Друг. Часть 4. Расставание - Проза

А ты помнишь - мы ели у моря арбуз? Ты сказал: "Я всегда буду рядышком". А потом собирали для бус полосатые рАкушки... Помнишь, берега даль - золотой полосой, трепет юности, платье - "в облипочку"? Ты тогда завязал под косой полосатую ниточку и ушёл, растворился в сыпучести дюн. В узел стянуты русые волосы... Шесть подруг, шесть задумчивых струн

Друг. Часть 4. Расставание

| | Категория: Проза
Это не то, чем мы занимаемся обычно, - раздраженно заметила сурового вида блондинка.
Перекинув ногу с ноги, он оглядела всех сидящих в мини-автобусе. Двое юношей сидели перед ней, разглядывая что-то в окне. Водитель, Отто, с дежурной улыбкой, внимательный, позитивный вел машину, всем своим видом показывая, что он не просто весь во внимании, он бы с удовольствием бы поддержал беседу, не веди он машину по проселочной дороге, глубокой зимой. Четвертым был малознакомый мужчина, лет тридцати пяти, его имя девушка не помнила, только позывной. Все присутствующие знали радиста только по позывному - Рассвет, и никак иначе. И Сюзанна Джаспер не помнила почему. Толи радист партизан поддерживал свой имидж и разглашал только позывной, но не личные данные. Толи имя его быстро выскакивало у всех из головы, в то время как грубое, уверенное «Рассвет, Рассвет-Один на связь вышел», много раз слышимое не только девушкой, но и сотней других людей, куда глубже врезалось в память.
- Коллинз, кажется, повернул политику движения в другое русло, - спокойно заметил Отто, улыбнувшись девушке в стекло заднего вида.
- А вы что молчите? – устремила девушка недовольный взор на двух друзей, сидевших перед ней.
Дэррел Спиррит, ставший еще более молчаливым и замкнутым за три года, после смерти названного отца, Эрона Джаспера, все так же спокойно продолжил рассматривать что-то за окном. Рональд Ист, веселый и активный девятнадцати летний юноша, блеснув улыбкой и тряхнув неухоженной русой шевелюрой, подмигнул Сюзанне.
- Коллинз стар и хитер. С тех пор, как главарь застрелился, Коллинз только и делает, что прокладывает себе путь отступления. Скоро он бросит нас, променяв точно так же на эти денежки, что мы сейчас везем, якобы его подельникам.
Сюзанна грустно улыбнулась этой реплике. И Рональд Ист был готов отдать жизнь, лишь бы эта улыбка засветилась жизнью и искренней веселостью. И Улыбка девушки стала куда более искренней, когда в тишине прозвучал голос лучшего друга Рональда.
- Это план, - спокойно, задумчиво и отрешенно проговорил Дэррел.
- Он что-то сказал тебе, - спросила с интересом Сюзанна, подавшись вперед, пытаясь разглядеть не на лице, но хотя бы в глазах Дэррела хоть одну эмоцию.
Дэррел повернулся к Сюзанне и улыбнулся.
- Он сказал ему, лишь то, что это не предательство, - ответил за друга Рональд, - А если это не предательство – значит это план.
Дэррел перевел взгляд на Рональда, душевно улыбнулся и кивнул, не заметив, как нахмурилась Сюзанна, которая сразу отпрянула, лишь пустой взгляд Дэррела перешел на друга. Она пробовала многое сделать, но Дэррел все больше отдалялся от людей. От всех, кроме Рональда.
- Это действительно план, - произнес суховатый и грубый бас «Рассвета».
- Готовьтесь, осталось меньше пяти минут, - весело прервал их дискуссию Отто.
***
Бывший капитан Военных Сил, преподаватель военных наук и тактики, ветеран одной войны и партизан другой Артур Аллегро Коллинз вовсе не был предателем. Когда-то Капитан, а ныне Заместитель Военачальника по политическим акциям Партизан капитан Коллинз не был и трусом.
Капитан Артур Коллинз видел многое. Зам. Начальника партизан Коллинз еще больше. Конечно, видел он куда меньше, чем полковник Джаспер, который когда-то командовал батальоном, в котором служил еще очень молодой и горячий сержант Коллинз, выросший на глазах полковника. Но куда больше, чем выросший на глазах Капитана Коллинза, младший лейтенант радиосвязи партизан сейчас, и младший лейтенант разведывательного учеб. подразделения Виктор Рассвет-Один Оуттер.
