Эльф в городе - Проза

Качает женщина ребенка среди ночи. Возникла трещина, и зарастать не хочет. Возникла трещина. Любовный треугольник. Другая женщина. Кому какая доля? Когда успел? Все время - на работе. И как посмел? На сей минорной ноте Ее Душа страдания все пела И малыша касалась то и дело. А он не спал. В его глазах - тревога. Он просто знал - теперь ег

Эльф в городе

| | Категория: Проза
- Что это? – спросила я.
Странный бутерброд вызывал во мне двоякие чувства: выглядел он не очень, но зато запах подчинял себе голодный желудок.
- Это отрава! – ответила Саша.
Я недоверчиво покосилась на друидессу. Мне так не хотелось ей верить!
- И… и как он убивает?
- Долго и мучительно. Поверь, очень долго и очень мучительно!!! – на этот раз
мне ответила Вероника. Ответила и храбро откусила очередной кусок. Ещё парочка и странного бутерброда под названием хот-дог не останется…
- Да успокойся ты, ешь! Нормальная еда! – заверила меня жующая Ника…
Вообще-то, Вероника у нас оборотень…
А если рассказывать нормально, то зовут меня Тантуриканстиль, я эльфийская принцесса. Разглагольствовать по поводу рода и племени не буду, хотя могу, порой, с удовольствием. Мой отец не самым лучшим образом относится к людям. Честно говоря, «не самым лучшим образом» это я смягчила, сильно смягчила. Я не разделяю его точки зрения. Не знаю, мне интересно все, а люди они такие…. Интересные. Даже у самого закрытого человека все равно все всегда написано на лбу. Это эльфы за тысячелетия жизни научились мятой бумажкой закидывать чувства в угол души, ходят как памятники. Даже страшно. А этот томный взгляд из полуопущенных ресниц. Надоело. Надо ли говорить, что на этой почве я всегда ссорилась с отцом. Мне непонятен его апломб. И даже через сто лет я его не пойму. Так вот, в разгар одного и скандалов я вскипела до крайности и твердо решила доказать. Кому и что – дело второе, главное, доказать. Собрала вещи, пришла к королю ставить его перед фактом:
- Папа, я ухожу!
- Вернись только к ужину…
- Ты не понял! Я в город ухожу….
Книга выпала из рук отца:
- Зачем?
Тут я задумалась. Причины не было. Поэтому, выпалила, что первое в голову пришло:
- Учиться!!!
Король прысну со смеха.
- Ой, дочь, я ведь, действительно, подумал, что ты серьезно! Даже испугаться успел! – сказал папа, вытирая рукой слезы.
- А я серьезно!!!! – топнула я ногой, - я правда хочу иметь высшее образование!!!
- Да чему тебя там могут научить? Ну, подумай!!!! Это же люди, они…
Отец готов был разразиться очередной тирадой, но я подняла вверх руку. Шутки кончились. Научитесь воспринимать дочь серьезно:
- Это мое решение. Это не побег из дома. Это не отречение от короны. Я хочу учиться в городе!
- Хорошо… где? – король сдался. Впервые сдался и кому? Мне!!!!
- В медицинском…
- Ты с ума сошла!!! Да ты сама можешь там преподавать!!!! Люди – это же глупые слепцы, которые не видят очевидного!!! Дочь, да если ты захочешь, ты там хоть сейчас сможешь всех вылечить!!!
- Папа!
Разумного объяснения я найти не могла. Пришлось скрестить руки на груди, а для большего эффекта приподнять бровь. Снова сработало:
- Хорошо! Но одну я тебя не опущу!!!!
После долгих препирательство кого и в каком количестве отправят вместе со мной (выдвигались идей и королевской армии или «ну хотя бы паре лучников и мечников»), со мной отправили дочь друида, начинающую друидессу. Мы с ней дружим с детства. И до сих пор, несмотря на то, что делим комнату в общежитии. С поступлением не было никаких проблем (все, конечно, догадываются, о чем я). Алексаногровмильта тоже поступила. Больше того – нам дали комнату в общежитии, что редко для первого курса. Ещё пришлось адаптировать наши имена. Так я стала Тиной, а моя соседка – Александрой. Документы, бытовые хлопоты – об этом я даже не задумывалась. Вот что значит, королевская доченька. Избалована до нельзя! И вот уже несколько недель я живу здесь и учусь. Уши… с ними возникли некоторые проблемы. Мне приходится постоянно носить распушенные волосы. Иногда, я по привычке, закладывала их за уши. Саша меня одергивает. Ещё папа запретил снимать символы королевской власти – кольцо и медальон. Вроде как они должны обеспечивать мне защиту. Только от кого, мне лично не понятно…
Увидев нашу группу, я сразу ощутила присутствие кого-то ещё. Мы, волшебные существа, чувствуем друг друга. Веронику я определила сразу. Высокая, худая, бледная, черноволосая она пронзала ледяным взглядом. Но кем она была, я не понимала. Первый раз сталкиваюсь с подобным волшебством. Да и веяло от него чем-то нехорошим. Александра тоже находилась в полнейшем непонимании. Во всяком случае, она мне так говорила. Но этот ореховый, хитрый взгляд молча кричал о догадке. В конечно счете, я вызвала Веронику на разговор. Она оказалась нашей соседкой по блоку, поэтому пригласить на чай не составило труда. По началу мы молчали. Сидели втроем за столом и переглядывались. Молчание мне надоедает быстро. Всем все и так понятно, я решила с места в карьер:
- Вероника, я эльф…
- Так я и думала!!!! Первый раз встречаюсь с эльфом, но многое слышала про ваше «биополе»
Я поморщилась. Такого слова я не знаю, но оно мне не нравилось:
- А ты ведьма? – обратилась наша гостья к Саше.
Александра отрицательно покачала головой:
- Я - друидесса…
- Ну почти…
Саша хмыкнула. «Ну почти» на деле – «ого-го сколько».
- Но кто ты? Я понять не могу…. Твое волшебство, прости, но оно…. Не самое светлое…
Я старалась подбирать слова.
Вероника дернула плечом:
- Я оборотень, и мое волшебство – фамильное проклятье.
Я едва сдержалась от удивленного вопля.
- В каждом городе должен быть свой оборотень, ровно как в лесу – эльф….В моем родном городе мы, между прочим, единственная семья оборотней, и то мама у меня нормальная. А вот я, папа и брат отличились….
Дальше разговор пошел куда как легче….


Так мы и стараемся жить. Сейчас мы все немного друг другу чужие. Думается мне, это дело времени. Среди всей нашей группы пожалуй только один – два человека явно нечисты.


Хот-дог я все-таки купила. Теперь мы шли втроем до дома и разговаривали с набитым ртом. Папа за такое меня бы выдрал.
- Знаете, я кого-то чувствую… - сказал я и не успела поймать лук. Он так и
шлепнулся на асфальт.
- Не замечала… - Вероника облизнула мизинец, по которому растекся соус,
называемый кетчупом.
- Нет, кто – то есть. Сама не могу понять, кто, но магическое существо ощущается как-то волнообразно: то сильнее, то слабее. – Сашка ловко уплетала, даже не измазалась совсем. Где она так научилась? Или была практика?
- Во-во! – подтвердила я, но на это раз успела перехватить ускользающий лук.
Александра остановилась. Резко, будто в землю вросла. Попутно, она схватила меня за руку. Я, конечно, подобного жеста не ожидала. Хот-дог впрыгнул из пальцев и приземлился в свежую лужу, не преминув обрызгать мне туфли и колготки странной смесью грязной воды и кетчупа. Я захныкала и недовольно посмотрела на Сашку. Так дернула плечом:
- Черная кошка…
Я закатила глаза. Глубокий вдох. Сохранять самообладание. Сохранять, я сказала.
- Отбрось, пожалуйста, свои суеверия, - обратилась я то ли к небу, то ли к подруге.
- Черная кошка – это не суеверие! – убедительно произнесла Саша, дожевывая.
Я спиной почувствовала напряжение. Взгляд Александры тоже остановился в замешательстве. Пришлось обернуться. Вероника забыла про еду. Она уставилась в одну точку. Туда, где несколько минут назад прошла злополучная кошка. Не моргая. И зрачки расширились. Я дернула Нику за рукав:
- Ты чего??? – даже я услышала в собственном голосе страх.
- А? Что? Не… ничего. Не люблю кошек, вот и все…


