Окно атаковала темнота, Собой заполонив весь мир снаружи. Мир сдался каракатице, но та Не применяла катапульт и ружей. На рубеже, у влажного стекла, Не дрогнув торжествует занавеска. И темнота, что в форточку стекла, Уже не обретает перевеса В дальнейшем изменении границ Сплошного мрака и сплошного света. Недвижный свет, отсутствие зарниц Вступа

«Мурка» и современный экзорцизм

| | Категория: Зарисовки
«Мурка» и современный экзорцизм.


«14 И сам я уверен о вас, братия мои, что и вы полны благости, исполнены всякого познания и можете наставлять друг друга»
(Рим. 15).

Братия и сестры и я, скудоумием моим, рассмотрел случай в монастыре, и так как он получил широкую огласку в Церкви Христовой и далеко за ее пределами, рассудил изложить мнение, каким он мне представился. Не судите за резкость высказывания, как Бог дал, так и написал. Вполне возможно, что я кого-то повторяю и допускаю в рассуждении ошибки, но это неизбежно, ибо Истина одна – на небе, а здесь, всякий человек – ложь. Этот, случай поднял чрезвычайной важности вопрос, который не под силу разрешить одному человеку, а требуется соборное решение.
Немного мечты: «Собором епископов, иереев, мирян с великим тщанием, на пользу спасения рассмотреть насущные вопросы. А как было бы хорошо, пригласить и всех представителей Русских Церквей на Российской земле на этот собор. Найти, что разделяет, найти и как язву отсечь и пребывать в совместном служении. (Хотя бы, на первых порах, не ругать, взаимно.) Думаю, это разумнее того, что бы пытаться экуменизмом объять всю вселенную и пытаться разное и не понятное вести к чему-то, и самим увлечься в никуда. Не лучше ли в своем доме вначале прибраться? В среде Русской Церкви, братьев во Христе? Как вам кажется? (Но, не бывать сему)».
Верою вашей, испытывайте у всех говорящих, слова их.

Священники, как Символ Веры и Отче Наш, вместе с прихожанами, «давайте все вместе», хором тянули ее, «мурку».

Блатная, воровская песня, «Мурка», рассказывает о блудной связи чекистки и вора, который убил ее, когда узнал, кто она на самом деле и сколько измен и смертей было из-за нее.
В песне пропаганда блуда по приказу начальника и блудного сожительства честной чекистки и матерого убийцы и вора, безжалостных врагов, жестокости чекистов и воров, взаимной ненависти и не примиренности сторон, дикой мести и убийствах, разгульной жизни.
Для воров – поучительная песня, как букварь, преподает урок осмотрительности и беспощадной расправы и мести. Некоторые называют «Мурку», гимном блатного мира.
Для простого человека – она веселая, чуть растворенная грустью, легко захватывает своим ритмом, в пьяный круговорот, тем и нравится, и годится для застольного пения и пляски.
Антихристова, блядовская песня – для православных людей, как очерняющая и влекущая душу во тьму кромешную.


Произошел случай, судя, по информации в интернете, в храме иконы Божией Матери "Троеручица" в столичном районе Орехово-Борисово, сейчас, подворье Сурского Иоанновского женского монастыря в Москве. Первая информация об этом была опубликована 3 апреля, во вторник, 2018 г. 16 апреля убрали епископа, с занимаемой должности настоятеля. Однако, не суть важно, где, – место не сглаживает неприличия совершенных поступков.
Церковная канцелярия в суд на опубликовавшего ролик…
И это вместо того, чтобы благодарить вскрывшего (причем бесплатно!) язву на теле Церкви Христовой.
Не буду разбирать, что сказали атеисты по этому поводу и почему. Святой Лествичник говорит, что у бесов не разберешь, кто мать греха, – кто дочь.

«Кто будет оправдывать согрешающего против души своей?
И кто будет хвалить позорящего жизнь свою?» (Сир. 10,32)

Вопросы стоят, а ответа нет, так как святой пророк не предполагает среди благочестивых найти таковых. Так кто же оправдывает и хвалит в таком случае? И сам же, Иисус сын Сирахов, отвечает:

«Когда пошатнется богатый, он поддерживается друзьями…
Когда подвергнется несчастью богатый, у него много помощников; сказал нелепость, и оправдали его» (Сир.13,25,26)
Сравни:
«Когда пошатнется нечестивый, он поддерживается друзьями…
Когда подвергнется несчастью нечестивый, у него много нечестивых помощников; спел нелепость, и оправдали его».
Может это не к месту, но выражение, «сказал нелепость», по моему мнению, не потеряет своего значения, если заменить его другим, например от слов: вор, прелюбодей, скоморох, пьяница и пр.

Вместо того чтобы снять с него крест и рясу, и взамен дать ему гармошку, стоя с которой у ворот монастыря он просил бы у всех входящих прощение, как убийца многих душ человеческих, как сделал Великий Игумен с разбойником, о чем поведал нам в назидание Игумен горы Синайской, его из столицы вернули на прежнее место служение, тем самым, вероятно, отложив его продвижение в священническом чине. Да-аа, почесав затылок, ничего не скажешь, велика любовь епископата к священникам своим.

