Когда последняя песчинка упадёт В часах песочных – в краткую секунду, Когда последний летний день пройдёт, Когда я тишиной звенящей буду, Когда ты станешь старым и седым, От лет прошедших память ослабеет, Вся жизнь тебе покажется, как дым, Который только смерть одна развеет. Ах, старость! Позабыв все имена, Что прежде для тебя священны были, Прои

АрмейкА Глава 2

5 августа 2017 | Автор: | Категория: Юмор
Глава 2

Дмитрия с группой призывников привезли на сборный пункт, на КПП был страшный шмон, несколько солдат и офицеров проверяли сумки, если находили водку, самогон, вино, пиво, сразу их конфисковали и разбивали об бетонную стену и асфальт.
Дмитрий прошёл стандартную процедуру осмотра и вошёл на территорию, он обратил внимания широкий и длинный плац с разметкой справа были две деревянные двухэтажные казармы, слева двухэтажное кирпичное здания штаба и ещё несколько строений.
Парень подошел к одной из казарм, рядом он увидел курилку вошёл в неё, достал из кармана пачку сигарет, закурил, сел на лавочку. Дмитрий сидел, курил, он обратил внимания на прапорщика который шел, хромал по направлению в казарму, прапорщик увидел парня в курилке подошёл к нему, спросил:
— Ты что здесь делаешь?
— Курю, – ответил Дмитрий.
— Всё давай в казарму, – в ответ сказал прапорщик.
Дмитрий посмотрел на прапорщика, сказал в ответ:
— Всё сейчас докурю и еду, после спросил:
— Можно поинтересоваться вы хромаете, это у вас боевое ранение?
— Да нет, сейчас из штаба выходил, ногу подвернул, – ответил прапорщик.
— Можно я её посмотрю? – спросил Дмитрий.
— Что на неё смотреть к врачу идти надо, – ответил прапорщик.
— Вы присаживайтесь на лавку, снимите сапог, я гляну, – в ответ сказал Дмитрий.
Прапорщик сел на лавочку снял хромовый сапог и носок, вытянул ногу, парень подошел сел на корточки, взял руками его ногу, начал её ощупывать и спрашивать:
— Здесь болит?
— Нет, – ответил прапорщик.
— Здесь болит? – спросил Дмитрий.
— Нет, – ответил прапорщик.
— Здесь болит? – спросил Дмитрий.
— Да, – ответил прапорщик.
— Перелома нет, небольшой вывих, сейчас попробую сустав на место поставить, – в ответ сказал Дмитрий и ловким движением рук дернул ступню.
— Ай! – вскрикнул прапорщик.
— Всё, одевайте сапок, – сказал Дмитрий.
Прапорщик пошевелил ступнёй, боли уже не было, он обулся и встал, сделав несколько танцевальных движений, посмотрел на парня, поинтересовался:
— Ты врач?
— Нет, я закончил медучилище, – ответил Дмитрий.
— Я смотрю, ты волшебник, нога не болит, хромоты нет, – в ответ сказал прапорщик.
— Кое, что умею, – ответил Дмитрий.
— Фамилия, имя? – спросил прапорщик.
— Старостин Дмитрий, – ответил парень.
— Дмитрий, я забираю тебя к себе в часть. Старостин Дмитрий Военно-воздушные Силы, как гордо звучит, девушки перед тобой будут штабелями падать, – в ответ с улыбкой сказал прапорщик.
— Я согласен, – ответил Дмитрий.
— А где радость на устах? – спросил прапорщик.
— Понимаете, я собрался жениться, а здесь повестка в армию как снег на голову. Я своей девушке даже не успел сказать, что меня забрали в армию, – в ответ пробормотал Дмитрий.
— Велика беда в городе Спасск-Дальний у тебя дюжина девушек будет, их там пруд пруди, – ответил прапорщик, после добавил:
— Так жди меня здесь, я сейчас быстро в казарму и обратно.
— Хорошо, – ответил Дмитрий.
Прапорщик ушёл в казарму, а Дмитрий сел на лавочку стал его ждать, не прошло и десяти минут, из здания казармы вышел прапорщик и с ним группа парней, он посмотрел на парня, сказал:
— Дмитрий, давай за нами в штаб, оформим документы и в путь.
