Озвучила стих моей ушедшей подруги Веры. До встречи в следующей жизни, Верунчик! Мы встретимся. Больно?​ Не слишком больно. Просто печаль.​ Осень?​ Должно быть, осень. Плачет рояль.​ Вторит,​ Гнусавя, скрипка из тишины.​ Гаснет​ Полуулыбка нашей весны.​ Мягко

Камень Желания Антайо

-
Автор:
Тип:Книга
Цена:149.00 руб.
Издательство: Самиздат
Год издания: 2019
Язык: Русский
Просмотры: 56
Скачать ознакомительный фрагмент
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 149.00 руб. ЧТО КАЧАТЬ и КАК ЧИТАТЬ
Камень Желания Антайо Наталия Сергеевна Герастёнок Кто бы мог подумать, что привычная жизнь в одночасье превратится в самый настоящий кошмар? А после начнет рушиться, скупо роняя кирпичики мироздания в разверзнувшуюся бездну хаоса. Неужели всему виной Великий Парад Планет, о котором было сложено множество легенд? Ведь испокон веков он имел дурную славу предвестника Апокалипсиса… Никто не знал ответа на этот вопрос. А обычному старшекласснику Джейди так вообще не приходилось задумываться о чем-то подобном. И ему было совершенно невдомек, что сама судьба в скором времени наградит его клеймом, которое он впоследствии сможет наблюдать всю оставшуюся жизнь. 1. Начало конца Выключив истошно орущий будильник, Джейди поднялся с кровати. Этим утром никуда не хотелось идти, но парень понимал, что теперь прогулять школу просто так не получится. Ведь на носу экзамены, и следует хорошо подготовиться к занятиям, чтобы поступить в институт. Кое–как приведя себя в порядок, он уныло поплелся на кухню и соорудил себе нехитрый завтрак из колбасы и хлеба. Как обычно быстро сжевал его, и в последнюю минуту вылетел на улицу. Но не успело солнце подняться в зенит, и съесть тени высотных домов города М, как Джейди уже понял – в этом году будет невероятно знойное лето. Хотя синоптики в один голос твердили, что последние майские денечки выдадутся теплыми, никто им уже не верил. Затем и громадные куски тяжелых туч бесследно растворились. А ведь еще вчера они черным полотном царственно текли на юго–запад. В школе тоже оказалось довольно жарко. То ли не работали кондиционеры, то ли они все разом перегорели. Поэтому оказалось очень сложно сосредоточиться на учебе. К коридорах было тихо и пусто, отчего еще сильнее накатывала сонливость. Джейди зевнул. Он сидел за партой возле распахнутого настежь окна в кабинете математики, и глядел на проносящиеся по дороге разноцветными кубиками машины. Но вскоре ему надоело сие тоскливое зрелище, он подпер голову рукой, и устремил не совсем понимающий взгляд на доску. Учительница лет сорока выплясывала, что–то громко рассказывала и вырисовывала мелом неведомые иероглифы на зеленом прямоугольнике классной доски. Джейди ничего не понимал из ее речи, да и особо не хотел. Ибо вообще не видел никакого смысла в замудреных расчетах. Зато его внимание привлек шум, доносившейся с соседней парты, за которой сидели девчонки – Андра и Клио. Хихикая, они что–то оживленно писали в тетрадках. И вряд ли новую тему по математике. Внезапно Клио что–то шепнула подруге, и обе повернули головы, предоставив Джейди лицезреть их затылки. Они часто так делали. Могли не шевелиться и по пол урока. Но в этом не было ничего удивительного. Ведь как бы эти девушки ни пытались то скрыть, многие в классе знали их маленький секрет. Что одна, что другая, поуши влюбились в Венна – самого красивого парня в классе. Поэтому могли глазеть на него не переставая. Впрочем, тот догадывался об их тайне, но виду не подавал. Сидя за четвертой партой в третьем ряду, он беспристрастно смотрел на доску. И жаждал звонка, который бы избавил его от тягот учебы. Джейди вздохнул, и переметнул внимание на Ани. Она нравилась ему со второго класса, что нельзя было сказать о ней. Мало того, эта русоволосая девушка вообще не замечала худощавого парня, с вечно растрепанными темными волосами, сидящего напротив. А он пару раз ждал ее после уроков, чтобы попросить помочь разобраться в новой теме. Но на самом деле Джейди хотел подружиться с ней. Хотя бы… Пользующаяся популярностью, она, конечно, не могла разглядеть с высоты своего пьедестала «серого мышонка», прослывшего в классе странноватым мечтателем. Как и обычно, Джейди и Ани разделял всего лишь метр. Никчемное расстояние между партами, но на самом деле девушка была намного дальше, в нескольких сотнях километров… И вот сейчас, смотря на ее красивый профиль, Джейди все больше терял связь с реальностью. Перед глазами поплыл туман. И голос тараторившей училки начал таять, превращаясь в мелодичный шепот. – Джейди Акро! – режущий ухо крик заставил встрепенуться. По спине поползла дрожь, а глаза широко раскрылись. И Джейди, наконец, узрел Линду Харриссон, учительницу, раздраженно схватившую тряпку. Ее суровый взгляд, направленный на него, казалось, мог запросто высосать душу. – Джейди Акро! – прогремела она. – А ну поднимись и поведай всему классу решение дифференциала сложной логарифмической функции!!! Тот, с испугом вскочив, уставился на доску. И обомлел – решение уравнения, красовавшееся на ней буквально секунду назад, исчезло. Побледнев, он начал лихорадочно вспоминать, что же там рисовала математичка, но мысли как назло сбились в кучу. И их центром была Ани, которая сидела рядом и давилась от смеха. – ДВА! – так и не дождавшись ответа, закричала училка. Она схватила ручку и силой влепила оценку в журнале. Джейди сел и тупо уставился на свою парту – уже третья двойка по алгебре за эту неделю. Хотя он всегда подготавливался к занятиям, Линда Харриссон, словно ясновидящая, вечно поднимала его и спрашивала то, что с горем пополам запомнилось на прошлом уроке. Закон подлости, иначе не скажешь. Но самое обидное то, что и изменить ничего нельзя – все равно придется поступать в высшее учебное заведение… Сдавать вступительный экзамен по алгебре. Только от этой мысли начинала болеть голова. Вздохнув, Джейди снова уставился в окно. На блестящую полосу моря. И голос Линды опять уплыл куда–то вдаль, став всего лишь фоновым шумом. Но когда прозвенел звонок, он сразу очнулся, и, забыв записать домашнее задание, одним из первых покинул кабинет математики. «Вот надо же, как обидно, если все и будет так продолжаться, то я в институт не поступлю… Черт!» – думал Джейди, устало плетясь по улице. Подправив сползшую лямку на плече, он повернул за угол и вышел на широкий тротуар, на обочине которого росли фруктовые деревья. Их ровные стволы обрамляли проезжую часть с обеих сторон, и склоняли над ней свои пышные кроны. Над ними робко выглядывали многоэтажки. Джейди поднял голову и увидел луну, бледным серпом висящую на голубом небе. Там, правее, виднелись три здания–небоскреба Делового Центра, стоящие в углах словно бы огромного равностороннего треугольника. Эти гиганты чем–то манили, притягивали, как магнит… Даже сейчас, направляясь к остановке, он смотрел на них, а те не забывали наблюдать за ним с высоты своих гладких крыш. Но неспешно текло время, и Джейди сам не заметил, как дошел до автобусной остановки, приютившейся напротив входа в городской парк. Даже сюда доставала могучая тень от трех зданий, но Джейди был тому рад – палящее солнце хоть ненадолго перестало его истязать. Автобус пришел только через десять минут, и то оказался без свободных сидячих мест. В центре всегда было много народу, и сегодняшний день не стал исключением. Людей на остановке, измотанных жарой даже в теньке, стояло предостаточно, и вся эта толпа наполнила душный автобус. Одна женщина, грубо пихнув Джейди, пролетела в салон, к единственному, оставшемуся свободным месту. Тот укоризненно посмотрел ей вслед, но ничего не сказал. Едва махина тронулась, резкий запах пота ударил в нос, заставив Джейди поморщиться. Не желая зацикливаться на нем, он погрузился в раздумывания по поводу полученной двойки. Как тут ушей коснулся шум. Там, на задних рядах что–то громко обсуждали. Оказалось, это ехали серферы, увлеченно беседующие о том, как было бы хорошо сегодня поймать волну. Им повезло, они сидели, подперев доски, чуть не упирающиеся в крышу. Джейди бросил взгляд влево. И заметил веселых скейтеров, травивших шутки между собой. А еще и пару подростков–рокеров, стоявших немногим дальше. Их шипастые «ошейники» пробивались через раскрашенные в черный и розовый длинные волосы. Но посидеть так и не удалось. Еще хорошо, что кто–то додумался открыть окно – неприятные запахи мигом покинули салон. К счастью… Вскоре массивные двойные двери распахнулись, и выпустили Джейди на свободу. Глубоко вдохнув, он бодро зашагал домой. А в душе сетовал. На то, сколько еще терпеть все это сводящее с ума однообразие. И когда уже математичка оставит его в покое. Пройдя пару кварталов, он повернул во внутренний дворик семиэтажки и зашел в подъезд. Поднялся на третий этаж, машинально вставил ключ в замок и, отперев дверь, шагнул в квартиру. Теперь можно отдыхать, ведь завтра выходной, облегченно подумал Джейди. И, швырнув школьный ранец на кровать, направился на кухню. Урчащий желудок потребовал уделить ему внимание. Но парень так и не успел добраться до холодильника. Громко задребезжал телефон в кармане. – Але? – Привет, Джейди! – голос его друга Арека тараторил как пулемет. – Мы с Мэттью вечером собираемся на дискотеку на пляже в кафе «Лайза». Там намечается специальная программа, но подробностей я пока не знаю. Ты пойдешь? – Еще спрашиваешь! Когда и где мы встретимся? – Подходи ровно к семи часам к этой кафешке. Я бы заехал за тобой, но отец попросил сделать кое–какую работу. Последняя фраза звучала многообещающе, и лишних вопросов Джейди не задавать не стал. Пока разогревались в микроволновке любимые макароны, он завалился в гостиную. И включил широкий плоский телевизор, стоящий на полке между шкафами. А когда Джейди, с аппетитом вдыхая запах пищи, замер на диване с тарелкой в руках, внимание его привлекли местные новости. Обычно там ничего интересного не передавали – но сейчас диктора буквально распирало от наигранного восхищения. Он говорил о космическом явлении, которое все жители города смогут наблюдать сегодняшней ночью. Четыре яркие, необычайно крупные кометы, по его словам, пролетят по небосклону с невероятной скоростью и к утру исчезнут с глаз, растаяв в просторах космоса. Обыскивая гардероб в соседней комнате в поисках плавок, Джейди слышал доносившуюся из гостиной невнятную речь о Параде Планет. Но вся информация пролетела мимо ушей, пока он пытался вспомнить, куда засунул «купальные трусы». Единственное, что удалось понять – Парад состоится ровно через месяц. Весьма приличное время, за которое телевидение не раз прожужжит мозги горожанам. И Джейди был уверен, что еще обязательно о нем услышит. Солнце уже склонилось в западную сторону, а небо у горизонта приобрело нежно розовый цвет. Выйдя из дома, Джейди на удивление быстро поймал маршрутку. Практически пустую. Вскоре каменные клетки города расступились, и открыли бескрайнее, кое–где замазанное облаками небо, уходящее вникуда. А еще и толстую полосу моря, сияющую манящей солнечной дорожкой. Поднявшись с места, Джейди попросил водителя остановить у центрального входа. И вскоре зарулил вовнутрь через широкие, распахнутые ворота. Он сразу растворился в толпах, казалось бы, бесцельно снующей молодежи. Кругом так же бегали дети, их радостные крики перекрывали почти все остальные звуки. А один мальчик как метеор пронесся мимо, едва не сбив Джейди. Но, похоже, не замечал ничего и никого вокруг кроме только ему понятного веселья. Пляж оказался переполнен; яркие солнечные зонтики и купальники рябили в глазах, а море кишело людьми. И, как это часто бывало, несмотря на то, что уже вечер, мало кто думал расходиться. Волны, хотя и слабые, все равно давали возможность покататься на доске. Но серферов Джейди нигде не видел. Он все шел, и его ступни тонули в теплом песке, который забивался под шлепанцы и нещадно колол пятки. Не прошло и десяти минут, как Джейди пробрался к месту встречи. Он остановился перед летним кафе и внимательно осмотрелся. Множество столиков стояли занятыми. Между ними кружились официантки, стараясь как можно быстрее обслужить посетителей. Некая малоприятная музыка, доносившаяся из колонок, стоящих в углах заведения, конфликтовала с мерным шумом накатывающих на берег волн. И создавала немного зловещий мотив. А вот ни Арека, ни Мета, нигде не было. Услышав позади себя задорный смех, Джейди резко развернулся. Перед глазами возник переносной пустой подиум, вокруг которого собралось галдевшая молодежь. И как теперь искать этих двух остолопов?.. Джейди нахмурился, пытаясь найти Арека и Мэта. Ему не раз приходилось продираться через дебри хохочущих парней и девушек. Но… безрезультатно. Или друзья так удачно спрятались, или же их тут вообще не было. На языке ощутился горький привкус. И забеспокоившись, Джейди машинально потянулся за телефоном. Но, сунув руку в карман, выругался. Теперь он вспомнил – смартфон остался лежать на столе на кухне. – Джейди!  – внезапно услышал он знакомый голос. И оглянулся. Но, увы, среди разрастающейся толпы так и не разглядел Арека. Тогда тот позвал снова. Уже с совершенно другой стороны. И Джейди не с первой попытки увидел его, стоящего возле кафе. Вскинул руку, в надежде поприветствовать. Но вдруг Арек со всех ног бросился прочь. Без оглядки. По спине побежала волна щекочущих мурашек. – Арек! – раздраженно закричал Джейди, и сорвался за ним. Но тот продолжал убегать, пока не потерялся из виду. Нервно взъерошив сползшие на лоб темные волосы, Джейди в недоумении осмотрелся. Нет. Этот придурок Кауф словно сквозь землю провалился! Как тут он снова услышал свое имя. Резко повернувшись, Джейди снова увидел Арека. Только тот уже стоял на пирсе. Нахмурившись, он двинулся к нему навстречу, не сводя с друга глаз. Но матрас, мелькнувший в руках невесть откуда взявшейся зрелой женщины в бледном купальнике, ярким салатовым пятном закрыл Арека. Впрочем, как и часть пляжа. Джейди остановился, пропуская ее. Эта дама так вальяжно шла, что могла напросто врезать своим матрасом по лицу, и не заметить… Как тут она остановилась. И начала что–то требовать от пузатого мужчины, так некстати попавшегося ей на пути. Выругавшись, Джейди обошел ее. И едва не налетел на молодого парня, решившего сделать то же самое. Он поспешно извинился, виновато выставив ладони. Но тот так был поглощен болтовней по телефону, что ничего не услышал. – Больно надо, – процедил Джейди, и бросился вперед. Шагнув на пирс, он заметил, как что–то качалось у кромки воды. Но, присмотревшись, так и не смог разглядеть это. Зато некая продолговатая штуковина прекрасно видела его. И, мигнув отсветом на чешуе, скрылась в толщах синевы. Голос Арека раздался вновь, и тогда Джейди поднял голову. Резкий порыв ветра смел волосы на лицо. Однако, легким движением руки парень заправил их за уши. Глубоко вдохнул, собравшись высказать Ареку все, что о нем думает. И не сразу понял, что находился один. Перед ним только серела бетонная дорога, обрывающаяся в качающееся полотно моря. Этот пирс как нельзя остро заставлял почувствовать одиночество. Даже несмотря на то, что там, на берегу, бурлила жизнь. Куда подевался Арек? А Мэт?.. Джейди не знал. И смутился, случайно заметив там, где кончался врезавшийся в море широкий стержень, движение. Он неуверенно зашагал вперед, пытаясь разглядеть, что именно там было. Как вдруг оно, бултыхнувшись, разошлось взрывом брызг. Подойдя к краю пирса, Джейди бросил недоверчивый взгляд на воду, неистово бьющую заросший мшистыми водорослями бетон. Он почему–то был уверен, что видел мелькнувшего за угол человека. Высокий силуэт мелькнул за спиной, и неуклюже опрокинулся в воду. Брызги ливнем посыпались на Джейди, не оставив ни одного сухого места. Парень резво обернулся. Так и вертелось на языке сказать пару ласковых. Но… было попросту некому. Он так и стоял на пирсе один. А вот люди на берегу двигались нескончаемым потоком. Кто–то купался на мелководье, а кто и вообще завис у желтых буйков, ограничивающих зону плавания. Множество народа по–прежнему загорало. Да и толпа возле кафе разрослась довольно прилично. Было хорошо видно, как молодой светловолосый парень ходил по подиуму и ставил концертные сабвуферы. А другой, похоже, помощник, сидел рядом, на четвереньках, и подключал звуковую аппаратуру. Джейди прищурился, наблюдая за ними. Справа опять рухнуло нечто тяжелое. Спину обрызгало соленой водой. Развернувшись и раскрыв было рот, Джейди опять уставился на море, бескрайней поляной уходившее вдаль. Синие волны мерно шумели, мигая солнечными бликами на поверхности, а теплый ветер дул в лицо. И, вновь впав в некий транс, он даже не смог расслышать хлюпающие шаги за спиной. Сбоку промелькнула рослая тень, и Джейди, заметив ее, машинально повернул голову. – А–а–а–а–а!!! – закричал он, увидев перед носом искореженную чудовищную рожу. Вдруг нечто мокрое толкнуло в спину. И, поскользнувшись, парнишка рухнул в воду. Мгновенно освежившись, он выплыл на поверхность. Его уши тут же наполнил шквал хохота, и Джейди понял, что случилось. На пирсе стояли, улыбающиеся во весь рот, Арек и Мэттью. Их мокрые макушки сверкали на вечернем солнце подобно ореолам святых. В руках Мэт держал страшную маску. – А я и не думал, что тебя так легко напугать этой штукой, – все еще смеясь, произнес он. И, скорчив рожу, покрутил маску перед Джейди. Однако, тот не реагировал, и, к его великому сожалению, спокойно подплывал к пирсу. – Ты бы видел свое лицо! Ха–ха, это что–то! Я думал сказать: «Бу» но, боюсь, был бы смертельный номер! Ха–ха! – Уж действительно! –  с трудом поддержал Арек, не в силах терпеть распирающий его смех. Джейди ехидно посмотрел на них обоих, после чего сорвал со стены мочалистую водоросль и швырнул ее в Мэттью. И попал прямо в лицо. Громко захохотав, Джейди не слышал, что пригрозил ему Мэт. Зато хорошо видел, как тот нырнул в пучину. Брызги ливнем полетели во все стороны, заливая ни в чем не повинный пирс. Они чудом не задели захлебывающегося хохотом Арека, тыкающего пальцем на своих друзей. Джейди уже карабкался на мокрый и скользкий бетон, но мстительный Мэттью стащил его обратно за шорты. Но и все смеющийся Арек сухим не остался – Джейди облил его с головы до ног, ударив ладонью плашмя по воде. И лицо друга перекосилось, словно бы он получил сочный поцелуй от обитательницы морских глубин. Следующие полтора часа они веселились, а когда до ушей донесся микрофонный голос, Мэттью объявил о начале программы и поволок Арека и Джейди на берег. Ведь уже там, возле кафе, разгоралась дискотека. Крупное красное солнце коснулось линии горизонта, а представление все набирало обороты. Толпа восторженной молодежи визжала, стоя перед самым подиумом. Ведущий начал развлекательную программу и развеселый Арек несколько раз пробивался через нетрезвую компанию, пытаясь выиграть хоть в одном конкурсе, но, увы, у него ничего не выходило. Все же настроение ему это не испортило; веселая атмосфера постоянно насыщалась дружным смехом собравшейся молодежи. А когда на небе зажглись первые звезды, вечеринка собиралась разрядиться последним испытанием. Джейди заметил – к ведущему подошел высокий статный блондин с длинными волнистыми волосами и начал что–то говорить. Вероятно, он являлся одним из организаторов, но… Что–то в нем было жутковатое. Но Джейди не мог понять, что именно. Беседа вызвала у ведущего негодование. Но вскоре он согласился принять предложение блондина. И когда тот сошел со сцены, Джейди заметил, как ведущий пристально уставился «организатору» в спину. Однако, не придал этому никакого значения. Потому что его больше заботила заводная музыка. Но вдруг, в самый разгар, она смолкла, нескладно оборвавшись на звонкой ноте. – Итак! Очередной конкурс, дорогие друзья! – нервно заговорил в микрофон ведущий, дергаясь из стороны в сторону. Его мигом поддержали восторженные крики собравшейся внизу толпы. – Постойте, постойте! Я хотел сказать, это будет не совсем конкурс… – на мгновение запнувшись, продолжал парень на сцене. Неудобная пауза заставила его добродушное лицо нахмуриться. Похоже, он сам не верил в то, о чем говорил. Но не прошло и минуты, как на лице ведущего вновь скользнула широкая улыбка. – Это своего рода турнир. По серфингу. Оригинально, не так ли? Победителю будет вручено пятьдесят тысяч! – собравшись с мыслями, ободряюще объявил он. – Хорошие деньги, не так ли? Восторженные возгласы оборвались, и все удивленно уставились на ведущего. Один только Арек выкрикивал что–то нечленораздельное. Но тут парень, этот самый светловолосый, который и предложил провести турнир, неожиданно нарисовался рядом. И вырвал микрофон у ведущего. – Кто решится прокатиться в сумерки со мной на доске и придет первым к финишу, я