«Всепреподобный пастырь … премудрейший сий отец покушается человеческим вымыслом преодолеть бесовское коварство … назначает обучительный подвиг и говорит: „хочу, чтобы ты, истинный брат, стоял у ворот … и всякому входящему и исходящему человеку кланялся до земли, говоря: помолись обо мне, … я одержим злым духом"». (1)
Могут возразить: «Это утопия, бесплодное мечтание, в наше время такого быть не может, никто такое не понесет…»
Спорить не буду, «семилетний законный искус», трудно исполнить. Но семь-то дней, я думаю, и архимандрит осилил бы. А так, как проказнику
чиновнику: «Скройся, с глаз, пока не стихнет все. Покинь Москву».

Ну, да ладно, это дело верхов, выбирать пути спасения для служителей своих, возможно это самый верный путь, возможно.
Но смотри, как ощерилась, оживилась сатанинская сила, взявши верх над одним, скольких она поработила и ввела в растерянность.
Никто не покинул застолья, не покинул сатанинское сборище, но радостно «все вместе» хлопали в ладоши.

«Не думаю, что священник или игуменья, сидящая с краюшку, рады слышать такое. Но они не смеют ни выйти, ни осадить пошлого певуна — владыке ж нравится! И, нет, это не «дно». Дно — это тосты за товарища Сталина, поднимаемые на таких же церковных застольях. Мне доводилось уже это видеть (и громко протестовать)». (2)
Знаменитый богослов извиняет боязливых священников и монахинь, по всей видимости, они знают о непристойности происходящего, но продолжают оставаться среди балагана, ибо там их начальник, епископ. Однако сам профессор в схожем положении осмелился «громко протестовать», и не потому, что у него нет начальника, просто человек такой, и по любви Христовой ищет хоть кому-то оправдание в трапезной. Моей любви недостает, так относиться. В случае протеста, епископ, может их запретить и даже выгнать, такие помыслы, видимо, руководят этими людьми. У них не более веры, чем у тех, кто принимает это как само собой разумеющееся. Одни оставили Христа, а другие предали молчанием. Тут такая ситуация: если ты пойдешь, а епископ станет запрещать, то ты должен остаться, за послушание, и «ты соберешь ему на голову горящие уголья», в день суда. Себе же приобретешь награду, потому что исполнил заповедь, «собирать уголья на головы нечестивых». И за то, что как Лот, страдал среди развращенных людей. Впрочем, простите меня, но вы об этом лучше моего осведомлены.

«7 а праведного Лота, утомленного обращением между людьми неистово развратными, избавил
8 (ибо сей праведник, живя между ними, ежедневно мучился в праведной душе, видя и слыша дела беззаконные) – 9 то, конечно, знает Господь, как избавлять благочестивых от искушения, а беззаконников соблюдать ко дню суда, для наказания» (2Пет, 2)
«41 и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два».
(МФ, 5)
«20 Итак, если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его: ибо, делая сие, ты соберешь ему на голову горящие уголья».
(Рим, 12; Притч, 25:21,22)

Никто же с места не сдвинулся.
Потому прав пророк:
«Иной губит душу свою по робости, и губит ее из лицеприятия к безумному». (Сир, 20)
Причем во время застолья, для того, чтобы выйти из-за стола, разрешение не спрашивают, это даже порой не прилично. Особенно для дам, желающих «припудрить носик», она, что через всю залу должна об этом известить или, сказать на ухо епископу, продравшись сквозь толпу до него?
Встали да пошли, у всех «жидкий стул» образовался, компот не свежий.

Да, согрешил священник, и больше бывает.
Но было ли у него публичное покаяние? Я не нашел. Публичное выступление есть, а публичного прошения прощения нет.

Настоятель (прежний, а может и другой), то же не принес своих публичных извинений. Ладно, не извиняйся, сходи на базар, купи гармошку и, тайно, ночью темной, повесь ее на воротах монастыря твоего. Ну не хочешь ночью, сделай поутру. Пусть с утра все видят, то, чей образ давно уже у входа незримо висит. И не позволяй убирать ее, пока молитвами твоего монастыря она не исчезнет сама среди бела дня. Как ехидна, человека укусившая, «разлетелась на куски» (3). Боишься? А чего ты боишься, что позор висеть народному инструменту на заборе церковном или под звуки его петь срамные песни в центре монастырского подворья? А может, ты не надеешься на молитвы служителей, насельников и прихожан монастыря твоего, что они могут достойно покаяться?

Подпевающие священнослужители, по-тихому в сторону отошли. «Мы не пели», скажут, некоторые из них. Спорить не буду. Губами вы не шевелили, звука не издавали, но пели вы умом и в вашем сердце, ваши чувства разливались, для того и на концерты ходят.
«– Мы в святом месте устроили балаган, сами песнями и плясками наслаждались и с великой радостью привечали и веселили сатану и всякую нечисть. Одним словом – шабаш, настоящий шабаш. Как принимавшие участие в бесновании, в Вербный день, когда весь православный народ встречает Господа Иисуса Христа, мы, в память нашего отступления от веры, не можем со всеми прихожанами участвовать в торжествах. Мы встречали в этом храме сатану с воинством его, безумствовали с ними в пьяном угаре, и встречать в этом храме Бога, не достойны. Не достойны мы и, служить в этот день у престола. А благослови нас, владыка, стоять вне ворот храма, дабы все видели наш позор, видели наше раскаяние и возвратились в храмы. А те, кто раньше не ходил, тот видя слезы наши, обратился бы к вере в Господа Иисуса Христа». – Это так, к примеру, не мне учить вас, москвичи, вы богато говорите. Вот, думаю, блажен кто из священников так сказал епископу своему и сделал, у него есть вера, вот и он, некогда обратившись, многих привлек бы в стадо Христово. Наверное, все так сделали, а не давили пьяную слезу на исповеди. Бог им судья.

