Спи, усни, мышонок теплый… Месяц в небе тлеет блекло, куксится метель. Домовой, зевнув украдкой, трет глаза мохнатой лапкой, сонно пьет кисель. Нагулявшись в поле чистом, ветер юрким трубочистом прошмыгнет в трубу. Перепачкается сажей, заскулит, заплачет даже жалобно: «Бу-бууу…» Тихо скрипнет половица, упадет со стуком спица – я вяжу носок. Душу

Подарок из Африки

| | Категория: Проза
Подарок из Африки


ЛЮБОВЬ - НЕ МОРКОВЬ

Когда Вика с родителями переселилась в Германию, то сразу обратила внимание на сына соседки по общежитию коренастого, низкорослого Алекса. Он выгодно отличался от других ребят-переселенцев тем, что уже работал. Не стал парень долго корпеть над учебниками, изучая немецкий язык, а быстро нашёл место грузчика в магазине. В первое время Алекс даже не замечал соседскую девчонку. Он редко присоединялся к группе ребят, которые вечерами заседали на скамейках возле общежития и посасывали так полюбившееся им немецкое пиво. После тяжёлой работы Алекс предпочитал расслабляться возле телевизора, и только в выходные мог себе позволить потусоваться с молодёжью. Но Вика находила повод, чтобы привлечь внимание неразговорчивого соседа: то подарит ему ослепительную улыбку при встрече или заговорит о каких-то пустяках.
Иногда мать Алекса уезжала к дочери и внуку на другой конец города, и Вика тут же использовала эту возможность, чтобы заглянуть к соседу. Зная, что парень любит возиться с техникой, Вика доставляла ему такое удовольствие и просила подремонтировать свой старенький велосипед. Алекс не мог отказать весёлой и очаровательной девушке, но через несколько дней велосипед снова нуждался в починке. Она внимательно наблюдала за умелым мастером, шутила, смеялась, отпускала в его адрес комплименты, и лёд тронулся.
- Почему ты, Алекс, никогда не ходишь с нами на дискотеку? – поинтересовалась девушка.
- А чего там мне делать? Танцевать я не умею и не люблю.
- Вот поэтому и не любишь, потому что не умеешь. Пойдём в следующий раз с нами, я тебя быстро научу.
Вика была убедительна и настойчива. Вскоре они с Алексом стали неразлучной парой.

Имея доходы, парень мог баловать свою несовершеннолетнюю пассию дорогими подарками. Особенно Вике нравилось получать новые мобильные телефоны, которые по своей рассеянности быстро теряла. То оставит мобильник на стойке бара или на столике в кафе. Однажды уронила чудо современной техники в унитаз и напрочь испортила. Но девушка долго не сокрушалась и получала новый более современный аппарат. На день рождения Вику ждал сюрприз. Алекс преподнёс ей живую игрушку - резвого щенка мопса. Именинница назвала питомца Филькой и целый день забавлялась с ним, целуя в милую мордашку. Мопс быстро сообразил, кто в доме главный хозяин, и был предан только Вике, хотя ухаживать за ним приходилось её матери. В редкие часы пребывания любимой хозяйки дома Филька с наслаждением гнездился на её тёплых коленях и сладко засыпал.
Несмотря на столь юный возраст, Вика выглядела взрослой девушкой. Высокая и стройная, с длинными белокурыми локонами и ярким макияжем, она всегда привлекала внимание мужчин, чем вызывала недовольство своего друга. Иной раз в порыве ревности Алекс награждал девушку тумаками, и на хорошеньком личике Вики появлялись кровоподтёки, тщательно замаскированные оттеночным кремом. Девушка, плакала, страдала, но после очередного презента и объяснения в любви, прощала парня и забывала обиды.
- И чего ты в нём нашла, - удивлялась подруга Светка. – Он ниже тебя на целую голову да ещё драчун.
- Ничего ты, Светка, не понимаешь. У нас с ним любовь.
- Ну, если тебе нравится такая любовь, то не плачь и не жалуйся. Я лучше буду совсем одна, чем от возлюбленного тумаки получать.
- Много ты понимаешь. Ты ещё ни с одним парнем не дружила, - сердилась Вика.
Частенько возникали у них подобные споры, и каждая из подруг оставалась при своём мнении. Но дружба между ними из-за разногласий не затухала. К учёбе Вика была равнодушна, она и в родной стране не стремилась к знаниям. Учиться на чужом языке было особенно трудно. Но разговорный немецкий с небольшим запасом элементарных слов она быстро освоила, что позволило свободно общаться с местной молодёжью. Из школы Вику то исключали за прогулы, то восстанавливали при содействии молодёжного социального ведомства. Это её не тяготило, и она была вполне довольна своей жизнью: спи, гуляй, отдыхай. Мать девушку к домашним делам не привлекала и гордилась своей красавицей-дочкой, но Алекса не жаловала и мечтала о хорошем зяте.
- Будешь распускать руки - голову тебе снесу, - пригрозила как-то парню.
Посмотрев на тяжёлые кулаки потенциальной тёщи, Алекс принёс бутылку горбачёвской водки для примирения.
Пролетели два года жизни в новой стране. Родители Вики окончили языковые курсы и сумели пристроиться на работу. Мать нелегально убирала чужие квартиры, а отец работал на складе автозавода, где приходилось упаковывать и перетаскивать тяжёлые ящики с запасными деталями. Зарплата была небольшая, но мечта съездить на Украину, увидеться с близкими и друзьями, наконец, стала осуществимой. Они накопили денег, приобрели старенький «Опель» и, нагрузив его вещами и одеждами, приобретёнными в дешёвых магазинах от Красного Креста, отправились в дальнюю дорогу. С трепетом и любопытством въехали новые жители Германии на родную землю. Всё те же заросшие бурьяном пашни, покосившиеся от времени давно небелёные хатки настраивали на грустные размышления. В палисадниках возле домов росли не пионы с розами, как это было раньше, а картошка, морковка и другие овощные культуры. На дорогах появились престижные иномарки, которые с ветерком обгоняли жалкие старенькие «Жигули» и «Запорожцы».
