Хочешь прослыть взрослым? Куришь седым утром, не задаешь вопросы, считая себя мудрым. Веришь в случайность, даже зная, что белый сахар часто чернее сажи… Падаешь. Мир - прахом. Мысли пусты - балласты, выбросишь за борт. Плохо. Очередной пластырь лепишь. Не смей охать! Жалко дрожат губы. Больно - свежа рана. Взрослый, большой, грубый, плачешь во

День оборотня Гл.17

| | Категория: Проза
Глава 17

Собрав материал и сдав его в дежурку, Петин, наконец, лег спать, предусмотрительно отключив телефон. На часах было уже 09.44, и он еле стоял на ногах от усталости, зевая каждые две минуты.
Проспав до обеда, капитан умылся, наскоро поел и пошел в отдел. В дежурке его уже ждали с двумя материалами. Он не поверил свои глазам – поджог Мордовец тоже отписал ему! Начальник явно решил въехать на его половом органе в светлое будущее. «Ну ничего, сука, повешу я тебя «висячок» тяжкий» - злобно подумал Петин.
Получив от Рябова задание сделать четыре протокола по ст. 19.15 – проживанию без регистрации более трех месяцев – Петин пошел обходить двадцатидвухквартирные бараки по улице Советской – место проживания и скопления алкашей, хулиганствующих подростков и прочей шелупени.
Первые два протокола он составил в течение часа без особых проблем, зайдя в первый же подъезд. Проблемы начались потом.
Дверь в 17-ю квартиру было приоткрыта, и капитан, зная, что там проживает в общем-то безобидный молодой алкаш по кличке Слоненок, в свое время постукивавший им с Николаевым, без стука зашел внутрь. В прихожей было темно. Пахло мочой, перегаром и давно немытыми телами. Нашаривая в кармане бушлата фонарик, капитан прошел в коридор, ведущий на кухню, где свет из незанавешенного окна на мгновение ослепил его.
За спиной он услышал шум, и тут же в его горло впилось чье-то предплечье. Незнакомец, навалившись всем весом и дыша перегаром в ухо капитану, пытался его задушить.
Не задумываясь, Петин, выронив папку, дважды ударил локтем назад, но на душителя это не возымело действия. Тогда капитан ударил подошвой ботинка туда, где должно было быть правое колено нападавшего, завел обе руки назад и ухватив того за грязные сальные волосы, рванул, уперев подбородок в собственное плечо. Душитель попытался укусить его, но только захватил зубами бушлат.
В ноги ему кинулся кто-то еще, пытаясь его повалить. Ослабив предплечье душителя на своем горле, капитан резко вскинул колено вверх, а затем также резко опустил стопу. Внизу кто-то вскрикнул и начал материться. Петин почувствовал, как рука с длинными ногтями шарит по его брюкам, поднимаясь вверх, к паху. Не давая схватить себя, он резко пнул пяткой в сторону обладателя руки, а затем изо всех сил согнул вторую ногу в колене, метя задней стороной пятки в пах того, кто стоял сзади.
Душитель вскрикнул и обмяк, оседая на пол. Петин еще раз ударил ногой вперед, и развернулся. Глаза, сбитые с толку контрастом ослепляюще яркого прямоугольника окна и темноты коридора, ни черта не видели. Уловив еще какое-то движение впереди, Петин инстинктивно подался вбок, и удар ребром сковороды пришелся ему в плечо. Скорчившийся внизу душитель обхватил его правую ногу обеими руками, и капитан ударил вперед левой, одновременно подставляя под второй удар сковородой скрещенные предплечья. Удар ногой не получился, но Петин уже схватил сковороду, и, вывернув ее из бьющей руки, уронил вниз, прямо на лежащего «душителя». Видимо, она попала тому по болезненному месту, потому что ногу он отпустил. Сделав шаг вперед, Петин провел двойку «правый прямой-левый боковой» в голову любителя домашней утвари, после чего добил его ударами коленом.
Тяжело дыша, капитан пробрался к выключателю. Света не было. Морщась от боли в плече, он опустил руку и вернулся к поверженным. Включив фонарь, он увидел, что душил его сам Слоненок, бил сковородой неизвестный алкаш с татуированными до плеч руками, а бросалась в ноги и пыталась вцепиться в пах Зойка-Королева – сорокалетняя синерылая дама с вечно грязным лицом.
Все трое нападавших находились в разной степени тяжести нокдаунах. Слоненок тихо лежал, зажав обе руки между ног. Татуированный алкаш был начисто вырублен. Зойка, грязно матерясь, вытирала кровь с лица и пыталась подняться – ботинок Петина рассек ей скулу и ободрал кожу на лбу.
- Вы че, твари, совсем страх потеряли? – спросил капитан, для формальности пиная Слоненка в живот. Тот заскулил. – Че, сука, охуели, бля? – Петин еще не отошел от внезапности нападения, но, как ни странно, особой злости и желания прибить алкашей не чувствовал.
Зойка, прекратив вытирать кровь, посмотрела на него, щуря глаза.
- Ой, тааавааарищ ми… ми-лиционер!.. – пьяно протянула она.
Петин перетащил за ноги Слоненка и второго в зал, где было более-менее светло. Вокруг валялись пустые бутылки, пахло застарелой блевотиной – на полу было несколько высохших потеков. Усевшись на кровать, Петин стал думать, глядя на постепенно оживающего Слоненка и пока лежащего без движения татуированного.
