Снег весенний белый, белый Шлепал в детские ладошки. Озорной, пушистый, смелый На ресницах малышу Рисовал смешные точки, Шарил по карманам шуб! Разгулялся, оголтелый, Воевал с сердитой кошкой. Расфырчалась, и за дело! Налетая на карниз, Постучал ко мне в окошко И стрелой помчался вниз. Но и здесь, неугомонный, Воробью хохол взъерошил, И уже уст

Клин, герой и две гражданки 19-23 главы

| | Категория: Проза
Глава 19-я, в которой не происходит ничего примечательного, зато у героев есть время обменяться впечатлениями, пофлиртовать и отдохнуть от приключений. Но водки было мало…


— Доброе утро! Девочки, пора завтракать!
Я вздрогнула и проснулась, Димасик стоял в проеме двери, навалившись на косяк. Какого черта, спрашивается, так рано будить!? Проголодался — ешь на здоровье, мы–то причем!
— А что, без нас аппетита нет,– проворчала Натусик.
— Без вас, мои красавицы, и жизнь не мила! Подъем!
Я, молча протестуя, завернулась в одеяло и уткнулась в траву.
— Вас, принцесса, на руках отнести к умывальнику?— он склонился надо мной и потянул одеяло на себя.— Так вот кто мое одеяло стащил, я открою тебе секрет: вдвоем спится еще лучше, теплее,— прошептал он мне.
Я сейчас его убью! Пошляк! У меня не только сердце страдает от разлуки с любимым, тело тоже измучилось, а он опять охмурять вздумал!
— Тебе не надоело?! Оставь меня в покое!
— Что ты так нервничаешь, я же не пристаю…
— Этого еще не хватало!
— Если ты так реагируешь, значит, надежда у меня есть!— он схватил меня на руки и, не обращая на мои протесты внимания, вынес на улицу.
У умывальника плескались Натусик, Мишенька и Жанна. Увидев нас, они засмеялись.
— Та–та! Тара–та-та-та! Та! Та–та–та! Та–та–та!— хором напели марш Мендельсона девчонки.
— Именем Советского Союза, объявляю вас мужем и женой!
— Жених может поцеловать невесту!
— Придурки! Опусти меня уже! Идиотская шутка!
— Почему идиотская? Тем более, что я не шучу.
— Если ты не прекратишь свои намеки, я за себя не ручаюсь!
— От тебя я даже смерть приму как награду!— Димасик театрально упал на одно колено и склонил передо мною голову.
— Клоун!— я оттолкнула его и подошла к умывальнику.
— Ну почему ко мне ты равнодушна...— запел Димасик.
— Совсем не смешно!
Держась за животы, трое умывающихся хохотали, а Димасик надрывно пел старинный романс. Сжав зубы, я ополоснула лицо и обернулась. В Димасике умирает актер, он полз ко мне на коленях, держась за сердце.
— Ты прекратишь или нет?!
— Или!— он приблизился и склонился над моими ступнями. Я отпрыгнула и опрокинула на него ушат с водой. Гогот усилился, Димасик похожий на мокрого куренка, моргая глазами, смотрел на меня.
— Остыл, или может повторить?— прошипела я. Он отрицательно качнул головой и поднялся с колен. Да, это было смешно, но мне почему-то не смеялось, нервы, наверное, сдали. Димасик без тени смущения снял с себя одежду, оставшись в плавках.
— Будь добра, развесь просушиться.— Он протянул мокрую одежду мне и направился к домику.
С большим удовольствием, лишь бы ты отстал! Почему у меня все не как у людей! Любимый бросил, нелюбимый прохода не дает. Почему они местами не поменяются - моему счастью не было бы предела! Ну, какому Богу мне помолиться, чтобы Сережа вернулся?! И где его искать… А может, он меня уже ищет, телефон я дома оставила, с мамой он не знаком. Может, он тоже переживает, где я и что со мной. Полжизни отдала бы, если бы это так и было.