Ключи от комнаты, как всегда, покоились у друидессы. Доверять мне ключи – занятие бесполезное. Даже не так. Доверять мне вообще что - либо более-менее ответственное, значит, просто на просто загубить дело. Я витаю не в этих слоях атмосферы. По привычке витаю. Может, когда-нибудь и приземлюсь, начну замечать что-то. А может быть и нет. Пока не собираюсь.
Я скинула на кровать сумку, плащ, а потом кинулась сама. И ойкнула. Все время забываю, что кровать твердая, как доска. Потом мне стало грустно и я спросила у Александры:
- Сашка, а у нас есть что покушать???
Она кивнула. Настроение вернулось. Я легла и потянулась:
- Какая здесь замечательная осень….
С высоты девятого этажа она выглядела просто прекрасной. Её хотелось пить, глотать, ей надо дышать и жить. Так, что бы осень своим головокружительным цветом бежала по венам….
Сашка буркнула что-то недовольное. На подобии: «скоро вернусь». Раздался грохот сковородки, хлопок дверцы холодильника и скрип входной двери. Друидесса тоже не очень любит готовить. Просто у неё это получается. Мой первый и последний поход на кухню закончился стихийным бедствием районного масштаба…. Во-первых, я выронила сковородку. Во-вторых, разлила подсолнечное масло по полу. В-третьих, не справилась с управлением огнем и подожгла шторы (не спрашивайте меня как, я сама не понимаю). Естественно, сработала та странная штука, что прикрепляется к потолку и предотвращает пожары. И вот стою я на обозрении всего этажа, мокрая, посыпаемая нехорошими словами от комендантши. Зато хоть узнала, откуда у меня руки растут. Правда, думается мне, что она их с ногами перепутала. Убирала я кухню всю ночь, чтобы потом честно выспаться на лекции. Сашка меня не бросила. Ни в уборке, ни на лекции. Стыдно, правда, до ужаса. Вот даже сейчас, рассказываю все это и краснею…
Итак, яичница. Самое лучшее кулинарное изобретение. Ещё одно подтверждение тому, что все гениальное просто.
- Наелась? – спросила друидесса.
Я кивнула и расплылась в улыбке сытого кота:
- Не расслабляйся, посуда – твоя…
Справедливо, а чего я хотела? Про жизнь принцессы надо забыть прочно и надолго…. Эх!
Когда я исполняла свой долг перед кулинарными изысками Александры, надо мной кто-то кашлянул. Я испугалась, дернулась, ударилась о полочку и не рассчитала с равновесие. Справедливости ради стоит отметить, что его у меня полнейшее отсутствие присутствия. Да ещё и кто-то что-то на полу разлил. Последствия ясны – я шлепнулась на недружелюбный пол.
- Доченька, ты жива?
Отцовский голос лился из зеркала над раковиной.
- Более чем, - выдавила я и поднялась.
- Как же я рад тебя видеть!!! – блестящие глаза короля светились такой добротой и лаской, что хотелось убежать, - а что ты делаешь?
Вот я прямо сейчас тебя, папочка, и шокирую. Не расслабляйся!
- Посуду мою! – сама поражаюсь своим актерским способностями. Даже я поверила в обыденность этой процедуры.
- Как???? – началось! – как????? Да что ж это… да как же это????????? ДООООМОЙ!!!!
- Сейчас! Только ботинки почищу и мигом!
- Неужели такая жизнь тебе нравится?
Я кивнула.
- Почему?
- Не знаю, нравится и все тут.
- Ты так исхудала. Вообще лица нет. Ешь хоть что-нибудь?
- Не, только просто так посуду мою! – и когда это я так научилась хамить
родителю. Да, город на меня влияет странным образом.
- Когда домой приедешь?
- На каникулах…
- Не скучаешь???
Я замолчала. Конечно, скучаю. Очень скучаю. Каждую ночь мне снится королевство и наш лес. Но признаться в этом сейчас, значит потерять образ и подчиниться родительской воле. Что говорить, я решить не могла. Спас меня случай. Хлопнула дверь соседней комнаты. Оттуда вылез Дима – наш сосед, учится на четвертом курсе.
- О, Тинка, привет. С зеркалом уже разговариваешь?
- Ага. Иногда так хочется поговорить с умным человеком.
Димка улыбнулся. Я тоже.
Когда я повернулась к зеркалу, там было только мое отражение:
- Пока, пап…



- Тебе королевский привет из эльфийского царства!!!! – с порога заявила я Сашке
- Спасибо….
Все пространство комнаты заполнял запах корицы. Голова от счастья закружилась. Александра делает чай. Прекраснее чая нет ничего на свете. Разумеется, я не имею ввиду это чудо из пакетиков, заливаемое кипятком. Чай – философия души. А такую науку за 3-4 минуты не постигают!
- Что король говорил?
Я поморщилась:
- Ничего нового… «вернись, я все прощу»!
- А самой вернуться не хочется?
Я отхлебнула чай и уставилась в окно. И что я должна ответить??? Саша, собирайся, мы едем домой, пошло оно все к нечистым! Трудно сдержаться от такого решения. Хотя, пожалуй, это решение – это не решение (кошмарная фраза!), это обычный побег, обещающий угрызения совести на всю оставшуюся жизнь.
- Как думаешь, кем я буду себя чувствовать, если сейчас вернусь? – спросила я, не поворачиваясь…
- Кем – не знаю, но как – могу догадаться…
- А знаешь, как домой хочется….
Александра промолчала, только внимательно заглянула в чашку:
- Знаешь, в воздухе веет чем-то нехорошим…. – сказала друидесса.
- Ты опять про свою кошку?
- Да. И ещё… мне не нравится это непонятная магическая сила. Её то нет, то она спокойна, а сегодня один раз…. Накрыла прямо с головой..
Я знала, о чем говорит Сашка. У меня сегодня тоже голова закружилась, и в глазах потемнело:
- Мне не кажется она темной…. – протянула я.
Темная сила она по-другому бьет. Горло зажимает и толкает в грудь.
- Не знаю… я не могу сказать об этой силе вообще ничего. Она просто есть,
будто независимо от хозяина. Тут либо кто-то прячется, либо просто не знает, что с этим делать… и одно и другое мне не нравится…
- Брось, кому и зачем тут прятаться…
- Ну мало ли… - многозначительно встала друидесса и пошла ополаскивать
чашки.
Думать после чая трудно. Мысли становятся тяжелыми и неповоротливыми. Переползают так, с места на место, но не несут никакой информации. А спать днем – это противно… поэтому, я открыла учебник. Буквы складывались в витиеваты слова, переплетались с какими-то особо живучими мыслями, в общем, в голове творился тот ещё разброд. Сашка с сожалением посмотрела на меня:
- Не мучайся!
- Надо… - покачала я головой и с удвоенной силой принялась вчитываться в
текст….
Трудно сказать, сколько я вот так просидела. Просто, когда оторвалась от книги, за окном уже темно было. Александра тоже что-то учила на своей кровати. Такая идеальная тишина и только шорох страниц.
Чуть позже зашла Вероника. Я удивилась её бодрости:
- Это я просто выспалась… - ответила она.
- Как ты можешь спать днем?
- А когда мне ещё спать???
- Ну, ночью…
- Ночью мне уснуть трудно. Ночь – это наше время. Хочешь, назови это инстинктами, хочешь, как хочешь, но ночью – мой мозг светлый и восприимчивый ко всему. Ночью я могу все!!!
- А утром?
- А утром приходится держать себя в руках….
- Бедная…..
- Да я привыкла….. А чай будет???
На этот раз чай делала я. Получилось, конечно, не так, как у друидессы, но думается мне, что она что-то наговаривает, когда готовит….
- Корица – это вещь! – констатировала Ника.
Я позавидовала её бодрому расположению духа. Может, поступится своими принципами и тоже вздремнуть днем? Во всяком случае, сейчас я недоваренный овощ. Не самый вкусный и полезный и не соленый.
- Ты правда никого не чувствовала??? – ни с того, ни с сего спросила Сашка
Ника покачала головой:
- Я вообще этим не особо практикую. Могу почувствовать, если сильное очень, а так…. Не разбираюсь. А что?
- Не хорошо это и не правильно…. – в пустоту сказала Александра.
- Что именно?
- Что? – вынырнула Саша из мыслей.
Я внимательно посмотрела на друидессу. Она не из тех, кто будет раздувать из мухи слона. Никаких бурь в стакане. Вот это и пугало.
- Да что с вами такое???? – возмутилась Вероника.
- Голова дурная…. – улыбнулась я.
Оставим все мыслительные процессы на потом.
- Так, понятно! – Ника хлопнула в ладоши, - пора разгонять это сонное царство! Собирайтесь!
- Куда? – хором спросили мы.
- Тут недалеко. Только куртки захватите. Замерзнете.
Я с сомнением посмотрела на Веронику, которая красовалась в футболке.
- Ну, у нас, оборотней, несколько другие понятия о холоде и тепле. А принцессы, я слышала, легкопростужаемы.
Меня не заразил её энтузиазм. Я продолжала сидеть и ждать хоть какого-то ответа.
- Что ты так на меня смотришь? На убийственные взгляды я иммунитет выработала в далеком детстве! Собирайся же!