— Хорошо, – ответил Дмитрий, он присоединился к группе парней, во главе прапорщика они направились в штаб, прапорщик оформил нужные документы, после автобус, военный аэродром самолет и пять часов полёта до Приморского края.
Шасси самолета коснулись взлётно-посадочной полосы города Спасск-Дальний, группа парней по трапу спустились на взлётно-посадочную полосу, стоял густой туман чувствовалась повышенная влажность воздуха. Прапорщик сделал перекличку призывников и колонной повёл их от военного аэродрома в сторону части, после десяти минут ходьбы по сырому воздуху группа призывников прошла через калитку КПП на территорию части с правой стороны они увидели постамент самолёта «МИГ-21», прапорщик остановился, посмотрел на парней, сказал:
— Всё пришли, ждём меня в курилке.
Прапорщик направился в сторону двухэтажного здания штаба, а парни достали из карманов сигареты закурили. Дмитрий стоял с парнями курил, его интересовала, сколько время в данный момент, вскоре в курилку подошёл сержант, он посмотрел на призывников, сказал:
— Бросаем сигареты и все за мной.
— Товарищ, сколько время? – спросил один из парней, сержант с недовольством посмотрел на него, возмущённо сказал:
— Если вам что-то надо прошу обращаться согласно уставу. Товарищ сержант. Теперь бросаем свои сигареты и за мной.
— Товарищ сержант, скажите который сейчас час? – поинтересовался Дмитрий.
— Время четыре утра до подъёма ещё два часа, сейчас все идём за мной, – ответил сержант, он повёл призывников в сторону казармы.
Парни подошли к одноэтажному деревянному зданию длиной не менее метров пятьдесят, ширеной не менее метров десять и высотой более четырёх метров, эта архитектурная сооружения больше всего напоминала царскую конюшню. Сержант открыл большую деревянную дверь, парни вошли вовнутрь, слева и справа были две большие двери, на двери слева на табличке была написано «канцелярия», а на двери справа на табличке была написано «1 рота», между дверьми посередине около тумбочке с телефоном стоял в полудрёме дневальный, сержант стукнул его по плечу, сказал:
— Уксумбаев, хоры спать встречай пополнение.
— Ест, товарище сержанта, – ответил Уксумбаев.
Сержант открыл большую деревянную дверь в расположения роты, посмотрел на парней, сказал:
— Так сейчас тихонько заходим, я вам покажу ваши кровати и два часа я наблюдаю полную тишину.
Парни вошли в расположения роты вслед за сержантом, внутри горело дежурное освещение, они увидели огромное помещение двумя рядами колонн, кровати, расставленные в два яруса, сержант показал новобранцам их кровати, а сам подошёл к своей кровати, снял сапоги и в обмундировании не раздеваясь, лёг спать.
Дмитрий посмотрел на двух ярусную кровать, увидел матрас, который был сверху накрыт тёмно-синим армейским одеялом, подушку, постельное бельё на кровати отсутствовало, он забросил сумку на второй ярус, снял обувь и влез наверх. Парни поступили аналогично, сняли обувь и легли спать, в помещении было полная тишина, только жужжание комаров и редкое похрапывание нарушали тишину.
Дмитрий моментально уснул, он спал, во сне улыбался, но два часа пролетели моментально, стрелки на часах показали шесть утра, вошёл в расположения дежурный по роте включил свет и прокричал:
— Рота подъём!!!
Дмитрий с неохотой открыл глаза, по расположению роты ходил и кричал во всё горло сержант:
— Девочки, встаём быстрее!!! Шевелим своими булками!!! Дома будете, спать!!! Строимся в три шеренги!!!
Вскоре крик прекратился, все с неохотой встали с кроватей, построились в три шеренги, в строю стояло сто новобранцев в гражданской одежде, а напротив стояли, выстроившись в одну шеренгу пятнадцать парней в форме среде них четыре сержанта.
Один из сержантов с ненавистью посмотрел на новобранцев, сказал:
— Сейчас берём свои мыльно рыльные принадлежности и поспешаем в умывальник, где вам наши цирюльники всего за три рубля сделают модную причёску.
— А если у нас нет денег? – спросил один из новобранцев.
— Если у кого денег нет, тем я выдам самые тупые ножницы, – ответил сержант.
