Да не жди ты рассвет - Солнцу в яме не место! Да вранье! Правды - НЕТ! Ржавь оставлена вместо. Да заткнись, не рыдай! Слез не выпустят стены.. Не услышат. Пускай.. Да порви ж свои вены! Не терпи, не кромсай Эту жизнь без предела. Встань на крышу - бросай! Отпусти ж свое тело! Да не впустят они! Что ж ты ждешь у порога?! Не простят ни один Из гре

Мечта светлой тьмы

-
Автор:
Тип:Книга
Цена:184.8 руб.
Издательство:   Альфа-книга
Год издания:   2018
Язык:   Русский
Просмотры:   78
Другие издания
Скачать ознакомительный фрагмент

Мечта светлой тьмы Валентина Савенко Если вас предали самые близкие люди, не стоит отчаиваться – выход есть всегда. И пусть он не совсем законный, зато действенный. Главное не попадаться на глаза полиции. Это простое условие Вивьен выполняла с легкостью. Пока не пришлось выбирать между свободой и чужой жизнью. Теперь ее обвиняют в использовании запрещенной магии. В доме поселился усатый гость, не желающий понимать, что хозяйке совершенно не нужен питомец. Мало того. Лорд-оборотень и маг разума весьма заинтересовались скромной мисс. Но Вивьен не сдастся. Даже если тьма светлая, мечта, засевшая в голове, чужая, а нежданная любовь так похожа на наваждение. Валентина Савенко Мечта светлой тьмы Глава 1 – Вы моя собственность! – Худое лицо лорда Вернона исказила торжествующая ухмылка. – Вы заблуждаетесь. – Я старалась отвечать спокойно, ровным голосом, хотя внутри все сжималось от страха. Прошло почти три года, и я успела забыть, какое гнетущее впечатление производит этот мужчина. – Нет, это вы заблуждаетесь, я в своем праве! – со злобным присвистом прошептал Вернон, напряженно поглядывая по сторонам. К несчастью, заснеженная улица была пустынна. Я умудрилась наткнуться на свое прошлое в лице тощего господина в дорогом пальто и цилиндре прямо у ворот респектабельного особняка, где с коллегами занималась подготовкой праздника. Вышла бы на пять минут позже, и ничего бы не случилось. Так нет, спешила поскорее доставить в контору документы. Радовалась, что подвернулась возможность пораньше освободиться. – У меня есть договор, подписанный вашими родителями! – Маленькие колючие глаза лорда ликующе сверкнули. Про договор я отлично помнила, именно из-за него и сбежала из дома. – Ваш договор недействителен. Держать лицо, как советовали учебники по этикету, оказалось невероятно сложно. Во-первых, я не леди, которых с рождения учат вести себя так, словно они ледяные статуи. Во-вторых, одно дело – успокаивать себя, что к моим бумагам так просто не придерешься. Другое – стоять напротив того, кто считает меня собственностью, и уверенно говорить. И стараться при этом не думать, что связей у него куда больше, чем у скромной сотрудницы фирмы, специализирующейся на устройстве праздников. – Какая наглость! Недействителен? Позвольте узнать, почему вы так решили? То, что вы стали совершеннолетней, не отменяет его действия! – Вернон сердито взмахнул тростью. К сожалению, он прав. Родители подписали бессрочный договор. Но, как и несколько лет назад, меня не устраивала роль бесправной игрушки. К тому же я подготовилась, постаралась обезопасить себя. У меня имелось несколько вариантов защиты, и начать решила с самой простой. Если не сработает, получу немного времени, чтобы успокоиться. – Ваш договор подписан на территории другого государства. – Это не отменяет его действия! – Мои родители никогда не выезжали из Вэйланда. Это мне мать сказала полгода назад, когда, рыдая, извинялась. Зря я поверила в ее раскаяние. Однако о поездках, как я считала, она не солгала. Отец предъявил метрики. Пометки о перемещениях были только по городам и деревням Вэйланда. – Вы поверили их бумажкам? – хрипло, каркающе рассмеялся Вернон, стряхивая с полей цилиндра снег. – Вынужден вас расстроить, они были в Тиарнаке! У меня есть свидетели! То есть родители мне показали документы, оформленные после утери. Чистые – без пометок о поездке за пределы Вэйланда. – Вынуждена вас расстроить, но они распоряжались мной, не имея на то права. – Надеюсь, взбешенный лорд не заметил, что у меня дрожат губы. – На момент заключения договора у меня был опекун. Они сами оформили соответствующие бумаги двумя месяцами ранее. Я затаила дыхание. Поверил? Нет? Если второе, то у меня имеется заключение доктора о временной невменяемости родителей. Такое же фальшивое, как и бумаги об опекунстве. – Что?! – Лорд швырнул трость о фонарный столб, благородное дерево, привыкшее к бережному отношению, не выдержало столкновения с обледеневшим железом и разлетелось в щепки. – Если вам нужно подтверждение, с удовольствием пришлю копии. Назовите адрес. – Я блефовала, и, судя по реакции Вернона, весьма удачно. Со злостью пнув начищенным ботинком сугроб, лорд прошипел ругательство и быстро зашагал прочь. Очень хотелось сесть прямо на снег – колени дрожали. В то, что мистер Оливер оказался прав, я смогла поверить, когда экипаж лорда скрылся за углом. Жаль, нельзя поблагодарить старого фальшивомонетчика за помощь – пару месяцев назад старик умер. Да и не понял бы. Мои поддельные документы были платой за то, что я почти год исполняла обязанности сиделки. Но высококлассные подделки стоили времени, потраченного на выслушивание глупых капризов склочного старика. Именно он подсказал, что с моим делом не все так просто, как пытались убедить родители. И предположил: купивший меня лорд, получив «законный» отказ, не станет настаивать. Возможно, даже документы не будет проверять. Побоится замарать имя. Настоящее, естественно, которого я не знаю. Не успела прочесть, чьим представителем был лорд Вернон, вернулись родители, и я сбежала. Другое дело, если бы я подписала контракт любовницы. Но, к моему счастью, на момент заключения договора передачи меня в «личную прислугу» я была несовершеннолетней. Конечно, лорд может попробовать найти моих родителей. Только вот вряд ли у него это получится. В полицию Вернон не пойдет. Впрочем, как и я. И вообще, с моими проблемами лучше держаться от служителей закона подальше. И я, довольная, заспешила на омнибус. Из конторы, вопреки собственному желанию, отправилась не домой, а в особняк одной весьма скандальной леди. Меня быстро сопроводили в сад, где под присмотром хозяйки я должна была поправить «ошибки», допущенные магом. Процесс шел крайне медленно, и причина крылась вовсе не в том, что я имела к скульптуре отдаленное отношение… Лицо ледяной нимфы медленно плавилось, прозрачные ручейки воды, прихваченные морозом, застывали будто слезы. Казалось, статуя рыдает, прощаясь со своим прекрасным носиком. – Еще меньше! Вы что, меня не понимаете? Мне нужна красивая статуя! Красивая! А не чучело с лицом престарелой ведьмы! Посмотрите на меня, в конце концов! У меня идеальный профиль! Я выключила испаритель и с сомнением покосилась на надзирающую за процессом леди Азалию. С высоты приставленной к постаменту лестницы она выглядела круглым меховым шаром. Идеальный профиль почти до глаз был закутан в воротник, узкий лоб и редкие бровки скрывал надвинутый капюшон. Наружу торчал лишь тонкий, покрасневший на морозе нос. Я, конечно, не художник и плохо разбираюсь в искусстве, но кто-то явно польстил даме, делая комплимент. – Ну что вы замерли?! Исправляйте! – шмыгнув «идеальным» носом, взорвалась очередной порцией возмущенных воплей заказчица. Сдвинув капюшон шубы на макушку, чтобы не мешал портить статую, я вытащила пустой накопитель и поставила новый. Магии в нем должно было хватить, чтобы разгладить лицо статуи до зеркального блеска. Если даме захочется уменьшить и другие выступающие части. А что? Подбородок у нимфы прямо напрашивается, чтобы его сгладили. И скулы скульптор зачем-то изобразил крайне реалистично. Да и брови тоже явственно требуют утончения. А глаза вообще жуть и кошмар, большие и не вписывающиеся в параметры идеала, обладающего не только вредным характером, но и крохотными, глубоко посаженными очами. – Поторопитесь! Что вы возитесь? Надо было не три дополнительных дня к отпуску, а неделю с мистера Девена требовать! У него все равно не наличествовало желающих навестить даму вместо заболевшего штатного мага. Кстати, у меня тоже желания подменять Дамиана не имелось. Оставив документы старшему делопроизводителю, я не успела сбежать из конторы. Хотя и пыталась, но была поймана секретарем начальника и водворена в его кабинет с заверениями, что зря спешила, господин начальник решил мне сюрприз сделать, так сказать, подарок к предстоящим праздникам. Сюрпризом было подписанное заявление на отпуск, хотя до этого начальство старательно убеждало меня в собственной незаменимости. Безусловно, юная девушка без образования и с полным отсутствием магических способностей в фирме, организующей торжества, – незаменимый человек. В плане оплаты, естественно. Будь у меня хоть одно рекомендательное письмо или капля магии – пришлось бы мистеру Девену раскошелиться. А так можно периодически подкидывать небольшие премии и вручать сверхурочные задания, на которые никто другой не согласился бы. Ну или сторговаться за отпуск. Ничего, вот отработаю год на благо «Лучшего подарка», попрошу рекомендательное письмо и попробую устроиться личной помощницей. Без трех недель отпуска всего-то месяц остался! – Мисс Брукс! Я плачу вам не за то, чтобы вы мечтали в моем саду! – Вы мне вообще не платите! – пробормотала я, прикидывая, выдержит ли крохотная пуговка, оставшаяся от носа статуи, очередное издевательство во имя неземной красоты или превратится в едва заметный бугорок. Навязанная работа отвлекла от мыслей о лорде Верноне, и сейчас жизнь уже не казалась такой сложной. Меня даже начинали забавлять вопли заказчицы, возомнившей себя великим скульптором. – Я плачу вашему начальнику! Меньше, я сказала! – гаркнула леди. Я чуть не свалилась с лестницы от неожиданности, рука дрогнула, и магия выплеснулась на несчастную статую. Мороз жадно накинулся на облачко пара, окутавшее меня и безвременно почившее произведение ледяного искусства. Крохотные капли воды моментально застыли, и на нас посыпались мелкие, сверкающие в свете фонарей крупинки. Просто ледяной фейерверк какой-то! – Да как вы!.. – грозно пыхтя, начала дама, осеклась и добавила довольно: – Так бы сразу! Вот это я понимаю – искусство! Это? Статуя выжила. Оплавилась, осела. Вместо стройной красавицы на постаменте сидело нечто круглое с тонким шпилем взамен носа на оплывшем лице. – Вы уверены? – на всякий случай уточнила я. В нашей конторе даму знали как особу, страстно любящую есть мозг сотрудникам. Хорошо помню вензель над буквой «п», который она требовала изобразить во всех документах. Сейчас же леди выглядела просто неприлично счастливой. Взирала на ледяную снежную бабу с таким лицом, будто я ей тут целый ледяной дворец изваяла. Даже воротник опустила ради лучшего просмотра! – Совершенно уверена! Освободите мой сад от своего присутствия! Освободила: промчалась по расчищенным от снега дорожкам аки горная лань, не без основания опасаясь, что затмение, заставившее леди восхититься моими художествами, скоро пройдет. Я на бегу запихивала в сумку испаритель, поэтому не заметила входящего в ворота особняка мужчину. Господин негромко крякнул, когда с разбега в него врезалась. Слава богам, с ног гостя леди я не сбила! Да что ж сегодня за день такой? – Извините! Простите, надеюсь, вы не ушиблись, мистер?.. – виновато буркнула я, поправляя съехавший на глаза капюшон. Хотела улыбнуться, но увидела метку мага и неосознанно отступила. В ямке на шее, где сходились ключицы, расположился крохотный фиолетовый глаз. Татуировку, которую маги получают от стихии, обычно не выставляют на обозрение. Расстегнутый ворот рубашки и ослабленный, почти развязанный шейный платок позволили мне ее увидеть. Я умудрилась врезаться в мага разума! Хуже них только темные! Мужчина заметил мою реакцию, запоздало поправил воротник рубашки, затянул узел шейного платка, закрывая метку. Невесело усмехнулся и полушутя заверил: – Не беспокойтесь, мисс, я не собираюсь использовать свои способности против вас. – Простите, не хотела вас оскорбить, – растерянно улыбнулась я. Ой, как стыдно-то! Воспитание улетучилось, стоило оказаться нос к носу с магом разума. Существом, между прочим, весьма полезным! Маги разума докторам помогают, преступников вычисляют – зависит от направления и силы дара. А что до слухов, дескать, они способны проникнуть в твою голову и убедить, что ты королева лягушек в ближайшем болоте, так на то они и слухи! Этот вот вполне нормальный. Лет двадцати пяти. Высокий, темно-русые волосы острижены коротко. Лицо… симпатичное лицо, черты, как часто пишут в книгах, классические, слегка угловатые. Но маг ведь не красна девица. Только вот нос крупноват… или это мне после воплей заказчицы все носы неправильными кажутся? И щетина. Но легкая небритость сейчас вроде не считается чем-то предосудительным. Глаза умные, светло-серые. В общем, приятная, располагающая внешность. Хоть и маг разума. Вот, опять страшилки детства вспомнила! А я-то думала, что избавилась от суеверий. В конце концов, любая магия может быть опасной. Или полезной. – Натан Мерл, – представился объект моего испуганного внимания. Мне же хотелось поскорее покинуть особняк заказчицы, пока она не пришла в себя. Я до сих пор не могла поверить, что оплывший ледяной снеговик на пьедестале был пределом мечтаний леди. – Вивьен Брукс, мисс Вивьен Брукс, – поспешно представилась я. Думаю, последнее уточнение было лишним – перчатки не успела надеть, так что отсутствие обручального кольца и замысловатой вязи свадебной татуировки на наружной стороне кисти маг и так заметил. Поэтому решил представиться. Только мне подобные знакомства даром не нужны. – Извините еще раз, мистер Мерл! – Я проскользнула мимо мага. Довольная тем, что удалось быстро избавиться от работы, вспомнила о доме и радостно заулыбалась. Долгими снежными вечерами я любила, завернувшись в теплый плед, сидеть у окна в кресле-качалке с чашкой горячего чая и книжкой. Одной из тех, что любезно позволял брать в небольшой публичной библиотеке старик Сэм. Ему импонировало мое стремление выбиться в люди, не пользуясь тем, чем природа наградила. А она вдоволь поиздевалась над дочкой разнорабочего и прачки! Смазливое личико, правильные черты лица, синие глаза, светлая кожа и густые пепельные волосы. Казалось бы, весьма неброское сочетание. Но глаза были насыщенного яркого цвета, волосы не бесцветные, а темного оттенка. Зимой – холодная внешность, летом легкий загар и выгоревшие пряди придавали мне живости. Как часто с нескрываемым самодовольством говорил отец, теребя сизые от ранней седины усы и гордо приглаживая ладонью все еще пепельные волосы: «Удалась!» Как зло шептали мне вслед кумушки: «Повезло Тельме, что дочка мастью с муженьком совпала!» Обычно после таких слов мама закатывала рукава, упиралась ими в крутые полные бока, отпихивала нашу облезлую кошку Рыжку, которая таскалась за ней хвостом сколько себя помню, и сплетницы узнавали много нового о себе. Заканчивались скандалы примерно одинаково: исчерпав доводы, соседки начинали вопить, что ни один мужик, кроме моего отца, такую заразу не выдержит. Кстати, моя фигура тоже удалась. Аппетитная, но не лишенная изящества. И роста удачного – среднего. Родители берегли меня. Ведь такой кукле прямая дорога в фаворитки какого-нибудь вельможи. Поэтому, когда мне исполнилось пятнадцать, на горизонте закономерно появился лорд Вернон, смотревшийся в бедном районе рабочих