публично вручу деньги, – звенящим голосом произнес он, вытащив из кармана стопку бумажек, с номиналом по пять тысяч каждая. Весьма заманчиво, не так ли? Но сама по себе идея турнира выглядела довольно странно, как заметил Джейди – солнце почти село за горизонт. Но мало того, поднялся ветерок, и волны обещали вскоре усилиться. Но никому, похоже, до этого не было дела. Ведь стояла праздничная веселая атмосфера, которую никто не собирался нарушать. – Разве нет желающего выиграть? Я в это не верю! Решайся, пока есть такая возможность! – повторил блондин, обводя публику взглядом. Но смельчаков пока не находилось. Слышались смешки и дружеские подталкивания к участию, но никто не решался выйти на подиум. – Эй, Джейди! Ты же… у нас неплохой серфер, я знаю, так давай, покажи этому белобрысому зазнайке, как надо ловить волну! – закричал Арек, и обнял друга за плечо. Джейди слегка опешил, отстранился от него. – Я не собираюсь принимать участие в турнире! – возразил он. Но крики присутствующих говорили об обратном. Все внезапно подхватили его имя, как победный клич. Но громче всех вопил Арек, жестикулирующий на манер дирижера. Джейди не понимал, из–за чего поднялся такой дикий ажиотаж, но дело было даже не в этом. Его словно бы потянула неведомая сила, доселе дремлющая внутри. Повела к подиуму, заставила гордо выкрикивать свое имя. Некоторые уступали Джейди дорогу, другие же махали ему. На что он, широко улыбаясь, отвечал тем же. Но со стороны это напоминало обряд полудикого племени, когда люди провожали на первую охоту подросшего мальчика. Когда солнце наполовину скрылось за горизонтом, оба участника уже стояли рядом друг с другом, подперев доски, возле мокрой полосы песка. Но Джейди уже не терпелось броситься вперед. Показать этому парню, кто есть кто. Ведущий, стоявший позади них, но впереди всей толпы, поднес свисток к губам. И дал старт. Серферы ринулись в воду. Джейди опрокинул доску под себя и поплыл. Он не услышал всплеска, и понял, что соперник остался далеко позади. Это оказалось так просто, ведь… Джейди никогда не считал себя хорошим серфером, да и последний раз ловил волну только в прошлом году. Странно, почему же тот человек поставил на кон такую сумму? Этот вопрос кислым привкусом опустился на язык, и Джейди поморщился. Он обернулся, и увидел, как тот плывет, но довольно далеко, чтобы успеть обогнать. Улыбнувшись, Джейди поднажал, побеждая качающие волны. А они заметно поднялись. И за каждым подъемом следовал резкий спуск. Ему стало не по себе. Но басом доносившаяся за спиной заводная музыка прогоняла тревогу прочь. И Джейди даже успел нескладно подпеть записанному голосу. Как вдруг звук замедлился, превратившись в зловещую, растянутую мелодию. И вернулся в прежний ритм. – Поторопись, приятель, а то так и не получишь приза, – услышал Джейди совсем рядом насмешливый голос незнакомца, и в недоумении обернулся. Блондин быстро приближался. Но только, как ему это удавалось, если он боком лежал на доске, и его руки не касались воды? Джейди ахнул, и широко распахнул голубые глаза. Он сразу забыл о деньгах, о турнире… Да, обо всем на свете. Кроме странного человека, почти поравнявшегося с ним. Увеличившиеся волны толкали его все быстрее против течения, по прямому курсу. Джейди не мог отвести глаз с этого чудаковатого фокусника. Но тут подул прохладный ветерок, и перекинул еще сухие пряди на лицо. Парень быстро заправил их за ухо, и увидел, как противник вырывался вперед. – Чего ты смотришь? Говорю же, поторопись, а то совсем пропадешь, – сказал незнакомец и недобро усмехнулся. Глаза его на мгновение померкли и превратились в два черных кристалла, сверкающих изнутри красным огнем. Джейди почувствовал, как похолодели конечности в соленой воде. Внезапно пошла высокая волна. Она заботливо вознесла блондина на вершину, и скрыла за собой. Однако, его противнику не так повезло. Он поднажал. С усилием переборол сильное течение, почему–то толкавшее назад. И плавно скатился вниз. Джейди побледнел. Лихорадочно осмотрелся. Но нигде так и не нашел своего светловолосого соперника. Его окружала лишь вода, в чреве которой зарождались холмы волн. Об пирс, оставшийся слева, с грохотом разбивались волны, и парень каждый раз вздрагивал, слыша этот похожий на рычание звук. Усилившийся ветер сбивал в барашки потемневшую жижу, и нещадно хлестал по мокрой спине. Вдруг доска хрустнула и подпрыгнула, едва не опрокинув парня в пучину. Но следующий толчок оказался сильнее, и Джейди с криком полетел в воду. Щиколотку больно сжало, и дернуло вверх. Джейди выплыл, жадно глотая ртом воздух. Горькая вода забивалась в горло, выворачивала нутро наизнанку. С трудом вскарабкавшись на доску, Джейди крепко ее обнял. Но это его не спасло. Вслед за очередным толчком он пластом упал на доску, по колено скатился в воду. Что-то дернулось, и нога обрела свободу. Откашлявшись, Джейди лег, и обхватил доску руками и ногами. И до него дошла жуткая истина. Один. Посреди нарастающего шторма. Трос, который скреплял его ногу с доской, похоже, лопнул. А это плохо. Следующий толчок может оказаться смертельным. Даже музыку не было слышно, то ли из–за шума волн, то ли… Джейди нахмурился и неуклюже крутанулся на водяном гребне. Но глянуть на берег так и не успел – бурлящая жижа, как хищный зверь, навалилась на него и потянула за собой. Джейди перевернулся вместе с доской. Вода затекла в нос и сознание помутилось. В глазах растеклась густая тьма. Что–то закружилось в животе, даруя спасительное тепло. Оно оживило слабо бьющееся сердце, и разогнало жизнь по телу. Джейди не понимал, как ему удалось выбраться на поверхность, как он снова оказался на доске. Перед глазами плыло, воздуха не хватало. Щиколотка с теперь уже бесполезным кольцом противно пульсировала. Что-то внутри скомандовало успокоиться. Джейди лег и молча погреб в сторону берега, умело выравнивая путь. Впереди простиралась жирная полоса песка, за которой темными прямоугольниками высились многоэтажные дома. Ветер трепал дырявые пляжные зонтики, пустые шезлонги валялись перевернутыми. Джейди перевел внимание на кафе. Оно выглядело заброшенным. Перевернутые столы и стулья. Дрожащий на ветру летний навес, грозившийся в любой момент сорваться в свободный полет. А вот подиум… Чернел голой сценой. Даже все оборудование куда-то исчезло. Небо неминуемо темнело. Ветер становился все холоднее. Но Джейди молча греб, желая как можно быстрее попасть на берег. Над головой загорелись необычайно яркие звезды, серпом засияла луна. Волны становились все тише и мягче, и сами несли на берег. Но от этого спокойнее не становилось. Чертов внутренний голос безмолвно подсказывал, что что–то не так. Да, берег стремительно приближался, но нес в себе еще одну опасность. Джейди отчаянно поглядел по сторонам. А потом снова на берег. И все понял. Там, впереди, высокие волны с неистовой яростью заворачивались и пенились, круша все на своем пути. Еще там что-то мелькало… Джейди присмотрелся, и холодная дрожь пробежала по его спине. Это были обломки. Судя по всему, доски его светловолосого противника. А он сам, видать, не выжил… Но и тела нигде не было видно. Джейди проглотил поднявшийся к горлу ком и откашлялся. Скорректировал движение, так как его начало относить к пирсу. – Ну же, Джейди. Давай. У нас должно получиться, – зачем–то сказал парень сам себе. И приподнялся на качающейся доске, изо всех сил стараясь сдержать равновесие. Но, как ни странно, он не перевернулся. Тело само изгибалось, держа центр тяжести, и вскоре дрожь под ногами исчезла. Джейди победно закричал. Грохот крушащих все под собой волн привел его в чувство. Повинуясь внутреннему голосу, Джейди полупригнулся, не забывая балансировать. Вот… еще немного. Три. Два. Один… Он прыгнул. Казалось бы, слишком высоко. Полетел слишком далеко. Пенящаяся мясорубка промелькнула под ногами, как кошмарное видение. Берег тепло принял в свои объятия, и Джейди кубарем покатился по нему, чудом не сломав шею. Песок забился в рот, и его пришлось проглотить. Перекувыркнувшись последний раз, Джейди распластался на спине и зашелся кашлем. Уставился на чистое, усеянное россыпью звезд небо. Ярче всего светила луна, такая необычно крупная и яркая. Хотя… Как? Разве над головой не висели тяжелые темные тучи?.. Впрочем, это уже было не важно. Какая теперь разница? Джейди вздохнул и услышал громкий хруст. Он вскочил на ноги, поморщившись от боли в щиколотке, и уставился на пенившиеся волны. Его доска неминуемо гибла в этой водяной мясорубке, легко разламываясь на куски. Взбушевавшееся море начало успокаиваться, словно бы утолило свой кровожадный голод. Оно неистово выплюнуло обломки вместе с коричневой пеной. Тихо заурчало, и стало таким, каким было до начала турнира. Джейди подошел к тому, что осталось от доски. Взял кусочек и повертел в руках. Да, как теперь объяснить ее владельцу, что с ней стало? Похоже, придется выплачивать штраф? Но кругом никого не было. Стояла глухая ночь. Как тут Джейди услышал голоса. Он осмотрелся, и не с первого раза заметил две стоявшие возле пирса фигуры. Подувший на него ветер принес обрывки фраз, а еще и холод. Поежившись, парень решил подойти к ним. На крайний случай, спросить, куда делись люди, откуда взялся шторм… Если это Арек и Мэт… Но тут он понял, что наткнулся на парочку. Те стояли друг напротив друга на голубоватом от света луны песке, но фигуры их оставались черными, даже чернее, чем небо над головой. Джейди остановился. Он не знал, подойти ли к ним или убраться восвояси. Но любопытство узнать, куда делись все люди, победило. Да и странные эти двое какие-то. Даже не обнялись ни разу. Стояли как статуи и говорили. Он зашагал к ним навстречу, стряхивая с себя песок, чтобы не выглядеть совсем уж каким-нибудь психопатом. Но вдруг стопы провалились в песок. И Джейди, как бы того ни хотел, не мог сделать и шагу. Тогда он отчетливо услышал. – Наконец, мы снова встретились с тобой, Шейс, – произнесла девушка. – Я долго ждал этого момента…Сколько же времени прошло с тех пор? – произнес слабый старческий голос. – Много, очень много. У тебя тогда ничего не получилось, не выйдет и сейчас. – Ты слишком самоуверенна. Поверь, на сей раз, я приготовил для тебя сюрприз. – Запомни, мы всегда оказываемся на шаг впереди. Так было, есть и будет. – Посмотрим. Скоро прозвучит сигнал к отсчету… – Несомненно. Передай своему господину, что я вернулась. – Он уже знает, – произнес мужчина и рассмеялся. – Не переживай. – Месяц пройдет очень быстро, – отрезала та. – Ты проиграешь, и никогда не взойдешь на трон Хозяина. Уж последней реплики Джейди не понял. Девушка вновь заговорила, но невесть откуда взявшийся шум заглушил ее речь. Он очень быстро приобрел неприятные скрипучие нотки, и Джейди пришлось заткнуть уши. Звук становился невыносимым. Не понимая, что происходит, парень поднял голову, и широко раскрыл глаза от удивления. По звездному небу медленно плыли четыре пятна, оставляя за собой бледный шлейф света. Плавно увеличиваясь, они превратились в белые с синими контурами двухвостые кометы. – Начнем нашу игру, – усмехнувшись, произнес старик. И противно засмеялся. Сверху вспыхнуло, и Джейди инстинктивно поднял голову. Самая нижняя из комет летела вниз, резко отклонившись от общего курса. Ее хвост начал таять, а сама она сильно побледнела. Сквозь скрип раздался не менее мерзкий старческий хохот. – Время, символизирующее начало… …Конца. Падающая комета упала в море, и через мгновение небо пронзила ослепительная вспышка. Тело загорелось и Джейди закричал, чувствуя, как плавится его кожа. Перед глазами растекся необычный голубоватый свет, довольно быстро поглотивший все вокруг. 2. Чудовище Джейди… Джейди… Джейди… проснись… Джейди закричал и сел на кровати. Поморщился, когда слабая боль медленно потекла по всему телу сверху вниз. Открыл глаза. Заморгал. И неясная картинка сразу прояснилась. На белой стене висела физическая карта мира. Его карта… С небрежно обведенной в красное кольцо родной страной. Внезапно из ниоткуда возникло слегка бледное, напряженное лицо Арека. И Джейди упал с дивана. Он быстро вскочил, одарив гостя ошарашенным взглядом. – Что ты делаешь? – недоуменно спросил Арек. – С тобой все в порядке? – А? Да… – первое, что пришло в голову, промямлил Джейди. И озадаченно почесал затылок. Но только он открыл рот, чтобы спросить за вчерашнее происшествие, как Арек заговорил: – Мы с Мэтом были в шоке, когда увидели это… Но все обошлось… Ты… три дня проспал, не меньше. Не знаю. Ты… вообще что–нибудь помнишь? Джейди облизнул губы. Не мог найти слов. – Нет, – вдруг твердо ответил он, хотя прекрасно помнил все детали турнира, особенно черты лица противника. – Хм, возможно у тебя временная амнезия, – задумчиво протянул собеседник. – Два дня назад ты участвовал в соревновании… Все поначалу шло хорошо… Господи, Джейди, как тебя угораздило?! Мы тебя в чувство не могли привести! Я вызванивал твоих родителей два дня, но они недоступны! – Они в командировке, – не сразу ответил Джейди. – Часто в разъездах по зонам, где нет связи. Так что я не удивлен… А на деле, еще как. Теперь все еще больше запуталось. На языке так и крутился вопрос, на который он не получил ответа. Куда, в конце концов, делись люди с пляжа, и что стало с его странным противником. – Сначала все было хорошо. Весело, – начал повторяться Арек, и сцепил руки в замок. – А потом ты ни с того упал, я испугался. Ведь это я надоумил тебя в этом участвовать! Джейди запнулся, переваривая услышанное. А через секунду немигающе уставился на Арека. Тот выглядел мрачным и уставшим… Вряд ли он шутил. Тогда что там на самом деле случилось? Или же все это просто сон? Уж слишком бредовый сон. Но… Все выглядело таким реальным. – Врач сказал, что ты легко отделался. Переломов нет. Небольшой ушиб затылка. Ты счастливчик! – усмехнулся Арек, покачав головой. Как тут часы на его руке заунывно запищали. – Ах, прости! – закричал Арек, едва взглянул на них. – Ты уж прости, засиделся я с тобой, мне на работу пора. – Работа? С каких пор? – проронил Джейди, все пребывающий в воспоминаниях своего «сна». – С каких? Ах, беда, Джейди, беда с тобой! Полгода уже! Подрабатываю у отца кассиром в хозмагазине «Лотос». Через полчаса как раз начнется моя смена! – Арек одарил его гневным взглядом. – Я уже говорил тебе. Собираю деньги на водный мотоцикл. Вспомнил? – Да–да, – Джейди смущенно заморгал, припоминая что–то подобное. И почему он вдруг забыл? – Ладно, бывай. Ах, да! Врач рекомендовал, если станет плохо… Короче, вот он написал, что тебе поможет, – с этими словами он достал из кармана брюк скомканный лист бумаги и протянул его другу. Джейди уставился на название лекарства, написанное корявым почерком, и кивнул. Но через полчаса, как Арек ушел, в животе растеклась острая боль, от которой Джейди, зайдя на кухню, согнулся напополам. Голова пошла кругом, а ноги потяжелели. Но не ступил он и шага, как со стоном повалился на колени. Словно по волшебству, все прошло через несколько минут, и Джейди, поднявшись, быстро развернул поданную Ареком бумажку. Глаза уткнулись в единственную строчку, но разобрать букв так и не успели – бомбой взорвавшаяся адская боль застлила мир белым светом. Но и она продлилась недолго. Лишь когда стало чуточку легче, Джейди нашел в себе силы наспех одеться. А после схватил лежавшую на столе бумажку и, скомкав ее, сунул в карман джинсов. Покрутив на пальце ключи от квартиры, Джейди вышел в прихожую и вымученно улыбнулся отражению в зеркале. Да, видок паршивенький. Лицо бледное и осунувшееся, под глазами круги, волосы взъерошены. Словно бы не спал всю ночь, а кутил в дешевом баре. Может, так оно и было? А все это приключение на волнах – сон? Ведь Арек любитель погулять в клубе… Тогда причем тут пляж? Джейди схватился за голову. Он не помнил. Ни названия клуба, ни то, чем же он там накачался. Наверняка мешал приятное с неполезным. А может, в угаре принял у кого–то препарат… Вот потом и такие реальные видения с серфингом и штормами. А налицо не менее реальные последствия. Очередная вспышка боли заставила Джейди поскорее покинуть дом и пойти в аптеку. Благо, что она находилась неподалеку. Всего в каких–то трех кварталах. Повернув за угол, Джейди вышел к широкому маркету «Умная покупка». Парковка как обычно была забита машинами, тут и там горожане увлеченно загружали покупки в багажники авто прямиком с тележек. Городская жизнь бурлила своим чередом, будто бы случившееся на пляже действительно было сном. Джейди усмехнулся. И правда. Пора бы уже забыть об этом. Он глубоко вдохнул и напел под нос нескладную мелодию. Взглянул на маркет, и решил, что было бы неплохо прикупить себе закуску. Достав с кармана деньги, он смекнул, что ему хватит на газировку и пельмени. Нет, не об этом нужно думать. И Джейди сосредоточился на светодиодной вывеске аптеки, видневшейся неподалеку. Он торопливо зашагал к ней, надеясь, что приступ не повторится. Но неожиданно на парковке маркета мелькнуло нечто интересное, и Джейди пригляделся. Светлые волосы, спадающие на плечи, яркая футболка с силуэтом пальм… Парень широко раскрыл рот и застыл, едва не споткнувшись на ровном месте. Быть не может! Это же тот самый соперник, который плыл по волнам против течения и исчез во время шторма! Сейчас он стоял возле своей красной иномарки. Наверняка кого–то ждал. Джейди всмотрелся в номер машины. Пару раз повторил его про себя, но так и не запомнил. В голове только и крутилось случившееся на пляже, острыми иглами впивающееся в душу. В висках застучало. Раздался резкий звук клаксона. Джейди отскочил, пропуская синюю легковушку, заруливающую на парковку. Водитель что–то выкрикнул ему, но Джейди это совершенно не волновало. Он не сводил глаз с ожившего персонажа из кошмара. Внезапно тот посмотрел на свою ладонь и беспечно зашагал вдоль машин. Снова остановился и повертел головой из стороны в сторону. Джейди несмело зашел на парковку и медленно двинулся к нему навстречу. Да, ошибки быть не могло – точно он. Внезапно блондин резко развернулся и двинулся ко входу в маркет. Джейди заметил, что он шел за молодой парой, громко выясняющей отношения друг с другом. Некоторые оборачивались на них, но проходили мимо. Ни у кого больше не возникало желания за ними следить. Что не так с этим парнем? Джейди не упускал его из виду. Едва тот скрылся за полупрозрачными дверями маркета, он со всей скорости ворвался в магазин. Чуть не сбил женщину с тележкой, на что та отреагировала гневной тирадой. Пройдя к кассам, Джейди осмотрелся. Но блондина нигде не было. Тогда он ворвался в торговый зал, чем привлек внимание стоявшего рядом охранника. – Эй, парень! Что–то не так? – грубо вопросил громила. Джейди отрицательно покачал головой. Прошел вдоль стендов, сканируя проходивших мимо с полными корзинками продуктов людей. Но… безуспешно. Как вдруг острый приступ боли скрутил внутренности в узел. Джейди ахнул и упал на колени. Тяжело задышал. – Парень! Что случилось? – вопросил подбежавший на помощь охранник, и помог Джейди подняться. – Я… немного приболел, – неуверенно ответил тот, стараясь не смотреть громиле в глаза. Тот хмыкнул и ушел восвояси. Прислонившись спиной к стене, Джейди вздохнул. Вытер взмокший лоб тыльной стороной ладони. Наверное, лучше было бы вернуться в аптеку, решил он. Иначе так и слечь можно где–нибудь посреди улицы… Или магазина. Джейди вышел обратно к кассам. И застыл, увидев блондина, стоявшего у входа, ведущего в подвальный этаж. Вновь помотав головой из стороны в сторону, незнакомец зашагал вниз по ступенькам. Не теряя времени, Джейди метнулся вслед за ним. Минув зону касс, он прошел в торговый зал, слившись с группой людей. Но блондин свернул за стеллаж с собачьим кормом и опять исчез. Джейди попытался найти его, но безуспешно. Проходил мимо стендов, заглядывал внутрь проемов. Некоторые люди косились на него, но Джейди не обращал на них никакого внимания. Ему нужно было найти его. Узнать, кто он такой, и как связан с серфингом. Свернув направо, в хозяйственный отдел, где на полках лежали всевозможного вида стиральные порошки, Джейди замер, как вкопанный. Тупо захлопал глазами, не веря тому, что видел. Блондин стоял возле стенда с десятикилограммовыми упаковками с порошком, и внимательно изучал ценники. Тут до Джейди дошло, что тот с удивлением смотрел на него, и принялся с умным видом изучать ассортимент и состав стиральной химии. Липкий страх сковал холодом душу. Джейди не понимал, что так напугало его. Что–то было в этих больших синих глазах. Неправильное. Светловолосый пожал плечами и снова уставился на свою ладонь. Что–то буркнув себе под нос, зашагал прочь. Джейди проводил его взглядом, но с места не сдвинулся. Он понял, что раскрыл себя. Так