В расположение роты вошёл прапорщик, он прошёл вдоль строя, окинув всех новобранцев взглядом, сказал:
— Товарищи новобранцы слухаем меня внематочно, я вас сторшина роты прапорщик Таванчук, я ваш мама, папа на ближайшее два годка. Сейчас берём всё своё борохло и за мной на вещевой склад, получам модную одежонку. Опосля едём в баню мытся, стриться и сменять грожданское трепьё на военую форму.
— А как же, умыться после сна? – спросил один из новобранцев.
— Умнячат домо будеш, а сейчас все на право выходим стоится на улице, – глядя на новобранцев, сказал в ответ прапорщик.
Дмитрий нечего не понял, что сказал прапорщик, он взял свою сумку и пошёл на выход вслед за остальными новобранцами, на улице все построились и колонной прапорщик всех повёл на вещевой склад, получать военное обмундирования. Долго идти не пришлось, старшина роты привёл к отдельно стоящему деревянному строению, это был вещевой склад, прапорщик открыл ворота, новобранцы вошли на склад, они увидели прямо на полу, посреди помещения, целые бурты военной формы, горы х/б, сапог, ремней, пилоток, портянок. За столом у окна сидел, курил старший прапорщик, он нехотя потушил сигарету об пепельницу и положил в неё окурок, встал, подошёл к старшине роты поздоровался с ним за руку, посмотрел на толпу из ста человек, сказал:
— Многовато вас, но волноваться не стоит, всех оденем.
— Не чего, подмогну тебе, – сказал в ответ старшина роты.
И здесь началось, новобранцы начали подходить парами к прапорщикам, а они где на глаз, где по подсказке, в основном, размера обуви, быстро бросали очередному подходящему новобранцу форму. Парни получали обмундирования и сразу выходили на улицу, покурить пока идет получение формы, на улицы новобранцы вели себя как дети, они смеялись, шутили и рвали на бахрому свою гражданскую одежду. Выдача военной формы прекратилась, последние новоиспечённые воины вышли из вещевого склада, они закурили и стали ждать, когда выйдет старшина роты, но долго ждать не пришлось, вышел из склада прапорщик с ужасом посмотрел на новобранцев, возмущённо сказал:
— Вы придури, ково свою одежонку в нитки привратили.
Новобранцы просто в ответ пожали плечами, далее им предстоял поход в баню, они взяли в руки своё обмундирование и колонной пошли вслед за старшиной роты, долго идти им не пришлось через двести метров, парни подошли к типичному строению из дерева, прапорщик посмотрел на новоиспечённых воинов, сказал:
— Заходем по одному, банка больша всем местро хватат, вас там уже ждут. Я пошол в столовую для вас завтрак закововать. Да долго не хлупаетесь, завтрак ждать не будит.
Старшина роты развернулся и ушёл, новобранцы начали по одному заходить в баню на всеобщую помывку. Дмитрий очередной раз так и не понял, что сказал прапорщик на своём ломаном русском, он из кармана достал пачку сигарет, отошёл в сторону и закурил. Он докурил сигарету, окурок бросил в урну зашёл, парень изнутри увидел огромное помещение с лавочками в несколько рядов, а внутри находились те самые пятнадцать парней в форме среде них четыре сержанта. В помещении была суета или можно сказать так отжим денек у новобранцев; стрижка волос под Котовского (наголо) быстро электрической машинкой пять рублей, механической машинкой медленнее, но уже три рубля, ножницами очень медленно это рубль. Парни раздевались до трусов, свою гражданскую одежду складывали в большие мешки для утилизации и подходили к местным цирюльникам.
В помещение вошли ещё около двадцати солдат старослужащих, скажем так пришли местные деды, они сразу начали подгонять новобранцев.
Дмитрий из кармана достал десятирублёвую купюру, подошёл к цирюльнику, отдал деньги и через минуту молодой человек гладил себя по лысой голове, он взял в своей сумке; полотенце, мыло, бритвенный станок, зубную пасту и щётку, направился на помывку. Дмитрий подошёл к двери в помывочный цех, снял трусы и бросил их в большой железный мусорный бак, он вошёл вовнутрь увидел огромное количество открытых душевых кабин, парень нашёл свободную кабинку, включил воду и принялся приводить себя в порядок.