Артур Коллинз был родом из провинциального городка совсем другой страны. Он из Ламкин. И никогда не знал, почему его родители решили переехать. Потому что и там и там им жилось плохо. Переехав сюда, юный Артур и его брата с детства привыкли к гонениям и неуважению со стороны коренных жителей. Артуру было семь лет тогда. А его брату девятнадцать. Одно из самых ярких воспоминаний о брате для Артура – это его фигура, заслоняющая маленького Артура от четырех подростков. Брат настойчиво просит парней отстать. Но те лишь сильнее задирают их. И тогда брат Артура лезет в драку, один на четверых.
Томас Коллинз, старший брат Артура быстро сломался в таких условиях. Уже к двадцати годам он из сильного, выносливого и красивого юноши, превратился в бледного, загнанного, забитого и вечно напряженного отщепенца. А спустя какое-то время, не дожив и до двадцати трех, скончался на какой-топ простой операции, подхватив одну из странных видов болезней.
Юный Артур Аллегро Коллинз, уже тогда начал учиться делать то, что потом будет делать всю жизнь. Собирать вокруг себя людей, таких же одиноких, таких же загнанных, какими была его семья, чтобы объединить их вокруг себя для защиты. Для собственной защиты и защиты тех, кто слабее их и нуждался бы в помощи. Покровительство первой шайки Артура не распространялось только на беженцев из Ламкина, нет, это были самые разные дети.
Окруженный по жизни кругом верных товарищей и друзей, Коллинз смог освоится и даже полюбить Контери, страну, на которую его родители променяли Ламкин. Но в двадцать два года, ассистирующий лаборант, преподаватель по образованию, Артур Коллинз был призван по повестке на родину, в Ламкин, чтобы принять участия в полномасштабной акции, против республики покусившейся не только на воздушные, но и на наземные границы его родины.
Для Артура боевые действия стали потрясением. Даже не столько потому, что вокруг царила смерть, сколь потому, что защищал он свою Родину, даже не на её территории. Он входил в состав тех двух армий, что с самых первых дней должны были стать основным звеном контратаки на территории вражеской республики. Их перевозили по воздуху, в транспортниках, их перевозили по морю на больших кораблях.
Артур Коллинз стал ветераном, даже героем этой войны. За три года он передвинулся с обычного рядового до сержанта. Участвовал во многих боевых операциях, вылазках, проводил инструктажи, много раз бывал в разведке, даже умудрился несколько суток пробыть в плену. Ему повезло ни разу не быть раненым. И повезло в том, что война во многом преувеличила его лучшие качества, честность, храбрость тягу к справедливости, сильную волю, умение просчитывать наперед.
Он сражался вплоть до полной капитуляции войск противника, но после победы, ветераном вернулся в Кантери, страну в которой он вырос, а не в которой родился. Он никогда не понимал, почему его сердце принадлежало Кантери, но не Ламкину. Будучи образованным преподавателями Кантери, он не мог не знать о величии, богатстве не только материальном, но и духовном, этой страны. Он любил и уважал её культурное наследие. И много думал, не считалось ли это предательством по отношению к земле его предков? Он вернулся с войны за Ламкин, но почему-то оставался больше патриотом Кантери, даже не смотря на то, что пережил тут многие гонения и неприятные случаи в его жизни, случались в основном тут, а не на Родине.
Вернувшийся с войны ветеран и сержант Артур Коллинз, не восстановился в институте, чтобы закончить аспирантуру. Вместо этого, он забрал документы и поступил в Высшое Военное учебное заведение, чтобы стать офицером.
В тридцать лет, окончив институт в звании младший лейтенант, он поступил на службу в одну из частей. Там его и застала война между Кантери и Этеросом, странами соседями, чье противостояние в политической и прочих сферах уходит очень глубоко в историю. Этерос порвала все дипломатические отношения с Кантери, и сделала заявление, что этот военный конфликт для Кантери станет последим, ибо после него, не будет больше Великой и Свободной Канетри. Будет только Кантери, колония Великой Этерос.