Привезённые подарки ни родных, ни друзей не обрадовали. Земляки давно тяготели к новой бытовой технике и современным одеждам. Снисходительно улыбаясь, они благодарили и приглашали к столу. Необычно вкусными казались простые украинские блюда после нескольких лет, проведённых в Германии. Вареники со сметаной таяли во рту, сало и соления хорошо сочетались с крепкой горилкой. Рассказы, расспросы незаметно переходили в русло музыкального народного творчества, и украинские песни звучали на всю округу, что непременно привлекало новых гостей. Вика в таких трапезах не участвовала. Она предпочитала вращаться в среде молодёжи на городских дискотеках. Девчонки завидовали её фирменным одеждам, так как им приходилось довольствоваться лишь китайско-турецкими, приобретёнными на местном базаре. Восхищала и удивляла необычная причёска Вики в виде многочисленных тонких косичек. Услышав о стоимости суперсовременного парикмахерского произведения, девчонки были шокированы и уже не мечтали о такой причёске. Хлопцы не проходили мимо заграничной красотки и наперебой ухаживали за ней. Всё реже Вика думала об Алексе, хотя частыми звонками по мобильнику он напоминал о себе. Девушка клялась ему в верности, а сама охотно соглашалась прокатиться с новым приятелем Антоном на его стареньком Жигулёнке. Высокий чернявый парень незаметно завладел сердцем девушки, и она долго не томила его своей неприступностью. Через неделю покорённый Антон сделал Вике официальное предложение и оставшиеся две недели не покидал гостеприимную будущую родню. Хлопец был весёлым и разговорчивым, не в пример молчуну Алексу. С гордостью рассказывал о своих знакомствах с нужными людьми. Даже сын президента Ющенко оказался в числе его близких приятелей. Парень был компетентен во всех житейских вопросах. Он даже предпочёл бросить институт и заняться частным извозом, чтобы зарабатывать хорошие деньги. Старенькую машину ему подарил отец, который давно заимел другую семью, но Антона не забывал.
- Ты бы нас познакомил со своими родителями, - обратилась к будущему зятю мать Вики.
- Ещё не время. Я знаю, как негативно они относятся к ранним бракам, - рассуждал жених. - Но я сумею их уговорить. Вы спокойно поезжайте в Германию, собирайте нужные документы, а всю организацию торжества я беру на себя, - заверил он.
Свадьбу наметили сыграть в престижном ресторане «Армагедон». Перед отъездом мать попросила куму приготовить ведро горилки, и с радужными надеждами начала сборы в обратный путь. Накануне отъезда Вика принесла в квартиру чёрную облезлую кошку. С трудом узнали родители в истощённом животном с впалыми боками и свалявшейся шерстью их бывшую питомицу.
- Видимо, хозяева не заботятся о нашей Буське, - сокрушалась мать. – А ведь обещали, когда покупали наш дом.
- Мама, надо забрать кошку с собой, - решила Вика.
- Как ты её заберёшь, нужна справка от ветеринара.
Мать с жалостью посмотрела на бедное животное, налила в блюдце молока и поставила перед Буськой, та с жадностью набросилась на угощение.
- У нас в соседнем подъезде живёт ветеринар Кузьмич, - вспомнила бабушка. - Он за бутылку горилки любую справку оформит.
Кузьмич оправдал их надежды, и Буська стала иностранкой. Она быстро освоилась в новых условиях, но стала привередливой к пище. Кошачий корм она игнорировала, отдавая предпочтение лишь свежей рыбке. Через месяц Буська поправилась, её чёрная шёрстка лоснилась, а крупные зелёные глаза засияли. Вскоре Буська стала матерью единственного котёнка, которого охотно забрала Светка. Безвылазно находиться в квартире кошка не желала и жалобно просилась на улицу. К удивлению домочадцев, где-то в округе она нашла себе друга - некастрированного кота, что в Германии является большой редкостью, и дважды в год приносила потомство котят, которых с удовольствием разбирали родные и знакомые. Нелегко складывались отношения между Буськой и Филькой. Игривый пёс доставал кошку своими наскоками, но получив от неё очередную оплеуху, на время успокаивался. Вике тоже досталось от прежнего ухажёра. Узнав о предстоящей свадьбе, Алекс наградил девушку парой пощечин, на том и расстались.
Началась подготовка к предстоящему бракосочетанию: хождение по конторам, сбор документов, необходимые покупки. Долго выбирали свадебный наряд. Вика перемерила десятки платьев и туфель, пока приобрела желаемое. Целыми днями невеста крутилась возле зеркала, восторгаясь собой. Мать тоже радовалась, и только отец портил их ликующее настроение, напоминая о растущих долгах.
- Ничего, отдадим. Всё должно быть на высоком уровне, иначе нас в Украине не поймут и осудят, - убеждала жена. – Я тут ещё взяла подарок для молодожёнов.
- Какой ещё подарок? – насторожился супруг. – И на какие деньги?
- Фотокамеру в кредит за восемьсот евро. Ей можно не только фотографировать, но и фильмы снимать, - гордо дополнила супруга. - Вика считает, что на сегодняшний день это самая лучшая модель.
- Вика много чего придумает, хотя сама ещё ни копейки не заработала, - заявил с горечью отец. – Учтите, ни на какую свадьбу я не поеду, веселитесь без меня. Я лучше останусь дома с Филькой и Буськой.
Вика с матерью даже обрадовались, что не придётся ехать вместе с ворчливым отцом, и заказали билеты на международный автобус.
Девушка с восторгом перечитывала любовные письма жениха по электронной почте и выбирала обручальное кольцо из множества образцов на фотографиях, присланных Антоном. По совету подруги выбрала изящное колечко с бриллиантом, надеясь получить его в подарок от любимого.
Усталые, но счастливые прибыли Вика с матерью из Германии на Киевский автовокзал. Выгрузили поклажу и с нетерпением высматривали в снующей толпе знакомый силуэт. Через час напряжённого ожидания появился запыхавшийся Антон и предложил добраться до железнодорожного вокзала на общественном транспорте с одной лишь пересадкой.
- А где твоя машина? - удивилась мать.
- Да, я забыл вам сообщить, что на днях попал в аварию, и не знаю, сумею ли машину восстановить.
- Главное, что с тобой ничего страшного не случилось, - порадовалась девушка.
- На метро и на электричке ехать с такими баулами - это безумие. Придётся брать такси, - решила расстроенная мать Вики.
