Нам немало отпущено-дарено, Книга мудростью опечалена. То, что ищем по жизни отчаянно Ожидаемо, чаянно. Кто летит-не боится падения, Ключ к разгадкам-сердец откровения. Повесть пишется с продолжением, Палый лист-суть главы завершение. Ценна Истина, сказана шепотом, Мы богаты не золотом-опытом, В срок посев-к урожайности осени, Наша карма

Где улыбка, Мишаня?

| | Категория: Проза
Раньше Михаил с легкостью поднимался по лестнице, ловко перешагивая через ступеньку. Но теперь, когда встать на табуретку, чтобы поправить зацепившуюся штору, стало серьезной проблемой, он понял: «Всё!» И это «Всё!» полыхнуло в сознании жирными белыми буквами на кумачовом фоне.
«Неужели вот так она и приходит? Старость. Ведь еще вчера казалось, что впереди так много-много всего! – морщил лоб Михаил, глядя на себя в зеркало.
А зеркало, между тем, показывало низкорослого крепыша с густой копной вьющихся седых волос. Ну, не полностью седых: кое-где еще оставались черные локоны.
Удивительно, но отец и мать Михаила были светловолосым. А вот дед по материнской линии... Дед-то как раз и был чернявым красавцем с голубыми глазами. Вылитый цыган. В деревне, откуда он был родом, его так и называли: «Цыганóк». А ещё дед Миша хорошо играл на гитаре. Семиструнной. И научил этому внука.
Михаил всю жизнь проработал чертежником в научно-производственном объединении «Такт», куда сразу после школы устроила его мать, сама протрудившаяся там с молодых лет до пенсии.
«Не бегай, Мишаня, с работы на работу. На одном месте и камешек мхом одевается» – поучала она сына.
И Миша не бегал: оставался на одном месте всю свою трудовую жизнь, правда с двухгодичным перерывом на службу в армии. Иногда подхалтуривал: писал лозунги на длинных красных полотнищах. Но это только если художники-оформители зашивались перед большими государственными праздниками. А в основном чирикал за кульманом восемь часов в день, благо еще со школы отличался аккуратностью и усидчивостью, а по черчению всегда имел только пятерки и, мало того, его работы учитель рисования и черчения ставил всем в пример.
Но была у Михаила еще одна страсть. Нет, не страсть, а увлечение скорее – гитара.
После первых дедушкиных уроков Михаил по самоучителю освоил азы нотной грамоты и стал наигрывать так любимые им романсы. Особенно цыганские. Если бы еще и пел! Цены бы ему не было в дворовых компаниях! Но из-за нарушения координации между слухом и голосом, петь он стеснялся, да и сам тембр его певческого голоса напоминал скрежет вилки по тарелке. Поэтому Мишаня только играл. И вроде бы неплохо, но первое восхищение от его залихватских переборов, от потряхивания кудрявой шапкой волос над озорными синими глазами, быстро сменялось разочарованием – уж больно однообразными были его музыкальные изыски. Какими-то слишком правильными и скучными. Как чертеж по ГОСТу. И девочки, вначале окружавшие гитариста восторженным кольцом, вскоре переносили этот восторг на других ребят, которые мужественно, непослушными пальцами пытались брать барре на фанерных гитарах с кривыми грифами, но, тем не менее, трогательно пели трогательные же песни. Завывая слегка и не попадая в такт размашистым ударам по струнам, но в этом ли суть! Зато, какие это были песни! И петь-то можно было всем вместе! А под Мишкину игру что?..
Однако гитару Михаил не забросил. Ни в какие музыкальные сообщества и кружки не ходил – играл для себя.
Правда, какое-то время он поездил с концертами по подшефных колхозам (время тогда было ещё советское). Не сольно, конечно, а в составе молодежного вокально-инструментального ансамбля объединения с названием, конечно же, «Такт». Задачей Михаила был разогрев аудитории. Он исполнял несколько романсов, среди которых обязательной была «Эх, раз, еще раз», а затем ребята из ансамбля задорными голосами пели бодренькие песни отечественных композиторов. Разогрев, надо сказать, не всегда получался: зрители, поначалу слушали внимательно, а затем начинали переговариваться и посматривать на часы. И Михаил решил: «Хватит!», тем более что никаких денег он за это не получал, а застолья с портвейном после выступлений его откровенно тяготили.
Он давно уяснил, что по-настоящему ему было комфортно только за своим кульманом, куда птицей залетал как в родное гнездо каждое утро.
Женщины чертежного отдела – а их было подавляющее большинство – пытались уговорить его не бросать эти поездки, мало того: просили активно участвовать в самодеятельности, но Михаил был непреклонен – «Нет! Оставьте в покое».
Кстати о женщинах… Конечно они были в Мишиной жизни. И немало. Но все отношения как-то быстро заканчивалось. Яркая Мишина внешность тускла перед его абсолютным занудством, а домашние вечера с длительным просмотром телевизора, молчаливым разгадыванием кроссвордов и уединенной игрой на гитаре – создавали ситуацию, при которой, глядя на Мишину спутницу жизни, так и хотелось сказать: «Сейчас рванёт!»
И вот, после нескольких таких «рванёт», Мишаня бесповоротно решил: «Одному лучше».
Так, спокойно и равномерно, текли годы. Скорее, даже, капали. Под тихое теньканье гитары. До дня, когда белые буквы на кумаче не влепились в его сознание непреложной истиной. И правдой жизни, как любят говорить литературные критики.
В этот день Мишаня почувствовал, что не может оставаться дома. Он быстро накинул плащ – на улице была зябкая осенняя морось – и пошел по длинному, знакомому до каждой выбоины на асфальте, переулку.
В конце этого тихого переулка, где крайне редко проезжали машины, а после девяти вечера не появлялись и немногочисленные пешеходы, была небольшая забегаловка под вывеской «Пышки». И была, насколько помнил Михаил, всегда. Прямо какое-то «место силы», которое миновали ветра перестройки, наезды братков и цепкие челюсти акул торгового бизнеса.
Любил Михаил эту пышечную. С самого детства. Поэтому и решил именно сегодня зайти туда. В островок, тэк сазать, стабильности.
Он встал за единственной посетительницей – полной женщиной, неторопливо укладывающей в пакет разнообразную выпечку. Кто-то подошёл сзади и, не спросив, как положено: «Я за вами?», затянул противным гнусавым голосом:

