Только шрам зазмеился над бровью... Пуля, к счастью, прошла стороной. Вот мы чокнулись.Как "за здоровье", Ну а пьем, ровно "за упокой"... И глаза... Как врата в неизбежность, Темноликой тревоги полны. Не могли мы, пойми, свою нежность Растерять на дорогах войны. Были, были седые туманы, Их под Курском распел соловей. Над войной солнце тоже вставало

История Одного Моряка 11

| | Категория: Проза
Самое главное в море – это не утонуть в случае аварии и затопления корабля. Поэтому первым делом мы начали готовить спасательные плоты. Каждый такой плот «ПСН-10 МК» вмещает в себя 10 человек. Всего таких плотов на нашем крейсере 96 штук, как раз под точное количество экипажа в 960 человек. В каждом плоту находится запас заменителей пищи, консервированная питьевая вода, аптечка и много чего другого. Сам плот определённым образом сворачивается и укладывается в пластиковый контейнер (скорлупу), состоящий из двух половинок. Вес плота в контейнере со всей оснасткой, включая надувной баллон, составляет 80 кг. Плоты располагаются на двух-трёх ярусных «ложементах» вдоль обоих бортов на шкафутах, а также над ними на надстройках. Поскольку «ложементы» стоят в ряд, ставить и снимать плоты с них очень трудно – расстояние между «ложементами» около полуметра, а их яруса сделаны под углом. В результате этого приходится перешагивать через «ложементы» с плотом в руках и думать о том, как бы не свалиться в воду вместе с этим плотом. А плот стоит более 100 000 руб. Вот таким «макаром» на «ложементы» устанавливаются ПСН-10 МК – в результате – порезанные о край контейнера пальцы, боль в спине, «но зато присутствие чувства выполненного долга».
Независимо от того, ходит ли корабль или стоит у причала, раз в полгода все плоты снимаются и сдаются на проверку в Мурманск. Так и в этот раз – мы их мучились снимали, а потом мучились и ставили. Ладно поднять плот на шкафут, это если ещё корабельный кран работает, а вот со шкафута на ярус… Причём это делается вдвоём: никаких ручек для поддержания плота нет, он берётся с двух сторон спереди и сзади в местах соединения контейнера плота. Радует одно, что плоты сдаются и получаются небольшими партиями в течение всей недели. Хотя я бы не удивился, если бы это делалось за один день. Это как с краской для покраски корабля – сначала вдвоём едешь на склад в Мурманск и грузишь около 4-х тонн краски, потом приезжаешь на корабль и в чуть большем составе её разгружаешь. Краска для всего корабля, а грузят и разгружают её только боцмана-работяги.
Примерно в то же время, когда мы сдавали на проверку плоты, к нам в подразделение попали ещё 2 матроса Андрей Серёгин и «Кузьмич», который получил свой прозвище, так как был похож на Кузьмича из «Особенности Национальной Русской Охоты». Их перевели с авианосца «Адмирал Кузнецов». Обычно с нашего корабля переводили на другие корабли за всякие серьёзные проступки. К примеру, Федю Чепигова с «Комендантской Службы» перевели на Эсминец «Безудержный» за то, что обнаружили у него коробок анаши. Он был нашего призыва. Кого-то переводили за воровство, кого-то за драку, а кого-то за «стукачество»… Причины перевода на «Безудержный» были разные. И создавалось впечатление, что на этом корабле служат или, скорей всего, «отбывают срок» негативные элементы Северного Флота. Причину перевода Серёгина и «Кузьмича» мы так и не узнали, может, не спрашивали просто, а может, просто забыли. Но зато про Санька Уткина «Кузьмич» поведал нам «занимательную историю». Хотя не такая уж и история была, так, как всегда и бывает, – за свой длинный язык получал дюлей от своего призыва, а потом и от Главного Боцмана авианосца. Это первая причина, а вторая, как я уже говорил выше, за то, что в психологическом тесте написал о самоубийстве своего отца. Якобы прослеживается склонность к суициду, за это и перевели его к нам, мол, если что, сами расхлёбывайте.