***
Война шла шесть лет. За это время младший лейтенант Коллинз был много раз ранен, был на передовой, воевал в тылу, в окружении, оставался единственным выжившим в своем батальоне. К концу четвертого года войны, получив звание капитана, получил в подчинение развед.роту, в батальоне, имеющим непосредственное отношение к полковнику Джасперу. Выполнял сложнейшие разведывательные операции, пока снова не был ранен. Пока был на лечении, читал лекции в военном учебном центре. Там узнал, что полковник Джаспер уволен в запас и тоже проводит где-то учебную работу. Затем снова передовая, снова лекции, тыл, передовая, тыл, передовая. А затем госпиталь. И официально его страна считалась проигравшей, а он – капитан запаса и военный преступник. Но сбежав из госпиталя он скрылся, а позже, вышел на след подпольной армии сопротивления и вместе с полковником Буленом и полковников Джаспером возглавил ядро партизанской армии, которая в глазах новой власти Кантери – была лишь мощнейшим ядром террористов.
Артур Коллинз видел куда меньше, чем полковник Джаспер. Он никогда не видел, как автоматные очереди разрывают на клочья детей. Как сгорают заживо женщины и старики, которые случайно оказались в районе обстрела своих же. Коллинз, в отличие от Эрона Джаспера не видел жертв неорганизованности и трусости этой войны.
Но Коллинз тоже видел малоприятные вещи, тоже видел смерть.
У младшего лейтенанта Коллинза, до ранения воевавшего на передовой, был друг. Его заместитель, Бьерн Аттика, великолепный молодой человек. Но однажды, поступил приказ «Ни шагу назад, любого проявившего трусость – убивать на месте». В день, когда Коллинз был ранен, бригада, к которой относилась и его рота сражалась с устрашающими силами противника, с рекой техники и людей. Бьерн Аттика – поддался паники и был вынужден бежать. Коллинз убил его, чтобы пресечь панику, к которой склонял его лучший друг.
За несколько дней, как попасть в госпиталь перед самым концом войны, капитан Коллинз проводил инструктаж среди новобранцев… Психически неуравновешенных и душевнобольных. Да, было и такое, за несколько месяцев до конца войны занимались не только детьми в лагерях, типа Эсперато, но и бывшими осужденными, нищими и психически больными. Во время инструктажа заряд рванул совсем рядом со зданием учебного центра. Большего хаоса страха и безумия Коллинз не видел и на передовой.
Но самым удивительным, что видел за последние месяцы Артур Аллегро Коллинз – были три подростка, воспитанники полковника Джаспера, ныне покойного. Двоя парней и девушка. Парни, действующие максимально слаженно, были друзьями настолько скрепленными дружбой, что Коллинз не знал людей, которые на завидовали бы их союзу. А девушка имела все шансы стать такой же одаренной в плане командования, как и её отец. Коллинз не мог поверить своим глазам, но сам видел, как работают эти трое. Прекрасно понимая, что дочь самого Джаспера не может не иметь представления о военном деле, результаты же воспитанников печально известного «Эсперато» поражали.
Дэррела, Рональда и Сюзанну он считал полноправными членами партизанского войска.
Но все ухудшилось с недавнего времени. Сначала погибает Джаспер. Потом любая операция партизан, вне зависимости от приложенных сил и качеств людей – проваливается или оборачивается трагедией, даже, с успешным концом. В конце концов второй человек, возглавляющий подпольную силу – полковник Булен кончает жизнь самоубийством. Когда-то многочисленная армия партизан – превращается в шайку, где, дай бог, наберется сто человек. И все они сплочены вокруг лишь его одного.
Что же… Теперь у него есть план. План, как обернуть свою малочисленную, безликую силу в мощное оружие борьбы с системой, которая ограничила и унизила совбоду их любимой Кантери, и очень многое легло на плечи лучших его людей, Дэрри, Рона и Сьюз. Но что он мог поделать, коли не было других, кроме этих юных героев?
***
Их мини-автобус и сопровождающая к месту встречи легковушка доехали до места встречи. Рассвет вышел из мини-автобуса первым, поежился от зимней прохлады. Потопал, поскрипев снегом под ногами, и оглядел поляну, которая возвышалась над лесом. Потом опомнился и помог Сьюз вылезти из транспорта.
План Коллинза состоял в том, чтобы отряд Сьюз Джаспер передал нужную сумму, взамен кое-каким важным документам, которые очень нужны Коллинзу. Встреча намечалась на половину одиннадцатого ночи и должна была состояться на опушке леса. Сам Коллинз, вместе с водителем и на машине, не как не засветившейся ранее, ждал их отчета на пригорке, прямиком за лесом, но об этом знали только Сюзанна и Дэррел с Рональдом.
На встречу их «деловые партнеры» прибыли на трех внедорожниках и уже во всю ждали Сюзанну и ко, напряженно оглядываясь по сторонам. Троя стояли перед машинами, держа в руке классику нелегальных обменов – черный деловой чемодан.