После завтрака, который состоял из свежей домашней буженины и хлеба с яичницей (в жизни ничего вкуснее не ела), приехал майор. Они пошушукались неподалеку от нас, и майор передал Мишеньке телефон. Все-таки все мужики сволочи неблагодарные, я им всем задницы спасла, и чем они платят! Секретничают, оглядываются. Да не подслушиваю я, очень надо!
— Наташ, я понимаю, что это неприятно вспоминать, но мне хочется знать, что с вами происходило.
— Меня у Мишеньки какой-то амбал сзади схватил, очнулась в машине, руки связанные, во рту кляп. Сколько страха натерпелась, жуть! А они еще хохочут, по рукам говорят, пустим, отдохнем. Уроды! Привезли в какой-то сарай, кинули в угол, привязали меня к стене и ушли. А крыс там, кишат, как еще меня не сожрали! А с Жанной встретились за пару часов до вертолета.
— Тебя кормили?
— Если то, что мне давали раз в сутки, можно назвать едой - то да.
— Сволочи!
— Да еще какие! Мариш, я мало понимаю, что происходит. Жанна рассказала, что ее отец губернатор, его шантажируют какие-то мафиози. Он отправил ее в Анапу к родственникам, а ее все же похитили.
— Знаешь, я могу поделиться в основном своими домыслами и некоторыми событиями. Приключений для моей особы хватит на всю жизнь! Мишенька твой из службы безопасности губернатора, Димасик из правительственной службы. Они оказывается и не друзья вовсе, Мишенька сам ничего о Димасике не знал. Кто-то из окружения губернатора сообщил бандитам, где Жанна, я была свидетелем ее похищения, а ночью перед ее похищением украли тебя. Я описала во всех красках все события, все убийства, произошедшие на моих глазах, все мои страдания и страхи. Мстительно радуясь ужасу, с которым Наташка слушала меня. Вот, оказывается, какая я страдалица, вот, к чему привели твои бредовые идеи о перемене обстановки, вот, какой у меня получился отпуск! Чуть сама не разрыдалась, а Наташка, всплакнув, обняла меня и попросила прощения за все. Конечно, я простила - опять, но в последний раз! В следующий - придушу! Ей-богу, придушу!
Нашу идиллию нарушил Димасик, что-то я от него уставать начинаю.
— Девочки, может, искупнемся?
— С радостью!— обрадовалась Натка.
Я же настороженно посмотрела ему в глаза, нет ли в них какого либо умысла, после утреннего концерта желание убежать от него на край света растет в геометрической прогрессии. Кажется, еще ничего не задумал. Что ж, испытаю судьбу, надеюсь, он не попытается меня утопить.
Мы спустились по тропинке к небольшому озерцу. Вода - как парное молоко, наверное, это искусственный водоем, не верится, чтобы в горах было такое озеро. Купание на самом деле прошло без спектаклей, Димасик устроил антракт, за что ему отдельное спасибо. Натка, к счастью, его мне пока еще не сватает, может, еще не очухалась. Господи, хоть бы она не вспомнила об изначальной цели нашего приезда, иначе мне точно придется ее придушить.

Когда мы вернулись к домикам, Мишенька распевал с пупсом что-то из фольклора, на пеньке стояла початая бутылочка беленькой и пироги. Такие пироги я видела только в рекламе, золотые, пышные, буквально прозрачные. Умеют же женщины готовить! Кстати, и водочка оказалась очень даже ничего. Мы немного попробовали, а то я уже ее вкус начала забывать. Да и стрессы ею снимать первое дело! Пупс развлекал нас, как мог: пел песни, рассказывал анекдоты, даже плясал. Мы животы от смеха надорвали. Какого артиста потеряла наша эстрада, а какой колоритный типаж, кажется, я уже о нем говорила - карикатурный хохол! Просто звезда рекламы.
В самый разгар веселья мои голубки удалились по-английски. Что ж, этого они ждали невероятно долго…
Вечер удался, водки было мало, так что никто с похмелья утром не болел.
Мишенька нас с утра и обрадовал - к обеду за нами прилетит вертолет и доставит нас по домам. Ура! Я так хочу домой и скорее забыть весь этот «отпуск»! Спасибо, Господи! Спасибо, Мишенька!
Мы с девочками пользуясь случаем решили позагорать, все-таки на юге. Наташка цвела и пахла. Даже не пахла, дезодорировала всю округу, да и солнце по сравнению с ней светило мрачно - ночь удалась.
Мальчики к нам не присоединились, у них появились дела, не имеющие к нам никакого отношения. Да черт с вами, шептуны!


Глава 20-я, в которой спасенные жертвы похищения, не успев оправиться от пережитого, оказываются похищенными вновь.


