Я боюсь поглощающей жизнь тишины, будто нету меня и стихи не слышны. Обездвиженно-тих в отрешённости дом... Как же холодно в нём. Я боюсь, когда окна темны и пусты: без надежды сердцА - без сюжетов холсты. В наползающей ночи - безликость теней... Как же холодно в ней. Я боюсь не успеть, отпирая замки, руку помощи дать тем, кто просит руки. Я бою

Как разорвать непорочный круг

| | Категория: Юмор
Бывали ли вы когда-нибудь на полуострове Мангышлак? Если нет, то смею вас заверить – вы ничего не потеряли! В основном – это выжженная солнцем местность, где кроме песка и ветра ещё встречаются населённые пункты с огромными горами мусора, на которых пасутся домашние животные. Весь Мангышлак утыкан сетью нефтеперекачивающих станций и трубопроводов, которые словно магнитом притягивают к себе крупных иностранных инвесторов со всего мира. И на всё это великолепие приходится всего лишь одна водоводная труба, которая как живительная водяная артерия снабжает питьевой водой людей, живущих в пустыне. Возможно, именно поэтому люди здесь очень бережно относятся к пресной воде. Так, в каждый дом подведены три водопроводные трубы, которые соответственно подают горячую и холодную воду – опреснённую и питьевую. Питьевая вода забирается с Волги, а техническая – с Каспийского моря.

Климат на полуострове Мангышлак резко-континентальный: летом здесь стоит невыносимая жара, а зимой – жуткий мороз. В один из таких знойных летних дней мы ехали в автобусе по дороге, если можно так назвать накатанную ухабистую поверхность земли, на одну из водонасосных станций, которая находилась рядом с Российской границей. Наш путь пролегал мимо железнодорожной станции, представленной небольшой будкой обходчика, которая одиноко высилась среди пустыни. Для местного населения, только что сошедшего с поезда, наш пазик показался просто чудом, даром небес. Но наш повидавший многие виды автобус проехал мимо голосующих людей, оставляя их в густом облаке пыли.

Вскоре мы добрались до водонасосной станции, обнесённой высоким забором из бетонных плит. Серёга – руководитель производственных работ – пошёл оформлять документы, необходимые для того, чтобы приступить к выполнению работ. Мы же остались в автобусе – единственном нашем убежище от невыносимо палящих лучей солнца. Спустя некоторое время, Юрий – единственный геодезист среди нас – удивлённо воскликнул:
- Это случайно не по нашу душу?

И, в самом деле, два уазика, в клубах пыли, быстро приближались с разных сторон к нашему автобусу. Из резко затормозивших автомобилей вальяжно выползло четверо вооружённых автоматами пограничников и не спеша, вразвалочку подошли к автобусу. Один из них заглянул внутрь и монотонно, без всяких эмоций, сказал:
- Это погранслужба. Всем выйти из автобуса. Приготовьте документы к осмотру.
- Командир, в чём дело? Что случилось? – спросил Гриша, инженер -дефектоскопист, а по совместительству балагур, весельчак и просто всеобщий любимец.
- Не ваше дело! – был нам грубый ответ, от которого даже Грише стало как-то грустно.

Возмущение необоснованными действиями пограничников росло, но пока никто из нас не хотел идти на конфликт с ними, и мы были вынуждены молча подчиниться.
Пока двое пограничников делали вид, что изучают наши документы, двое полезли в автобус с обыском.

- Здесь никого нет! – донёсся удивлённый голос из автобуса.
- Где остальные? – спросил меня с претензией в голосе озадаченный пограничник и крикнул, но уже не нам: - Вы там лучше смотрите!
- В смысле остальные? – не понял я, впрочем, как и все остальные мои товарищи по несчастью.
- Мы все здесь, только главный пошёл документы на работы оформлять, - поддержал меня возмущённый Степан, самый конфликтный из всех инженеров и, помолчав, добавил: - А собственно говоря, кого вы ищите у нас в пазике?

Пограничник взглянул на Степана так, словно тот даже не имел права дышать с ним одним и тем же воздухом, не то, что задавать вопросы. Однако, немного подумав, всё-таки решил снизойти до общения с нами.
- К нам поступил сигнал, что в сторону посёлка проехал жёлтый пазик, полный нелегальных гастарбайтеров, - нехотя объяснил он.
- Ты сам представь: где бы мы их прятали, если половина автобуса забита оборудованием, - не унимался Степан.

Чувствовалось, что назревает буря: Степан начинал потихоньку злиться. Но, к счастью, к этому времени обыск в автобусе закончился и один из двух пограничников делавших его, сказал:
- Ерик, там и правда никого нет, одно только оборудование лежит.
- Этого не может быть! Сейчас сам проверю, - сказал недоверчиво Ерик, по-видимому, самый старший в их группе.