- Вот они удивятся, когда узнают, что Сьюз привезла положенную сумму не в крутом чемодане, а в обычной дамской сумочке, - шепнул Рональд Дэррелу, когда они выходили из авто.
- Как она их только туда упихала, - негромко проговорил Отто, посмеиваясь.
- Секрет дамских сумочек, - послышался лишенный шуточных эмоций голос Сюзанны Джаспер.
Они вышли и встали перед «деловыми партнерами» Коллинза. Дэррел как бы невзначай положил руку на ремень, ближе к спрятанному пистолету. Рональд задним числом отметил этот маневр, встал рядом с другом так, чтобы торсом прикрывать лежащую на оружие руку. Отто и Рассвет стояли позади друзей.
Сюзанна подошла ближе к человеку, стоящему впереди делегации и протянула руку
- Я так понимаю, вы те самые люди, которые привезли документы нужные моему боссу.
Мужчина аккуратно пожал руку и вежливо проговорил.
- О вашем боссе и его людях говорят разные вещи. Порой очень противоречивые.
- Не поддавайтесь на провокации конкурентов, - хладнокровно заметила Сюзанна
Дэррел взглянул на Рональда, приподняв бровь.
- По легенде, - зашептал тот другу, - речь идет о Коллинзе нелегальном бизнесмене, а не о Коллинзе капитане «террористов», - пояснил он, саркастично выделив последнее слово
Дэррел усмехнулся.
Между тем, человек, первый заговоривший с Сюзанной, кивнул, в вежливом полупоклоне и щелкнул пальцами. К нему подошел третий, показав чемодан.
- Надеюсь, у нас честная сделка? – поинтересовался главный, - видите ли, достать такие документы и сделать их легальными, очень трудно. Даже для такого интересного и противоречивого человека, как мистер Коллинз.
- Вот ваши деньги, - Сюзанна быстрым движением стянула с плеча дамскую сумочку, и показала её главный, вытянув руку и держа сумку за лямку.
- Надеюсь - смущенно взглянув на сумочку, произнес главный, - обмана не будет?
И движением головы указал в сторону внедорожников, там началось какое-то мельтешение, из них вылезло еще три человека, кобуры щегольски выпирали под пиджаками.
Рональд краем глаза взглянул на Дэррела и зная нрав своего друга, коснулся рукой его бедра, чтобы привлечь внимание
- Успокойся, нас еще не предали. Это типичный выпендреж, чтобы показать, что и они не пальцем деланы.
Главарь осторожно взял дамскую сумочку из рук Сюзанны.
- Это не бомба, - сурово заметила девушка.
Слегка пристыженный мужчина, взял сумку куда резче, заглянул, подозвал к себе третьего и начал по очереди вручать ему купюры.
Тот начал по-деловому пересчитывать деньги.
- Да, думаю, проблем нет, - в конце концов, заключил счетовод.
Чемодан перекочевал из рук в руки, Рассвет уверенно, взял у мужчины чемодан и кивнул тому.
- Удачи вам, - снова выдал вежливый полупоклон главный.
Они уде начали расходиться каждый к своим машинам, как замерли, услышав нарастающий гул. Сначала тихо. Дэррел весь обратился в слух, пытаясь понять, что он слышит. Но когда понял, было поздно.
На поляну, из-за деревьев влетел грузовик с автоматом на крыше и открытый джип. Мужчины на внедорожниках, за спинами у которых внезапно оказалась въехавшая сила, изумленно схватились за внутренние карманы.
- Что происходит? – воскликнула Сюзанна.
Из-за переднего стекла открытого джипа показалась голова, лицо было трудно рассмотреть во мраке.
- Мы искали вас! Долгими днями рылись, откапывая любые нити! И нашли!
- Что еще за ерунда? – воскликнул Рональд.
- Рональд Ист, Сюзанна Джаспер, Дэррел Спиррит. Вы обвиняетесь в убийстве более двадцати членов нашей организации год назад. И сейчас мы сами отомстим вам за наших, тогда, павших товарищей!
- Что за черт… - попытался сказать главарь, но его перебили.
- Мы долго шли по вашему следу, пока не вышли на эту контору, - говоривший сделал широкий жест в сторону шестерых мужчин у внедорожников, - подорвав их систему безопасности, разболтав некоторых из них, нам удалось узнать, что тайная встреча сегодня произойдет с людьми некоего Коллинза. Среди которых и будет девушка по имени Сюзанна Джаспер. Опыт нашей работы показал, где она там и два её юных подельника!
