Вёрст кровожадных, длинных Пройдены сотни… сотни... Над головой Берлина Знамя победы сегодня! Майским дождём умыта Нынче Рейхстага серость. Птицами над гранитом Красные стяги сели. Вёрсты друзей глотали, Шедших вперед – к Победе - Бродами и мостами, Ночью и на рассвете. Ради неё, в окопах, Землю зубами грызли… Клочьями - в глотках копоть… Вязко

Загадки на выживание

-
Автор:
Тип:Книга
Цена:249.00 руб.
Издательство:Самиздат
Год издания: 2021
Язык: Русский
Просмотры: 10
Скачать ознакомительный фрагмент
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 249.00 руб. ЧТО КАЧАТЬ и КАК ЧИТАТЬ
Загадки на выживание Юрий Вячеславович Ситников …Нелька попросила Алису помочь приготовить праздничный ужин в загородном доме. Алиса согласилась, о чем впоследствии пожалела. В разгар торжества в коттедже начали происходить странные вещи. Сначала в окне появилось уродливое лицо, затем раздался выстрел… Узнав о злоключениях подруги, Люська начала вживаться в роль детектива. Первое, что удалось выяснить, – в доме два года никто не живет. Но как тогда объяснить праздник, устроенный в пятницу, тринадцатого числа? Юрий Ситников Загадки на выживание Глава первая Подготовка к… – Люсь, будь другом, выручи! – ныла Нелька. – Не ломайся, сама же сказала, в выходные будешь дома. Люсь, у меня с Костиком серьёзно, я его почти люблю. Нелька в своём репертуаре. Сколько раз Люська была свидетельницей сцен, когда Нелли, заламывая себе руки, пыталась доказать, что ей наконец сказочно повезло и она встретила свою любовь – долгожданного принца. Нельке Климовой встречались не простые парни, а исключительно принцы: добрые, ласковые, готовые носить её на руках и сдувать пылинки. Нелька теряла голову и смотрела на мир сквозь розовые очки. Состояние невесомости длилось у Нельки максимум два-три месяца, потом она начинала прозревать, понимая, что принц и не принц вовсе, а обычный земной парень с массой недостатков, комплексов и проблем. Выяснять отношения Нелька не любила, она уходила по-английски. Но в одиночестве оставалась недолго, уже через несколько недель Неля заявляла Люське, что на её улице опять наступил праздник – появился очередной принц. На этот раз самый что ни на есть настоящий. Вот и сейчас, примчавшись к Люське в восемь утра, Нелька завела старую пластинку. – Я влюбилась! Он супер! У Костика нет недостатков! Нелли принялась перечислять многочисленные достоинства Константина, которые – вот уж в чём Люська ни секунды не сомневалась – через определённый промежуток времени превратятся в недостатки. Люська слушала Нельку вполуха, во-первых, сильно хотелось спать, во-вторых, ломило затылок. Не решаясь намекнуть Нельке, что обычно люди не заваливаются в гости в такую рань, Люська стоически выдержала словесную атаку Климовой. А когда поток слов иссяк, и Нелька на мгновение умолкла, чтобы перевести дух и в сотый раз провальсировать по спальне, Люська буркнула: – Я за тебя рада, только… – Что только? – насторожилась Нелли. – Я спать хочу. – Окей, ухожу. Извини, что разбудила. Кстати, мне нужна твоя помощь, в выходные ты свободна? – Вроде да. – Отлично. Мы с Томкой должны ломануться за город, а Костик пригласил меня на пикник. Отказать ему я не могу, поэтому выручай, смотайся с Тамаркой вместо меня. Там вроде день рождения у кого-то будет или встреча выпускников, я в подробности не вдавалась. Отчалить надо в пятницу утром, продукты Тамарка купит сама, меню с хозяйкой они уже обсудили. Поможешь Томке с готовкой, а в субботу днём вернёшься в Москву. Согласна, Люсь? С Тамаркой я договорилась, она не возражает. – Сначала надо было договориться со мной, а не с Тамаркой. И вообще, на пятницу у меня были другие планы. – Какие? – Нелька прищурила глаза. – Хотела в кино пойти. – С кем? Димка ведь уехал. – Климова, не твоё дело. – Врёшь ты всё, и в кино не собираешься. Люсь, я прошу, хочешь, на колени встану? – Нель, я не смогу, честное слово. Давай я с Алиской поговорю, может, она согласится. Нелька задумалась. – Слушай, а это идея. Поговори с ней, потом мне позвони обязательно. – С этого момента ты моя должница, – Люська достала таблетку от головной боли и вышла из комнаты. – Должница-должница, – радовалась Нелька, семеня за Люськой на кухню. – Проси, что угодно, всё выполню. – Нель, у меня голова болит, мне бы полежать. А с Алиской я днём переговорю, она наверняка ещё спит. – Намёк поняла, – Нелли обняла Люську за плечи и помчалась к двери. – Отсыпайся, набирайся сил, я убегаю. Но помни, Тамарка позвонит в четверг вечером, договоритесь тогда обо всём. Пока. Сев на стул, Люська надула щёки и резко выдохнула. Сегодня среда, значит, уже завтра позвонит Тамара. Что ж, раз пообещала, придётся просить об одолжении Алиску. …Предприимчивая Тамара, окончив кулинарный техникум, зарабатывала на жизнь приготовлением праздничных обедов и ужинов в частном порядке. Сначала Тома давала объявления в газеты, со временем, когда слух о её кулинарном таланте, посредством сарафанного радио, начал распространяться среди друзей и знакомых клиентов, у Томы появился стабильный заработок. Её буквально рвали на части. Вчера Тамара готовила на свадьбе, сегодня на юбилее, а завтра её ждали на кристинах. При такой занятости справляться одной стало трудно, Тамара решила взять в помощницы двоюродную сестру – Нельку. А Нелька опять влюбилась, и опять по-настоящему, и ей намного интереснее проводить время в компании Константина, чем заниматься стряпнёй с Томкой на чужом торжестве. *** В пятницу Алиса проснулась в пять утра. Через час они с Томой договорились встретиться у метро. Время поджимало, к восьми вечера необходимо успеть сервировать праздничный стол, который должен ломиться от всевозможных яств. – У кого-то день рождения? – спросила Алиса, когда машина Тамары сорвалась с места. – Встреча старых друзей, – ответила Тома. – Хозяйка дома составила длинное меню, боюсь, не управимся. – Много народа будет? – Шесть человек, но у меня впечатление, они едят в три горла. Два торта заказали. До полуночи с ними возилась. Сначала планировала купить, Лидия Олеговна в позу встала, нет и всё, типа покупные не идут ни в какое сравнение с домашними. Ясное дело – не идут, но в таком случае о тортах заранее позаботиться стоило. Изначально о них речи не шло, а вчера днём она вдруг спохватилась, – Тамара выругалась. – Можно подумать, плёвое дело, испечь два торта. – Тебе ночью хоть поспать удалось? – с сочувствием спросила Алиса. – Да какой там. Только глаза закрыла, будильник затрезвонил. На ведьму сегодня похожа, – Тамара бросила быстрый взгляд в зеркальце. – С понедельника беру отпуск, пусть всё летит к чертям собачьим, отдохнуть хочу. Два года без передышки вкалывала, пора о себе подумать. Ломанусь в Турцию дней на десять. Алиса молча кивала, а потом задремала. Проснулась от голоса Тамары: – Просыпайся. – Мы на месте? – Практически приехали, минут пятнадцать осталось. Дом у Лидии Олеговны – картинка. Увидишь, обалдеешь! У меня мечта появилась, как разбогатею, куплю себе такой же домик в каком-нибудь отдалённом местечке. Представь, просыпаешься утром, а вокруг никого. Кайф! – Ты не сможешь жить вдали от цивилизации, у тебя не тот характер. – Характер изменится сразу, как только деньги появятся. Знаешь анекдот: деньги не приносят человеку радости, но они сильно укрепляют нервную систему. Мне бы сейчас пару-тройку миллиончиков и – гуляй душа. – Истратишь всё, потом опять готовкой займёшься. Тамара прыснула. – Ты права, два миллиона мало. А если сто? – Томка, осторожно! – закричала Алиса. Тамара крутанула руль влево и резко затормозила. Послышался свист шин. Серый заяц, как ни в чём не бывало, метнулся в лес. – Придурок! Откуда он здесь взялся? – Тамара протёрла носовым платком вспотевший лоб. – Что ты хочешь, кругом лес. Вот тебе и идиллия, вдали от города. – Блин, как я испугалась, он же прям под колёса бежал. Идиот ушастый! – На дорогу смотреть надо, а не по сторонам. – Он сам виноват. Перспектива спорить с Тамарой не улыбалась, откинувшись на сидение, Алиса прикрыла глаза. Тома продолжила грезить вслух: – Иметь собственный дом, что может быть лучше. И совсем не обязательно, чтобы это был огромный коттедж с множеством комнат и охраной у ворот. Я была бы вполне счастлива и в небольшом, но уютном деревянном домике, окружённом лесными деревьями. Говорят, мечты сбываются. Знаешь, Алис, не сомневаюсь, придёт