Время близилось к обеду, мое волнение возрастало. Я объясняла это тем, что не люблю самолеты, да и домой страшно хотелось. Мои соратники возбужденно копошились вокруг домиков, благополучно оставив меня с моими мыслями наедине, чему я несказанно была рада!
Мои мысли блуждали как неприкаянные, я все силилась хоть одну из них поймать, но это мне не удавалось. Они хаотично скакали от Сергея к Димасику. Сергей далеко, Димасик рядом. Сергей меня бросил, Димасик все время спасает. Сергея я люблю, Димасика нет. Такого со мной еще не было, сколько себя помню, все герои, спасавшие меня, оказывались недостойными моего упоминания. А Димасик, не смотря на его специфическое поведение, еще не разочаровал меня. Хотя, может быть рано его идеализировать, тем более что это вредит романтическому образу любимого.
Сколько раз я старалась объяснить поведение Сережи, сколько оправданий за него придумала. Сколько раз я представляла встречу с ним - как я обниму его, поцелую и все встанет на свои места, мы снова будем вместе! Ничего я так страстно еще не желала, как этого! Сердце просто в пятки уходит, когда вспоминаю его. Мысли о несчастье с любимым, слава Богу, не приходили, а измену я ему прощу. Секс это не предательство, а способ самовыражения, главное меру знать и не зарываться. Иначе это превратиться в привычку гулять на стороне, а постоянно терпеть загулы я не смогу. Ну раз, ну два, ну три для ровного счета - и достаточно!
Размечталась я капитально: Сергей ждет меня дома, места не находит. Волнуется, куда это я пропала, а я захожу в квартиру, иду на кухню и ставлю чайник, и тут он выбегает мне на встречу и поднимает на руки… Не хочу возвращаться в реальность, но придется. Кажется, вертолет летит.
Где-то вдалеке слышался гул вертолета, мы стояли и крутили головами. Наконец, он показался, синий с оранжевой полосой. Он стал снижаться над нами. От волнения сердце застучало в висках. Кабина открылась, и оттуда выпрыгнули трое мужчин в шлемах с оружием в руках. За нами отправили вооруженную охрану? Как-то странно это. Вертолет не заглушал двигателей, и мы пошли навстречу охране. Впереди шли Мишенька и Димасик. Мне показалась, что происходит какая-то странная суета. Я остановилась, пытаясь разглядеть, что происходит. Из-за ветра глаза с трудом открывались, и в этот момент меня кто-то подхватил и понес к вертолету.
В салоне сидели два пилота, Наташка, Жанна, трое мужчин и я. Четвертый через пару минут залез следом за мной в нелепом черном камбинезоне. Вертолет начал подниматься, у меня заложило уши и бешено заколотилось сердце. Это что, похищение? Почему Мишенька и Димасик не полетели с нами? Куда мы летим?! Натка вцепилась в мою руку, а Жанна забилась в угол. Да когда же, наконец, эти похищения закончатся! Сколько можно?! Мафиозники чертовы! И что теперь они будут с нами делать, убьют или помилуют?! У меня просто зла не хватает, как же вы мне надоели! Тоже мне, средневековые рыцари, опустили забрала. Что - боитесь, опознаем вас? Правильно боитесь, еще как опознаем! Стоп, откуда они узнали, что мы здесь? Кто-то им сообщил, где мы находимся. Кто? Мишенька звонил по телефону, сказал, что за нами прилетит вертолет.
Если это он нас сдал, то они бы его не тронули, и если бы этим предателем оказался Димасик, он тоже бы летел с нами… Мне кто-нибудь объяснит, что все это значит, и когда наконец закончится?! Через пару минут мимо нас пролетел еще один вертолет. У них сегодня авиа-шоу? Или это тот вертолет, что на самом деле летел за нами? Господи, спаси и сохрани! Мысли спросить, кто они и куда нас везут, почему-то не возникало. Может я понимала, что они все равно не ответят. Закрытые шлемы не располагали к общению, да и особо в таком шуме не поговоришь.
Единственное, что нам оставалось, это смотреть в иллюминаторы.
Спустя какое-то время нам предложили воды. Спасибо, так мило с вашей стороны. Не знаю, сколько мы летели, но пятая точка стала плоской,— сидели мы на деревянной лавке, откуда она взялась в вертолете, загадка.
Волнение сменилось спокойствием, если они хотели нас убить, то убили бы на месте, какой смысл вести нас в вертолете такую даль. Значит, мы им нужны, они будут нас беречь. Ну, не в пентхаузе содержать, но и от голода не умрем - выходит не все так плохо, шанс на спасение у нас есть.
И организация нашего спасения красным стягом замаячила на горизонте. Да здравствует НАДЕЖДА! Ну, и я.
Девчонки тоже как-то быстро успокоились, может устали бояться. И все-таки, куда нас везут? Кажется, спускаемся...
Вертолет опустился на землю и выключил двигатели, наши похитители спустили нас и повели под руки к одноэтажному дому. Вокруг него был лес, и солнце садилось за деревья. Получается, мы летели часа четыре, гор рядом не видно, возможно мы в Саратовской области. А куда им нас еще вести, кажется, весь сыр-бор здесь и начался, наверное, и продолжится тоже здесь.
Поднявшись на крепкое крыльцо, мы вошли в просторный холл, там нас ждал мужчина в униформе, он провел нас в угловую комнату и закрыл за нами дверь. Я огляделась, стены белые, оконные проемы заложены кирпичом, вдоль одной из стен диван, напротив кровать с матрацем. В углу умывальник и стеллаж с книгами. Какая забота о нас, чтобы мы с ума не сошли, развлекайтесь чтением, развивайте интеллект. Юмористы!

Наконец мы могли поговорить.
— Жанна, ты не знаешь, где мы?
— Наверное, в пригороде Саратова,— она устало опустилась на диван.
— Ты хорошо знаешь эту местность?
— Не очень, но сориентироваться, наверное, смогу.
— Думаю, надо бежать, и лучше ночью, надо только разведать что здесь и как. Давайте думать как.
Думалось почему-то с натягом, то есть никак. Натка и Жанна впали в прострацию и зомбированными глазами смотрели на меня. На мгновение меня охватила паника, не сошли ли они с ума? Да нет, кажется, просто устали и нервишки шалят. Ладно, буду думать сама, раз из здравомыслящих осталась я одна, хотя у самой мозги набекрень, но выбирать не из кого. Итак, нас охраняют, мы закупорены, как кильки в банке и туалета нет, значит, надо выйти под предлогом туалета и постараться оглядеться, может, удастся и поговорить с кем-нибудь.
Я подошла к двери и постучала, через секунду засов отодвинулся, и на пороге появился мужчина в защитном костюме.
— Чего тебе?
— В туалет хочу.
Он пропустил меня вперед, указав на дверь в конце холла.
Да, увидеть что-то здесь не удастся, и охранник не разговорчив, может в туалете есть окно на улицу, слабая надежда, но все-таки, надежда.
Надежда оказалась напрасной, туалет мог посоревноваться в закупоренности с нашей берлогой. Неужели нет выхода?! Этого не может быть! Надо срочно соображать!
— Скажите, а нас кормить будут, а то очень хочется кушать? — спросила я, выйдя из туалета.
— Не знаю, спрошу.— Он подтолкнул меня к нашей комнате.
Дверь за мной закрылась, девчонки спали, прижавшись друг к другу. Сон казался мне чем-то фантастичным, глаза наотрез отказывались закрываться.
Не знаю, сколько прошло времени, наконец, дверь открылась, и охранник, просунув пакет, вновь ее закрыл.
В пакете были бутерброды, термос с чаем и яблоки. И витамины нам полагаются, надо же какие заботливые!
Я сделала пару глотков и, кажется, уснула.