На лифте мы ехали недолго. Не доверяю я этим трясущимся коробочкам с мигающей лампочкой.
Потом мы поднимались по лестнице в узеньком коридоре. Вверх и вверх. Остановились. Ника что-то сделала с замком…. Ветер влетел порывом….
Крыша. Небо. Темно – светлое. Звучит, конечно, бредово. Но оно вроде темное, а облака видны…. Будто у неба раздвоение личности.
- Ну, как? – спросила Вероника.
Я закивала. Почувствовала – что ни скажу, будет бесполезно.
Девчонки подошли к краю, о чем-то переговариваясь. Я стояла… как очень глупое создание в центре и не могла собрать себя по кусочкам. Я в небе. Что меня потянуло в другую сторону – ума не приложу. Ветер? Возможно. Я подошла туда, где виднелось подобие трубы. Одиночество длилось недолго.
- Принцесса… позвал меня мужской голос.
Может, показалось?
- Нет, не показалось….- ответил некто моим мыслям и отсоединился от стены.
Его темная фигура не приближалась. Расстояние – шагов пять. Но ни слова, ни шага.
- Не могу подойти ближе…
Я потерла кольцо.
- Тебе не страшно, принцесса?
- Нет… - шевельнулись сухие губы.
- Хм, я бы тоже не боялся. Сейчас…. Дальше бояться надо будет.
- Кто вы?
Кошмар, что с голосом? Звенит, дрожит…
Ветер усилился. Он разбросал волосы. Проник под кожу. Играл на нервах. Меня била мелкая дрожь, но куртка все так же сжималась в руках….
- Ты замерзла, принцесса? Или все-таки страшно?
- НЕЕЕТ!!!! – крикнула я.
Голос пропал. Что-то ввинчивалось в голову. Давило на грудь. Что-то странно темное. Не по правде темное. Нет, слишком быстро. Кольцо раскалилось, причиняло невыносимую боль. Некто сделал шаг вперед, но, ухнув, остановился.
- Хорошо же… до встречи!
Он подошел к самому краю и шагнул в ночь.
Дышать легче. По цепочке медальона пробежала пара бесцветных искорок. Нагретое кольцо светилось. Трудно сказать, что дальше было. Ноги стали ватными. Я начала медленно опускаться, так показалось мне. Потом появилось лицо Вероники:
- Ты чего?



Очнулась я под пледом. На Сашкиной кровати сидели в рядок, как воробьи на ветке, собственно сама друидесса, Ника и Димка. Стоп, последнего же с нами не было… Сашка заметила мой вопросительный взгляд:
- Мы Диму у лифта встретили. Он тебя сюда донес…
- Спасибо…
- Да не за что. Тинка, ты не ешь ничего, что в обмороки падаешь?
Александра скривила губы и посмотрела в сторону.
- Ещё как ем! – улыбнулась я.
Молчание. Такое полное слов молчание.
Парень почесал затылок:
- Ладно, пойду я. Береги себя. – вздохнул он и направился к двери.
- Ещё раз спасибо! – отправила я вдогонку.
Дверь захлопнулась.
- Что это было?
Я почесала лоб. Хотелось бы знать..
- Трудно объяснить….
И рассказала все, что видела, слышала и ощущала…
Ника нахмурилась:
- Я ничего не почувствовала. Я обычно чувствую… недоброжелательность…
- Это как? – спросила Саша.
- Ну, как собачий нюх, только лучше. Плохие мысли плохо пахнут…
Странная она, эта девочка – оборотень: очевидной силы не улавливает, а запах мысли – очень даже… но не об этом…
- Не знаю, - ни с того, ни с сего начала я, - он давил на меня, а подойти не мог….
- Темный? – спросила друидесса.
Я замолчала. Задумалась в своей пустой голове. Ногам под пледом стало жарко, я скинула его и села:
- Не знаю…
- Черно – белый… - ухмыльнулась Вероника.
Мы ещё немного посидели в непонимающем молчании:
- Ладно, дело к ночи – решила я ускорить ход времени, - может, утром подумаем?


Мне не спалось. Это наверное от усталости. По началу, я лежала на боку и пальцем водила по незамысловатому узору обоев. Сплошное безмыслие. Если вдаваться в дебри извилин, можно зайти в страшное место. Потом я села. Нет, есть не хочется…. Или? Додумать мне не дали. Кто-то постучал в окно. Я не обратила на это внимание. Мало ли ветка, ветер, птица, галлюцинация…. Когда стук повторился второй раз, я обернулась на окно, пытаясь что-то рассмотреть через плотные шторы. Если кто-то и вправду стучит в окно…. То, простите, девятый этаж…. Третьего стука я не выдержала. Подбежала и рывком отодвинула штору, так, что еле на ногах удержалась. За окном крутилась птица. Большая и черная. Глаза у неё были нехорошие. Осмысленные. И светились ещё едва заметно. В ушах появился шепот. Будто из моей собственной головы, а не наоборот, снаружи:
- Мы скоро придем….
Я обернулась. Друидесса мирно сопела под одеялом. Сашкин сон отличается особой чуткостью, странно, что она ещё не проснулась. Когда я снова обернулась к окошку, птицы уже не было.
Сердце в ушах. Бьется и оглушает. Я опустилась на кровать. Через раздвинутые шторы падал яркий лунный свет. Завтра полнолуние. Ночное светило било в глаза не хуже фонаря.
В дверь постучали.
- А? – вошла я в реальность.
Александра зашевелилась под одеялом.
- Кто там? – спросила она и странно посмотрела на меня.
Я решила не мучить себя ожиданием ответа и открыла дверь. На пороге стояла растрепанная соседка Ники, кажется, Ленка.
- Девочки, а Вероника у вас?
Мы только покачали головами.