время, и у меня появится свой дом. Место, в котором Алисе предстояло провести более суток, (Лидия Олеговна просила Тому остаться на ночь, чтобы утром – разумеется, за отдельную плату – привести дом в порядок), напоминало райский уголок. На просторном участке, среди высоких елей и тонких берёз, располагался двухэтажным бревенчатый дом. На крыльце их встречала хозяйка. На вид Лидии Олеговне было слегка за пятьдесят, и если бы не старомодная причёска, отсутствие макияжа на бледном лице и строгий стиль в одежде, думается, она могла сбросить лет десять. Расплывшись в дружелюбной, но в тоже время несколько подозрительной улыбке, Лидия Олеговна спустилась на пару ступенек вниз. – Тамара, я уже начала нервничать, звоню вам, телефон отключён. Тома вскинула брови. – Как отключен? Ой, ёлки-палки, и, правда, вырубился. Наверное, зарядка закончилась. – Проходите, девочки, дел сегодня невпроворот. – Лидия Олеговна, это Алиса, моя помощница, – сказала Тома. – Очень приятно, – хозяйка дома даже не взглянула на Алису, сразу же метнувшись к входной двери. Проводив девушек на кухню, Лидия Олеговна затараторила: – Тамарочка, у нас появились некоторые изменения. Греческий салат делать не надо, заменим его «Цезарем». Томе изменения пришлись не по душе, но она кивнула, продолжая смотреть на Лидию Олеговну. – И ещё, Тамарочка, ты сможешь сделать эклеры? – Лидия Олеговна, побойтесь Бога, про эклеры вы даже не заикались. На них уйма времени уйдёт. – Хорошо-хорошо, милая, нет, так нет, я просто спросила. Сегодня такой день, у меня всё валится из рук. Ужин должен пройти по высшему разряду, я на вас очень рассчитываю, девочки. – Мы не подведём, – заверила её Тамара и хлопнула в ладоши. – Ну, Алиса, приступим? – Если понадобится моя помощь, я буду в гостиной, – Лидия Олеговна виновато пожала плечами, – к сожалению, готовка не моя стихия. Стыдно признаться, но даже пресловутая яичница получается отвратительно. – Тогда о какой помощи она говорила? – спросила Алиса, когда Лидия Олеговна вышла из кухни. – Понятия не имею, – буркнула Тома. – Нет, ты слышала, эклеры ей подавай, а больше она ничего не хочет? Ну и штучка. Алиса осмотрелась. – Кухня вне конкуренции. – И просторная какая, не в пример нашим коробкам. – Я не метраж имела в виду. Здесь уютно, даже уходить не хочется. – Кухня ещё что, ты гостиную не видела. Вот где шик и блеск. – А на втором этаже ты была? – Нет, но мне кажется там одни спальни. Кстати, наша с тобой спаленка на первом этаже, хочешь, покажу? Алиса замотала головой. – Потом покажешь, давай лучше начнём, а то мне неспокойно. – С чего вдруг? – Не знаю, тревога появилась. – Тоже мне, – хихикнула Тамара. – Нет у нас времени для тревоги, слышала, что Лидия Олеговна сказала, ужин должен пройти по высшему разряду. Так, Алиска, мой руки, нахлобучивай на голову колпак и повяжи фартук. Готовься, спуску я тебе не дам! – Томка, кого ты учишь, – засмеялась Алиса. До шести часов они парили, жарили, чистили, резали, тёрли, варили – время пролетело незаметно. В начале седьмого, решив сделать небольшой перерыв и выпить кофе с бутербродами, Алиса в изнеможении упала на стул. – Томка, я разваливаюсь на части, спину ломит, руки отваливаются, у меня сил нет. – Помниться, утром кто-то хорохорился. Ой, ты не представляешь, как я уставала, когда только начала работать. Жуть! Первое время домой приползала, и сразу спать заваливалась. Ночами мне снились тёрки, ножи, разделочные доски и горы продуктов. Знаешь, какой сон считался кошмарным? – Боюсь даже представить. – Я сижу в огромной кухне на табуретке и до одури чищу картошку. Чищу, а она не кончается, её всё больше и больше. Тебе смешно? А я, между прочим, в холодном поту просыпалась. Расправившись со вторым бутербродом, Алиса зевнула и подошла к двери. – Тамар, где здесь туалет? – Прямо по коридору, последняя дверка направо. Там увидишь. В коридоре Алиса столкнулась с растерянной Лидией Олеговной. Она выбежала из ванной комнаты, невнятно пробормотав: – Раковина засорилась, вода на пол потекла. Тряпки нет. Алиса, помогите мне найти тряпку, может на кухне есть? Сбегайте, поищите. Когда Алиса ушла, Лидия Олеговна прислонилась спиной к стене. – Господи, – прошептала она, – что за дом, ничего найти нельзя. Чуть погодя, вытерев пол, Лидия Олеговна немного успокоилась. – Теперь надо открыть окно, пусть пол окончательно высохнет. Или нет… Лучше ничего не трогать, ни к чему не прикасаться. От греха подальше! Алису удивили её слова, о чём она не замедлила поделиться с Томой. – Странная эта Лидия, Тамар. – Не бери в голову, она нервничает. Алис, где деревянная ложка? Блин! Горит! Алиса, дай мне прихватку. Скорее! В начале восьмого Алиса, Тома и Лидия Олеговна приступили к сервировке. Длинный стол передвинули в центр гостиной и покрыли голубой шёлковой скатертью. Посуда из тонкого фарфора была позаимствована из высокой витрины. Посеребрённые ножи, вилки и ложки Лидия Олеговна доставала из ящика с такой осторожностью, что у Алисы на лице невольно заиграла улыбка. Интересно, почему же она так суетиться? Что необычного и экстраординарного таит в себе предстоящий ужин? Лидия Олеговна пребывала в явном напряжении, и в какой-то момент Алисе даже показалось, хозяйка загородного дома чем-то сильно напугана. Тамара мнение Алисы не разделяла. – Прекрати фантазировать, – говорила она, поглядывая на часы. – Подай мне лучше фужер. Да нет, Алис, другой. Алиска, не тормози! Сейчас начнут подтягиваться гости. Глава вторая Тринадцатое июля Первыми приехали супруги Леонтьевы: Варвара и Августин. Расцеловав Лидию Олеговну в обе щеки, Варя начала осмотр дома, не забывая при этом ежесекундно восклицать: – Вот это гостиная! Какой просторный туалет! Кабинет шикарный! На кухне, увидев Алису с Томой, Варвара приветствовала их как старых знакомых. – Привет, девчонки, – крикнула она, подойдя к распахнутому окну. – Нет, ну какая прелесть, в этой избушке мне нравится абсолютно всё. Я вам не помешала? Нет? М-м-м, сколько всего вы наготовили! Августин, иди сюда, посмотри какая кухня. Позже Варвара поднялась на второй этаж. – Лидия Олеговна, можно мы с Августином остановимся в этой спальне? Августин, тебе нравится? Августин равнодушно пожал плечами. – Не возражаю. – Нет, ребята, – встрепенулась Лидия Олеговна. – Ваша спальня напротив, она больших размеров и вообще, там вам будет намного удобней. Варвара толкнула тяжелую дверь. – Тоже ничего, хотя эта спаленка мне понравилась больше. Оставшись наедине с Августином, Варя тихо хихикнула и прошептала: – Не знала, что Лидия живёт в загородном доме, откуда у неё появились деньги? – Сам гадаю, – признался Августин. – Может, замуж вышла? – Вряд ли, – протянула Варя, открыв балконную дверь. – Не такой она человек. – Брось, мы не виделись четыре года, за это время жизнь Лидии могла сто раз измениться. – И всё-таки она не замужем. – Конечно, ты ж у нас спец по таким делам, у тебя глаз-алмаз, да? – Не иронизируй, интуиция меня никогда не подводила. Августин сел на край двуспальной кровати. – Мне до сих пор не ясно, зачем она нас пригласила? – Наверное, домом похвастаться. – Не убедительно. – Значит, просто решила устроить ужин старых… – Варя осеклась. – Продолжай, – напрягся Августин. – Ужин старых друзей, – едва слышно ответила Варя. – Друзей по несчастью, – добавил Августин и стукнул кулаком по светло-коричневому покрывалу. – А домишко действительно прикольный. Георгий Павлович Чикалин – низкорослый брюнет предпенсионного возраста – переступив порог дома, сразу же вручил хозяйке бутылку дорогого вина. – Я не с пустыми руками, – полушутя сказал он, обведя взглядом холл первого этажа. – Лидия Олеговна, выглядите великолепно, признавайтесь, вам стал известен секрет вечной молодости? – Георгий, ваша лесть мне нравится, продолжайте. Мужчины давно не делали мне комплиментов, а так хочется время от времени их слышать. – Мужчины, которые вас окружают – слепцы. Так им и передайте. Лидия Олеговна проводила гостя на второй этаж. – Ваша спальня, – сказала она, пропустив Георгия Павловича в небольшую комнатку. – Она немного тесновата, но… – Никаких неудобств, – поспешил он заверить Лидию Олеговну. – Я и в шалаше буду чувствовать себя вполне комфортно, знаете ведь, как говорят: не место красит человека… – …а человек место, – засмеялась Лидия Олеговна. – Тогда располагайтесь, не буду вам мешать. Как только Лидия Олеговна