Глава 21-я. Побег.


Меня разбудила Натка, они достали из пакета снедь и собирались подкрепиться. На полке с книгами мы нашли два стакана и разлили чай, не успели мы откусить от бутербродов, как в стаканах стал оседать белый осадок.
— Это что?
— Нас отравить хотят?!
— Вот, почему я так быстро вырубилась!— все это мы сказали одновременно.
Чай пить расхотелось, но бутерброды, обнюхав, все же съели. Диета только тогда полезна, когда уместна.
— Девочки, у меня созрел план!— заявила Натка.— Надо позвать охранника и связать его здесь, а самим взять его оружие и показать им кузькину мать!
— Неплохо, а ты стрелять умеешь?— удивилась Жанна.
— А чего там уметь?
— Меня напрягает кузькина мать, неизвестно, кто и кому ее покажет… — я подозрительно взглянула на Наташку.
— А есть другие предложения?
Нет, других предложений нет, придется довериться подруге, пусть хотя бы раз поучаствует в собственном спасении.
Я и Жанна встали у дверей, по разные стороны, в обязанности Наташки входило постучать в двери и долбануть охранника по голове доской от книжной полки, которую предварительно она с большим энтузиазмом отодрала от стены. Мы должны были наброситься на него и скрутить ему руки, а Натка вырвать оружие и мягко стукнуть по голове.
Натка, набрав в легкие воздуха, забарабанила в двери, я затаив дыхание и почти теряя сознание от страха, уставилась на двери. Наконец, она отворилась. Натка с криком «Ки–й-я!» весомо приложила охранника по голове, а мы с Жанной кинулись его скручивать. Он даже пискнуть не успел, когда Натка опустила почти нежно на его череп приклад автомата. С трудом переводя дыхание, я обшарила его карманы и нашла ключи.
Заперев его в комнате, мы двинулись по коридору к выходу, впереди шла Наташка, эффектно размахивая тяжеленным автоматом.
— Еще не вечер, держитесь разбойнички, мы вам все косточки пересчитаем!
Представляю, как Натка будет это делать, а они тоже хороши, разлучили ее с любимым, сами напросились! Мы ого-го, какие грозные. Нам и море по колено (лишь бы не струсили в самый ответственный момент), прорвемся! Жанна обалдело глядела на Наташку, явно не ожидая такого поведения от нее. Что ж, привыкай, в моем присутствии она готова горы свернуть, наверное, я вдохновляю ее на подвиги…
Двери оказались на нашу удачу не заперты, и мы, оглядываясь и прижавшись к стене, двинулись к лесу. Натка гармонично вписалась в роль амазонки, прикрывая нас своим телом, и кряхтя, держала автомат. По моему телу беспорядочно бегали мурашки, даже волосы на голове поднялись от страха, но как это ни странно, мы благополучно добрались до деревьев. На территории вокруг дома не было ни одной души, может у них в это время пересмена? Или они с нами в кошки-мышки играют? Спрятались где-нибудь в кустах и похохатывают, сволочи! Ну, уж мы так просто не сдадимся! Хоть одного бандюгана, да положим, не зря же Наташка автомат взяла!
Господи, мне бы Сережу хоть одним глазком увидеть, а потом и помереть не страшно!
Пока мы продирались сквозь заросли, я усиленно читала все молитвы, известные мне. Через некоторое время Наташка остановилась и повернулась ко мне.
— Мариш, не хочешь принять участие в охране наших жизней?— умоляюще глядя на меня, прошептала она.
— Давай,— автомат, наверное, килограмм десять весит, еще удивительно, как она его столько времени тащила.
Мы прошли не меньше двух километров и решили присесть, ноги с непривычки гудели.
— Жанна, мы куда идем?
— Надеюсь, к трассе выйдем,— прошептала она измождено.
— Нам нельзя выходить на дорогу, надо держаться деревьев, они обязательно пустятся вдогонку.
— Верно! Нечего рассиживаться, вперед!— скомандовала Наташка.
От всех этих переживаний я почувствовала жуткий голод, готова слона целиком проглотить! Травку какую пожевать, что ли? В этот момент вдалеке послышался гул вертолета.
— Это за нами! Прячемся!— заорала Жанна и упала в траву под деревом, мы в ту же секунду свалились рядом.
Я повернулась на спину и положила на грудь автомат, буду стрелять на поражение, не обижайтесь ребята, если кого убью!
Мы пролежали, наверное, лет пять, вокруг даже травинка не шелохнулась.
Я, покрывшись липким потом, вглядывалась в небо, где этот чертов вертолет!
А вот и вертолет. Боевики я смотрела, поэтому знаю, что если попасть в бензобак, то машина взорвется и разлетится в разные стороны.
Уперев автомат в землю, чтобы не выбить себе ребра, я нажала на курок.