- Да, это не проблема, - успокоил Антон. - Сейчас я возьму машину. Правда, денег у меня нет. Временные трудности, - замялся он.
Мать села рядом с водителем, а Вика с Антоном, прижавшись друг к другу, расположились на заднем сидении. Через пару часов поездка подошла к концу. Антон помог выгрузить и перенести многочисленные сумки в квартиру. С удовольствием принял приглашение от бабушки Вики пообедать, а по настоянию невесты остался ночевать. Когда заявления в Загс были поданы, ресторан заказан, жених неожиданно сообщил, что у его родителей нет денег для проведения свадьбы, и обручальные кольца не приобретены по той же причине.
- Но я люблю Вику и готов жениться на ней, - пылко заверил парень.
- Одна я не смогу оплатить все расходы. Может быть, мне всё-таки поговорить с твоими родителями? – предложила будущая тёща.
- Ни в коем случае. Отец через каких-то знакомых собрал о Вике нелестную информацию и категорически против моей женитьбы на ней. Но я не верю этим сплетням, и после нашей свадьбы готов ехать с вами в Германию.
- Ма, давай займём деньги у наших родных, и доведём дело до конца, - жалобно упрашивала Вика.
Мать обещала подумать, но неожиданно им позвонили из Загса и потребовали дополнительную справку из Германии. Мать поняла, что чиновники вымогают взятку с жителей богатой страны, поведение родственников Антона тоже напрягало, и она отложила регистрацию на неопределённое время. Снова с прежней поклажей и литром горилки для отца отправились разочарованные женщины обратно в Германию.
- Ну, что вернулись, красавицы? – пошутил отец. - И когда начнётся очередной свадебный вояж?
- Прекрати злорадствовать! – прикрикнула усталая жена. – Что не делает Бог – всё к лучшему.
Переписка Вики с Антоном становилась вялой. Разбитую машину восстановить он не сумел, и находился в поисках работы, время от времени напоминая невесте о своей негасимой любви и сокровенном желании переехать к ней в Германию.
Вике тосковать было некогда. Её очередной раз направили на специальные курсы для улучшения знаний по школьным предметам. Группа собралась небольшая, из десяти человек. Четверо из них были девушки, остальные ребята, преимущественно коренные немцы. Великовозрастные ученики не торопились восполнить пробелы в знаниях, и быстро сплотились в весёлую дружную компанию. День рождения Вики оказался подходящим поводом для очередного развлечения. Вика уговорила родителей не участвовать в торжестве. Они поздравили дочь и, наградив изящным серебряным браслетом, приобретённым по её же настоятельной просьбе, отправились на посиделки к родне. Светка помогла Вике организовать праздничный фуршет. Оригинальные бутерброды и коктейли, вазы с фруктами и воздушный торт со взбитыми сливками, украсили стол. Сокурсники не заставили себя долго ждать, и просторная квартира Вики вскоре заполнилась весёлыми голосами. Под звуки ритмичного рэпа слышались поздравления и пожелания. Вдруг раздался продолжительный звонок. Раскрасневшаяся Вика распахнула дверь, за порогом стоял Алекс.
- А у тебя тут нескучно, - заметил он. – Что ж, поздравляю с днём рождения, а подарок для тебя – я сам, собственной персоной, - шутливо произнёс парень и, не дожидаясь приглашения, вошёл в квартиру.
- Не велик подарок, - усмехнулась Вика. – Ну, проходи в комнату, коль пришёл.
Стакан за стаканом опрокидывал Алекс крепкие коктейли. Он пьянел на глазах, но не становился от этого веселее. Исподлобья бывший жених поглядывал на Вику и её гостей, бросал грубые реплики.
- Если ты пришёл, чтобы нахамить, лучше уходи, - заявила Вика.
- Заткнись, вертихвостка! - огрызнулся Алекс.
Гости не понимали по-русски, но тон, с которым были произнесены слова, омрачили праздничную атмосферу. Вика пыталась направить веселье в прежнее русло: охотно вместе со всеми танцевала, шутила, чем приводила Алекса в более мрачное состояние.
К концу вечеринки Алекс упорно сидел на диване и не торопился уходить.
- Вика, я у тебя останусь до прихода твоих предков, - шёпотом предложила Света.
- Уже поздно, ты иди домой и не волнуйся, родители скоро подойдут, - заверила подругу Вика. - И ты, Алекс, отправляйся восвояси.
- Сейчас уйду, но мне нужно сказать тебе пару слов.
Как только за Светой захлопнулась дверь, Алекс обнял Вику и привлёк к себе, но девушка резко его оттолкнула.
- Говори, что хотел, и уходи!
Мопс, почуяв неладное, сердито залаял и бросился на обидчика.
- Тоже мне, защитник! - ухмыльнулся парень и, схватив щенка за холку, выбросил в ванную комнату.
- А теперь, деточка, поразвлечёмся! – произнёс Алекс, схватив Вику за плечи, и попытался поцеловать.
Она старалась вырваться из его крепких объятий, но сопротивление привело парня в бешенство. Жестокие удары и оскорбления обрушились на девушку.
- Стерва, ты меня за дурака держала и использовала в качестве спонсора, а теперь готова со всеми подряд бесплатно трахаться?
- Ни с кем я не трахаюсь, а собралась замуж.
- Кому ты нужна, шлюха!
Вика зарыдала, даже попыталась выскочить наружу, но от сильного удара в спину потеряла равновесие. Всё поплыло перед глазами, она упала и лишилась сознания. Когда очнулась, с удивлением заметила, что лежит совсем голой, распластанной на полу. Отсутствие Алекса её утешило, но подняться самостоятельно не смогла. Голова кружилась, тело от побоев болело. Накрыв себя кофтой, валявшейся поблизости, девушка с нетерпением ожидала прихода родителей.
Увидев Вику в столь жалком состоянии, родители онемели. Они бережно перенесли дочь на кровать и прикрыли тёплым одеялом.
- Кто тебя, деточка, так разукрасил? - запричитала мать.
- Алекс, - чуть слышно произнесла девушка.
- Я сейчас пойду и прибью этого подлеца, - рассвирепел отец.
Это не выход. Надо срочно вызвать скорую и полицию, - распорядилась жена.