И прихожане поступили, наверное, так: «Надев лучшие платья свои, и держа украшенные вербочки, говорили, вместе со священниками, говорили, кланяясь, проходящим мимо: «А мы «мурку» пели. Да, да, за благословенной трапезой, в этом самом монастыре, пели «мурку». И не было нам стыдно, и разгоряченные наши тела готовы были пуститься в пляс, и свальный грех рядом был. Благословен Грядый во имя Господне, Он остановил нас, Он открыл очи сердец наших. И вы, видя, раскаяние наше, воздайте с нами славу Богу за наше прозрение, и простите нас».

А может и так: «– А мы чё? Мы за послушание… нам так сказали… это все они …командиры наши… А мы ни чё».
Обтерла губы свои, и говорит: ««я ничего худого не сделала». Ну и чё особенного? Все так делают и мы…. За послушание».
И как далеко от этого свального греха прихожанки стоят?

«Непостижим… путь жены прелюбодейной; поела и обтерла рот свой, и говорит: «я ничего худого не сделала»». (Пр.30,18,20).
Со свойственной ему премудростью, говорит царь Соломон о развращенной женщине, которая в только что содеянном грехе прелюбодеяния, не стыдится оправдать себя, говоря, что ничего худого в этом нет.
Вот и сейчас, кто-то встал на защиту поющего, ограждая его такими же словами: «Что особенного он сделал, подумаешь, песню блядивую спел, «ничего худого в этом нет»».
Всякое отклонение от Бога, ведет к греху. Всякий раскол в церкви ведет к блудным страстям, прелюбодейству и заканчивается свальным грехом, это неизбежно для всех оставивших Церковь Мать. Говорят о том и учат так, нас святые отцы. И современники, правда здесь не «тайная комната», а трапезная. (4) Голова кружится, никак не пойму: кто в расколе? Тот, кто в ограде церковной или тот, кто оставил ту?

А скольких людей ищущих повода, в восторг привел сей ролик:
«Вот! Мы говорили: попы … рясы,
золотые купола … кресты …
ряженных обман
и прелюбодеев срам».

И, причмокивают от удовольствия, ухмыляются, получив порцию правды. И кивают, качают головами, и, с осуждением, на Церковь, тычут пальцами.
Не обошлось и без тех, кто глумился, стремился превзойти друг друга в оскорблениях, из-за случившегося бесчинства в святой обители, над православием. Над горем не только в Русской Церкви, но и во всем мире православном.

Больно смотреть на это. Нестерпимо больно видеть, как сами служители Церкви, сие святое место стремятся превратить в мерзость запустения.
Если Господь попустил открыться такому бесчинию в монастыре, значит, такие случаи имеют место быть во многих местах, церковной ограды.

Бродящие музыканты, скоморохи, кто они? Случайно мимо проходили или на клиросе стояли, под гармошку песнопения пели, службу вели? Ну, нету у нас, нету, оргАна. Так пусть хоть гармошка (русская), гитара (цыганская) и бубен (шаманский) службу украшают. Ведь как-то должны же мы, «задрав штаны», за западом бежать.

А с чего все начинается? С малого и невинного. Стихи на праздники церковные. Пение колядок. Что плохого? Радуются люди, хорошо.
Поют Лазаря – нужда, будем снисходительны.
Может быть, так все начиналось:
Поражая красотой лица и голоса, девица спела душевные и замечательные стихи, чем и привела в умиление слушателей своих. А там и мужи солидные, виртуозностью исполнения, волновали души и умы.
Как в бассейне, себе свой голос понравившейся, несет и монах песней, в массы «прекрасные» чувства свои.
«Вот спою, услышат, прочувствуют, и, я спасусь». Нелепость какая-то. Попробую иначе, вот так.
«Не идет молитва, скучно … возьму-ка, псалмом ее заменю. … Надоело…(поковырял пальцем в) …буду стихи, себе под нос, чуть слышно напевать, чем хуже они молитвы. А неплохо у меня, получается, … (поковырял пальцем и в ухе) есть и голос и слух. А если?…Да! В массы надо, в народ, в гущу толпы, во весь голос. Вот так и никак иначе.… Ай да я, да … сын! Нашел!! Нашел себе тропу спасения!!! Ох, как много к себе привлеку. Ох, как тяжело мне стало, вспотел, дрожь в ногах, под тяжестью открытия такого. Прилягу, отдохну. (Собирается лечь на скамью. Бурчит.) А то, все молитва да молитва.… (Апокалипсис.) Не-е-ет, тут такие дела! Волосы дыбом. (Потрогал, убедился). Некогда лежать. Всё!! Все у кого ума нет, все ко мне!!!», – так, думал монах и с песней подружился, а не с молитвой.
Он думал, что к Богу привлекает, а на самом деле по тропе теплохладности за собой в царство лености ведет. Царь Соломон выражается смелее, послушаем его:

«13 Женщина безрассудная, шумливая, глупая и ничего не знающая 14 садится у дверей дома своего на стуле, на возвышенных местах города, 15 чтобы звать проходящих дорогою, идущих прямо своими путями: 16 «кто глуп, обратись сюда!» … 18 И он не знает, что мертвецы там, и что в глубине преисподней званные ею». (Пр. 13 – 18)
К поющим монахам, монахиням и иереям (э-эх…да куда их девать – и епископам) сказать, мало, что нужно менять:
«Монах безрассудный, шумливый, глупый и ничего не знающий встает на возвышенных местах города, чтобы звать песней, проходящих дорогою, идущих прямо своими путями: «кто глуп, обратись сюда!» … И, слушающая публика, не знает, что мертвецы там, и что в глубине преисподней званные им».
Ну, а дальше пошли стихи слезливые и чем плаксивее они, тем более духовными, в народе почитаются. Сначала кружку поставили «на нужды монастыря». Ладно, хоть какая-то польза есть, от пения такого. Но нет.

Я не про паломников и каликов, что «Лазаря поют», из-за своей нужды или утешения в дороге. (5)

Я про тех, которые вышли на публичные подмостки. Закончилось время царствования для подмостков ограниченных в пространстве стенами цирка, или театра или толпой на ярмарке. Сейчас пространство раздвинулось во всю вселенную для голоса и слуха и глаза. (Демократия науку родила, и, через нее, все собой заполонила.)

И вышли монахи со своей гитарой, кружкой и с лозунгом:
«Сам пишу стихи и музыку,
сам пою и деньги получаю,
как же ряса я тебя люблю,
ни на что, сей крест не поменяю».

Можно короче, для начинающих:
«Есть крест у меня, недостает гармошки!»

Не отстают и дамы, одевши, длинные платья, ну, не петь же им как прочим некоторым, только веревками препоясавшись. Не поймут люди.
А какой у них лозунг? Может так:
«В церкви, я ни чё не значу,
И в эстраде мало платят мне.
Найду публику себе:
Белые платочки!»
К чему тут рифма и духовность! Коли слава, деньги и почет, ведь не подмосток какой обрели, а целая платформа!
И кто только не вскарабкался на платформу и поодиночке и скопом архиереи, монахи с монашками, иереи и миряне.
Ну ладно, вышли на эстраду иереи и монахи с монахинями на заработки, переиначил и нашептал им бес, что если не споют, то талант свой спрячут и биты будут за то, и всякий «поющий» достоин своей награды. Убоялись, нашли себе, каждый по нраву своему, и другие оправдания. Для пущей солидности и своего самоуспокоения, взяли поручительство от епископов, яко бы, сам Бог дает им послушание, не в келье сидеть, оплакивать грехи, а, где случиться, тешить чувства церковных простаков.
Гастролируют по городам и весям и засоряют эфир вселенной выразительной мелодией голоса и образом впечатлительной монументальности духовного лица своего.

Зрителю и слушателю на заметку, как бы тайное увещание, поющего монаха:
«В мире был… веселья много…
Но вот, о чудо! Познал я Бога…
Оставил келью … вновь пою,
Предлагаю вам, «блевотину свою»».

«21 Лучше бы им не познать пути правды, нежели, познав, возвратиться назад от преданной им святой заповеди.
22 Но с ними случается по верной пословице: пес возвращается на свою блевотину, и: вымытая свинья идет валяться в грязи». (2Петр).

Пришли на концерт, и повторяйте как мантру некую, стишок сей, «Оставил келью … вновь пою…», заучить его не сложно. В других красках увидите мир окружающий вас. И быть может, потянет «блевануть», не сдерживайте «души прекрасные порывы». Это к выздоровлению.

Монахиням, посвящается:
«Опущены веки мои, и я «вся такая»,
Как пред алтарем на молитве стою;
«Целебные грязи, целебные грязи, омойте меня», –
В песнях непрестанно твержу…»

Как только начнете голосить, то вспомните и проговорите про себя: «Целебные грязи, целебные грязи, омойте меня». И представьте себе, как это ваше омовение происходит.
А может, ну ее? Бросить все и сразу, с плачем: «Пресвятая Богородице, не погуби, Ты Одна у меня», – тотчас оставит и прекратится беснование. Ну а нет, значит поздно. Трудная работа…кто поможет? Богородица. Пресвятая Богородица, только не так скоро, как прежде, но не даст погибнуть. Думаю, это полезно будет и тем, кто в «белых платочках».

Ты же, трансляцию вел из монастыря, из сердца Отечества нашего, Столицы православия. Пел задорно, наверное, ты в ноты попадал, вот с этой стороны тебя никто не осудил, а хвалят много. Но в силки, бесом приготовленные, ты точно попал. Спасайся архимандрит. Помоги тебе, и нам Господь, дабы не случилось этого и с нами. Господи прости.