Глава 22-я, в которой один из героев приоткрывает свою истинную сущность.


Господи, силы небесные, как же он тарахтит. Если б я знала что гильзы такие горячие, ни за чтобы не взяла бы автомат у Наташки, пусть сама бы пороху понюхала! Меня трясло вместе с ним в унисон, и кажется, я кричала.
И вот, случилось чудо, я попала…. Вертолет внезапно заглох, был слышен только звук крутящегося пропеллера. И на мгновение вертолет, зависнув в воздухе, рухнул недалеко от нас, в метрах ста… Может больше, не знаю, я потеряла ощущение реальности.
Кажется, был взрыв, кажется, рядом со мною упала какая-то часть вертолета.
Я ничего не слышала, и все происходящее вокруг меня представлялось замедленными кадрами. Наташка подползла ко мне и стала отчаянно трясти меня за плечи, Жанна вцепилась в автомат, пытаясь его вырвать его у меня.
Я почувствовала, как мои руки онемели, и приступ тошноты вернул меня из прострации. Освободив желудок от утренних бутербродов, я поднялась, держась за дерево. Потянуло гарью, это вертолет.
Господи, неужели я кого-то убила? Всю жизнь не отмыться! … Стоп! Я защищалась! Значит, не виновна, и точка!
Господи ты милостив к нам, прости меня!
Пока я пыталась оправдаться перед Богом и собой, Наташка продиралась через кусты, чтобы посмотреть на останки вертолета. Жанна сидела в траве и икала, должно быть от волнения. А я, кажется, сочинила пару молитв, вспомнила все, которые слышала от бабушки и мамы… И даже хоровые пения в храме на службе, хотя смутно, многое придумала сама.
Наташка застала меня за предпоследней песней.
— Да ты просто снайпер, я близко не подходила, но, кажется, живых нет, и крови в траве не видно. Я предлагаю это место обойти, чтобы ни наступить на чьи-нибудь мозги.— Наташка говорила чересчур быстро и взволнованно, а глаза были стеклянные, лишь бы от шока в прострацию не впала.
— Новичкам везет, хотя, по мне так вовсе бы не было этого вертолета!— я вздрогнула от видения, промелькнувшего перед глазами - разбросанные части тела, и внутренности, как на картинке в учебнике по биологии. Фу, мерзость!
— Жанна, ты как, в порядке?— Натка потрясла ее за плечо.
— По сравнению с ними я чувствую себя прекрасно!— выдавила она из себя и вновь икнула.
— Кто-то вспоминает,— сморозила я.
— Ага, хрюшка за углом, некогда рассиживаться. Дуем отсюда, времени у нас в обрез!— скомандовала Наташка, что ж, она права, надо поскорее убраться отсюда. И автомат захватить, авось пригодится!
Меня вдруг осенило, надо взобраться на дерево и посмотреть, где дорога. Понятное дело, взбираться пришлось мне. Ссадины на руках только зажили, и вот опять!
С огромными усилиями я вскарабкалась на сосну, на мой взгляд, самую высокую. Лес простирался, насколько хватало моего зрения, но в метрах тридцати от нас была поляна, а дорогу я как ни старалась, не увидела.
— В роли обезьяны ты неплохо смотрелась,— прокомментировала Жанна, когда я спустилась, ругаясь и в Бога и во Христа. Прости, Господи!
— У нее много талантов, о многих даже я не знаю,— кивнула Натка.
Не ясно, то ли они так шутят, то ли влияние стресса…
— Дорогу я не узрела, зато есть полянка. Пошли.
И мы по пояс в траве побрели к поляне.
Пока мы продирались, во мне заговорил желудок. Да, именно заговорил, жрать, говорит, хочу и завыл. Может, так с ума сходят, разговаривают со своим желудком, но голод проснулся зверский. А как и что поесть в полевых условиях я, к сожалению, не знаю.
— Девочки, у кого есть мысли по поводу пропитания?
— Мысли? У тебя автомат, ты и мысли,— вывернулась Натка.
— А что, автомат костер, или может духовка? Как я могу что-то приготовить, если и готовить-то не из чего!
— Не ссорьтесь, ягоды поесть можно,— примирительно предложила Жанна.
Мы переглянулись и замолчали. Действительно, чего сцепились, мясо нам подавай, вон, ягод поди в лесу полно. Только съедобные бы отличить от ядовитых.
На полянке трава была еще выше, и она очень мешала в поисках пропитания.
Я, сбросив с себя автомат, ползала на четвереньках, отплевываясь от мелких насекомых. Еще немного таких поисков и я начну питаться жучками и комарами. Желудок не унимался, надо же какой настырный, да знаю, что кушать хочешь, ищу уже, ищу!
Жанна вскрикнула победным «Ура!», и я со всех ног, вернее, колен покорячилась на зов. Она нашла куст лесной малины. Через пару минут он был абсолютно голый, а наши желудки довольно бурчали в унисон друг с другом. Правда от такого количества ягоды вполне может проявиться аллергия, но уж лучше аллергия, чем голодная смерть…
Наевшись ягоды, мы бросили жребий, кому лезть на дерево, чтобы посмотреть, где трасса.
На этот раз удача улыбнулась мне.
— Я вообще не умею лазить по деревьям!— вопила Натка, карабкаясь вверх.
— Все когда-то бывает впервые…— философски произнесла Жанна.
Она меня удивляет, так быстро повзрослеть…. Хотя пережить такое и остаться наивной девочкой, навряд ли кому удастся.
Наташка ворча, наконец, вскарабкалась почти до верхушки сосны.
— Есть, вижу полосу, наверное, это и есть дорога! А как я буду слазить?! Я боюсь!
— Без паники! Слазь так же, как и залазила, это не смертельно!— не хватало еще, чтобы она свалилась и кости переломала.
— Ма-а-а–мо–очка! Никогда не полезу на дерево, лучше пристрелите меня!
Слазила она гораздо быстрее, чем поднималась, у страха глаза велики.
Опустившись на землю, Наташка еще не много повозмущалась, и мы пошли в том направлении, где она увидела дорогу.
Я очень люблю природу, но больше всего я ее люблю, сидя в кресле перед телевизором, когда всех этих прекрасных созданий и растений показывают на экране. А при личной встрече восторг и умиление сменяются отвращением и испугом. Как я успела убедиться, не у меня одной такие эмоции вызывает дикая природа. Комары, мошкара, крапива и еще куча всего, неизвестного и пугающего, довели нас до истерии, практически до общего психоза. Жанна покрылась красными пятнами, выявилась аллергия на насекомых, у Наташки кожа покрылась волдырями,— знакомство с крапивой, а у меня нервный тик на всех в целом. Путешествие на славу!
С горем пополам мы добрались до трассы. Нашему восторгу не было предела, я села на обочину и положила автомат рядом, я так с ним сроднилась, что не представляю, как я без него раньше обходилась. Вернусь домой, займусь пейнтболом.
— Мариша, ты зря села на дороге, давай в кустики спустишься, а то вдруг, нас все еще ищут,— Наташка вцепилась в мою руку и потащила вниз.
В этот момент из-за поворота вырулил микроавтобус, и конечно, он нас заметил. С визгом затормозив около нас, он перегородил дорогу и из него, о чудо, выскочил Димасик.