Вику отвезли в больницу. С диагнозом «сотрясение головного мозга» она пролежала там две недели. Против Алекса завели уголовное дело. Парень, не ожидая такого развития событий, предпринял попытку, запугать Вику. Он звонил ей по телефону, угрожал расправой, требуя забрать заявление. Испуганная девушка вынуждена была согласиться, но в полицейском учреждении отказались выполнить её просьбу. Оказалось, что такие действия в Германии запрещены, но услышав об угрозах, стражи порядка арестовали парня. Ему предстояло дожидаться судебного разбирательства в тюремной камере. За большие деньги мать Алекса наняла адвоката. Долгие два года шло следствие, повестка в суд напомнила Вике о страшном событии. На судебном процессе парень выглядел растерянным и подавленным. Он похудел и осунулся, новый чёрный костюм сидел на нём мешковато. С робкой надеждой и грустью парень поглядывал на Вику, чем вызвал её сочувствие. Девушка не стала настаивать на строгом приговоре. Да и адвокат энергично защищал обвиняемого, ссылаясь на состояние аффекта у своего подзащитного. Получив два года условного наказания, ревнивец был отпущен на свободу прямо из зала суда, и окончательно забыл дорогу к бывшей невесте.
На новых курсах Вика долго не задержалась, через полгода с учёбой было покончено, но дружбу с сокурсниками не теряла. Дискотеки и вечеринки были её любимыми занятиями. Отец возмущался, но мать всегда вставала на защиту своей кровинушки:
- Вика перенесла страшный стресс. Ей необходимо расслабиться и забыться.
- Что-то долго она у тебя расслабляется, – упрекал отец. - Делом надо заниматься: учиться или работать.
- Успеет, наработается ещё.
- Тунеядку вырастила, и при этом защищаешь.
Вика не любила слушать перепалки родителей, они напрягали её. Она включала громкую попсовую музыку, удобно усаживалась возле компьютера и погружалась в интернетовскую сеть. Обмен письмами с друзьями, поиск информации о новых направлениях моды и косметики, иногда электронные игры составляли любимый ею досуг.

КАРНАВАЛ

После новогодних праздников в Рейнских землях Германии наступает пятое время года, так немцы называют свой любимый карнавал. С трепетом бюргеры извлекают из шкафов маскарадные костюмы, наряжаются в них и отправляются на шутовские собрания. Заседают они за длинными столами и, дружно покачиваясь в такт музыкальным аккордам, распевают задорные песни или, наслаждаясь пивом из высоких объёмных кружек, смотрят весёлые представления. Само карнавальное шествие является пиком праздника и наступает обычно в феврале. На шутовские посиделки Вика не ходила, но маскарадное уличное гулянье никогда не пропускала. Последний карнавал подарил ей незабываемую встречу. На этот раз девушка не захотела наряжаться в маскарадный костюм. Она разукрасила свою физиономию ярким макияжем, наклеила на неё красные маленькие сердечки, и вместе со Светкой, размалёванной по тому же образцу, отправилась на центральную улицу города. Нелегко было найти свободное место для обзора. Толпы людей в ярких комичных костюмах собрались на обочинах улицы в ожидании красочного парада. Звучала задорная музыка. Взрослые и дети смеялись, шутили, пели песни, пританцовывали от веселья и холода. Для согрева кое-кто посасывал шнапс из фляжек, взятых предусмотрительно из дома. Наконец, показались первые участники карнавала. Наездники в рыцарских доспехах, кареты с вельможами, машины, обвешанные транспарантами с изображениями правителей страны в шутливых позах, чередовались с марширующими музыкантами духовых и эстрадных оркестров. Участники шествия бросали зрителям цветы, конфеты, плитки шоколада, а те кричали приветствие «Алааф!» Самые находчивые раскрывали зонты, собирали богатый урожай сладостей и складывали поклажу в объёмные матерчатые сумки. Азарт охватил всех присутствующих, Вика и Света не были исключением. Они резво подпрыгивали и при удачном маневре приобретали сладкий трофей. Вдруг в сторону Вики полетела коробка конфет, но девушка не успела дотянуться до желаемого объекта, и чья-то рука в чёрной кожаной перчатке опередила её. Вика обернулась и увидела высокого молодого черноглазого мужчину. Тот, весело улыбнувшись, протянул конфеты растерянной девушке. Она поблагодарила и с радостью приняла подарок. Неожиданно у подруг появился ловкий помощник, и их сумка быстро наполнилась сладостями.
- Может, сделаем паузу? – спросил новый знакомый. – У вас я вижу, и носы посинели от холода, - пошутил он. - Поэтому приглашаю к себе на кофе, я живу здесь неподалёку.
- Мы обычно в гости к незнакомым мужчинам не ходим, - заметила Света.
- Но мы почти познакомились. Меня зовут Ахим.
Девушки тоже представились.
- Какие удивительные имена. И судя по акценту, вы иностранки?
- Да, я родом с Украины, а Света из России.
- О России я слышал. Москва, Горбачёв, Путин, - произнёс Ахим знакомые слова. - А вот Украину я не знаю.
- Украина расположена по соседству с Россией, - уточнила Вика.
Ахим действительно жил недалеко от центральной улицы в кирпичном пятиэтажном доме, не то, что другие иностранцы в панельных многоэтажках.
- Какая у тебя огромная квартира, - восхитилась Света. - Неужели ты один здесь живёшь?
- Живу не один, а вместе с матерью. Но сейчас она гостит в Турции. Жену мне там присматривает, - засмеялся мужчина.
- Ну, и как? Что-нибудь наметилось? – полюбопытствовала Вика.
- Если бы что-то наметилось, давно бы женился. Мне уже тридцать лет, работаю продавцом в магазине бытовой техники, так что твёрдо стою на своих ногах, - подчеркнул турок. – Я слышал, что русские девушки становятся хорошими жёнами, - улыбнулся Ахим.
- Смотря, какие, - возразила Светка и насмешливо посмотрела на подругу.
Ахим быстро приготовил крепкий ароматный кофе и пригласил девчат к столу.
- Чувствуется, что кофе сделан по-турецки, уж очень ароматный, - похвалила Света.
- Спасибо, но кофе приготовлен на газовой горелке, а не в горячей золе, как положено по-турецки.
