В моей жизни много лиц, Вяло строящих гримасы, Не в моих руках синиц.. И стихов - чужих - прикрасы. В моем доме стоны стен - Своды давящие склепа. Сладость НЕ моих измен Не моим пером воспета. В моем небе много туч. И ворон беспутных стаи Жадно ждут зловонных куч Разложившегося мая. В моем воздухе весна Воспарила газом едким. Для других - цветна

История Одного Моряка 14

| | Категория: Проза
Впервые за мою службу командованием 43 ДРК было принято решение ставить наш корабль в док на внеплановый осмотр. Корабль явно готовили к чему-то важному. Только никто и ничего не знал. Начали ходить слухи о выходе в длительное плавание, но в это мало кто верил. Поэтому весь экипаж продолжал нести службу в обычном режиме.
Постановка в док была назначена на начало июня, и, как всегда, боцмана были озадачены больше всех. Ещё бы, кто корабль в док будет ставить? Связисты (БЧ-4) что ли или, может, пассажиры (БЧ-7)? Ан нет, вся ответственность полностью ложилась на «самое доблестное подразделение, самого доблестного Крейсера». Это был мой первый отход на корабле от причала.
За время моего второго отпуска к нам в подразделение пришло 2 моих «дрища» по призыву - Влад и Коля Бабушкин – один «лучше» другого. Бабушкин вечно косил под дурака, причём конченного, а Влад поначалу исполнял все наши приказы, а потом тоже стал «косить под дурака». Как оказалось, Влад был «зёма» нашего «Казаха» – тоже родом из Астрахани. Он сразу же стал «личным дрищём» «Казаха» и вечно торчал возле него. По-видимому, Владик боялся получать дюлей от остального моего призыва, хотя, если честно, всем было на него «по барабану».
Я, «Федя», «Малой» и «Казах» были контрактниками, но в отличие от своих «недоделанных годков», не заставляли своих дрищей заправлять наши шконари, стирать «робишки» и «рожать» всякие вкусности. Как-то раз я попросил Бабушкина погладить брюки от «Рабочего платья», так тот на них 3 стрелки «нафигачил», за что получил от меня ладошкой по лицу. После этого я от него отстал. Были лишь мелкие приказы, наподобие – принеси, подай, пошёл на х...й, не мешай. Ничего серьёзного, а уж тем более, ничего личного.
За нами, тем временем, наблюдали наши бывшие годки, и им не нравилось, что Владик и Бабушкин ходят почти в расслабоне. Ну а что мы могли сделать? Бить их, прокачивать? Это как-то не укладывалось в наших свободных головах, мы и сами недавно перестали делать «малую приборку» и безумно были рады этому «знаменательному событию». Полтора года службы я и мой призыв делали и малую, и большую приборки. Костян, как и я, был горнистом, Димона отправили служить на МКК (Мичманская Кают Кампания), оставался один единственный «Кузьмич», которому мы и помогали делать приборки. А когда пришли Владик и Бабушкин, мы просто глубоко вздохнули, и нам стало свободно вдвойне.
Наши бывшие «годки» стали подначивать и настраивать нас друг против друга. Они прекрасно понимали, что если мы объединимся, то попросту задавим их своим авторитетом. Им это было невыгодно, их это не устраивало. В кубрике начал твориться бардак... «Петрович» и «Сёма» это всё видели и начали постепенно вытеснять господствующее влияние наших годков, отправляя их на тяжёлые и изнуряющие работы. Честно, я им не завидовал. Что-то уж сильно наши начальники стали их доставать. Не давали им отдохнуть ни единой минуты в течение дня. А на нас толком не обращали внимания. Но мы, вместо того чтобы объединиться против них, стали разбиваться на небольшие группы внутри своего подразделения. Прямо-таки «феодальная раздробленность»! Казах-Владик-Гриша-Костян, Я-Федя-Серёгин-Малой. «Кузьмич» был «нейтрализующее» звено, где-то посередине между нами. «Мороз» начал тусоваться с Бабушкином (оба воришки, если что). Толик и Лопаткин оставались на одном уровне. Димон был дрищём Толика Максимовского, который большую часть своей службы, вплоть до самого дембеля, служил на Мичманском камбузе. Артур думал, что он наш командир, а «Чаки» не так давно уволился. Про «Саныча» я вообще молчу – он как самый старослужащий с огромным интересом молча наблюдал за всеми нашими баталиями.
Такая сложная «политическая обстановка» не мешала нам дружно работать и выполнять приказы наших вышестоящих начальников. От наших совместных действий зависела наша собственная жизнь, а мы, хоть и воевали, но были в составе одного подразделения. Личные амбиции каждого не должны были мешать общему делу – служению в боцманской команде на Тяжёлом Атомном Ракетном Крейсере «Пётр Великий».

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 0
     (голосов: 0)
  •  Просмотров: 371 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.