После всеобщей помывки новобранцы выходили из помывочного цеха в раздевалку, на лавочках лежала только форма; не сумок, не мешков, не дедов уже не было в помещении, были только четыре сержанта.
— А где всё? – поинтересовался один из новобранцев.
— Всё на помойке, – ответил один из сержантов, после он крикнул:
— Быстрей одеваемся и выходим строиться на улице.
Новобранцы начали одевать военную форму х/б всё бы не чего, но портянки немного подвели, кусок 25х50 см. плотного белого материала, парни крутили в своих руках и не понимали, как его можно одеть на ноги. Сержанты стояли, смотрели на новоиспечённых воинов, они поняли, что ребус новобранцам не по зубам и это может продолжаться очень долго возможно до обеда, сержанты решили показать новобранцем мастер класс по наматыванию портянок на ноги. Они дали несколько уроков новоиспечённым воином как надо правильно наматывать портянки, новобранцы с горем пополам намотали портянки на ноги, сунули ноги в сапоги и вот частично вчерашние уличные юноши и маменькины сынки превратились в солдат Советской армии.
Новоиспечённые воины вышли на улицу построились и дальше их путь лежал в столовую, они пришли последние в столовой были солдаты дежурные по столовой, которые собирали грязную посуду, складывали её на специальную тележку, отвозили на мойку.
Большой зал, большие столы за место стульев деревянные лавочки, на столах стояла большая алюминиевая кастрюля, большой алюминиевый чайник, тарелка алюминиевая с хлебом, алюминиевые тарелки, кружки и ложки, всё было алюминиевое.
Новобранцы сели за столы и принялись накладывать на первый вид аппетитное блюдо, но возмущению парней не было предела.
Тушеная квашеная капуста с мясом (бикус), скорее всего, имела очень далекий отголосок мяса. Они налили в кружки кисель, поели хлеб, запивая его киселём, сержанты с ухмылкой наблюдали за новобранцами, они знали, что через неделю квашеная капуста тушёная с мясом (бикус) будет для них как деликатес.
— Окончить приём пищи, выходим строиться!!! – скомандовал один из сержантов.
Очередное построение, теперь путь лежал уже в казарму, парни подошли к одноэтажному деревянному зданию, они открыли большую дверь и вошли вовнутрь. Дмитрий обратил внимание на стену, на ней была нарисованная красками патриотическая картина, посередине стояла небольшая тумбочка, на которой стоял телефон, рядом стоял, прижавшись спиной к стене дневальный. Слева находилось дверь руководства роты, справа дверь в расположения для отдыха проживание солдат (казарма).
Старшина роты выдал новоиспечённым воинам постельное бельё и парней ждал ещё один урок как правильно заправлять кровать и отбивать кантики при помощи стула, после новобранцы занялись оформлением кителя х/б, шевроны, петлицы подворотнички и т.д.
Прозвучала команда построение на обед, парни спешили на улицу в курилку и жадно курили сигареты, пока не вышли их отцы командиры. Новобранцы строем пришли в столовую заняли столы, Дмитрий был в шоке от такого обеда, ему ничего более удивительного и отрицательного в своей жизни ни до, ни после встречать не приходилось. Читатель может не поверить, а продовольственники тех лет будут, возможно, возмущаться, но это чистая, правда. Первое блюдо (суп) на столе стоял бочонок на десять человек, в котором была налита чистая пресная кипяченая вода и один целый лопух (лист капусты). Второе блюда аналогичный бочонок на десять человек с мутной водой, сверху в котором плавал ошмёток сало (скажем так, одну небольшую картофелину размяли и бросили в бочонок и тщательно перемещали и возможно как бы случайно бросили ошмёток сало). Также на столе стояли два больших чайника с компотом из сухофруктов без сахара с ошмётками утреннего киселя. Надо отдать должное хлеборезке, они хлеба не пожалели.
Дмитрий увидел этот ужас, с возмущением произнёс:
— И это что же, так два года?!
Учитывая первое и второе блюда было не совсем съедобное, новобранцы все разом набросились на хлеб, они принялись закидывать его в рот и запивали компотом, не совсем вкусно, но зато они не голодные.
Вернувшись из столовой, отцы командиры постояли новобранцев каждому вручили небольшие брошюры под названием устав и заставили всех читать его вслух и так до ужина.