Вкусный напиток приятно согревал. Ахим ухаживал за обеими девушками, но взгляд его пронизывающих чёрных глаз всё чаще останавливался на Вике. Он явно любовался её милым раскрасневшимся личиком, а девушка в ответ кокетливо улыбалась. Света вдруг поняла, что она в этой кампании третья лишняя, и собралась домой.
- Вика, ты со мной или ещё останешься?
- Что же вы так быстро покидаете меня? – огорчился парень. – Может, ты, Вика, ещё немного посидишь, а потом я тебя провожу до самого дома.
Девушка охотно согласилась. За окном сгущались сумерки. Мелкий дождь слегка шуршал по оконному стеклу.
- Продолжим наш праздник, - торжественно произнёс Ахим и зажёг свечи.
Он достал из бара красивую бутылку.
- Хотя я приверженец ислама и обычно не употребляю спиртных напитков, но с такой замечательной девушкой, как ты, с удовольствием выпью глоток сухого вина.
Звучала нежная музыка, а Вика и Ахим наслаждались приятным терпким напитком и нежно улыбались друг другу.
- Пора домой, - с сожалением заметила гостья.
Ахим нехотя приподнялся, принёс курточку и, осторожно накинув её на плечи Вике, неуверенно привлёк девушку к себе.
- Хочешь, я у тебя останусь, - предложила трепещущая Вика.
- Я был бы счастлив, но как отнесутся к этому твои родители?
- Я им сейчас позвоню и всё улажу. Скажу им, что остаюсь у Светы.
Два месяца продлился страстный роман Вики с Ахимом. Каждую свободную минуту влюблённые стремились быть вместе. Утром в постели Вика получала нежный поцелуй и ароматный кофе, а потом счастливый Ахим отправлялся на работу. Без любимого девушка не скучала. Обычно она долго валялась в постели, потом завтракала и гуляла по Интернету. Обычно Ахим приходил со службы голодный, и они тут же отправлялись в ближайшее кафе. Иногда парень сам готовил ужин. Но приготовление блюд из мяса, которые он очень любил, требовало много времени. Несколько раз он пытался привлечь Вику к этому важному занятию, но тщетно.
- Не умею, и не хочу, - звучал привычный ответ. - Пойдём лучше в кафе или ресторан.
Как-то Ахим попросил Вику:
Сокровище моё, помой посуду. По телевизору начался интересный футбольный матч, и я хочу посмотреть.
- Милый, у тебя же есть посудомоечная машина!
- Но зачем её включать из-за двух тарелок?
- Из-за двух не надо, а за неделю можно много тарелок и чашек собрать и загрузить в машину, а потом всё сразу перемыть, - посоветовала Вика.
Вещи девушки были разбросаны по всей квартире. Ахим сначала умилялся и убирал за ней, шутливо ворча, а потом понял, что Вика не исправима и уже с нетерпением ждал приезда матери. Наконец долгожданный день наступил.
- Завтра возвращается моя мать, и на время нам придётся расстаться, - сообщил он девушке.
- Зачем расставаться, будешь приходить ко мне.
- Там посмотрим, - сказал он неуверенно. – Мать не любит, чтобы я исчезал из дома.
Вика горестно вздохнула, собрала свои вещи, и Ахим проводил её. На телефонные звонки он уклончиво отвечал, что очень занят. Девушка снова звонила и жалобно спрашивала:
- Дорогой, что случилось? Нам было так хорошо вместе.
В ответ она слышала лишь короткие гудки.
Мать с грустью смотрела на страдающую Вику и причитала:
- Ну, почему, дочка, тебе так не везёт, ты же у меня такая красавица?
- Наверное, мать Ахима нашла ему всё-таки в Турции невесту, - предположила девушка. – Но для меня жизнь-то не кончилась.
- Конечно, дочка, ты только не переживай.
И у Вики жизнь вошла в безмятежное прежнее русло. Те же вечеринки, дискотеки, Интернет.

ПОДАРОК ИЗ АФРИКИ

- Дочка, у тебя что, булимия? – с тревогой спросила мать.
- С чего ты взяла?
- Я заметила, как только ты поешь, сразу бежишь в туалет. Смотри, одни кости да кожа остались.
- Да лучше быть стройной, как я, чем толстой, как ты, - огрызнулась Вика.
- Не груби матери.
- Мам, ты на меня не обижайся, я не хотела тебя обидеть, - проговорила жалостливо девушка. – Просто я беременна.
- Вика, ты шутишь?
- Да, какие тут шутки. Я решила родить ребёнка.
- Ну, и кто отец такого подарка.
- Монифа.
- Кто этот Мо-ни-фа? – переспросила мать.
- Монифа выходец из Африки. Мы с ним на дискотеке познакомились и уже второй месяц встречаемся, - гордо сообщила дочь. - Между прочим, очень порядочный и весёлый парень.
- То, что он весёлый, и так понятно, а что порядочный - сомневаюсь. Собирается ли он на тебе жениться?
- Жениться нам сразу не обязательно, надо получше узнать друг друга, - философски заметила Вика.
- Правильно, сначала надо вместе поспать, сотворить дитя, а потом узнавать друг дружку, - возмутилась мать. – А кто ребёнка будет воспитывать?
- Ребёнка мы вместе с тобой воспитаем, - заключила Вика. – Может быть, это к лучшему. Достали меня все эти молодёжные организации со своей учёбой. Может, оставят меня в покое, когда стану матерью.
- А что скажет твой отец?
- Мне всё равно, что он скажет. Я хочу родить ребёнка, и никто мне не запретит. Как беременная, я буду получать от социального ведомства дополнительные деньги и обновлю мебель в своей комнате, - размечталась Вика.
- Надеюсь, ты перестанешь бесконечно влюбляться и мотаться? – отреагировал отец, услышав новость от дочери. – Но мне непонятно, почему надо рожать непременно от негра?
- Сердцу не прикажешь, - заявила дочь. – Монифа очень деловой. Сейчас он учится на автомеханика.
Постепенно родители смирились с неизбежным событием. Мать усилила опёку дочери, и незамедлительно исполняла любые её желания и прихоти. Вика чувствовала себя удовлетворённой и счастливой. Для своей комнаты она подобрала новые обои с крупными чёрно-белыми разводами. По каталогу заказала двуспальную кровать и шифоньер белого цвета. К новому интерьеру ей понадобился современный плоский телевизор. Родителям пришлось исполнить и это желание беременной дочери, и стена её комнаты была украшена огромным экраном.