- Предательство, - громко, сурово и сухо, совсем как приговор прозвучал голос Дэррела над поляной.
- Но…, - начал главный.
События развивались стремительно. Пулемет на кабине грузовика пришел в движение, но всего на миг, грохнул выстрел и пулеметчик откатился в кузов. Дэррел уже заранее выбрал цель. А пистолет появлялся в его руке всего молниеносно. Рональд сразу оттащил друга с линии ответного огня. Сюзанна, бегом устремилась к двум товарищам. Отто не отдавая себе отчет, просто расходовал один патрон за другим, вынув полуавтоматический пистолет и стреляя поверх голов всех, кто был не на их стороне. Пока произошла эта заминка, Рассвет рванул к машине, рывком снял переднее сидение и из тайника достал автоматическую винтовку, как раз на тот случай. Эта винтовка прошла с Рассветом всю войну и он, уходя в леса, унес её с собой.
Члены конторы, когда-то уничтоженной троицей Эрона Джаспера, опомнились. Пулемет снова застрочил. Отто упал, продолжая стрелять в воздух. Ребята с легковушки, что долна была прикрывать действия команды Сюзанны, безумно долбили по выскакивающим из грузовика людям. Рассвет, снова убив пулеметчика, в попытке уклонится от выстрелов людей из джипа и тех, что выскочили из грузовика, нырнул в сугроб, но так и застыл там, почти скрытый снегом, который местами окрасился красным. Рональд и Дэррел отошли к машине, укрывшись за ней. Следом туда заскочила Сюзанна.
- Что произошло? – пытаясь перекричать выстрелы, гремящие пока с двух сторон закричала девушка.
- Не понимаешь? Нас предали. Подельники Коллинза сами того не понимая, сдали нас той конторе, чьих членов мы перебили год назад, на задании где погиб твой отец.
Уголок рта девушки при упоминании об отце дернулся. Но она тут же переключила внимание на ситуацию. Взглянула на Дэррела. Но его взгляд уже был далеко. Он перезарядил свой пистоле. Достал из-за пазух второй.
- Нет! - решительно сказала блондинка, - садись в машину, и уходим.
- Нас предали, - холодно заметил Дэррел.
- И мы не уйдем, Сьюз! – закричал Рональд, - они сделают из машины решето раньше, чем Дэррел вспомнит, где тормоз, а где газ. Отто мертв, Рассвет тоже. Либо умрем, либо придется уходить по старинке!
Сюзанна задумалась о ситуации, но лишь на секунду, в следующую секунду она поняла, что выстрелы слышны лишь с одной стороны. Ребята. Что должны были их прикрывать -погибли. И теперь бывшая контора вовсю расстреливает их укрытие.
- Я пойду, - просто заметил Дэррел.
У Сюзанны что-то оборвалось от этой просто высказанной идеи. Словно, её друг. Словно, Дэррел, который был ей очень близок, не понимал, что идет умирать.
- Я прикрою, - все так же заметил Рональд.
- Нет, погодите, - остановила их Сюзанна.
- Все правильно, Сьюз. Мы должны выйти из укрытия. И я, и ты понимаем – мы уже окружены. Дэррел прав. Прорвемся хотя бы куда-то. И лучше мы с ним, чем ты. Я вообще не хочу, что бы… Что бы ты была в опасности сейчас, - закончил Рональд.
Сюзанна крепче сжала свой пистолет и кивнула.
Дэррел и Рональд переглянулись. Что творилось в головах этих двоих, что были рядом с детства и были с детства едины, Сюзанна никогда не понимала. Она всегда в их компании чувствовала себя такой чужой и одинокой. И дело не в том, что она на четыре года их старше. Нет, дело скорее в том, что она просто не имела этой связи, которая была у этих двоих. Но вот они снова переглянулись своими взглядами. Дэррел как-то слегка дернул головой влево.
- Да, хорошо, я пойду справа, - решительно шепнул тому Рон.
Они вышли из-за укрытия машины.
Мгновенно зазвучали выстрелы. Их действительно обходили со всех сторон.