как королева среди гусей. Родители начали оставлять меня с ним наедине. Он дарил безделушки, делал комплименты, не замечая, какое гнетущее впечатление производит. А потом я нашла копию договора и сбежала. Помыкалась вдоволь, пока хоть как-то обезопасила себя от Вернона и не устроилась в «Лучший праздник». Благодаря одной из клиенток я смогла приобрести небольшой домик недалеко от центра. Богатой даме он достался от дальнего родственника и был совершенно не нужен. Она хотела мне его подарить, но я отказалась. Сложно поверить в чью-то искренность, когда тебя предают самые близкие люди. Женщина, вопреки опасениям, не обиделась и предложила купить недвижимость в рассрочку. Плата была более чем символическая. Для нее. Так что лет через десять, а если найду работу получше, то и через семь, домик будет моим. А пока радуемся тому, что домик практически мой. Сразу как осознала, что все эти комнаты – мои, съездила к родителям. Вначале хотела, как обычно, незаметно посмотреть издалека, прячась. Убедиться, что они живы и здоровы. Потом увидела мать, ее несчастное лицо и не сдержалась, подошла. Сколько было слез. Мама постаралась убедить меня, что с лордом все кончено, просила прощения, не давая толком ничего рассказать о себе. Я поверила. Хотела пригласить родителей к себе жить. А они продали меня Золотой Мадам, хозяйке известного салона, где развлекались богачи. Родные решили наказать меня за побег и заработать. Сбежать снова удалось чудом… Чтобы поднять настроение, упавшее от воспоминаний ниже покрытой гололедом мостовой, заглянула в булочную. Пока улыбчивая хозяйка собирала пакет, выпила кофе с корицей. Случайно заметила, что на меня с интересом посматривает молодой человек в лисьем полушубке. Он сидел рядом с объявлением, в котором говорилось, что в булочную требуется помощница. Именно это объявление я и разглядывала, прикидывая, возьмут ли меня сюда временно, пока я в отпуске, или нет. Как сказала бы моя мать, сосед объявления тоже удался. Рыжие, слегка вьющиеся волосы настолько темного оттенка, что казались почти каштановыми. Породистое лицо. Брови и ресницы сильно темнее волос, на смуглой коже кажутся черными. Зеленые глаза застыли в насмешливом прищуре, уголки четко очерченных губ приподняты. На щеках небольшие ямочки. Высокий, плечистый. Явно из лордов – самоуверенный, с наглым взглядом. По мнению ему подобных, любая симпатичная девушка рождена, чтобы падать в обморок от одного благосклонного взгляда. Я раздраженно поморщилась в ответ на широкую улыбку лорда и демонстративно отвернулась. И вообще, у него шея бычья! И нижняя челюсть тяжелая. Тоже мне красавец! Домик, примостившийся между швейной мастерской и забором укутанного снегом завода, встретил теплом и тихим потрескиванием камина. На отоплении я не экономила – болеть дороже. Прижимистый шеф отгулы не даст, да еще и вычтет из оплаты пару монет за неподобающий вид. Вот и приходилось тратиться на топливо и заклинания, поддерживающие систему, связанную с камином. Мебель досталась вместе с домом. В противном случае пришлось бы спать на матрасе, постеленном прямо на пол, как делала до встречи с хозяйкой недвижимости. Но я бы все равно радовалась – ведь это мой домик! Повесив шубу на рогатую вешалку в углу и сменив сапоги на мягкие домашние туфли, я собиралась отнести на кухню пакет с булочками, когда неожиданно поняла, что мой домик уже не только мой! Из гостиной доносилось заунывное бормотание. Дверь была приоткрыта, из щели заметно тянуло холодом. Опять какой-то бродяга забрался! Окно разбил, гад! Все розы заморозит. Не то чтобы я пылала к колючим соседям любовью, но жалко ведь, красиво цветут. Осторожно отступая к вешалке, за которой была припрятана кочерга на случай нежданных гостей, я сожалела, что не последовала совету хозяйки и не завела пса. Естественно, не специально выведенную, устойчивую к магии охранную породу, а помесь. Бродягам бы хватило. Судя по бессвязному бормотанию, в гостиной расположился вусмерть пьяный оккупант. Чувствую, непросто будет ему объяснить, что лучше уйти самому, чем провести ночь в полиции, втолковывая инспекторам, какими ветрами тебя занесло в чужой дом. Впрочем, сейчас на улице такой холод, что лучше уж в полиции, чем на морозе. Увы, я проверила это на собственном опыте. Нет, в полицию не попадала, однако ночевать на вокзале, делая вид, что опоздала на поезд, приходилось. Как и задерживаться до утра на кухне ресторанчика, где мыла посуду. Обычно угрозы, что я вызову полицию, хватало. «Гости» не были в курсе моих проблем, да и домик выглядел немного лучше, чем соседние, поэтому никто не думал, что у меня нет зеркала для связи. Обреченно покосившись на кочергу, я уныло вздохнула: опять бессонная ночь вырисовывается! Выгнать гостя не смогу. Мне предстоит беседа с пьяным телом, потом – в зависимости от поведения нежданного постояльца. Либо, закрыв его в гостиной, спокойно, в обнимку с кочергой буду бдеть на кухне. Или, если там совершенно невменяемый индивид, связываю его для быстрейшего отрезвления и опять-таки сторожу до утра с верной железной подругой. Был еще один вариант, он мне нравился меньше. Оккупант отморожен на всю голову и вполне может решить развлечься за счет хозяйки дома. Собственно, с хозяйкой. Тогда кочерга мне в помощь, открытая входная дверь и быстрые ноги. Ближайшее зеркало вызова – в соседней швейной мастерской. Они работают допоздна – перед зимними праздниками заказов много. Осторожно подкравшись к двери гостиной, я заглянула внутрь. Ой, нет, кочерга тут не поможет! Мою собственность оккупировал маг! И сейчас он прямо посреди заснеженной гостиной колдовал над полуголым светловолосым парнем. Последний лежал в центре горящей алым пентаграммы. А вокруг тугими вихрями закручивалась странная вьюга: сверкающие серебром снежинки плясали в черном тумане. Маг совершал пассы, в одной его руке медленно формировалось нечто алое, напоминающее кинжал. Прикинув скорость появления, точнее, проявления оружия, я поняла, что вполне успею вызвать патруль. Когда на кону чья-то жизнь, выбор очевиден. Оккупант был слишком сосредоточен на ритуале – удалось без проблем выскользнуть из дома. Я изрядно переполошила швей воплями о творящемся в моем доме злодействе. Дежурный констебль, ответивший на вызов зеркала, отрапортовал, что патруль прибудет через минуту. Прижимая к себе драгоценную кочергу, отправилась встречать служителей закона. Швеи были дамами благоразумными – желающих пойти со мной не оказалось. С чугунной подругой наперевес схоронилась за обледеневшим стволом клена. Приплясывая в нескольких шагах от собственного, оккупированного незваными гостями жилища в одном шерстяном платье и растоптанных туфлях, костерила себя за то, что не успела, убегая из дома, накинуть шубу. Мимо вешалки ведь бежала! Надо было всего лишь протянуть руку. Громко треснула ветка, обломившись под весом снега, я беззвучно выругалась и переложила кочергу в другую руку. Пришлось обернуть ее платком, чтобы пальцы не примерзали. Где же полиция? Почему так долго нет патруля? Я прекрасно понимала, что мы с кочергой магу не соперники, но на душе было паршиво. Служители закона задерживались, а тем временем в моем доме, возможно, уже совершалось убийство! Наконец-то! Окончательно продрогшая, я с надеждой посмотрела на показавшиеся в конце заснеженной улицы фонари летающей кареты полицейского патруля. И тут из дома донесся крик, испуганный, обреченный. Я за секунду вспомнила все молитвы, какие знала, но, поняв, что, пока патруль долетит, в моем доме точно случится убийство, ринулась через сугробы к окну гостиной. В разбитое окно увидела мага, склонившегося над жертвой и старательно выводящего какой-то символ кончиком огненного кинжала на груди связанного парня. Оказывается, из каминной кочерги может выйти неплохой метательный снаряд! Вреда злодею она не причинила, только оружие из руки выбила и, судя по негодующему воплю, приложила его по плечу. Кинжал с металлическим звоном воткнулся в пол, чудом не попав в бок парня. Вихрь из снега и тьмы закрутил мага и его жертву черным смерчем, трубкой вытянулся в окно и всосал меня. Вначале я ничего не видела, потом будто попала в темную комнату, а затем обо что-то больно ударилась рукой и боком. Зашипев от боли, зажмурилась от запоздалого страха. И тут над головой раздалось: – Мисс, не двигайтесь, полиция! Вы арестованы! Руки вверх! – Как, интересно, я это сделаю? – открыв глаза, сердито буркнула я. Понимания на хмурых лицах служителей закона не заметила, пришлось пояснить: – Как я могу поднять руки вверх, если вы приказали мне не шевелиться? Поморщилась от боли в руке и огляделась. Результат оказался несколько неожиданным. Я сидела на полу в центре погасшей пентаграммы. У моих ног лежала кочерга. В комнате царил форменный бардак. Мебель перевернута, шпалера с розами у стены переехала от камина к разбитому окну – очевидно, поднять тяжеленный контейнер магический вихрь не смог. И вся эта красота, включая растрепанную меня, щедро присыпана быстро тающим в тепле снегом. – Руки вверх! – повторил молоденький констебль, нервно дергая кадыком. Я демонстративно подняла трясущиеся лапки и, кряхтя, встала с пола. Не успела и шага сделать, как на меня нацепили наручники, спасибо хоть за спину не завели, и сопроводили на кухню, где оставили под присмотром одного из констеблей ждать инспектора и штатного мага. Надеюсь, они окажутся сообразительней и объяснят этим дуболомам, что обвинять меня в случившемся безобразии по меньшей мере глупо. Я ведь не маг! Спустя четверть часа поняла, что была слишком хорошего мнения о полиции. Штатный маг – старый и ленивый – не особо усердствовал с обследованием места преступления. Констатировал, что, возможно (не факт!), проведен ритуал с вызовом тьмы и намерением принести кого-то в жертву. На минутку – запрещенный ритуал! Подробнее обещал сообщить инспектору потом. А инспектор, приняв мой рассказ за попытку оправдаться, безапелляционно сообщил, что отсутствие магии не помеха. У меня ведь может быть подельник-маг, собственно, скрывшийся. А была ли жертва, которую он утащил, еще большой вопрос! Но если я сообщу имя сообщника и всячески поспособствую задержанию, то отделаюсь штрафом, так как не являюсь магом и принять участие в ритуале не могла. Разве только в роли добровольной жертвы. Вот тут я и не выдержала: – А вас не смущает, что именно я вызвала полицию? Инспектор разгладил пальцами напомаженные усы, задумчиво покосился на натертый до зеркального блеска носок сапога и равнодушно пожал плечами: – Вы могли испугаться и решить сдать сообщника. Я возмущенно открыла рот, но Мистер Простая Логика Хочу Премию За Раскрытое Дело заткнул: – Не выезжайте из города. Натянул перчатки и направился к двери. – А как же моя гостиная? – Я настолько растерялась, что спросила явную глупость. Какая гостиная? Меня обвиняют в использовании запрещенной магии! – Можете пользоваться, ребята уже все необходимое сделали. К полуночи я осталась в своем домике совершенно одна. Злая, как пиранья, и такая же голодная. Вытащив из пакета, спрятанного от констеблей в морозильный шкаф, пирожок, вооружилась чернильной ручкой и бумагой и отправилась в гостиную изучать то, что не успели затоптать полицейские. Я смутно представляла, как избавиться от глупого обвинения и помочь несостоявшейся жертве, которую, по всей видимости, не собирались искать. Куда идти и кому жаловаться? И главное, как это все провернуть, не привлекая внимания к своему прошлому? Нужно было хоть что-то сделать! На ходу дожевывая пирожок и недовольно разглядывая следы сапог на коврах и полу, я пришла к выводу, что, прежде чем соваться в гостиную, нужно надеть что-то на ноги, чтобы обувь не оставила дополнительных следов, да и руки защитить не помешает. Вдруг смогу добиться доследования и полиции снова понадобится взглянуть на место преступления? Перчатки у меня были, обычные, не магические, естественно, а вот с защитой для туфель пришлось импровизировать. Пригодились пакеты для продуктов, сделанные из толстой вощеной бумаги. Шурша и ругаясь на липнущее к ногам влажное платье, которое не успела сменить, старательно записала, где и что валялось в гостиной. Вплоть до оторванных лепестков роз, в живописном беспорядке раскиданных по комнате, и непонятных пятен на ковре. Самым сложным оказалось перерисовать многочисленные символы, вписанные в пентаграмму магом и слегка затертые полицейскими. Видимо, чтобы не вздумала повторно их использовать. Постепенно успокаиваясь за монотонной работой, я понимала все четче: никто ничего расследовать не станет! У них есть я. Я видела несколько вариантов развития событий. Первый – судья в преддверии праздников будет в подпитии и его не смутит дело, даже не шитое, а штопанное белыми… нет, не нитками, а канатами. И тогда меня ждет не только штраф, но и тюрьма за пособничество. Второй – судья попадется трезвый и адекватный. Дело вернут инспектору, и там оно и зависнет. Скорее всего, существуют и третий, и четвертый, и даже пятый варианты, но мне не хватит опыта, знаний и фантазии, чтобы представить, как еще могут развиваться события. Но одно известно точно: инспектор Робертсон сделает все, чтобы меня обвинили. Ему ведь так хочется премию. Сама слышала, как жаловался магу, что финансы поют романсы, тесть уменьшил сумму, которую зять мог ежемесячно изымать из приданого жены, а денежное вознаграждение на работе светит в случае успешного раскрытия еще хотя бы одного дела. Вспомнилось расхожее выражение, которое любили повторять в рабочем районе: «Если у тебя нет особняка – ты виноват, если нет магии и особняка – виноват вдвойне». Ни магии, ни особняка у меня нет. Значит, надо сделать все, чтобы досточтимый инспектор остался без дополнительных финансовых вливаний. Только вот как? Навестить старшего инспектора. Пусть узнает, как работает подчиненный! Надеюсь, фальшивомонетчик прав и, если полиция откопает лорда Вернона, тот постарается убедить стражей порядка, что они ошиблись и это не он захаживал в наш дом несколько лет назад. Он ведь лорд! А тут порочащая связь с потенциальной преступницей вырисовывается. Закончила импровизированный осмотр места преступления, когда первые солнечные лучи заглянули в разбитое окно, напоминая, что защита от холода на доме, конечно, стоит, но неплохо бы дыру в стекле закрыть. Прошла на кухню, отыскала прозрачную пленку для оборачивания мелких предметов. Почему раньше не вспомнила? Обмотав туфли пленкой, старательно затянула дыру в стекле, закрепив ее на раме швейными булавками. Мимоходом посмотрела на увитую цветущими розами шпалеру, придвинутую к окну. После вихря и снега растения выглядели на удивление свежими, кажется, даже пара бутонов распустилась. Невероятно живучая гадость! Досталась она мне от бывших хозяев. Вытащить сама огромный контейнер из дома не могла. Лишних денег, чтобы нанять кого-нибудь, не водилось. Да и жалко было выставлять колючую красоту на улицу. Хотя вначале, когда постоянно цеплялась за розы, проходя мимо, желание было просто непреодолимым. А теперь к ним привыкла, что ли. Розы напоминали меня, такие же упрямые. В спальню почти вползла. Едва голова коснулась подушки, как провалилась в темный омут сна. Сложно спать, когда над ухом кто-то смачно чавкает. Вдохновенно, с расстановкой что-то жует, и это у него выходит настолько аппетитно, прямо хочется присоединиться. Все бы ничего, но у меня некому чавкать! Резко сев на кровати, я попыталась