Над кроватью горел светильник, шторы сражались с ветром открытого окна.
- Она обычно по ночам учит, - пустилась Лена в «свидетельские показания», - а проснулась я от холода.
Я подошла к окошку и зачем-то высунулась на улицу. Ночи начинают замерзать. Не очень сильно, но уже.
- И ещё…. Хотя, наверное, мне это приснилось… - соседка замолчала.
- Ну! – поторопила её Сашка.
- Мне показалось, что…. У нас тут вроде птица крутилась…..
Птица….. в голове закрутилась карусель. В кого там Ника перекидывается???
- Птицу я тоже видела… за окном….
Взгляд Ленки блуждал по комнате, не знал, за что зацепиться.
- Думаю, ничего страшного не случилось… - подошла друидесса к Елене. Воздух затрещал. Сашка творит волшебство:
- Спи, Лена, спи…. – голос Александры разливался лунным светом по комнате. Меня тоже потянуло в сон, даже пошатнуло, но я вовремя нашарила спиной шкаф.
Ленка уснула. Я выключила свет и закрыла окно. Друидесса вздохнула:
- Утром она ничего не вспомнит
- Кто бы сомневался….

Сон покинул нашу комнату окончательно.
- Что за птица? – спросила Александра.
Я рассказала. Сашка слушала молча, мне же даже не надо было всматриваться в тишину, чтобы узнать, какое лицо было у друидессы.
- Что будем делать? – спросила я.
- Сначала надо выяснить, что с Вероникой. У меня есть нехорошие мысли…
- У меня тоже… только как-то оно не вяжется….
- Почему?
Я дернула плечом.
- Ей это… не идет, что ли…
- Не аргумент!
Я нахмурилась. Все может быть. Но мне так не хотелось верить в предательство…мне вообще нравится доверять. Да и к чему сейчас терзаться. Возьму и спрошу, прямо в лоб. Вранье легко распознать.
- Если Ника здесь не при чем, то что дальше?
- А дальше, - загадочно протянула друидесса, - а дальше, я не знаю…
Тоже хорошо. Действуем по обстановке.

В четыре утра раздался очередной стук в нашу многострадальную дверь. Я притворилась сильноспящей, открыла Сашка. Через порог перевалилась Вероника. Смотреть на неё было страшно. Бледная, глаза ввалились, зрачки огромные, дышит взахлеб. Александра усадила её на мою кровать.
- Ты чего? – дотронулась я до плеча Ники.
- А? – повернулась она. Слишком резко. Я отпрянула.
- Прости, что ты сказала?
- Что с тобой? – повторила я попытку.
Вероника обмякла и спрятала лицо в ладони.
- Как бы вам объяснить… - девчонка поежилась, я накинула ей на плечи плед.
- Вот говорят, - завернулась Вероника по уютнее, - что сущность оборотня проявляется в полнолуние, - Ника хмыкнула, - Ничего подобного. При полной луне мы уже звери. А вот за ночь до… это пограничное состояние между человеком и животным. Тяжело….
- Ты не контролируешь свой переход ? – спросила Сашка.
- При полной луне – нет….
- А сегодня ночью?
- Я не перекидывалась… почти не перекидывалась…


Уснули мы втроем почти одновременно….

Утро получилось психованным невростеником. Ну да, проспали. Лично я такой прям трагедии здесь не наблюдаю. На самом деле, первый раз за несколько недель скучная лекция прошла с пользой. Честно говоря, я уже давно собиралась «нечаянно» проспать. А на следующую пару мы успевали с большим запасом. Видно, девочкам тоже передалось мое состояние, пограничное с меланхолией. Завтрак мы принимали с изысканной неспешностью, правда, молча.
Я давно заметила, что ночные страхи, днем теряются. То ли краски их блекнут, то ли… ай, не знаю. Просто теперь мне субъект этот с крыши и птица были в высшей форма безразличны.
Вероника сидела с блуждающим взглядом, Саша смотрела в окно:
- Сейчас мы ещё раз опоздаем… - ни к кому не обращаясь, выговорила я.
В общем, посуду мы не помыли. Уныло пустые чашки так и остались укором совести ожидать своей участи на столе. Стыдно, честное слово, стыдно….