глупо и нелепо! Ударив себя ладонью по лицу, Джейди покачал головой. Поставил коробку с порошком на место, и двинулся следом за блондином. Хорошо, что там, куда тот ушел, уже был край магазина. А потому потерять цель из виду было бы апогеем тупости. Тем более, часть зала там занимали открытые холодильники с замороженными вкусняшками. Как раз–таки там можно разжиться пельмешками… Смакнув эту мысль, Джейди облизнул губы. Внезапно блондин обернулся. Джейди молнией метнулся за стенд с булочками, но зацепил его, и несколько упаковок с пирожками посыпались на пол. Выругавшись на себя, он осторожно выглянул. Светловолосого уже не было. Зато его шевелюра как нельзя кстати мелькнула между стендами слева. Улыбнувшись, Джейди двинулся к незнакомцу навстречу. Окончательно решил, что задаст ему парочку интересных вопросов. И не струсит. Ни за что. Неожиданно дорогу перегородил сотрудник маркета, катящий на тележке новую партию бытовой химии. Шампуни, заурядные гели для душа… Дорога освободилась, и Джейди двинулся вперед. Вдруг раздался душераздирающий крик, а затем посыпалась ругань. Продавец, с кислым видом разгружающий товар неподалеку, бросил свои насущные дела и ринулся к источнику нарастающей паники. Некоторые люди последовали его примеру. Джейди остановился. Он, еще плохо понимая, что происходит, тупо уставился вперед. И разглядел несколько фигур, то и дело исчезающих за стендами с колбасой. Тот самый продавец не раз мелькал своей однотонной желтой формой среди покупателей, а вот странного блондина Джейди так и не заметил. На миг опустившаяся тишина сотряслась воплями. Раздался грохот. Поднялся глухой шум. Откуда–то вылез управляющий магазина в деловом костюме, и обеспокоенно двинулся к молочному отделу, где возникла неразбериха. За ним, как по заказу, появилось трое охранников. Но некоторые все же бежали прочь, не желая ввязываться в никому не нужные проблемы. И они еще не знали, от чего уберегли себя. Джейди решил последовать их примеру. Но стоило ему шагнуть, как обрушившаяся колющая боль в животе и груди едва не подкосила ноги. Парень ахнул, и спиной привалился к стеллажу. С полок на него чуть не посыпались наваленные абы как упаковки с салфетками. Проклятая боль нарастала, словно собиралась разорвать хлипкое тело на куски. Рука самопроизвольно поднялась ко рту, желая сдержать натиск рвущейся наружу вчерашней еды. Ноги подогнулись, и Джейди рухнул на пол. Он заметил, как еще несколько людей спешило к выходу. Но, увы, уже не мог составить им компанию. В раздираемом болью теле стремительно таяли силы. В глазах начало темнеть. Но перед тем, как потерять сознание, Джейди чувствовал жжение, перетекающее в правую руку. А глухой рев, наполнивший магазин, стал последним, что ему было дано услышать. Он открыл глаза, и яркий свет встроенных в потолок квадратных люминесцентных ламп на несколько секунд ослепил его. Поднявшись на ноги, Джейди ощутил небывалый приток сил. Подобное он испытал в прошлом году, когда после гулянки еле доплелся до кровати, и хорошенько выспался. Тишина резала уши. Глубоко вдохнув холодный воздух, Джейди настороженно двинулся вдоль стенда, и неуверенно заглянул в неширокий проем. Ломившиеся полки с кошачьей едой встретили его множеством нарисованных мультяшных мордашек. Но ни одна живая душа. Под сердце начала закрадываться тревога, но Джейди продолжал упрямо идти вперед. Кое–где на полу ему встретились бутылки с газированными напитками и раздавленные пирожки. Повсюду стояли набитые товаром продуктовые тележки. Люди покинули это место в спешке, решил Джейди. Но следом прогнал от себя эту мысль. Он осторожно прошел вдоль стендов, заваленных снеками. Постоянно смотрел себе под ноги, и старался не наступать на валявшиеся кругом продукты. Стрекот работавших холодильников начал бить по нервам. Вскоре Джейди начало чудиться, что этом звуке ему слышался шепот. – Сюда… Смутившись, он свернул левее, подальше от холодильников, и понял, что не ошибся. – Вы где? – робко позвал Джейди, и его голос глухим эхом унесся в дальний отдел магазина. В тишине раздался стон. Он напоминал стон умирающего животного, засевшего глубоко в норе. Или же… плач неизлечимо больного человека. Во рту пересохло. Облизнув губы, Джейди присмотрелся. Но так ничего и не смог увидеть. Он обошел стенд, и тут его ступня опустилась на что–то мягкое. Хруст под ногами громом пронесся по магазину. Стон оборвался, как вдруг раздался снова. Только теперь в нем можно было различить что–то, напоминающее всхлипы. Или… рычание. Джейди, подавив волну нарастающей паники, посмотрел себе под ноги – это оказался пакетик с сухариками, на котором стоял его кроссовок. Он обвел взглядом молчаливые стенды, но не нашел ничего, что могло бы пролить свет на происходящее. Что–то внутри подсказывало, что нужно развернуться и молча уйти, а не искать источник этого странного звука. Вызвать полицию и скорую помощь. Но с другой стороны… Если кому–то нужна помощь, его нельзя бросать! Вскоре Джейди оставил позади очередной стеллаж с конфетами, яркие фантики которых сверкали на свету. Но он не знал одного маленького, но пугающего нюанса; если бы ему вздумалось пойти с другой стороны, то он сразу бы наткнулся на красный развод на полу. И нахлынувшее лавиной озарение, вполне возможно, могло бы уберечь его от необдуманных действий. Напряжение и все растущий дискомфорт усиливало это рыдание, сотрясающее пустующий магазин. Отчего–то оно стало громче. И совсем не внушало оптимизма. – Эй! – осторожно позвал Джейди, но ему никто не ответил, лишь стон на мгновение прервался, а затем разрядился новыми всхлипами. Миновав отдел с чаями, и опять никого не встретив, парень застыл на полушаге. Он внимательно всмотрелся вперед, обдумывая, как поступить дальше. Дальше магазин терялся во мраке – отчего–то на потолке не горели лампы. Изредка их пересекали электрические всполохи, и Джейди понял, что те выбиты. Звук, нашедший свой источник там же, в этой обители тьмы, вдруг приобрел болезненный хрип. Казалось, в нем можно было различить слово… – Сюда… Решив, что медлить нельзя, Джейди сглотнул поднявшийся к горлу ком, и зашагал вперед. Здесь находился край магазина – слившиеся воедино сырный и молочный отделы. И именно сюда стекался весь народ, смутно припомнил парень. Свет над головой резко померк. За место него уши наполнил электрический треск. Тяжелая тревога, все набирающая и набирающая обороты, обещала в любой момент сорваться в панику. Но Джейди сдерживал себя, и осторожно пробирался в зону сумрака. Кругом на полу различались блеклыми пятнами стеклянные осколки. И они как снег хрустели под ногами. Но ничего не могло отвлечь Джейди от своей цели. Уверенно прокладывая дорогу навстречу мраку, он старался не наступать на засоренный пол. Как тут в нос ударил неприятный запах. Джейди замер и вгляделся в темноту, расстилавшуюся перед ним. Там, чуть дальше, различались расплывчатые контуры вытянутой горы, наваленной возле одного опрокинутого стеллажа. Рядом с ней на полу валялись упаковки из–под чая и кофе. Разорванные и раздавленные пакеты черным пеплом рассыпали свое содержимое. Джейди совершенно не хотелось долго оставаться на месте, и он решился пробить себе путь среди валявшегося кругом мусора прямо к вздрагивающей горе… И почему бы сразу не броситься прочь отсюда? Зачем проверять, что это такое? Запах стал заметно гуще. Начал сводить с ума… Будоражил заснувшие инстинкты, которые нехотя втекали каждую клеточку тела, наполняя его новой силой. Как и тогда… в шторм. Широко раскрыв глаза, Джейди повернул голову вправо. И увидел на полу черный развод, тянувшийся к сотрясаемому силуэту. Но, а за ним, там, у стены, различалось нечто крупное. Оно бесформенными кусками лежало на мрачных холодильных шкафах, вытеснив своей огромной массой молоко и сыры. Тускло блестело, ловя крохотные лучики света от работающих электрических ламп. Это что–то на вид казалось склизким и мягким… Частично прикрытым грязными тряпками. – Сюда… Неуверенно посмотрев себе под ноги, Джейди шагнул. Стопа случайно коснулась одного из валявшихся на полу треугольных кусков сыра. Вздохнув, парень легонько пнул по ним, в попытке расчистить себе дорогу, но вот один кусок незадачливо пролетел над самым полом и стукнулся о край горы. Та затряслась и сорвалась в похожий на звериное рычание, плач. – Извините, – произнес Джейди, продолжая приближаться к смутным очертаниям. От них почему–то веяло холодом. Он присел перед горой и небрежно коснулся ее. И сразу отдернул руку – нечто льдом обожгло кожу. Вздрогнув, Джейди отшатнулся и… едва не завалился на пол. Он взглянул на пятерню, бледной тенью выделяющуюся на темном полу. Она была запачкана густой, черного цвета жидкостью. Сердце в груди понеслось вскачь. Осторожно, словно борясь с самим собой, Джейди поднес пальцы ко рту и лизнул их. Ни с чем не сравнимый вкус крови заставил опасения подтвердиться. И тогда парень понял, что зря затеял все это геройство. Неуклюже вскочив, он ахнул, и в ужасе отпрянул. Но тут обо что–то споткнулся, больно рухнул на спину. Стон сменился на глухое раздраженное рычание. Наконец, до Джейди дошло, что надо поскорее делать ноги. Он вскочил и попятился, не сводя глаз с трясущейся горы. Словно в любой момент, стоило бы ему отвернуться, она бы бесшумно ожила и убила его. Та, словно прочитав его мысли, закопошилась и задергалась, как пробуждающееся животное. Сдвинулась, высвобождая на обзор плоскую и вытянутую часть тела. Джейди бросил неуверенный взгляд за спину, пытаясь оценить путь побега и не свалиться снова. Невесть откуда взявшуюся упаковку с нарезанной селедкой он отфутболил подальше от себя. Нечто живое перед ним плавно выпрямилось и расправило широкие плечи. Оно оказалось горбатым и довольно высоким. С мощным, длинным хвостом. «Нельзя останавливаться, ни в коем случае», – мелькнуло в голове. Шаги, раздающиеся в тишине шлепками, становились все увереннее и увереннее. А шаткая надежда на то, что удастся без лишнего шума сбежать, необузданно крепла. Но напрасно. Фигура сильно качнулась и зашуршала тонкими конечностями. А вслед за режущим уши металлическим лязганьем на пол посыпались искры. Их свечение выхватило из тьмы кусочек незнакомца, и Джейди понял, что не ошибся. – О, боже, – едва выдавил он из себя. Под потолком полыхнули желтые круги. Джейди выругался. Сердце бешено заколотилось и ушло в пятки, а голова предательски закружилась. Он оглянулся, и с сожалением отметил, что до выхода еще далеко. Тут стенды всколыхнулись от рева. И Джейди, не решив больше испытывать судьбу, сломя голову бросился прочь. Нечто зашипело и вырвалось из зоны тьмы. Костлявая конечность, оканчивающаяся изогнутым длинным лезвием, приподнялась, и коснулась пластиковой стены. Мышцы сократились, и острие нажало, проводя по ней глубокую борозду. – Т–ты–ы п–поп–ла–а–ти–шься–я–я з–за э–это, – прошипело оно. Джейди оторопел, расслышав эти неразборчивые слова. Его губы предательски задрожали. Он не хотел знать, кто это. Но уже догадывался, что огромные круглые глаза не принадлежали ни одному известному живому созданию на планете. Что огромная зубастая пасть могла влегкую отгрызть ему голову. Тварь зашипела и бросилась в погоню. Боковое зрение сразу обнаружило опасность, а инстинкт самосохранения скомандовал спрятаться. Джейди повиновался. И, бросившись за высокую полку, в последнее мгновение пропустил мимо высокорослого зверя. Загремел упавший стеллаж, и по полу покатились огурцы и картошка. Они вприпрыжку уносились от утробно шипящего создания, словно незавидная судьба могла постичь и их. Оно выпрямилось и оглушительно заревело. Джейди, рухнул на живот, зажал уши руками. Пополз. Прильнул за уцелевший стеллаж с алкогольными напитками и застыл, унимая дрожь в ладонях. Что–то скользнуло вдоль его укрытия. Джейди слышал шипение, и чувствовал, как сердце медленно подбиралось к горлу, чтобы выпрыгнуть. Затаив дыхание, он высунулся за угол. Горбатая, покрытая наростами спина, сдвинулась. А затем со слабым стоном расправился огромный змеиный хвост. Лапа с вросшим в нее мясницким ножом поднялась и полоснула по стене, наполнив магазин режущим уши лязгом. Искры фейерверком посыпались на пол.  Широкий блестящий хвост перекатился, задел несколько валяющихся огурцов на полу, и те разлетелись по сторонам. Тварь захрипела и приподняла хвост. Яростно обрушила его на расположившийся рядом стеллаж. Деля соседство с сородичем, хранившим упаковки круассанов и печенья, он накренился, вываливая свое содержимое – пряники и хлебцы из разодранных пакетов покатились по полу. А следом с грохотом рухнул на соседний, и тот, негодующе заскрежетав, сгорбился. Посыпавшиеся с него фрукты плюхались на плиточный пол, брызгая во все стороны мякотью и соком. Джейди прижался спиной к холодной полке, чувствуя, как бешено забилось в груди сердце. Он уперся руками об пол, но это все равно не помогло унять их дрожь. Внезапно тяжелое хрипение сдвинулось, и лениво утекло вглубь магазина. Решив, что судьба подарила шанс, Джейди без оглядки рванул к выходу. Услышал, как за спиной грозно зашипел хищник. Как стукнул лапами друг о дружку, и заскользил по узкому проходу. Парень ринулся вверх по ступенькам, в надежде поскорее увидеть выход. Тень триумфа, легшая на лицо, омрачилось маской ужаса, когда вниманию вместо входной двери предстала пластина, гладкая, словно лед. Джейди подскочил к ней и судорожно провел по краям плиты мокрым от пота пальцем, желая найти хоть какую–нибудь щель. Но ничего не вышло. И не успел он придумать, как спастись, как за спиной послышалось озлобленное рычание. Загрохотал еще один рухнувший стеллаж. С трудом собрав иссякнувшие силы, Джейди ударил по плите ногой. Тупая боль, расплывшаяся по ступне, заставила пожалеть о содеянном. Он в гневе двинул по барьеру плечом, но тщетно. И, отскочив, бросил полный ненависти взгляд на непоколебимо стоявшую железяку. Шипение раздалось совсем близко, и парень съежился от пожирающего душу страха. Он с ужасом глянул туда, на ступеньки, и увидел на стене уродливую тень. Пронзительно закричал и бросился на плиту вновь. Сознание на мгновение помутилось, и растеклось теплой волной по телу. Но потом… Все скрасилось странной голубоватой пеленой, и ужасающая реальность медленно погрузилась в нее, утонув в море холодного огня. Бедняга взвыл и отчаянно замолотил по проклятой преграде. Но та не поддавалась. А скоро пропала и боль; завладевший телом инстинкт блокировал все, что помешало бы выжить. За спиной, из–за угла лестницы показалась уродливая голова. Парень застыл, едва ли не чувствуя, как ее круглые глаза уставились на его взмокшее тело. Услышал, как в тишина исказилась зловещим, капающим звуком… Это было ни что иное, как та самая красноватая слизь, нескончаемо выступающая из пасти. Джейди даже слышал, как тварь двигала челюстями, выводя его на новую ступень безумия. – Ты до–о–лжен зап–л–латить, – прохрипела она, и вытянула хвост. В глубоко посаженных круглых глазах загорелась искра. Джейди почувствовал резкую боль, так не вовремя взорвавшуюся в животе. Он с ужасом оглянулся, жадно вдыхая воздух, которого вдруг стало катастрофически мало. И встретился взглядом с созданием из ночных кошмаров. Зубастая пасть медленно отворилась, как врата в ад, и поселила на обезображенной морде улыбку. Боль словно назло переметнулась в правую руку, и выжгла плоть изнутри. Джейди обреченно завыл и отвернулся. Крепко зажмурился, не желая смотреть в желтые глаза своей смерти. Тварь, брызнув слюной, вскинула лапы и набросилась на него. Уже почти стемнело, когда черная с белыми надписями полицейская машина повернула на пустынную улицу. На ее двери различалось изображение золотой звезды. Подкатив к маркету «Умная покупка», авто остановилась. Поглядев по сторонам, водитель заметил неподалеку три фургона одинаковой раскраски. Дверь только что прибывшей машины открылась, и на асфальт ступил офицер Джон Льюис, прославленное лицо города М. В свое время он заставил преступников изрядно нервничать. И не важно, были ли это криминальные группировки, или же не чистые на руку чиновники. Почетное звание Льюис заработал после десяти лет служения закону. Недавно ему исполнилось сорок шесть, но его лицо заметно постарело. Глубокие морщины как шрамы изрезали ровную кожу, а серые глаза потускнели. Макушку украшали коротко остриженные с сединой волосы, на затылке просвечивающие рождающуюся плешь. Джон посмотрел на маркет, сошедший словно с глянцевой обложки журнала. Грузная металлическая плита, забаррикадировавшая вход, придавала некий зловещий оттенок. Как нелепая деталь, она одновременно пугала и завораживала. Фонари, стоявшие в четырех углах территории, прилегающей к маркету, были облеплены насекомыми. А некоторые легковые машины, притихшие на парковке, безнадежно ждали своих хозяев. Четырехэтажные дома, высившиеся по другую сторону маркета, чернели пустотой окон. Даже несмотря на хорошее освещение, все вокруг выглядело довольно мрачным. Особую перчинку добавляла и глухая ночная тишина. Ее не рассекали проезжающие единичные машины или же прохожие – ведь дороги в радиусе пятидесяти метров перекрыли. Джон заметил полицейского, вылезающего из авто в двух шагах от его красавицы. Прибывшему на полчаса раньше Джексону поручили разведать ситуацию. Что он там нарыл за такое короткое время, офицеру не терпелось узнать. Хотя, судя по всему, узнавать, практически нечего. Льюис посмотрел направо – возле фургонов стояли штурмовики. Их бронежилеты, шлемы и автоматы выглядели впечатляюще. Они курили и переговаривались, но одно высказанное офицером слово могло превратить их в неведавших пощады чудовищ. Кто–то из них громко рассмеялся, чем привлек внимание офицера. Он невольно повернул к вооруженной группе голову, и увидел осторожно поднимающиеся от их пальцев сизые облачка дыма. Их спокойствие вселяло уверенность, что задание завершится без каких–либо происшествий. Но откуда тогда это отягощающее чувство тревоги и страха, проникающее через поры кожи напрямую в мозг? Джексон нервно двинулся к офицеру. И замер рядом. Он кашлянул, и Льюис, отвлекшись от раздумываний, повернулся к нему. – Итак, Кайл Джексон, удалось что–то выяснить? – напряженно вопросил Джон. – Анонимный звонок поступил из автомата неподалеку отсюда. Сообщение о захвате при странных обстоятельствах подтвердилось. Успели предупредить, что преступники вооружены и опасны, – немного помешкав, ответил немолодой полицейский. – Вы выяснили личность звонившего? – На данный момент нет… Но как только мы прибыли, то обнаружили нечто странное. – Что именно? – Вы можете увидеть сами, – нехотя ответил Джексон. – Вход, я правильно понял? – сощурил глаза офицер. – Что с ним не так? – Заблокирован, – отчеканил полицейский. – Все ждут вашего приказа применить взрывчатку. Джон хмыкнул. – Никто не пытался ее вскрыть? Взрывы в спальном районе крайне нежелательны. – Ничего не вышло. Наффз резал ее, но лишь испортил инструмент. – Рапорт? – Конечно, в машине… – Гляну позже, – прервал его офицер. – Пойдемте со мной. И мужчины осторожно направились к маркету. Только вот Джон не сводил глаз с темного прямоугольника входа… из–за которого здание выглядело жутковатым. А его общий вид не скрашивали даже белые стены с наклеенными кое–где картинками с сочными фруктами и овощами. Но лишь единственная деталь заставляла нервы Джона вытянуться в струну. И это то, что у маркета не было ни одного окна. В груди кольнуло. Плетущийся позади Джексон жалобно всхлипнул. Но Джон не стал лишний раз докапываться до него. И, остановившись перед таинственной преградой, он почувствовал, как по спине побежали мурашки. Барьер представлял собой брусок неизвестной толщины. А то, что пила не взяла металл, крайне подозрительно. И, смакуя эту мысль, офицер провел пальцем по краю. Смущение застыло на его лице. – Что–то не так? – встревожился Кайл. – Странно, – сказал Джон. – Ни одного шва. Внезапно он заметил на гладкой поверхности плиты что–то интересное. И, всмотревшись, он обнаружил вдавленное изображение горбатой уродливой змеи с конечностями. – Кайл, дайте согласие на применение взрывчатки. Скажите группе от меня занять позиции вокруг маркета. А вы не забудьте снять пистолет с предохранителя. Начинаем операцию. Тот кивнул и убежал к самому правому фургону. Заговорил со штурмовиками. Те взяли оружие и позвали остальных. Офицер слышал, как Кайл дал одному из них несколько указаний, и ухмыльнулся. Джексон махнул рукой. Четыре человека расположились по парам под двумя фонарями, стоящими ближе всех к маркету. При любой подозрительной активности они были готовы вылить килограммы свинца. У некоторых на поясах болтались гранаты. Но нельзя было не заметить, как полицейский сильно