Сказать, что мы удивились, значит ничего не сказать - мы окаменели и вросли в землю. И тот сумбур, пронесшийся в моей голове в этот момент, мне трудно передать. Что он здесь делает? Как он нас нашел? Где Мишенька? Он предатель?! Это он нас похитил и бросил Мишеньку на базе?! Что делать?! Бежать!!! …
Сумбур прервал Димасик.
— Мариночка, как ты меня напугала, я со всех ног ищу тебя, места себе не нахожу, извелся весь!— он подлетел ко мне в секунду и поднял на руки.
Автомат я из рук выпустила, зато Наташка его увидела и подняла, нацелив ствол в голову Димасику.
— Отпусти ее, иуда!— процедила она.
— Наташенька, не нервничай, я сейчас все объясню… — со мной на руках он попытался обернуться, но ствол уперся в его шею.— Давай, ты опустишь автомат, и мы все обсудим…
— А что обсуждать, ты предатель! Мы тебе поверили, Мишенька тебе поверил, а ты похитил нас, а его бросил там! А Маринка в тебя почти влюбилась, мерзавец! Отпусти ее, или я вышибу тебе мозги!— на последней фразе ее голос сорвался на крик. Крик эхом зазвенел над лесом.
Что это еще за новости, я почти влюбилась? Какие глупости! Я люблю Сергея! Только его! Господи, она опять бредит!
Несмотря на свое негодование, я промолчала, все-таки автомат у нее.
Из микроавтобуса вышли еще трое мужчин в штатском, они встали рядом с машиной. К моему удивлению они были без оружия. Может у них огнемет в кабине, а то чего они такие спокойные… Или думают, что Наташка блефует?
Ни фига, сейчас полетят клочки по закоулочкам, если там патроны остались. Кажется, остались…. Я надеюсь, остались.
— Наташа, успокойся, я не причиню вам зла. Вас вообще никто и пальцем не тронет. Я капитан ФСБ, меня не надо бояться…
— А кто тебя боится, иуда! Сейчас нажму на курок, и погоны твои на могилу положат! Отпусти ее!!!
— Хорошо, я ее отпускаю, только ты случайно не нажми, ладно?
— Это будет зависеть от твоего поведения!
Димасик опустил меня на землю как фарфоровую вазу династии «Цынь». Я отшатнулась в сторону, за спину Наталки. Я никогда не видела ее такой злой, наверное, она и впрямь влюбилась в Мишеньку.
— Я хочу вам все объяснить, но лучше это сделать в машине…
— Вот, сам туда и возвращайся, и амбалов своих забери, мы без тебя справимся!— прорычала Натка и двинулась на него.
— Наташа, я вам не враг, я вас спасаю…
— И те, на вертолете, тоже нас спасали?! А те, что держали нас взаперти, тоже нас спасали?! Я тебя, иуда, насквозь вижу! Проваливай!
Димасик пожал плечами и рванул автомат на себя, амбалы кинулись к нам.
Спустя минуту мы сидели в салоне микроавтобуса, связанные по рукам и ногам.
Все же в автомате не было патронов, черт его побери!
Димасик отвернулся к окну и молчал всю дорогу, а мы даже пикнуть боялись, ну, мало ли…


Глава 23-я. Непристойное предложение.