Очередное построение на улице в столовую, сто голодных парней построились перед казармой и под руководством своих отцов командиров пошли на прием пищи, ужин был как бы на половину съедобным, пюре с полусгнившего, наполовину очищенного картофеля, кусок варёной рыбы или что от неё осталось, чай без сахара и много хлеба. Набив свои желудки, новоиспечённые войны под руководством своих отцов командиров возвращались в казарму, вернувшись расположения роты сразу построение сержанты, командиры отделений, обучали новобранцев приводить форму в порядок, подгонять её под себя, подшивать воротники, правильно наматывать портянки и т.д. Ровно в 22.00 прозвучала команда:
— Рота отбой!
Намаявшись за день, новоиспечённые войны моментально заснули, утром в 6.00 прозвучала команда:
— Рота подъём!!!
Новобранцы быстро встали с кроватей оделись и построились, далее наведения порядка в помещении, повторение ещё раз устава, водные процедуры и поход в столовую, на этот раз завтрак был на славу, манная каша, таблетка сливочного масло, два куска сахара и два варёных яйца.
Говорят, что сэндвич придумали американцы или англичане кто-то из них, всё это не правда, сэндвич придумали наши советские солдаты. Берётся кирпич белого хлеба, режется на ровные дольки, после три куска белого хлеба, на один намазывают масло, поверх этого куска кладут другой кусок хлеба, после из яйца извлекают желтки и разминают их на другом куске и сверху желтки накрывают третьем куском и всё это великолепие засовывается в рот. Вы не представляете как это вкусно особенно когда ты голодный. Спустя много лет я купил аналогичный кирпич белого хлеба и сделал тот самый сэндвич как много лет назад, это было уже не то к сожалению. Прошу прощение за отступление.
Новобранцы из яйца извлекли желтки, белки покрошили в манную кашу, сделали свои сэндвичи, раскрыв свои рты по самое не могу, откусывали супер бутерброд.
— Закончить приём пищи, выходим строиться на улицу! – прозвучала не очень приятная команда.
Новобранцы выбегали на улицу и сразу прямиком в курилку пока сержанты не вышли успеть покурить или хотя бы сделать несколько затяжек. Далее возвращение в расположения роты, там сразу построение, сержант Хугобеков заместитель командира первого взвода перед строем назвал внутренний наряд по роте на сутки. После началось распределение рабов, так называемые хоз. работы; четвёртый взвод в помощь связистом прокладывать кабель, третьи взвод на разгрузку вагонов, второй взвод на продовольственный склад и уборка территории, а первому взводу досталось самое ответственная работа на складе вооружения. Дмитрий вместе со своим первым взводом в количестве двадцати пяти бравых бойцов направился строем на склад вооружения, они вышли за территорию части, сержант Хугобеков повёл новобранцев по дороги, которая уходила в лес. Сержант Хугобеков шёл первым, а личный состав первого взвода следовал вслед за ним, Дмитрий воспользовался данной ситуацией достал из кармана сигареты и спички закурил, не какой реакции от сержанта не последовала, сослуживцы поступили аналогично. Сержант обернулся, увидел большое облако дыма, которое тянулась вслед за взводом, глаза сержанта расширились, после последовал отборный мат. Новобранцы бросили окурки на бетонку и затоптали бычки сапогами, получив нужную порцию взбучки, бравые бойцы продолжили свой путь на склад вооружения.
Сержант Хугобеков на этот раз шёл замыкающим, после десяти минут ходьбы они подошли к железным воротам склада вооружения, на КПП бойцов встретил офицер, он с личным составом первого взвода провёл внеплановый инструктаж, как действовать и что категорически запрещено делать на складе вооружения. Далее бойцы вывернули наизнанку все карманы, сдали сигареты и спички, бравые солдаты после небольшого шмона прошли на территорию склада вооружения, которая показалась им огромной. Задача была проста погрузка и разгрузка авиационных боеприпасов, офицер подвел бойцов к одному из хранилищ, на высоком фундаменте – рампе, по всей длине рампы с неё свисали десятки пар узеньких рельсов на два метра в длину.