нервничал. Бедняга Кайл совсем расклеился. Сначала странный вызов, теперь блокирующие вход террористы. А еще это проклятое желание, все бросить и умчаться подальше, пока на то была возможность. Шестеро штурмовиков спрятались за припаркованными машинами. Восемь человек заняли позиции в десяти метрах напротив плиты. Они расстелились чуть ли не полукругом за спиной офицера. Тут из фургона выбежал последний боец, с дистанционной взрывчаткой в руках. Понадобилось за малым пара минут, чтобы установить бомбу. Она уродливо чернела на серебристой поверхности диковинной преграды. Вернувшись к офицеру, подрывник поднял руку, призывая коллег к вниманию. Те в одно мгновение сосредоточились на цели. Раздался грохот. В воздух взметнулись густые клубы пыли, и закрыли за собой маркет. Но когда дым стал понемногу рассеиваться, все увидели, что плита непоколебимо стояла на месте. Она, похоже, насмехалась над всеми своей неразрушимой поверхностью. Джон сдвинул брови. Его губы скривились, но не сказанные слова так и не сорвались с языка. Глухой грохот сотряс ночной воздух. Затем снова. Короткую паузу перебил неприятный, лязгающий звук. И вслед за ним плита медленно поддалась вперед, обзаведясь первым маленьким холмиком. Очередной удар… и еще один бугор вырос рядом. А затем еще… и еще. У одного из бойцов, сосредоточенно наблюдающего за плитой, сложилось впечатление, что по ту сторону некто бил по ней кувалдой. Его же сослуживец вздрагивал, с каждой минутой чувствуя, как утекает в бездонную яму холодное спокойствие. Вдруг толчки прекратились, и тишина вновь нависла над маркетом. Но никто так и не успел выронить слова, как грохот раздался вновь. И с каждым ударом холмы вырывались все дальше, а барьер жалобно дрожал, грозясь в любую минуту сдаться. Бойцам и полицейским пришлось с замиранием сердца наблюдать, как один маленький бугор начал расти под мерный бой лязгающих курантов, вырываясь все дальше и дальше, от остальных себе подобных. Льюис тревожно вытащил из кобуры пистолет. Снял с предохранителя. Но он никак не мог понять… Кто или что притаилось по ту сторону здания. Внезапно толчки угомонились. – Эй, вы, рассредоточиться! Слева и справа от маркета! – закричал Льюис штурмовикам за собой. Те быстро выполнили приказ, замерев за фонарными столбами. Двое засели за машиной Кайла. – Джексон! За мной! – скомандовал Льюис. И рванул к своей авто. Он присел за передним колесом с пистолетом наготове, и осторожно выглянул. Но молчаливый магазин не собирался на него нападать. Встревоженный полицейский сразу примостился рядом. Он пригнулся, и пробежал мимо офицера, чтобы засесть за задним колесом. Вытащив оружие из кобуры, Джексон ловким движением снял его с предохранителя. А затем, поднявшись, с пистолетом наготове облокотился о багажник, готовый незамедлительно открыть огонь по врагу. В голове заезженной пластинкой крутились одни и те же мысли, которым не было ответа. Но он не знал, что тот не заставит себя ждать. Под ногами задрожала земля, и раздался грохот – плита, облепленная кусками бетона, со столбами пыли рухнула на асфальт. И из образовавшегося проема на людей глядела тьма. Опустилась глухое, зловещее безмолвие. Льюис прервал его приказом. Двоим штурмовикам, засевшим за машиной Джексона, требовалось выяснить, что случилось, и по возможности пробраться вовнутрь. Те медленно двинулись, прикрывая друг друга. Они попеременно оглядывались, похоже, ожидали нападения откуда угодно, но не из маркета. Рэнди Наффз почти вплотную приблизился к проему, вокруг которого витала пыльная пелена. Немного помешкав, он заглянул внутрь. И, не сыскав ничего хорошего, повернул голову к напарнику. Тот подбодрил его кулаком, с поднятым большим пальцем. Но Наффз не смог заставить себя стать увереннее. Хотя, сделал шаг навстречу неизвестности. Пронизывающий с головы до ног мрак встретил его. Электричество в здании выбило, но изнутри все еще веяло прохладой, оставшейся от кондиционеров. Боец перешагнул входной проем, и достал с пояса карманный фонарик. Слабый круг света выхватил из черноты нетронутые кассовые аппараты. Рэнди сделал еще шаг вперед, и неуверенно посветил в другую сторону. Внезапно блеклый круг рассеялся вникуда. Там вроде бы находился проход в нижний ярус маркета, вспомнил боец. Он неуверенно двинулся к нему, периодически светя себе под ноги. Пол кругом был заляпан чем–то черным, по запаху похожим на кровь. Из проема кто–то сдавленно зарычал. Зашелестело и заскрипело. Рэнди не мог понять, что именно. Однако, кожей ощутил присутствие кого–то большого и опасного. Он слегка опешил, и закричал, когда на черном фоне вспыхнули два желтых огонька. В панике схватился за оружие и выкрикнул что–то нечленораздельное. Выстрелы эхом зазвенели в глубине магазина, чтобы затем оборваться глухой тишиной. Отчаянный крик заставил соратников Рэнди повернуться к злосчастному входу и не сводить с него глаз. – Назад!!! – заорал Джон, но было поздно. Нечто, вынырнувшее из проема, темным силуэтом скрылось в коричневатой завесе. Что–то холодное и тонкое схватило напарника Наффза, не успевшего уйти далеко от злосчастного проема, и резво утянуло в свою нору. Остальные бойцы вмиг напряглись, все еще не понимая, с чем им пришлось столкнуться. Дула их оружий, так уверенно целящихся вперед, задрожали над асфальтом. Раздался обрывистый крик, и в следующий момент что–то круглое взлетело в воздух из облака пыли и упало к ногам офицера. И тот, наконец, отлепил глаза маркета. Недоверчиво опустил взгляд. Лицо его дрогнуло, когда он увидел окровавленную голову Рэнди, с искаженным в предсмертной маске лицом. – Ты… Это ты, – послышалась невнятная речь из черного проема, и Джон вновь тупо уставился на маркет. Штурмовики, сидевшие под фонарями, заговорили друг с другом по рациям. Некоторые из них пытались связаться с офицером, но тот упрямо игнорировал доносившиеся из небольшого аппарата в его нагрудном кармане, звуки. Так и не дождавшись какого–либо приказа от Льюиса, штурмовики сорвались со своих мест, и сгруппировались по обе стороны от маркета. Кружки многочисленных дул направились на вход, темным прямоугольником видневшемся в поредевшей завесе. Нечто со скрежетом выскользнуло из мрачного прямоугольника, и вытянулось, еще больше став похожим на змею. Наконец, оно предстало во всей красе, чем заставило умы некоторых взяться дымкой недоумения. И секундой погодя, крепкие парни в бронежилетах, все как один, в ужасе опустили дула автоматов, и покрепче схватились за гранаты. Два горящих огнем круглых глаза, казалось, в одно мгновение прожгли душу Джона. Неясная фигура с глухим треском перекачнулась и замерла, представ под светом луны и фонарей. Это оказалось высокое, в два с половиной метра, существо, с уродливой приплюснутой головой, больше похожей на скалящий острые зубы череп. Из покрытого кривыми шипами панциря росли конечности, оканчивающиеся огромными мясницкими ножами. Ног же у существа не было; заместо них тело переходило в длинный, но несколько приплющенный хвост, покрытый гладкими блестящими пластинами. Штурмовики открыли огонь. Сначала нервы сдали у стоящего левее всех, и он без тени сожаления выпустил весь магазин в шипастый панцирь. Когда автомат защелкал, сообщая о том, что патроны кончились, боец выхватил из кармана новый коробок, и быстро отсоединил пустой. Большая часть пуль пролетала мимо, врезаясь в оббитые пластиком стены маркета. Но те, что попадали в цель – сплющенными шариками сыпались на асфальт. И беспомощно мигали на лунном свету. Змееподобная тварь не шевелилась. Лишь тяжело дышала, и пялилась на бойцов, начавших плавно рассыпаться к своим машинам. Те не переставали стрелять на ходу, и по–прежнему позорно мазали. Джон выпрямился. Он не мог поверить тому, что видел. Вскоре заерзал рядом Джексон, и Льюис не удержался от соблазна бросить на него короткий взгляд. Тот был досмерти напуган; его трясущиеся руки с трудом держали один–единственный пистолет. Он глядел на непонятное существо, и медленно терял над собой контроль. Но офицер ничем не мог ему помочь. До него самого начало смутно доходить, что вряд ли даже крупнокалиберные патроны возьмут это создание. Кто–то прокричал «Ложись!», и свет фонарей осветил летящую к твари гранату. Она разорвалась прямо под лоснящимся хвостом, и расцвела облачком пыли. Крошево посыпалось в разные стороны, на асфальте осталась лишь чернеющая от взрыва ямка. Зашипев, тварь раскрыла зубастую пасть. Толстый язык вывалился наружу, а голова медленно повернулась. Офицер ненароком встретился глазами с чудовищем. По его спине пробежал холод ужаса, а грудь сдавил приступ сиюминутного раздражения. Воздух сотрясли очередные выстрелы. Штурмовики безжалостно выливали боезапас в противника. Громко ругались. Внезапно тварь сорвалась с места. Ее извивающиеся движения, к несчастью для бойцов, позволяли быстро скользить среди брошенных машин. Она рванула к людям, и те рассыпались по сторонам как стайка воробьев. На секунду застыв, уродина резко дернулась, и ее голова склонилась над оторопевшим Кевином Джервом. Закричав, тот поднял автомат вверх, немигающим взглядом уставившись в светящиеся глаза. А следом зарядил очередь в раскрытую слюнявую пасть. Та любовно обхватила в острые объятья его голову в защитной каске, и сомкнулась. Хруст ломающихся костей барабанной дробью наполнил округу. И все видели, как обезглавленное тело зашаталось, и, коряво шагнув, рухнуло. Кровь фонтаном ударила во все стороны, и осквернила парковку густыми разводами. Блеснувшая на свету граната упала на панцирь и застряла между двух шипов. Взрыв короткой вспышкой лизнул широкое туловище – по парковке растекся жалобный стон твари. Рыкнув, она яростно взмахнула окровавленными ножами, и со всей неконтролируемой злобой ударила по асфальту длинным хвостом. Крохотные трещинки на сером полотне расползлись по сторонам. Молнией сорвавшись с места, существо заскользило к машинам, внимательно всматриваясь в пустые салоны. Ловко маневрируя среди них, оно зависло возле одной авто. И скособочилось, выглядывая спрятавшихся. Штурмовики с ужасом увидели клоунскую ухмылку, сияющую им в лица рядом острых зубов. Раздались выстрелы, и на уродливой голове заиграли желтые звездочки. Химера заревела, и плашмя ударила кривым ножом по капоту несчастной авто. Тот прогнулся, и округа взорвалась воем сигнализации. Пронзительно зашипев, тварь снова обрушила нож, и фары, всплакнув, лопнули. Машина обиженно заткнулась. Наружу из раскуроченного капота высунулись язычки пламени, и осторожно взвились в ночной воздух. Вдруг Химера дернулась вбок, одарив скрывающихся за разбитой машиной людей безумной улыбкой. Те, не прекращая стрелять, повыбегали из укрытий. Хищник, проводя их взглядом, плавно перекатился навстречу, не обращая внимания на огонь и дым, валивший из–под авто. Вспыхнув пышным взрывом, легковушка за его спиной с ревом подпрыгнула и взялась алым пламенем. В воздух вздыбился густой черный дым, а по парковке растекся дурманящий запах паленой резины. А Химера даже не шевелилась; все так же безумно ухмылялась и наблюдала светящимися глазами за перепуганными людьми в бронежилетах. Автоматная очередь затараторила на своем языке, и сразу же оборвалась, когда тварь грациозно подползла к штурмовику. Поглядев на него свысока, она взмахом гладкого хвоста сверху вниз разрубила его напополам. Красная жидкость полилась во все стороны, и стоящий рядом напарник видел, как из безжизненного тела вываливались внутренности. Липкая кровь накрыла его с ног до головы, и боец застыл, не в силах сдвинуться. Рука, сжимающая автомат, онемела. Штурмовик закричал прямо в ухмыляющуюся морду. И змей, зашипев, взмахнул кривым ножом. Бедняга обезумевши завопил, и выпустил оставшиеся патроны в рогатую башку. Офицер, пребывая в прострации, слышал, как мгновенно прервался его крик, а следом с неприятным звуком шмякнулось нечто тяжелое. Тварь взревела, и рванула к следующей жертве. И, взмахнув замызганными клинками, разрубила человека на куски. А потом настала очередь кого–то еще. Снова… и снова. Джон мог поклясться, что не единожды пропускал мимо себя этого монстра, казалось бы, не обращающего на него и грамма внимания. Выжившие отчаянно побежали к фургонам. Тварь скользила за ними по пятам, сверкая круглыми глазами. Одиночная стрельба срывалась взрывами гранат, и оканчивалась змеиным шипением безжалостного убийцы. Вдруг раздался оглушительный грохот, и улица осветилась рыжим светом. До офицера донесся запах паленой резины, и жареного мяса. Он мгновенно отошел от ступора, развернулся, и увидел горящий фургон посреди дороги. Одинокое колесо вприпрыжку катилось к обочине. Но, зацепившись за бордюр, оно опрокинулось, и замерло на веки. Взорванная рядом машина полыхала кучерявым костром, и поднимала в воздух слои черного густого дыма, обволакивающего все вокруг. Стены близстоящих домов, фонарные столбы, и столбы электропередач исчезли, словно стертые ластиком. Химера, стоящая посреди проезжей части, окруженная красно–черным фоном, сверлила офицера желтыми фарами. Ее зубастая пасть дергалась, словно рот, произносящий безголосные слова. Неожиданно Джон понял. Эта тварь говорила с ним, как маньяк с жертвой. Его руки затряслись. Чернеющий остов, мелькающий среди жирных языков пламени, осторожно подглядывал за ним. И только узкая луна равнодушно смотрела на него. Но не это заставляло разум взяться дымкой безумия. А безмолвие, царившее в безжизненных коробках домов. Ведь наверняка эту бойню видело множество горожан, спрятавшихся за черными окнами. Это наводило на мысль, что очень скоро история получит очень большую огласку. Змееподобная статуя, застывшая возле столба мигающего оранжевым, светофора, подняла хвост и медленно закачала им, привлекая внимание. Офицер покрепче сжал рукоять пистолета, и заставил себя собрать волю в кулак. Ножи, как топоры мясника, брякнули друг о дружку. И громоздкая фигура медленно заскользила к офицеру. Бежать. Куда угодно, но только спастись! Человек глубоко вдохнул воздух и повернул голову влево – там, на асфальте, в луже крови лежал Кайл. Бедняга Джексон, чья жизнь оборвалась слишком быстро. Тварь забрала ее, и уже переваривала в источник энергии. Джон отпихнул от себя негативные мысли. Он снова взглянул на чернеющий силуэт впереди; приближавшиеся желтые кружки издевательски покачивались. Запрятанный где–то глубоко инстинкт в безмолвном отчаянии кричал, что надо делать ноги. В ту минуту тварь попросту подлетела к офицеру и Джексону. Ни один, ни второй, не успели даже среагировать; окровавленный с зазубринами нож, под радостный звериный визг пронзил спину полицейского. Вопль Кайла стих, лишь когда та откусила ему голову. Офицер еще не знал, как часто кричащий от боли Джексон будет приходить по ночам в кошмарах. – Это твоя вина… Ты заплатишь, – завыл хищник. Джон очнулся, и увидел стоящее в восьми метрах от него кровожадное существо. Дрожащей рукой он поднял пистолет, и попытался прицелиться. Это оказалось весьма проблематично. Джон в мыслях выругался, понимая, что поступал глупо. Но внезапно палец дрогнул, и пуля все же выскочила из дула, звездочкой сверкнув на панцире монстра. И еще раз, и еще… Вытянув голову, тварь удовлетворенно зашипела. Ее тонкая, ссохшаяся шея высунулась полностью. Ножи возбужденно заклацали друг о дружку, а глаза загорелись призрачным огнем. И Джон понял, что ему казалось странным ее морде… Ведь это ни что иное, как искаженное в безумии лицо человека! От этого озарения палец опустился на курок. Пистолет принялся нещадно выплевывать пули, и те, попадая прямиком в цель, дождем сыпались на асфальт. И только когда оружие защелкало, выпуская лишь воздух, офицер пришел в себя. Он широко раскрытыми глазами уставился на существо, сверлившее его желтыми кругами. И тут, почувствовав легкое дыхание смерти, Джон бросился прочь. Как последний трус. Он никогда прежде не ощущал себя таким беспомощным… Таки жалким. Даже теперь, пытаясь спасти собственную жизнь, Джон не знал, что и делать. А когда затекла правая рука, сжимающая бесполезный пистолет, он начал злиться. В какой–то момент пальцы разжались и выронили тяжелую железяку. И позже Джон не вспомнил ни одной детали, которая помогла бы определиться, где именно начать его поиски. А пока он убегал без оглядки, и все дремавшие до этого дня рецепторы разом напряглись, позволив Джону кожей чувствовать неторопливо плывущую по пятам громоздкую тварь. Оно играет со мной, мелькнуло в голове. Фонарные столбы нескончаемо сменяли друг друга, и Джон начал понимать, что устает. Он то и в молодости не слыл хорошим бегуном. А что говорить сейчас? Грудь внезапно потяжелела, а сбившееся дыхание начало отдавать хрипотой. Офицер резко свернул за угол, и, спрятавшись  в тени, прижался к холодной кирпичной стене. Воздуха явно не хватало, и Льюис широко раскрыл рот, пытаясь поглотить больше дефицитного вещества. Сердце отчаянно колотилось, и было готово в любой момент перепрыгнуть через частокол ребер. – Думал, что скроешься? – донеслась до ушей змеиная речь. Мужчина с трудом повернул голову. Злобная морда выглядывала на него из–за угла переулка. Окровавленная пасть распахнулась, и из ее недр высунулся толстый язык. Не желая знать, что будет дальше, Джон вскрикнул, и побежал что есть сил. И свернул в самый первый поворот. Это оказалась не улица, а лишь проем между домами, затянутый сеткой. Джон схватился за холодный металл, пытаясь вскарабкаться наверх. Но тут левая туфля соскользнула, и офицер упал на колени. Содранные до крови ладони саднили, однако, Льюис не обратил на это никакого внимания. А едва за спиной зашипело чудовище, Джон понял, что дышал последние минуты. Резко обернувшись, он увидел тварь, ехидно потирающую кинжальные лапы. Мерзкий скрежет разбавлялся искрами, что сыпались с металлических лезвий. – Загнал сам себя в ловушку… Грустно, – прохрипело существо, и медленно двинулось навстречу жертве. Тело при движении покачивалось, а шары–глаза сверкали на темном фоне подобно прожекторам. Но не успело оно преодолеть и половины расстояния, как тут замерло, и лениво обвело взглядом скрытые во мраке углы зданий, куда не падал свет. Джон прижался к кирпичной кладке и увидел, как соскочила гнусная ухмылка с уродливой морды. Тварь нервно замотала хвостом и оскалилась. Обнажившиеся сероватые десны выглядели больными. Нечто ослепительное ударило в глаза офицеру. Оно молнией пронеслось через лапу твари и устремилось ввысь, чтобы в следующее мгновение растаять во тьме. Раздался хруст – из локтя потекла черная густая кровь. А затем срезанное с ошметком мяса лезвие со всхлипом упало на асфальт. Чудовище тревожно замахало головой, и злобно захрипело. Загадочная молния сверкнула опять. Задев змеевидное тело поперек, она исчезла в темной бездне высоты. Разъяренный вой заставил офицера встрепенуться. Он еще сильнее прижался к кирпичной стене, и стал с ней одним целым. И смотрел, как создание, вопя, скривилось. Как выпятило хвост буквой «С». А затем торс, роняя брызги черной крови, лениво сполз на асфальт. И выронил из себя ошметки влажных вонючих внутренностей. Казалось, весь кошмар закончился. Льюис перевел взгляд на поверженное чудовище и от удивления широко распахнул глаза. Холодная дрожь пробежала по его телу. Голова зверя безжизненно припала к липкому от крови асфальту. Желтые, светящиеся глаза по–прежнему смотрели на Джона из провалов черепа. Приоткрытая пасть улыбалась сотней тонких шипов. Офицер почувствовал себя скверно. От одной, бредовой мысли, не хотевшей его покидать. До чего же сильно эта морда похожа на лицо человека, думалось Джону. Наверное, потому, что напоминала кое–кого… Психопата, терроризировавшего город несколько лет назад. И пойманного по нелепой случайности. Вдруг Джон ощутил справа от себя легкое дуновение ветра и краем глаза заметил, как в темноте появились неясные очертания изящной фигуры. – Вы, должно быть, удивлены? – услышал он молодой женский голос. Нескрываемые нотки презрения надавили по самолюбию Джона. – Кто ты? – недоуменно вопросил он. Происходящее все больше походило на безумие. Вслед за усмешкой тот же приятный женский голос сказал, что это не имеет значения. Джон всмотрелся в темноту угла слева от себя, и увидел, как спасительница качнулась. – Вам бы следовало поблагодарить меня, а не допрашивать, Джон Льюис. – Я хочу знать, что тут происходит. И как тебе удалось уничтожить тварь, – он сделал уклон на слове «тварь». Девушка вздохнула. – Хорошо. Мое имя Антайо, – нехотя произнесла она. – Но не обольщайтесь… Никому из вас не под силу совладать с этими существами. Что до этого… Оно бы вдоволь наигралось с вами, перед тем, как убить. – Что? – с негодованием вопросил офицер. Он отлип от стены, и сделал несколько