Плечо ныло все сильнее. Расстегнув бушлат, капитан осмотрел саднящее место. В общем, повезло. Сантиметров десять вправо – и сломал бы ключицу. Бушлат здорово смягчил удар. Надо будет смазать индометацином. Но в принципе, если бы его пырнули в темноте ножом, было бы гораздо хуже.
Что с этими делать? Написать рапорт о нападении? В принципе, вот она – «палка». Но алкаши скажут, что не признали в нем мента, и все окончится пшиком. Прокурорские начнут спрашивать, почему зашел в квартиру. Отбрехаться, конечно, можно, но нужно ли? Петин решил пока разобраться с причинами такого странного нападения со стороны ранее безобидного Слоненка и его кодлы.
Слоненок потихоньку оклемался. Убрав руки с паха, он попытался встать, озираясь по сторонам. Увидев Петина, сидящего на кровати, Слоненок пару минут ошалело хлопал глазами.
- Че смотришь, бля? Вы че, суки, берега попутали? – грозно, но без злобы спросил Петин.
- Владимирыч!.. Это ты!.. – речь еще пока не совсем вернулась к Слоненку. – Владимирыч!..
- Чего Владимирыч? – передразнивая Слоненка, спросил капитан. – Вы чего на меня набросились, уроды?
- Владимирыч, там… это… нас Хряк заебал… пиздить… - заплетающимся языком проговорил Слоненок.
- За что же он вас пиздит-то? – Хряком был Сергей Симбирцев, родной брат жены Воробьева, местный коммерс, отморозок и просто хороший человек.
- Мы ему в магазин… задолжали… Две тыщи… - пояснил Слоненок, умудрившись сесть, прислонившись боком к стене.
«Да, за две тысячи Хряк вас мочканет и глазом не моргнет» - подумал Петин.
- И чего, вы его отпиздить думали? Он вас всех бы тут и похоронил. Это хорошо, я такой добрый. А ты в курсе, Слоненок, что вы себе конкрентную статью с пола подняли? На пятнарик на зону хочешь? – сделав грозное лицо и привстав, спросил Петин.
- Владимирыч, мы ж не знали… - вжавшись в стену, заголосил Слоненок.
- А это никого не ебет! – Петин продолжал наезжать.
- Владимирыч! Прости! Владимирыч!.. Ну прости! – ныл Слоненок. – Я тебе информацию скажу! По оружию!
Петин насторожился. Раньше Слоненок был довольно неплохим осведомителем, пока не спился в конец – крупного он ничего не сливал, но и откровенного кидалова не было.
- Какую информацию?
Слоненок покосился на до сих пор лежавшего без движения татуированного.
- Хряк с собой «тэтэшник» возит, когда в город с бабками ездит. – Слоненок перешел на хрипящий шепот.
- Где возит?
- В джипе, в бардачке.
- А ты откуда знаешь?
- Он меня на стройку к себе возил, чтобы я ему слив копал, и я в бардачке ствол увидел. А он меня как оставил, в город поехал.
- Когда возил? Как увидел? – Петин начал задавать привычные вопросы.
- Недели две назад. Может, поменьше. Он в магазин зашел, а я бардачок открыл, сигарет спиздить хотел, а там, смотрю – ручка торчит из-под бумаг.
- Откуда знаешь, что ТТ? Может, резиновый?
Слоненок сделал обиженное лицо:
- Что я – в армии не служил?
«Надо будет узнать у оружейника, какое оружие есть у Хряка. Если резинового «тэтэшника» нету, то можно работать» - автоматически подумал Петин. И тут же сморщился – да, как же, работать можно. Он теперь не старший опер, он участковый, а передавать информацию в отдел смысла нет – никто из оперов против Воробьева не пойдет.
Так-так-так. Надо подумать. Если информация реальная, то можно подключить еще кого-нибудь. «Палки» все любят. Так. Хряк ездит в город. В городе работает Стас. Если информация подтвердится, можно будет просто передать ее Стасу.
Петин злорадно улыбнулся про себя. Одним ударом можно будет убить двух зайцев – насолить Воробьеву и помочь Стасу. Даже трех – плюс наказать нехорошего человека. Ладно. Не успокаиваться. Цыплят по осени считают. Может, это все треп пьяного Слоненка.
- А это что за хуй? – указал носком ботинка на татуированного Петин.
- Это… Колюня. Он но-ормальный. Откинулся три го-ода назад. Не ворует, ниче – Слоненок начал икать.
- Откуда?
- Гостит у меня… Он и-из Каутска приехал. Зо-ойкин жених.
Вспомнив о Зойке, Петин прошел на кухню.
- Он ми-ирный мужик! Он за-а меня впрегся просто! – продолжал орать из комнаты Слоненок.
Зойка сидела на полу, вытирая подолом грязной юбки кровь из рассеченной скулы. На Петина она не посмотрела. Серьезных повреждений у нее вроде бы не было, и капитан вернулся к Слоненку.
- Короче. Ты этого чумурудного буди, и сидите здесь все спокойно, понял? А то посажу нахер.
Слоненок энергично закивал. Петин отыскал свою папку и вышел на улицу, с наслаждением вдохнув свежий морозный воздух после прокисшей вони жилища. Работать по протоколам у него настроения больше не было, и он повернул к отделу.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 793 | Напечатать | Комментарии: 1
       
12 апреля 2011 22:34 АСИ
avatar
Группа: Авторы
Регистрация: 31.01.2011
Публикаций: 35
Комментариев: 913
Отблагодарили:8
Да, праздничная картина... Думаю, Петину скучать не дадут.
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.