Однажды в глухой деревне (окончание) - Проза

Я осени любитель небольшой. Когда листвой припорошит аллею Я, к сожалению, всегда болею. Болею бренным телом и душой. Чарует цвет увядшего листа, Но это злато не окажется в кармане. Все чахнет, яркий спектр не обманет - Известна временность чудесного холста. Притягивает неба синева, Что в октябре у нас над головою, - Пыльца не производится траво

Однажды в глухой деревне (окончание)

| | Категория: Проза
Однажды вечером, открыв на звонок дверь, я увидел на лестничной площадке Сашу. Волосы его были спутанными и мокрыми от дождя, одежда тоже намокла, и своим жалким видом он сразу напомнил мне тот вечер и того непутевого Сашу, который долго ходил за солью.
Я посторонился и пропустил его в прихожую. Раздевшись, он, не спрашивая, сел в кресло. Ему было явно не до этикета.
Я сразу догадался, что привело его ко мне. Но подозреваемый в жестоком убийстве не учел одного: я готов был стоять, как кремень, на своем.
- Я понимаю, - начал Саша, собравшись с духом, - ты боишься рисковать. Но... запомни, мое спасение и моя погибель - все в твоих руках!
- Саша. - Комок подступил мне к горлу. - Мы говорили уже на эту тему. Боюсь, ничего не изменит моего решения...
- Эх, была, не была! - Саша встрепенулся. Лицо озарилось непонятной торжествующей улыбкой.
- Понимаешь, я не могу лжесвидетельствовать и не хочу этого делать...
- И не надо. Я кое в чем тебе сознаюсь, а ты подтвердишь мое алиби. Договорились?
- Нет, - я жестко сжал губы, - так не пойдет. И ты это прекрасно знаешь. Пока варилась уха, ты имел неосторожность отлучиться. Ты ездил в деревню. Тебя видели на улице во время дождя. Ты приехал на мотоцикле. Люди говорят об этом! Не мне - следователю.
Казалось, последним аргументом я сразил его наповал. Однако подозреваемый в убийстве уже пришел в себя и, нарочито растягивая слова, проговорил:
- Да, я ездил в деревню. Но не затем, чтобы убивать старика. Для этого я мог приготовить алиби понадежнее. И еще... зачем мне нужна эта смерть? Я ведь не сумасшедший!
- Не знаю.
- Правильно. Да, я был в тот вечер в деревне. Если признаюсь, что именно я там делал, ты заявишь, что я был с тобой неразлучно?
- Не знаю. Я не готов ответить, не выслушав тебя.
- Хорошо. Понимаешь, мне нельзя говорить на суде, для чего на самом деле я приезжал в деревню. И в твоих интересах это тоже.
Я насторожился.
- Что ты хочешь этим сказать?
- Я думаю, ты сам не захочешь, чтобы на суде прозвучала правда, - продолжал Саша, возбужденно облизывая губы, - я расскажу все, если только… ты пообещаешь выслушать меня, не перебивая, а затем, поверив фактам, сделаешь единственно верный и справедливый ход. В противном случае, мне придется… опозорить тебя. Извини.
Он так настаивал на моей клятве, что я дотошно выполнил все формальности заклинания.
- На мотоцикле, который я оставил еще утром в зарослях малины, я доехал до деревни, - несмело начал рассказчик. - Огородами я пробрался к себе во двор. Только не перебивай, пока я могу выдать как на духу. Было темно, и я надеялся, что меня никто не увидит и не узнает. Я долго стоял под окнами гостевой комнаты, прежде чем убедился, что в доме все спят. После этого прошел в дом и открыл потайную дверь. Охваченный сильным возбуждением я зашел в спальню. Взгляд мой скользнул в темноте по комнате и отыскал спящую Катю. Да-да, твою Катю. Она лежала, широко раскинув обнаженные руки. Золотые кудри волос рассыпались по подушке. Она даже не успела их прибрать.