Серёгин на «Кузнецове» служил в БЧ-6, у них эта БЧ занимается обслуживанием самолётов. Поэтому, когда попал в наше подразделение, его поставили в штат КОВО (Команда Обслуживания Вертолётного Оборудования). А «Кузьмич» служил в Боцманах, поэтому и попал к нам в Боцмана. «Кузьмич» был моим «карасём» по призыву, то есть на полгода по призыву младше. А вот Санёк Уткин был ему годок. Несмотря на такое различие в призыве «Кузьмич» не воспринимал его всерьёз, так как знал, что он и кто он. Серёгин был моего призыва. И вот нас стало шестеро.
Но мои годки до сих пор имели власть над всеми нами… В первую же неделю после моего приезда один из наших бывших годков «Носатый» попытался по старинке построить весь мой призыв, я уж не говорю про «карасей» Костяна, Димона и «Кузьмича». Им было добро ещё «зае…ться», а мы, извините, своё отлетали. А конфликт образовался из-за «малой приборки». Просто, как и всегда, «Гриша» и «Казах» начали делать приборку, хотя Костян, Димон и «Кузьмич» должны были в первую очередь проявлять заинтересованность в этом. Ну а наша «троица бездельников» (Я, Малой и Федя), как и всегда, запоздали в «наведении мыла». Сколько можно наводить мыло? Когда-нибудь конец этому всему настанет? «Носатому» это не понравилось, мол, «Гриша» и «Казах», такой интерес проявляют к приборке, а мы не шевелимся. Он подлетел ко мне и схватил «за грудки». Мне это не понравилось, я его оттолкнул и одновременно схватил за тельняшку, которая после моей хватки порвалась в клочья. Тут «Носатый» понял, что со мной такие «понты» не пройдут и пригласил меня на разговор в умывальник под нашим кубриком. Ну и что? Мы спустились, и он мне сказал: «Сейчас весь твой призыв будет драить кубрик, а ты будешь стоять и смотреть! Они тебя за такое потом загнобят! Думай, что делаешь!» На что я просто послал его куда подальше и напомнил, что наша «дрищёвка» закончилась 4 месяца назад, мол, «Лёша, ты забыл что ли? Сам думай, что делаешь!» На этом мы и разошлись. После этого я рассказал о нашем разговоре, в первую очередь, «Грише» и «Казаху», чтобы посмотреть на их реакцию. Но реакция их, наконец-таки, стала адекватной. Наверное, сами вспомнили, что мы уже не какие-нибудь «дрищи», а как-никак «борзые караси».
После этого конфликта наши годки поняли, что командовать нами уже бесполезно. Мы знаем своё место в этом кубрике и знаем нынешнюю «иерархическую позицию». Но «годки» всё равно не действовали агрессивно, а только угрожали нам, чего не скажешь о писаре Помощника Командира Корабля» Артуре. Он, напомню, был моим «дембелем» по призыву, старой, так сказать, закалки. Но не сильнее нас вместе взятых. В нашем кубрике был ещё и «Мороз», тот так вообще, был годок моих годков. Но его никто не воспринимал всерьёз, так как «Мороз» был деревенский недалёкий парень. К тому же, напомню, болел клептоманией. Четверо из наших «годков» заступали «Дежурными по БК», а ещё «Мороз» и Артур. Мой же призыв до сих пор заступал «вахтенными на концах» и дневальными. Но мы и не расстраивались. Годки уже не имели над нами власти, поэтому порученные заданиях «Главного Боцмана» не приказывали нам, а уговаривали – мы ведь могли на них и залу…иться! Но до такого не доходило – залу…иться на них, означало залу…иться на «Главного Боцмана».
Артур-Татарин знал, что его ж…па прикрыта со стороны «Помощника Командира Корабля», поэтому слишком много брал на себя ответственности за всё происходящее на корабле. Когда Старший Боцман был в запое, а Главный Боцман в отпуске, Артур оставался за старшего в нашем подразделении. Это одна беда, а когда заступал «Дежурным по БК», чувствовал себя Главным Боцманом. Он не грозился нам, а мог просто зарядить кулаком в лицо. Но до этого доходило, когда мы сами были ещё «дрищами». Мы стали «борзыми карасями», нас уже не пугали его нелепые угрозы. Мы почувствовали за собой силу. Да что там – каждый лично почувствовал эту силу. Это была сила свободы.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 0
     (голосов: 0)
  •  Просмотров: 499 | Напечатать | Комментарии: 0

Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.