У хранилища ждали своих рабов офицеры и прапорщики, они разбили личный состав первого взвода на отделения по пять человек, после по приказу бравые солдаты первого взвода открыли ворота боксов, внутри они увидели на рельсах небольшие тележки с нагруженными на них ящиками с авиационными боеприпасами. Объяснив задачу загружать и разгружать боеприпасы, на первый взгляд не чего сложного и вот к рампе подъезжает первая машина, свисающие концы рельс ложатся ему в кузов. Задача бойцов проста, нежно толкая тележки, заводить их в кузов. Машины подъезжали постоянно, одни вставали под разгрузку другие на погрузку и так до бесконечности подобие конвейера, на улице стояла жара, форма х/б была насквозь мокрая от пота, сержант Хугобеков также как и все был на данный момент рабом, вместе с бойцами своего взвода он работал на конвейере.
Ровно в 13.00 офицеры остановили конвейер, долгожданный обед бойцы, закрыли боксы, построились и офицеры повели их на обед в местную столовую, что говорить небольшая столовая столы на четыре человека, уставшие и голодные парни брали подносы и подходили к раздаточной стойке за своей порцией.
Дмитрий, когда увидел тарелку с первым блюдом, был в шоке настоящие щи, второе блюдо рис и большой кусок мясо (да, да именно мясо, а не сало), кисель и булочка, он подошёл с подносом к столу и не знал что делать, кушать или любоваться. На столах стояли две тарелки, на одной был нарезанный белый и чёрный хлеб, а на другой тарелки солёные огурцы. Дмитрий сел за стол, где сидел сержант просто все остальные столы были уже заняты, он поставил поднос посмотрел на своего зам.ком.взвода, спросил:
— Товарищ сержант, это сон или так должны кормить в армии?
— Старостин это не сон, а реальность, – ответил сержант.
Обед закончился, построение и опять бесконечный конвейер, до самого ужина, Дмитрию казалось, что это не закончится не когда, жара пот градом, ему хотелось пить и курить.
В 19.00 конвейер остановился, построение и поход на трапезу в местную столовую, на ужин было картофельное пюре большой кусок жареной рыбы, салат из морской капусты, компот из сухофруктов и небольшая булочка.
После ужина всё с начало, постепенно жара спала, солнце ушло за горизонт, в расположении роты прозвучала команда:
— Рота отбой!
А бравые бойцы первого взвода продолжали работать на износ и вот стали они загружать очередной и уже как им сказали заключительный кузов. Бойцы загрузили пол кузова и подкатили тележки, водитель решил сделать не понятный манёвр, он завёл машину и отъехал, делая маневренные движения, стал резко подавать назад, подъезжать к очередной паре рельс. Офицеры, прапорщики и солдаты смотрели на непонятный манёвр водителя, открыв рты, но тут вдруг произошло то, что заставило разинуть рты до предела, глаза у всех округлились как у лемуров. Потому что на фоне гробовой тишины, один из заостренных концов рельсы вместо того чтобы аккуратно лечь на доски дна кузова, для хорошо всем слышным, характерным треском вошел в один из ящиков со снарядами.
Как говорят, есть бог на свете, рельса не дошла до капсюля два сантиметра, офицеры вытащили водителя солдата срочной службы из машины и увели его, бойцы из любопытства заглянули в ящик так и не поняли что произошло. Прапорщик сел за руль исправил, косяк нерадивого водителя машины.
Заключительная машина была загружена боеприпасами, после один из офицеров подробно объяснил, какие последствия могли быть. Если рельса бы коснулась капсюля, произошла бы детонация, от взрыва одного снаряда могла произойти детонация и взрыв всех снарядов в кузове, а от этого взрыва, по цепи, взрыв всех хранилищ.
Офицеры и прапорщики личный состав первого взвода предупредили о молчании, предоставили им машину и отвезли их в часть. Парни вернулись в казарму уже за полночь, Дмитрий снял сапоги, поднялся на свой второй ярус, как только его голова коснулась подушки, он тут же уснул.