сделать сразу несколько дел. Проснуться, понять, почему темно, зажечь торшер и дотянуться до скалки, которую взяла взамен оставленной на месте преступления кочерги. Но вместо деревянной ручки оружия, спрятанного под второй подушкой, пальцы наткнулись на чью-то шерсть. Заорав благим матом, я откатилась в сторону, дернула шнурок торшера и свалилась на пол, повторно ушибив руку и бок об угол тумбочки. С кровати донеслось вопросительное фырканье, потом в круге света покосившегося абажура показалась рысь! Дамы любили заводить экзотических питомцев, часто гуляли с ними по улицам города, и я прекрасно знала, как она выглядит. А еще отлично помнила, что светло-рыжий зверь с забавными бакенбардами на квадратной морде и смешными кисточками на ушах – опасный хищник. Пока я, замерев, судорожно соображала, как бы незаметно покинуть спальню, рысь покрутила головой, точно оценивая, насколько сильно пострадала хозяйка дома при шумном пробуждении, потом снова фыркнула. Развернулась тылом (таки кот) и вернулась… вернулся к разодранному пакету, лежащему на кровати. Пирожков в нем уже не осталось, поэтому наглый кошара начал шумно лизать бумагу, всем видом показывая, что он домашний и голодный, а я такая нехорошая. Не бегу тискать и вопить, какой он милый, а сижу на ковре и растерянно тереблю полочку рубашки пижамы. Вот это наглость! Мало того что как-то сумел открыть морозильный шкаф и непонятно зачем притащил пакет в спальню, так еще и все сожрал, троглодит усатый! – Уф? – грустно выдал пушистый нахал, двигая в моем направлении обслюнявленные остатки пакета. Дескать, угости, хозяйка! Нападать кот, видимо, не собирался и вел себя на удивление разумно. Достал пакет из морозильного шкафа, принес в спальню. Либо его хозяева экономили на слугах и выдрессировали животинку подавать завтрак в постель, либо… Я внимательней осмотрела кота. Пушистый, светло-рыжий с темными пятнами. Кончики ушей и короткого хвоста черные. Большой. Морда умная. Да и пирожки сожрал все. И с мясом, и с капустой, и с вишневым вареньем. Если капусту он и мог с голодухи принять за траву, варенье кошки точно не едят. Была бы магом, наверняка смогла бы определить, двуликий у меня тут дожевывает бумажный пакет или все же кот. – А ты, случайно, не оборотень? Кот никак не отреагировал, продолжая смотреть голодными глазами. Или он обычный, или в мою спальню пробралась наглая особь мужского пола, которая по непонятной причине решила прикинуться домашним питомцем. Только вот оборотни весьма состоятельны, связей и знакомств у них хватает. Окажись они в беде, желающих помочь было бы хоть отбавляй. Зачем кому-то из двуликих лезть в дом скромной сотрудницы мелкой конторы? Вспомнился рыжий лорд из булочной. Такой же наглый взгляд. Покосилась на кота. Не похож. Тот вроде бы темнее был. Вроде бы. Хотя кто их, оборотней, знает. Может, для них нормально быть светлее в зверином облике? Пока размышляла, коту надоело ждать. Мягко спрыгнув с кровати, он потерся головой о мое плечо, чуть не уронив на пол. Громко заурчал и снова боднул с другой стороны. Меня весьма настойчиво пытались подтолкнуть к двери. Пришлось подняться и отправиться на кухню. Не стала зажигать люстру в целях экономии магического заряда в осветительных шарах. Полный комплект освещения тоже достался по наследству. Только вот не уверена, что моего гонорара достаточно на повторную зарядку. Сведений, на какое время хватит накопителей, бывший хозяин, естественно, не оставил. Поэтому я запаслась свечами, парой масляных ламп и старалась зажигать не больше одного осветительного прибора на комнату. Включив бра на стене, я замерла с открытым ртом. Нет, ко мне забрался не оборотень и даже не кот, а свинья! Содержимое кухонных шкафов валялось на полу, посуда, выставленная на просушку и прикрытая полотенцем, была разбита. Морозильник распахнут, скромные запасы надкусаны. В мойке включен кран и бежит вода. Не по вкусу ушастому чудовищу пришлись только крупы, банки с ними сиротливо лежали на столешнице. Пара треснула! И тут кот снова подтолкнул головой под колено. Метла, ручку которой слегка погрызли и о которую немного поточили когти, удобно оказалась под рукой. – А ну выметайся! – Мяу! Усатый вредитель одним прыжком перелетел через кухню, чуть не попал лапой в мойку. И попытался забраться на полку шкафа. Ну да! Влезла только голова. Остальному досталось метлой. Чудище оскорбленно завопило и заметалось по комнате. Опрокинуло тяжелый обеденный стол, оттолкнувшись от него в прыжке, чуть не прибило меня. И с воем вылетело из кухни. Гостиную и спальню закрыла. Вторая спальня давно заперта, я сложила туда те вещи бывших хозяев, что было жалко отправлять на чердак. Дверь в уборную, совмещенную с ванной, пряталась за фальшпанелью. Я и сама не сразу поняла, что тут есть удобства. В общем, оставались чердак или улица, замок на входной двери сломала доблестная полиция, и сейчас ее чисто символически подпирал стул. Вряд ли любитель кухонных шкафов не смог бы его отпихнуть. Но конечно же свинья кошачьей национальности не хотела на мороз и ринулась на чердак. – Стоять! Кыш! Брысь! – Я пыталась согнать кота, ожесточенно штурмующего головой люк. И в эпический момент, когда наконец удалось спихнуть пушистого безобразника метлой, стул с грохотом отлетел от двери. – Мисс? С вами все в порядке? – Натан Мерл быстро сменил боевую стойку на расслабленную позу заглянувшего на огонек соседа. Маг фривольно прислонился плечом к дверному косяку. В распахнутом полушубке, сшитом на манер северных народов мехом внутрь, и вязаном свитере он выглядел более гармонично, чем в строгом пальто. Пожалуй, теперь не хватало щетины на щеках. Помолодевший после изничтожения растительности на лице Мерл все так же располагал к себе, но, судя по плохо скрываемой улыбке, никак не мог понять, что за нашествие демонов тут случилось, раз хозяйка дома в помятой пижаме, растрепанная, как пугало, схватила метлу и несется на чердак. К слову, маг на кота никак не среагировал, значит, зря я того рыжего лорда подозревала. – Со мной полный порядок! – заверила я, сдувая упавшую на глаза прядь и спускаясь по лестнице. Мерл выразительно посмотрел на метлу в моих руках. – Ах это! Проверяю новую метлу на прочность. Метла, знаете ли, должна быть прочной. – И как? – Весьма и весьма неплохо. Шесть баллов из десяти! – Гм… А зачем вам прочная метла? – Мага веселила абсурдность ситуации. – На случай незваных гостей? – Нет, люблю, когда в доме порядок. Не все метлы выдерживают мое стремление к чистоте. – Ага, а грязные следы на коврах и полу и бедлам в гостиной я как раз собираюсь убрать. Только метлу вначале проверю. – А на случай незваных гостей у меня есть отличная каминная кочерга! Мерл подавился смехом, закашлялся. – Вам рысь, случайно, не нужна? – Есть лишние? – Маг насмешливо покосился на пушистую свинью, с видом примерного котика сидящую в шаге от моих ног. – Есть! Вот, приблудился! Добрый, ласковый, играть любит… С каждым словом кот менялся: прильнул к моей ноге, оскалился, выпустил когти и нагло зафыркал на Мерла! – Я вижу, – хмыкнул маг. – Сама доброта и ласка! – Вы подумайте! Посмотрите, какой он боевой! – с надеждой предложила я. – Лучше себе оставьте. Никаких меток я на нем не вижу, так что вряд ли его будут искать. Ох ты ж! – Точно? – Точно. – Маг показал на шею рыси. – Следов от ошейника тоже нет. Считайте, вам повезло. Очень! Прямо метлой прибить охота того, кто мне это сказал! Дополнительно проверить боевую подругу на прочность. – Вы ему явно нравитесь, а рыси привязаны к тем, кто им симпатичен. К тому же они отличные сторожа. А вам… – Мерл придирчиво оглядел дверной замок, – не помешает защита. Какой заботливый! А то, что я на пропитании усатого вредителя разорюсь, ничего? И вообще, чем советы давать, лучше бы дверной замок починил! – Скажите, а у вас есть нож? – неожиданно спросил маг. – Зачем? У меня же есть рысь! – Замок она вряд ли вам починит. Вроде бы не издевается. – Есть лучше, – оставив метлу в углу, я принесла с кухни потертый ридикюль. Вручила магу свой «набор одинокой мисс», как его назвал старик Сэм, однажды помогавший чинить дверцу на кухне. Открыв сумку, Мерл, успевший снять полушубок и закатать рукава, присвистнул: – Молоток, гвозди, отвертка! И не одна! Шурупы? И вы умеете этим пользоваться? – Шурупы в стены не забиваю, гвозди закручивать отверткой не пытаюсь, – обиделась я. А что такого? Когда ты одна и нет денег, чтобы нанять специалиста, приходится выкручиваться. И вкручивать, и забивать. В конце концов, в библиотеке много разных книг. Можно найти и те, где написано, как починить отвалившуюся дверцу шкафа, например. – Простите, не хотел вас обидеть, – виновато улыбнулся маг. – Не ожидал, что юная мисс может разбираться в мелком бытовом ремонте. Я тихо фыркнула в ответ. Вспомнила, что до сих пор щеголяю в пижаме, и сбежала в спальню. Кот остался сторожить Мерла, по-другому пристальный взгляд желтых глаз истолковать не могла. Вот уж точно, охранник! Взял бы и переключился на мага! Уверена, тому требуется усатый телохранитель! В спальне случился небольшой казус. Я быстро переоделась в домашнее платье, натянула шерстяные чулки и обнаружила, что туфля затерялась под кроватью. Я торопилась, поэтому быстро легла на живот и потянулась за беглянкой. Ладонь что-то укололо, потом пальцы неожиданно засветились белым огнем, и туфля вылетела из-под кровати, подхваченная темным туманом. Следом за ней к моим ногам упала алая роза. Явно одна из тех, что цвели в гостиной. Таких крючковатых колючек на других кустах я не видела, даже когда ходила в городской ботанический сад. На этом непонятное, явно магическое явление закончилось. Немного успокоив сбившееся от испуга дыхание, я осторожно дотронулась пальцем ноги до туфли, готовая отпрыгнуть. Ничего не произошло. Проделала то же самое с розой, но плотный алый бутон признаков жизни не подавал. Мне ведь не почудилось? Нет. Значит, что-то проглядели полицейские в моей гостиной, и оно расползается по дому! Вызвать полицию? Ну да! И дать им неопровержимые доказательства, что я пользуюсь магией, и дополнительный повод покопаться в моем прошлом? О-о-о, у меня же маг дверь чинит! А вдруг он что-то почувствовал? Я тут стою столбом, на обувь и цветочки любуюсь, а там, может, уже патруль ждет! Ведь, как приличный гражданин, Мерл обязан сообщить в полицию о неизвестных магических возмущениях! Наплевав на то, что туфля была весьма живой, я сунула в нее ногу и осторожно выглянула в коридор. Маг, довольно насвистывая незамысловатый мотивчик, возился с замком, усатый троглодит следил за его движениями с подозрением и демонстративно точил когти о ковер. Вредитель! Спокойно, потом ему уши оборву. А сейчас надо как-то намекнуть Мерлу, что я очень благодарна, но пора бы и честь знать. К слову, а который час? Что?! Я зажмурилась, открыла глаза, потерла их руками, надеясь, что наваждение рассеется. Не помогло. Часы у меня в спальне были большие, напольные, со сломанным маятником и вполне рабочим календарем в уголке циферблата. Так вот, именно дата заставила усомниться в собственных глазах. Выходило, что я проспала сутки! Неудивительно, что забравшийся ко мне кот успел оголодать и натворить бед. Кстати, а как рысь попала в дом? Входную дверь до появления Мерла подпирал стул! Но это сейчас не важно! Я в отпуске, так что бояться быть уволенной за прогул не нужно. Касаемо остального… Мерл магию не засек, так? Значит, надо его поскорее выпроводить и наведаться к тетушке Доротее. Она хоть и вредная, но может подсказать что-нибудь дельное. По крайней мере, ее знания в магии не ограничиваются умением вынуть и поставить накопитель! – О! Как вы быстро! – восхитилась я вставшим на место дверным замком. Маг расцвел, аки розы в гостиной. А я поспешно зевнула в ладошку и сонно провела наружной стороной кисти по лбу. Мерл намек понял, тут же засобирался. Уже стоя на пороге, он неожиданно вспомнил: – Вот, вы потеряли, когда мы с вами столкнулись. – И протянул мне вынутый из кармана кругляш накопителя. – Не стоило беспокоиться! – заверила я, забирая его находку. Маг сэкономил мне пару монет, которые пришлось бы заплатить начальству за потерянное имущество фирмы. Интересно, сколько шеф содрал с Мерла за мой адрес? Личные данные и все такое. Вряд ли продешевил, да еще и цену, уверена, набивал, раз маг появился на пороге моего дома через сутки. Я перехватила вопросительный взгляд Мерла. По всей видимости, маг надеялся, что за починку замка и возвращение имущества фирмы, которое он вполне мог оставить собственно фирме в лице ее начальника, я обязана пригласить его на чашку чая. С завтраком. Спасибо, но мне такой радости не надо. – Спасибо за помощь, мистер Мерл, – нейтрально поблагодарила я. – Всего доброго! – попрощался маг. Незаметно проследила за ним, укрывшись за толстой портьерой. Мерл потоптался у крыльца, поглядывая на дверь, словно ждал, что я выскочу следом. Потом запрокинул голову, улыбнулся звездам, не иначе, и, чем-то странно довольный, зашагал по скользкой мостовой к кебу. Занятно, экипаж был летающим. Гибкие, сверкающие сталью в свете фонарей крылья легко подняли его в воздух. Недешево обошлась Мерлу доставка накопителя. Глава 2 Заснеженные улицы проплывали внизу. Стандартное фонарное освещение ближе к центру города сменила праздничная иллюминация. Конечно, до столицы далеко, но иллюзорные еловые ветви, разноцветные звезды и шары на фоне искрящегося снега выглядели весьма привлекательно. Маги постарались на славу. В чем в чем, а в иллюзиях Натан разбирался. А как иначе? Ведь стихии пробудили в нем повелителя разума. До уровня отца его силы недотягивали, чем раздражали оного, однако Александра-младшего все устраивало. Ведь быть специалистом широкого профиля иногда намного выгодней, чем иметь максимум силы в одном узком направлении. Сильный маг иллюзий не может уловить мечтания человека. А способный повелитель снов вряд ли создаст иллюзию. О тех, кто направляет мечты, вообще говорить нечего. Они увидят путь, помогут его изменить, но в остальном абсолютно бесполезны. Натан довольно улыбнулся, вспоминая Вивьен. Если бы мечта отца о могуществе наследника сбылась, он вряд ли заинтересовался бы юной мисс. Девушка удивила Натана. Обычно симпатичные особы, случайно оказавшиеся на его пути, не мечтали поскорее с этого пути убраться и очутиться как можно дальше. А услышав имя, старались выяснить, не забыл ли он добавить к нему слово «лорд». Натан «забывал», эта простая уловка позволяла избавиться от назойливых поклонниц, грезящих о выгодном замужестве. Впрочем, уловка была не одна. Натан часто представлялся неполным именем, оставив фамилию матери и второе имя. Дед получил титул за заслуги перед отечеством, его фамилия была распространенной, а заслуга предка – не столь важной, чтобы о пожалованном дворянстве кричали в газетах. В лицо Натана знали немногие, знакомые, которые были вхожи в дом или попали на его представление королю, так уж вышло. Этим он и пользовался при каждом удобном случае. Все же титул и полное имя сразу заставляли собеседника вести себя иначе, не позволяли узнать истинное лицо человека, отгораживая невидимой стеной условностей. Натан увлекся размышлениями о том, что высшая аристократия обречена видеть искусные маски вместо настоящих лиц, а потом снова вспомнил маленькую мисс. Вивьен не стала строить глазки и уточнять, не забыл ли он сообщить о титуле. Натан не считал себя ловеласом и то, что юной