- Наша дочь решила всё привести в гармонию с цветом кожи жениха и будущего ребёнка, - усмехнулся отец.
- Вау! - воскликнула Светка, осмотрев обновлённую комнату подруги.
Монифа не испугался будущего отцовства и с радостью согласился познакомиться с родителями Вики. Высокий, узкоплечий парень с белозубой улыбкой появился на пороге квартиры.
- Монифа, - гордо произнёс он своё имя.
Родители с нескрываемым интересом рассматривали необычного кандидата в зятья. Красная нейлоновая куртка, жёлтый пуловер, потёртые коричневые джинсы усиливали кофейный оттенок его кожи. Кудрявая густая шевелюра африканца была коротко пострижена, напоминая плотно надвинутую на голову чёрную тюбетейку.
- Проходите и раздевайтесь. Сейчас будем обедать, - дружелюбно обратилась мать к гостю.
Выразительные глаза парня радостно засверкали, а внушительные губы растянулись в широкой улыбке. Он резво снял куртку, повесил её на вешалку и направился в комнату.
- У нас можете не разуваться, - с опозданием напомнила хозяйка.
Стол ломился от разнообразных вкусных блюд, жених был в восторге. Он долго не решался выйти из-за стола, несмотря на призывные взгляды невесты в сторону её комнаты.
С тех пор Манифа стал частым гостем в семье Вики. Обычно он приезжал в пятницу вечером и оставался на все выходные. Приняв душ, весёлый и взбодрившийся, он занимал почётное место за обеденным столом.
- Как только окончу курсы, найду работу и заберу Вику с ребёнком к себе, - планировал Монифа, а невеста с радостью переводила родителям многообещающие фразы жениха.
- Это правильно, - соглашался отец Вики. – Надо самостоятельно строить свою жизнь.
- Но не сразу, - воспротивилась мать девушки. – Пока ребёнок не подрастёт, мы обязаны помогать нашей дочери.
- И до каких пор мы будем её опекать? – грустно заметил отец.
- Мам, пап, не спорьте! Сначала надо родить, а потом решать, что делать дальше.
Не понимая слов, Монифа лишь кивал головой и ослепительно улыбался.
Зима не баловала жителей Германии снежным покровом, и только украшенные сказочными зимними сюжетами витрины магазинов напоминали о приближении Рождества.
Накануне праздника Монифа снова появился у Вики и двухнедельные каникулы не покидал гостеприимный дом.
- Ишь, какого экзотичного жениха отхватила твоя дочь, – обратился сосед к отцу девушки. – Не принц ли это из Зимбабве? – пошутил он. - Наверное, богатые подарки привёз вам?
- Какие подарки? У него один подарок, и тот в штанах, - сердито отозвался мужчина, выразительно махнув ладонью возле своей ширинки.

Когда ребёнок зашевелился, и врачи определили, что это мальчик, Вика стала придумывать имя сыну. Монифа предложил назвать ребёнка своим именем, ссылаясь на давние традиции в их семье. Девушка призадумалась, но не согласилась и продолжала перебирать в памяти разные немецкие имена. И вдруг Монифа исчез, сославшись по телефону на излишнюю занятость в связи с началом работы. Света пришла успокоить подругу.
- Да, я особенно и не горюю, - проговорила нарочито весело Вика. – Что с него взять? Кроме, как гигантским членом, ему и гордиться нечем, - немного подумав, добавила. – Конечно, с таким большим трудно найти, но если очень постараться – то можно.
- Да не переживай ты так, Вика, он ещё вернётся, - убеждала Света. - Ему же понравилось, как твоя мама борщи готовит.
Мать не могла нарадоваться на Вику.
- Она стала такая домашняя, даже к подружкам не бегает.
- Куда ей с животом бегать? – иронизировал отец. – Пока она дома, приучай её к домашним делам. Посмотри, она же только ест, спит и допоздна телевизор смотрит. Даже тарелку за собой не вымоет.
- Вечно ты на неё нападаешь, - упрекнула жена. – Вике нельзя напрягаться, у неё ноги устают и частенько поясница ноет.
- Беременные на высоких каблуках не ходят, - заметил отец.
- Я тоже об этом говорила, но Вика утверждает, что ей ходить на каблуках удобнее.
Оставался месяц до срока родов, но всё уже было подготовлено для новорожденного. Красивая, увешанная разноцветными игрушками кроватка заняла почётное место в комнате Вики. Тут же находился комод, наполненный до отказа разнообразной детской одеждой. Элегантная темно-синяя тележка ждала своего часа в просторном коридоре.
Монифа приехал неожиданно. Он с интересом рассматривал приобретённые для ребёнка вещи, нежно обнимал Вику.
Глубокой ночью мать проснулась от стука в дверь, и услышала взволнованный голос Монифы.
- Вика ист кранк ( Вика больна).
Мать тут же вскочила с постели, и, набросив халат, поспешила в комнату дочери. Вика сидела в постели и, обхватив живот руками, стонала.
- Что с тобой, доченька?
- Живот разболелся, уснуть не могу.
- Это похоже на схватки, надо вызывать скорую, - решила мать.
- Подожди, может, всё пройдёт. Да мне уже легче.
- Рисковать нельзя. Скажи Монифе, чтобы вызвал машину, а то мы с отцом не сможем толком объясниться по-немецки.
Вику забрали в больницу, а под утро она родила сына. Узнав радостную весть, Монифа уехал.
Но весть оказалась безрадостной для бабушки. Мальчик родился недоношенным и с большими пороками: с трудом приподнималось веко, отсутствовали одно ребро и почка.
- Почему такое произошло с ребёнком? – спросила она доктора.
- Ваша дочь во время беременности принимала наркотики, - последовал категоричный ответ.
Через неделю Вику выписали домой, а мальчик остался в больнице, он нуждался в особом уходе. Сцеживать и носить грудное молоко ребёнку Вика отказалась, ссылаясь на слабые соски, и Алекса, как назвали новорожденного, сразу перевели на искусственные смеси.