Следующий день был не исключения, после завтрака построение и стандартное распределение рабов, только первый взвод на этот раз попал на склад ГСМ. Сержант Хугобеков привёл взвод на склад, бойцов у входа на склад встретил прапорщик, он провёл внеплановый инструктаж, что категорически запрещено делать на складе ГСМ, заставил всех бойцов сдать сигареты, спички и огнеопасные предметы. После шмона бойцы первого взвода прошли на территорию, начальник склада ГСМ поставил задачу выкопать за день котлован под цистерну на сорок тонн. Получив стыковые и совковые лопаты, бойцы разделись по пояс, принялись копать задача не сложная, копай глубже кидай дальше. Солнце пекло неплохо, пот тёк градом, да ещё вдобавок с одной из сторон котлована был бок предыдущей цистерны весь в потёках бензина, грунт пропитан, воздух напоен парами бензина. Жара плюс дурманящие испарения бензина, бойцам ужасно хотелось пить, Дмитрий не выдержал, вылез из наполовину выкопанного котлована, когда увидел что в теньке под кустом сирени, спит и похрапывает сержант Хугобеков.
Дмитрия эта ситуация немного взбесила ему так захотелось со всего размаху дать лопатой по спящей морде, он сжал черенок лопаты в это время открыл глаза сержант, он испугано посмотрел на парня с лопатой в руке, спросил:
— Тебе чего Старостин?
— Взвод воды требует, – ответил Дмитрий.
Сержант встал, посмотрел на парня, сказал в ответ:
— Что вы молчали, бросай лопату пошли за мной.
— Пошли, – ответил Дмитрий, он бросил лопату на землю и они с сержантом пошли в сторону отдельно стоящего строения им на встречу вышел прапорщик посмотрел на парней, спросил:
— Вам что нужно?
— Товарищ прапорщик народ воды требует, – ответил Дмитрий.
— Да, да, пошли воды у нас много, – в ответ сказал прапорщик, он показал парням пожарный водопровод после, добавил:
— Парни видите водопровод, там длинный шланг дотянется чаво вам вёдра тягать.
— Мы вас поняли товарищ прапорщик, – ответил сержант Хугобеков.
Они подошли к пожарному водопроводу длинного шланга парни не увидели, в специальном пожарном щите было два ведра, бугор, лопата, а внизу ящик с песком.
— Да, а где хвалённый длинный шланг? – поинтересовался Дмитрий.
— Ай, мудрёная голова, я же вчера шланг комдиву дал на прокат, – ответил прапорщик, после посмотрел на парней, добавил:
— В щите берите вёдра.
Дмитрий наполнил вёдра водой, взял их и понёс своим сослуживцем в котлован, сержант и прапорщик шли рядом, они подошли к котловану Дмитрий поставил вёдра на землю, одновременно все замерли от увиденного, глаза у всех были больше чем у лемуров. Возможно надышавшись паров бензина, возможно действия палящего солнце или страшное желания покурить. Рядовой Вася Хлебесцов достаёт из кармана сигареты и спички, бойцы в котловане как один с рёвом и лопатами кинулись на него. Дмитрий и сержант берут вёдра и одновременно выливают воду на Васю. Бойцы в котловане стояли все мокрые, они подняли головы наверх.
— Придурок, ты как сигареты и спички пронёс? – в грубой форме спросил прапорщик.
— А что нельзя, – ответил Вася.
Как говорят всё из той же серии солдатского дебилизма.
За каких-то пару дней службы в СА уже дважды первый взвод чуть не упорхнул в небеса в прямом смысле, не только душой, но и с бренными останками…


Сказали спасибо (1): dandelion wine


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 85
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 91 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Панель пользователя
Рубрики журнала
Важная информация
Колонка редактора
Именинники
Конкурсы
Избранные авторы
Для незарегистрированных пользователей эта функция недоступна.
» Зарегистрироваться или » Войти на сайт под своим логином
Популярные публикации
ТОП публикаций месяца
» karabanov0706 (30/30)
» Maiskiy (29/43)
» Wasia (25/293)
» Волк (19/117)
» Cthutq (18/28)
» Gorinich (13/159)
» Bondi (12/1209)
» Антирозочка (10/823)
» pryadun-ludmila (9/1921)
» Dimitrios (6/467)
ТОП комментаторов месяца
» Wasia (125)
» dandelion wine (102)
» Антирозочка (64)
» klimspb (58)
» Ефим Мороз (46)
» лешка питерский (31)
» snovao (25)
» Волк (24)
» Gorinich (22)
» DmitryGlazov (19)
Онлайн
Пользователей онлайн: 20
Гостей: 20

» Все пользователи за 24 часа

Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.