Он ближе мне, желанней и родней Всех тех других, которых я встречала. Он дарит мне покой на склоне дней, В нём жизнь моя берёт своё начало. По вкусу мне его шикарный вид: Оливковый пиджак и жёлтый галстук, И нежностью пропитанный флюид Фруктово-ароматный с нотой астры. Мне нравится кружить с ним вальс-бостон В рябиновой аллее в тихом парке,

Цель прилёта

| | Категория: Проза
Работа в охране офисного здания предусматривает кроме прочего ведение «книги учета посетителей». Там всё по пунктам: время прибытия, фамилия, имя, отчество (ф.и.о.), серия-номер паспорта, цель прибытия. Все пункты, за исключением последнего, не допускают двусмысленности, не требуют напряжения ума и игры фантазии. А вот последний пункт людей с «философическим» образом мышления несколько обескураживает: «Что писать-то?»
Наш объект не очень режимный, и охранник, руководствуясь, очевидно, расположением звезд на небе и не балуя особо разнообразием, шутит либо «пишите, что хотите», либо «пишите, что другие пишут».
Цель прибытия. Я знаю только одного Человека, который вразумительно смог обосновать цель своего прибытия. Чего же было ждать от безумной птицы, речь о которой впереди.

В середине мая 2012 года иду в храм Крестовоздвиженского монастыря в надежде впервые и наконец: исповедоваться, получить отпущение грехов и грядущим днем причаститься. Разрешите, я не буду оправдываться, почему я пошел в церковь не в праздник.
Последняя треть моего пути от дома до храма прошла при активном преследовании меня вороной. Сразу бросилось в глаза, что она гораздо крупнее прочих и окраска ее выражена более ярко, даже броско, не «пепельно-серая дорожная пыль», а дорогая, то, что только на форме у старших офицеров.
День на излете, но вполне светло. Синее небо. Вдоль асфальтовой дорожки, в молодой буйной листве бьется о бордюры и струится ломаная линия зеленых насаждений, повторяя геометрию ближайших окрестностей монастыря. «Парком Чаир» местная ботаника ваше зрение не усладит: клен, тополь, береза. Да и стандартная топонимика «Ситцевым вражком» слуха не обласкает: улицы имени Маркса и Энгельса, отцов «Кодекса строителя коммунизма – южные и северные «ветхозаветные» крылья Святой обители. Реабилитируют и немного оживят уральский колорит подходы с Бажова и Мамина-Сибиряка (восток, запад), но только ассоциативно («Малахитовая шкатулка», «Горное гнездо»).

Более пяти тысяч раз, много лет, в любое время года, утром, днем, вечером, в холод и жару, с разных дорог и направления проходил я эту геометрию. Так сложилось. И никогда! Ни одна ворона! Не обратила на меня ну совершенно никакого внимания! Очень хочется усилить эмоцию: «…»!!! Но имеющий карандаш да вычеркнет.
А тут: громкое каркание (громче из неэлектрофицируемого – только рупор распорядителя отъезжающей лагерной смены из семидесятых), опасное пикирование со спины. Как сейчас часто можно услышать из новостей: «Наш самолет осуществил сопровождение и перехват их самолета». Вероятно, бывает и наоборот – так это мой случай.

Ворона перелетала вслед за мной с дерева на дерево. Если зазор между растениями позволял, атаковала незамедлительно. Периодически призывно и тревожно кричала, сзывая на помощь других ворон. Те подлетали. Моя, балансируя на тонком конце ветки, вытягивала шею и очень выразительно указывала клювом на меня сверху вниз. Вороны, укрепившиеся на ветвях более основательно, внимательно ее выслушивали, перекладывая головы с правого глаза на левый; и ни тем, ни другим меня неудосуживая, срывались по своим гражданским делам.
Впереди показался крест на куполе храма, и ворона предсказуемо исчезла. Нет, сначала наступила тишина (городской фон не в счет), я хотя и шел практически задом наперед, момент исчезновения своей преследовательницы не запечатлел, а повернувшись в нужном направлении, увидел сквозь плещущуюся листву сверкающий золотом купол храма с торжественным крестом…
Предвосхищая. Никаких гнезд поблизости. Никаких, с моей стороны, провоцирующих действий, как то: размахивание руками, громкое пение, смех. Никакого вторжения в личное пространство.

Утром, с той самой работы, где «цель прихода», тороплюсь к началу службы и на причастие в храм, уже с противоположной стороны. И, немного не доходя – старая знакомая. Честно, я даже не удивился. По закону жанра – по-другому было бы даже несолидно. И ну браниться пуще прежнего! Альтернатива – только старуха из сказки Пушкина А.С. о золотой рыбке.
Навстречу – молодая женщина с коляской. И так стыдно! Ну кто же поверит, что обыкновенная ворона, в здравом уме и твердой памяти, будет так себя вести без серьезных на то оснований. Из-за строений показался крест на куполе храма, и ворона исчезла. Вот она была и нету.
Прошел ровно год. Ничего примечательного в моей жизни не произошло. Единственно, из любви к арифметике, захотелось измерить расстояние (в шагах), которое меня преследовала ворона по пути на исповедь. Вот здесь у школьной ограды она появилась, вот тут за перекрестком пропала. Получилось 313 шагов. Ну и ладно.

Прошло еще два года. Владыка повелел: «В монастыре должны служить монахи». И теперь в храме новый игумен – отец Флавиан, с братией.
2015. Я исповедовался и причастился во второй раз. Вот таково моё христианское радение. Житие мое!
Случился эпизод в конце причастия. Незначительный, никчемный, не требующий оцифровки (позже я покаялся в гордыне и тщеславии). В общем: после всего, прикладываясь вместе со всеми к кресту, не специально, а нечаянно сбил головой висящую надо мной лампадку, и всё освященное масло из нее вылил себе на чело; после чего, ложно истолковав некоторые прелестные комментарии окружающих, возгордился, ждал благодати, но не преуспел.
Кстати. Номер на автомобиле нового настоятеля оказался 313. Занятно.
Не сразу, но родилась мысль – пересчитать шаги для верности. Ну те, что с вороной. Но время года – поздняя осень. Как чистоту эксперимента соблюсти? Ведь кроны деревьев почти прозрачны. Крест на куполе храма наверняка будет виден раньше 313 шагов. Как не искуситься и к заветной цифре нарочно не подгадать? Но всё произошло чудесно просто!

Ранее утро. По пути из дома на работу. Тут вот появилась ворона. Пошел отсчет. Сто. Двести. Триста шагов. Где-то здесь…
Вдруг. С противоположной стороны улицы неожиданно впереди меня из темноты выскакивает мужчина. Быстро-быстро крестится, задрав подбородок, и пробегает дальше. 311, 312, 313. Я на месте его крестного знамения. Развиднелось. И солнышко зацепилось чуть за восточный луч креста на еще смутном очертании купола храма.
Прошло еще три года. Ничего не происходит. Зачем ворона? Цель прилёта?

Сказали спасибо (1): dandelion wine
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 2)
  •  Просмотров: 77 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.