и чистоту Цепко и Дмитрий.
Бойцы построились в одну шеренгу, сержант Корнеев прошёл вдоль строи посмотрел на своих подчинённых, сказал:
— Это спортзал, сейчас будете сдавать зачет по физподготовке. Я понимаю, что большинство из вас спортинвентарь в школе только видели, а уроки физкультуры прогуливали.
— Это нам надо? – спросил Вася.
— Хлебесцов, так понимаю, ты спорт вообще не любишь? – поинтересовался сержант Корнеев.
— Нееа, у меня по физре трояк и то мамка физрука попросила, – ответил Вася.
— Уууу, как всё запущено Хлебесцов, мне придётся приучить тебя к спорту, – сказал в ответ с ухмылкой сержант Корнеев, после добавил:
— Отделение на первый второй рассчитайсь.
— Первый, – ответил Дмитрий.
— Второй, – ответил Пётр.
— Расчёт окончен, – ответил Вася.
Сержант с возмущением посмотрел на Васю, сказал:
— Хлебесцов, ты что олень, какой расчёт окончен.
— Нет, я Вася, – ответил Вася.
— Хлебесцов, сколько встрою бойцов? – спросил сержант.
— Десять, – ответил Вася.
Сержант с возмущением посмотрел на Васю, сказал:
— Правильно десять, ты подсчёту третий, это значит, что расчёт не может быть окончен. Усёк Хлебесцов?
— Ага, виноват, товарищ сержант, – ответил Вася.
— Ну, раз всем всё ясно, тогда начнём с начало, – глядя на своих подчинённых сказал сержант Корнеев, после скомандовал:
— Отделение на первый второй рассчитайсь.
— Первый, – ответил Дмитрий.
— Второй, – ответил Пётр.
— Третий, – ответил Вася.
Бойцы все разом засмеялись, а у сержанта Корнеева глаза налились кровью, лицо его покраснело, а его кулаки сжались от злости, он возмущенно посмотрел на Васю, спросил:
— Ты что олень Хлебесцов?
— Нет, я Вася, – ответил Вася.
— Хлебесцов, ты ещё какой олень, причём сохатый?
— Вы ошибаетесь, товарищ сержант, сохатый это лось, а я Вася, – ответил Хлебесцов.
— Ну, ты и Алёша Хлебесцов, – покачав головой, сказал сержант Корнеев.
— Нет, я Вася, – ответил Вася.
Сержант посмотрел на бойцов злобным взглядом, ноздри его раздулись, он возмущённо, сказал:
— Всё к чёрту этот расчёт, рядовой Старостин.
— Я! – ответил Дмитрий.
— Давай дуй к снарядам вначале лёгкая разминка турник, брусья, конь, перекладина, – сказал сержант Корнеев.
— Есть, товарищ сержант, – ответил Дмитрий, он подошёл к турнику десять раз подтянулся после брусья, далее конь и перекладина. Сержант Корнеев наблюдал, как его боец с легкостью выполняет упражнения, парень выполнил минимум обязательной программы, посмотрел на сержанта, сказал:
— Как-то так, товарищ сержант.
— Молодец Старостин, вставай в строй, – глядя на парня сказал сержант Корнеев,
— Есть, товарищ сержант встать в строй, – ответил Дмитрий.
Сержант Корнеев стоял перед строем, почесав свой затылок, он сказал:
— Форма одежды голый торс и повторяем все упражнения своего товарища. Хлебесцов.
— Я! – ответил Вася.
— Хлебесцов, ты пока будешь в качестве наблюдателя, я опосля индивидуальные занятия с тобой по физподготовке проведу, – глядя на парня сказал сержант Корнеев.
— Молодец Старостин, вставай в строй, – глядя на парня сказал сержант Корнеев,
— Есть, товарищ сержант встать в строй, – ответил Дмитрий.
Сержант Корнеев стоял перед строем, почесав свой затылок, он сказал:
— Форма одежды голый торс и повторяем все упражнения своего товарища. Хлебесцов.
— Я! – ответил Вася.
— Хлебесцов, ты пока будешь в качестве наблюдателя, я опосля индивидуальные занятия с тобой по физподготовке проведу, – глядя на парня сказал сержант Корнеев.
Бойцы разделись по пояс и по одному они подходили к снарядам, выполняли стандартные для армейского уровня упражнения, а Хлебесцов стоял, наблюдал, дошла очередь до Васи, сержант Корнеев посмотрел на него, сказал:
— Хлебесцов.
— Я! – ответил Вася.
— Молодец Старостин, вставай в строй, – глядя на парня сказал сержант Корнеев,
— Есть, товарищ сержант встать в строй, – ответил Дмитрий.