Наконец, Алекс оказался в своей домашней кроватке. Его крохотное шоколадное тельце вызывало жалость и сострадание. Один глазик с трудом открывался, а кусочек хряща, прикрытый тонкой кожицей, заменял ушную раковину. Ребёнок был настолько слаб, что не мог громко плакать, лишь иногда попискивал.
- Вика, что же ты наделала с ребёнком? – причитала мать.
- Откуда я могла знать, что такое может случиться? Да, я глотала «колёса», но только вначале беременности. Когда решила, что буду рожать, сразу перестала.
- Зачем тебе понадобилось принимать наркотики? Чего тебе не хватало? – возмутилась мать.
- Я же не кололась, а «колёса» принимает вся молодёжь - для оттяжки, - оправдывалась девушка.
- Вот скажу отцу, будет тебе оттяжка.
- Не вздумай, тебе же хуже будет. Он тебя и обвинит.
С появлением ребёнка жизнь Вики почти не изменилась. Все заботы о малютке возложила на себя бабушка. Вика по-прежнему сидела возле компьютера или телевизора, а вечерами всё чаще исчезала из дома. Когда Алексу исполнилось два месяца, приехал его отец.
Он мельком посмотрел на ребёнка и вытащил из дорожной сумки бутылку шампанского.
- Выпьем за моего сына, - радостно произнёс Монифа.
Пока мать готовила угощение, гость отправился в ванную. После продолжительной водной процедуры парень взбодрился и с удовольствием занял место за столом. Когда Вика положила в тарелку Монифы добавку в виде четвёртой отбивной котлеты, он отложил вилку в сторону, чтобы обстоятельно рассказать о своих жизненных планах.
- Работа у меня хотя и трудная, но перспективная. Со временем шеф может назначить меня старшим в группе ремонтников, и я буду зарабатывать много денег. Вот тогда я непременно заберу Вику с Алексом.
- Не надо торопиться, пусть ребёнок подрастёт, - уговаривала мать. - Он такой слабенький, одна Вика с ним не справится.
- Не переживай, мать, это вряд ли скоро произойдёт, - усмехнулся отец.
- Вот возьму и уеду с Монифой, - заявила дочь, с укором посмотрев на отца, и придвинулась к жениху поближе.
На следующий день гость несколько раз откладывал время отъезда и только к вечеру отправился на вокзал, но через час сообщил Вике по телефону, что его обокрали.
- Как обокрали? – переспросила девушка.
- Я покупал в киоске булочку, а сумку поставил рядом на перроне, - пояснил он. - Вот её и утащили вместе с деньгами и документами. Я даже на работу не смогу пойти, там была специальная электронная карточка для входа на фирму.
- Тебе же мама приготовила бутерброды в дорогу, зачем тебе понадобилась эта булка? – заметила девушка. - Ну чего теперь рассуждать, надо срочно обратиться в полицию.
- Не волнуйся, я уже это сделал. Стражи порядка запретили мне уезжать домой, они надеются, что похитители возьмут только деньги, а сумку выбросят. Кто-нибудь её найдёт и передаст в полицию, - рассуждал парень.
- Ну, тогда приезжай к нам, - предложила девушка.
Возвратившийся с работы отец не смог скрыть удивления.
- Халявщик снова с нами! – воскликнул он.
- Что такое «халявщик»? – полюбопытствовал жених.
Слегка призадумавшись, Вика объяснила:
- Халявщик – это нежданный гость.
И снова Монифа обосновался в гостеприимном доме. Большую часть времени молодые проводили в комнате Вики: допоздна смотрели телевизор, поднимались с постели перед обедом и, хорошо позавтракав, выходили на прогулку с сыном. Косые взгляды матери, всё больше раздражали дочь, и она приноровилась водить жениха в гости к своей многочисленной родне. Парень всем приветливо улыбался и охотно угощался. Узнав от Вики, что её бабушка является членом христианской общины, Монифа выразил свою симпатию к этой религии. Он похвастался, что частенько посещает евангелическую церковь, где получает гуманитарную помощь и даже собирается окреститься. От подобных слов сердце старушки растаяло, и она предложила парню несколько религиозных брошюр.
- Когда твой друг перестанет находиться на нашем иждивении? – не выдержала мать.
- Мама, какая ты меркантильная. Монифа сейчас находится в трудном положении, его надо поддержать.
- Сколько можно его поддерживать? Твой любимый израсходовал столько воды и электричества за неделю, столько нам всем вместе за месяц не потратить.
- Мама, ты ничего не понимаешь. По нескольку раз в день он принимает душ для релаксации.
- Пусть он у себя дома релаксируется, а мы не миллионеры, чтобы все его прихоти оплачивать.
Монифа не понимал, о чём спорят женщины, но почувствовав растущую недоброжелательность со стороны родителей девушки,
куда-то позвонил, и после непродолжительного разговора сообщил, что пропажа нашлась.
- Мне сообщили в полиции, что всё сохранилось, кроме денег - пояснил он. – Так что завтра утром я уезжаю.
Пришлось матери выручить потенциального зятя, снабдив его в дорогу не только бутербродами, но и деньгами на проезд.
- Всё-таки с беби много хлопот, - посетовал он, уезжая.
Всё чаще Вика заговаривала с матерью о своей поездке к Монифе.
- Мы снимем квартиру в его городе и будем жить своей семьёй, - рассуждала она.
- Ты сначала съезди к нему одна да посмотри, как там можно обустроиться, а потом планируй, - посоветовала мать.
- А что? Сделаю ему сюрприз, соберусь и отправлюсь к нему на выходные.
Целый день Вика находилась в дороге. Пришлось ехать по дешёвому билету, предназначенному для поездок в выходные дни на пригородных поездах с несколькими пересадками. И вот она у цели. Девушка остановилась возле серого трёхэтажного дома, прочитала фамилии жильцов, но ни на одной из табличек не нашла фамилию Монифы. Вика наугад нажала на одну из кнопок, дверь открылась и она очутилась в тёмном коридоре. Зажёгся свет, и девушка увидела возле квартиры на первом этаже пожилую даму.
- Что Вам угодно? - спросила она.
- Я ищу Монифу.
- Я такого не знаю.
- Это темнокожий молодой мужчина, - пояснила девушка.
- Есть у нас тут один африканец. На втором этаже, как раз над моей квартирой со своей семьёй живёт, - уточнила она.