Анатомичка…. Это такое холодное, темное, страшное здание в три этажа, плюс подвал. Освещение тут хватает, но все равно света мало. Внутренне темно. Здесь сложно понять, какое время суток. Вечный полумрак.
Наш кабинет на первом этаже. Столы по периметру. В центре бетонный стол. Рядом – преподавательский… внутри меня всегда роятся такие странные чувства…. Может, это из-за темно-зеленого цвета стен? Или потому, что все окна занавешены плотной тканью? И ни одного зеркала…
Когда я захожу в кабинет, с меня в момент сползает улыбка, каким бы превосходным не было бы настроение… я замолкаю. И очень стараюсь не думать о плохом…. Даже учебник по анатомии по цвету и тяжести напоминает гробовую плиту. Вот такая вот игра воображения…
- Тина, - позвала меня староста.
Я молча подняла на неё глаза. Староста, может, и ничего такая, в чем-то хорошая, короче говоря, я её попросту совсем не знаю, но тембр голоса – это мрак до мурашек!
- Что это тебя на лекции не было? – с издевательским тоном присела староста на краешек стола.
- Я себя плохо чувствовала… - не такая уж и неправда. Недосып включается в плохое самочувствие.
- Все трое себя плохо чувствовали?
Сашка нехорошо покосилась на старосту, так что даже мне стало не по себе. Вероника едва заметно приподняла верхнюю губу, но вовремя остановилась. Видимо, перекидывается она все же в волка…..
- Ладно, - соскочила староста со стола, - возьми кого-нибудь из мальчишек и сходи за препаратами.
Я с тяжелым сердцем достала из сумки студенческий. «Кого-нибудь из мальчишек» - фраза изначально бессмысленная. Мальчиков у нас всего четверо, да и те приходят, если приходят, через десять минут после преподавателя. Беда, одним словом….
Ника сидела бледно-зеленая. Взгляд её остановился в одной точке пространства и завис. Мне кажется, что заговори я сейчас с девчонкой – вряд ли она отзовется…
- Сашка…
Друидесса подняла на меня красные сонные глаза. Странное такое состояние, вроде и проспали сверх меры, а все равно сон с ног валит. Это, наверное, нервы. Конечно, все болезни от них!
Я кивнула в сторону приветливо открытой двери. Александра что-то проворчала под нос, чем вызвала на лице Ники легкую улыбку, но поднялась и вышла вслед за мной. В коридоре все закружилось. Поток бесконтрольной, чистой, как родниковая вода, силы ударился в грудь одновременно затуманивая и проясняя голову. Дурацкая фраза, но никак иначе это не выразить. Как будто ярким светом по глазам, теряется контроль пространства. Друидесса подхватила меня под локоть, чем и помогла удержаться. Над головой мелкой дрожью задребезжала лампочка. Я так понимаю, здесь неполадки с электричеством в порядке вещей. Зря. Первый признак проявления магической силы, потому что у электричества и магии, по сути своей, общие корни, что ли…
В коридоре стояло пять человек. Три девчонки с нашей группы, лаборант и Олечка. Функции последней я недопонимала. Олечка следит за порядком, гоняет студентов из раздевалки и все время утверждает, что самая главная здесь. Она любила скользкие шуточки по поводу студентов и преподавателей (похоже, действительно здесь никого не боялась), которые в продолжении подкрепляла сухим, лающим смехом, вперемешку с кашлем. Я заметила, что так смеются все курящие люди. К слову, курила Олечка особенно вонючие сигареты, поэтому по коридору я не могла пройти, не поморщившись. Похоже, именно из-за этого она считала меня прожженным снобом и предпочитала не трогать. Но Олечка не имела никакого отношения к силе. Лаборант или наши? Не знаю…. И то, что я чувствовала это и раньше ничего не значит. Лаборант – такой же студент как и мы, просто подрабатывает. Вполне мог крутиться где-то рядом.
- Ты идешь? – Сашка дернула меня за рукав. Я не ожидала такого прерывания мозгового штурма и от неожиданности выронила студенческий. Губы саднило. Дурацкая привычка в задумчивости жевать губу….
Поднять документ, подтверждающий мою учебную личность, мне не дали. Попросту опередили. Лаборант согнулся и протянул мне студенческий. Не могу назвать его идеальным красавцем. Простоват. Светловолос, лохмат, голубоглаз. В принципе, олицетворение чистой магической силы. Безвекторной силы. Собственно, вектор и придаст ей окраску.
- Вы за препаратами?
- Да, - кивнула я.
- Пошли!
Подвал анатомички – царство темного повелителя.
Запах. От него слезятся глаза, першит в горле. Он прочно заседает в волосах и потом сопровождает тебя целый день. И все это великий и ужасный формалин!
Я старательно прислушивалась, да что там, принюхивалась, к лаборанту. Без толку. Подобный поток на каждом оставит отметину. Поэтому, определить его источник пока не возможно. Вот, когда выветрится. А с другой стороны, когда он ещё выветрится…
Немелодично звякнули ключи:
- У вас какая тема? – молодой человек улыбался. Надо признать, приятно улыбался.
- Суставы… - Александра покосилась на меня.
- Да… - не знаю, нужно ли здесь кому-то было мое рассеянное подтверждение, но все же.
Ящик поставили на стол:
- Донесете?
- А куда мы денемся… - буркнула Сашка и взяла его с одной стороны. Я подхватила с другой.
- Что творится? – спросила друидесса, когда мы вышли на лестницу.
Я поморщилась:
- Скорее, кем творится…
- Он здесь не причем…
Сашка ученый маг, поэтому гораздо лучше меня разбирается во всех тонкостях. Я чувствую, но не больше. Как любая магическая раса. Даже простенькие заклинания сплести не могу. Хотя всегда очень хотелось, поэтому частенько просила друидессу принести мне что-нибудь эдакого почитать. Ох, и попадало же нам. Сначала каждой от своего отца, а потом наоборот. Но в детстве особенно остро понимаешь, как сладок запретный плод…
Мы поставили ящик на бетонный стол. Не могу сказать, что в воздухе летают вопли укоров совести. Напротив, явившийся сильный пол предпочел поудобнее улечься на парте и досмотреть сладкие сны.
Вероника тоже спала. У меня рука не поднялась её будить, Сашка посмотрела сочувственным взглядом, но только вздохнула.
Профессор Болтов влетел в кабинет, не замечая препятствий, результатом чего и явились сбитый стул и два картонных ящика, стоявших у стены. Профессор раскраснелся, был улыбчив и даже слегка неадекватен, как бывают неадекватны ученые на пороге долгожданного открытия.
- Товарищи доктора, - с порога начал вещать он, - изучайте самостоятельно новую тему. Буду вопросы, разберем на следующем уроке. Если кому-то интересно осмотреть преинтереснейший экземпляр, добро пожаловать к нам в подвал на припаровку!
То ли жалеть этих бешенных детей науки, то ли завидовать им. Скорее, второе. Они заняты делом, от которого глаза горят так, что, казалось, листки бумаги вот-вот воспламенятся. Но чтобы находится в таком восторге от припаровки…. Не понятно….
Народ потянулся к ящику на бетонном столе. Без энтузиазма так потянулся, сонно, ноябрьскими мухами. Я бы так и осталась сидеть под предлогом охраны сна девочки – оборотня, но Александра одарила меня ТАКИМ взглядом, что даже мертвый бы поднялся, не то что я. Интересно, её этому тоже учили? Не знаю, как другие, но я даже с костями предпочитаю работать в перчатках. Не то, чтобы я брезглива, просто… да, хорошо, я брезглива и не горю желанием работать в столь тесном контакте с костями, пусть даже половина из них пластмассовые муляжи. Никогда ведь не знаешь… я неспешно достала из сумки перчатки, встряхнула их и начала натягивать. Потом вспомнила про кольцо, которое своими габаритами не дает натянуть латексную продукцию, да и ещё и порвать грозиться. Сон вперемешку с ленью застилал глаза. Взбодриться и за дело. Кольцо я положила рядом с сумкой, на столе. Кто на него позарится, все же знают, что мое.
Друидесса с задумчивым видом вертела в руках что-то. Судя по чистоте и белизне – не настоящее.
- И что это??? – поинтересовалась я.
- Ты ничего не чувствуешь?
Я пожала плечами, для пущей убедительности выпятив нижнюю губу.
- А я чувствую…
- Не удивительно…. Такой поток силы зацепил всех, кто стоял в коридоре и, конечно же, оставил свои отметины…
- Это тоже…. Но вон от туда она идет сильнее…