Сержант Корнеев стоял перед строем, почесав свой затылок, он сказал:
— Форма одежды голый торс и повторяем все упражнения своего товарища. Хлебесцов.
— Я! – ответил Вася.
— Хлебесцов, ты пока будешь в качестве наблюдателя, я опосля индивидуальные занятия с тобой по физподготовке проведу, – глядя на парня сказал сержант Корнеев.
Бойцы разделись по пояс и по одному они подходили к снарядам, выполняли стандартные для армейского уровня упражнения, а Хлебесцов стоял, наблюдал, дошла очередь до Васи, сержант Корнеев посмотрел на него, сказал:
— Хлебесцов.
— Я! – ответил Вася.
— К снаряду Хлебесцов, – глядя на парня сказал сержант Корнеев.
— Есть к снаряду, – ответил Вася, он подошёл к турнику без труда несколько раз подтянулся, после встал перед турником посмотрел на сержанта, спросил:
— Я выполнил норматив?
— По турнику да, а теперь перекладина, – ответил сержант Корнеев, он решил усложнить задачу Хлебесцову, когда Вася подошёл к брусьям, сержант брюшными ремнями привязал две пудовые гири к ногам. Вася с тяжёлым грузом дергался на перекладине, он старался, сержант Корнеев стоял рядом смотрел на парня и его подбадривал:
— Хлебесцов, давай я в тебя верю.
Вася дернул очередной раз ногой, каким-то непонятным образом гиря отвязалось, упала чётко на ступню сержанту точнее по пальцам правой ноги, сержант Корнеев закричал отболи, точнее заорал как белуга, так что стёкла на третьем этаже затряслись.
Вася встал около брусьев с невозмутимым взглядом посмотрел на сержанта, пролепетал:
— Извините, я нечаянно.
— Хлебесцов, ты олень сохатый! – держась за больную ногу, крикнул в ответ сержант Корнеев.
— Сохатый это лось, а я Вася, – ответил Хлебесцов.
— Ты Алёша, ещё какой Алёша Хлебесцов, – держась за больную ногу, крикнул сержант Корнеев.
— Нет, я Вася, – ответил Хлебесцов.
— Хлебесцов, тебе пизд…, – держась за больную ногу, крикнул сержант Корнеев.
В это время в спортзал вошёл командир роты, он увидел бойцов они стояли, сержант Корнеев сидел на полу руками обхватил больную ногу, капитан Баев поинтересовался:
— Что здесь произошло?
Сержант рукой показал на Хлебесцова, сказал:
— Товарищ капитан, этот мудозвон мне пудовую гирю на ногу бросил.
— Я нечаянно, – пожимая плечами, пролепетал Вася.
Командир роты улыбнулся, посмотрел на бойцов, сказал:
— Храпов и Бураков, берите подбитого лётчика и срочно в медсанчасть, пусть ему ногу оттяпают.
— Нет, товарищ капитан, нога у меня уже не болит, – глядя на командира роты сказал сержант Корнеев.
— Храпов и Бураков, срочно сержанта в медсанчасть, – сказал капитан Баев.
Бойцы повели сержанта в медсанчасть, Дмитрий решил поинтересоваться:
— Товарищ капитан, а почему третьи этаж зовут чердаком.
— Не знаю, – ответил капитан Баев, он подошёл к окну посмотрел сверху вниз, увидел, черный асфальт, белый бордюр и идеальный зелёный газон, произнёс с восторгом:
— Красота.
И здесь что-то произошло, точнее капитан Баев на газоне среди идеальной зелёной травы увидел жёлтые одуванчики, он резко развернулся, посмотрел на бойцов, сказал:
— Так войны быстро одеваемся, операция одуванчик.
Вася оделся, подошёл к окну посмотрел вниз, сказал:
— Товарищ капитан, одуванчики гармонично смотрятся на газоне.
— Хлебесцов, одуванчики гармонично у тебя дома пускай растут, в армии есть устав, трава должна быть зелёной, асфальт черный, а бордюр белым. Усёк, – глядя на Васю сказал командир роты.
— Ага, – ответил Вася.
— Не ага, а так точно, – подметил капитан Баев.
— Так точно, усёк, товарищ капитан, – ответил Вася.
Бойцы оделись и построились в одну шеренгу, командир роты окинул взглядом молодых воинов, сказал:
— Раз вопросов нет, тогда операция одуванчик, вам ровно десять минут и чтобы этой жёлтой хрени, я на газоне не наблюдал. Вопросы есть?
— Никак нет, товарищ капитан, – ответили в один голос бойцы.