вышла, лицо Георгия Павловича посуровело. Приторная улыбка исчезла, зрачки расширились, в глазах появился блеск. Сжимая кулаки, Георгий Павлович подошёл к окну, отодвинул занавеску и посмотрел вниз. – Зачем? – прошептал он спустя минуту. – Зачем она собирает нас за городом? Георгий Павлович достал из нагрудного кармана упаковку таблеток, выдавил одну из блистера и положил под язык. – Спокойно, главное, не паниковать. Панические атаки сейчас ни к чему. Пока он пытался успокоиться, Лидия Олеговна встречала в холле очередную гостью. Пышка Александра, облачённая в светлый льняной костюм, вместо приветствия зачастила: – Лидия Олеговна, мне срочно надо застирать пятно на пиджаке, я капнула на него клюквенное варенье. Где у вас ванная? – Я провожу. Как тебя угораздило-то? – Пирожок ела, – засмеялась Шурочка. – А у меня всегда так, если что-нибудь ем, то это что-нибудь непременно оказывается на одежде. Прошу заметить, подобное гадство случается исключительно в те моменты, когда я в светлом. Закон подлости! Скорее даже закономерность. В ванной, сняв пиджак, Шурочка включила горячую воду и начала застирывать пятно. – Шура, намыль хозяйственным мылом и оставь минут на десять, – посоветовала Лидия Олеговна. – А у вас есть хозяйственное мыло? Лидия Олеговна закусила губу. – Хм, да… Наверное… Сейчас посмотрю. – Она села на корточки, открыла шкафчик и принялась судорожно перебирать его содержимое. Взгляд натыкался на упаковки зубной пасты, туалетное мыло, резиновые перчатки, флакончик с перекисью водорода и ватные диски. Хозяйственного мыла не было. – Что там с мылом? – торопила Шура. – Ты знаешь, оно закончилось, – виновато сказала Лидия Олеговна. И сразу же воскликнула: – Есть мыло! Шура, я его нашла. – Кто-нибудь уже приехал? – поинтересовалась Шурочка, когда они с Лидией Олеговной поднимались на второй этаж? – Варя с Августином здесь и, – Лидия Олеговна понизила голос до шепота: – Георгий Павлович. – Ясненько, – в тон ей ответила Шура. – А Игорёк с Ольгой приедут? – Игорь обещал, а Оля не сможет, у неё возникли неотложные дела. Как ни уговаривала, она отказалась. Может действительно дела возникли, или встречаться не хочет. Шурочка понимающе закивала. – Я ведь тоже долго раздумывала после вашего звонка. Сразу ассоциации возникли, пятое-десятое, вы меня понимаете? – Понимаю, Шура, – Лидия Олеговна опустила глаза в пол. – Очень хорошо тебя понимаю. …Варя хотела обнять Августина, когда дверь спальни распахнулась и на пороге нарисовалась довольная Шурочка. – Я как всегда не вовремя, но вы продолжайте обниматься, я зайду позже. – Шурка! – Варя вскочила и подбежала к Александре. – Привет, подружка. – Привет-привет. Я вижу, вы уже освоились. Августин, чего молчишь? – Тебя слушаю. – Я уже всё сказала. – Неужели? – поцеловав Шуру в щеку, Августин вновь сел на кровать. – Есть какие-нибудь мыслишки, зачем мы здесь? Варя посерьёзнела. – Сами понять пытаемся. – Лидка шифруется, отвечает как-то туманно, – Шура на цыпочках подошла к двери, выглянула в коридор и, удостоверившись, что там пусто, проговорила: – На какие шиши она такой дом себе отгрохала? – Почему сразу отгрохала, Лидия могла его купить. – Августин, не придуривайся, ты отлично меня понял. Какая разница, купила или построила, факт, что ей это в копеечку влетело. Не Букингемский дворец, конечно, но и не скособочившийся хозблок. Насколько мне известно, на её доходы бутерброды с икрой есть не приходится. – И ты туда же, – мотнул головой Августин. – Как вы, женщины, любите позлословить. Откуда взялся дом, на какие шиши, кто, где, когда? Хватит строить догадки, за ужином задам Лидии вопрос в лоб, а когда она ответит, тогда и будете языками чесать. Шура нахмурилась. – Варь, что-то он у тебя нудноватым становится. Кризис среднего возраста, да? – Мне до него ещё жить да жить, – ответил Августин. Шурочка хотела съязвить, но не успела. Внизу ожил звонок – приехал Игорь. Он выглядел озабоченным и вялым. Шмыгая носом, Игорь пояснил: – Простуду где-то подцепил, третий день горло дерёт. Лидия Олеговна, целоваться не будем, я заразный. – Зараза к заразе не пристаёт, – отмахнулась Лидия Олеговна и сама поцеловала Игоря в щёку. – Места у вас здесь красивые, из соседей случайно никто участок не продаёт? – Участок? – казалось, вопрос Игоря завёл Лидию Олеговну в тупик. – Я не знаю. Но если хочешь, я, конечно, могу поспрашивать… Хотя… Гм… Всё уже в сборе, ты приехал последний. – Лидия Олеговна, а я знаю, почему вы нас сегодня собрали, – выпалил Игорь. – То есть? – у Лидии Олеговны дрогнула нижняя губа. – Сегодня тринадцатое. Тринадцатое июля. – Тринадцатое, Игорь. День рождения. Один ты вспомнил, остальные, по-моему, пребывают в непонятках. – Даже так? Удивительно. Забыть о собственном дне рождении… не верю – Это кому ты не веришь? – послышался голос Шурочки. – Игорь, ты перекачался, скоро превратишься в один большой бицепс. Или трицепс? Что есть что? Я всегда путаю. Но тебе явно надо прекратить посещать качалку. Варя кивнула Игорю, а Августин обменялся с ним рукопожатием. На лестнице появился Георгий Павлович. – Так чем бицепсы отличаются от трицепсов? – повторила вопрос Шурочка. – Шур, для тебя это столь важно? – удивилась Лидия Олеговна. – Да. Пусть Игорёк ответит. – Говорю специально для тебя: трицепс – трёхглавая мышца плеча, занимает всю заднюю сторону плеча. А бицепс – двуглавая мышца плеча. – Называется, объяснил. Двуглавая, трёхглавая. Какой-то кошмар на улице вязов получился. – Друзья, – прервала Шуру Лидия Олеговна, – предлагаю пройти в гостиную. Через несколько минут, когда гости расселись за столом и устремили взгляд на хозяйку дома, Лидия Олеговна, выдержав недолгую паузу, сказала следующее: – Я рада нашей сегодняшней встрече, рада снова увидеть всех вас. Спасибо, что приехали. Предлагаю выпить… – вновь посла пауза. – За день рождения. С днём рождения вас, дорогие мои! Все кроме Игоря откровенно растерялись. – Лидия Олеговна, вы о чём? – У кого сегодня день рождения? – Сегодня тринадцатое июля. Все как по команде вздрогнули. – Боже мой! – воскликнула Шурочка. – Мамочки! – Варя прижала ладонь ко рту. – Чёрт! – подал голос Августин. – Никогда не думал, что меня подведёт память, – буркнул Георгий Павлович, вооружившись упаковкой таблеток. *** В одиннадцать вечера Лидия Олеговна удивила гостей очередным признанием: – У меня для вас приготовлен сюрприз, – сказала она, покосившись на Варю. – Лидия Олеговна, не интригуйте, что за сюрприз? – Об этом узнаете позже – ровно в полночь. Варвара задрожала. – Вы шутите? Зачем вы так жестоко шутите?! – Варя, я… – Не надо было упоминать полночь, Лидия Олеговна! Зачем? Этот кошмар нужно забыть, а вы… – Прости, дорогая, я не хотела тебя обидеть. – Варя права, – насупился Игорь. – Слишком свежи воспоминания. Лидия Олеговна сникла. – Я схожу на кухню, попрошу, чтобы принесли чай. Алиса домывала круглое блюдо, когда в дверях появилась Лидия Олеговна. – Девочки, можно ставить чайник, Тамарочка, как там печенье? – Мои фирменные печенюшки будут готовы через пять минут. Лидия Олеговна, а торты нести? – Конечно. – Сразу два? – Нет, один. Пока один. – Ну, – спросила Алиса, оставшись с Тамарой наедине. – Теперь ты убедилась, что она не от мира сего? – Алиска, отвяжись. Я так устала, мне до фонаря, кто есть кто. Пусть хоть она окажется двоюродной сестрой Бабы-Яги. Лучше иди в гостиную, собери тарелки. – А вдруг они ещё есть будут? – Алис, ау, мы их помоем и отнесём обратно. В гостиную Алиса зашла в тот момент, когда гости намеривались выйти на улицу, прогуляться перед чаепитием. …Лидия Олеговна вышагивала по тропинке в компании Георгия Павловича. – Сколько у вас соток? – спросил он. – Шестьдесят. – Да?! – удивился Георгий Павлович. – Мне кажется, здесь намного больше. Лидия Олеговна остановилась. – Георгий, я бы хотела поговорить с вами о Варваре. Георгий Павлович сглотнул. – Слушаю вас. Августин с Игорем вели непринуждённую беседу возле беседки. – Посмотри на них, по-моему, он за ней приударил. – Георгий мужик не промах, дом Лидии определённо ему приглянулся. Варя с Шурой сидели на деревянной скамейке позади дома. – Он мне предложение даже сделал, – делилась Александра. – А я отказала. – Почему, Шур? – Зачем мне и муж, и ребёнок в одном лице? Не хочу за слюнтяя замуж выходить, мужик должен быть сильным, чтобы за ним как за стеной каменой. А с этим хлюпиком я обречена