Я проследила направление, куда кивнула Саша. Там стояли две девчонки и тоже притворялись прилежными студентами. Обе были в коридоре. Одна – Светка, худенькая, высокая, темненькая с каре. Ничего особенно примечательного. Вторая – Зоя, кажется, Зоя, у меня плоха память на имена. Легко могу вспомнить, когда и при каких обстоятельствах видела кого-либо, но имя не вспомню даже под пытками. Наша Зоя была обладательницей копны, если не сказать гривы, вьющихся золотисто – рыжих волос. Глядя на такие, я могла только завидовать. Но стричься передумала.
- Ты думаешь… - прищурила я глаза
- Все может быть… - куда-то в сторону ответила друидесса.
- Тина, - окликнул меня мужской голос.
Я обернулась. Рядом со мной стоял Костя. Стоял и очень внимательно всматривался:
- А что у тебя…
- Ничего! – перебила его я, спешно выправляя волосы из-за ушей.
Парня не очень удовлетворил мой ответ, но по отсутствию доброжелательности в тоне, он не решился продолжать допрос и в недоумении отошел в сторону, строить догадки.
- Я уже устала заставлять всех все забывать – буркнула Сашка, - будь осторожней!
- Ладно, уговорила…
Вероника подняла голову и по-кошачьи потянулась:
- А что здесь происходит? – спросила она, подойдя к нам.
- Кто-то напрочь забыл о конспирации, - покосилась на меня Александра.
- Ну это-то понятно. А вообще?
- Профессор умотал, окрыленный некой загадочной припаровкой… - ответила я.
- И нас собой не взял? – состроила глазки Ника.
- Жизнь она вообще несправедлива… - ответила Сашка.
В общем, всю пару, а это полтора часа, мы проболтали о несправедливости жизни и прочих вечных темах, не выпуская из рук нечто так нами анатомически и не определенное.
В дверь просунулась голова лаборанта:
- Вы препараты сдавать собираетесь?
- Собираемся, - призналась я.
- Держи! – достал парень из кармана мой студенческий.
Я собрала все препараты и готова была взяться за ящик, но шустрый лаборант меня снова опередил:
- Ладно, сам отнесу.
Я дернула плечом. Да пожалуйста, я и не рвалась.
- Это ещё что такое? – спросила Вероника.
- Это кто-то глаз на царску дочку положил, - хохотнула Александра.
Я поморщилась:
- Уж увольте….
Группа уже почти вся ушла. Остались только мы как самые копуши. Я сняла перчатки, вымыла руки от присыпки и уже потянулась за кольцом, но ничего не обнаружила.
Если не углубляться в подробности, то мы втроем облазили весь кабинет. Потом к нам присоединился лаборант. Надо будет, кстати, как-нибудь узнать, как его зовут. Но обыск вчетвером так же не дал результатов. Мы удрученно опустились на стулья. Я искренне старалась бодриться, даже улыбаться, но получалось откровенно плохо. Внутри меня всю трясло:
- Да ладно, ничего страшного не произошло… подумаешь, колечко пропало… Правда?
Я обернулась к Сашке. Так нерадостно на меня посмотрела, но ничего не сказала. Что-то страшно мне домой идти, летать же все будет….
- Дорогое колечко? – спросил лаборант.
Я только кивнула. Слова из горла не лезли. Вероника барабанила пальцами по столу. Молчание висело топором над нашими головами. На душе…. Её просто выворачивало, её будто выжимали, как только что простиранную пеленку…. Что теперь папа скажет!!! Скажет-то он одно, чтобы доченька вещи собирала, сиюжеминутно дома была, а там домашний арест и какой-нибудь очередной пустоголовый женишок. Убиться.
- Сергей!!!! – раздался из коридора голос Олечки, - тебя где носит???? Сергей!!!!!
Лаборант встрепенулся:
- Ладно, меня долг зовет. Если кто что найдет, я скажу, что твое!!!
- Спасибо! – только и успела я бросить в захлопывающуюся дверь.
Уход молодого человека слов нам не прибавил. Друидесса похрустывала костяшками пальцев. Я бы и сказала ей прекратить, но не решалась. Уж лучше неприятный звук, чем откровенная ссора с моей открытой виной.
- Кто? – выдавила Ника.
- Ты думаешь, что все-таки украли? – спросила я.
На меня буквально налетели два разъяренно горящих взгляда. Я моментально скукожилась, осознав, где мое место. Хорошо, посижу, помолчу, подумаю. Аналитическая часть ума у меня не ахти работает, но потренирую, что ж делать….
- Ты куда кольцо положила? – спросила Вероника.
Вот так всегда, соберешься подумать, а все равно помешают.
- На парту, где сидела….
- Рядом со мной значит…. – Ника потерла подбородок, - когда я глаза открыла – (как она изысканно обставила свое пробуждение!) – кольца уже не было…
- А рядом кто стоял? – включилась в общие размышления Сашка.
- Да Зоя со Светкой и стояли….
- Зоя, говоришь… - чего-то Александра в расчет Свету не стала брать. Я бы наоборот подумала. Хотя, я и так наоборот подумала….
- А ты след взять не можешь? – спросила я. А что, надежда умирает последней, мало ли…
Надежда просто загнулась, как цветок, политый серной кислотой, под взглядом Вероники:
- Я тебе что, собака поисково-служебная???? След взять… это ж надо….
- А ты не собака??? – скорее, больше для уверенности, чем от незнания уточнила я. Зря, очень зря…
- Я – ВОЛК!!!!
Точно такую же интонацию голоса я слышала, когда жених один заморский притащил в подарок ко двору цветок редкий, боями кровавыми добытый, а я – то не знала, ну и обозвала траву ту укропом…. Ой, что было….
- А волки след не берут??? –из упрямства гнула я свое.
Ника горестно вздохнула. По-моему, она поставила мне диагноз. Тогда я решила сменить тему разговора:
- А вы думаете, украли кольцо с нехорошим умыслом взяли или просто побрякушка понравилась???
Дверь открылась неожиданно. На пороге показалась немолодая женщина в синем разношенном халате:
- А чей-то вы тут за совет устроили??? Ну-ка, выметайтесь, мне полы мыть надо! А то придут студенты, сменку никто ж не переобувает, а ты, тетя Маша, за спасибо спину гни. Где вас только таких выращивают???
- В Эльфийском королевстве!!! – с досадой бросила я.
Тетя Маша оценила меня неоднозначным взглядом. Я же решила продемонстрировать королевскую выправку, которой меня учили – учили, да так толком не научили. Но противная уборщица об этом-то не знает! За сумкой проход мне удался на высший бал. По-моему, я даже слышала удар челюсти о пол. А вот от туда… может, сумка сильно тяжелая, может, пол уже мокрый, может туфли подкачали, но поскользнулась я знатно. Растянувшись в недоделанном шпагате, я схватилась рукой за раковину, та скрипнула, но выстояла. А вот ведро, которое я задела сумкой, нет…. Тетя Маша впала в ступор. Этим-то мы и воспользовались. В коридор за нами неслись витиеватые проклятья….
Мы посмеялись, пока на нас не шикнула Олечка, но запретный смех ещё смешнее. Он раздирает щеки изнутри. Наспех одевшись, мы вывалились на улицу.
- Ну вот, - сказала я, вытирая смешливые слезы, - и ничего особенного. С колечком счастья не убавилось!
В этот момент из окна учебного корпуса прямо мне под ноги спикировал увесистый горшок с цветком. В асфальте осталась вмятина.
- Ничего особенного говоришь? – подняла бровь Александра.
Я присела на корточки. Бедное растение! Ему сейчас очень больно. Я погладила его по трепещущим листочкам, приговаривая успокоительные слова на родном языке:
- Чего это она? – толкнула Ника друидессу в бок.
- Эльфы, по сути, жители лесные. У них и королевство-то в лесу. Вот и живут в особой гармонии с природой…. Свои заморочки, в общем…
- Это не заморочки! – взвилась я, - этот цветок ничуть не меньше живой, чем ты или ты!!! – я ткнула поочередно в каждую пальцем.
- Ну ясно все…. – вздохнула Вероника.
Я сказала ещё кое-что цветку, но все равно отлично поняла, что его уже не спасут…
Уж не знаю, посочувствовали девчонки моему горю или просто примолкли, во всяком случае галдеть перестали.
- Может…. – начала я, пока мы ждали лифт
- Нет! – оборвала меня Сашка, - сегодня сидишь дома, пока я не придумаю, что с тобой делать.
Лифт показался мне личным гробом. Ну вот…. Что толку-то, все равно дома заперли…. Захотелось разреветься, причем по неблаговидному предлогу. Стало безумно жаль себя. И с чего это все принцессам завидуют???? Глупые такие. Не знают, что нам вздохнуть без разрешения чьего-либо нельзя, не то что уж что-то. Я старалась сдержать слезы, но носом хлюпнула звучно. Не нарочно, просто так получилось. Вероника покосилась на меня:
- Да не расстраивайся же ты, - сказала она, когда мы выходили из лифта, Алексашка обязательно что-нибудь придумает!!! Сходим погулять, вот прямо завтра сходим, правда, Саш???
Друидесса невесело глянула на Веронику, но вслух ничего не сказала, только дверь входную открыла. Зашла я в комнату нашу, как в темницу какую. Кинулась на кровать, не удосужилась даже туфли снять. Лежу, в потолок смотрю, а слезы сами по себе по щекам катятся. Сашку таким не пробрать, это я знаю. Да я и не собиралась. Свободы хотелось, а вот она свобода моя. Из одной темницы в оковах в другую переправляют, менее строго режима. А как только окову потеряла, все, снова под замок!!!
Друидесса достала из шкафа огромную книгу. Как она вообще такой кирпич дотащила. Я слезы внешней стороной ладони по лицу размазала, носом хлюпнула, но села. Люблю, когда Александра колдует. Красиво так, хоть ты прям сама научись, на папа не разрешает. А впрочем, он же сейчас далеко…
- Саш, научи меня колдовать???
Друидесса посмотрела на меня поверх страниц, я приблизительно догадываюсь, что она там себе подумала, но вслух сказала:
- Тебя колдовать научить – миру смертный приговор подписать. Ты и без колдовства стихийное бедствие!
Я нахмурилась, губки сложила. Сижу в обиженной позе, лицо держу, как хорошая актриса. Александра знает, что со мной лучше согласиться:
- Ладно, сейчас только придумаю, что с тобой делать, а потом…. Снова придумаю, что с тобой делать….
Я заулыбалась, даже в ладоши захлопала.
- Только сейчас мне не мешай!!!
Я кивнула, как послушная собачка.
- Можно я тогда погулять схожу, а??
- Куда? Тут сидеть! Не хочу я тебя с асфальта соскребать….
- Да я тут, по общежитию…. На балкон, свежим воздухом подышу…
Посмотрела на меня Сашка испытующим взглядом, губы нехорошо сложила, но все равно отпустила. А я, честно говоря, не очень-то собиралась куда-то с бегать. С важным видом вечной узницы, для полноты образа даже руки за спиной сложила, я проследовала к балкону. Но не успела я коснуться балконной двери, как нагрелся медальон. Бедняжка, тяжело, неверное, в одиночку справляться. Сжав в руке разогретое серебро, я юркнула на балкон и присела. От кого прячусь? Непонятно. Движимая этими мыслями, я высунулась в окно. Немножко так, на макушку буквально. В коридоре было пусто. Если не присматриваться. А вот при выполнении сего нехитрого условия… вдоль позвоночника побежали мурашки. Такие настойчивые и холодные. Я прямо чувствовала их смелые шаги. На облезлой стене коридора, где-то между надписями признания в любви и кем являются девчонки из 901, рисовалась тень. Обычная, бесхозная. Она остановилась (неужели, призадумалась?), потом поплыла по стенке. Почему-то в голове не возникало вопроса, к кому это. Было другое. За что??? Что ж я всем такой костью в горле сижу-то, а??? даже злость берет, честное слово!!! Ну, правда же, ничего плохого никому не сделала, слова плохого не сказала, взгляда косого не бросила. Наоборот, здороваюсь со всеми, кого знаю и не знаю. Вежливая, хорошая принцесска. Никакой опасности. Нет же….. и как мне отсюда выбираться??? Или до первых морозов на балконе кантоваться? Я так и сидела на коленях, только уже лицом к улице. Вот и увидела мир с точки зрения узницы – через решетку балкона. Ржавую и непрочную, но это только репетиция. И чего я так тени испугалась??? Подумаешь, бестелесная штуковина, ерунда какая…. Все равно страшно…. Тень – порождение тьмы. Тьма хорошего не делает. Папочка….
Балконная дверь, к которой я прислонилась спиной, открылась. Я повалилась на спину, кому-то в ноги. Инстинкт самосохранения взял свое: я сжалась в комочек и хотела уже издать пронзительный звук, как услышала знакомый голос:
- Тин, ты чего???
Знаете, как это страшно – открывать глаза? Я вот тоже раньше не знала, а сейчас поняла. Первым осмелел левый. А за ним и правый, не веря сам себе. Надо мной наклонился Димка и внимательно так рассматривал. Я поторопилась принять более – менее приличную позу, сев на попу. Дима определенно ждал объяснений.
- Ну, мы тут…. В прятки играем….
- Ага, и судя по тому, что сейчас было, тех, кого находят, избивают ногами?
Я с усердием замотала головой.
- Не! – это все, на что меня хватило. Большего объяснения своей позиции я не нашла.
- Чудные вы такие… - сказал Димка, но руку подал.
- У тебя руки такие холодные… - удивился парень.
- Ну, так не май месяц! – ответила я, высвобождаясь.
Со стороны комнат раздался звук. Такой взрывной…. За ним в коридор вылетела Сашка. Вот сейчас она была очень похожа не ведьму. Волосы непослушными кудряшками в разные стороны разлетаются, глаза нехорошим огнем горят, зубы скрипят, что даже мне слышно. Я невольно вжалась в дверной косяк балкона.
- Тина… - зловещим шепотом прошипела друидесса, точно определив мое местоположение
- Саш, что случилось? – непонимающий Димка стоял между нами, невольно так спасая мою жизнь.
Александра бросила на него пылающий взгляд так, что парень решил отступить:
- Кипятильник перегорел…. – буркнула друидесса, схватила меня за руку и потащила в комнату.
Я прощально помахала рукой Диме. Эх, не поминай лихом! Парень, кажется, так ничего и не понял.
Зрелище мне представилось плачевное. Там, где была моя кровать, теперь стояло нечто обугленное и неприветливое. На шум прибежала Вероника. Застывший на её губах вопрос превратился просто в выдох, средний между ах и ох.
- Кто-то промахнулся…. – сказала я.
- Кому-то очень крупно повезло…. – ответила Ника.
- Что теперь коменданту говорить???
Сашка скрипнула на меня зубами. В принципе, она права. Здесь надо думать не о делах насущных, а о том, что я спаслась от смерти или серьезных увечий. Но с другой стороны, я то спаслась, а вот кровать моя – нет, следовательно, спать мне негде. Это печалит.
- Магия чужая, - сказала друидесса, переливая в стакан странную тягучую зеленоватую жижу.
- Какая? – поинтересовалась Вероника, присаживаясь над пепелищем.
- Как тебе сказать…. Другой природы. Городская, не наша….
- Это хорошо или плохо? – спросила Ника.
- Это отвратительно! – отозвалась Сашка.
Она что-то ещё произнесла над своим варевом, потом что-то туда бросила. Маленькое «стаканное» болотце загорелось зеленоватым пламенем, источая на всю комнату мерзкий запах, который смог перебить даже запах дыма.
- Пей! – протянула мне друидесса стакан.
Я попятилась.
- Если ты хочешь меня отравить, то есть же миллионы более приятных и незаметных способов….
- Если бы я решила тебя отравить, я сделала бы это лет десять назад! Пей, кому говорю!!!
Я взяла в руки сей плод кулинарного творчества, но пить не решалась.
- Да зажми ты нос и одним глотком! Больше мучиться будешь… - Александра раздражалась.
- А из чего это? – слабым голосом спросила я.
- Из чего – не скажу, а для чего… для защиты твоей…
- И-и-и как это работает? – отчасти я благодарна Сашке за неразглашения тайны приготовления, но в тоже время это дало повод погулять моей сумасшедшей фантазии. А здесь уже не известно, что лучше…
- Тебе не кажется, что мое дело думать, как это действовать. А твое – пользоваться моими мозгами, не прекословя и с благодарностью! – Александра злилась. Тут простой закон – чем холоднее тон, тем жарче пламя внутри. – А вообще, не хочешь – не пей! Отдай сюда!!!
Друидесса потянулась, чтобы забрать у меня свое варево, но тут я успела вывернуться и даже почти ничего не расплескать.
- Ну уж нет! Ты тут старалась, варила, так уж и быть, уважу….
Сашка ничего не сказала. Только глаза сделались колючими, как куст дикой розы.
Я зажала нос пальцами и старательно влила жижу в себя. Вопреки всем моим ожиданиям, зелье оказалось приятным на вкус, чуть мятным.
- Мммм, - протянула я.
- Угу! – в тон передразнила Александра.
Внутри стало тепло-тепло. И так легко думать, дышать…. Не знаю, на что это похоже. Я даже видеть, казалось, стала лучше. Вероника удивленно ткнула меня пальцем в руку:
- А чего это ты светишься? – спросила она.