– «Опомнись Церкви чистоты хранитель. Очнись молю тебя. Смотри, Господь, дал людям вместо молитв и бесед духовных услышать, исполненную, во весь голос архимандритом! песнь блядовскую, то, что же творится в Церкви в целом? Переполнена чаша бесстыдства, служителями церковными. Взлетают похоти их до неба, а не должно быть так. Гнев и наказание не замедлят, уйми …».
– «Проснись, – голос мне, – открой глаза …».
– Ах, да.
Лишь только вздох, и горькая слеза…
Махнул рукой… кого прошу?
«Товарищ память», подвела.
Кого просить? Пустое место… Тишина.

«Товарищ память» – песня исполненная священником с амвона. Пел он ее по бумажке, как бы по слогам, незнакомый текст. Прочитал бы, лучше бы получилось, но он решил удивить. Удивил. Удивил и исполнением и содержанием. А еще более своим облачением в фелонь. Еще бы подризник – и верх кощунства, а так маленько не хватает... может быть к врачу…

Возмущенный или снисходительный ко мне защитник, скажет, – « Ты же не знаешь, а может они, потом духовные песни пели? Зря ты так на них накинулся».
Как сказал один, кстати, неплохой писатель, чтобы узнать, что яйцо тухлое, мне не надо его всё съедать.
Впрочем, сам рассуди:
«Блаженные сии и во время трапезы не прекращали умного делания; но некоторыми, обычными у них, тайными знаками, напоминали друг-другу о внутренней молитве; и делали это не только на трапезе, но и при всякой встрече друг с другом, и при всяком собрании». (6)

– То, монастырь, старины глубокой. Сейчас времена продвинулись. Бремена неудобоносимые не должно накладывать на немощные плечи мирян.
Согласен, немощны люди. Они всегда такие, их нужно просвещать. Вот, вижу просвещение продвинутого времени:
– Прибыл архимандрит на приход, и в танце с песней показал современные пути спасения священнослужителям и прочей публике.
Как в диких племенах, после вечерней трапезы, охотники с копьями под звуки бубнов и барабанов, показывают в танце успешную охоту.
Так перед восхищенными взорами толпы были представлены все страсти и пороки мира, в великолепных красках писаны. Ажурную сплетали сеть, манящие звуки слов и звуки музыки.
Манят, манят:
«Ну, спой разок, один не боле»…
«Спой светик, не стыдись», такое сейчас время.
«И каркнула», тяжелое с плеч, бросая бремя.
Указ готов, был плут таков. Ищите ве(т)ру в поле.

Для успешного поиска, глава пресс-службы, дает подробный адрес: «Ему приказано сегодня же покинуть епархию города Москвы и отправиться в Тирасполь», степи Бессарабии…

Продвинулась катехизация, стремительно, в каком-то не ясном направлении.

Что касается репертуара, исполненных песен, по моему мнению, они по смыслу и содержанию одинаковые.
Да и потом, при таком наборе музыкальных инструментов и наряде музыкантов, пляшущем духовнике, священнослужителях и прихожан хлопающих в ладоши, что-то и не верится про возможную духовность, в «духовных» песнях их.

«7 Ибо многие обольстители вошли в мир, не исповедующие Иисуса Христа, пришедшего во плоти: такой человек есть обольститель и антихрист.
8 Наблюдайте за собою, чтобы нам не потерять того, над чем мы трудились, но чтобы получить полную награду.
9 Всякий, преступающий учение Христово и не пребывающий в нем, не имеет Бога; пребывающий в учении Христовом имеет и Отца и Сына.
10 Кто приходит к вам и не приносит сего учения, того не принимайте в дом и не приветствуйте его.
11 Ибо приветствующий его участвует в злых делах его».
(Ин. 2,7-11).

Посмотри внимательно на десятый стих, и сравни, для тебя, ищущего духовного совета, в нем говорится: «К кому пришли вы и не услышали сего учения, того не посещайте более и не приветствуйте его».
Вы пришли не на посиделки к подружке и не в «шикарный ресторан», ища увеселение. Вы посетили храм Божий, и после службы надеялись, как бы в домашней обстановке, непринужденно, просить совета среди многих служителей Христовых: один скажет, второй добавит, кто-то поправит.

«Когда молишься, не представляй себе ни какого образа, ибо и сатана может принять образ света», – такими и многими подобными словами нас наставляют духоносные отцы, ограждая нас от сетей лукавого. Архимандрит и вы служители столичные, это не, я, в глуши затерянной, не ведаю ничего, до меня и слава то ваша дошла более чем через полтора года, знаете хорошо святых отцов, по наименованию сана или месту служения вашего. Но отбросьте в сторону, советы их, не навсегда, а только во время песенных наставлений, и представьте себе (Прости нас Господи, апостол Иоанн, прости):
– Вот трапезная, апостол Иоанн Богослов, апостол Любви, сидит в кругу учеников. Разрешили зайти и женщинам, чтобы и они смогли послушать сладость речей, истекающих из уст его. Он же, встает и «непременно, музыкантов сюда!», начинает…

Ну, а дальше вы «все вместе», начертите формулу любви, вашего веселья. Не похожа она на заповеди Апостола Любви. Не похожа ваша проповедь на любовь к чадам вашим. Прости нас Иоанн Богослов, апостол Любви, но по-другому мы любовь понимаем.
Можно сказать и о «волках в овечьих шкурах», но не думаю, что кто-то с коварством «наставлял». Хотя, сердцеведец, Бог все знает, и нас судить будет. Всех, и кто в столице, и кто в глуши далекой.