Вика в нерешительности поднялась по лестнице и робко позвонила в нужную квартиру. На пороге тут же появилась высокая, худощавая женщина с короткой стрижкой. На ней были изрядно потёртые джинсы и красная мужская рубаха навыпуск.
- Мне нужен Монифа. Он здесь живёт? – спросила девушка.
- Да, он здесь иногда проживает, - подтвердила женщина. – Между прочим, Монифа мой гражданский муж. А Вам он зачем понадобился?
- Я тоже считала себя гражданской женой этого парня, и даже родила от него сына. Поэтому и приехала к нему из Кёльна, - робко добавила Вика.
- Теперь понятно, что за преданный друг у Монифы объявился в этом городе. А я всё удивлялась, какой дурак, кроме меня, способен содержать этого бездельника.
- Что же мне теперь делать и куда деваться на ночь глядя? – растерялась девушка.
- Да ты совсем ребёнок и почти ровесница моей дочери, - вслух размышляла женщина. – Ну что с тобой делать? Ладно, заходи.
В узкой прихожей Вика сняла курточку, попыталась безуспешно примостить её на торчащий в стене единственный крючок, занятый другой одеждой, наклонилась, чтобы снять туфли.
- У нас обувь не снимают, а куртку брось на стул в комнате, - подсказала женщина
Комната была небольшая, вся заставленная старой мебелью. На угловом диване с изрядно потёртой обшивкой блекло-зелёного оттенка сидел темнокожий мальчик лет шести и смотрел мультики.
- Это мой сын Джон, а меня зовут Симона.
- Вика, - представилась девушка.
Ты присаживайся, а я приготовлю кофе, - сказала хозяйка и ушла на кухню.
- Привет, Джон! – обратилась Вика к ребёнку.
- Привет, - откликнулся мальчик, не отрывая взгляда от телевизора.
Вика вытащила из дорожной сумки пакет с шоколадными конфетами, купленными в «русском» магазине для Монифы, и положила угощение на стол. Мальчик с любопытством посмотрел на незнакомую тётю.
- Угощайся, - предложила Вика.
Ребёнок с удовольствием извлёк из пакета горсть конфет и снова уселся перед телевизором, а его мать принесла бутерброды с мягким сыром и кофейник. Вика к еде не притронулась, лишь пригубила чашку с напитком, отдалённо напоминающим кофе.
- Да ты не переживай, перекуси с дороги, - пожалела девушку Симона. – Я сама угодила в сети к этому проходимцу и родила от него двоих детей.
- У вас есть ещё дочь? – поинтересовалась Вика.
- Да, ей семнадцать лет.
- Когда же Монифа успел двумя детьми обзавестись? Он мне говорил, что ему тридцать лет. Да и выглядит он молодо, - удивилась девушка.
- Это означает, что он хорошо сохранился, - усмехнулась Симона. – Ему в следующем году сорок стукнет. А чего ему стареть, если он на всём готовом живёт, не работая. Много раз я его прогоняла, - продолжила она свой грустный рассказ. – И каждый раз он возвращался и просился обратно. Обещал найти работу, но всё остаётся без изменений. Вот так и живём.
- Как же он очутился в Кёльне? – удивилась Вика.
- Его соплеменники живут почти во всех немецких городах. Вот он добрался и до твоего города.
- Похоже это так. На городской дискотеке мы с ним познакомились, - уточнила Вика.
- Со мной он познакомился не на танцах, а на улице, - вспомнила вдруг Симона. – Ты не думай, что я всегда была такой измождённой и старой. Восемнадцать лет назад я была ещё привлекательной женщиной с пышными белокурыми волосами, - похвалилась она. - Монифа тогда и приехал в качестве беженца из Кении в наш город. Двух слов он не мог связать по-немецки. Спросил, как найти какое-то социальное ведомство. До сих пор для меня загадка, чем он сумел меня так увлечь. Скорее всего, своим бойким нравом. Да и внешностью он выделялся: статный, крепкий. Впрочем, чего тебе рассказывать, сама знаешь, - подчеркнула Симона. – Но вот беда, о семье не заботится. Всё тяну на себе.
- Вы, наверное, на социальном пособии живёте? – поинтересовалась Вика.
- Монифе ничего не платят, а мы с детьми на питание и за жильё получаем, да ещё я прирабатываю - лестницы чужие убираю.
Послышалось звяканье ключа в двери.
- А вот и хозяин пожаловал, - воскликнула Симона.
Когда Монифа зашёл в комнату, то замер от неожиданности.
- Халявщик приехал, - проговорил он нарочито весело, поглядывая на Вику. – Это сестра моего друга, - пояснил он Симоне.
- Перестань врать. Вика мне всё рассказала.
Несмотря на драматичность ситуации, нежданная гостья еле удерживалась от смеха, вспомнив своё объяснение слова «халявщик».
Монифа оправдываться не стал.
- Я вижу, что вам и без меня не скучно, - заметил он и, хлопнув дверью, вышел из квартиры.
- Теперь пойдёт к кому-нибудь из своих соплеменников или к очередной любовнице, - предположила Симона. – Но через день-другой вернётся. Долго он нигде не задерживается.
Вика долго ворочалась на жёстком диване перед тем, как заснуть, а утром спозаранку отправилась в обратный путь, отказавшись от предложенного Симоной кофе.
- Ну и когда переберёшься к мужу? – пошутил отец, увидев возвратившуюся Вику.
- Никакой он мне не муж, - заявила девушка. – И вообще у нас с ним всё кончено.
Но Монифа так не думал. Через неделю он позвонил.
- Сокровище моё! – обратился он к Вике. – Я всё осознал и принял решение.
- Меня твоё решение не волнует, - возразила девушка.
- Вика, выслушай меня. Вы мне с Алексом очень нужны, - крикнул он в трубку. – Поэтому я готов приехать к вам насовсем и навсегда.
Подошла мать и строго потребовала:
- Если это Монифа, то скажи ему, чтобы его ноги у нас больше не было.
- Что сказала твоя мать? – с надеждой спросил жених.
- Она сказала, чтобы ты никогда к нам не приезжал. И я тоже не хочу тебя видеть, - решительно заявила Вика и выключила телефон.
У неё не было ни времени, ни желания говорить с Монифой. Она собиралась на карнавал.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 37
     (голосов: 9)
  •  Просмотров: 1565 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.