Я посмотрела на себя. Действительно, из под одежды лилось мирное, теплое сияние. Я вопросительно посмотрела на друидессу:
- Сейчас пройдет, - заверила та, - просто теперь на тебе что-то вроде бронежелета….
Вот оно как.
- Значит, я неуязвима?
- Я такого не говорила! Просто теперь тебя сложнее достать. Проблема в другом…. – Александра замолчала, покусывая губу.
- В чем? – не выдержала я.
- Не знаю, на сколько он справится со здешними силами…. Но все равно, попробовать стоит. Лесная магия сильнее городской, а от лесных это запросто спасает…..
- А почему лесная сильнее??? – спросила Ника.
Саша поставила чайник. Она не очень-то любит читать лекции на тему «что есть магия» и тому подобное. Не так легко перенести на бытовой язык то, что не создано для него. Тем не менее, через несколько минут раздумий, друидесса начала вещать и попутно расставлять чашки:
- Магия – она вообще игрушка природная. Естественно, она ни откуда не берется и никуда просто так не девается. Так вот. Берется она из силы природы. Чем больше природная мощь – тем сильнее магические всплески. Наше дело ими просто разумно воспользоваться, направить. В городе это сделать сложнее. Люди одели его в бетон и асфальт, заглушили все природные источники. Поэтому в городе и не было раньше никаких магов, а все магические расы попрятались кто куда…
Вероника кивнула:
- Я вот тоже раньше думала, что эльфы если и были, то очень давно. А сейчас только в сказках остались.
- Это хорошо, что все так думают, - улыбнулась я, - значит, нашему королевству ничего не угрожает.
- Ничего не угрожало… - поправила меня Александра, разливая кипяток по чашкам.
- Почему?
- Ты действительно думаешь, что все вот это происходит просто так? – друидесса обвела комнату руками. – Просто так ты кому-то не понравилась, и они, просто так, стали скидывать тебе на голову горшки с цветами? Да?
Я пожала плечами. Я правда не думала…. Ладно, я правда не хотела в это верить. А кто бы на моем месте захотел? Это ж столько проблем сразу. Вообще, проблемы появляются тогда, когда человек начинает задумываться….
Сашка покачала головой и со вздохом сказала:
- Тин, ты ещё просто большой ребенок….
Александра поставила на стол бутерброды и сахарницу. Мне что-то не хотелось есть. Скажу больше – мне кусок в горло не лез. Это так неприятно, когда на тебя открывают охоту. Ни за что бы не подумала, что могу стать чьей-то дичью….
- Да ты ешь, ешь! – пододвинула ко мне тарелку Вероника.
- Спасибо, что-то не хочется… - отодвинула я тарелку обратно.
Сашка подавилась чаем:
- Прости, что ты сейчас сказала???
- Ничего. – буркнула я и сложила руки на груди.
- Ты лицо расслабь, - откусила бутерброд Саша, - и съешь чего-нибудь. Со всеми мы разберемся. Где наша не пропадала???
- Наша пропадала везде… - вздохнула я, но бутерброд взяла.
Вкусно. А мы действительно со всем и всеми справимся. Тоже мне, нашла причину для расстройств. Тьфу, ещё и есть перестала. Не, ну не глупа ли девица? По-моему, очень.
Когда с трапезой было закончено, взгляд наш переметнулся на дела насущные. Первым вопросом на повестке дня стояло мое спальное место, а конкретно, что с ним делать, чтобы никто не заметил и куда деться мне….
Мы решили пока выволочить кровать на балкон, а когда стемнеет, через черный ход – на мусорку. Как мы это тащили – это отдельный номер. Александра и Ника тащили ту часть, что находилась ближе к двери. Я всем телом подталкивала изголовье.
- И чего это у тебя кровать такая неподъемная? – изумилась Вероника.
- Королевская! – съязвила Сашка и перехватилась по удобнее.
Я героически молчала. Я стиснула зубы и толкала. Поднять её я не надеялась. И действительно, что за конструкция??? Ерунда какая-то на постном масле, лучше не скажешь. Недолгая дорога до балкона показалась вечностью. Ещё на наше счастье никто не додумался вылезти в коридор по болтаться. Вспотевшие и кошмарно чумазые мы остались лицезреть чудо моей сгоревшей кровати на балконе.
- Главное, чтобы никто на балкон не вылез… - почесала подбородок Ника.
- Это ерунда! – отмахнулась друидесса, - дверь закрою, а на стекла отворот повешу. Комар носа не подточит!
- Знаете, девочки, - протянула я, - мне глубоко плевать на это уже никому не нужную мебель….
- Зачем ты так грубо? – перебила меня Саша.
Я сделала вид, что ничего не услышала:
- ….но мне не очень хочется спать на полу….
- Тебя никто и не просит! Тут надо просто по общаге походить! – улыбнулась Вероника.
И мы, как были – это настояла друидесса, мол, чтобы жалость вызывали, - пошли искать по общаге альтернативу кровати….
Нам искренне пытались предложить детскую коляску, каркас от кровати (новый каркас, в отличном состоянии), надувной матрас (тут уже запротестовала я, аргументируя тем, что буду с него все время сваливаться), ещё была раскладушка, но на вид ей было лет четыреста, я посмела усомниться, что этот раритет меня выдержит….. вариантов был вагон и маленькая тележка. Наконец, нам предложили тахту. Приличного вида, так, что даже я не нашла, к чему придраться. Отдали нам её за так. До сих пор не понимаю, что за щедрость. Отдать-то отдали, но с одним условием: кантуете девочки её сами с третьего этажа. Мы взвыли. Нестройно и жалобно. Делать нечего, я взяла под мышки две подуши и побежала вверх по лестнице за Димой. Может, хоть он сегодня сыграет роль джентльмена. Стучусь я к нему в комнату. Подушки из рук не выпускаю. Наконец, Дмитрий открыл.
- Что случилось? – нахмурил он брови.
Ну да, вид у меня натурального беженца. Чумазая, измученная, лохматая, да ещё и подушки эти, будь они неладны…
- Нам помощь твоя очень нужна. Пойдем?
- Пойдем, конечно…
Первым возгласом Александры, когда она меня увидела, было:
- А подушки в комнате оставить никак???
- Никак! Я с ними, можно сказать, сроднилась уже!
В общем Димка оказался настоящим молодцом. Тахту он разобрал минут за десять. Мы по частям её перетащили. В комнате на сборку ушло и того меньше времени. Отблагодарили, распрощались и сели ждать темноты.
- Мы ж до полнолуния управимся? – спросила Вероника.
- Десять раз… - ответ получился одновременным.
- Ну хорошо…
Снова тишина. Сидим все в рядок, ручки на коленях сложили. Прелесть, а не девушки.
- Девочки, - Ника снова решила прервать тишину, - а вы ж меня сегодня ночью прикроете?
Кивнули мы с друидессой одновременно. Но опомнится Сашка раньше успела, поэтому и спросила:
- А в чем, собственно, дело?
- Полнолуние….
Мы понятливо замолчали. Хотя я хотела подробностей. Животрепещущих, в красках. А спрашивать вроде как-то и некультурно….
- А, может, ты как-нибудь нас магически прикроешь, когда мы будем черное дело делать? – спросила я Александру.
- Тебя я уже не прикрою. Не действует на тебя магия…
- И как долго это будет продолжаться?
- Дня два…
- А потом?
- А потом я снова зелье сделаю!
- А кто-то меня обещался колдовать научить?! – вспомнила я.
Друидесса скривила верхнюю губу:
- Давай не сейчас, а?
- Хорошо, не сейчас, но я запомнила….

Своё Спасибо, еще не выражали.
Новость отредактировал zaris, 23 декабря 2010
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 85
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 2568 | Напечатать | Комментарии: 2
banner

   
23 декабря 2010 20:14 Одри
avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 22.12.2010
Публикаций: 3
Комментариев: 1
Отблагодарили:0
спасибо))))) конечно, будет)))) когда с сессии вернусь)))))

   
23 декабря 2010 15:38 ostrovityanka
\avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 14.08.2010
Публикаций: 0
Комментариев: 54
Отблагодарили:0
Прочитала на одном дыхании! Невозможно оторваться. Я давно подозревала, что среди людей присутствует масса самых невероятных существ, как низшего, так и высшего порядка. А если серьезно, то мне очень понравилось. И сюжет, и слог, и юмор, и интрига - все на высоте. Спасибо! Надеюсь, продолжение будет.
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Загрузка. Пожалуйста, подождите...

Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.
{changeskin}