Хороший способ: поставить на место своего поведения твоего чтимого святого, и посмотреть на него как бы так же поступающего. Может ли он говорить такие речи? Петь песни? Так двигаться? Так напиваться? Всякий поступок сличай, приличен ли он угоднику Божий. Если тебя ничего не смущает, ты хорошо сделаешь, а есть сомнение в совести твоей, то воздержись. («Прожженную совесть, ничто не смущает», помни и это.)

Для женщин, например: стоять на одной ноге, а другую задирать выше головы или сидеть с раздвинутыми, на 180, в стороны ногами и показывать такие позы в пляжном одеянии для широкой публики, открыть бюст и руки, ходить в неприличном платье или даже в брюках и т.п. Не ищи и не спрашивай прозорливцев, почему так-то поступать не положено. Почему нельзя учить тому своих детей. Применяя этот способ, на все найдешь ответ сама. Задай себе подобные вопросы и себе ответь: «Молилась бы я перед иконой, на которой блаженная одета как я?» «Слушала ли бы блаженная песни блатные? Подпевала бы?»

Почему подпевали женщины? Они знают, что такое делать в храме нельзя.
Предложите христианину спеть блядливую песню в храме. Он оторопеет, может возмутиться.
Но, в светский праздник, среди родственников и друзей, поют разные песни и частушки и пляшут. Плохого в том не видят, себя не осуждают. Возьмите «новый год», веселье, и какая строгость к себе: «Помню пост, котлету я не съем, но песенку спою».
Предложите человеку в храме раздеться до нижнего белья. Он в недоумении, стыдно.
А на пляже, он все снимает с себя, хоть и народу там больше и никто не упрашивает, ибо от стыда еще, собираясь в дорогу к пляжу, избавился.

Но если сам батюшка начинает «невинное» бесчинство в трапезной (это, же не храм!), то похоть снимает свою маску, зачем ей теперь притворятся, и чувства прятать свои. Он еще не приглашает к совместному пению, а ему уже подпевают. Но вот раздался клич: «Давайте все вместе».
«Развесили уши наши красавцы и красавицы, - и пустились во вся тяжкая. А враг стоит да зубы скалит и в ладошки бьет. Сколько добычи нахватал он сим образом в ад свой?!» (7)
И всё….
«Бабушка готова,
Кушает компот,
И, мечтает снова…».
Если же запели, то и «во вся тяжкая» и разденетесь….

То, что не смог сделать Великий Серапион, без малейшего напряжения удалось сделать архимандриту. А именно, он сокрушил стыд у публики и сделал их мертвыми для сего мира и людей. «Мертвецу нет никакой нужды до того, бранит ли кто его или смеется над ним, потому что он нечувствителен ко всему», – точнее не скажешь, не дашь другого определения духовному преуспеянию у публики в трапезной, ибо они без молитвы дошли до такой степени.
«Когда она вышла вон и дошла до одной церкви, блаженный, вошедши в церковь, сказал ей там: «Если хочешь уверить меня в том, что ты умерла и уже не живешь для людей, чтобы угождать им, сделай то, что я могу сделать, и тогда убедишь меня, что ты действительно умерла для сего мира». «Что же должна я сделать?» – спросила девица. «Сними с себя все платье, как вот я, – сказал он, – положи его на плечи и ступай по городу, а я без стыда пойду вперед тебя в таком же виде». «Но если, – отвечала она, – я сделаю это, то многих соблазню таким бесстыдством и кто-нибудь скажет, что это сумасшедшая или беснующаяся». «А тебе что за дело, если это скажут, – отвечал блаженный Серапион. – Ведь ты говоришь, что умерла для людей, а мертвецу нет никакой нужды до того, бранит ли кто его или смеется над ним, потому что он нечувствителен ко всему». Тогда говорит ему эта девица: «Прошу тебя, прикажи мне сделать другой какой угодно подвиг, и я сделаю; теперь я не дошла еще, а только молюсь о том, чтобы дойти до такой степени». После этого раб Божий, бесстрастный Серапион, сказал ей: «Смотри же, сестра, не величайся, будто ты святее всех, и не хвались, что умерла для сего мира…». Сими словами научив ее смиренномудрию и сокрушив ее гордость, блаженный оставил ее совершенною и удалился от нее». (8)

Паломники, не все, но есть, и ездят-то по святым местам, что бы найти священника, преисполненного, как бы, любви и духовности, позволившего им желание их сердца удовлетворить. Не этот, так другой, не другой так третий… А тут, счастье то какое! Вот он желанный! И музыка, и песня, и голос и стать! Вот и нашли того, что икали… настоящий старец духовник, толково разъяснил, от стыда избавил экзорцист.
Много ли надо, чтобы человеку споткнуться? А если он сам того хочет? Пасть хочет, но не по своей причине, чтоб кто-то разрешил, чтоб иметь оправдание себе, чтоб было на кого сослаться.
«3 Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху;
4 и от истины отвратят слух и обратятся к басням». (2Тим, 4)

