Надоела озябшая тень И хрустит за окном старый лёд, Снова хмурится новый день - Не везёт ему, не везёт. И куда-то свернули грачи, Не услышав капели звон... Говори что-нибудь, не молчи, Прогони этот глупый сон. Про ненужный весенний потоп И, как мимо проходят мечты, Как запутался мой гороскоп, В паутину попав суе

История Одного Моряка 19

| | Категория: Проза
В начале августа мы встали к причалу, и началась недолгая, но очень насыщенная жизнь всех военнослужащих по контракту нашего корабля. Всему экипажу было уже известно, что в сентябре этого года, буквально через полтора месяца, наш Крейсер пойдёт в дальний поход – сначала в Средиземное море, а затем в Южную Америку, для того чтобы встретить президента РФ и поучаствовать в совместных учениях Венесуэлы и России (ВенРус 200...). Такому событию радовались все – ещё бы, за границу сходить, мир посмотреть да себя показать. Вот и начали потихоньку готовиться – в основном, загружать продовольствие.
Что касается насыщенной жизни – это да, мой призыв наконец-таки начали отпускать в увольнение в город Североморск. До этого нас отпускали только с кем-нибудь из старших, тех, кому Главный Боцман доверял выход в город. В город до этого нас водили и «Мороз», и Артур, «Саныч», ну и сами начальники – «Петрович» и «Сёма». Почти два года потребовалось нашему призыву, а в частности мне и «Феде», чтобы завоевать доверие «Петровича». В других подразделениях контрактники уже на первом году службы ходили в город даже с ночевой. А нам не разрешали снимать квартиры вплоть до самого увольнения... Так до «дембеля» и ходили до 22:30.
Меня поставили в одну смену вместе с Серёгиным, «Федей» и «Малым». Костян же ходил в город вместе с «Казахом». Наша смена возвращалась из увольнения без косяков и всегда трезвые, так как пить особо я никому не давал. А вот Костян с «Казахом» что-нибудь да чудили. Главный Боцман начал меня уважать, видел мою ответственность и постоянно хвалил меня на всех построениях. Костяна «давила жаба» - за многочисленные косяки его стали лишать увольнений в город, а меня стали отпускать чаще обычного. Он возненавидел меня ещё больше. Но это были его проблемы, я и не думал каким-либо образом «подлизываться» к начальству, просто делал то, что входило в мои обязанности: помимо «Дежурного Горниста» я стал заступать «Дежурным по Боцманской Команде». Малой, Костян, «Кузьмич» и Серёгин до сих пор заступали дневальными, так как Главный Боцман им более ничего доверить не мог. Каждый из них был на своей волне. А вот подумать за всё подразделение в целом удавалось мне, «Феде», «Казаху» и некоторым из наших годков.
Сменившись после дежурства в районе 18:00, Я, «Федя» и «Малой» уже стояли на юте и ждали команды «Дежурного по Режиму». Он нас проверял по списку в своей «Книге увольняемых военнослужащих по контракту на берег», и, если видел наши фамилии, «давал добро на сход». Так проходила процедура вечернего схода на берег. Таким же образом проверяли Офицеров и Мичманов.
В отличие от других «стоячих» кораблей, увольнение в город с нашего Крейсера происходило строго в военно-морской форме. «По гражданке» с корабля не отпускали. Я-то ладно, не пил, а вот любителям попить пиво, было не резон выходит в город в военной форме. Всюду «шныряли» военнослужащие с комендатуры, которые так и норовили записать замечание. А если кого-нибудь ловили в форме и с пивом, можно было запросто угодить в комендатуру. Об этом проступке сразу же сообщали на корабль. «Злостного нарушителя воинской дисциплины» лишали на месяц схода с корабля, это в лучшем случае, а в худшем – премии. Весь месяц такого «нарушителя» заставляли выполнять черновые работы – работать с нашими боцманами, или же «драить» шкафут вместе с «румынами» (БЧ-3).
Вопрос с переодеванием в «гражданку» решался всегда по-разному. У кого были квартиры, те переодевались дома. Кто-то переодевался на небольших рабочих катерах, которые стоят на «7а» причале. Наши Боцмана нашли куда более рациональное решение – переодеваться в кустах на территории 43 ДРК. Вот и получалось – вышли с корабля по форме, зашли в кусты, а из кустов вышли уже гражданские люди. Нас выдавала только причёска «полубокс». В Североморске так стригутся только военные, в основном, моряки. Да, мы рисковали потом не обнаружить форму, но риск того стоил – хотелось хотя бы на несколько часов почувствовать себя гражданским человеком. Как-то раз после очередного переодевания в кустах мы, как и всегда, оставили сумки с формой там же, в кустах. Моя форма, Федина и Малого осталась целая и невредимая, а вот форма Серёгина куда-то пропала – ноги, наверное, выросли. Его потом долго «пилил» Главный Боцман за такую халатность, но поскольку Серёгин не отличался умом и сообразительностью, в отличие от птицы-говоруна из «Тайны Третьей Планеты», то у него в одно ухо влетало, а из другого вылетало. Ну что с такого взять?

Своё Спасибо, еще не выражали.
Новость отредактировал Альфа, 10 января 2016
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 0
     (голосов: 0)
  •  Просмотров: 301 | Напечатать | Комментарии: 0

Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.