Подойдя вплотную к постели, я одним медленным, но неотвратимым движением, стянул одеяло вниз. Катя спала непробудным сном. Я, не мешкая, стал ее раздевать. Никто не знает, насколько волнительно и приятно снимать одежду у спящих красавиц. Сначала было немного сложно, я снимал с нее ночнушку, и мне приходилось то и дело переворачивать ее. Один раз она даже чуть не упала с кровати, но я вовремя ее удержал. Когда дело дошло до лифчиков и трусов, мне стало легче и, вместе с тем, любопытнее. После каждого этапа моему взору открывались новые подробности: то груди, выпуклость которых еще утром взбудоражило мое воображение, то пухлая задница и заросший волнистыми волосами лобок, то, наконец, самое притягательное и прекрасное - углубление половой щели. Складки, которые угадывались под джинсами, в которых она ходила, теперь бесстыдно обнажились моему взору. Я чувствовал себя богом, перед которым нет тайн.
Надо было торопиться. Я вооружился фотоаппаратом. Раскладывая спящую красавицу в разных волнующих позах, я, не переставая, щелкал затвором и вспышкой. Но не порноснимки были моей задачей. Нет, я старался снимать ее целомудренно и эротично. Сложнее всего было придать спящему телу жизненную энергию и обаяние живой плоти.
- Зачем тебе понадобились эти снимки, извращенец? - невольно вырвалось у меня.
- Сугубо для личного пользования. Только для этого. Теперь, после моего рассказа, ты понимаешь, что на суде я не могу признаться в правде?
Какой подлый и циничный удар был нанесен мне институтским приятелем.
- Я не верю тебе, - буквально взревел я.
- В чем?
- Ни в чем. Этого не может быть!
- Я принес фотографии. Прости меня.
Я разложил снимки на столе. На них действительно была Катя. Моя дражайшая супруга.
- Негативы!
Саша протянул пленку. Я оторопел. Первым порывом было уничтожить отснятый материал. Но потом я решил оставить снимки - на память. В искусстве эротической фотографии Саша, похоже, достиг значительных успехов.
- Эта мерзость не имеет права на жизнь, - вынес я резюме, отсмотрев все материалы.
Я зажег конфорку на кухне и сжег на газу полученные из рук Саши снимки - все до единого.
- Я могу рассчитывать на то, что ты подтвердишь мое алиби? - нерешительно спросил Беляев. В его голосе появились жалостливые нотки. Таким тоном разговаривают в кино нашкодившие злодеи.
- Надежда умирает последней.
Саша ушел. Я остался наедине со своей неразрешимой проблемой.

В конце месяца состоялся суд. В качестве свидетеля на заседания был приглашен и я. В интимные подробности разговора с Сашей, который состоялся по его инициативе в нашей квартире, супругу я не стал посвящать. И правильно сделал. И никогда не посвящу. У каждого человека есть тайны, которые он унесет с собой в могилу.
На суде подозреваемый ежеминутно бросал на меня взгляды. Он был задумчив и держался очень мужественно, когда судья огласил приговор.
История на этом закончилась. Решение суда было суровым, но справедливым.

Фаниль ГИМАДИСЛАМОВ

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 85
     (голосов: 4)
  •  Просмотров: 816 | Напечатать | Комментарии: 1
banner

   
16 апреля 2011 21:22 SenMar
avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 25.11.2010
Публикаций: 1
Комментариев: 59
Отблагодарили:0
История действительно интересная, захватывающая, очень похожая на правду. Две части прочитала на одном дыхании. Но... окончание не принесло ожидаемого удовлетворения - непонятно, какой приговор вынесли Саше, виновен ли он на самом деле или нет, к какому решению пришел автор - от имени кого велся рассказ, вобщем, чего-то недополучила...
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Загрузка. Пожалуйста, подождите...

Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.
{changeskin}