— Раз вопросов нет, тогда начинаем операция одуванчик, – скомандовал капитан Баев.
Бойцы ринулись вниз на улицу, как они могли пройти мимо курилки, очень быстрый перекур и после поспешили на газон выполнять приказ командира роты. Не прошло и пяти минут, враг был повержен, газон идеально зелёный командир роты доволен. Молодые войны пока поспешили в курилку, появилась свободная минута и на этот раз они сидят расслабленные курят и травят анекдоты. Дмитрий повернул голову вправо, увидел знакомый силуэт на костылях с гипсом на правой ноге в сопровождении двух солдат Храпова и Буракова ковыляет сержант Корнеев.
— Беги Вася, – глядя на своего товарища сказал Дмитрий.
Вася только собрался дернуться, но было уже поздно, приковылял в сопровождении двух солдат Храпова и Буракова к курилке сержант Корнеев, он посмотрел на Васю, возмущённо сказал:
— Хлебесцов, тебе пизд…, вешайся.
В это время на улицу вышел командир роты, он увидел сержанта, поинтересовался:
— Корнеев как твоя нога?
— Большой палец сломан, – ответил сержант.
— А зачем тогда тебе ногу до колена загипсовали, – поинтересовался командир роты.
— Не могу знать, – ответил сержант.
— Какого хрена тебя отправили в роту, – поинтересовался командир роты.
— Не могу знать, – ответил сержант.
Командир роты сержанта Корнеева отправил обратно в медсанчасть, чтобы не маячил в роте, естественно капитан Баев без опекуна молодых воинов не оставил, пришёл взамен сержанта Корнеева не очень хороший и злобно настроен младший сержант Бабенко (черпак). Командир роты ушёл в штаб, а младший сержант Бабенко построил молодых воинов, недружелюбно посмотрел на бойцов, сказал:
— Сейчас занятия по строевой подготовке. Будем свами чеканить шаг на плацу. А после в столовую на обед.
Опустив головы, бойцы стояли, ну как здесь без Васи не как, черт дернул его задать вопрос младшему сержанту Бабенко:
— А зачем медикам нужна, эта строевая?
Младший сержант Бабенко, был очень краток, его слова были краткие, но очень доходчивые:
— Вечером всё расскажу и продемонстрирую, а сейчас направо, на плац шагом марш.
День был насыщенный до обеда строевая, после обеда до самого ужина строевая, форма насквозь мокрая ноги гудят. После ужина нечего не предвещало беды, младший сержант Бабенко был настолько добрый, разрешил всем новоиспечённым войнам зайти в класс для самоподготовки на тридцать человек, да, да в расположении есть комната быта, комната для сушки сапог (сушилка), есть ещё и сержантская комната, туда доступ разрешён только дедушкам и черпакам.
Дмитрий сидел в классе для самоподготовки за партой писал письмо домой, вошёл в класс младший сержант Бабенко, он прошёлся по классу посмотрел, чем занимаются молодые бойцы.
Молодые войны, опустив головы, усердно писали письма, ну как здесь без Васи не как, черт дернул его задать снова вопрос младшему сержанту Бабенко:
— Вы младший сержант, так и не ответили, зачем медикам нужна строевая?
— Заканчиваем писать письма, выходим строиться, – глядя на бойцов сказал младший сержант Бабенко.
Все спешно дописали письма, конверты бросили в специальный небольшой почтовый ящик и вышли в расположения роты сразу построились в одну шеренгу, младший сержант Бабенко встал перед строем, посмотрел на Васю, сказал:
— Хлебесцов, повтори ещё раз свой вопрос.
Вася без всякого зазрения совести, спросил:
— Зачем медикам нужен устав и строевая подготовка?
— Сейчас я всем разом объясню для чего и зачем в армии устав и строевая подготовка, – ответил с ухмылкой младший сержант Бабенко, будучи врожденным педагогом, он смущаясь, краснея, прочитал бойцам очень краткую и содержательную лекцию с применением наглядных, практических примеров.
В качестве ассистента он позвал ефрейтора Коновалова, младший сержант Бабенко, посмотрел на бойцов, сказал:
— Тема: «Щелбан Коновалова». Содержание: Для тех, кто задает много лишних вопросов, не выполняет требования и указания, старших по званию и по сроку службы и даже если делает попытки служить по уставу.
И так далее и тому подобное в медицинской роте в частности, а в нашей дивизии вообще, разработан целый ряд мер по упреждению молодого солдата. Вам всё ясно.
— Так точно, товарищ младший сержант, – ответили в один голос бойцы.