леди он не понравился, принял, но стало любопытно. Девушка его всерьез испугалась, заметив знак стихий на шее (в экипаже было жарко, и Натан сам не понял, как ослабил шейный платок слишком сильно). Простые люди обычно завидовали магам, ведьмам и колдунам, считали несправедливым, что в них стихии пробудили дар. Иногда опасались. Только в совсем бедных кварталах бродили нелепые слухи о злобных магах. Но Натан был уверен, что девушка родом из благополучной семьи, не из аристократии, но состоятельная. Это заметно по манерам, тому, как она себя держала. Хотя белоснежная шубка из меха роанской крысы… он красивый, легкий, ноский и… дешевый. Возможно, юная мисс сбежала из дома, решив доказать семье, что вполне способна обеспечивать себя сама. Добавили интриги мечты Вивьен. Убегая от него, девушка грезила о кресле-качалке и книге. В канун зимних праздников? Юная симпатичная мисс? Да сейчас даже старушки из нищих кварталов мечтают об обновках и гуляниях. Загадки Натан любил. Первым делом узнал, что Вивьен забыла в доме лорда Шалона. У хозяйки дома, естественно. Провел наискучнейший вечер, слушая восторги владельца особняка безупречным вкусом жены, руководившей созданием ледяной статуи в саду. И исподтишка потешался над дочерьми лорда. Девы согласно инструкциям отца, грезившего о Натане в качестве зятя, бросали на гостя томные взгляды и вздыхали. Забавно, но с появлением в жизни Натана Деллы ничего не изменилось, разве что Александр-старший стал более довольным. Девицы, науськанные отцами, все так же строили глазки младшему. Щетина и слегка помятое пальто их не смущали. Леди так страстно мечтали увидеть его большой… банковский счет, что маг пришел к выводу: не зря не стал озабочиваться своим внешним видом. Выглядел он вполне пристойно, будто и не приходилось лазать по обнаруженным под новым предприятием катакомбам почти сутки. На следующий день Натан навестил контору, специализирующуюся на сомнительной ледяной архитектуре, больше напоминающей бред больного мозговой горячкой. Не удержался и немного развлекся за счет прижимистого начальника Вивьен. Мистер Девен упрямо называл поистине астрономическую сумму за «личные данные любимой сотрудницы, о которой он, как порядочный начальник, обязан заботиться и не допускать сомнительных господ с непонятными интересами к юному дарованию». Полноценные кошмары у Натана не выходили, но и не нужно было. Он уловил мечты мистера Девена и изменил их с точностью до наоборот. Пару дней хозяину праздничного агентства снилось, что налоговая служба изымает его имущество в пользу тещи. Дураком Девен не был. Рассказал все, что знал, да еще и извинился за свою плохую память, помешавшую вспомнить, куда он положил папку с личным делом Вивьен. Жизнь Вивьен была проста и тяжела. Дочь рабочих из бедного квартала, сирота. Девушка в поиске лучшей участи устроилась в контору, занимающуюся праздниками. Бралась за любую работу, так как ни образования, ни дара не имела. Откуда у нее манеры и привычка держать себя, осталось для Мерла загадкой. Мистер Девен намекал на некоего тайного покровителя Вивьен, благодаря коему у девушки появились манеры и ей, по словам начальника, удалось снять жилье, правда, не в престижном районе – там находится завод, специализирующийся на магической продукции. Узнав адрес опасного, с точки зрения горожан, учреждения, Натан спрятал улыбку. Воистину, пути стихий неисповедимы. В то, что у девушки есть покровитель, он вначале поверил. Мисс была слишком симпатичной, чтобы оставаться одной. И тогда становится понятно, почему неизвестный мистер, имени которого начальник Вивьен не знал, озаботился ее образованием. Потом Натан вспомнил про ненормированный график работы девушки, ее неправильные мечты и пришел к выводу: либо мистер Девен в отместку за кошмары наврал и вопреки внешности Вивьен одна, либо речь идет не о покровителе. Любовник? Или любимый? Натану захотелось это выяснить. А еще узнать, чем живет девушка, мечтающая о книгах. Причина для визита у него была. Когда кеб подлетал к небольшому симпатичному домику, Натан услышал пронзительный женский крик, потом еще один. Выбив плечом хлипкую дверь, меньше всего ожидал увидеть Вивьен, вооруженную метлой, на чердачной лестнице. И рысь, с обидой глядящую на нее снизу. Разговор и дальнейшие события были верхом абсурда. В итоге Натану предложили забрать весьма агрессивного и, судя по беспорядку в доме, вредного кота, а потом пришлось чинить замок. Хорошо, что в юности Натан в стремлении быть независимым от отца перепробовал множество профессий. Ковыряясь в замке, он постоянно ловил отрывочные мечты девушки, весьма странные и сбивчивые. В кои-то веки пожалел, что его силы не позволяют видеть мечты человека полностью. Направление мыслей Вивьен постоянно менялось. Уловить связь не выходило. Все же люди почти всегда мечтают о чем-то одном. Например, женщина хочет модную вещичку. А значит, мечтает о деньгах, а деньги – это муж, скорее вернувшийся с работы, или любовник, который сделает подарок к празднику. А Вивьен то мечтала, чтобы в доме был порядок, то хотела, чтобы Натан починил замок, потом желала, чтобы ушел. В одном окончательно заинтригованный маг убедился точно: мистер Девен безбожно наврал о покровителе. Если в жизни девушки и есть кто-то, то их связывают не близкие отношения. В мечтах влюбленных, да что там, любовников, постоянно мелькает объект интереса. Натан так ничего и не узнал, зато понял, что ему нравится общество юной мисс. Выйдя из домика Вивьен, Натан посмотрел на небо и усмехнулся своим мыслям, занятым тем, что было бы неплохо снова навестить новоявленную хозяйку рыси. И причина визита уже есть: она совершенно не знает, что делать с питомцем, а если этот повод покажется слишком нарочитым, всегда можно представиться сотрудником завода, у которого стоит домик Вивьен. К слову, не помешало бы нанести туда визит. Натану не давал покоя сбой в магической составляющей оборудования, случившийся на днях. Никаких поломок или проблем с графиком выработки продукции он не принес, но причину так и не установили. А если вспомнить про катакомбы под одной из фабрик… Проверить, да. Подлетая к своему дому, вполне соответствующему статусу успешного нерядового сотрудника завода, Натан усмехнулся, вспомнив, как был недоволен, когда пришлось ехать в Дартфорд перед зимними торжествами. Поездка стала намного интересней благодаря любопытному рабочему, сунувшему нож в трещину фабричной стены и чуть не провалившемуся в узкую штольню, и одной синеглазой мисс, измеряющей прочность метел в баллах. К дому тетушки Доротеи я спешила как на пожар. Ведьма запиралась на ночь так, что пробиться внутрь можно было, только имея отряд королевских солдат под рукой. И то не факт, что гвардейцы победили бы: ведьма была очень старой и прекрасно пользовалась этим, чтобы оправдать некоторые не совсем адекватные поступки. Однажды коммивояжер, сразу не понявший, что престарелая миссис не желает обзавестись новомодным гребнем, сам стукнулся лбом о чугунный бок тяжелого ведьминского котелка. Ведьма же в силу почтенного возраста именно в этот момент задремала. Да, стоя. Да, у двери. На ходу застегивая шубу, я молилась, чтобы она не успела забаррикадироваться. Наглый кот трусил рядом, с интересом поглядывал по сторонам. Почти не увязал в сугробах в отличие от меня. Район у нас хороший, но непрестижный, дворники чистили лишь полосу посередине дороги для наземных экипажей, летучие прекрасно планировали над улицей. В общем, дорога чистилась чисто номинально. Жители, работники мастерских и завода откапывались сами. Или не откапывались. Старая ведьма, например, запасалась на зиму провизией, как бурундук, и вообще из дома не выходила. А узкие, едва заметные тропки проложили ее посетители. Добравшись до заснеженного крылечка, я с облегчением вздохнула. Стеклянное окошко на двери не было закрыто изнутри деревянной ставней. Тетушка Доротея еще не забаррикадировалась! Успела! В ответ на звон дверного колокольчика из недр дома донеслись забористая ругань, потом – быстрый топот (старушка была весьма шустрой особой) и лишь затем по ту сторону покрытого узорами инея стекла появилось морщинистое лицо ведьмы. – А, Вийка! – Тетушка Доротея скривилась, но дверь отперла, цепочку, однако, не сняла. – Чего тебе? – У меня проблема! – Кот толкнул меня под колено, так, что чуть не села в сугроб. – Это не проблема, это кошак! Накорми его, и будет как собака бегать! – отмахнулась от меня ведьма, собираясь закрыть дверь. – Это не он проблема, а… – Я осеклась, заметив за спиной старухи движение. Секунда, и возмущенно забурчавшую старушку отодвинули. Вначале я узрела широкую смуглую, явно мужскую грудь, старательно прикрываемую тонкой, наспех надетой и наполовину застегнутой батистовой рубашкой. Повязанный на, так сказать, обнаженную, весьма мощную шею платок, надежно скрывший, как мне показалось, метку стихии. И лишь потом сообразила, что обладатель всего перечисленного очень высок. Вот так встреча! Глядя на страшно довольную физиономию рыжего лорда, которому пришлось пригнуться, чтобы выглянуть наружу – и как он за маленьким столиком в булочной сложился-то? – я поспешно заверила: – Вы правы, тетушка, ничего срочного! Я завтра приду! Резко развернулась. А потом был сугроб. Не учла, что один кот боевой породы решит выскочить вперед и случайно снесет меня с ног. – А ну кыш, усатый! Только попробуй цапнуть, вмиг усы обстригу! – насмешливо хмыкнуло над головой, и меня выдернули из снега. – Что ж вы так, мисс? Не ушиблись? – Рыжий лорд заботливо отряхнул снег с моей одежды. Вблизи он оказался еще выше. – Только попробуй, хвост откручу! – грозно пообещал он, покосившись на кота. Ага, так его и послушали! – Стой! – Я вцепилась в пушистый загривок. Помогло слабо. Кот мне достался крупный, упитанный и упрямый как осел. Не обращая внимания на меня, он целенаправленно двигался в сторону ноги лорда, оскалив клыки и выпустив когти. То, что может и мне прилететь, старалась не думать. Мне только нападения на лорда не хватало! – Кыш, брысь! Место! Да чтоб тебя! Откуда ты такой на мою голову взялся?! – Сидеть! – неожиданно рявкнул на всю улицу лорд. Мы и сели. Я и ведьма. Я – в сугроб. Тетушка Доротея – на подставку для обуви. А кот с радостным рыком вцепился в штанину рыжего. Она ему, видимо, не понравилась, потому что не успела я моргнуть, как лорд покатился по снегу, пытаясь сбросить с себя рысь. «Мисс Брукс показалось мало темного ритуала, и она решила напасть на проходившего мимо лорда в переулке! Естественно, темном!» – промелькнула перед глазами выдержка из будущего рапорта полицейского. Я поспешно расстегнула пуговицы шубы. Скорей-скорей! Пока кот не откусил лорду что-нибудь важное! Замахнулась шубой, собираясь накрыть голову рыси и оттащить от рыжего, и не успела. Кот с диким мяуканьем отлетел на пару ярдов и утонул в большом сугробе, а на меня глянул огромный зверь, на золотой шерсти которого серебрились снежинки. Голова орла, тело и лапы льва, распахнутые крылья, перья шириной в полторы мои ладони. Грифон. – Двуликий! Обманул, паразит! – «обрадованно» взвизгнула ведьма. – Чуяла: что-то неладно! Надо было деньги вперед брать! – погрозила кулаком грифону старуха и захлопнула дверь. Изнутри донеслось злое бурчание, скрип запираемых замков, стук ставен. Оборотней тетушка Доротея на дух не переносит. В молодости была у нее любовь с одним двуликим, но не сложилось. Его род не захотел принять скромную ведьмочку. – Мисс? Не одолжите вашу шубу? Пока я следила за ведьмой, грифон обернулся человеком и, обнаружив, что одежда превратилась в гору лоскутов, укрылся за высоким сугробом. Я молча протянула шубу, недовольно глянула на отряхивающегося от снега кота, занявшего позицию между мной и рыжим и, приглашая, махнула грифону рукой: – Пойдемте! Я живу тут недалеко. Может, найду вам что-нибудь из одежды. – Был бы премного благодарен! – церемонно отозвался грифон. И мы зашагали по узкой тропинке. Я, зябко ежась. Рядом – рысь, с подозрением поглядывающая на грифона. И чуть поодаль – лорд, обернувший мою шубу вокруг бедер. Насчет метки стихий я не ошиблась. Она имелась. Правда, не успела разглядеть, что там было изображено. Некогда рисунки изучать. Меня синяки и ссадины рыжего занимали. К счастью, рыси не удалось навредить лорду. Конечно, несколько ушибов выглядели неприятно, особенно тот, что на плече. Но рыжий – оборотень, а у них отличная регенерация, по крайней мере, так все считают. Угораздило же меня! Мало того что оборотень, еще и маг! – Вот скажи, зачем ты на него напал? – сквозь зубы прошептала я, зарываясь пальцами в теплый мех рыси, старательно льнущей к моему боку. Кот тихо рыкнул в ответ. – Он понял, что я оборотень. Ваша ведьма нас не жалует, пришлось воспользоваться амулетом. – Грифон громко хмыкнул. – Даже одежду на простую сменил, чтобы она не поняла. А ваш защитник все равно разобрался, кто я. – Он неожиданно похвалил: – Молодец! Зовут-то его как? – Его не зовут, сам приходит! – усмехнулась я, глядя, как кот гордо задрал голову и короткий хвост. – Я еще не придумала ему кличку. – Чад! – подсказал грифон. – Защитник. Рыси кличка понравилась, морда стала довольной, и кот больше на грифона не косился, прицеливаясь к голому колену. Чад так Чад. Когда светит обвинение в нападении на лорда, кличка рыси становится последним, что тебя будет волновать. Как и то, зачем грифон маскировался под человека. В дом Чад проскользнул первым, и когда мы с одетым в мою шубу лордом вошли в теплое помещение, уже носился по комнатам, к чему-то прислушиваясь. Лорд забавно склонил голову набок, прищурился, а потом экспертно сообщил: – Мышкует! Хорошо, что я стояла вполоборота, размышляя, куда лучше отвести гостя: на разгромленную кухню или в спальню, где кот не успел сильно нахулиганить. Чудом удалось скрыть удивление. Мыши? У меня? Только если они устойчивы к магии. Защита от грызунов и прочих напастей мне тоже досталась от бывших хозяев. И, судя по ровному свету артефакта на стене, она работала. Вспомнилась ползучая роза, появилось желание как можно быстрее выпроводить лорда. – Проходите! – Я показала на дверь кухни. Там хоть и бардак, зато никаких неправильных мыслей в голове гостя не возникнет. Лучше я буду неряхой, чем девицей, решившей загладить вину кота в спальне. Пока грифон топтался на пороге, разглядывая погром, устроенный рысью, я отправилась во вторую спальню. В комнате было прохладно. Когда поняла, что это помещение будет нежилым, попросила Дамиана, нашего штатного мага, перенастроить систему отопления на минимум. Я сложила сюда те вещи хозяев дома, которые было жаль отправлять на чердак. Потирая замерзшие на морозе ладони, пробралась к шкафу, где висели личные вещи. Судя по ним, тут доживал свой век старик. Конечно, на плечистого и высокого грифона его рубашку и штаны будет сложно натянуть, но это лучше, чем идти в женской шубе вместо набедренной повязки. Сложив одежду в узел, я оглядела полупустой шкаф. Потом – комнату. Давно сюда не заходила. Сейчас даже и не вспомню, что и где укрыто старыми простынями. Раньше тут было больше вещей. Что-то пожертвовала храму в честь праздников, что-то – забравшимся в дом бродягам, что-то продала, чтобы оплатить взнос за дом, когда мистер Девен задержал жалованье на полтора месяца. Хорошо, что я не последовала совету коллег и не отвезла лишнее имущество перекупщикам. После фокуса родителей с Золотой Мадам мне было очень плохо. Потребовалось