Пятью минутами позже из автобуса донеслась нецензурная речь на чистейшем великом и могучем русском языке. Так и не найдя своих мифических гастарбайтеров, Ерик разгорячённый неудачными поисками решил снова проверить все наши документы, но уже более тщательно, желая, по всей видимости, до чего-нибудь докопаться. И таки ведь нашёл.

С важным видом он спросил:
- Кто из вас Корольков Юрий Николаевич?
- Ещё с утра им был я! – усмехаясь, сказал Юрий.
- Юрий Николаевич, вы задерживаетесь до выяснения личности! - с особой торжественностью в голосе произнёс напыщенный пограничник.
- В смысле? – опешил Юрий.
- Ваши документы недействительны – они давно просрочены.
- Как так давно? У меня только позавчера был день рождения.
- Ничего не знаю. Документ просрочен? – Просрочен! Нужно было менять вовремя!
- Да когда бы я его поменял, если уже две недели как в командировке!
- Это меня не касается. Отдохнёшь у нас денька три… - пограничник засмеялся, довольный как своей шуткой, так и самим собой.
Мы попробовали встать на защиту своего коллеги, но всё было бесполезно и, Юрия увезли на погранпост, который находился сразу же за посёлком.

Спустя некоторое время вернулся Сергей с очень довольным видом.
- Поехали заселяться! Нам выделили комнаты в местном «санатории».
Однако коллеги не спешили разделить радость своего начальника и Гриша насупившись, выразил всеобщую мысль.
- У нас погранцы уже бесплатно заселили к себе Юрку.
- Хорош ржать, поехали! – улыбаясь, сказал Сергей.
- А с Юрой, что делать будем? - не выдержав, спросил я.
- А где, кстати он?
Сергей окинул беглым взглядом салон автобуса.
- Мы же тебе объясняем, погранцы забрали нашего Юру, - не выдержал Степан.
А Гриша, не смотря на всю серьёзность положения, шутливо добавил:
- Нет, блин, наш Юра пошёл за бархан по нужде, а его там шакалы съели!
Только теперь Сергей понял, что коллеги не шутят.
- А за что его забрали? – спросил он серьёзно.

После того, как Сергея посвятили во все подробности беспредела пограничников, было решено ехать на погранпост выручать единственного в их группе геодезиста, без которого не могло быть и речи о выполнении работ на водонасосной станции. Всю дорогу Сергей размышлял вслух:
- Денег давать нельзя, хотя им и хочется этого очень сильно. Если попробовать деньги дать – по статье закроют. Опять же: не дать денег – ничего не добьёшься. И что делать? Просто замкнутый круг какой-то!
- Главное, ты сам там не останься!

В разговорах не заметили, как подъехали на погранпост. Сергей пошёл в неприглядный дом с развивающимся сверху флагом, выцветшим от солнца чуть ли не до белизны.
- Юрку переводят в райцентр, - сообщил он нам, вернувшись через полчаса в расстроенных чувствах, - и мы его сможем оттуда забрать только тогда, когда закончим работу в погранзоне.
- Может быть, съездим к начальнику станции, - предложил Степан. – Они тут все друг друга знают. Вдруг сможет посодействовать в освобождении нашего коллеги.

На том и решили. Однако поездка не принесла желаемых результатов. Как оказалось, начальник водонасосной станции не имел никаких контактов с пограничниками. И для Сергея снова начались хождения по мукам в доме, на крыше которого развивался загадочный флаг. Для нас потянулись томительные часы ожидания. К вечеру, когда мы уже не на шутку обеспокоенные длительным отсутствием начальника собирались «брать штурмом неприступную крепость» из дверей этой самой крепости вышел живой и невредимый Юрий, на котором висел почти что бесчувственный, но очень счастливый Сергей, со съехавшими на бок очками.

На следующий день, Сергей раскрыл нам великую тайну освобождения незадачливого геодезиста.
- Захожу и чувствую, что надо дать им денег. Но я стесняюсь им их предложить, потому что они постесняются их у меня взять. Вот тут-то и подумал: как же разрядить эту ситуацию и разорвать создавшийся непорочный круг. На ум приходили всякие мысли, но самой здравой оказалась – совместное распитие спиртного в целях дальнейшего успешного сотрудничества. Выпив энное количество коньяка, мы пришли к той стадии, когда командир стал мне почти братом, пообещав выпустить нашего Юрия за совершенно «символичную» сумму денег. Окончание моего визита помню смазано, но цель была достигнута: Юра оказался на свободе и даже довёл меня до автобуса.

Сказали спасибо (2): Антирозочка, TanyaLis
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 2)
  •  Просмотров: 69 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.