Ефрейтор Коновалов (черпак), он полностью соответствует своей фамилии, рост 180, широкие плечи, скажем так постоянный клиент спортзала. Младший сержант Бабенко вначале только говорил:
— Самый первый и самый легкий вид наказания это «Щелбан» с растяжкой. Рядовой Хлебесцов.
— Я! – ответил Вася.
— Рядовой Хлебесцов выйти из строя, глядя на парня скомандовал младший сержант Бабенко.
— Есть! – ответил Хлебесцов.
Вася вышел из строя, младший сержант Бабенко посмотрел на него, спросил:
— Хлебесцов, ты вывел из строя сержанта Корнеева?
— Я нечаянно, – пожимая плечами, пролепетал Вася.
— Хлебесцов, сержант Корнеев просил тебе передать привет, – глядя на парня сказал младший сержант Бабенко, после добавил:
— Хлебесцов, ты попал. Череп в руки.
— Это что? – спросил Вася.
— Уууу, как всё запущено, – глядя на парня сказал младший сержант Бабенко, после окинув взглядом новоиспечённых воинов, сказал:
— Сейчас, я буду говорить, а ефрейтор Коновалов будет демонстрировать на черепе Хлебесцова.
— Вам всё ясно? – спросил младший сержант Бабенко.
— Так точно, товарищ младший сержант, – ответили в один голос бойцы.
— Раз вопросов нет, тогда приступаем к показательной экзекуции, – глядя на новоиспечённых воинов, сказал младший сержант Бабенко, после он посмотрел на Васю, добавил:
— Наказуемый, по команде «Череп в руки» обязан резко снять пилотку с головы, зажать её между ног, взять ладонями свой собственный череп, наклониться вперед. Хлебесцов есть вопросы?
— Нет, вопросов, – тяжело вздохнув, ответил Вася.
— Раз вопросов нет, тогда приступаем, в ответ сказал младший сержант Бабенко, он посмотрел на Васю, сказал:
— Хлебесцов, череп в руки.
— Есть! – ответил Вася, снял пилотку, зажал её между ног, ладонями взялся за свою голову и наклонился вперед. Ладонь левой кисти ефрейтора Коновалова плотно прилегает к поверхности лба Васи, затем пальцами правой кисти до упора оттягивается средний палец левой кисти и резко отпускается, после последовал характерный шлепок. Вася стойко выдержал пять щелбанов, но шестой щелбан свалил парня на повал, Хлебесцов плашмя рухнул к ногам ефрейтора Коновалова.
По команде младшего сержанта Бабенко, бойцы подняли своего товарища и поставили в строй, Вася стоял, слегка пошатываясь, почесывал свой череп, на этом всё не закончилось ефрейтор Коновалов одарил своей порцией щелбанов каждого новоиспечённого бойца, так для острастки, чтобы знали, что их ожидает. Младший сержант Бабенко продолжил как настоящий педагог свою лекцию:
— Вы должны знать, что количество щелбанов тоже имеет воспитательное значение и отпускается по усмотрению судьи - исполнителя (в одном лице), то есть меня. По окончанию экзекуции, наказуемый, обязан, поклониться судье в ноги и поблагодарить за воспитание, сказать спасибо. Вам всё ясно?
— Так точно, товарищ младший сержант, – ответили в один голос бойцы, они по очереди подходили к ефрейтору Коновалову, он им отвешивал щелбан, после новоиспечённые войны поклонялись в ноги младшему сержанту Бабенко (судье), благодарили его:
— Спасибо вам, товарищ младший сержант за воспитание.
Новоиспечённые войны выслушали лекцию с применением наглядных, практических примеров и после последовала команда:
— Рота отбой!...


Своё Спасибо, еще не выражали.


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 85
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 67 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Панель пользователя
Рубрики журнала
Важная информация
Колонка редактора
Именинники
Конкурсы
Популярные публикации
ТОП публикаций месяца
» Gorinich (26/120)
» Bondi (23/1164)
» pryadun-ludmila (17/1889)
» Волк (16/66)
» Типикон (13/68)
» DmitryGlazov (12/1180)
» Антирозочка (11/791)
» Kuzja (9/71)
» Fedorov (8/8)
» solo5591 (7/452)
ТОП комментаторов месяца
» dandelion wine (168)
» валя верба (70)
» Антирозочка (65)
» Gorinich (47)
» snovao (47)
» monter (44)
» Ефим Мороз (39)
» Леся (27)
» Волк (19)
» mikys (18)
Онлайн
Пользователей онлайн: 13
Гостей: 12
Зарегистрированных: 1
» bapedLab
» Все пользователи за 24 часа

Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.