шагов навстречу. – Стойте! Крайне рекомендую вам двигаться, – сурово бросила Антайо. – Это может быть опасно. Джон кашлянул. К сожалению, он не видел, как голова в луже черной крови за его спиной дернула нижней челюстью. – Не верьте своим глазам, офицер. Они не откроют вам правду. Да, и у вас есть предположение, почему вдруг оно появилось в замурованном маркете? Неужто пришло за покупками? – девушка засмеялась. – Твое веселье можно списать на юный возраст, но это неудачная шутка, – сухо заметил Льюис. – Это не шутка, – произнес звонкий голос. – Дальше будет только хуже. – Что ты имеешь ввиду? – Не питайте иллюзий, офицер. Еще семь существ заставят город изрядно понервничать. И на вашем месте, я бы весь месяц вообще не вылезала из дома, – заявила спасительница. Джон сурово сдвинул брови. Эта барышня очень в себе уверена! – Я предостерегаю вас. Жизни горожан в ваших руках. Но если люди начнут вмешиваться, то сами накликают на себя проблемы. – Как ты можешь так говорить? – в гневе бросил офицер. – Вы не хотите меня услышать… И почему я это знала, когда следовала за вами по пятам? – Ты следила за нами? И даже не пришла на помощь! Мои люди были бы целы! Девушка вздохнула. В ее руках сверкнуло нечто металлическое. – Я не супергерой вашего города, офицер. Может, теперь у вас появится немного благоразумия, и вы прислушаетесь к моим словам, – с грустью сказала она. Джон не хотел верить, что чудовища начнут терроризировать город. Как и не мог видеть тварь за спиной, приподнявшую целехонькую лапу. – Офицер! В сторону! – вдруг закричала Антайо и выскочила на свет. Это оказалась девушка не старше двадцати лет, с прямыми красными волосами чуть ниже плеч. Ее удивительные фиолетовые глаза сурово сузились. Тонкий нос и стиснутые в одну линию губы придавали ей лишнюю сосредоточенность. Легкая черная курточка, хоть и расстегнутая, совсем не смотрелась по погоде. Майка под ней сверкала белизной. Облегающие джинсовые бриджи и высокие кожаные сапоги без каблуков выглядели весьма заурядно. Но куда более привлекала внимание штука в ее руке. Напоминающая звезду, она была около метра в диаметре. В самом ее центре сиял толстый металлический круг, за который девушка и держала странную вещицу. Четыре длинных, широких клинка, изогнутые на манер серпа, были наклонены по часовой стрелке. Проемы между ножами постепенно сужались, оставляя совсем небольшой зазор у основания. Ходить с этой штукой и не пораниться казалось невозможным. Но девушка держала ее крепко, словно исключала эту опасность. Она вскинула правую руку с непонятным оружием, и ее пальцы хищно вцепились в круг. Металлические лучи мягко сверкнули на лунном свете и выхватили ожившие тени за спиной офицера. – Что… что ты делаешь?! – закричал Льюис, но девушка ему так и не ответила. В следующий миг оружие сорвалось из ее руки и, обратившись в белую полоску, просвистело в нескольких сантиметрах от уха мужчины. Врезавшись в стену, штуковина отрикошетила, и стукнулась о мусорный бак, вонявший возле решетки. А когда девушка подняла руку, молния ударила в нее. И в следующую секунду обратлась в звездообразное оружие. Услышав за спиной кряхтение, Джон резко развернулся. Окровавленная голова поверженного чудовища медленно катилась к его ногам, оставляя за собой черный след. – Живучий урод, – злобно бросила девушка. Изумленными глазами офицер уставился на незнакомку. – П–попла–а–атиш–шь–ся–я–я, – протянула голова свое последнее слово и смолкла. – Почему эти твари говорят? – Джон нашел в себе силы начать беседу. – Я уже объясняла вам, что вы не понимаете, с чем имеете дело. Даже если я вам расскажу, вы не поймете. – Это безумие, – сокрушительно произнес офицер. – Но я просто обязан знать, как защитить город. – Вы уже знаете, – буркнула Антайо. – Позаботьтесь о себе и о жителях. А остальное позвольте завершить мне. С этими словами девушка развернулась к нему спиной и скрылась во тьме. – Антайо! – крикнул Джон. – Постой! Ему никто не ответил. Словно почувствовав на себе чей–то тяжелый взгляд, он резко обернулся. Воображение нарисовало крадущуюся во тьме жуткую голову, но, увы, кроме него самого в этом закуточке никого не было. Тело твари испарилось, и только тлеющий кровавый след напоминал о недавней бойне. Шаткой походкой удаляясь прочь, офицер крутил в голове одни и те же мысли. Его бесстрастное лицо превратилось в маску, скупо освещенную лунным светом. «Во что бы то ни стало, нужно поскорее вернуться в участок. Сообщить о провале… И предпринять меры, чтобы подобное больше не повторилось». 3. Компаньоны Джейди с кислым видом сидел на своем излюбленном диване в гостиной и щелкал по каналам. Кругом шла либо реклама, либо бесконечный мыльный сериал. Пальцы все сильнее били по кнопкам пульта, и раз за разом на экране сменяли друг друга надоедливые кадры из бесконечных любовных сериалов. Но тут пульт соскользнул с рук и упал на пол. Выругавшись, Джейди наклонился за ним, чтобы через секунду забыть об его существовании. Внимание привлек прямой репортаж о злосчастном магазине. С замиранием сердца глядя на экран, Джейди вдруг кое–что вспомнил. Змееподобное существо, скалящее зубы… Светящиеся круги глаз… После страшных кадров с места событий появилось напряженное лицо Джона Льюиса, сидящего на кресле в своем кабинете. Рядом с ним невероятным образом материализовалась молоденькая журналистка. Секунду погодя она начала о чем–то трещать и тыкать микрофон ему под нос. Джон отмахивался от нее, как от назойливой мухи, и, в конечном счете, сдавшись, заговорил о террористах. Он назвал их «хорошо скооперированной бандой». Предупредил, что они на свободе, но он приложит все усилия, чтобы избавить город от них. Больше он не стал ни о чем распространяться, и попросил журналистов покинуть кабинет. Но девушка начала настырно расспрашивать о разрубленных на части бойцах, и верещать о гибели полицейского. В ответ на ее выходки офицер сухо сообщил, что враг оказался хитрее. А потом девушка опять принялась за свое. И с каждым ее словом лицо Льюиса надувалось и краснело, а губы все больше стягивались в щелочку. И, едва она закончила монолог, Джон выдержал паузу и сказал, что следует ввести комендантский час. А после этого попросил покинуть кабинет, ссылаясь на плотный рабочий график. – На данный момент это вся информация, которой мы располагаем, – заговорил диктор, едва показавшись на экране. – Напомним, ночью неизвестные лица напали на маркет «Умная покупка». Исходом стали многочисленные жертвы группы захвата. Магазин частично разрушен. Есть погибшие среди гражданских. Расследование ведется. Итак, к другим новостям… Дамбу прорвало. И Джейди все вспомнил. Вспомнил, как тварь едва не разнесла весь магазин, в попытке поймать его. Как потеряв человека из виду, она окончательно взбесилась и выбила плиту. Спрятавшись в укромном месте, Джейди слышал ее обезумевший рев и ждал, когда она уйдет. Когда перестанет шипеть. Он бредил. И тогда дал ей имя. «Химера». Но потом ему вновь стало плохо. Когда тошнота прошла, тело вспыхнуло невидимым огнем. Реальность утонула во тьме, а потом взорвалась голубым небом, на котором висел ослепляющий диск солнца. Ведь Джейди проснулся у себя дома. Возвращавшаяся обрывками память сложилась в паззл. Недостающие кусочки соединились в единое целое, и разрисовывали тусклую картинку новыми деталями. То месиво на полках и было ничем иным, как теми несчастными, кто не успел убраться прочь из магазина… Внезапно квартира всколыхнулась от громкой музыки, и Джейди пулей метнулся в свою комнату. За мобильником. – Да? – быстро сказал он, не заметив, кто звонил. – Здорово, Джейди!! Как самочувствие? – услышал он в трубке веселый голос Арека. – Намного лучше, – без обиняков ответил тот. И это была правда. – Ты уверен? – Да… все прошло само собой. Был один сильный приступ, но мне уже лучше. – Я рад, что лекарство от головной боли не понадобилось. – Головной боли? – в недоумении повторил Джейди. Он меньше всего полагал, что ему выписали именно это. – Да. Что тебя так удивляет? Ты упал с доски, ударился… В прочем, не важно. – Наверное, – выдержав паузу, согласился Джейди, еще плохо соображая, что происходит. – Слушай… Я чуть не забыл… Завтра у нас будет контрольная по истории, написать должны все, а то не допустят к экзаменам. Так что готовься! – Хорошо… – лениво произнес Джейди, и тут же опомнился. –  Завтра контрольная, а ты мне это только сейчас говоришь?! – Я до тебя несколько дней дозвониться не мог! Сегодня уже пятница, друг. Где ты шляешься? – Последнее, что я помню… я шел в магазин незадолго после твоего ухода. – Что? – Пошел в маркет и все. Больше ничего не помню. – Ты был в «Умной покупке»??? – Нет! – с выдохом крикнул Джейди. – Иначе я был бы мертв… – Ох… Да, прости. Ты тоже видел эти новости. Знаешь. Сегодня даже уроки отменили. В том магазине погиб наш учитель биологии. – Боже… – с ужасом промолвил парень, вспомнив темный отдел маркета. Рвотный рефлекс не заставил себя ждать. – Что такое? – с волнением спросил Арек. – Все нормально, – как можно спокойнее сказал Джейди. Похоже, у тебя начались периодические провалы в памяти. Все же, сходи в аптеку! – голос в трубке звучал беспокойно. – Хорошо, – кивнул Джейди. – Слушай, ты можешь прийти ко мне, взять материал и выучить до завтра… Понимаю, там много, но уверен, ты справишься. – Спасибо. – Приезжай сегодня к трем. Перепишешь мою тетрадь… Блин! Чуть не забыл! Завтра отменили физику, так что у тебя есть время поспать побольше. – Буду. Не хватало еще провалить контрольную, –  засмеялся Джейди. – Ко скольки завтра? – К десяти. Не забудь. – Хорошо, – сказал он Ареку, и повесил трубку. Наспех одевшись, Джейди вышел на улицу. Глаза скользнули на электронное табло магазинной вывески. Бегущая строка исказилась синими цифрами. Ровно час дня, заявили они, и небрежно уплыли прочь, уступив место рекламе. Джейди улыбнулся сам себе. Он решил выйти пораньше, чтобы прогуляться до друга пешком. Несмотря на то, что сегодня прохладно, а на небе зависли хлопьями тяжелые тучи, городская суета отвлекала от негативных мыслей. Быстро обогнув пару переулков, Джейди вышел на широкую улицу. Машин поубавилось. Вроде бы будний день, и люди то и должны, что нестись по неусыпному городу… Но внезапно Джейди замер посреди тротуара, поменявшись в лице. Его взгляд только лишь по нелепой случайности выхватил из немногочисленных прохожих одного, шагавшего к остановке. Его яркую футболку с пальмами он узнал бы из тысячи. Кто он такой? Какое имеет ко всему отношение? Работает на правительство, или… Блондин постоял несколько минут, похоже, в ожидании автобуса, и двинулся прочь, периодически поглядывая на свою правую руку. Внезапно он остановился возле «зебры», и исчез в группе ждущих своей минуты пешеходов. Но ненадолго. И Джейди, впившись в него взглядом, наблюдал, как тот, обогнав остальных, переходил улицу. А следом подумал. Конечно, к Ареку он успеет… Арек подождет. А вот проследить за белобрысым еще раз вряд ли представится возможным… «Может, я хоть сейчас найду ответы на свои вопросы» – пробубнил сам себе Джейди. Легковушка слева отчаянно просигналила. – Эй, придурок!!! – услышал он разъяренный голос и повернул голову. Буквально перед носом стояла синяя авто. Из–под ее колес пробивался сизый, едкий дым, а капот дрожал, как старый радиатор. За лобовым стеклом виднелся разъяренный небритый мужчина, волосатые руки которого нервно держали руль. Он скривился, и махнул широченным кулаком. – Куда ты лезешь?! Найди другой способ покончить с собой! – прогремел он. – Простите, – сказал Джейди, только сейчас заметил, что шел по пешеходному переходу на красный свет светофора. Он вернулся на тротуар, и с нетерпением дождался зеленого сигнала. Наспех пересек дорогу, и лихорадочно замотал головой, в попытке найти свою цель. К счастью, это оказалось несложно. Яркая футболка делала белобрысого очень заметным. Да и его походка… Он по–прежнему шел вразвалочку… и выглядел беспечным. Джейди прищурился, гадая, что тот намеревался делать. Куда шел и почему. Внезапно блондин свернул на перекрестке. Джейди ускорился, не желая терять незнакомца из виду. Замер, заметив его, стоявшего неподалеку. Тот внимательно изучал стену некоего здания. Вдруг блондин повернулся к незадачливому шпиону спиной и пошел дальше. Джейди неуверенно зашагал следом, от всей души надеясь, как бы тот не оглянулся и заподозрил чего–либо лишнего. К счастью, удача была на его стороне. То место, возле которого остановился этот человек, оказалось цветочным магазином. Нахмурившись, Джейди сбавил скорость. Отчего–то решил, что совсем скоро станет свидетелем грандиозного события. Еще один квартал был пройден, а блондин все так и шел. И ни разу в его белобрысой голове не возникало мысли обернуться. Но внезапно в его сжатой в кулак правой руке что–то сверкнуло. Джейди так и не смог понять, что это, хотя неоднократно всматривался. Внешне штука походила на камень, излучающий черный свет. Прямо, как его глаза, когда он обгонял Джейди, плывя против течения… Сунув руку в карман, белобрысый снова свернул за угол. И остановился напротив двери. Открыв ее, он вошел внутрь. Джейди последовал за ним. Зайдя в помещение, он нервно осмотрелся. Справа находилась стойка со слабоалкогольными напитками, возле которой кружила официантка. Девушка за ресепшеном вела оживленную беседу с парнем в белом халате, протирающим пивной стакан. Она не обращала внимания на новых посетителей, ровно как и ее молчаливый друг. Джейди сразу заметил сидящего одного за столиком у окна белобрысого. Тот с серьезным лицом изучал меню, и громко шелестел страницами. Как тут нервно осмотрел полупустое кафе. От этого тяжелого, подозрительного взгляда Джейди почувствовал себя скверно. Ведь он тоже попал в зону риска, и оставалось только надеяться, что блондин ничего не заподозрил. Зависнув на пару секунд, тот снова погрузился в изучение блюд. Джейди беспечно прошел дальше, стараясь унять дрожь в коленях. И едва не зацепился об угол стола. Устало ухнув, он бросил осторожный взгляд на увлеченно читающего что–то белобрысого, и сел за соседний столик. Ладони предательски задрожали, и тогда Джейди неуклюже потер их. Сегодня в кафе натекло мало посетителей, и свободных мест было довольно много. Но… отчего–то Джейди не покидала дурная мысль, что его замысел непременно провалится. Но одного взгляда на блондина хватило, чтобы понять – тому глубоко наплевать на все, что происходило вокруг. Он расслабленно развалился на стуле, и принялся барабанить пальцами по столешнице. Наверняка ждал кого–то. Чтоб не привлекать лишнего внимания, Джейди с умным видом взял меню со столика, и принялся выбирать себе еду. – Добрый день, чего желаете? – прогремел приятный женский голос. Джейди слегка опешил, и перевел взгляд на возникшую возле его столика с блокнотом официантку. Широкая, явно вымученная улыбка уродовала ее милое личико. – Добрый, – Джейди на мгновение запнулся. – Да… Жареную картошку с грибами, пожалуйста. И сосредоточился на худощавой фигуре, сидящей к нему спиной. А окрыленная девушка мигом улетела за ресепшен с заказом, а вот блондину уже другая официантка принесла салат. Поблагодарив ее, тот начал кушать. Не прошло и пяти минут, как дверь в кафе распахнулась. Колокольчик громко зазвенел, оповещая о новых гостях. Но, похоже, только одному Джейди было до них дело. Он обернулся, и увидел двух парней. Что–то в их облике казалось странным. Парни быстро направились навстречу к Джейди, тяжело ступая по бетонному полу. В этот момент захотелось провалиться под землю. И бедняга вжался в стул, успев пожелать стать невидимым. Те прошли мимо, словно бы действительно не заметили его. Они застыли возле соседнего столика, и, заскрипев стульями, подсели к белобрысому. Приятный парфюм, зафонивший тому в нос, напоминал запах эвкалипта. Они даже не поприветствовали его. Один, что уселся от блондина по правую сторону, высокого роста, имел недлинные, фиолетового отлива волосы. Одет он был в короткий не по погоде черный плащик, цвет которого подходил его завораживающим, темным глазам, блистающим презрением и нетерпением. Второй, среднего роста, с коротко подстриженными русыми волосами, носил круглые очки. В отличие от своего фиолетоволосого спутника, он выглядел более невозмутимо, и производил впечатление умного, но скрытного человека. – Вот ваш заказ! – прозвенела официантка прямо перед Джейди и резво положила тарелку на стол. – Спасибо, – отблагодарил парень. Он не ожидал, что заказ принесут так быстро, а может, время стало лететь незаметно? Он достал мобильник и взглянул на часы. Было без четверти два. – Почему так долго? – раздраженно спросил фиолетоволосый, и Джейди уловил каждое его слово. – Мы начали беспокоиться. – У меня возникли некоторые трудности… Как говорят, первый блин всегда комом, – улыбнулся блондин. На что парень в плаще раздраженно фыркнул. – Где осколок? – внезапно пропыхтел он. – Вот, – ответил белобрысый и достал из кармана коричневый, сверкающий на свету правильной продолговатой формы камень. Похоже, он не особо стремился показывать его, но Джейди все равно разглядел таинственный предмет. Этот кристалл ему сразу не понравился, хотя был невероятно притягательным. И походил на артефакт. – Я едва успел удрать оттуда, – опасливо произнес блондин. – Не думал, что на практике провести полностью операцию весьма опасно. Собеседники сочли нужным промолчать. – Все, наконец, он будет доволен, – удовлетворенно произнес фиолетоволосый, и с вальяжным видом принялся изучать меню. – Не сказал бы. Это наша вторая попытка добыть осколок, так что, по крайней мере, он не превратит нас в пепел. Не думаю, Дарк. Скорее он прикажет нам искать следующий, – подправив очки, сказал русоволосый. На сей раз официантка подошла к ним, и они сделали заказ. Напитки, как понял Джейди. – Этот урод меня уже достал, Кин. Ему все не так. – Еще б. Не забывай, кто он, – усмехнувшись, ответил Дарку Кин. – Ха–ха! Если бы он тебя сейчас слышал, то ей богу, работали бы мы с Кином одни, – белобрысый засмеялся. – Впервые вижу, как Тао сказал умную вещь. Ха! Именно поэтому я излагаю свои мысли о нем здесь! – бросил Дарк. – Ага, если бы это говорил тот, кто действительно работает, а не валяет дурака! – Придержи язык, Тао, пока хуже не стало! – Дарк повысил тон, устремил уничтожающий взгляд на белобрысого. – Успокойтесь вы оба! – не сдержался Кин. – Не забывайте, где мы находимся. – Ты прав. Пожалуй, скоро мы соберем все осколки и получим свое, – тихо сказал Тао. – Надо же, они все в одном городе! – Да, такое не часто увидишь, – согласился Дарк. – Ребята, мы же команда, мы все выполним. Нам никто не помешает. – Хочется в это верить, но ты сам знаешь, что это не так. Вероятно, и Защитники уже здесь, – сказал Кин и тут же заметил подходившую с заказом официантку. – Спасибо. – Эй, приятель, полегче, – предостерегающе поднял ладони вверх Дарк. – Не пугай. Тот лишь усмехнулся. – Да, Тао, ты их просто забираешь. Моя задача выслеживать осколки и предотвращать риски, а Кина – докладывать Хозяину о выполненной работе. Пожалуй, я же все проворачиваю так, чтобы мы им не попались? – с вызовом затараторил Дарк. – Именно, ты предотвращаешь риски… А что, если их нет? Все же, я рискую жизнью, добывая осколки, – злобно сказал Тао, устремив на Дарка уничтожающий взгляд. – Ты и не рискуешь. Они же не охотятся на тебя? Ты просто забираешь то, что принадлежит тебе по праву. Неужели это так сложно? И чем же ты рискуешь? – Дарк сделал вид, что удивился. – Собой, – буркнул Тао. – Мне же надо успеть покинуть место. Дарк хохотнул. – До чего ты забавен, Тао… Но по поводу них я бы не был таким самоуверенным, – мрачно сказал Дарк. – Не забывай, что после него главный я. Тао что–то пробубнил. – В итоге мы все станем бессмертными, если будем правильно работать, – разогнал напряженную паузу Кин и небрежно улыбнулся. – Хозяин получит свои осколки, а мы продвижение по службе. Может, нам еще дадут премию. – Уж слишком мы замечтались, ребята, – процедил Дарк, допивая через трубочку мохито. – Работа, как вы поняли, требует определенных усилий. А вы еще о премии… Давайте лучше не будем зарекаться. – Они ведь могут быть кем–либо из них, – Кин кивнул в сторону посетителей. – Не нагнетай обстановку, Кин, – рявкнул Дарк. – Тао, ты скоро? Тао, жуя, что–то промычал. Но фиолетоволосый лишь махнул рукой на его несказанную речь, и многозначительно уставился Кину в глаза. – Хм… Если мы все выполним верно, то можем рассчитывать не только на бессмертие, – подумав, произнес Дарк. – Хотя этот урод и наш Верховный Владыка, мы пойдем дальше, чем он думает. – Не выдумывай Дарк, – предостерег друга Кин. – Пока работа не сделана, не пытайся воображать, что ты такой всемогущий. – Посмотрим, – с этими словами Дарк встал из–за стола. – Тао, доедай и пойдем. Для тебя есть следующее задание. – Ты нашел его? – небрежно прожевал тот. – Как он выглядит? – Да. Я настроил кристалл. Иди. – Отлично. Подняв руку, Тао позвал официантку и, не привлекая лишнего внимания, расплатился за заказ. А затем вместе со своими друзьями и зашагал к выходу. Плетясь позади него, компаньоны тихо переговаривались. Тао открыл дверь, все трое вышли на улицу, впустив в кафе городской шум. Но броситься за ними в погоню уже не предстояло возможным – Джейди боялся подставиться. Боялся, что этот светловолосый Тао, наконец, его узнает. А если это произойдет, то уж точно не обойдется без проблем. Просмаковав эти мысли, Джейди принялся за еду. Аппетит не шел, и приходилось запихивать картошку в себя. А вместе с тем пожалеть, что не хватило мозгов заказать вместо этого стаканчик мохито. 