время, чтобы хоть немного успокоиться. Вещи же создавали ощущение семьи, несколько месяцев я представляла, что со мной живет дедушка. Настоящий, добрый, участливый. Потом поняла, что это было глупостью. Но ведь глупость помогла? – Мяу? – Чад потерся головой о мою руку. Что это я раскисла? Мне надо грифона одевать, а потом извиняться. На кухне я застала весьма забавную картинку. Грифон, оставив мою шубу на спинке стула, соорудил из нескольких кухонных полотенец нечто вроде юбки. Вооружившись еще одним и лопаточкой, что-то деловито помешивал в кастрюле. Вид он имел крайне неодетый. Хорошо хоть я любила большие кухонные полотенца и не падала в обморок от господ самого неприличного облика. В одной из деревень, где мы жили, стоял гарнизон солдат. Командир любил устраивать пробежки по извилистым тропкам, серпантином поднимавшимся на вершину горы. Чтобы не допустить порчи обмундирования в случае падения, спринтеры раздевались до подштанников. Надо ли говорить, что их порицали, обзывали развратниками? Однако в зарослях у начала тропы случался ежедневный аншлаг. Женская половина деревеньки с удовольствием глазела на солдат. Мне было четырнадцать, меня как раз начали интересовать мальчики, и я тоже бегала к тропе. Но по сравнению с грифоном мускулистые служаки выглядели тощими хлюпиками. Только вот вместо восторженных ахов в моей голове крутились откровенно бредовые вопросы. Сколько ткани ему на рубашку нужно? А как он в экипаже ездит, наверное, неудобно? Хотя посмотреть тут определенно было на что… – Ты не против? – Маг перешел на «ты». В нашей ситуации это было естественно. Хотя я вначале предпочла бы узнать имя того, кто тут довольно щурит зеленые глаза над моей кашей. – Я тут кашу нашел. И масло, – продолжая колдовать над плитой, через плечо пояснил он. – Нет, не против. – Я пододвинула свободный стул и положила одежду. – Будет мало, но лучше так, чем… – развела руками, разглядывая грудь грифона. Красавец, но меня больше интересовала метка стихий. – Огонь, – лукаво подмигнул грифон. – Могу разжечь костер, могу поле спалить. Забавно, двуликий не хвастался, а констатировал факт. – Так, держи, помешивай медленно. – Мне вручили лопаточку и, аккуратно взяв за плечи, передвинули к кастрюле. Переодеваться грифон отправился за дверь. – Эрик! – представился он, шурша тканью. – Если точнее – лорд Эрик Дарнелл. Я усмехнулась. Что-то не то творится в мире! Лорд кашеварит на моей кухне, маг чинит замки. – Можешь звать меня Эриком, и без всех этих «мой лорд». Судя по всему, заявление в полицию грифон писать не будет. Хорошо. Надеюсь, на свидание мне с ним за это идти не придется? Нет, лорд весьма привлекательный двуликий, но у меня и без него проблем выше крыши. Одно дело – неделю повторять Дамиану, что за настройку отопления я заплатила ему деньгами и не собираюсь благодарить еще и иным способом. Другое – Эрик. Это сейчас он сделал вид, что все нормально. А вдруг потом вспомнит? Вот этого мне не нужно. – Как скажешь, Эрик, – согласно кивнула я своим мыслям, помешала кашу. Перехватила голодный взгляд Чада, забравшегося на стул и растопырившего усы от вкусного аромата почти готовой перловки. – Ты уже ел! – ответила я наглому коту. – Вначале гости, потом рыси. Вспомнила, что так и не представилась, и исправила свой промах: – Вивьен Брукс. Можно Вивьен… Кхм… Эрик, пригнувшись, вошел в комнату. Как он натянул вещи, осталось для меня загадкой. Но больше было интересно, почему они еще не расползлись по швам. – Я их немного зачаровал, получилось, скажем так, не очень, я ведь не колдун, а оборотень все-таки, – пояснил грифон, пытаясь натянуть рукава рубашки ниже локтя. – Но, к сожалению, в длину вещи не тянутся. Вызовешь мне кеб? Взяв тарелки, грифон начал раскладывать кашу. Себе, мне и Чаду, так и не слезшему со стула. – Сейчас схожу. – Погоди! У тебя нет зеркала? Я пожала плечами. Эрик отложил ложку, отставил кастрюлю, задумчиво почесал пальцем кончик носа. – Садись, я сам схожу. Куда идти? – Мне несложно. К тому же я виновата, – кивком указала на уткнувшегося в одну из тарелок Чада. Лучше сразу разобраться, чем потом гадать, не решит ли грифон вспомнить о происшествии у дома ведьмы. – Скажи сразу, сколько я тебе должна за испорченную одежду и… моральный ущерб. – Ущерб? Моральный? – Зеленые глаза грифона превратились в две ехидно поблескивающие щелочки. Злится? Почему? – Мне? Ущерб? – повторил он уже спокойнее. Я согласно закивала. – Гм… – Меня смерили задумчивым взглядом. Я приготовилась объяснять, что свидания в компенсацию не входят. Вот такая я неправильная мисс. Не иду простым путем: хлопать ресницами не люблю, как и делать вид, что безумно рада провести несколько скучных часов в обществе выгодного мистера, пусть и весьма обаятельного. – Вот это за одежду! – Грифон демонстративно воткнул ложку в густую кашу, его явно забавляла ситуация. – А что касается морального ущерба, пообещай, что никому не расскажешь, как я в снегу с твоим котом кувыркался. Меня же засмеют! Не смог отбиться от обычной рыси! Я же двуликий, демон меня побери! Грифон! А тут обычная рысь на лопатки уложила! Чад оторвал от тарелки испачканную кашей морду и оскалился. Дескать, он не обычная, а очень боевая рысь! Меня условия Эрика устраивали. Довольно заулыбавшись, собралась предложить ему добавки, как грифон объявил, старательно собирая ложкой остатки каши: – Ну не на свидание же тебя приглашать? – а затем добавил: – Потом обязательно приглашу! Днем, в своей одежде и без котов. Шутка вроде, а смотрит хитро. – Я не хожу на свидания, – пояснила я. – У? Да? – Эрик забрал кастрюлю и разделил остатки каши между собой и Чадом. Тот даже забыл, что рычал на него, поддерживая мое возмущение. – Это ты меня плохо знаешь. На редкость самоуверенный тип. Увы! Тот самый случай, когда первое впечатление верно. – И, Вивьен, я не хожу на свидания с девушками в оплату долгов. – Грифон отставил тарелку. – Куда идти? У кого есть зеркало? Я добавила к наряду Эрика плащ, тоже оказавшийся коротким, и домашние тапочки без задников. Маг заверил, что огонь в его крови поможет не отморозить ступни. Надела шубу, и мы пошли в швейную мастерскую. Эрик рвался навестить дам без меня, не хотел отпускать обратно одну. Утверждал, что работницы совершенно не удивятся, увидев на пороге мужчину в одежде с чужого плеча и тапках на босу ногу. То, что сейчас почти полночь, его ничуть не смущало. Объевшийся кот лениво трусил следом. В мастерской случился небольшой переполох. Швеи младше сорока под разными предлогами заглядывали в кабинет, где было зеркало. Старшая смены, почтенная, глубоко замужняя матрона, вначале отнеслась к такому любопытству с пониманием, потом не выдержала и заявила, что следующий, кто забыл в кабинете начальника подушечку для булавок, сошьет новые для всей мастерской! Я была ей благодарна. Откровенно раздражали полные зависти взгляды и ехидные смешки. Эрик не обращал на них никакого внимания. Зеркало барахлило, и маг пытался настроить его вначале как полагается, потом народным методом: постучав о стол. Чаду вообще не было дела до перешептываний в коридоре. Кот занял хозяйский диван в углу и дремал. – Вот же хлам! – Грифон продемонстрировал нам с главной мастерицей тускло мерцающую белым светом поверхность. – Мисс Брукс. На людях маг обращался ко мне официально, за что ему спасибо. И так вон швеи все кости уже перемыли! – У кого тут еще есть зеркало? – отложив бесполезный артефакт, спросил Эрик. Я беспомощно развела руками. Соседей знаю плохо, все время занимает работа, а выходных у меня не бывало. Потому и удивилась, что мистер Девен разрешил взять отпуск. С надеждой повернулась к мастерице. – До утра не найти. Спят все уже, – сочувствуя, покачала она головой. И нас поспешно выпроводили из мастерской. Снаружи оказалось мокро, холодно и скользко. Видимо, у кого-то из богов было совсем отвратительное настроение, потому что на город обрушился самый настоящий ливень! Все вокруг моментально покрылось толстой ледяной коркой. Сугробы превратились в сверкающие гладкие горки. Фонари обзавелись причудливыми гирляндами из сосулек. И света было почти не видно – стекла тоже затянуло льдом. Как и шерсть Чада, волосы и плечи Эрика и капюшон моей шубы. Толстая подошва зимних сапог не спасала, ноги разъезжались. Сюда бы терки из дома! В нашем северном городке гололеды случались регулярно, а чистили от наледи в первую очередь главные улицы и богатые кварталы. Остальные приспосабливали подручные средства. Привязанные к обуви терки были одним из самых простых и верных. У меня тоже водилась парочка старых и погнутых. Однако глядя на творящееся вокруг погодное безобразие, я начинала сомневаться, что терки тут помогут. Здесь настоящие коньки нужны! – Приютишь до утра? – Грифон подхватил меня под локоть, не дав растянуться на ступеньках. – Конечно. Оставить мага на улице не позволяла совесть. В такую погоду никакие крылья не помогут, да и магия, я так подозреваю. Жаль, сразу не вспомнила, что у моего нового знакомого они есть. Столько всего навалилось. Только вот вопрос: почему сам грифон забыл о крыльях и сразу не улетел? И тут я обнаружила, что скважина замка заледенела и ключ попросту некуда вставлять. – Давай помогу. Эрик приложил ладонь к замку. Пальцы слабо засветились, по коже рыжего побежали маленькие алые огоньки. Потом ярко полыхнуло и запахло горелым деревом. Грифон тихо выругался. – Завтра приглашу мастера! – поспешно пообещал он, пока я, глядя на прожженную в двери дыру в форме ладони, подбирала приличные слова, чтобы не получить обвинения в оскорблении одного переусердствовавшего с магией лорда. – Побочное действие амулета. Извини, забыл. Я медленно выдохнула… вдохнула. Я спокойна! Просто теперь вид моей двери соответствует царящему внутри бардаку. Потянула на себя Чада, в обледеневший загривок которого успела вцепиться, не дав возмущенному порчей имущества коту покусать косорукого мага. – Какие-то еще побочные эффекты имеются? Лучше скажи сразу, пока мы не вошли в дом, – почти спокойно уточнила я. – Летать сейчас не могу, с обонянием проблемы. – Эрик открыл дверь, галантно пропустил меня вперед. – Обещаю не пытаться летать по дому и никого не нюхать, – шутливо закончил он. Мы с Чадом дружно фыркнули. Отряхнувшись ото льда и оставив верхнюю одежду на вешалке, мы с грифоном отправились на кухню. Чад остался портить метлу, очень ему понравилось грызть ее ручку. Поставив на плиту чайник, я озадачилась размещением нежданного гостя. Было всего два варианта: отдать Эрику спальню или отыскать в хозяйских вещах софу и оставить его на кухне. И все равно выходило, что на кухне сплю я. Потому что софа была… небольшой, и вообще, прежде чем селить сюда кого-то, надо прибраться. Вспомнилась ползучая роза из спальни. Хочется верить, что, пока Эрик там будет, ничего подобного не появится. Налив гостю чая, я отправилась инспектировать спальню на предмет магических аномалий. Ничего такого не нашла. Убрала пакет из-под пирожков, поправила торшер, перестелила постель, забрала свою пижаму и домашний халат. Эрик попытался отказаться от чести спать в девичьей опочивальне. Рвался обосноваться в гостиной. Пришлось соврать, что там у меня бесконечный ремонт. Но так просто сдаваться грифон не привык. Он решил ночевать на кухне! – Беспорядок? Ну и что? Сейчас уберем! – на редкость упрямый лорд! В уборке Эрик и Чад принимали самое активное участие. Вначале грифон бодро осваивал искусство махать веником, потом – основы расстановки по полкам банок с крупами. По его словам, это было сложнее, чем научиться владеть магией. Кот же учился не путаться под ногами и не лезть, куда не просят. Пара оттоптанных мной и Эриком лап, один обваренный горячей водой любопытный кошачий нос, и Чад скромно сидит в углу, внимательно следя за нами. Спокойно сидеть ему скучно, поэтому каждое наше действие сопровождается мяуканьем или фырканьем. – Еще немного – и он заговорит! – усмехнулся Эрик, старательно протирая вымытую тарелку полотенцем. – Было бы неплохо! Тогда я хотя бы узнала, откуда он взялся. – А ты не знаешь? – Нет, приблудился… – поняв, что случайно проговорилась, я исправилась: – Сидел на крыльце. Натан… знакомый маг… сказал: на нем нет меток и следов от ошейника. – Подарок от поклонника? – сверкнув глазами, предположил грифон. – Я его понимаю, ты живешь одна, а Чад хоть и безобразник, но охраняет хорошо. Молодой пока, хулиганистый, а подрастет – будет отличный защитник. – Вряд ли от поклонника, – сухо ответила я. – Я не принимаю подарков, они обязывают. Эрик прав, Чад вполне может оказаться подарком. Хоть бы это было не так! За полдня я успела привыкнуть к рыси и даже смирилась с тем, что меня будут объедать. А если он чей-то дар, придется вернуть или возместить стоимость кота. Вексель на оплату отпуска лежал в моей сумочке. Вместе с небольшими сбережениями должно хватить и на погашение части кредита, и на рысь. Я надеюсь. – А если подарок сделан от чистого сердца? Просто так? – Грифон вытер руки и задумчиво склонил голову набок. – А разве так бывает? – Улыбка должна была быть веселой, но вышла немного грустной. – О! Еще как бывает! – заверил Эрик. Не стала его переубеждать. Он ведь вырос в особняке, а не в рабочем квартале. Дружными усилиями мы привели кухню и затоптанную полицейскими парадную в божеский вид. Софа нашлась в дальнем углу закрытой комнаты. Когда-то она стояла у камина, рядом с креслом. Убрала, потому что разросшаяся роза не давала нормально поставить кресло-качалку. – А ничего пошире нет? – с сомнением разглядывая узкое и короткое спальное место, спросил Эрик. Диван. Но он в гостиной, а там вроде как преступление совершилось. – Нет. Поэтому я предложила тебе лечь в спальне. – А может, вместе? – Вместе что? – Хитринка во взгляде грифона мне не понравилась. – Вместе в спальне? Во-первых, это неприлично. Во-вторых, у меня не настолько широкая кровать. Эрик под сердитое рычание Чада громко хмыкнул. Выдвинул софу на середину кухни и попытался улечься. Даже сложившись пополам, он не помещался. Свалившись на пол под радостное мяуканье кота, грифон неохотно согласился: – Хорошо! Иду в спальню! Перед тем как туда отправиться, грифон решил посетить уборную. Попросил комплект полотенец и что-то вроде халата. Как он протискивался в низкую узкую дверь – отдельная история. – Прибил бы того гнома, что это делал! – бурчал он, закрывая дверь. Почти сразу внутри загрохотало, кажется, шкафчик уже не висит на стене, а лежит в небольшой медной лохани, установленной вместо ванны. – Я приведу мастера! – донеслось из-за двери, последовал звук удара. – Я сейчас все выровняю! Лишь бы после дождя, превратившего город в каток, не начался буран! Оказывается, не только рысь в доме – то еще удовольствие, с ролью разрушителя вполне может справиться высокий крепкий мужчина, привыкший к простору особняка! Радует, что дом у меня старый, один из тех, что построили первые поселенцы, потолки высокие, наружные стены толстые, каменные, так просто не разрушишь. А что касается дверных косяков, внутренних перегородок, полок и прочего – их можно починить. Жаль, обещанных лордом мастеров я не могу пустить даже на порог – вдруг заметят то, что осталось после ритуала. Кстати, надо бы еще раз осмотреть все, пока Эрик разносит уборную. И в дыру во входной двери затолкать что-нибудь дополнительное: лоскута, что запихнул грифон, явно недостаточно – по ногам сквозняком тянет. Перехватив вопросительный взгляд