быть не женой, а мамой. Да ну, не мой он вариант. – А сейчас у тебя кто-нибудь есть? Шура замотала головой. – После Гены ни с кем не клеится. Я тут подумала, может, он на меня порчу навёл? Чего ты смеёшься, Генка запросто мог мне свинью напоследок подложить. Смотался к какой-нибудь бабке в деревню с моей фоткой и тю-тю. – Это всё ерунда, Шур. Раз расстались, значит, не судьба. – А у вас с Августином как? – По-разному. Забеременеть никак не получается, недавно в больницу ложилась на обследование, говорят, всё в прядке. По медицинским показателям я здорова. – У Августина проблемы? – А ты попробуй заставь его к врачу пойти. Я тут намекнула, так он разорался. Шурочка ударила себя ладонью по щеке. – Ненавижу комарьё! Варь, пойдём в дом, я вся чешусь. – А на меня не садятся. – У тебя кровь не вкусная, – засмеялась Шура. На улице начали сгущаться сумерки. *** В половине двенадцатого Алиса положила себе на тарелку порцию салата и, вооружившись вилкой, приступила к позднему ужину. Аппетит разыгрался не на шутку, казалось, она готова проглотить целую тонну салата. Тамара на пять минут вышла на улицу, Алиса, воспользовавшись ситуацией, открыла холодильник и, боязливо озираясь на входную дверь, взяла с торта маленький орешек. Закрыв холодильник, Алиса уже намеревалась сесть за стол, как вдруг в окне показалась голова. На мгновение Алиса замерла, руки задрожали, спина и лоб взмокли. Два круглых глаза неотрывно смотрели на Алиску, а она неотрывно смотрела на землистого оттенка продолговатое лицо. Лицо было уродливым, и помимо круглых глаз, приплюснутого носа и мясистых губ, Алиса заметила два острых, выпирающих наружу, зуба. Алиса завизжала, бросившись вон из кухни. Глава третья Преступление В гостиной находились Августин, Игорь и Шура. Внезапное появление Алисы вызвало ажиотаж. Через пару секунд на крик прибежала Лидия Олеговна. – Что с вами? – допытывался Августин у трясущейся Алиски. – Вам плохо? – Я его видела, он смотрел на меня через стекло. – О ком вы говорите? – Я была на кухне, пила чай, – срывающимся голосом шептала Алиса, – а потом посмотрела в окно и увидела его. – Дитя, выражайтесь яснее, – чуть раздражённо попросил Георгий Павлович. – Мы вас не понимаем. – Пусть сначала сядет и выпьет воды, на ней лица нет, – Шура подвела Алису к столу и, усадив на ротанговый стул, протянула минеральную воду. – Я не хочу пить. Лидия Олеговна, на вашем участке находится посторонний. Он заглядывал в окно кухни. Его глаза, нос… Он был похож на чудовище. Лидия Олеговна покачнулась, если бы не поддержка Георгия Павловича, она рухнула бы на пол. – Алиса, вы не в себе. – Я не сказала, что видела чудовище, я сказала, он был похож на чудовище. Наверняка был в маске. Знаете, сейчас эти латексные маски можно без проблем приобрести. Факт в том, что он оказался на вашей территории и смотрел в окно. Игорь направился к двери. – Успокойте её, – бросил он на ходу. – Ты куда? – спохватилась Шура. – На улицу, хочу посмотреть на того шутника, который до полусмерти перепугал Алину. – Алису, – машинально произнесла Лидия Олеговна. – Её зовут Алиса. – Подожди, я с тобой, – Августин подался вперёд. В этот момент в гостиной появилась встревоженная Тамара. Уставившись на раскрасневшуюся Лидию Олеговну, сурового Георгия Павловича и зарёванную Алиску, она спросила: – А что у вас произошло, кто кричал? – Томка, – Алиса поставила минералку на стол. – Ты была на улице, ты его видела? – Кого? – опешила Тамара. Алиса закрыла лицо руками. Августин с Игорем вышли на крыльцо. – Ты направо, я налево, – сказал Игорь, спустившись по ступенькам. – За домом встретимся. – Надо было взять у Лидии фонарь. – Брось, ещё не так темно, и я не думаю, что здесь есть посторонние. – В смысле? – По-моему, эта Алина… – Алиса. – Да фиг с ней! У неё был глюк. Заработалась, устала, решила попить чайку, расслабилась и случилась зрительная галлюцинация. Когда мужчины скрылись из виду, в кустах сирени послышалось едва уловимое шебуршание. Через несколько секунд шорох стих, на траву упал тлеющий окурок. – Кого я должна была видеть? – повторила в гостиной вопрос Тамара. Пересказав о своих злоключениях, Алиса умолкла. – Человек в маске? – удивилась Тома. – Нет, я никого не заметила. Лидия Олеговна опустилась в кресло. – Правильно, не заметила, ты стояла на крыльце, а окна кухни выходят в сад, на другую сторону. Тамара поёжилась. – Вам уже лучше, дитя? – Георгий Павлович снисходительно смотрел на Алису и от его колкого и холодного взгляда, ей сделалось не по себе. – Намного лучше, – соврала она, вспомнив лицо-маску неизвестного. – Августин, – послышался со второго этажа голос Варвары – Ты не видел мой телефон? – Варя, Августин на улице, – крикнула Лидия Олеговна, попытавшись подняться. – Всё-всё, я его нашла, – ответила Варя. – Он лежал в сумочке. Тамара положила руку на плечо Алисе. – Тебе лучше прилечь, пошли в спальню. – Да, – засуетилась Лидия Олеговна, – Томочка, проводи её. – На улице никого нет, – радостно сказал Игорь, прошествовав в гостиную. – Ни души, – подтвердил Августин. – Вот видите, – Георгий Павлович скорчил недовольную мину. – Зря вы паниковали, дитя. – Но я его видела, видела так же хорошо, как сейчас вижу вас. – Охотно верю, дитя, – Георгий Павлович откровенно издевался. – Но факты говорят сами за себя. У страха глаза велики, с каждым бывает. – Алис, пошли, – Тамара вывела Алиску из гостиной. – Тамар, я позвоню Люсе, пусть она приедет. – Не глупи. Что сможет сделать Люська? – Возьмёт такси, приедет, и мы вернёмся в город. Так мне будет спокойней. Я не смогу здесь спать. Тамарка, прости! Ты справишься без моей помощи, а? Глядя в полные страха глаза Алисы, Тамара закивала. – Конечно, справлюсь. Позвонив Люське и попросив её срочно приехать, Алиса убрала телефон в карман. – Алис, ты уверена, что действительно видела человека в окне? – спросила Тома. – Он на меня смотрел. Я же не сумасшедшая. – Но орала ты, как резаная. – А как бы ты поступила, окажись на моём месте? – Закрыла бы на несколько секунд глаза и… – Прекрати! – Окей. Тогда ты прекрати психовать. Иди, умойся, а то опять чертовщина привидится. Всё-всё, молчу, успокойся, скоро Люська примчится. Когда Тома вышла из спальни, Алиса начала обкусывать губы. Ровно в полночь она толкнула входную дверь и осторожно, опасаясь быть замеченной, вышла на крыльцо. Внутренний голос, не стесняясь в выражениях, приказывал немедленно отказаться от безумной затеи и вернуться обратно в дом, но Алиса была наострена решительно. Она не надеялась встретить на пути неизвестного в маске, на данный момент Алиса преследовала иные цели. Рассуждая логически, пришла к мысли, что убедить гостей Лидии Олеговны в своей правоте можно одним-единственным способом – путём предоставления неопровержимых улик. И сейчас, полагаясь на удачу, она держала курс к окну, через которое на неё смотрел человек в маске. Свернув за угол, Алиса краем глаза заметила яркий свет в одной из гостевых спален на втором этаже. Не придав этому значения, она поспешила приблизиться к кухонному окну. На газоне не обнаружилось никаких следов, но на опалубке валялся раздавленный окурок. Это уже кое-что. Поставив ногу на уступ, она схватилась за карниз и подтянулась к окну. По всем законам подлости, в этот момент Тамаре захотелось подышать воздухом. Она сделала два шага и увидела голову. Отпрыгнув вглубь кухни, Тамара завизжала. Одновременно с ней завизжала Алиса. Руки сделались ватными, хватка ослабла, Алиса, не удержавшись, рухнула на газон. Прихрамывая и проклиная себя за безрассудство, она спешила вернуться в дом, чтобы успокоить Тамару. А ровно за минуту до крика Томы, Лидия Олеговна обратилась к Августину и Игорю с вопросом: – Куда подевался народ, я хочу сделать важное сообщение. – Шурка вроде в туалет умчалась, – пожал плечами Игорь, – а Георгий Павлович только что здесь был. – Я позову Варю, – Августин взял красное яблоко и, зажимая его в руке, двинулся к входу. Крик Тамары заставил его замереть на месте. – Опять вопли. – Похоже, эта Алиса нуждается в срочной медицинской помощи, – усмехнулся Игорь. – Кричала не Алиса, – Лидия Олеговна поспешила на зов. В коридоре она столкнулась с Георгием Павловичем. – В очередной раз наступил конец света? – спросил он. Из туалета вышла Шурочка. – Я так понимаю, безумная ночка продолжается. Интересно, какая муха укусила её теперь? Входная дверь