4. Схватка Джейди, сунув руки в карманы, понуро плелся по тротуару. М–да. Проторчать целый час в кафе и растратиться – совершенно не входило в его планы. Зато он узнал много интересного. Оказывается, у Тао имелись сподвижники. И что их общая работа связана с поиском неких «осколков». Но этого было мало. Джейди желал знать обо всем. Ибо наткнулся на что–то такое, что могло бы прояснить тот случай на пляже, и кошмар в маркете. А также то, почему в один прекрасный момент вся жизнь перевернулась с ног на голову. Но оставалось только гадать. А этого Джейди больше всего не хотел. Ведь происходило то, что уже… Пролетевшая справа по дороге легковушка протяжно засигналила. Джейди вздрогнул, обнаружив себя посреди проезжей части. Быстро перебежав дорогу, он влился в толпу прохожих. Внезапно его озарило. Он вспомнил об Ареке, и о контрольной. Выругавшись, Джейди схватился за телефон. Глянул на время и широко распахнул глаза. Черт! Он опаздывал! Замотав головой, он понял, что не все потеряно. Там, за растущими на обочине деревьями виднелся ярко–оранжевый навес остановки. Если бы повезло быстро поймать транспорт… То Джейди не пришлось бы звонить Ареку… И извиняться за то, что он сильно задержится. Вдруг на глаза показался мчавшийся навстречу автобус. Он смешно подпрыгивал на неровной дороге. А на его огромном лобовом окне желтел яркий прямоугольник с номером «46». Джейди стало не до смеха. Это же тот маршрут, что ему нужен! Выругавшись, он побежал. И добрался до остановки быстрее, чем это сделала пыхтевшая махина. А затем пулей метнулся внутрь. Однако, ему не повезло. Он должен был прийти к Ареку еще двадцать минут назад. И целых десять минут назад начать переписывать материал. Но… Не приплестись во дворик трехэтажного жилого дома, раскинувшегося буквой «Г». Проклятье… Автобус попал на переезд. И простоял, казалось бы, битый час, пока грязные цистерны, загруженные в один товарный поезд, царственно пересекали проезжую часть. Достав телефон, Джейди набрал номер друга. Снова. Он звонил ему, пока стоял в дороге, но тот не брал трубку. Как назло. Через серию протяжных гудков в ухо заговорил робот, ровным голосом чеканивший слова «Данный абонент недоступен…». С негодованием бросив трубку, парень поплелся к последнему подъезду. На душе сразу стало скверно, а в правом боку предательски заныло. Раньше Арек всегда отвечал на вызов. Или же, постоянно перезванивал. Пнув камень, так неудачно попавшийся на пути, Джейди поднял взгляд. Знакомая, ни с кем не сравнимая фигура вынырнула с другой стороны многоэтажки, и двинулась навстречу. И Джейди чуть ли не подскочил на месте от неожиданности. Надо признать, угловатая, дерганая походка придавала ему болезненный вид. Тао резко свернул к подъезду, и хлопнул за собой распахнутой дверью. Та закрылась, оставив Джейди в полном недоумении. Ему как раз–таки нужно было туда! В этот же самый проклятый подъезд! В тревоге сдвинув брови, и стараясь не думать о плохом, он решительно завернул к обшарпанной двери. Та была обклеена не первой свежести объявлениями. Но внезапно Джейди понял, что сам себя загнал в ловушку. Справа от входа темнел домофон, по которому можно было вызвать Арека и попросить его открыть дверь. Но вся проблема заключалась в том, что Джейди не помнил номера квартиры друга. Да и ему не так часто приходилось гостить у Арека. Да и к тому же, не возникало никаких неувязок с домофоном. Ведь раньше его попросту не стояло. Похоже, дверь поменяли не так давно, а растяпа Кауф забыл предупредить об этом Джейди. Тут он разглядел семенившего по асфальтированной дорожке, примыкающей к зданию, одинокого старика. И, решив, что тот поможет ему в его нехитром деле, бросился к нему. – Внучек, куда ж так лететь? – в изумлении спросил дедушка. Трость, на которую он опирался, дрожала. – Простите, мне нужно попасть к другу, но я не могу открыть дверь, – виновато сказал Джейди, поглядывая на подъезд за собой. – Ничего, бывает. Видишь вот ту панель? Просто набери номер квартиры и нажми на круглую кнопку, – причмокнул дедуля, и добавил. – Как хорошо, что я тебя повстречал! Мне нужно в хозяйственный магазин, подскажешь, есть ли поблизости такой? – Да–а–а–а, – растеряно произнес Джейди, и почесал затылок. Он пытался вспомнить, где находился ближайший магазин. Но на ум ничего конкретного не приходило. Ведь Джейди не так часто бывал в этом районе, да и вообще, довольно плохо его знал. Но тут в голове закрутился образ небольшого магазинчика, мимо которого он проходил. И, нахмурившись, Джейди заставил себя вспомнить некоторые детали. А как только ему это удалось, выдал: – Вам надо пройти за дом, повернуть направо, и вы выйдете на улицу Вартера. Дойдете до первого светофора, снова свернете направо и на углу увидите магазин. – Спасибо большое, – улыбнулся старичок. – Извини, что задержал. Дедуля засеменил дальше. Джейди бросился к подъезду, и… со всей дури ударил себя по лицу. Разве можно быть таким болваном?! Узнать–то узнал, как пользоваться домофоном. А открыть дверь и попасть внутрь по–прежнему не предстояло возможным… Вот если бы ему хватило мозгов зайти с другой стороны здания, тогда бы не пришлось пересекать полностью весь двор. И в этом плане Тао оказался намного предусмотрительнее. Джейди глянул старику вслед. Тот был уже далеко. И постоянно мотал головой, видимо, любуясь цветущей природой. Деревьев во внутреннем дворике действительно росло немало, и их густая листва роняла благодатную тень от палящего солнца. Джейди еще в свое время отметил, до чего же удачно их насадили в таком количестве… Не то, что в родном дворике. Трепещущее беспокойство вновь закралось в душу. Джейди чувствовал – с каждой утекающей секундой сердце в груди все ускоряет свой бег, словно ветер, пригоняющий бурю. Но едва он вскинул руку, намереваясь пуститься за стариком в погоню, как… Со стороны подъезда щелкнул замок. И Джейди, ахнув, подлетел к нему. Застыл перед дверью. Наконец, я попаду к другу, подумал он. И, может, станет что–то известно о Тао… Но внезапно выходящий силой откинул дверь, и лицо Джейди в негодовании дрогнуло. А правый глаз задергался. Блондин обвел его оценивающим взглядом. – Вы заходите? – с интересом вопросил он, придерживая дверь. Джейди прикусил язык и кивнул. Неуклюже пропустив Тао, он схватился за металлическую ручку. И чуть не споткнулся. Блондин одарил чудака недоуменным взглядом, и, удрученно пожав плечами, неторопливо зашагал прочь. Джейди облегченно выдохнул – Тао, по всей видимости, не узнал его. Юркнув в подъезд, он бегом поднялся на третий этаж. Деревянная, покрытая лаком входная дверь сверкала великолепием и новизной. Не теряя времени, Джейди нажал на звонок, и услышал приглушенный звук внутри жилища. Но ему никто не открыл. Тогда он позвонил снова и, чувствуя нарастающее беспокойство, зачем–то дернул ручку. Дверь покорно раскрылась. Тревога всколыхнула тело с головы до ног; и, осмотревшись, Джейди неуверенно заскочил в прихожую. Но не успел он собраться с мыслями, как дверь шумно захлопнулась, и на глаза опустился полумрак. А потом в нос ударил неприятный запах, и поднял на спине волну мурашек. Не разуваясь, Джейди шагнул в коридор. И, ненароком прикусив губу, боязливо заглянул в раскрытую настежь кухню, вход в которую виднелся слева. Никого. Он окликнул друга, но тот не отозвался. Затем осторожно прошел в зал, расположившийся напротив кухни. Пусто. Джейди позвал снова, но только тишина ответила ему. Неужели… неужели с ним что–то случилось?.. Оставалось проверить последнюю комнату. Там, дальше, коридор делал поворот к спальне, и Джейди, сделав маленький шаг ей навстречу, остановился. На его лице застыло смятение. На паркете, прямо под ногами зияли грязные следы от обуви, обрывающиеся у двери в спальню. Джейди недоверчиво сдвинул брови. Взяв себя в руки, он осторожно прошел по следам и замер перед дверью. Паника, медленно набирающая обороты, вбивала в голову желание сбежать. Джейди толкнул приоткрытую дверь. Его глазам предстала кровать, расположившаяся под широким окном. Покрывало наполовину стянулось к светильнику, стоящему на тумбе в углу напротив. Что–то красное мелькнуло над простыней, поймав солнечный лучик. Джейди поежился. Отчего–то в этой комнате было заметно холоднее. Вдруг нечто, спрятавшееся под окном, потянуло белоснежное покрывало на себя. И Джейди узрел на нем кровавые пятна. Неожиданно они шевельнулись, и начали ощупывать простынь. Голова пошла кругом. Парень отшатнулся и прикрыл рот рукой, чувствуя, как взбунтовался желудок. Нет… Только не опять! Он хотел отвернуться, сбежать, но отчего–то стоял и смотрел. Нечеловечески длинная пятерня схватилась за скомканное покрывало и зажала пальцы кулак. Ярко–красная кожа заблестела на солнечном свету, как полированный металл. Послышалось копошение. И в следующий миг над кроватью возвысилось полупрозрачное существо. Его длинные накачанные лапы дергались, все никак не находя себе покоя. Белая голова, похожая на череп буйвола, светила огромными глазами. У нее даже не было нижней челюсти, а верхняя красовалась острым рядом зубов. Рельефное, выточенное рукой умелого мастера, атлетическое тело выглядело мягким. Как если бы… если бы состояло из желе. Существо ухнуло, стараясь сдержать шаткое равновесие. Но тут что–то пошло не так, и, поскользнувшись, оно грузно навалилось на кровать. Та затрещала под его весом, и где–то хрустнула. Болезненно застонав, создание встало на задние конечности. Череп осторожно повернулся на толстой шее, и шары–глаза, наконец, заметили Джейди. Джейди, стоящего напротив, за какой–то вшивенькой кроватью. И оно смекнуло остатком мозгов в белом черепе – этот человек и есть то, что ему нужно. Существо протянуло к нему руку. Широко расставленные длинные пальцы дрогнули. Огромный монстр, ростом под потолок, хочет пожать мне руку? Первое, что мелькнуло в голове. Но тут до Джейди дошло – эта пятерня, в два раза больше человеческой, запросто порежет его в лоскуты, позволь ей стать еще немного ближе. Из черепа донеслось непонятное бульканье, похожее на то, которое возникает, когда полощешь горло. Казалось, в нем даже можно было расслышать слова. Но неужели эта тварь была способна говорить?! Как и тот саблелапый змей… Страх, начавший окутывать сознание, парализовал ноги. И Джейди застыл, как жертва, с замиранием сердца ждущая своего часа. В голове пронесся ворох мыслей, но все они разом растаяли, когда комната всколыхнулась от утробного хрипа. Буйвологоловый резко согнулся напополам. Поднятая конечность затряслась и повисла, а череп сильно наклонился. Тогда он неуклюже подправил его, и едва не уронил на пол. А после снова забулькал. Его большие глаза вспыхнули белым светом, а под челюстью что–то зашевелилось. Тогда гигант отлепил руки от черепа, и те безжизненными плетями закачались вдоль туловища. Широкая спина согнулась, и вздыбила на хребте горную цепь невидимых позвонков. Но казавшиеся сильными ноги так и не успели сделать шаг – желеобразное тело задрожало, а шея неестественно выгнулась. Но едва все прекратилось, существо вновь ухнуло, и неуверенно подняло накачанную ногу. Пятипалая ступня опустилась на ковер, а за ней приземлилась вторая. Снова шаг, и снова… Все увереннее и увереннее. Чуть не вываливающиеся из орбит желтые глаза мертвой хваткой вцепились в человека. В одно мгновение у того в уплывающем сознании проскочила мысль, что эта тварь, неспешно огибающая кровать, похожа на младенца, едва научившегося ходить. И вдруг полупрозрачное создание застыло. Джейди, наконец, получив власть над своим телом, попятился. Он немигающе смотрел на уродливого атлета, через которого просвечивалась мебель. Между его зубов завозилось нечто крупное, и выпустило наружу хрипящие звуки. Джейди оторопел, неотчетливо услышав в них слово. Беги… Череп зашипел, как если бы внутри него роились пчелы, и смолк. Длинная лапа тяжело оперлась о стену. Желейный дрогнул, как если бы получил сочный удар живот, и снова подправил сползшую набок голову. Белый глаз пусто взирал на застывшего от ужаса человека, второй же пялился на обклеенную бежевыми обоями стену. Робкую тишину нарушило мерное уханье. Костяная голова медленно повернулась к Джейди. Огромные, бильярдные шары–глаза, не имеющие даже зрачков, перекатились, и тот увидел в них отражение своего испуганного лица. Парень сглотнул поднявшийся к горлу ком и сделал еще один осторожный шаг назад. Как тут одна нога заплелась за другую, и он едва не растянулся на полу. Чудовище медленно двинулось на встречу. Оно сгорбилось, и вытянуло шею, словно хотело получше рассмотреть гостя. Полупрозрачная, когтистая лапа согнулась в локте, а длинные пальцы задрожали. Джейди заметил – эти черные треугольнички–когти врастали в красные подушечки, подобно чужеродным предметам… или занозам. Утробный стон мигом привел его в себя. И он, не мешкая, отскочил в сторону. Раздался глухой хруст, и в следующее мгновение когтистая лапа обрушилась на пол и пропахала по паласу. Джейди почувствовал, как пустилось в бег сердце. Странная пульсация ударила в голову, а тело словно бы загорелось. На этот раз рука смерти пощадила его. Но кто знал, сколько времени у него осталось, чтобы успеть спасти свою шкуру. Ткань разорвалась, и бахромой повисла на смертоносных когтях. Существо снова сделало неуверенный шаг, и, едва не завалившись, всхлипнуло. Оно оперлось широкой пятерней о шифоньер, и Джейди увидел, как заблестела его полупрозрачная, длинная конечность. Глаза гиганта, не имеющие даже и зрачков, сверкали неистовым пламенем. Под костяной челюстью что–то зашевелилось. Оно тенью выглядывало через проемы между кривыми зубами, и Джейди понял, что совершенно не хотел знать, что это такое. Выскочив в коридор, парень неосторожно хлопнул за собой дверью. Жуткое горбившееся создание скрылось за ней. Но его сдавленный хрип все равно было прекрасно слышно. Не медлить. Ни в коем случае. И ни в коем случае не оборачиваться. Джейди нервно двинулся к выходу, стараясь не делать лишних телодвижений. Как вдруг застыл на месте. Коричневая, покрытая лаком дверь исчезла. Вместо нее стояла гладкая, отдающая чернотой пластина. Опасения подтвердились. В душу закрался липкий холод страха, начавший невидимыми щупальцами сковывать тело. Но волна тепла всколыхнула замерзшие внутренности, заставив парня вздрогнуть. За спиной раздался хрип, а следом послышалась возня. Оставалось не так уж и много времени. Особенно на раздумывания, каким образом здесь оказалась эта тварь. И куда, черт возьми, делся Арек Кауф. Если только Тао не превратил его в этого урода. Привалившись животом к холодной плите, Джейди отчаянно завозил по ней ладонью. И внезапно нащупал выдавленные линии. Он провел пальцем по схематичному рисунку, и понял, что дела совсем уж плохи. Контуры на поверхности повторяли силуэт громоздкого длиннорукого гуманоида. Все сходилось. Такая же плита. Тот же барьер. Джейди ощутил жар; руки мгновенно вспотели, а лицо покрылось испариной. В груди бешено колотилось сердце, а мозг отчаянно искал пути выхода. И нашел только два варианта. Либо спрятаться, и ждать помощи, либо же выпрыгнуть из окна и сломать себе что–нибудь… Посреди трепещущей темноты вспыхнул голубой огонек. Дверь с треском слетела с петель. Развернувшись, Джейди увидел щепки, разлетевшиеся по коридору. Тварь, тяжело ухая, вынырнула из–за проема. Ее голова со скрипом повернулась. Парень немигающе уставился на рогатый череп. Большие глаза, сверкающие мертвенным огнем, казалось, пожирали все, что видят. И тут, осторожно шагая, тварь двинулась к нему. Ее тело легонько сотрясалось, а выпирающие мышцы блестели. Алые пальцы то и дело сжимались в кулак, пытаясь удержать нечто невидимое. – Как бы ты ни старался, все равно не уйдеш–ш–шь, – прошипела она. Голос, похожий на человеческий, исходил из черепа. По крайней мере, Джейди так казалось. Гнусавый и тянувшийся, ни мужской, ни женский. Атлет занес лапу, в когтях которой застряли лохмотья дорогого паласа, и плашмя рубанул по прижавшемуся к двери парню. Яркая кровь брызнула на темную металлическую плиту за его спиной. Джейди упал на живот, и кубарем покатился между широко расставленных полупрозрачных ног. Чудовище грозно зарычало, и лениво повернуло шею. Его крупные глаза не заметили того, кого искали. Захрипев, оно медленно, переваливаясь с ноги на ногу, двинулось обратно. Джейди наблюдал, как дизайнерская дверь гостиной от одного удара мощной лапы с хрустом разлетелась на куски. Вздрогнул, осознав силу врага, и насколько в плачевном положении он оказался. Это была не единственная дорогая вещь в квартире. Арек часто хвастался покупками своих родителей. Взять хотя бы тот чайный коллекционный сервиз, которым Арек вечно гордился. Джейди раздражало, когда он начинал поднимать эту тему. И вот теперь… Кто знал, может, длинные лапы Буйвологолового все же добрались до этого керамического набора… Конечно, Арека весь этот погром малость заденет. Но его семья никогда не знала нужды в деньгах, потому этот инцидент рано или поздно забудется. Где его, черт возьми, носит?! Тварь с нетерпением протиснулась в узковатый проход, отталкивая остатки двери гибкими пальцами, и замерла. Щепки захрустели под ее ногами, и впились в мягкие человеческие подошвы. Уродливый череп повернулся сначала влево, а затем вправо. Джейди молча наблюдал за громилой через узкую полосу проема его тесного, мрачного убежища. И тихо радовался, что ему удалось в него втиснуться. Оставалось только дождаться, когда вернется Арек… Или кто–нибудь вызовет полицию… Желейный, облокотившись на передние лапы, повертел головой. Можно было заметить, как за зубами опять забугрилось нечто длинное. Но вдруг он грозно зарычал и рванул в сторону. Одним взмахом лапы книжная полка с хрустом проломилась. Книги повалились на паркет и раскрылись, ненавязчиво приглашая почитать. А несколько листов, кувыркаясь, взлетело в воздух. Эта литература принадлежала отцу Арека. Дэн Кауф часто любил скоротать свободный от работы вечерок в компании фантастических романов. Относился к ним очень бережно, отчего те походили на только–только купленные. Однако, его сын считал, что бумажные книги слишком бесполезные, и не стоят своих денег. Да и зачем их тратить, когда современные технологии все прекрасно заменяют? Джейди вдруг вспомнил, как Арек пару месяцев назад жаловался ему на эту небольшую библиотеку… Но тут рослая накачанная фигура фыркнула, и вновь обратила все внимание на себя. Разодранные страницы с шелестом упали под полупрозрачные ноги. Схватив книгу в толстом переплете за обложку, существо бросило ее в стену. Джейди слышал, как зашелестели страницы, как на пол плюхнулась несчастная книга. Плечо начало жечь. Но Джейди знал, что легко отделался. Если, конечно, когти этой штуки не были ядовитыми. Кстати, совсем не мешало бы перевязать рану… Парень попробовал пошевелить пальцами, и поморщился – стекающая по рукаву теплая кровь приклеивала ткань ветровки к коже. Всхлипнув, он зажал мокрое пятно пятерней. И осторожно выглянул. Благо, что из темноты через узкую щель было все прекрасно видно. Чудовище, покромсав очередную книгу, развернулось и лениво шагнуло навстречу. Джейди застыл, услыхав уханье – неужели оно заметило его? Внезапно создание упало на длинные передние лапы и устремилось дальше по коридору. Даже исчезнув из обзора, оно не переставало ухать и хрипеть. Как вдруг нависло безмолвие. Его разом прервал грохот разбившегося стекла. Следом воцарилась тишина, и Джейди расслышал что–то, похожее на шуршание. Только от этого невинного звука холодело все внутри. Утерев тыльной стороной ладони пот со лба, Джейди пристально уставился на распахнутый дверной проем. И понял, что слышит вовсе не шуршание. А звон. Вдруг из–за угла вынырнул бокал, и, сверкнув в глаза Джейди стеклянной ножкой, покатился к нему