Они стояли у задних дверей микроавтобуса, а их враги, создав своеобразную дугу, заходили по бокам. Дэррел взял на себя всех, кто слева, Рональд тех кто справа. Рональд, как всегда брал не меткостью, а скорее изворотливостью, обманное движение тут, какой-нибудь наглый выпад там и град пуль. Кто-нибудь да попадется. Дэррел же, отличавшийся идеальным глазомером и имеющий идеальное зрение, просто вышел из-за укрытия и открыл стрельбу. И ни один не устоял. Выстрелы гремели и гремели. Сюзанна ждала, когда кто-либо погибнет, либо её друзья, либо её враги. Чемодан, который она вырвала из рук Рассвета за несколько мгновений до его смерти, она прижала к себе. Что с ней? Её сковывает страх? Тот самый, что появился после ранения и смерти отца? Давно ли она боится признать себе, что после гибели отца уже не та? Ей всего двадцать один, но она уже сгорела? Она смолоду с оружием в руках, но неужели он уже иссякла?
Что-то помешало её мыслям. Из-за пригорка, на котором стояла машина поддержки возникли двоя.
«Обошли сзади!», криком отчаяния взорвалось у неё в голове. Рональд уже укрылся за внедорожниками, судя по выстрелам. Он вне досягаемости. Остается она и Дэррел, который так и не сдвинулся с места, продолжая стоя на месте хладнокровно расстреливать всех, кто ему казался предателями и людей на внедорожниках и людей конторы. Предатели. Ему не было дело, кто хороший, кто плохой. Появившиеся направили оружие.
-Дэррел! – закричала девушка имя юноши, к которому испытывала теплые чувства последние месяцы. Выкрикнула его имя и ринулась к нему.
***
Он обернулся на крик. Что-то громыхнуло, и он понял, что выстрелили в него. НО вместо толчка пули, режущей и внезапной боли в груди, его толкнуло что-то мягкое и тяжелое. Он упал, потеряв равновесие и не в силах удержать его, потому что кто-то рухнул на него, толкнув его в грудь.
Послышался отчаянный крик Рональда. Потом тишина. А потом во всю заработала автоматическая винтовка Рассвета.
«Но Рассвет мертв», - думал он падая в снег.
«Рональд подобрал его оружие», спокойно заметил голос его разума.
«Отто тоже мертв».
«Рональд? Еще стреляет».
«Но они думают, будто я мертв».
Он лежал в холодном снегу, и что-то придавило его. Он открыл глаза. И лишь он открыл глаза, грудь ему сдавило сильнее. Потому что снег перед глазами заслонило что-то приятно желтого оттенка. А такого приятного цвета волосы были лишь у одного человека.
Он попытался подняться.
Подскочил Рональд.
- Все в порядке, - тихо сказал он, - ранена в живот, если все будет хорошо, выживет.
Дэррел бросил на Рональда удивленный взгляд. Глаза его друга блестели и метались, как безумные.
- Все хорошо, есть план, есть план!
Он поднял Сюзанну, которая что-то прохрипела, но потом вновь погрузилась в беспамятство. Над их голова зазвучали выстрелы и тогда, Рональд, вскрикнув, рванул всех вниз, с пригорка, в снег в сугробы.
Они покатились вниз, по снегу, в сугробы. Когда их перестало нести, снег почти полностью скрыл их под собой и под маленькими кустами. Кровь Сюзанны слабо выдавала их присутствие.
Рональд шепнул Дэррелу
- Замри!
Они замерили. В тишине послышался голос.
- Что там?
- Их нигде нет, сэр, я видел как они упали с холма, и покатились, но где они сейчас я не знаю!
- Ясно! По машинам, прочесать лес!
- Эй, сэр. Тут у этого, в сумке деньги…
- Серьезно, что ли?
- Взгляните.
- Великолепно, по машинам. Будем искать их в лесу. Далеко не уйдут. Я слышал, как один из них вскрикнул. Они ранены, либо все трое, либо кто-то точно. Авось кого-нибудь убили. Мы их найдем.
Послышались звуки заводимых моторов, голоса стихли. Затем шум уезжающих машин сошел на нет.
Рональд поднялся из сугроба, по синим губам было видно, что парень замерз не на шутку.
- Ненавижу холод, - честно признался юноша. Его длинные вечно не уложенные волосы, свисали перед глазами, с налипшим на них снегом. Он попытался их убрать, но ничего не вышло.
Они подняли Сюзанну и вытащили её из снега. Придерживая её, чтобы она не утонула в сугробе, попытались осмотреть рану. Кровь шла из ранения чуть ниже груди, справа.
- Она спасала тебя? – спросил Рон Дэрри.
Тот холодно кивнул. Рональд злобно толкнул его в плечо,
-Куда ты смотрел, черт тебя задери!