Приехали мы в другое место - высокий забор, огромные псы в вольерах, внушительные охранники. На этот раз, кажется, мы не сбежим. А дом, в который нас повели, выглядел неприступной цитаделью.
— Марина, пойдем, поговорить надо,— Димасик взял меня за руку и повел в кабинет, а девчонки пошли дальше по коридору.
— Садись, в ногах правды нет, — он достал сигареты и закурил. Я послушалась.— Разговор серьезный, и от его результата зависят многие жизни.
Каждая клеточка моего тела превратилась в слух, я даже дышала через раз.
— Врать не буду, я не из ФСБ, я наемник. Мне поручили доставить Жанну к Маслову, но не это главное, — он затушил сигарету и приблизился ко мне.— Вас мне приказали убрать… — он посмотрел мне в глаза.
Зачем он это рассказывает, издевается? Я и так поняла, что просто так это не закончится.
— И что, ты думаешь удивить меня этим?— у меня даже голос не дрогнул. Нервов, наверное, уже не осталось.
— Нет, я хочу сделать тебе предложение.
— Какое?
— Я сохраняю тебе и Наташе жизни, а ты уезжаешь со мной.
— Куда?
— В Латвию. У меня там дом.
— В качестве кого я еду?
— В качестве жены.
— Как неожиданно! Я даже не знаю, мне от счастья визжать или прыгать?!
— Я серьезно.
— Я тоже. Ты думаешь, что я отвечу тебе взаимностью из страха умереть? Я не хочу казаться идиоткой, но ты мне противен,— я поднялась и подошла к двери.— Что же ты стоишь, веди на расстрел, или что ты там для нас придумал.
— Неужели ты так его любишь?
— Да, и если ты даешь мне право выбора, то я выбираю смерть. Это лучше, чем жить в постоянном страхе и ненависти. И пусть это звучит пафосно, но я думаю именно так! А Наташу, я уверенна, ты все равно убьешь, независимо от того — поеду я с тобой, или нет.
— Я даю тебе время до завтра, утром увидимся,— он открыл мне двери и выпустил.
В коридоре меня ждал мужчина в камуфляже, он повел меня по коридору, и, открыв дверь, пропустил вперед.
Комната, куда меня привели, была почти пустая - окно и кровать. Я села, ноги отказались меня слушаться. И ни одной мысли в голове, я просто тактильно ощутила пустоту в ней. Страха нет, апатия. Я устала бояться, устала спасаться, я очень устала…. Убьют, ну и пусть, зато есть, что вспомнить перед смертью, двадцать семь лет насыщенной жизни…
Я легла и уставилась в потолок: тишина в эфире, ни одной мысли.
Первая мысль, посетившая мою голову, была о героях-любовниках в моей жизни. Предчувствие меня не обмануло, ну не мог Димасик оказаться идеальным героем, все мои герои всегда становились негодяями! А как он меня окучивал, спасал от неминуемой смерти! И что, теперь он собирается убить меня и девчонок! Подонок! Мерзавец! Да я его собственными руками придушу!
В волнении я вскочила с кровати и стала ходить по комнате кругами.
Убить меня вздумал, ну что ж, посмотрим, как это у тебя получится! Еще хватило наглости замуж позвать, шантажист чертов! …
Не знаю, сколько времени я кружилась по комнате, ругая Димасика на чем свет стоит, но мне таки пришла умная мысль в голову.
Утром я дам согласие на его предложение, и потребую, чтобы Наташка ехала с нами. Надеюсь, целуя его, меня тошнить не будет.
С этими выводами я легла на кровать и принялась считать своих баранов, вдруг, да удастся уснуть.
Утром меня разбудил сам суженный, собственной персоной, с завтраком на подносе.
— Доброе утро, как спалось?
— Спалось? О, спалось отменно, в жизни так не высыпалась!— ответила я с акульей улыбкой.
— Ты подумала над моим предложением?
— Да.
— Твое решение?
— Да.
— Я знал, что ты рассудительная девушка. Позавтракай, я приду позже.
— У меня одно условие!— Я села на кровати.
— Условие?
— Наташа едет с нами.
— В качестве кого?
— Твоей сестры.
— Я подумаю, — он вышел и запер двери.
Скотина! Он еще подумает, сволочь! Ну, я тебе устрою брачную ночь и медовый месяц!
А завтрак я съела, не выходить же замуж голодной!
Вскоре он вернулся, как и обещал.
— Я подумал, пусть едет с нами, но если попытаетесь сбежать, стреляю без предупреждения.
— Глушитель не забудь.— Я подошла к нему вплотную.— Дима, ты меня действительно любишь, или у тебя с чувством юмора проблемы?
— С юмором у меня в порядке, а люблю на самом деле, считай с первого взгляда,— он обнял меня. Странно, не тошнит. И даже целуется приятно…
Стоп! Это моя жертва для нашего с Наташкой спасения! …