распахнулась, на пороге появилась Алиса. – Опочки! – Августин покосился на Игоря. – Вот так номер. И где вы пропадали? Ответить Алисе не дала Тамара. – Я его тоже видела! – заявила она, выскочив в коридоре. – Я видела человека в маске. Он таращился в окно. Настоящий уродец! Алиса оскорбилась. – Уродец?! Ну, спасибо тебе. Томка, это была я. – Ты?! – заикаясь, переспросила Тамара. – Вы!? – хором прокричали гости. – Требовалось кое-что проверить, я вышла на улицу и… На втором этаже раздался срывающийся голос Варвары: – Августин, помоги! Августин! А-а-а… Прогремел выстрел. На миг в доме повисла гробовая тишина. Первым по лестнице бросился Августин, за ним следовали Игорь, Шура и Лидия Олеговна. Георгий Павлович, Тома и Алиса, прежде чем последовать примеру остальных, какое-то время пребывали в замешательстве. Алиса метнулась наверх только тогда, когда до ушей долетел возглас Лидии Олеговны: – Боже мой, её убили! Варя лежала на полу, возле балконной двери. На бежевой блузке, в районе сердца, расплывалось алое пятно. В правой руке Варвара сжимала телефон. Склонившись над женой, Августин затряс головой. – Варька! Варя… Игорь метнулся вниз. – Я вызову «скорую». – Варя! – звал жену Августин. – Варька! Лидия Олеговна лишилась чувств. Георгий Павлович с Шурочкой перетащили её на кровать. Тамара забилась в истерике, а Алиса, прижавшись спиной к шкафу, медленно сползла вниз. – Она тоже сознание потеряла, – прогремел над самым ухом голос Георгия Павловича. – Шура, помоги мне. – Я в порядке, – прошептала Алиса, открыв глаза. – Принесите мне воды. – В Варю стреляли, значит, убийца в доме, – Шурочка начала метаться по коридору второго этажа. – Вызовите полицию. Игорь! Игорь, где ты? Позвони в полицию! Так и не дождавшись воды, Алиса попыталась самостоятельно подняться на ноги. Первая попытка успехом не увенчалась, впрочем, как и вторая. А когда она, наконец, смогла мобилизовать силы и, опираясь о дверцу шкафа, встать с пола, произошло непредвиденное. Голова резко закружилась, предметы начали расплываться, земля ушла из-под ног. Последнее что она услышала, прежде чем упасть, был бас Георгия Павловича: – Да принесите же кто-нибудь воды! Глава четвёртая Наезд Лицо человека, склонившегося над Алисой, показалось ей знакомым. Сморщив лоб, и прищурившись, она неуверенно произнесла: – Мама?! Женщина вздёрнула брови. – Вы меня хорошо видите? – Да. – Голова не кружится? – Нет. – Не тошнит? – Да нет же, – Алиса привстала, отметив, что находится в одной из спален второго этажа. – А где все? Кто вы? – Врач, – последовал кроткий ответ. Потом она протянула Алисе таблетку и стакан воды. – Выпейте. – Там Варвара… Она в крови… – Тихо-тихо, – врач погладила Алису по голове. – Ни о чём меня не спрашивайте. Ложитесь. Алиса послушно опустила голову на подушку и прикрыла глаза. В ушах стоял непонятный гул, ноги налились тяжестью, затылок отзывался тупой болью. Врач вышла из спальни, плотно прикрыв за собой дверь. Комната погрузилась во мрак. Откуда-то доносились приглушённые голоса. Определить, кому они принадлежали, оказалось делом непростым. Сначала Алисе показалось, разговаривают женщины, потом она пришла к выводу, что беседу ведут двое мужчин, а под конец вообще померещился детский надрывный голосок. В какой-то момент жутко захотелось спать. Сон буквально навалился со всех сторон, глаза слипались, началась зевота. Алиса продолжала бороться с сонливостью. Она боялась засыпать. После всего случившегося до колик захотелось оказаться дома, в своей комнате, где можно расслабиться и не вздрагивать от малейшего шороха. Дверь несмело приоткрылась. В проёме Алиса увидела силуэт. – Кто здесь? – крикнула она, привстав на локтях. – Том, это ты? Вспыхнул свет. Прикрыв глаза ладонью, Алиса прищурилась. Незнакомый мужчина в чёрной ветровке подошёл к кровати и, не дожидаясь разрешения, сел в кресло качалку. – Если не ошибаюсь, вы Алиса? – спросил он после убийственной паузы. – Моё имя Дмитрий Аркадьевич, будем знакомы. – Вы из полиции? – Совершенно верно. Алиса сникла и натянула плед до подбородка. – Скажите, Варвара жива? – К сожалению, нет. Алиса затряслась в нервном ознобе. – Мы все находились на первом этаже… потом выстрел. – Об этом я и хочу с вами поговорить. Расскажите всё, что вам известно. – Мне ничего неизвестно. – Отнюдь. Во-первых, как вы оказались в этом доме? – Приехала с Томой, помогала ей на кухне, – Алиса пустилась в объяснения. Свой непродолжительный рассказ она закончила словами: – А когда я вбежала в дом, все стояли в коридоре. Ровно через минуту послышался крик Вари. – Зачем вы отправились на улицу? – Говорю же, чтобы найти улики. – И где ваши улики? Алиса молчала. – В какой спальне горел свет? – В той, где есть балкон. – Это спальня Леонтьевых. – Да? – удивилась Алиса. – Вы не знали? – Нет, я не поднималась на второй этаж. Значит, убийца мог проникнуть в комнату через балкон? Мне не поверили, когда я говорила о человеке в маске. Думали, у меня разыгралось воображение. Даже Томка не поверила. – Вы можете описать его подробней? – Описать что, маску? Извините, но нет. Самая обыкновенная уродливая маска из латекса. – Вы в этом уверены? – На все сто! Правда сначала я растерялась, испугалась, уже потом поняла, что он был в маске. – Почему именно он, а не она? – Женщина? Нет. Вряд ли. – Откуда столько уверенности? Вы же залазили на уступ, смотрели в окно, почему сейчас настаиваете, что вас напугал мужчина? Алиса задумалась. – Сказать откровенно, не знаю, интуиция подсказывает. – Ясненько, что ж, так и запишем в протоколе: «интуиция подсказывает». Для Алисы осталось загадкой, шутил ли Дмитрий Аркадьевич или говорил всерьёз. Тем временем врачи суетились над Лидией Олеговной. От пережитого стресса у неё сильно подскочило давление, пришлось делать укол и ждать какое-то время, чтобы вновь вооружиться тонометром. Разговаривать с полицией Лидия Олеговна категорически отказалась. Обкусывая губы, она молила, чтобы её оставили в покое. – Я ничего не соображаю, – шептала она. – По крайней мере, сейчас. – Её лучше не тревожить, – сказала врач. Всех остальных допросили в гостиной. И все упорно твердили одно и то же: сперва сидели в гостиной, потом услышали визг Тамары, вышли в коридор, увидели вернувшуюся с улицы Алису, а затем раздался крик Вари и выстрел. – А как здесь оказались вы? – капитан вопросительно посмотрел на приехавшую Люську. – Насколько я понял, вы не гостья Лидии Олеговны. – Мне позвонила Алиса, просила забрать её домой. Вот мои документы. Георгий Павлович и Игорь подозрительно смотрели, как Люська достала из сумочки паспорт. В четыре часа ночи Варвару увезли. В шесть утра дом опустел от полиции и медиков. Вместе с полицией в отделение уехал и Августин. – Теперь нас затаскают, – буркнул Игорь, осушив стакан минералки. – Ясное дело, затаскают, – согласился Георгий Павлович. – О чём вы говорите? – прикрикнула Шурочка. – Варю, убили. Убили, понимаете? – Ужасно! В голове не укладывается, – цокнул языком Георгий Павлович. – Они предполагают, убийца забрался в спальню по балкону, выстрелил в Варвару и скрылся тем же путём. – А смысл? – Возможно, действовал маньяк. – Я в это не верю. – Согласен с Шурой, – Игорь откинулся на спинку стула. – Версия о маньяке нелепа. – Тогда кто стрелял в Варю? – Кому вообще было известно, что она с Августином должна была приехать за город в гости к Лидии Олеговне? – встряла в разговор Люська. – Вы правы, дитя, – Георгий Павлович мял в руке упаковку таблеток. Лидия Олеговна появилась в гостиной подобно привидению. – А где Августин? – спросила она, подойдя к окну. – Уехал с полицией. Лидия Олеговна разрыдалась. – Я никогда не смогу забыть этот кошмар. Никогда! Шура обняла её за плечи. – Крепитесь, всё нормализуется. Жизнь не стоит на месте, со временем всё забудется. – Нет. – Забудется, – Шура понизила голос до шёпота. – Нам ведь удалось забыть Его! Лидия Олеговна встрепенулась. – Шура, ни слова больше, – она кивнула в сторону Люськи и притихшей Тамары. Шурочка поспешила исправить оплошность. – Тамара, не приготовите нам чая, очень пить хочется. – Я сама приготовлю чай, – ответила Лидия Олеговна. – Тамаре с Алисой и Люсей лучше уехать домой. Они перенервничали. Спасибо за всё, девочки. – Но ведь ещё нужно убраться в доме, – возразила Тома. – Я справлюсь сама, да и Шура мне поможет, – Лидия Олеговна буквально вытолкала Тому в