Шум в квартире! Шум и крик!
Только всё без толку:
свистнул мальчик-ученик
папину двустволку.

«Э-хей!» – щелкнул пальцами незнакомец и продолжил:

Свистнул, дробью зарядил
нулевого номера,
бутербродик заглотил
и помчался по́ миру.

Э-хей! – в этот раз топнул ногой.
– А можно как-то потише? Про себя? – резко повернулся Михаил к певцу. Перед ним пританцовывал высокий, худой, вертлявый, с длинными седыми лохмами человек неопределенного возраста. И, возможно, неопределенного места жительства – веяло от него отсутствием домашней ухоженности и какой-то абсолютной свободой.
– Извиняюсь! – высоко подняв брови, ответил вертлявый и замолчал.
Михаил купил три пышки без пудры, зелёный чай без сахара и пошел к своему излюбленному столику, за которым нужно было стоять – сидеть в подобных заведениях он не любил.
Но только он взял в руки салфетку и нацелился на самую аппетитную из пышек, как тут же к нему подскочил вертлявый:
– Разрешите присоседиться?
– А что, других мест нет? – раздраженно ответил Михаил.
– Да ладно тебе, – подмигнул вертлявый. – Не хмурься. Где улыбка, Мишаня?
И Мишаня оторопел. Перед глазами вдруг появилась четкая картинка из детства. Первый класс. Первая парта у окна. И за двое партой: он сам – маленький и толстый, а рядом приятель – длинный и тощий. И в ушах зазвучала та самая, забытая, хулиганская песенка о мальчишке, укравшем отцовское ружье, которую его сосед по парте распевал на переменах, отбивая такт тупоносым ботинком.
– Антон Длиннов! Тошка! – ахнул Михаил.
– Он самый! Узнал, наконец?
– Узнал, узнал, – внимательно всматриваясь в Антона, ответил Михаил.
Сказать, что в детстве они были закадычными друзьями, нельзя. Так, приятельствовали. В основном в школе, а вне уроков виделись редко. К тому же после первого класса семья Антона переехала в другой город и Михаил быстро забыл о своем соседе.
Теперь, разглядывая Антона, Тошку, Михаил с трудом узнавал бывшего одноклассника: не слабо прогулялись по нему времечко. Тем не менее, поразглядывать в школьном приятеле было чего.
Нескладный на первый взгляд пожилой мужчина, на самом деле был совсем не таким.
Длинные, седые, торчащие во все стороны, волосы. Но чистые. Грубоватые руки, но с ухоженными ногтями. Мешковатая одежда, но без потертостей и пятен, со вкусом подобранная по цвету и, похоже, не дешевая. Смуглое, морщинистое лицо, но с ясными, слегка ироничными глазами. Возникало ощущение, что молодой актер пытается сыграть роль дряхлеющего старика, но энергетика молодости нагло пробивается сквозь старательно наложенный грим.
И почему-то все это вызвало откровенную неприязнь у Михаила.
– А ты что же, опять здесь живешь? – спросил он Антона. – Вроде уезжал с семьей.
– Уезжал, приезжал, пробегал, пролетал, – скороговоркой, с улыбочкой, затараторил Тошка. – А живу и здесь, и там. Повсюду. А ты-то что смурной такой? Старости что ли испугался? Таки ее ведь пока и нетути. Есть дряхлость и разболтанность организма, но и с ними справиться можно. Вон артист Зельдин до ста лет играл на сцене, а Мик Джаггер – старый рок-н-рольщик – и сейчас выплясывает на концертах.
Антон взглянул на потупившегося Михаила и сказал уже серьезно:
– Тебе детство сейчас вспоминается? Яркими такими картинками? Класс третий-четвертый? А раньше молодость вспоминалась? Это значит, что начался обратный отсчёт: через пару лет будет детский садик перед глазами, а потом... Кердык, одним словом.
Антон придвинулся ближе к своему однокласнику:
– А ты вот как сделай. Начинай вспоминать наоборот: сейчас третий класс, потом пятый, потом юность. Но только так, чтобы внутри у тебя сидело: «Всё у меня впереди, я молод, силен, здоров!» И каждый день себе это внушай! Вот тогда толк будет. А то смотришь исподлобья как дед-мухомор.
Антон вытащил из кармана смартфон, посмотрел на время, покачал головой:
– Мне пора. Бывай, Мишаня! Увидимся еще. Какие наши годы!
Михаил не успел ничего ответить, как его школьный приятель вылетел из пышечной. Именно вылетел, мелькнув своей длинной нескладной фигурой за окном и даже не пожав на прощание руки.
А Мишаня долго смотрел на нетронутые пышки, остывший чай и чувствовал, как постепенно уходит и раздражение, и неприязнь, и ощущение крайней нелепости всего случившегося.
«А ведь он прав! Еще как прав! Только не мухомор я. Мухомор – яркий, дурманящий. А я? Чертежная линейка! И вся моя жизнь четко распределена на равномерные отрезки. Унылые до жути» – размышлял Михаил, выходя из пышечной.
Он направился к проспекту, который тянулся параллельно его родному переулку.
Проспект встретил его автомобильным гулом, цоканьем женских каблучков и пестрой суетливой толпой. Михаил остановился, поднял голову и увидел, как сквозь просвет в облаках выглянуло сентябрьское солнце. Затем, повинуясь неожиданному порыву, ударил себя по коленкам и проделал замысловатое танцевальное па. Видно все-таки сказались цыганские гены, которые однажды лихим вороным табуном ворвались в тихое пастбище его рода.
«Пьяный, или обдолбался!» – проворчал мужской голос. А женский возразил: «Почему обязательно пьяный? Просто веселый человек в хорошем настроении – солнышко увидел!»
А Мишаня, сверкнув синими глазами, широко улыбнулся женщине и щелкнул пальцами: «Э-хэй!»

2021

Сказали спасибо (3): dandelion wine, Константин Галь, Вальжера
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 2)
  •  Просмотров: 46 | Напечатать | Комментарии: 4
       
21 июля 2021 13:32 Sergius
avatar
Группа: Авторы
Регистрация: 12.09.2017
Публикаций: 57
Комментариев: 34
Отблагодарили:139
Спасибо!
       
21 июля 2021 08:36 Константин Галь
avatar
Группа: Авторы
Регистрация: 14.09.2013
Публикаций: 147
Комментариев: 3638
Отблагодарили:710
Сергей Владимирович, глянулся Ваш рассказ! Образно. Очень понравилось вот это "Возникало ощущение, что молодой актер пытается сыграть роль дряхлеющего старика, но энергетика молодости нагло пробивается сквозь старательно наложенный грим."
       
20 июля 2021 11:08 Sergius
avatar
Группа: Авторы
Регистрация: 12.09.2017
Публикаций: 57
Комментариев: 34
Отблагодарили:139
Спасибо! В главном герое есть некоторые черты реального человека, а другой персонаж – Антон Длиннов – намек на толстовского Платона Каратаева.
       
20 июля 2021 07:39 dandelion wine
avatar
Группа: Редакторы
Регистрация: 31.05.2013
Публикаций: 103
Комментариев: 11223
Отблагодарили:727
Жизненно)) good

"Ложь поэзии правдивее правды жизни" Уайльд Оскар

Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.