На самом же деле, – «в ад идешь и меня затащить хочешь?» (9). Так ответил монах, женщине хотевшей взять разрешение у Бога на убийство.
А тут «благословение» архимандрита: «человек, гордо звучит, ничто человеческое не чуждо ему…», «ешь, пей, веселись…», экзорцизм, одним словом

«Мурка», «Молдаванка» и пр., репертуар можно менять и расширять как угодно, все эти песни «целебные», избавляют от стыда и совести, но только, если петь их в церковной ограде. Вне ее пределов, они теряют такую силу. Опять-таки, если подобные песни поет иерей, монах или монахиня, по одному или в куче, то они в любом месте и на любых подмостках, сокрушают стыд и совесть, вначале исполнителю, а потом и слушателям. Впрочем, в исполнении священнослужителей, все песни «целебные».
А вот, что по этому поводу говорит преподобная Мария Египетская: «Терпела я и более сильные бедствия: мной овладевало желание любодейных песен, они будто слышались мне, смущая сердце и слух. Плача и бия себя в грудь, я вспоминала тогда обеты, которые давала, идя в пустыню, пред иконой Святой Богородицы, Поручницы моей, и плакала, моля отогнать терзавшие душу помыслы. Когда в меру молитвы и плача совершалось покаяние, я видела отовсюду мне сиявший Свет, и тогда вместо бури меня обступала великая тишина». (10)
Добавить, что-либо к этим словам, в которых говориться, о великой брани преподобной с песенными напевами и рождающимися от них «терзавшими душу помыслами», не представляется возможным. И кто-то, из православных христиан, смеет говорить, что петь нужно было: дома, или в узком кругу, не перед прихожанами, не надо было снимать на видео и прочую чепуху. То вот, перед нами пример, непоколебимой веры, духовной борьбы, молитвы, плача и покаяния. Она не позволяла себе произнести и слова из тех песен. Так, «они (песни) будто слышались мне», рассказывает преподобная Мария, то есть бесы напевали. Бесы напевают – уши затыкать не помогает, «будто слышится». Ты скажешь: «Почему мне не слышно пения бесов?». Очень просто, бес еще только, только успел шепнуть тебе мелодию, ты тут же подхватил и принял за свое. Своим голосом, ты голос беса заглушил, да он больше не поет, «враг стоит да зубы скалит и в ладошки бьет». Современные монахи и священнослужители совершенно отбросили всякую попытку противиться бесовскому наваждению. Они сами, вместе с бесами поют различные песни. Спор между христианами идет только о том, какие песни петь можно, прилюдно, а какие нет, а это «пустые слова» и никчемные споры.
«6 Никто да не обольщает вас пустыми словами, ибо за это приходит гнев Божий на сынов противления;
7 итак, не будьте сообщниками их». (Еф, 5)
Неудобно цитировать себя, но так случилось, что незадолго перед тем как я услышал исполнение архимандритом «Мурки», я написал маленькую заметку о борьбе с помыслами приходящими вместе с песнями или стихами. Эту заметку с исправлениями я и предлагаю в заключение, вашему вниманию.
«Почти каждый день, на ум приходит и, как бы вязнет на устах, припев или строчки давно забытых песен, стихов или поговорок, и трудно отбросить это от себя и не увлечься, в продолжение их бесконечного повторения.
Начинаешь читать Иисусову молитву, бьешь ею по бесам и памяти страстной, отступают напевы. Останавливаешься, прислушиваешься, – нет, ни бесов, ни мелодии их. Успокаиваешься и делаешь послабление в молитве, и вдруг, как очнувшись ото сна, замечаешь – пришли, казалось бы, побежденные бесы с песней своей, молитвы уже нет и ты поешь. И снова бьешь, с большей силой, бьешь Иисусовой молитвой врага, бросающего в тебя, давно тебе не нужные слова. Не раз или два приходиться вступать в брань с бесами и с памятью своей, пока не добьешься хоть малой победы.
Победил, больше в течение дня такие нападки бесов не повторяются, но утром все, может быть, сначала, только вчерашней мелодии почему-то не помнишь, а другая мелодия, тут как тут. Почему?: Бесы память о ней сокрыли, чтобы ты начал сам ее искать, помучают немного, и напев дадут. И теперь уж не отступят! Просил – получи. Весь день проходишь с этой мелодией, до следующего дня.
Теперь же, тактика нападения сменилась. Теперь, вниманию предлагается несколько измененная строчка, в данном случае с политическим окрасом. Так вот, утром, еще только намереваясь вздохнуть, после отпуста утренних молитв, принеслось:

И на обломках демократьи,
Проступит слово сатана.

Вот, смотри, я еще после последних слов молитвы, перевести дыхание не успел, а мне уже, бесами, предложена для рассуждения тема. Я уже и не помню, о чем поэт здесь говорит, давно забыл как бесполезное. Показалось интересным, хоть я и знаю, что это бесовщина, но увлекся помыслом. Начал вспоминать верхнюю строчку и пришлось подумать. После чего поправил:

Товарищ, верь, взойдет она
Звезда, сомнительного счастья,
И на обломках демократья,
Напишут слово сатана.