- Прямо, - обдал холодом друга Дэррел.
Рональд посмотрел на друга, нахмурился, взял пригоршню снега, протер им лицо и произнес хрипло.
- Хорошо, хорошо. Я понял. Выбираемся.
Дэррел одарил друга ироничным взглядом.
- Да-да, я помню, что где-то стоит машина Коллинза, но куда нам идти относительно этого места?
Дэррел, вкинув бровь, поглядел на друга. Внезапно послышался слабый голос.
- Я знаю, куда, поднимите меня…
Оба друзей удивленно уставились на свою подругу.
- Ты должна молчать! Ты ранена, - испуганно заговорил с ней Рональд.
- Дэррел? - произнесла девушка, перевернув измученное лица к другому своему товарищу.
Дэррел посмотрел в её полу прикрытые наполненные болью глаза. Провел взглядом по прекрасному, хоть и очень бледному лицу. Остановил взгляд на посиневших губах, с которых вновь сорвалось «Дэррел?». Дэрри взглянул на Рональда и спокойно, с долей жестокости в голосе произнес.
- У нас нет выбора. Она должна быть в сознании. Помоги мне нести её.
Рональд обреченно кивнул.
Они подхватили девушку за плечи и пошли.
Она вела их среди забытых тропинок. А Рональд отвлекал её разговорами, чтобы она не потеряла сознание. Она все время пыталась заговорить с Дэррелом, но тот лишь в свойственной ему манере молчал, скупо улыбаясь, либо отвечал односложно. Она пыталась улыбнуться на шутки Рональда, не забывая при этом указывать нужный им ориентир – холм, видневшийся далеко, плохо просматривающийся между деревьями.
Несколько раз они падали в снег, замечая где-то свет фар или слыша звуки моторов.
Один раз машины проходил так близко от них, что Дэррелу приходилось бросать Сюзанну в снег, чтобы вовремя схватить Рональда, которого так и тянуло выскочить из сугроба и начать палить по их врагам.
Спустя, около сорока минут, может больше, они, почти утопая с сугробах, спотыкаясь, промерзшие до гостей, добрались до холма. На который нужно было теперь забраться.
- Наверх, - поинтересовался Рональд, хотя и так знал, что наверх.
Сюзанна пересиливая себя, разлепила глаза и взглянула перед собой.
- Да. Сразу за этим холмом. Я выполнила свою задачу, - она протянула Дэррелу чемодан, - оставьте. И идите. Чем быстрее, тем лучше. Коллинз уже мог уехать.
- Нет, нет, нет! Сьюзи, Родная, мы не бросим тебя, - с жаром заговорил Ронни.
Он с мольбой взглянул на друга. Тот кивнул.
Они вновь подхватили Сюзанну и потянули её вверх, снова утопая в снегу, падая, скатываясь, иной раз вниз. Пара раз, Сюзанна, которая выпадала из их рук, отказывалась держаться за них, моля, чтобы они оставили её.
- Уже не чувствую не ног, не рук! – чуть ли не кричала она, - я все равно не жилец. Обморожение, потеря крови. Даже если из меня вытащат пулю, я вполне могу остаться без рук или ног.
- Не говори ерунды! Жаль мы рацию в машине оставили, - говорил без умолку Рональд, - скажи-ка Дэррел почему ни у тебя, ни у меня никогда не было мобильных телефонов? Вот и я думал раньше, зачем они, лишний способ показать правительству, против которого мы боремся, что мы вот они. Только запеленгуй нас и дело с концом. Как думаешь, Коллинз, уже приобрел себе мобильник? На имя какого-нибудь Жоржи Паувелло? Бизнесмена из
Этерос или Ламкина?
Дэррел весело ему улыбнулся. Для семнадцатилетнего юноши он очень мало смеялся. Большинство эмоций заменяла ему скупая улыбка, если лицо его вообще выражало эмоции.
Они тянули Сюзанну, которая уже перестала отвечать Рональду. Сначала она перестала кашлять, потом хрипеть. Потом перестала реагировать. Мальчики почему-то приняли это за простую потерю сознания.
- Послушай, - сказал тогда Дэррел.
Рональд прислушался. Что-то сказал Сюзанне. Та молчала.
- Что поделать, отрубилась все-таки, - убежденно заметил юноша. Взглянул на Дэррела, серьезно всматривающегося в лицо девушки, - Да хватит на неё смотреть, смотри на дорогу и помогай ей держать. Говорю тебе, отрубилась она. Ну, сознание потеряла.