коридор, после чего подобная участь ждала и Люську. Уже находясь в коридоре, Люська услышала раздражённый голос Георгия Павловича: – Шура, нельзя же быть такой несобранной. Мы были не одни. – Ну, извините, забыла я про этих двух. Разбудив Алису, Люська помогла ей спуститься вниз, сесть в машину. Сама селя рядом. Какая странная компания, промелькнуло в голове. Явно что-то скрывают. Шура упомянула некоего «Его», Лилия Олеговна сразу же распрощалась с Люськой и Томой, а Георгий Павлович укорил Александру за несобранность. Хм, мутновато. Не мешало бы узнать подробности, но Тамара разговаривать отказалась, а Алиска спит. Придётся ждать, когда Алиса очнётся и будет в состоянии вести беседы. Ждать пришлось долго, так как дома (Люська привела её к себе), Алиса упала на кровать и проспала восемь часов. А проснувшись, в мельчайших подробностях пересказала Люське события минувшего вечера. – Меня теперь обязательно вызовут к следователю, – говорила Алиса. – Я боюсь, Люсь. – А когда отправилась искать улики, страшно не было? – Я хотела, как лучше. Внезапно Люська засмеялась. – Не знала, что ты захочешь примерить на себя роль детектива. Ты ж у нас редкостная трусиха. Постоянно твердишь, лучше обратиться в полицию, пусть они разбираются. – Не подкалывай. – Алис, ты согласна, что здесь надо во всём разобраться? Алиска хотела сказать, что полиция разберётся, но вспомнив слова Люськи, выпалила – Определённо! Но с чего начать? – Первым делом переговорить тет-а-тет с Лидией Олеговной. Дня через два к ней можно будет смотаться. Я сама этим займусь, тебе разрешаю немного отдохнуть. Приходи в себя, а потом сразу в бой! *** В воскресенье вечером, стоя у окна своей московской квартиры, Лидия Олеговна смотрела на бордовый закат. Небо окрасилось в цвет крови, стучало в голове, пока она неотрывно наблюдала за скрывающимся за горизонтом солнцем. Отгоняя мрачные мысли, Лидия Олеговна резко отстранилась от окна и прижала к пылающим щекам холодные ладони. Во рту пересохло, появился привкус крови. – Откуда кровь? – удивилась Лидия Олеговна, метнувшись в ванную комнату. Там, склонившись над раковиной, она включила воду, несколько раз прополоскав рот. Кровоточила десна. Лидия Олеговна села на край ванны, почувствовав, как по спине стекает струйка пота. Немного погодя она прошла в большую комнату, взяла с журнального столика стакан воды, вышла на балкон. В первом часу ночи, устроившись в кровати с книгой в руках, Лидия Олеговна углубилась в чтение. Частенько перед сном она читала рубаи Омара Хайяма. Это можно было назвать своеобразным ритуалом. Но сегодня глаза упорно сканировали одно четверостишие: «Ад и рай – в небесах», – утверждают ханжи. Я, в себя заглянув, убедился во лжи: Ад и рай – не круги во дворце мирозданья, Ад и рай – это две половины души». Утром, проигнорировав завтрак, Лидия Олеговна наспех привела себя в порядок и вышла из квартиры. Несмотря на ранний час на улице сильно припекало – день обещал быть жарким. Не спеша двигаясь по тротуару в сторону метро, она время от времени смотрела на циферблат золотых часиков. Мимо на велосипеде проехал рыжеволосый мальчишка, чуть поодаль, на площадке, две женщины выгуливали собак. Лидия Олеговна остановилась, невольно залюбовавшись, как два пушистых щенка резвятся на зелёном газоне. Чёрная машина появилась словно из ниоткуда. Выехав на бешеной скорости на тротуар, иномарка стала приближаться. Удар пришёлся в бок. Лидия Олеговна скончалась на месте. Не сбавляя скорость, машина скрылась из виду. Глава пятая Хозяйка чужого дома Люська топталась у калитки, отчаянно нажимая на кнопку звонка. Открывать не спешили. Саданув по калитке кулаком, она развернулась, заметив стоявшего неподалёку старика. Склонив голову набок, дед лукаво улыбался и едва слышно цокал языком. – И чем тебе калитка не угодила? – спросил он. – А если сдачи даст, примешь удар? Люська смутилась. – Так получилось. – Не тушуйся, – успокоил старик. – По калитке хоть до второго пришествия стучать можешь, тебе всё равно никто не откроет. – Почему? – Некому открывать, хозяева второй год не появляются. Мне теперь за шахматной доской посидеть не с кем, как Стапаныч уехал, про шахматы пришлось забыть. Одному играть скучно, а кроме Степаныча любителей шахмат в посёлке нет. – Подождите, – Люська приблизилась к старичку. – Вы что-то путаете, какой Степаныч, какие шахматы? – Мурзаев. Иван Степанович Мурзаев – приятель мой. – Мне нужна Лидия Олеговна, хозяйка дома. – Отродясь здесь хозяйки не было. Хозяин был, хозяйки – нет. Дом Сашке принадлежит, он его десять лет назад построил. Люська с сомнением смотрела на старикана. Как пить дать, дед не в себе. То Степаныч, то Сашка… джае не в состоянии вспомнить, как зовут собственных соседей. – Вы путаете, я недавно была в гостях у Лилии Олеговны, и никакого Сашку, а тем более Степаныча, в глаза не видела. Старичок смерил Люську любопытным взглядом. Так смотрят на родителей маленькие дети, когда ждут в подарок каких-нибудь вкусностей. – Дом построил Сашка Мурзаев – бизнесмен, сын моего приятеля Степаныча. Поняла? – Ну, допустим. – Не допустим, а так точно. Идём дальше. Сам Сашка в этих краях появлялся редко, он человек занятой, на работе днюет и ночует. А папашка его, в смысле, Степаныч, частенько тут времечко коротал. В шахматишки мы с ним играли, в домино, иногда козла забивали. Да чего там говорить, хороший он мужик, мы и на рыбалку бывало ходили, и в лес и… – Где сейчас Степаныч? – В Москве. За город боится приезжать, он два года назад инсульт перенёс. У крыльца упал, пролежал три часа, пока я к нему вечером не заглянул. Еле откачали. Степаныч сюда дорогу забыл, страшно одному с болячкой своей жить. – Но Лидия Олеговна… – Как её звали, не знаю, – перебил Люську пенсионер. – Не поинтересовался, но женщина она приятная. Ничего себе такая, внешность не отталкивающая. – Вы о ком? – О родственнице Степаныча. Неделю назад я её впервые заприметил, она из калитки выходила. Погодь, кем же она Степанычу приходится? Забыл. Вроде троюродная племянница или дочь его двоюродной бабки. Короче говоря, проездом она в Москве, а чтобы в городе не скучала, Сашка ей ключи от дома вручил. И правильно, тут всё веселей, как-никак природа. Чуешь, какой воздух чистый? Люська машинально кивнула. – То-то и оно. А ты говоришь, хозяйка. Какая ж она хозяйка, если сама жила в доме на птичьих правах. И гостей я её видел. В пятницу ближе к вечеру машины подтягиваться стали. Мы с дочерью в город возвращались, когда в ворота Мурзаевых очередная иномарка въезжала. И откуда, спрашивается, они взялись, гости эти? Сама только приехала, а уже гулянку устроила. Видать, шустрая бабёнка. – Почему тогда вы мне сказали, что дома никого нет? – Так срок у нее, наверное, вышел. Уехала. Люська уставилась на калитку. Получается какая-то абракадабра. В пятницу все собрались у Лидии Олеговны, и она, сомнений быть не может, была хозяйкой дома. Более того, Лидия Олеговна заблаговременно позаботилась о радушном приёме гостей, составила праздничное меню, созвонилась с Тамарой, оплатила её услуги. Теперь выясняется, она вовсе не хозяйка, а дальняя родственница некоего Степаныча, которая оказалась в Москве проездом. Ложь! Абсурд! Либо старичок действительно большой сказочник и маразматик в одном лице, либо в пятницу вечером в двухэтажном доме был мастерски разыгран грандиозный спектакль. Если верно второе «либо», то Лидия Олеговна выдавала себя за хозяйку, преследуя свои – пока остающиеся тайными – цели. Убийство! Люську прошиб пот. Неужели это каким-то образом связано с убийством Варвары Леонтьевой? Человек в маске, окурок, покоящийся на опалубке, гибель Вари – вдруг это звенья одной цепочки? Решив прибегнуть к помощи маленькой хитрости, Люська обратилась к словоохотливому старику: – На вас вся моя надежда. Позарез нужен адрес или хотя бы телефон Степаныча. У меня по ошибке оказался мобильный Лидии Олеговны, она его, наверное, обыскалась. А всё из-за моей хронической рассеянности, сразу не заметила, а сегодня утром открыла сумочку, там мобильник. Вещь дорогая, отдать родственникам надо, они бандеролью перешлют. – Верно, – согласился дед. – Без мобильников сейчас, как без рук. Лет пятнадцать назад об этой диковинке и слыхом не слыхивали, теперь у каждой старушенции в сумке трубка лежит. Чего ты хочешь, прогресс, чтоб ему пусто было. Пошли ко мне, адрес Мурзаевых