навстречу. Осторожно, неуверенно… Пытаясь не привлекать лишнего внимания. И Джейди не отрывал от него глаз. Просто не мог. Но случилось неизбежное. Бокал наткнулся на ножку стола, и замер, проглотив с собой все звуки. Заворочал в душе парня проросшее зерно страха. Опустившаяся тишина больно давила на уши своей фальшивостью. Джейди чувствовал, как стали натягиваться струны его нервов, и как сознание мало–помалу начало поддаваться панике. Глаза забегали от одного угла к другому, но Джейди так и не мог понять, что же его беспокоило. И тут он все понял. Красные капли… Они складывались в незамысловатую дорожку, ведущую в его убежище. Сигналили ярко–красным маяком. И их нельзя было не заметить. Осознав свою глупость, Джейди прикусил язык. Если у твари хватит мозгов прийти сюда… Буйвологоловый, как на заказ, медленно высунулся из–за дверного проема, и сгорбился. Он присел, уменьшившись почти вдвое. Мотнул шеей, и малость сползший череп одним глазом уставился прямиком на Джейди, отчего у того снова сжались внутренности. Правая лапа уныло поднялась и толкнула башку. И та повернулась к парню в анфас. Воздух словно бы накалился. Джейди обреченно зажмурился, чувствуя, как он обжигает легкие. Проникает в кровь, заставляя ее кипеть. Но не мог ничего сделать – одно неверное движение, и он выдаст себя с потрохами. Вот бы только все обошлось… Что–то больно кольнуло в грудь, и Джейди широко раскрыл глаза. Буйвологоловый внезапно выпрямился и уверенно зашагал к нему навстречу. Нельзя было не заметить, как под челюстью извивался огромный язык. Джейди смутился, заметив в его движениях что–то знакомое. Остановившись посреди просторной комнаты, уродец сел на корточки. Длинные лапы опустились на прохладный кафель, на котором краснело несколько пятен. Обернувшись к холодильнику, белеющему напротив, он вдруг захрипел. – Не пытайся прятаться–я–я, – просипел голос. – Ты все равно мой–й. Нависла тишина. Джейди затаил дыхание. И стукнулся затылком о трубу – череп резко повернулся к нему. Сверкающие бледным огнем шары уставились на него, и парень понял, что его обнаружили. Нет, нет, Нет! Этого не может быть! Джейди в панике заерзал, как тут его ладонь коснулась чего–то холодного. Опустив глаза, он с трудом разглядел старенький разводной ключ. Видимо кто–то забыл его здесь, когда последний раз чинил трубы… Недолго думая, парень схватил его. Желейный приблизился к высокой раковине, под которой находились приоткрытые двери–книжки и замахнулся. Когти со свистом рассекли воздух, и левая дверца разлетелась в щепки. Джейди вскрикнул и вывалился из ниши. Краем глаза увидел, как красная конечность жадно потянулась к нему. Он дернулся, пропуская лапу в нескольких сантиметрах от себя, вонзил тяжелый ключ в мускулистую полупрозрачную ляху. Металл беспрепятственно вошел в плоть, словно в масло. Буйвологоловый в гневе заревел и резко выпрямился, впившись взглядом в человека. Не успел тот выскочить из комнаты, как скользкие пальцы мертвой хваткой сомкнулись на его шее, и силой припечатали к стене. Воздух невольно вырвался из легких, а позвоночник болезненно заныл. – Гр–р–р–р, – прорычало чудовище, и, схватившись за ржавую ручку, выдернуло ключ из себя. Красная слизь из раны разлетелась по сторонам, и ярким пятном легла на высокий белоснежный холодильник. Он всколыхнулся, и громко загудел, пытаясь сбросить ее с себя. Но та еще больше растекалась по его гладкой двери. Существо тяжело вдохнуло воздух, и удовлетворенно заурчало. Провело свободной ладонью по глубокой дыре на бедре, и та затянулась, не оставив и следа. – Не думал, что кому–у–у–то уда–а–а–стся ран–и–и–ить меня–я–я. Гр–р–р, ты не–е обычны–ы–ый человек… признаться, я и–и–и не ожидал это–о–ого… С этими словами оно разжало пальцы и уронило ключ на кафель. А затем ударило по нему ногой. И инструмент, который мог спасти человеческую жизнь, со скрежетом укатился вдаль. Самодовольно уставившись на парня, Буйвологоловый заухал. Он сверкнул глазами, и тот ощутил легкое дуновение странного чувства. – Мо–о–о–жет, ты–ы–ы и есть он–н–н? – возбужденно загремел голос. Поднявшись, уродец поднял пленившую Джейди лапу вверх, под потолок. И высокомерно уставился на него, словно ожидал чего–то. Но, так и не дождавшись, тяжело задышал. Вдруг с плямканьем из–под челюсти высунулся длинный толстый язык. Он коснулся лица Джейди, и тот отвернулся, подставив под удар щеку. Густые слюни закапали с нее на пол. Чувствуя, что жар во всем теле стал собираться в правой руке, парень схватился ею за красное запястье. Но ничего не произошло. Тварь зашипела и сжала хватку, перекрывая горло. Джейди захрипел, не в силах сделать вдох. Но это дало толчок к тому, на что он меньше всего рассчитывал. Тело самопроизвольно изловчилось, и врезало по желейной груди ногой. Стопа провалилась в мягкую плоть. Джейди засипел, и одним рывком вытащил ее из сочащейся жидкостью раны, и ударил снова. Обе руки схватились за полупрозрачное запястье и надавили. И, питаемый странной энергией, Джейди неожиданно почувствовал приток воздуха в легкие. Утробно зарычав, атлет с размаху швырнул его на кафельный пол. Перед глазами все задвоилось, а грудь взорвалась от боли. Послышалось, как внутри что–то треснуло. Тепло в правой руке обожгло кожу. Джейди дернулся, пытаясь подняться, но боль не позволяла даже и двинуться. Он застонал, чувствуя, как странная вибрация растекалась в каждый уголок тела. Уродина облизнула зубы и медленно зашагала к жертве. Злобные глаза вновь засверкали, предвкушая сытный пир. Но стержень, влекший к спасению на пляже, и в маркете, пробудился вновь. – Отли–и–и–чно, – с довольством прохрипел Желейный, и замахнулся. Джейди перекатился влево. И смертоносные когти пропороли плитку, едва не задев его. На кафеле рядом с ногой осталось пять глубоких продолговатых борозд. С трудом поднявшись на ноги, Джейди ахнул – тело всколыхнулось от теплой волны, распространившей желанный прилив силы и ловкости. Он бросил взгляд на пригнувшуюся тварь и понял, что та готова накинуться на него. Ему повезло – он прильнул к стене прежде, чем был атакован. И, широко улыбнувшись, выбежал из комнаты. Рогатая морда силой втрескалась в холодильник, и, зарычав, отпрянула. Она уставилась на белую дверцу, и утробно засипела. Солидная вмятина ей совершенно не понравилась. Внезапно лапа резко схватилась за рог и подправила сползший череп. Оказавшись в гостиной, Джейди судорожно задергал головой, в надежде найти выход. Если бы он нашел ну очень толстую веревку, то у него была бы возможность покинуть злосчастную квартиру через окно или балкон… Теперь оставалось лишь ее найти… Но только Джейди не знал, где. Тварь, тяжело шагая, зашла в гостиную. Взмахнула мощными лапами, намереваясь располосовать жертву в лоскуты. Но Джейди ловко отскочил вбок, к комнатному растению, стоящему в горшке в углу. Бросил на нее быстрый взгляд. Похоже, это была монстера. Вытянув во все стороны огромные листья, она вымахала едва ли не под потолок. Силач недовольно зарычал, чем привлек к себе внимание человека. Он растопырил когтистые пальцы и кинулся на него. Однако, жертва оказалась не так проста; пригнувшись, она ловко промелькнула под дырявым носом и замерла у растерзанной полки. Желейный с придыханием пропорол когтями стену и рассыпал бетонное крошево. Медленно развернулся. Сверкнув глазами, он присел, и осторожно опустил передние лапы на пол. А через мгновение сорвался с места. Джейди попытался увернуться, но неудачно – ловкая лапа схватила его за капюшон и резко подняла. Послышался звук разрывающейся ткани, и парень повалился на спину. Желейный заревел и поднял ногу. Но тот перекатился прежде, чем широкая стопа расплющила ему грудную клетку. Поднявшись на ноги, Джейди бросился прочь, как вдруг толчок в спину сбил его с ног. Он упал на живот, и инстинктивно перекатился. Перед глазами поплыло, а недавно съеденная картошка так некстати подобралась обратно к горлу. Буйвологоловый зарычал и грубо перевернул парня на спину. Белая голова с огромными глазами нависла над лицом, а крепкие пальцы кандалами стиснули запястья. Из–под челюсти вывалился шершавый язык, и завозился в волосах, покрывая их густой слизью. Джейди закричал и заерзал, желая вырваться. Но лишь потянул мышцы. Чудище над ним злобно заклокотало. – Я же–е–е го–о–в–вори–и–л–л, – протянуло оно гнусавым голосом. Парень с отвращением повернул голову, стараясь увернуться от настырного языка. И тут заметил среди валяющихся книг деревянный обломок, оставшийся от раскуроченной полки. Если постараться, то можно было бы дотянуться до него… Джейди дернул ладонью, намереваясь схватить его, но сильные лапы держали крепко, не позволяли пошевелиться. Он поднажал, и тогда пальцы коснулись спасительной деревяшки. Но никак не могли схватить ее. Как вдруг костяная башка резко откинулась, уставившись на широкое окно, скрытое за кремового цвета тюлем. И из–под челюсти родился неприятно булькающий сиплый звук. Улучив как нельзя вовремя момент, Джейди подмял ноги под себя и силой толкнул вверх. Мягкий живот изогнулся, и кроссовки вошли в него, как в растаявшее масло. Давление на правую руку ослабло, и пальцы крепко схватили обломок. Атлет зарычал и замахнулся, широко растопырив длинные тонкие пальцы. Но тут рука описала в воздухе дугу и вонзила обломок в толстую шею. Борясь с сопротивлением, Джейди надавил. Но кол не желал двигаться дальше. И, вложив остатки сил, он врезал по нему кулаком. Тот с плямкающим звуком вышел наружу. Противник истошно взревел. Он откинулся от жертвы, и задергал лапами, пытаясь вытянуть кусок дерева. Когти касались его, но лишь сдирали крохотные опилки. Желейный вскочил на ноги, неуклюже задел черепом люстру. Та покачнулась, оставив на потолке россыпь трещин. Глаза засияли бледным лунным светом. Буйвологоловый зарычал и, изогнувшись, схватился за выпирающий из шеи край деревянного обломка. Вырвал его и бросил себе под ноги. Из раны потекла красная густая жижа. Джейди с тяжестью поднялся на ноги, чувствуя презрительную ломоту во всем теле. И услышал глухой рев сгорбленного противника перед собой. Он понял, что тот собирался атаковать. Через огромное окно в глаза твари что–то сверкнуло. И тут она замерла. Белые шары заворочались в провалах черепа. Упав на четвереньки, создание сразу потеряло интерес к Джейди, и резко повернулось к балкону. Тонкие пальчики судорожно задергались, а на длинных предплечьях заиграли мускулы. Не прошло и минуты тревожного ожидания, как Джейди расслышал шелест. Но он не увидел, как через широкое окно в небе промелькнула изогнутая молния. А когда звук стал заметно громче, странная тяжесть горой навалилась на плечи. Изящная фигура статуей застыла на балконе, материализовавшись словно бы из ниоткуда. Парень в шоке разглядел ее женский силуэт, отсвечиваемый солнцем до черной тени. Шелест стремительно приближался. И Желейный, издав утробный булькающий звук, сорвался в прыжок. Язык выпал наружу, и закачался как маятник. Звон разбитого стекла громом ударил в уши, и сверкающими осколками разлетелся по сторонам. Джейди инстинктивно припал к уцелевшей стенке книжной полки, и закрыл голову руками. И весьма вовремя – острые крупинки ливнем посыпались на спину. Осторожно стряхнув с себя стекло, он распахнул глаза. Растерзанная гостиная пестрела россыпью сияющих чешуек. Атлету тоже досталось – пронзившие его грудь крупные куски торчали из спины. Измазанные алой жижей, они скупо блестели. Из черепа раздалось болезненное завывание, и лапы, безвольно висевшие вдоль накачанного тела, схватились за один из выпирающих осколков. Полупрозрачные мышцы напряглись. Покрытый красными пятнами кусок упал под ноги и со всхлипом разбился вдребезги. Длинные пальцы потянулись к следующему и сжали выпирающее треугольником стекло. Рванули на себя. Внезапно полупрозрачная тварь застыла и настороженно повернула череп к девушке. Круглые глаза в нем сразу сверкнули. А та по–прежнему стояла, не обращая и капли внимания на несуразное создание. Неожиданно существо взвизгнуло и, упав на передние лапы, рвануло прочь. Спасительница шагнула вперед. В руке она держала странную штуку с четырьмя сросшимися лезвиями. Ее металлические изогнутые лучи сияли. А в следующий миг она ловко перебралась в гостиную через оконную раму, на которой опасно торчали острые зубья стекла. – Где он? – с ходу вопросила незнакомка. – И что ты тут делаешь? Она хмуро уставилась на скорчившегося у стены парня. Тот же бросил на нее недоверчивый взгляд и осторожно направился навстречу. Ему не хотелось наступать на осколки, но они то и дело хрустели под ногами. – Я пришел к другу, но дверь была не заперта. А потом я увидел… это, – прикусив губу, ответил парень. – Что происходит? – Мне жаль, что тебе пришлось это пережить, – сдвинула брови красноволосая. – Надо признать, ты счастливчик. – Так ты скажешь, что происходит? Я видел Тао… Думаю, он имеет отношение ко всем этим тварям! – яростно воскликнул Джейди. – Где Арек? Мой друг? Девушка застыла. – Что ты знаешь о трех болванах? – с гневом выплюнула она. – Откуда знаешь Тао? Внезапно воительница подняла руку с оружием и пригнулась. – Это случайность! – выпалил он, выставив ладони вперед. Но тут красноволосая набросилась на него, схватила за капюшон и отшвырнула. Джейди рухнул на пол, и тот стеклом захрустел под ним. Так же, как и в маркете… Но больше его ошарашила сила незнакомки. Все семьдесят кило она отпихнула как легонькую подушку… Алая гора пулей выскочила из–за угла и накинулась на нее. Однако та, резво отпрянув, полоснула звездой по широкой груди. Но промахнулась – Буйвологоловый, несмотря на его габариты, оказался весьма гибок. Сгорбившись, он что–то неразборчиво прохрипел. И взмахнул лапами, намереваясь располосовать воительницу, ростом в два раза меньше его самого. Но та увернулась и наугад ударила оружием. Ей повезло. И три пальца, брызнув кровью, упали на то, что осталось от книжной полки. Тварь оглушительно заревела. Она молниеносно вознесла лапы вверх, и, сомкнув их, обрушила на наглую девчонку. Признать, у незнакомки была отменная реакция. Она как щитом прикрылась нелепым оружием, чем уж точно спасла себе жизнь. Но одного она не рассчитала – отдачу. И беспомощно рухнула на усеянный стеклом пол. Полупрозрачное чудовище разразилось гортанным хохотом. Злобно захрипело, когда воительница, перекувыркнувшись, вскочила на ноги и застыла в боевой стойке, готовая вновь бросить вызов. Замолкнув, Буйвологоловый подскочил к ней и замер. В его белых выпуклых сферах отразились ее необычные фиолетовые глаза. Девушка приготовилась атаковать. Как вдруг мускулистая лапа силой сомкнулась на ее шее. Воительница, захрипела и впилась ногтями в полупрозрачное запястье. Но сделать что–либо не успела – подняв под потолок, враг силой обрушил ее на пол и придавил огромной ладонью. Оставшаяся целой мебель подпрыгнула. С полки посыпались оставшиеся книги. Наступила тишина. – Во–т и в–с–се, – прохрипело чудовище и зашлось булькающим смехом. Глаза его вспыхнули. Совершенно позабыв о Джейди, Буйвологоловый тяжело упал на колени. Согнулся над побежденной воительницей, и запыхтел. Под его костяной челюстью опять зашевелилось. И язык, показавшийся из своей норы, уронил на ее лицо несколько тягучих капель. Слабо мотнув головой, воительница поморщилась. Плохо слушавшейся рукой потянулась за лежавшим на полу оружием. В ушах гремело, в глазах все плыло, а спину разрывала острая боль. Наконец, она почувствовала свои ноги – сломанный позвоночник начал восстанавливаться. Чудовище заухало и придавило ожившее тонкое запястье. Вторую лапу опустило девушке на грудь, чем окончательно обездвижило ее. Стоявший столбом у стены Джейди не мог пошевелиться. Он понимал, что если не вмешается, то незнакомка погибнет. А покончив с ней, это… создание возьмется за него. И тогда шансов на спасение не останется никаких. Но в голову не лезло ничего толкового. Джейди выругался на свою никчемность и пнул ногой по толстой книге. По пальцам растеклась тупая боль, а в голове родилась глупая, но все же, надежда на спасение. Схватив фолиант с пола, Джейди бросил его в полупрозрачную спину. И, как ни странно, попал прямо в цель. Однако, тварь не отреагировала. Она вывалила слюнявый язык, и опустила его на красные волосы. Тогда Джейди трясущимися руками схватил другой том и швырнул. Но тщетно. Его игнорировали. Девушка заерзала, едва длинная мокрая штуковина коснулась ее щеки. И закричала, когда мускулистые ноги сомкнулись и сжали ей бедра, тем самым лишив любой возможности пошевелиться. Не зная, что делать, Джейди сдуру подскочил к полупрозрачному атлету, и со всей силы пнул его ногой в бок. Тот раздраженно хрипнул и, наконец, отвлекся. Приподнялся и повернул к парню голову. Комната вновь сотряслась от его хриплой неразборчивой речи. Растекшаяся в груди уверенность сподвигла совершить еще более безумный поступок. Закричав, Джейди с размаху ударил кулаком по белоснежному черепу. И вскрикнул от боли. Чудовище раздраженно рыкнуло и махнуло лапой. Джейди инстинктивно отпрянул, чем спас себе жизнь. И чуть не споткнулся о так неудачно лежавшую на полу книгу. – Не–е–е мыс–с–сли–мо, – забулькал гнусавый голос. Атлет неосторожно поднялся и распрямил широкие плечи. – У те–бя… – прохрипел он и вдруг заткнулся. Понял, что совершил огромную ошибку. Воительница, ощутив свободу, схватила оружие и рубанула. Изогнутые лезвия бодро вошли в желе и перерубили бескостную ткань. И срезанная по локоть рука звонко шмякнулась на пол. Тонкие полупрозрачные пальцы несколько раз сократились и застыли. Милое лицо девушки исказила злорадная ухмылка. Буйвологоловый завыл и повернулся к красноволосой. К его превеликому разочарованию, та уже стояла у стены рядом с телевизором. Он набросился на нее. В одно мгновение «звезда» сорвалась с руки девушки, и, закрутившись, превратилась в молнию. Описав маленький полукруг, она нахально срезала болтавшийся язык. И на стены со всхлипом брызнула алая густая жижа. Голова слетела с гладкой шеи на пол. Грузное тело остановилось и затряслось. Потеряло равновесие, и упало на груду обломков. Напрягшиеся пальцы на оставшейся руке безвольно распрямились. Девушка резко развернулась к Джейди. Она подняла руку, и оружие врезалось в нее, представ в прежнем величественном виде. Но оно выглядело слишком большим и тяжелым для такой изящной особы, как ее владелица. Незнакомка гордо встряхнула головой. Но едва она открыла рот, чтобы о чем–то спросить, как тут нечто скользкое сжало ее лодыжку и дернуло. Вскрикнув, бедняжка мешком рухнула на живот. С трудом приподнявшись, она полоснула злобным взглядом атаковавшего. Это оказалась отрезанная лапа, крепко сжимающая ногу в районе щиколотки. И, словно заметив ненужное внимание, мышцы на алом предплечье резко сократились. Послышался хруст. Девушка вскрикнула, и потянулась к красным пальцам, в надежде разжать их. Бесполезно. Тогда, взмахнув оружием, она неаккуратно срезала тыльную часть ладони. Это помогло. Хватка ослабла. Но не спасло от боли, пульсирующей в зоне перелома. Однако, воительница знала – это ненадолго. И вскоре все пройдет, и она снова сможет ходить… Ее взгляд переплыл на застывшего посреди комнаты парня. Этот бедняга, похоже, пребывал в шоке, пытаясь хоть как–то осознать то, свидетелем чего стал поневоле. Тогда она решила облегчить его участь и кое–что прояснить. Но сначала вознамерилась избавиться от этой мерзкой штуки, сжимающей огромный синяк на месте лодыжки. И, согнувшись в три погибели, воительница вцепилась в полупрозрачный обрубок. До нее вдруг дошло, почему не выходило освободиться от тисков. Лишь когда алые пальцы пошевелились, поняла, что слишком рано списала врага со счетов. Грузное однорукое тело, шатаясь, медленно поднялось. Едва устояв на ногах, оно свалилось, но следом выпрямилось, и мощными ступнями ощупало засыпанную осколками твердь. Шагнуло. Затем еще, и еще, с каждым разом обретая уверенность. Как вдруг оно остановилось. Застыло, словно статуя. Медленно развернулось к Джейди и двинулось к нему навстречу. Тот вновь ощутил закравшееся в правую руку предательское тепло, от которого по спине побежали мурашки. Красноволосая всхлипнула. Все пыталась сбросить с себя проклятую лапу. Разжать оставшиеся пальцы. Но тщетно. И вдруг она закричала, когда еще не до конца сросшиеся кости вновь сломались в том же месте. Перед глазами поплыло. Но девушка все равно сумела различить силуэт человека, пятившегося от огромного красного пятна. Но, как бы ей того ни хотелось, помочь она не могла. По крайней мере, в течение нескольких минут. Парнишка оступился и пяткой заехал по уродливому черепу. Тот качнулся, едва не упав на бок, и покорно замер на груде осколков. Внезапно накачанное тело рухнуло на колени. Оно