Дэррел с опаской во взгляде, в которой читался и страх, взглянул на друга.
Рональд раздраженно поднял голос
- Ты что, тупой? Не понимаешь, да? Сознание она потеряла. Просто ушла из себя, как говорится. Ну, вроде как, уснула. Помнишь, год назад, когда её подстрелили, все с ней точно так же было. Точно так же! Я точно помню.
Дэррел потянул руку к шее, сложив пальцы так, будто хотел проверить ей пульс. Рональд злобно руку его отбил и закричал.
- Не валяй дурака! Все с ней в порядке! Помоги мне её нести.
Все еще сохраняя выражение тревоги, Дэррел пожал плечами и подхватил девушку.
***
Артур Аллегро Коллинз битый час уже ждал возвращения своих людей со встречи. Связи с машиной не было. И он уже ожидал худшего. Но не мог уехать.
Прошел час. Он уже хотел сам лично поехать на место встречи, как вдруг увидел какое-то шевеление.
На холм, чуть дальше дороги пытался кто-то забраться. Коллинз окликнул водителя и выскочил из машины.
Он побежал к трем силуэтом. На снегу лежала Сюзанна, вся синяя, в крови. Над ней навис Рональд и махал руками. Чуть дальше сидел пепельно-серый и вымотавшийся Дэррел.
- Что случилось? – непонимающе произнес Артур Аллегро Коллинз.
- Нас предали, - сказал ему Рональд, - но это не важно! Я все потом объясню, сейчас Сюзанне нужна помощь. Она еще жива, но ранена. Потеря крови, немного замерзла. Сейчас без сознания, ей очень нужна…
- Рональд, - как ножом по сердцу прозвучал голос Дэррела.
Коллинз и вместе с ним Рональд обернулись к Дэррелу. Тот-таки приложил руку к шее девушки и нащупал пульс.
Рональд вскочил и попытался накинуться на друга, но Коллинз схватил его.
- Что такое, Дэррел?
- Поздно, - просто сказал тот и опустил голову. С глаз его покатились слезы.
Они сидели в машине Коллинза и ехали к базе. Мальчики на заднем сидении, между ними тело девушки, которую они похоронят ночью, рядом с памятником её отцу, якобы пропавшему без вести во время войны. На том же кладбище, к слову стоит крест и на имя «Артур Коллинз».
- Рональд, Дэррел. Я оставляю подпольную войну, вдруг сказал им Коллинз.
Рональд вскинул на него взгляд. Дэррел же никак не отреагировал.
- Нет, Дэррел. Это не предательство. Я оставляю вас, чтобы начать действовать в официальных кругах. Сегодня я по документам «Энрико Браун», маленький бизнесмен официально прибыл из Ламкина, чтобы начать тут бизнес. Со мной будут и мои люди. Я хочу, чтобы вы были сред моих людей. Я обещаю, мы продолжим битву. Но уже в другой сфере. В сфере влияния, бизнеса, экономики. И там, мы изменим власть. Мы создадим такую сильную организацию, что она сможет заменить нынешних правителей и вернуть свободу. Ну как?
Повисло молчание. Коллинз и не ожидал, что они зажгутся сразу. Рональд покусал губу, взглянул на мертвое лицо девушки, которую любил. И произнес убитым голосом.
- Я с вами. Там меня ничего не держит, - и поймав изумленный взгляд друга, добавил, - прости Дэрри. Но ты сам понимаешь, я не придаю. Просто больше не смогу работать с вами.
Дэррел улыбнулся ему и кивнул. Протянул руку и слабо произнес
- Но мы же друзья?
Рональд принял руку и кивнул, друзья, это верно.
Коллинз обернулся и взглянул на Дэррела.
- В чем дело юноша?
- Кто остался главным на базе?
- Лейтенант Спаковски. С ним оставшиеся 70 человек. Двадцать я забрал себе.
- Я доложу, - спокойно сказал Дэррел Спиррит, расставаясь со своим другом, - Мне тут выходить.
Они простились и Дэррел в одиночку отправился к разбитым, отчаявшимся остаткам людей, которых он никогда не собирался предавать. Оставляя в машине человека, которого он поклялся не бросать, потому что они были лучшими друзьями.
Предательство ли это было? В детском доме, где они выросли, это было бы оно.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 85
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 822 | Напечатать | Комментарии: 0
banner
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Загрузка. Пожалуйста, подождите...

Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.
{changeskin}