напишу. Ты только не части, погодь, говорю, куда так понеслась?! Эх, молодо-зелено, ноги побереги, дурёха. Под несмолкаемое бормотание старика, Люська дошла до кованой калитки. На просторном участке высился почти такой же дом, как у Мурзаевых. С одной лишь разницей: если сын Степаныча построил двухэтажный домишко, соседи решили не мелочиться и отгрохали трёхэтажную махину с мансардой. – Ты постой у крылечка, – сказал «гостеприимный» дедуля, – а я быстренько. Одна нога здесь, другая там. Минут через десять, сжимая в руке листок с адресом, Люська торопилась на остановку. К Мурзаевым она примчалась в начале четвёртого. Жилой комплекс, в котором проживали отец с сыном, охранялся, словно военный объект. Прежде чем Люська смогла оказаться у лифта, охранник поинтересовался, к кому она пожаловала, затем попросил предъявить документ, удостоверяющий личность. Просканировал подозрительным взглядом фотографию, взглянул на страницу с пропиской, вернул паспорт, вооружился телефоном и связался с квартирой Мурзаевых. – Можешь пройти, – разрешил он. – У лифта меня не станут обыскивать? – пошутила Люська. – Проходи, – повторил охранник, повысив голос. Люська поднялась по ступенькам. В просторном вестибюле остановилась у одного из четырёх лифтов и, переведя дух, нажала на кнопку. На одиннадцатом этаже располагалось три двери, одна из которых была открыта нараспашку. Крепкий на вид мужчина пенсионного возраста, заметив Люську, спросил: – Это вы к Мурзаевым приехали? – Я. Если не ошибаюсь, Иван Степанович? – Он самый, а с кем имею дело? Представившись, Люська поведала Мурзаеву-старшему выдуманную историю. Оказывается, в пятницу днём Лидия Олеговна вызвала на дом маникюршу (Люськину старшую сестру), а вчера вечером, зайдя в супермаркет, Люська выяснила, что сотенные купюры, которыми с сестрой расплатилась Лидия Олеговна, фальшивые. Лидии Олеговны дома не оказалось, но удалось узнать, что в доме жила дальняя родственница Ивана Степановича. – Сосед дал мне ваш адрес, и я сразу примчалась. Необходимо увидеть Лидию Олеговну и разобраться в ситуации, – тараторила Люська. – Я не исключаю возможности, что она была не в курсе, что деньги ненастоящие, но согласитесь, так или иначе, а я… то есть, моя сестра, осталась в проигрыше. Хорошо ещё, в магазине полицию не вызвали, одной проблемой меньше. Иван Степанович растеряно моргал. – Полностью с вами согласен. Но Лидия Олеговна мне совершенно чужой человек, мы не родственники. – Как это? – Вот так, – Мурзаев развёл руками. – У меня кроме сына никого нет. – Иван Степанович, как тогда получилось, что Лидия Олеговна оказалась в вашем загородном доме? – Она его арендовала, – ответил Мурзаев, чем окончательно сбил Люську с толку. Месяц назад Александр решил сдавать дом, поместил объявление об аренде (к услугам риэлторов решил не прибегать из принципа – на то были основания), и уже на следующий день с ним связалась Лидия Олеговна Головина. Прежде чем отправиться в Подмосковье, Головина попросила Александра разрешить приехать к нему домой и обсудить детали. Александр дал добро. Вечером Лидия Олеговна озадачила Мурзаевых заявлением, что планирует снять дом не на длительный срок, а на семь-восемь дней. Максимум на пару недель. Разумеется, Александр ответил Головиной отказом. Какой смысл сдавать дом на неделю? Какая тут прибыль, скорее, одни расходы. Лидия Олеговна расплакалась. Успокоив Головину, Иван Степанович потребовал, чтобы она рассказала, в чём дело. Выдержав паузу, Лидия Олеговна пустилась в объяснения. Семь лет назад, она, при помощи Интернета нашла своих школьных подруг, с которыми не виделась с середины восьмидесятых годов. Началась переписка и частые телефонные звонки друг другу. Из их славной шестёрки в Москве проживала одна Головина, остальным, как считала сама Лидия Олеговна, в плане местожительства повезло меньше. Киев, Нижний Новгород, Тюмень, Петропавловск-Камчатский и Минск были для Головиной краем света. Правда, позже мнение кардинально поменялось, но обо всём по-порядку. Бывшие одноклассницы решили раз в год устраивать встречу выпускников. Первый раз собрались в Нижнем Новгороде, через год Лидия Олеговна летала в Киев, потом в Минск, Петропавловск-Камчатский и, наконец, в Тюмень. В этом году пришла очередь Головиной выступать в роли радушной хозяйки. Тут и возникла первая загвоздка. У подруг были частные дома с дорогой мебелью и просторными участками. Ничем подобным Лидия Олеговна похвастаться не могла. Лидия Олеговна говорила одноклассницам, что в Москве живёт на широкую ногу и ведёт праздный образ жизни. Было стыдно признаться в своём бедственном положении, не хотелось выглядеть в глазах подруг малоимущей пенсионеркой, не сумевшей добиться успехов. Она врала, свято веря, что её ложь, это ложь во благо. Встреча была назначена на тринадцатое июля, Лидия Олеговна была готова пойти на всё, только бы её выдумка (она предпочитала называть это так), не всплыла наружу. Ивану Степановичу стало жаль Головину, он смог переубедить сына, чтобы тот пошёл на уступку. В итоге Александр Мурзаев взял с Лидии Олеговны за аренду загородного дома чисто символическую плату. – Аренда истекает в следующее воскресение, – поведал Иван Степанович Люське. – Лидия Олеговна и сейчас живёт в Подмосковье, а дома её не оказалось… так она наверняка показывает подругам город. Люська закусила губу. Если Лидия Олеговна арендовала жильё, почему полиция до сих пор не сообщила хозяевам дома о произошедшем убийстве? Неужели они так и не выяснили, кому принадлежит участок? Или же Александр скрыл от отца правду, чтобы лишний раз не травмировать пожилого человека? Наверное, так и есть. Зачем Ивану Степановичу знать об убийстве, чем он поможет. А так и спит спокойно и нервы в порядке. – Иван Степанович, у вас есть координаты Лидии Олеговны? Ехать обратно мне уже несподручно, а через несколько дней я бы домой к Лидии Олеговне заскочила. Пожалуйста! Иван Степанович был человеком простым, бесхитростным, людям привык доверять. Закивав, он без малейших колебаний отправился вглубь квартиры. А Головина оказалась не такой простой, каковой она показалась Люське при встрече. Какую слезливую историю сочинила, смогла обвести вокруг пальца не только доверчивого старика, но и его сына-бизнесмена. Н-да, тёмная лошадка эта Лидия Олеговна. Провернула махинацию с чужой жилплощадью и была такова. За городом её нет, возникает вопрос, куда она упорхнула? К себе домой или, может быть, подалась в бега? А что если Лидия Олеговна напрямую связана с убийством Варвары? – Как всё запутано, – сказала Люська, оказавшись на улице. Глава шестая Встреча у лифта – Сколько раз зарекалась, не загадывать наперёд, – сокрушалась Тамара. – Так нет, дёрнул чёрт об отдыхе подумать. Теперь накрылся мой отпуск, сегодня два часа у следователя промариновалась. – Зачем ты к нему поехала? – удивилась Люська, машинально скинув с колен урчащего кота. – Ага, прям делать мне больше нечего, только по отделениям разъезжать. Сам вызвал. Удивлена? Вот-вот, и это ещё цветочки. – Почему Алису не вызвали? – Радуйся, что не вызвали, – Тамара налила в кружку компот. – Люсь, компотику хочешь? – Тамар, о чём тебя спрашивал следователь? – Как оказались в доме, что делали, где, когда, почему. Одну и ту же тему мусолили, мне показалось, меня подлавливают. Не знаю, что он ожидал услышать, но мои ответы пришлись не ко двору. Увидишь, дня через два опять вызовут. – Слушай, я приехала поговорить про Головину. Тома наморщила лоб. – Люська, хоть убей, не помню такую. – Это фамилия Лидии Олеговны. – Да? А тебе откуда известно? Проигнорировав вопрос Томы, Люська поспешила спросить: – Расскажи, как вы познакомились, только поподробней. – И ты туда же? Люсь, не смешно, сначала следователь, теперь ты. – Том, очень нужно знать. Я не прикалываюсь. – Ну, как познакомились, она мне позвонила, сказала, что по объявлению. – Когда позвонила? Тамара упёрла руки в бока. – Назвать день или час? – на её губах появилась ехидная улыбка. – Достаточно назвать день. – Мы разговаривали в понедельник, девятого июля. Лидия Олеговна спросила, свободна ли я в пятницу и выходные. Знать бы заранее, во что вляпаемся, ни в жизнь не связалась бы с ней. Понимаешь, на деньги польстилась, Лидия Олеговна назвала завышенную сумму, а потом ещё попросила прибраться. И снова цифра зашкаливала. Сама знаешь, я деньги люблю, тем более, если