Чада, я показала на дверь уборной: – Стереги. Должна же быть хоть какая-то польза от кота? Первым делом нашла старый шерстяной платок и затолкала его в дыру, чтобы из двери не дуло. Проверила стул, которым мы ее подперли. Конечно, у меня тут целый грифон и боевая рысь в наличии, но предосторожность лишней не будет. Повторный беглый осмотр комнат никаких результатов не дал. Ни в спальне, ни на кухне, ни в прихожей никакой подозрительной темной субстанции я не нашла. Впрочем, как и ползучих роз. Осторожно заглянула в гостиную. Но там все было по-прежнему: разгром, затертая пентаграмма на полу, похорошевшая роза, тянущая колючие ветки к окну и камину, топлива в котором хватит еще на пару дней. Потом придется опять надевать пакеты или портить место преступления новыми следами. Казалось, кавардак в гостиной – чья-то злая шутка и никакого ритуала не было. Однако шевелящаяся из стороны в сторону кошачья попа утверждала обратное. А на кого это там он прыгать собрался? – Чад, фу! Нельзя! Стой! – запоздало выкрикнула я. – Не поймал! Что, усатый, не достанешь? Закрыв дверь в гостиную, я облегченно вздохнула. Грифон, закутанный в простыню, дразнил кота зажатой в руке тапочкой. Чад грозно топорщил усы, припадал к полу и довольно подпрыгивал, стараясь выхватить добычу из поднятой руки Эрика. Не знала, что рыси – настолько прыгучие существа! Отправив гостя спать, я посетила уборную. Ополоснулась в погнутой и выровненной кулаком лохани. Лежа на софе, пожалела, что не взяла из спальни книги. Время за полночь, а сна – ни в одном глазу. Еще бы! Почти сутки проспала! Повернувшись на бок, я задумчиво окинула взглядом посапывающего Чада, устроившегося на кухонном столе. Обычная рысь. Точно. Натан подтвердил. Да и оборотень наверняка бы почуял двуликого. Или нет? Эрик говорил про какие-то проблемы с обонянием. Может, оно и хорошо, что грифон застрял в моем доме? По крайней мере, наверняка выясню, оборотень Чад или нет? – И все-таки как же ты попал в дом? Кот, естественно, не ответил. Открыл один глаз, зажмурился, аппетитно зевнул и растянулся почти на весь стол. Такое чувство, что он заметно подрос. И шерсть стала светлей. Плохо разглядела? Скорее всего. Вначале испугалась, потом вышла из себя от наглости кота. Не до размеров усатой проблемы было. А цвет шерсти? Грязный был, а пока гулял по снегу и дождю, отмылся? – Ты купаться любишь? – хмыкнула я, следя за довольно прищурившимся Чадом. От немедленной помывки кота спас грифон – побоялась его разбудить. То, что в процессе мытья будет очень шумно, я не сомневалась. Добавив к мысленному списку дел на завтра, где первыми пунктами были выпроводить Эрика и повторно сходить к тетушке Доротее, вымыть рысь, я незаметно для себя задремала. Точнее, погрузилась в странное состояние, нечто среднее между сном и явью. Кухня, освещенная тусклым светом остывающей пластины плиты, кружилась и расплывалась перед глазами. Очертания предметов исчезали, уступая место новому, незнакомому виду… Огромная луна заливала голубым холодным светом крытую каменную галерею. Заставляла серебриться иней и снег на резных арках, в которых почему-то не было стекол, зато имелись живые розы, оплетавшие арки от пола до потолка. Плотно закрытые алые бутоны, колючие ветви, присыпанные снегом листья. Толстые стебли исчезали в клубящемся над полом темном тумане, в котором то и дело вспыхивали белые искры. Красиво и жутко. Оторвавшись от созерцания странного явления над подернутым ледком полом, я выглянула наружу. И задохнулась от восторга. Заснеженные горные пики завораживали. Казалось, место, где я очутилась, висит над извилистым хребтом, напоминающим дракона. Я несколько лет не была в горах. Со времен, когда мы с родителями колесили по стране. Дартфорд находится в стороне от оживленных дорог, но все равно до зимних курортов рукой подать. Бери и поезжай. А зачем? Далекие горные вершины я из родного города вижу. Не понимала восторженных воплей коллег, каждую зиму ездивших посмотреть на пейзажи. Теперь знала, что приводит их в восторг. Я бы очень хотела оказаться в горах на самом деле. Впрочем, сон меня тоже устраивал: красиво и никаких затрат, да и опасностей куда меньше. Словно услышав мои мысли, один из бутонов отломился от стебля и, подхваченный вихрем, скользнул вдоль руки, оцарапав пальцы. Больно не было, только стало немного зябко. А распустившаяся роза закружилась у моего лица, оставляя шлейф алых лепестков. Казалось, она приглашала протянуть руку и взять ее. Вспомнив о странной тьме в спальне, я отдернула пальцы, удивленно отметив, что они вначале вспыхнули белыми огоньками, а потом будто прозрачная темная перчатка появилась. И исчезла. В тот же миг я очнулась сидящей на софе. Алым огоньком тлела остывающая пластина печки. Мерцали глаза Чада. Что это было? Сон? Видение? Я поспешно дотронулась до руки, уколотой розой. Никаких царапин не обнаружила. Огляделась по сторонам, но темнота вокруг была самой обычной. Она не шевелилась и белыми искрами не вспыхивала. Чад вопросительно фыркнул и мотнул головой в сторону подушки. Я тихо ругнулась. На белой ткани темным пятном выделялась роза! Первым желанием было отскочить подальше, но я его поборола и решила мыслить здраво. Роза. Лежит. На моей подушке. Не светится, не летает. Выглядит обычным цветком. Осторожно дотронулась пальцем. Не только выглядит. Это и есть обычный цветок. Вопрос: как она могла сюда попасть? Не сама же приползла из гостиной? Чад сладко потянулся, громко зевнул и подтолкнул мою руку в сторону цветка. – Твои хозяева, что, не только завтрак в постель тебя носить учили? Кот громко фыркнул. Подставил голову под пальцы, требуя похвалы и ласки за цветок. То, что он испортил своими следами место преступления, его не волновало. Что с него возьмешь? Кот ведь? Или нет? – А как ты дверь гостиной открыл? Чад забрался на софу, потерся носом о плечо. Придется идти смотреть. Я откинула одеяло. С опаской опустила ноги на пол. Никаких темных субстанций не появилось. Ничего страшного или необычного не произошло. Нащупала домашние туфли. Накинув халат, потянулась за розой. Роза и роза. Отломлена близко к бутону, на коротком черенке никаких колючек. Обычный цветок. Один из тех, что растут у меня в соседней комнате. Держа розу в руке, направилась к стене, чтобы включить бра. – Тоже бессонница? – На пороге кухни появился Эрик, которому пришлось пригнуться, чтобы не выровнять головой дверной косяк. – А, да! – Я быстро спрятала розу в карман. – Может, чаю? – Глаза грифона светились в темноте, и сейчас они хитро сузились. – Я такого вкусного травяного чаю, как у тебя, никогда не пил! Еще бы, вряд ли в богатых домах подают настой из выращенных в собственном саду трав. – Можно и чаю. – Лучше я выпью лишнюю кружку чаю, чем грифон, страдающий бессонницей, начнет бродить по дому и случайно заглянет в гостиную. Пока кипятила воду и заваривала травяной настой, Эрик, почесывая Чада за ухом, болтал без умолку. Я узнала, что он из рода двуликих из Ранделла. Я плохо разбиралась в географии. Тиарнак, где родители подписали договор, находился по ту сторону гор, фактически на их склонах, маленькое независимое княжество с сильными ледяными магами. В остальном я смутно представляла расположение соседних стран. Мне было достаточно того, что мы со всеми живем в мире. Грифон просветил, что Ранделл – это наши ближайшие западные соседи. У Вэйланда с ними дружеские отношения уже много столетий. Правит одна из кошачьих семей двуликих. Перебрался Эрик в наше королевство недавно. До двадцати одного года обитал в разных учреждениях для детей военных. Отец погиб при исполнении, был офицером. Мать умерла через несколько месяцев. Сироту отдали на попечение короны. Окончив военную академию, Эрик получил наследство, продал, что можно было, и отправился в бессрочное путешествие по горам. Всегда мечтал о них. Любовь, однако, быстро прошла. Нагулявшись по живописным перевалам и налетавшись по долинам, он открыл свое дело. Пару недель назад приобрел дом в столице Вэйланда, но в Клиффорде грифона вряд ли часто будут видеть. Специфика работы. А занимается Эрик решением чужих проблем. Я чуть не поперхнулась чаем, пришлось отставить чашку и сделать вид, что напилась. Мало мне лорда Вернона и полиции, так еще и специалиста по особым поручениям умудрилась в знакомые заполучить! – Так что будут проблемы, обращайся, – подмигнул мне Эрик. – Сделаю все в лучшем виде. Бесплатно, – и заметив, что я поморщилась, вспомнив о сыре в мышеловке, продолжил: – Не веришь, что кто-то может просто так помочь? Я отрицательно покачала головой. – Значит, тебе просто не везло в жизни. Я была не согласна. Мне как раз везло. Иначе сейчас улыбалась бы клиентам Золотой Мадам или сидела в съемной квартире в ожидании лорда, которому была нужна уж точно не в качестве горничной. Зябко передернув плечами, я натолкнулась на серьезный взгляд Эрика. – Не хочешь рассказать о себе? – Нет. – Я долила себе чаю и демонстративно уткнулась в чашку. Грифон лукаво улыбнулся, побарабанил пальцами по столешнице. – А давай я угадаю? – Не стоит, – погладила положившего мне на колено голову Чада. Со своим прошлым я разобралась, и беспокоить его из-за простого любопытства случайного знакомого не собиралась. – Мм, а это вызов! – не пожелал отступать Эрик. Ну и ладно, пусть развлекается, отвечать я ему не собираюсь, чай допью. Грифон задумчиво покрутил головой. – Ты… сирота. Я сделала глоток приятно пахнущего травами напитка, равнодушно пожала плечами. – Ты выросла с дедом… в этом доме… после его смерти пошла работать, так как, кроме дома, он ничего тебе не оставил. Замуж не вышла, потому что… Я насмешливо приподняла бровь. Не знаю, какой из Эрика специалист по особым поручениям, но угадывает он из рук вон плохо. – Потому что был нахальный поклонник, от которого ты смогла избавиться, только подав жалобу в полицию. Ни одного попадания. Если он так же разбирается с деликатными поручениями, то удивительно, что он что-то зарабатывает! – Кажется, дождь закончился! – радостно сообщил Эрик, забавно дернув ухом. Чад тоже прислушался и громко фыркнул. – О, побочные эффекты от амулета исчезли. – Грифон потрогал пальцем кончик носа. Ноздри затрепетали, он покосился на Чада, нахмурился, потом озорно посмотрел на меня. – Твой знакомый маг прав, на рыси нет чужих запахов, только твой, и меток нет. Так что твой поклонник на самом деле беспокоится о твоей безопасности. Я тебя знаю два часа, но и то уже понял, что ты при первом же намеке на дарителя вернешь пушистый подарок. А тебе охрана не повредит. Одна совсем. И защиты на доме почти никакой. Опять он о тайном поклоннике! Кто просил напоминать? Только удалось себя убедить, что Чад не подарок, а каким-то чудом выросшая в городе рысь! – Ага, я прав. Не хмурься. Думаю, его бывший владелец никогда не появится. А если и появится, то не скажет, что это он подарил. А Чад его не выдаст. Да, усатый? Кот согласно заурчал. – Ну, спасибо за чай и крышу над головой, мне пора! – поднимаясь из-за стола, сообщил Эрик. Я запахнула халат и встала со стула. Когда проходили мимо двери гостиной, обнаружилось, что ее исцарапали и не то выгрызли, не то выдавили замок. – И не стыдно тебе? – Я обернулась к пытающемуся слиться со стеной Чаду. – М-да, двери у тебя хлипкие, – оценил проделку кота Эрик. Сунул палец в одну из щелей и присвистнул: – И дюйма нет! Да ее пальцем проткнуть можно! – Мне хватало, – ответила я и мысленно добавила, что до появления всяких усатых двери никто на прочность когтями не проверял. Пальцами тыкать – тем более не пробовал. Пока грифон ничего не сказал и опять не пообещал пригласить мастеров, я отодвинула стул и открыла дверь. Выглядело не слишком вежливо, но двуликий и так злоупотребил моим гостеприимством. Снаружи царили лед и мороз. Дождь заковал улицы в прозрачные доспехи, которые в тусклом свете фонарей сверкали, точно отполированные. Пришлось напомнить себе, что Эрику подвластна магия огня и он ничего не отморозит, пока долетит до съемного флигеля в центре. Попрощавшись, грифон осторожно спустился по ступенькам, помахал мне рукой и взмыл в темное небо уже золотым зверем. Наверняка ему не составит труда долететь до гор… Вот бы увидеть то место из сна… Я сердито тряхнула волосами, отгоняя непрошеные мысли. Какие горы?! Мне почти предъявили обвинение в использовании запрещенной маги! В моем доме творится что-то непонятное! А я о горах думаю! Чад ткнулся головой в ладонь, для этого ему пришлось припасть на передние лапы. Мой кот определенно подрос и посветлел. – Мыться будешь? – все равно я не усну. Чад зарычал, отпрыгнул назад. Войдя внутрь, я обнаружила его на верхней ступеньке лестницы, ведущей на чердак. Судя по воинственному виду, лезть в воду без боя кот не собирался. – Грязного в спальню не пущу! – Чад громко фыркнул. – На кухню – тоже! Не хочешь мыться, сиди в прихожей. Старый коврик с чердака принесу. Кот попытался улечься на ступеньке. Не поместился и кубарем скатился к моим ногам. – Это – да? – усмехнулась я. Чад обиженно пофыркал на лестницу и, гордо задрав голову, промаршировал в угол. И попытался стащить с вешалки мою шубу! – Эй! Не наглей! У меня нет другой шубы! На крыльцо выселю! Кот вопросительно покосился на меня, выпустил когти и поднял лапу. – Только попробуй! Грифон неторопливо набирал высоту. У маскировочного амулета, кроме указанных в инструкции, оказалось несколько пренеприятнейших дополнительных побочных эффектов. После полного отсутствия обоняния ноздри щекотало от обилия запахов. Магия ощущалась как нечто чужеродное. А крылья неприятно ныли, словно были связаны веревками, а теперь вырвались из плена. Вот что значит взять поделку чужого артефактора! Как же не вовремя его подчиненные решили съездить в горы покататься на лыжах. В итоге остался и без артефактора, и без колдуна. Мало того, эти двое умудрились забраться туда, где с их зеркалами нет связи! Пришлось импровизировать. Импровизация не удалась. Ведьма поняла, что он двуликий, и отказалась помогать. А тетушка Доротея, надо заметить, – самая сильная в этом городке. Придется искать другой подход к старушке. Ибо сфера, в которой она разбирается, очень специфична. Конечно, в городке имеются и другие ведьмы. Однако более-менее сильные работают на корону, а остальные – с крупицей дара, их и ведьмами назвать сложно. Неудивительно, что тетушка Доротея весьма широко известная в узких кругах Дартфорда личность. На дух не переносящая двуликих. Придется искать подход. Не лететь же в горы разыскивать лыжников-любителей, проверяя один курорт за другим? Зная подчиненных, Эрик не сомневался, что колдун наверняка уговорил артефактора отклониться от выбранного туристической фирмой маршрута. Проехаться дикарями по горным поселкам. Посмотреть на жизнь гор зимой изнутри. За эту теорию были факты. В отеле сказали, что постояльцы выписались, арендовали сани, работающие с помощью магии, и укатили. Искать их до конца выторгованных у грифона отгулов нет смысла. Да и тратить время на полеты Эрик не мог. До зимних торжеств – всего ничего. А в праздники найти нужных людей станет еще сложнее. Все будут славить богов-покровителей, приносить дары им и стихиям. Проще говоря – пить, гулять и развлекаться. Заказчик и так нервничает. Требует результат. Не хочет понимать, что в их случае отсутствие оного – уже хорошо. Впрочем, кое-что уже есть, но знать лорду-заказчику об этом не стоит. Надо самому вначале разобраться. Эрик расправил