На кой мне эти, призывающие бурю стихи, на кой мне эта политическая дележка. Не нужна мне эта тема. По-доброму, и вспоминать-то не надо было, а сразу вступить в борьбу. Но вот поддался и увлекся. Прости, Господи.
Бить все это надо Иисусовой молитвой, и отступит враг рода человеческого».

На такой ноте, оставляю прихожан храма «Троеручица», подворье Сурской обители в Москве, священнослужителей и настоятеля, преосвященного митрополита. У владыки прошу, а через него у всей паствы его, с поклоном прощение за необузданную речь мою. «От иерея до епископа, как апостолу до Христа», – одно из наставлений моего наставника. (Покой Господи раба Твоего протоиерея Александра). Не должно судить и учить иерархов церкви. Но напоминать надо, не в уши стучать, а говорить в голос, ибо это заповедь:
«10 Испытывайте, что благоугодно Богу,
11 и не участвуйте в бесплодных делах тьмы, но и обличайте». (Еф, 5)
Особо прошу прощение у Святейшего: прости меня.
Но мне непонятна, сущность твоя. «По делам смотреть, печали много, как бы ни была дорога, как путника на коне, в горах и черной мгле. Куда уздой не повернуть, конь выбирает прежний путь. А с него не слезть, ни убежать. Судьба его не медлит ждать…» (11)
Кого я укорил, простите, не обижайтесь, не со зла, – быть может, обратится хоть один, и, слава Богу.
Простите меня и все читатели, слова моего. Верю, хочу верить, все покаялись, и кто принимал участие в съемках, и кто распространял ее и кто смотрел, и тем самым стал тоже участником представления как зритель. Так же и те, кто осудил, оправдал или «духовно» промолчал, каждый в своем мнении и действии покаялся. Каюсь и я, и в том, что видел и читал и, что написал. Да простит нам Господь немощь нашу. Пресвятая Богородица спаси нас. Преподобный отче Иоанне Дамаскин, моли Бога о нас.

«13 Вас постигло искушение не иное, как человеческое; и верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести».
(1Кор. 10,13).

Пришел в храм, помолился на службе, и сразу, не медля, к праздничной иконе, к дверям и домой. Не участвуйте в злых делах церковнослужителей. Куда их завтра занесет…
Молясь друг за друга, мы и имеем надежду на спасение.

Пресвитер Сергий.
Благодать Господа нашего Иисуса Христа со духом вашим. Аминь.

Сноски:
(1) Слово 4, Об Исидоре. Лествица.
(2) «…спевший «Мурку» в храме, и что ещё о нём известно» опубликовал в фейсбуке диакон Андрей Кураев.
(3) ЖИТИЕ ВЕЛИКОМУЧЕНИКА И ЦЕЛИТЕЛЯ ПАНТЕЛЕИМОНА
Однажды, возвращаясь от учителя, юноша увидел лежавшего на дороге мертвого ребенка, укушенного ехидной, которая извивалась тут же рядом. Исполнившись сострадания и жалости, Пантолеон стал просить Господа о воскрешении умершего и умерщвлении ядовитого гада. Он твердо ре¬шил, что в случае исполнения его молитвы станет христианином и примет Святое Крещение. И по действию Божественной благодати ребенок ожил, а ехидна разлетелась на куски на глазах удивленного Пантолеона.
(4) ЧЕКРЫГИН ОЛЕГ, Преодоление себя …
У нас как только человек в церкви провинится – непонятно, что с ним делать: выгонишь его за ворота, а он взял и устроил раскол – людей отогнал от Церкви, увлек их в пропасть погибели. Начинает по домам церкви устраивать, искать Христа «в тайных комнатах», тайнознанием начинает потрясать, а на поверку оказывается просто бесстыдником и развратителем народа, которому есть что скрывать. И скоро тайнознание оборачивается, как правило, все тем же: скотством, блудом и развратом.
Кстати, самые большие языческие тайны в этом и состоят. Когда люди доходят до высоких и глубоких тайн, заключенных в тайнознании, оказывается, что там, на самом деле, или разврат и свальный грех, или – безбожие
(5) Источник: Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений Автор-составитель Вадим Серов.
«В старину нищие, богомольцы и калеки, выпрашивая милостыню, пели фольклорные духовные стихи о бедном Лазаре, пытаясь таким образом воздействовать на чувства окружающих и облегчить себе сбор подаяний. А поскольку это были жалобные, заунывные песнопения, то отсюда родилось широко распространенное образное выражение «петь Лазаря» — жаловаться на судьбу, просить чего-либо, самоуничижаться и т.п»
Первоисточник — Библия. В Новом Завете (Евангелие от Луки (гл. 16, ст. 20—21) есть притча о бедном Лазаре: «Был также некоторый нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его в струпьях и желал напитаться крошками, падающими со стола богача, и псы приходя лизали струпья его».
(6) Слово 4:17
(7) Еп. Феофан. Письма к разным лицам о разных предметах веры и жизни.
(8) Лавсаик, О Серапионе, О римской девице.
(9) Фильм «Остров».
(10) Полное житие преподобной Марии Египетской.
(11) «Месть», Гоголь.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 0
     (голосов: 0)
  •  Просмотров: 46 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.