работёнка не пыльная. – Тамар, а ведь вы с Алиской были не у неё дома. – В смысле? – Лидия Олеговна сняла жилье на две недели. – Иди ты. Не верю! – Придётся. – Откуда такая инфа? – Я была у настоящих хозяев, вернее, разговаривала с отцом хозяина. – Хм, – Тамара снова усомнилась в словах Люськи. – Не врубаюсь, зачем Лидия Олеговна сняла дом, чтобы ужин устроить, что ли? – Хороший вопрос, но он не по адресу. После непродолжительной паузы, Тамара тихо произнесла: – Следователь интересовался, не заметила ли я каких-нибудь странностей в поведении гостей. – А ты? – Да какие странности, я из кухни практически не вылезала. Разве что видела ползавшего на коленях Георгия Павловича, но он вроде запонку искал. – Он ползал на коленях? – Ну да. Я в туалет пошла, а он возле котельной в потёмках ползает, сказал, запонка упала. Хотела помочь, он отказался. – Почему в темноте ползал? Тома закатила глаза. – Спроси что-нибудь полегче. А больше я ничего не видела и не слышала, разумеется, кроме истерики Алиски, когда она незнакомца в окне заметила. Люська пошла в коридор. – Люсь, ты куда, уже уходишь? – Мне надо бежать. – Постой, я хотела спросить… Но Люська уже хлопнула входной дверью. *** Убрав палец с кнопки звонка, Алиса отошла от двери Головиной, прикидывая как лучше поступить, дождаться Лидию Олеговну сегодня, или нанести повторный визит завтра рано утром. Узнав у Люськи адрес, Алиса, вспомнив, что теперь они действуют заодно, решила не сидеть, сложа руки, а начать активно участвовать в процессе сбора информации. Позвонив ещё раз, она сникла. Никого нет. Неужели придётся возвращаться домой ни с чем? Пока Алиса взвешивала все за и против, створки лифта разъехались в стороны, на этаже появился высокий темноволосый парень. Он едва не налетел на Алису, а когда она, вскрикнув, отскочила к лестнице и схватилась за перила, виновато пробасил: – Извини, я тебя не заметил. Алиса смотрела на парня, и ей показалось, земля начала уходить из-под ног. Он был красив. Рост, фигура, взгляд тёмно-зелёных глаз, в которых играли чёртики, широкие плечи и чуть длинноватые волосы, взорвали в душе Алиски бомбу. Парень продолжал внимательно разглядывать Алису, от его пронзительного – и где-то даже озорного взгляда – она растерялась окончательно. Захотелось развернуться и, перескакивая через две ступеньки, рвануть вниз. А там, выскочив на улицу, побежать, куда глаза глядят. – Извини, – повторил парень, последний раз оценивающе осмотрел Алису с головы до ног, и открыл дверь. Он оказался соседом Головиной. Поднявшись на лестничный проём, Алиса прислонилась спиной к холодной стенке и закрыла глаза. Закружилась голова. Пришлось заняться дыхательной гимнастикой. Вдох – задержка дыхания – выдох. И так десять раз. Теперь надо собраться, шептал внутренний голос. Зачем я здесь? Ах да, планировала переговорить с Лидией Олеговной. А почему не переговорила? Её нет дома. Брюнет… Какие у него глаза. – Всё-таки из меня никудышный детектив, – прошептала Алиса. *** В прихожей Герман снял туфли и, прежде чем пройти в ванную комнату, покосился на входную дверь и крикнул: – Мам, к нам сейчас никто не приходил? Из гостиной вышла Мария Афанасьевна. – Я не слышала, как ты пришёл, – сказала она, подойдя к Герману. – Привет. – У тебя были гости? – повторил вопрос Герман, глядя на мать. – Гости?! Нет, сегодня я никого не жду. Почему ты спрашиваешь? Герман направился в ванную. – Да так, – бросил он на ходу. Мария Афанасьевна поспешила на кухню. Необходимо накормить сына ужином, пока он не уткнулся в ноутбук и не погряз в работе. Ох уж эта работа, думала Мария Афанасьевна, доставая из шкафа тарелки. – Гера, сегодня твой любимый борщ, – крикнула Мария Афанасьевна из кухни. Герман молчал. – Герман, ты где? – Уже иду. – Давай быстрее, остынет. Герман сидел на краю ванны, растирая кончиками пальцев виски. Перед глазами упорно стоял образ девушки, с которой он столкнулся на лестничной площадке. А она ничего, симпатичная. Глаза у неё красивые – запоминающиеся. – Гер, сколько можно ждать? Герман метнулся на кухню, открыл шкаф, достал мусорное ведро и поспешил в коридор. – Ты куда? – Я сейчас. На лестничном пролёте он увидел сидевшую на корточках Алису. Услышав шум, она подняла глаза и вздрогнула. – Я снова тебя напугал? – спросил Герман, осипшим голосом. – Нет, просто… Здесь очень жарко, – мямлила Алиса. – А кого ты ждёшь, если не секрет? Решившись посмотреть ему в глаза, Алиса, находясь в полуобморочном состоянии, закашляла. – Вашу соседку – Лидию Олеговну. Герман поставил ведро на пол. – Лидию Олеговну? – переспросил он. – Мм… Лидия Олеговна умерла. Вчера утром недалеко от дома её сбила машина. Алиса покачнулась. Герман, опасаясь, что ей станет плохо, быстро взял её за руку. Ощутив прикосновение, Алиса откинула голову назад. Лицо Германа было так близко, а глаза смотрели так пристально. Всё смешалось воедино. Брюнет. Прикосновение. Известие о гибели Лидии Олеговны. Красивые глаза. Аромат парфюма… Издав тихое «о-ох», Алиса упала в обморок – прямо в объятия Германа. Глава седьмая Кошачье дело Лишиться чувств второй раз за неделю, это уже перебор, подумала Алиса, когда к ней вернулось сознание. Осмотревшись, она с удивлением обнаружила, что лежит на широкой кровати в просторной комнате, рядом сидит незнакомая женщина, держит в руке стакан с водой и виновато улыбается. В дверном проёме Алиса увидела брюнета. Память моментально перенесла её на лестничную площадку, где некоторое время назад она услышала о гибели Головиной. – Выпей воды, – Мария Афанасьевна протянула стакан и, переглянувшись с сыном, погладила Алису по голове. – Часто с тобой случаются обмороки? – спросил Герман, стараясь не смотреть на Алису. – Не очень, – было жутко неловко, Алиса чувствовала себя не в свое тарелке, ко всему прочему захотелось есть. Разыгрался прямо-таки зверский аппетит. – Ты здорова? – поинтересовалась Мария Афанасьевна. – Да…– Алиса села на кровати. – Голова закружилась, когда услышала о смерти Лидии Олеговны. – Это я рассказал ей про Головину, – пояснил Герман. – Вы были знакомы? – Да… Вернее, нет… – мямлила Алиса. – Я искала Лидию Олеговну, она… Она моя тётя, родная сестра матери. – Даже так? – удивился Герман. – О ней не было никаких вестей, мне по крупицам удалось кое-что найти. На руках оказался адрес, а тут… – Алиса сама удивилась, что способна за доли секунды сочинить правдоподобную историю. Раньше с ней подобного не случалось. Может, присутствие Германа так на неё влияет? – Ужасно! – всплеснула руками Мария Афанасьевна. У Германа ожил телефон, он вышел из комнаты, оставив Алису с матерью. – Я тебе сочувствую, – прошептала Мария Афанасьевна. – Найти тётку и сразу её потерять. Прими соболезнования. – Спасибо, – Алиса подавила вздох, порадовавшись, что рядом нет Германа. В его присутствии она сама не своя, сердцебиение учащается, язык деревенеет. – Нашла бы ты её раньше, – продолжала сокрушаться Мария Афанасьевна. – Лида бы обрадовалась, ведь жила одна, как перст, ни друзей, ни родни – никого. Оттого и хмурая вечно ходила. – Какая была тётя, расскажите. Мария Афанасьевна встала. – Мы с тобой так поступим, сейчас на кухню пойдём, я чайку организую, и обо всём поговорим. Многого рассказать не смогу, но о чём знаю, поделюсь обязательно. В коридоре Алиса услышала доносившийся из гостиной голос Германа. Какой голос, мелькнула мысль, какой у него приятный голос. Пока Мария Афанасьевна занималась чаем, Алиса неотрывно смотрела на дверь, ожидая, что в любой момент она откроется и в кухне появится он. Как же ей этого не хотелось, она опять начнёт чувствовать себя неловко, и будет напоминать мокрую курицу. А с другой стороны, Алиса жаждала увидеть Германа снова. Сейчас! Сиюминутно! Ну почему же он не заходит? Появились мысли о Глебе. Они ведь пара, любят друг друга, так что же с ней происходит? Почему внутри всё переворачивается, хочется кричать, смеяться и плакать одновременно. Наваждение какой-то! Алиса просила прощения у Глеба, и в этот момент была противна сама себе. Наконец внутренний голос приказал собраться, взять себя в руки и посмотреть на вещи реально. Не о том сейчас надо думать, не о Глебе, не о Германе. На первом месте расследование, всё остальное потом. Соберись, Алиска! Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=65497471&lfrom=688855901) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.