крылья, наслаждаясь ветром. От холода защищала магия. Грифон вспомнил о случайно прожженной в двери дома Вивьен дыре. Нужно быстро найти мастера и починить, как обещал, а то девушка и так не верит никому. Воздвигает невидимые стены и держит дистанцию. «Кто же тебя так обидел, девочка? – размышлял он. – Кто-то из близких». Играя в угадайку с Вивьен, Эрик специально рассказал самую явную версию. Как он и предполагал, она среагировала на два пункта – родные и поклонник. С обоими у девушки были связаны не самые радужные воспоминания, и грифону хотелось узнать, что именно случилось. Узнать и доказать Вивьен: не нужно закрываться от всех. Грифон приземлился во дворе дома, где снимал флигель у смешливой вдовушки с полными руками и потрясающей грудью. Войдя внутрь, Эрик сразу почувствовал терпкий запах ее духов и сдобный аромат пышного тела. Он никогда не отказывался от удовольствий, особенно если вторая сторона понимала, что он никому ничего не обещает. Амалия была умной женщиной. Она прекрасно знала, что крылатый постоялец подарит много ласки и страсти, но не более, однако сегодня осталась и без того и без другого. Появившийся на пороге мужчина, от одного вида которого не обделенная вниманием противоположного пола вдовица была готова покраснеть как девочка, мимоходом улыбнулся, подхватил со стула халат и зарылся в бумаги. Амалия было сунулась размять ему уставшие плечи, но, оказавшись рядом, уловила тонкий, едва уловимый аромат розы. Досадливо поджав губы, она пожелала Эрику спокойной ночи. Грифон не остановил. Амалия была умной женщиной. Она быстро сопоставила явно недешевые духи, пахнущие розой, задумчивый вид постояльца и то особое выражение, которое мелькает в глазах мужчин, когда в их жизни появляется та, что задевает не только тело… Амалия это знала, ее муж был таким. Позавидовав неизвестной девушке, она решила порадовать себя сладостями и забыть грифона. А Эрик, зарывшись в бумаги, старательно сопоставлял факты. Простое дело по поиску пропавшего неожиданно обросло новыми деталями. Стало напоминать мозаику, собрать которую ой как непросто, но безумно интересно. Грифон вспомнил про второе, неожиданно свалившееся на голову синеглазое дело, начать раскручивать которое его толкнуло звериное чутье, оно же запутало хозяина, подкинув нечто странное, требующее проверки. Вивьен… Отвлекшись на бумаги, Эрик улыбнулся. В Вивьен каким-то невероятным образом сочетались доброта, отзывчивость и закрытость, настороженность. Она охотно помогала другим и при этом будто ждала удара, не верила, что кто-то может поступить как она сама: просто помочь, без задней мысли или далеко идущих целей. А это было неправильно. Девушки должны улыбаться, радоваться жизни, с надеждой смотреть в будущее, а не зябко пожимать плечами, вцепившись пальцами в шерсть рыси и вспоминая прошлое. Глава 3 Утро началось с розы. Только сегодня Чад к ее появлению никакого отношения не имел. Он дрых на софе у кровати. Мне удалось уговорить его вымыться. Кот стоически выдержал все процедуры, правда, потом заставил перетащить в спальню софу и сейчас тихо мурлыкал во сне, радуя глаз красивой белой шерстью с графитово-рыжими пятнами и полосами. А я, лежа на кровати, успокаивала себя. Масть рыси случайно совпала с цветом волос парня, которого маг хотел принести в жертву. Но Эрик в рыси двуликого не почуял, и Натан – тоже. Чад – умный, сообразительный кот! Именно в этот момент я заметила, как засеребрились солнечные лучи, падающие в окно, потом будто проросли изнутри темными нитями, и в центре черного пучка, висящего над полом, появилась алая роза. Она подплыла к кровати и упала на подушку. Прямо в мою ладонь. Осторожно переложив цветок с руки на наволочку, я медленно отползла. Слезать с кровати не рискнула, помня об оживающих туфлях. Что бы это ни было, оно, похоже, привязалось ко мне. Чаду светящиеся субстанции, превращающиеся в темные нити, розы не подсовывают. Дались им эти цветы! Роза признаков жизни не подавала. От долгого сидения в неудобной позе затекли ноги. Я осторожно пошевелила ступнями и была тут же схвачена за пятку подкравшимся Чадом. – Что ж ты меня от розы не спасал, боевой кот? – отпихивая рукой щекочущего усами ногу Чада, рассмеялась я. Грозно мяукнув, очень боевой кот сиганул на кровать, придавив меня немаленьким весом, сцапал розу и, крутя головой из стороны в сторону, растерзал. – Уф? – Молодец! Всегда мечтала о постели, устланной лепестками роз! – стряхивая с лица оные, хмыкнула я. Правда мечтала. Сейчас кажется, что в другой жизни. Одним из самых теплых детских воспоминаний был маленький городок высоко в горах. Там мы прожили долго и, как мне казалось, были очень счастливы. В том городке, названия которого я даже не помнила, у нас имелся светлый домик, улыбчивые работящие соседи и насмешливые старики, следящие за ребятней. Мы с соседскими девочками часто убегали от них. И, спрятавшись в бурьяне, вслух читали романтические сказки о принцессах. Серенады под окном, букеты экзотических цветов, подвиги. Мечтали стать принцессами. Потом мы переехали, я выросла, и сказка закончилась. В щеку уткнулся теплый нос, отвлекая от безрадостных воспоминаний. – Ты мой хороший… – почесала за большим ухом, улыбнулась озабоченному виду рыси. И охнула, потому что кот решил меня обнять. Улегся сверху, чуть не задавил. Положил голову на плечо и щекотно фыркнул в ухо. – Все! Я спокойна! Слезай! Ну и туша! Желтые глаза хитро сузились – не поверил. И решил действовать наверняка: лизнул шершавым языком в нос. Потом в щеку. Затем начал тыкаться носом в шею, щекоча усами. – Хватит! – в перерывах между приступами смеха взмолилась я, не оставляя попыток оттолкнуть безобразника. – Щекотно! Наконец удалось спихнуть Чада на пол. – Очень надеюсь, что ты все-таки кот! – вытирая слезы, показала я на кровать. – Потому что если это не так, то вы, мистер, просто обязаны на мне жениться! Чад лег на пол, подполз к моей ноге и покаянно уткнулся мордой в пальцы, глаза были хитрющие. Нет, все же кот. Какой мужик будет ползать по полу и баловаться на кровати? Разве только подросток. Нахмурившись, постаралась вспомнить несостоявшуюся жертву запрещенного ритуала. Очень надеюсь, что несостоявшуюся! Тьма, окутывавшая его и мага, помешала разглядеть лица. Честно говоря, кроме цвета волос парня и того, что кинжал был алым, я ничего толком и не разобрала. – Мисс Брукс? – За дверью что-то со стуком упало. – С вами все в порядке? – Да! – Я поспешно набросила халат. Интересно, что в этот раз я потеряла? Натан внимательно изучал дыру в форме мужской ладони на двери. На полу валялся сломанный стул и стояла большая корзина. Увидев последнюю, Чад перестал рычать и начал бочком подбираться к ней. А я с интересом рассматривала Натана. Сегодня он выглядел как управляющий какой-нибудь небольшой фабрики или завода. Пальто из добротной ткани, но старое, кое-где потертое. Та же история – с брюками и сапогами. На щеках – легкая щетина, волосы взъерошены. Будто Мерл торопился, когда собирался. Состоятельный мистер у особняка леди Азалии, свой парень вчера и управляющий сегодня. Метаморфозы мага пробудили любопытство. А какой он на самом деле? С тем же грифоном все было просто и понятно. Даже слишком просто. Пришлось мысленно цыкнуть на не вовремя проснувшийся исследовательский интерес. Не до этого сейчас! Натан и Натан. Эрик и Эрик. Всего лишь знакомые. – На вас напали? – сделал логичный вывод маг, прикладывая к дырке в двери свою ладонь. Размер оказался почти одинаковым. Занятно, рядом с Натаном нет ощущения огромной скалы, могучего утеса, как с Эриком, однако маг всего на голову ниже грифона. Чуть у?же в плечах, жилистей, что ли. Гибче. Двигается быстро и в то же время экономно, со своеобразной грацией. Именно она скрадывает многие моменты, которые с напоминающим медведя Эриком выглядят забавными. – Или это такое своеобразное окошко в двери? – предположил Натан, поняв, что я не тороплюсь с ответом. – Нет, – спрятала я улыбку, вспомнив, как грифон осваивался в доме, хорошо хоть одним «окошком» обошлось. – У меня был гость. У него небольшие проблемы с магией. Ну и что он так смотрит? Да, у меня тоже могут быть гости. – Рад, что вы вызвали родственника. Я бы не отказалась от Эрика в роли родственника. Дядюшки или кузена. Заодно и проблему угрозы свидания решила. Что-то подсказывает: грифон обещание пригласить меня выполнит. И будет непросто. Чем больше мужчина избалован вниманием женщин, тем дольше не хочет принимать элементарную истину, что какая-то мисс не намерена с ним встречаться. – Вы поступили правильно, – похвалил Натан, окончательно записавший грифона ко мне в родственники. – Все же ночевать с таким замком, как у вас, в одиночестве было неразумно. Чад остановил свою пластунскую операцию, целью которой была корзина, и оскорбленно фыркнул. – У меня есть рысь. – Помню, – открыто улыбнулся Натан. – А зачем вы его покрасили? Я, конечно, понимаю, девушки любят приукрашивать своих питомцев. Но это ведь не карманный песик. Вот и отлично! Маг сам подсказал, как объяснить блондинистость моего кота. – Так вышло. Случайно. Пузырьки перепутала, – легкомысленно пожала плачами я. – Зато у него шерсть теперь пушистая. Он даже больше стал казаться. Внушительней. – Я заметил, – что-то прикидывая, уголками губ усмехнулся Натан. Что ж он тянет? Зачем пришел-то? Мне еще кашу варить нам с троглодитом ушастым, а потом к ведьме бежать. Хватит с меня роз! – Я коту мяса привез. – Натан показал на корзину. Вот только мне этого не надо! – На улице – страшный гололед, вы не доберетесь до рынка. А у меня летающий кеб, мне несложно. Благими намерениями, да? Лорд Вернон тоже начинал с безобидных подарков. Маг поморщился, взгляд серых глаз заледенел, словно я его обидела своими мыслями. – Вот счет от мясника. Он вытащил из кармана пальто бумагу и протянул мне. Действительно счет. Только вот сумма… Я подошла к корзине, подняла крышку, отвернула край бумаги. Мясо отличное, свежее. – Мистер Мерл, вы, видимо, перепутали корзинки. За сумму, что указана в счете, вам могли продать хрящи и жилы, а тут отборное мясо. – Для оптовых покупателей скидки, – беззаботно ответил Натан. И, не дав мне возразить, продолжил: – Если не верите, вечером познакомлю вас с мясником, у которого закупает мясо завод. Нет, я не просил мясника сделать скидку для вас. Он сам предложил, когда услышал, что у одной юной мисс появилась чудесная рысь. Не дал ни малейшего повода для отказа. Мясник сам предложил. То есть Мерлу я ничем не обязана. Он только решил поработать курьером. Потому что гололед и я вряд ли смогу добраться до рынка. Беспокойство было приятным, если бы не легкая горчинка. Я все равно обязана магу! Вначале замок починил, теперь кота от голодной смерти спас. – Вы мне ничем не обязаны. Вот он обязан, – показав на Чада пальцем, лукаво заявил Натан. – Я же его от голодной смерти спас. Буду с него ответную услугу требовать. Чад от удивления не то фыркнул, не то крякнул, сел и, повернув голову набок, посмотрел на мага как на ненормального. – Нечего смотреть на меня, мистер! У нас с вами сделка намечается, взаимовыгодная, между прочим. Вашей хозяйке поставляют мясо от мясника, работающего с заводом, где я служу, а вы исправно охраняете Вивьен от всяких подозрительных личностей. По рукам? – Мерл присел и протянул Чаду раскрытую ладонь. Он явно перепутал рысь с собакой. Только собралась сказать магу о его оплошности, как Чад шумно принюхался, покосился на корзину и дал лапу. – Хороший кот, умный кот. – В серых глазах Натана плясали смешинки, его забавляла моя растерянность. Нет, ну и кот мне достался! Предатель ушастый! Вот бы и шел к Мерлу! – Вечером, часов в шесть, на проходной завода познакомлю с мясником. О доставке договаривайтесь сами, я не нанимался работать курьером. – Слова Мерла прозвучали несколько грубо, но я успокоилась. Хотя бы тут не буду ему обязана. Относительно Чада маг прав, рысь кашей не прокормишь. – О! – Натан заметил метлу. Ручка стараниями Чада больше напоминала мочалку. – Ваш питомец тоже проверял метлы на прочность? Судя по виду, балла два? – Один из десяти, – улыбнулась я. Маг громко хмыкнул, разулыбался в ответ и посоветовал: – Выпускайте его днем на свежий воздух. У вас ведь есть сад? Нахулиганится там, не будет баловаться в доме, – и в ответ на мой удивленный взгляд пояснил: – У моего отца страсть к хищникам. Он их собирает. Ничего себе! А Мерл, случайно, не лорд какой-нибудь? – Книги о них собирает! – рассмеялся Натан, заметив, как вытянулось мое лицо. А дальше вместо ожидаемого предложения воспользоваться его знаниями, которое в случае с магом могло обернуться для меня чем угодно, Натан попрощался, заявив, что опаздывает на работу. На завод. Тот самый, у которого стоит мой домик. Вот так совпадение! – Кстати, а как вы его назвали? – уже стоя на пороге, спросил Натан. – Чад. Мерл похвалил кличку и вышел. Я метнулась к окну. Под насмешливым взглядом Чада проследила за тем, как маг, поскальзываясь, идет от моего дома к заводу. Надо было ему терки предложить как оплату за доставку мяса. На завтрак у нас с Чадом было жаркое. Кот наотрез отказался есть сырое мясо, пришлось готовить. Ароматные кусочки получились такими восхитительными, что я не удержалась. К тетушке Доротее мы отправились сытые и довольные. Почти довольные. Дверь пришлось «закрыть», просунув в ручку ножку от разбитого Натаном стула. Сомнительная защита дома, но лучше, чем ничего. Привязанные к сапогам терки громко клацали о лед, мороз щипал за щеки, заставляя надвигать капюшон шубы. Из-за него и ветвей деревьев, под весом сверкающих на солнце доспехов склонившихся почти к земле, я не сразу заметила у кованых дверей завода полицейский кеб. Летающий, естественно. Тонкие стальные крылья, за которые народ прозвал летающие экипажи, независимо от их типа и устройства, стрекозами, сейчас придирчиво осматривал один из констеблей, видимо, водитель. Остальные полицейские, выстроившись в шеренгу, слушали распоряжения уже знакомого мне инспектора Робертсона. Вид он имел крайне недовольный. То и дело нервно дотрагивался до напомаженного уса. Штатный маг, тот же, что осматривал мой дом, маячил рядом. За инструктажем внимательно следили Мерл и худощавый седой мужчина. Именно на них постоянно с весьма занятной смесью раздражения и подобострастия косился инспектор. Что бы ни случилось на заводе, полиция явно не испытывала восторга от вызова, но, судя по всему, происшествие сулило некую денежную премию. Порадовавшись тому, что нас с Чадом закрывают деревья, я, стараясь сильно не грохотать терками, направилась к крыльцу домика ведьмы. Тетушка Доротея открыла сразу, словно ждала под дверью. – Опять зелье от простуды? Я отрицательно покачала головой. А зелья у нее хорошие. И главное, стоят намного дешевле, чем лекарства аптекаря и тем более услуги целителя. Остро зыркнув по сторонам, тетушка Доротея пропустила нас внутрь, в царство развешанных под потолком трав, котелков и расставленных в одной ей известном порядке всевозможных пузырьков и склянок. Пройдя через темный узкий холл на кухню, я устроилась на табуретке. Чад уселся рядом с ногой, настороженно покосился на сову, сидящую на оленьих рогах, которые ведьма тоже приспособила под сушилку для трав. Фамильяр ведьмы ухнул, предостерегающе щелкнул клювом. Но разве это могло остановить любопытного кота! Пришлось цыкнуть на него, чтобы не трогал птицу. Ведьмы и колдуны очень трепетно относятся