Операция «врагу не сдается наш гордый Варяг» началась, кто не спрятался, я не виновата!
После долгого поцелуя с врагом номер один противно было лишь чуть-чуть, зато появился шанс спастись. Я потребовала, как новоиспеченная невеста, что бы сестра жениха присутствовала при мне постоянно. Как это ни удивительно, Наташку привели ко мне в комнату.
— Маринка, как я рада, что ты жива!— она кинулась ко мне на шею.— Я думала, он тебя убил!
— Хотел, но я вовремя решила его перехитрить. Он хочет, чтобы я поехала с ним в Латвию, я настояла, что ты едешь с нами. А там мы его разделаем под орех, — прошептала я, заговорщески приложив палец к губам.
Натка кивнула. Я вкратце рассказала ей обо всем, что произошло без ее участия. Если подслушивают, а они наверняка подслушивают, то пусть, мне не жалко!
Наташка немигающим взглядом смотрела на меня, я даже испугалась, не парализовало ли ее. Она даже не дышала. Я встряхнула ее за плечо.
— Ой, Мариша, это сон или явь?
— Скорее явь, чем сон.
— Боже, как романтично…
Теперь парализовало меня. Мою драгоценную подругу могила исправит, прости Господи! Тьфу-тьфу-тьфу! Я тут с ума схожу, под страхом смерти отдаюсь убийце, а ей романтика! Что у нее в голове, солома?! Какая, к черту, романтика! Нет, все же в могилу меня сведет подруга, а не Димасик.
— Ты в своем уме?! Какая романтика, он наемник и ему приказали нас убить!
— Вот именно! Ему приказали, а он, любя тебя, рискует своей жизнью и спасает тебя! А ты дура! Все еще своего героя лелеешь, что б ему не спалось и не елось!
— Так, Сережу не трогай!
— Конечно, он же идол, давно ему молилась?
— Вот заноза!
— Сама такая!
Мы отодвинулись друг от друга, злые как черти.
Почему моя подруга не понимает элементарных вещей, я люблю Сергея и не могу забыть о нем за две недели. Это не реально! Я живой человек, а не робот, программу в котором можно поменять! Ну как ей втолковать, что это всерьез?
— Что, долго будешь дуться?— Наташка повернула голову в мою сторону.
— Давай договоримся, ты ни чего больше не говоришь о Сереже, хорошо?
— Хорошо, но и ты глупостей не делай.
— Это какие же глупости я сделала?— во мне что-то вновь закипело.
— Если речь идет о нашей жизни, будь поприветливей с Дмитрием.
— О, Господи!— говорили гусь с коровой.— Я буду с ним приветливей, обещаю!
— Мариночка, ну наконец-то, я слышу разумные слова!
И на том спасибо, оценила-таки мои умственные способности! Только близкая подруга может безнаказанно говорить правду…
— Когда мы едем?
— Я поняла, что завтра, сегодня нам паспорта делают.
— Да у них тут целая мафия!
— А ты думала, что они с губернатором тапочки не поделили? Если такую авантюру забацали, этих головорезов наняли, которые у майора в сарае, тебя с Мишенькой похитили, Димасика наняли следить за операцией, и еще кучу народа подключили! Здесь, наверное, такие деньги замешаны, что нам с тобой и не снилось!
— И не говори! А ты уверенна, что Жанну отдадут отцу?
— Я даже уверена, что нет. Он сам сказал, ее убьют.
— Ее нельзя оставлять!
— Нельзя, а что мы можем сделать?
— Ну, придумай что-нибудь!
Вот те раз! Сначала она сомневается в моих умственных способностях, а теперь, я что-нибудь придумай!
— Что-то не думается, может, ты покумекаешь. Я, наверное, выдохлась. — Мне стоило больших усилий, чтобы не расхохотаться в истерике.


Глава 24-я, и снова поезд…

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 96
     (голосов: 5)
  •  Просмотров: 1601 | Напечатать | Комментарии: 2
       
31 марта 2011 16:49 tiana_anilokus
avatar
Группа: Авторы
Регистрация: 6.09.2010
Публикаций: 11
Комментариев: 5
Отблагодарили:0
Ну, согласна. Слог точно чисто женский. А диалоги... Наверное, и в этом соглашусь. Увы, современного читателя трудно завлечь заковыристыми и высоко-эрудированными пассами. Динамика диалога - динамика повести- динамика жанра. Раз оказавшись в этой "карусели", трудно вырваться - затягивает центробежной силой...
Спасибо, ваша критика приятна)))
       
31 марта 2011 15:07 Гимадисламов
\avatar
Группа: Авторы
Регистрация: 20.05.2010
Публикаций: 49
Комментариев: 64
Отблагодарили:0
Написано хорошим слогом. Но... чисто женским. Диалоги какие-то затертые до дыр. А в целом ничего.
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.