к своим фамильярам. Ведьма расположилась в кресле, придвинутом к теплой каминной стене. – Ну говори, раз пришла. Пододвинув большую корзину, она начала перебирать вязанки трав, что-то нашептывая себе под нос. Тонкие морщинистые пальцы мелькали с невероятной быстротой и ловкостью. хоть и заметно подрагивали от старческой немощи, как и голова ведьмы. – Что, скучно тебе, Вийка? Зачем хороших людей побеспокоила? – неожиданно произнесла старушка. – Простите? Имелась у ведьмы чудная привычка говорить загадками. Поэтому лучше лишний раз переспросить, чем потом обнаружить, что тетушка Доротея вместо одного зелья тебе другое вручила. Денег она никогда не возвращала. Можно было вообще виноватой остаться. Дескать, она предложила, ты согласилась, а теперь выкаблучиваешься. – Зачем, говорю, швей напугала, полицию вызвала… шутница! – Ведьма поморщилась, отчего стала похожа на высушенную грушу. – Тетушка, я не шутила… – Да ладно тебе! – отмахнулась она. – Дело молодое! Угостил красивый лорд вином, захмелела, показалось непотребство! Надо было к нему бежать, а не полицию кликать! Обряд! Жертва! Маг! Как же… Вот, значит, какого обо мне мнения мастерицы. – Если бы показалось! – Да кому твой дом нужен? – не дала возразить старушка. – Только и толку, что стены прочные! Что смотришь? Место особое? Тетушка Доротея сипло рассмеялась. – Все особые места, деточка, давно маги забрали. А с чем не смогли справиться, запечатали, чтобы всякие дурни не пытались тудыть влезть! Что, не понимаешь? Я отрицательно покачала головой. – А ты книжки умные почитай! Ты ж у нас образованная! Ведьма явно встала не с той ноги. Или невзлюбила меня за то, что я помогла грифону. – Тетушка… я заплачу, вы просто посмотрите, – предприняла я последнюю попытку получить хоть какую-то помощь. – Заплатит она! – прокаркала ведьма насмешливо. – А что смотреть? Я тут, по-твоему, почему поселилась? Спокойно тут, понимаешь?.. Ох и тяжело с вами! Дара нет, туда же лезут! Фон магический тут спокойный! – А как же завод? – удивилась я. – А что завод? Делают они там свои магические побрякушки – и делают. Защита у них там стоит, все чин по чину. – А как же слухи? – Так сами и распустили… – усмехнулась ведьма. – Тут до центра – рукой подать. И дома хорошие, но старые. Стоят недорого. А скажи, что тут – как у Светлой Матери за пазухой, моментально нас отсюда повыселят да особняков понастроят. Убедительно. Если бы не дурная слава завода, мне бы тут дом не то что снять… Даже на поглядеть издалека денег бы не хватило. – А почему вы уверены, что если… фон спокойный, то никто ритуал не станет проводить? – Я потянула Чада за загривок, не давая подобраться к сове. – Глупо потому что! Дураком надо быть, чтобы тут что-то такое затевать. – Но вы же колдуете? И завод работает. Ведьма недовольно поджала тонкие губы. – Я те не эти машины их с магией! Меня и машины с душегубами не сравнивай! Мы вреда живому не чиним! Иди отсюда! – Извините, не хотела вас обидеть… – Иди! И нечего в магию лезть, не дали стихии дара, и радуйся! А коли охота очень, сходи богам помолись и живи спокойно дальше. Я бы с удовольствием. Только вряд ли розы и странная тьма дадут мне это сделать. – За зельем больше не приходи! Пить учись! – Ведьма вытолкала меня на заледеневшее крыльцо. Чад презрительно фыркнул. Согласна, старушка, конечно, не сахар, но сегодня она сама себя превзошла! Поверить швеям, что я спьяну придумала запрещенный ритуал и разгромила гостиную? Безусловно, до леди мне далеко, но и до опустившихся обитательниц веселых кварталов – тоже. Кроме того, родители, при всех их недостатках, привили мне стойкую неприязнь к алкоголю. Возмущение не находило выхода, я сердито дернула веревку, которой привязывала терку к сапогу, послышался треск. Посмотрев зажатый в пальцах обрывок, хмыкнула. А что я кипячусь? Знала же, что тетушка Доротея – весьма своеобразная особа. Смысл теперь возмущаться. Плохо другое – больше не к кому обратиться. Все, что есть, – книги из публичной библиотеки, но сомневаюсь, что у старика Сэма найдется что-то полезное. Разве только учебники по краткому курсу введения в магию? Или что-нибудь по истории магии? Кажется, я видела парочку. Раньше я вопросы чародейства обходила. Зачем изучать то, что тебе никогда не пригодится? Магов, ведьм и колдунов обучали в специальных школах. Обычным детям читали краткий курс. В нашей, как по мне, слишком краткий. Он гласил: есть люди без дара и есть с даром: маги, ведьмы и колдуны. Их силы пробуждают стихии. Обычно это случается в подростковом возрасте. У мага появляется метка, у колдуна и ведьмы – фамильяр, после этого одаренных начинают обучать. Чтобы тебя выбрали стихии, нужно иметь соответствующую наследственность. То есть потенциальные одаренные рождаются у одаренных. До сих пор краткого курса хватало. В моей семье магов не было, и меня вполне устраивало, что я знаю. Придется искать способ восполнить знания. Как там ведьма сказала? Я образованная? Вот и буду образовываться, пока по моему дому летают розы, а не целые кусты! Кое-что я все же у тетушки Доротеи узнала. Квартал у нас спокойный, и ритуал тут проводить глупо. Теперь хотя бы понятно, почему мне полицейские не поверили. А обвинение навесили, чтобы раскрываемость поднять в конце года. Привязав терку скрученной веревкой, я бодро погремела по улице. Чад трусил следом. Кот быстро сообразил, что идти за мной легче, – лапы не так скользят на мелких выбоинах, оставляемых терками в ледяной корке. Публичная библиотека радовала присыпанной песком дорожкой – старик Сэм, бессменный смотритель уже двадцать лет, жил во флигеле за главным зданием, так что его вотчина всегда работала, невзирая на погодные катаклизмы. Отвязав импровизированные ледоступы, я радостно взбежала по ступенькам. Пока снимала в парадной шубу, Чад нырнул в читальный зал. Почти сразу я услышала возмущенный вопль библиотекаря: – С животными нельзя! – а потом насмешливо-снисходительное: – Ладно-ладно, можешь остаться! Оставив верхнюю одежду на вешалке, я отправилась за знаниями. Похожий на согнутую пополам трость старик в сером сюртуке, перебиравший формуляры за стойкой, посмотрел на меня поверх круглых очков и кивнул в ответ на приветствие. Чад сидел на стуле для посетителей и сверлил библиотекаря преданным взглядом, всем видом показывая, какой он примерный кот. Извинившись за то, что привела рысь, я попросила учебник по краткому курсу введения в магию, что-нибудь по истории магии и вообще о магии. Чем мне нравился старик-библиотекарь, он никогда не удивлялся, с какими бы странными просьбами я ни приходила. Одно пособие по починке плиты чего стоило. Он всегда внимательно выслушивал и, задав несколько наводящих вопросов, добавлял к искомому парочку весьма полезных книг. Ему нравилось мое стремление учиться. – Мне жаль, дочка, – положив передо мной две тонкие, напоминающие брошюры книги, вздохнул библиотекарь. – Все, что есть. Я бы рад подсказать, но ты же знаешь, я не маг. А то, чему меня учили в колледже на вводных курсах по магии, забыл давно. Не нужно оно мне было, вот и стерлось… Может, еще что возьмешь? – Если только есть какое-нибудь пособие, как замок в дверь поставить. Старик понимающе усмехнулся и скрылся за стеллажами. Вскоре я стала обладательницей очередного пособия по мелкому бытовому ремонту. – Я бы помог, но по льду я не ходок, только вокруг библиотеки и могу песочек насыпать, – виновато вздохнул библиотекарь. Поблагодарив сердобольного старика, я расписалась в формуляре за книги и пошла обратно. Пока была в библиотеке, погода испортилась. Низкие сизые тучи щедро осыпали Дартфорд снегом. Одинокий омнибус проехал мимо, грохоча накрученными на колеса цепями похлеще моих терок. Как хорошо, что лошадей заменили на магические двигатели, а то бы бедным животным пришлось туго. А так зарядили за счет мэрии, и общественный транспорт готов ползти по извилистым улочкам. Я предпочитала ходить пешком и без крайней нужды на общественном транспорте не ездила. Голова проветривается и можно отложить чуть больше на оплату дома. Редкие прохожие, рискнувшие высунуться на улицу, кутались в меховые плащи, прятали лица в воротники пальто и шуб. Пышные юбки модниц парусили, норовя опрокинуть хозяйку на землю. Но большинство женщин, как и я, предпочитали простые юбки длиной до середины икры, без лишних складок и дополнительных подъюбников. Вместо них в нашем холодном климате надевали толстые шерстяные панталоны, напоминающие мужские подштанники. Их носили все: от прачек до графинь. На крыльце дома я обнаружила незнакомого мужчину средних лет, явно ожидающего меня. Глядя на снег, налипший на его добротный, но недорогой полушубок, подумала, что ждет незнакомый мистер давно. – Мисс Вивьен Брукс? – прикрывая перчаткой лицо от порывов ледяного ветра, спросил он. Я, одной рукой придерживая капюшон, а второй прижимая к груди сверток с книгами, кивнула. – Принимайте работу! – Мужчина посторонился, подхватил небольшой саквояж. Ему приходилось кричать, чтобы я услышала. Капюшон окончательно съехал на глаза, не дав разглядеть, куда показывает незнакомец. Куда-то себе за спину, на дверь. – Замок установлен! Вот это – от моего коллеги, что дверь ставил! – Мне протянули свернутую трубкой бумагу. – Он вас не дождался, много заказов! Ничего брать я не собиралась. – Простите, а вы кто? – Мистер Скотт! – представился мужчина, которому не терпелось поскорее уйти. – Слесарь! С завода! Меня мистер Мерл к вам отправил! – Он вытащил из кармана конверт, бережно расправил, насколько это возможно сделать, стоя в метели, и попытался вручить мне. – Это вам! Слесарь засунул за мои книги конверт и свернутую трубкой бумагу. – Мистер Мерл сказал, там все написано! Вот ключи! Этот от их замка, это от моего! – Мистер Скотт! Давайте зайдем внутрь и вы мне наконец объясните, что тут происходит! – перекрикивая завывания ветра, предложила я. Отодвинула мужчину в сторону и… Ну а что, хорошая дверь, даже на вид прочная, с фигурными вставками, изящной ручкой и… двумя замочными скважинами. – Простите, мисс, но меня на работе заждались! – отказался он, вручил две связки ключей и с видом заговорщика добавил: – Запирайте на оба замка, мисс, а то мой коллега считать до пяти не умеет. – Всего хорошего, мисс! – Всего хорошего… – Я проследила за быстро убегающим слесарем, скосила глаза на Чада. – Ты что-нибудь понимаешь? Он не понимал. Отфыркнулся от попавшей в нос снежинки и дотронулся лапой до двери. Кот прав, хватит нос на метели морозить! Немного повозившись с замками, я открыла дверь. Оставив книги в спальне, включила плиту, поставила чайник. И, закутавшись в плед, уселась с ногами на стул. Что тут у нас? Первым я развернула скрученный лист. Внутри оказался акт выполненных работ: замеры двери, доставка, установка, фурнитура. Все без сумм. Но я примерно представляла, насколько непозволительно дорогую дверь мне установили! Наша контора устраивала как-то праздник матери владельца фирмы. Потом столы были завалены их рекламными проспектами, так что о ценах я имела представление. Заказчик – Эрик Дарнелл. Очень надеюсь, что грифон согласится забрать подарок и ограничит компенсацию за прожженную дыру разумными пределами – заплаткой на старой двери. А ее, похоже, куда-то увезли. Как теперь возвращать лорду его дар? Придется подумать… Не выламывать же, в конце концов, дверь? Второй замок появился, вполне ожидаемо, по приказу Мерла. Вот тут я не знала, как реагировать. Натан будто предвидел мои действия. В записке, которая лежала в конверте, были указаны и стоимость услуг мистера Скотта, и цена замка. Натан предлагал отдать деньги вечером, когда зайдет ко мне, потому как погодник, работающий на заводе, предсказывает метель. Конечно, я до завода не доберусь и Мерл сам привезет расценки мясника и график доставки продуктов на завод, чтоб я смогла выбрать, когда мне будет удобно получать мясо для Чада. Придраться не к чему. Никаких намеков, очень прилично. Все, кроме цен! Либо слесарь работал себе в убыток и нашел замок на улице, либо Натан опять воспользовался служебным положением. Пора это прекращать. Вот придет вечером – и поговорим. А пока меня ждут учебники. Перебравшись в спальню, я устроилась с книгами в придвинутом к торшеру кресле. Чад растянулся на софе и старательно «намывал гостей». Если, конечно, с рысью работают приметы для кошек. Мне безумно не хватало кресла-качалки и успокаивающего потрескивания камина, но гостиная продолжала оставаться местом преступления, хоть и слегка попорченным Чадом. Поэтому, поставив чашку с недопитым чаем на тумбочку, я открыла учебник. Автор книги был очень косноязычен! Каждый термин или понятие куталось в целый ворох словесных кружев. Прочитав пять страниц, я не могла вспомнить, что было в начале. Вооружилась ручкой и чистым листом, но выделить главное получалось далеко не сразу. Приходилось перечитывать. Я начинала думать: может, оно и хорошо, что школе, где я училась, не досталось учебников по этому предмету? Зевая над нудными строчками, я с завистью косилась на растянувшегося Чада, занявшего софу. Спустя несколько часов кропотливого труда гордо взяла листы с записями, пробежала глазами строчки. Основа магии – стихии. Стихий шесть: огонь, вода, воздух, земля, свет и тьма. Стихии пробуждают магию у магов, колдунов и ведьм. Сила дара индивидуальна. По легенде, магия появилась по велению богов, которые связали стихии и кровь избранных. Поэтому считается, что если искренне помолиться своему божественному покровителю, он может помочь. Только вот подобные случаи истории неизвестны. Треть учебника уместилась в пару абзацев. М-да, кажется, придется искать другой источник знаний. И, если подумать, он у меня есть. Даже два. Только вот как это сделать, не вызывая подозрений и не попав в должники к одному из магов? В голову ничего путного не приходило, и я решила попытать счастья в истории магии. Но и тут ждала неудача. Под обложкой было не что иное, как перечень выдающихся магов нашего королевства. Имя, годы жизни, какой магией обладал, краткая биография, повествующая о том, как чудесно он распорядился своими способностями и чего достиг. Сладко зевнув, я посмотрела на часы: до вчера еще далеко, как раз придумаю, как ненавязчиво выспросить у Натана про основы магии и не оказаться в должниках. Как же тяжело жить с оглядкой! Но увы, иначе юную мисс вроде меня ничего хорошего не ждет. Свет фонаря медленно скользил по старой кладке, выхватывая темные кирпичи, паутину, присыпанную бурой пылью. Обычная стена. Ни капли магии. Фон такой, что становится не по себе. Везде есть небольшие возмущения. А тут – ничего. Подземелья не желали раскрывать Натану свои тайны. А между тем где-то здесь был проход. В него случайно шагнул помогавший осматривать катакомбы рабочий. Натан не сомневался: туннели, что нашли под фабрикой в другом конце города, и эти когда-то были связаны. Или до сих пор связаны. Кто и зачем их построил, предстоит выяснить. Позже, после того как найдут нарушившего инструкцию рабочего, сунувшегося в проход в одиночку. Полиция обшарила низкие извилистые коридоры и ничего не обнаружила. Усатый инспектор выдвинул теорию, что работник по-тихому сбежал в кабак. Маг и констебли, наползавшись по холодным камням, его рьяно поддержали и тут же организовали рейд по питейным заведениям. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/valentina-savenko/mechta-svetloy-tmy/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.