выгнулось, словно от боли, и неуверенно поднялось на ноги. Оперлось оставшейся рукой об пол, и гладким срезом шеи заводило из стороны в сторону. Как вдруг оно подняло лапу и двинулось к Джейди. Парень никак не мог понять, чем же он заинтересовал чудовище. И почему оно до сих пор не прикончило его. Он смотрел себе под ноги, намереваясь найти хоть что–то, что поможет отвлечь врага. Перешагнул через череп, и тут заметил его огромные, сияющие лунным светом, шары–глаза. Тогда Джейди все понял. – Череп! – чуть не сорвав голос, закричал он. – Уничтожь его! Тот в ответ грозно зашипел, как переполненный пчелами улей. Наружу высунулся обрубок языка, и завозил по полу. Пытался зацепиться за что–то, но так и не смог. Джейди дернулся, в надежде схватить его. Но тут перед ним сверкнула молния, и серебристой звездой врезалась в костяную макушку. Сделав еще несколько шагов, безголовое тело упало на одно колено. Через мгновение жизнь покинула его, и оно с шумом повалилось на пол. Девушка, кряхтя, сбросила с себя мертвые пальцы. Вздрогнула, обнаружив неестественно повернутую стопу. Глубоко вдохнув, она покрепче схватилась за нее. Дернула. И реальность вмиг потеряла все краски. Но боль вскоре прошла. Воительница поднялась на ноги, и, прихрамывая, направилась к Джейди. – Спасибо, – сказала она. – Ты в порядке? – тот спросил первое, что пришло в голову. В глазах незнакомки светилось замешательство и недоверие. – Да. Спасибо за помощь. Хотя… я бы справилась с ним сама. – Так откуда оно здесь? – тупо спросил Джейди, тыкнув скорее в дверной проем, нежели на красную гору. Девушка нехотя перевела взгляд на полурастаевшее желе. – Ты выбрал себе плохого друга, – после паузы заключила она. Парень широко раскрыл глаза и громко закашлял. – В смысле? Я знаю Арека с десяти лет! – возмутился он. Воительница поняла, что парнишка еще не в себе. И постаралась говорить как можно мягче. – Порой мы не знаем, с кем имеем дело. И тут Джейди понял, что уже слышал ее голос. В том сне, где она говорила с неким Шейсом… – Что–то не так? – нахмурилась она, заметив, как тот поменялся в лице. – Кто ты? – вдруг низким тоном спросил Джейди. Казалось, его тяжелый взгляд мог проделать сквозную дыру. Незнакомка заложила руку за руку и сощурилась. – Антайо, – нехотя призналась она. – Ты можешь объяснить, что происходит? Антайо нахмурилась. Она не любила этот вопрос. И уж более того, не собиралась на него отвечать. – Что ты знаешь о Тао? – раздраженно бросила она. – Знает ли о нем ваш офицер? – Джон Льюис виделся с тобой?! – с удивлением распахнул глаза Джейди. – Я видел его по местным новостям… Вид у него… более чем подавленный. – Я жду. – Ах… Я соревновался с ним по серфингу… А потом случайно встретился с ним в кафе. Он и его друзья говорили что–то об осколках, – потупив глаза, нехотя рассказал он. – Какой серфинг? – допытывалась та. – Спортивное состязание, – ответил Джейди. Антайо одарила его недоверчивым взглядом. Этот местный, похоже, тот еще фрукт. Она не понимала, что у него на уме, и уже начала жалеть, что встретила его здесь. Джейди был похожего мнения. Он хотел еще о чем–то спросить, но вдруг очередная волна боли пронзила его правую руку. Схватившись за окровавленное предплечье, он стиснул зубы. Плоть словно бы горела изнутри. И, когда не осталось сил терпеть, Джейди упал на спину. Незнакомка молнией подскочила к нему. – Проклятье, он все же ранил тебя, – с негодованием сказала она, – надо перебинтовать. Я помогу тебе, парень. Но после вернись как можно быстрее домой. – Джейди, – ответил он. – Зови меня Джейди… Красноволосая нашла должным промолчать. – Как я уйду, если выход заблокирован… плитой? – через силу спросил парень. Ему было сложно оторвать от нее глаз, пока она осматривала его рану. – Подожди тут, я поищу, чем перевязать ее, – задумалась воительница, и вдруг рванула прочь из комнаты. – Плиты уже нет, – донесся до Джейди голос Антайо. – Прости… Но твой друг не появится. Он мертв. – Что? – возмущенно окликнул Джейди. – Этого быть не может! Антайо вынырнула из–за двери и с озадаченным видом подошла к нему. В одной руке она держала коричневую футболку. Присев перед новым знакомым, красноволосая разорвала ее. Быстро перевязала рану, после чего, больше не сказав ни слова, перемахнула через стеклянные зубья оконной рамы, и спрыгнула с балкона. Потом, уже по пути домой Джейди не мог вспомнить в ее руках это странное оружие, похожее четырехлучевую звезду. Практически не различая ничего вокруг, он поплелся в коридор. Плита действительно пропала. На ее месте стояла целехонькая входная дверь. Единственная во всей квартире. Джейди очнулся только на подъездной площадке, когда дверь за его спиной громко захлопнулась. И лишь минуту спустя на ватных ногах зашагал вниз по лестнице. Гуляющий по городу теплый ветерок ударил Джейди в лицо, но тот и глазом не повел. Он по–прежнему находился в полудреме, накатывающей, и отступающей, как волны на берег. Где–то в параллельной вселенной остались и прохожие, то и дело бросавшие на него косые взгляды. Кто–то расплывающимся голосом предложил помощь, но Джейди отказался, слабо качнув головой. Он устало перебирал ногами, желая как можно быстрее попасть домой. И, когда перед глазами замаячила любимая кровать, он без чувств плюхнулся на нее и провалился в небытие. 5. Туман Черное небо было усеяно россыпью ярких и тусклых звезд. Часть из них собиралась в сказочные скопления, похожие то на туманные пятна, то на спирали. Самая яркая и крупная звезда роняла лучи на широкую поляну, окруженную цепью высоких обрывистых гор. Равномерно струящийся сверху свет вырывал долину из мрака, и окрашивал ее в блестящий ярко–голубой цвет. Она казалась гладкой, как и горы, словно бы некто отполировал ее до идеального состояния. На небе помимо звезд искрились шесть маленьких, расположенных в ряд объектов. Но даже их свет не мог коснуться этой удивительной, замерзшей поляны. Окружающие ее горы, как суровые стражи, протыкали небосвод острыми темными верхушками, похожими на копья, дабы никто не коснулся плененной красоты. Свет лун и крупной звезды не падал на них, лишь слегка освещал склоны, отчего они казались отогнутыми и мрачными. Их цвет плавно переходил от синего к черному, но не сливался с небом. Но была здесь одна деталь, которая плохо вписывалась в этот антураж. А именно, возвышающаяся над всеми остроконечная вершина, выглядевшая самой зловещей и мрачной. Горы, стоящие по обеим от нее сторонам, немного склонялись к ней, подобно верным слугам. И нелегко было бы заметить полукруглую пещеру у склона наикрупнейшей горы. Выточенная умелым мастером, она горделиво демонстрировала гладкие стены и потолок, под которыми мог пройти и довольно высокий человек. Пещера вела вниз по полированным, но не скользким ступенькам и выходила в просторную подземную залу. Здесь было темно, и даже кусты желтых, светящихся как тусклая лампочка, кристаллов, не могли осветить ее. У самой дальней стены залы различались очертания некоего здания, похожего на вросший в грунт человеческий череп. Окруженное сталактитами и сталагмитами, оно выглядело зловеще. В пустых огромных глазницах светился слабый пульсирующий желтоватый свет, придающий зданию еще более устрашающий вид. Нижняя челюсть отсутствовала.  С верхней с обеих сторон в грунт врезались черные длинные колонны, создавая иллюзию огромных клыков. Рядом из пола торчали вверх две таких же заостренных вершины, но наклоненных немного вперед. Казалось, череп в любой момент мог вырваться из плена, и поглотить заблудившихся путников, которым не посчастливилось обнаружить это место. Между нижними колоннами можно было заметить широкую лестницу, ведущую внутрь жуткой постройки. По бокам ее сопровождали каменные зубы–сталагмиты, превратившиеся в изуродованное подобие перил. Ступеньки выходили в просторный, выложенный рельефными кирпичиками, коридор. И уже метров через десять он терялся в густом, липком мраке. Множество различных дверей, непрерывной вереницей тянувшихся вдаль, скрывали в своих глубинах самого Хозяина. Находящийся здесь в заточении многие годы, он сумел собрать вокруг себя толпы верных подданных. И тут, нарушив мертвую тишину, в коридоре раздались шаги. Судя по звуку, передвигающихся было трое. А вскоре стала слышна и речь, принадлежавшая, конечно же, Дарку, Кину и Тао. – Такими темпами мы быстро получим то, о чем так долго мечтали! – радостно произнес Дарк и два компаньона, шедших рядом, недоверчиво покосились на него. – На этот раз он будет доволен нашей оперативностью, может, даже мы поднимемся в его глазах, – закончил он после короткой паузы. – Почему ты так уверен? – поинтересовался Тао. – Я лишь предполагаю, – добродушно ответил тот. – Твои предположения не имеют никаких оснований. Спустись на землю, Дарк, радоваться будешь, когда получишь бессмертие. От тебя требуется только выполнение работы, – холодно заявил Кин. – Я сам знаю, что мне делать, – огрызнулся фиолетоволосый. – Отлично, но пора бы тебе отринуть ненужную спесь, – заключил тот. Дарку стоило многих усилий сдержать себя в руках. – Мы уже пришли, – вдруг рявкнул он, останавливаясь. – Эй, Кин! Иди и закончи дело. Тот хмыкнул. И молча остановился перед огромным полукруглым входом, выложенным каменной аркой. Недоверчиво уставившись в черноту за ней, он бросил взгляд на Дарка. Фиолетоволосый натянуто улыбался и активно жестикулировал руками, приглашая Кина войти внутрь. Но умнику не был нужен этот глупый цирк. Стиснув зубы, он вошел во мрак. И оказался в широком помещении, освещаемом только небольшим семейством кристаллов. Любого бы другого здесь сразу окутал бы ледяной трепет. Но не Кина. Он поистине хорошо держался. Хотя нет. Губы его дрожали. Проглотив поднявшийся к горлу ком, полудемон остановился на тусклом острове света, что давал этот разлапистый куст. И глубоко вздохнул. Вдруг перед ним вспыхнули две ярко–красные жирные точки. От них веяло холодом. Но мало того, откуда–то пришло тихое шарканье, похожее на то, как кто–то точил когти в дальнем углу. – Осколок…– загремел усталый голос. – Да, господин, как вы и говорили, Красный осколок, – промолвил Кин, и протянул распростертую ладонь. Маленький кристалл лежал на ней. Но внезапно он зашатался, и, сорвавшись, поплыл во мрак. Но, как ни странно, осколок не потерял своей яркости. Да к тому же, его грани почему–то заискрились. Но тут он остановился. А точки–глаза опустились на его уровень. – Хорошая работа, – удовлетворенно произнес голос, и тут рядом с алым кристаллом из мрака выплыл еще один, но только коричневый. – Мне нравится, что вы, наконец, поняли, что от вас требуется… Ведь, наверное, вы понимаете, что происходит с теми, кто нарушает сроки. – Да, Хозяин, – покорно согласился полудемон. – Отлично, – бархатным тоном сказал Хозяин. – Но впредь больше не испытывай мое терпение… – Да, господин, – отвесил низкий поклон Кин. Но не успел он повернуться и выйти, как что–то холодное схватило его за горло. – Я ведь ясно сказал… не испытывать мое терпение, – умиротворенно произнес Хозяин. – Почему я до сих пор тебя вижу? – Но… Я же направлялся к выходу… кхм… кх… Кин с ужасом понял, что пришел не в то время. Нельзя было определить, когда Хозяин в духе, когда же разъярен по понятным только ему одному причинам. И внезапно Кин вспомнил, как Хозяин раздавил одного из своих слуг, когда был раздасован принесенной им вестью. – Никто из моих подданных не позволял себе подобной дерзости… Ни великодушные герцоги, ни графы… – с упоением протягивал Хозяин. Кин чувствовал, что задыхается. Владыка мог просто убить его, а завтра поставить в команду Дарку и Тао другого помощника. Но тут тиски резко разжались, и полудемон глубоко вдохнул. Легкие чуть не загорелись. – Этого больше не повторится, простите, – склонился Кин, приводя дыхание в норму. – Не повторится?! – прогремел голос. Черная гора нависла над беднягой. Полудемону стало страшно; мало того, еще и тело предательски затряслось. Нечто снова нажало на горло, и уже сильнее. Кин схватился за шею и с ужасом понял, что кроме своих пальцев не чувствует ничьих более. – Ты и твои дружки вообще не должны были потерять носителя! Немыслимо! И как вы только позволили себе работать на меня?! Жуткие глаза с хищным восторгом наблюдали, как Кин корчился от нехватки воздуха. Они с извращенным удовольствием захлебывались беспомощностью подчиненного. – Помимо вас здесь полно других смертных, и каждый из них хочет получить бессмертие и стать на голову выше своих собратьев. Делайте свое дело, иначе настанет день, когда ваше место займут другие, – с нотками снисхождения промурлыкал голос. – Да. Можешь передать своим помощникам, что я доволен. А теперь, все… Ступай. Кин упал на пол. Он дрожащими руками схватился за горло, не до конца понимая, что свободен. И с хрипящей жадностью глотнул желанный воздух. Казалось бы, он даже ощутил его вкус. – Не испытывай мое терпение, – повторил Хозяин, наблюдая за стоящим на коленях подданным. И тот, все еще тяжело дыша, покорно поднялся на ноги. Шатаясь, Кин выскочил в коридор и едва не налетел на стену. Он уже раскрыл рот, собравшись что–то сказать приятелям, но, увы, коридор оказался пуст. В городе М стояло раннее утро. Звезды на постепенно светлеющем небе становились все тусклее, и скоро им предстояло совсем растаять. Только неполная луна просвечивалась сквозь голубую завесу неба. Многие уже спешили кто куда – машины проносились по дорогам, увозя людей на работу, толпы на остановках метро ждали поезда, и лишь немногие ходили пешком. Джейди встал пораньше. Кошмарный сон с участием Арека–чудовища заставил его пробудиться в холодном поту глубокой ночью. Тогда в голову закрались ужасные мысли о гибели друга, и Джейди, под неустанным наблюдением серповидной луны через окно, прокорчился на кровати до звона будильника. Арек со вчерашнего дня не брал трубку. Еще до завтрака Джейди несколько раз звонил ему, но все тот же механический голос отвечал, что абонент недоступен. Сегодня намечалась контрольная, а у Джейди так и не было материала. Стоило ли вообще идти в школу? Не получит ли он потом нагоняя от родителей? В голове опять закрутились слова этой странной Антайо. Что Арек мертв. Если только он не превратился в чудовище, и Джейди собственноручно не помог убить его… От этой мысли у него холод пробежал по спине, а позвоночник взялся ноющей болью. Джейди поморщился. Но скоро ему полегчало, и тогда, приготовив себе нехитрый завтрак, он решил пойти в школу. До занятий оставалось полчаса, а Джейди только сел в автобус. Он тенью проскользнул в салон, и уселся на свободное место возле окна. Уставился на знакомый пейзаж, который проезжал несколько лет своей жизни почти каждый день. Мимо мелькали все те же машины и деревья, а крыши Делового Центра неизменно наблюдали за ним через пышные зеленые верхушки. Несколько раз в одном направлении промчались полицейские машины с включенными сиренами. Интересно, куда они так спешат? Вот и школа. В здание уже стекались ученики. К счастью, он не опаздывал, как это обычно бывало. Джейди быстро поднялся по ступенькам на второй этаж и зашел в кабинет. Почти все учащиеся пришли. Вот только место Арека пустовало. Ему стало не по себе. Джейди уселся за свою парту и дрожащими пальцами набрал номер друга. Послышались надоедливые гудки. Через несколько секунд он силой бросил трубку. Ярость и негодование наполнили его. А еще страх и горечь. Он ударил рукой по парте, и одноклассники, весело обсуждающие повседневные проблемы, с непониманием уставились на него. Джейди, заметив их реакцию, улыбнулся и приветственно помахал им рукой. Не успел он вытащить учебники и тетради, как тут к нему подсел Мэттью. Взъерошив волосы, в попытке отогнать раздражительность, Джейди повернулся к другу. – Привет, – отсутствующе произнес он. – Привет, Джей. Готов к контрольной? Тот кивнул. – Арек опаздывает, – сказал Мэт. – Уже десять минут до начала урока. Ты звонил ему? – Да, – ответил Джейди, понимая, что совсем не хочется это обсуждать. – Он не берет трубку. – У меня то же самое. Вчера мы с ним разговаривали, и все было в порядке… а сегодня он пропал, – тревожно сказал Мэттью. – Трубку не брал с вечера. – Я тоже исчезал на несколько дней, но со мной все нормально, так? – нервно произнес Джейди. И сразу пожалел. Он покосился на Мэта, и решил, что тот, похоже, ничего не заподозрил. – Тут совсем все по–другому, – друг немного отстранился. – С тобой все в порядке? Ты весь взвинчен. – Все хорошо, – буркнул собеседник. – Я просто не выспался. – Брось, – Мэт ударил его по–дружески по плечу. – Ты слышал о чудовище в маркете? – вдруг выпалил Джейди. – Ты о чем? – Мэт непонимающе посмотрел на него. – Опять летаешь где? Все знают, что там засели террористы. Льюис потерял целую команду… Это большой удар для него… «Умная покупка» до сих пор не работает. – Что ты думаешь по поводу всего этого? – Не знаю… Стоп. Откуда у тебя эти глупые мысли о монстре? – Я очень переживаю за Арека. – Я тоже – печально сказал Мэт. – Надеюсь, с ним все в порядке. Только больше не пугай меня так, хорошо? Я начинаю за тебя беспокоиться… Наступила тяжелая тишина. – Ты в последнее время не видел, иль не слышал ничего странного? – уставившись в одну точку, спросил Джейди. – Нет. Больше не спрашивай у меня пободные вещи, хорошо? – нервно произнес Мэт. – Зачем ты напялил ветровку? Сегодня будет жарко. Джейди осторожно высвободил правое плечо из–под рукава, чтобы никто не видел его перевязанной раны. Он подковырнул пальцем белый, замененный с утра бинт, и продемонстрировал другу длинный порез. – Боже, что это? – Мэт старался не кричать, но сказал громко. – Кое–что случилось вчера. Мне нужно поговорить с тобой после уроков. Это касается Арека. Хорошо? – Да, – обеспокоенно кивнул тот. – А как…– хотел что–то сказать Мэт, но режущий ухо скрипящий звонок заставил его шелохнуться и сосредоточить внимание на доске, где уже стоял пожилой учитель истории с указкой в руке. – Мэттью Кроуз! – прогремел он. – Садитесь на свое место. – Удачи, Джей, – сказал Мэттью и пересел на одну из последних свободных парт. – Приготовьтесь, ребята. Я сейчас раздам задание, – с этими словами историк завис у своего широкого стола. Он с важным видом взял с него стопку бумаг и двинулся раздавать их. Его спокойный вид будоражил. Неужели он совсем не знал, что творилось в городе? Строгий голос кашлянул прямо над головой. И Джейди пришел в себя, заметив, как учитель Андреа Палар замер перед ним. Обведя ученика недоверчивым взглядом, тот легким движением пальцев снял верхний лист, и положил на парту. Джейди схватил бумагу и уставился на текст. Его притупленный взгляд заскользил от вопроса к вопросу. Лицо еще сильнее помрачнело. Чертов Буйвологоловый… Джейди нервно сжал ручку, напряженно размышляя над одним из последних вопросов. – Назовите истоки «холодной» войны…– прочитал он и опустил взгляд ниже. – Какое название нес созданный в 1893 году русско–французский блок, к которому потом присоединяется Англия? – сказал он сам себе. Холод сковал его пятки, верхнее веко предательски задергалось. Да… Ну и вопросы… Можно забыть об институте… Даже и не мечтать… Он повернул голову чуть–чуть в бок и, как позволял угол обзора, пытался заглянуть в лист Марка, сидящего сразу за ним. Но ничего не вышло. Джейди протяжно вздохнул – прощай, универ! Вдруг раздался стук, заставивший взгляды присутствующих перетечь на дверь. Казалось, сама вечность утекла в ожидании, и Джейди сразу же ощутил легкий призрак беспокойства, вновь засевший между ребрами. Дверь резко отворилась. И в кабинет тяжелой поступью вошел директор школы. Колоритный мужчина с проседью в волосах, был одет в деловой костюм. Высокомерно оглядев учащихся, он подошел к стоявшему у доски Андреа, и завел с ним обеспокоенную беседу. – Занимайтесь, – произнес историк, заметив повышенное к себе внимание. И ученики принялись ломать головы над контрольной. Но не Джейди. Не отрывая глаз от одного единственного вопроса, чья суть так и осталась за гранью неведанного, он прислушался. Но, как бы того ни хотелось, Джейди так и не смог ничего понять из их затянувшейся беседы. Кроме обрывков слов, за которыми терялся весь смысл. Он украдкой посмотрел на двух взрослых. Спокойное лицо учителя исказилось гневной гримасой. Он побледнел, а затем тоненьким голосочком начал возмущенно тараторить. И Джейди, пытаясь хоть что–то разобрать, вдруг понял – у него тряслись ладони. А ручка, которой он возил по тетрадному листочку, тянула за собой витиеватую линию. Разговор внезапно оборвался, и историк, что–то буркнув, раздраженно упал на стул. А директор, зависший в своих мыслях, вышел из кабинета. Тут хлопнула дверь, и школьники остались предоставлены сами себе. Незамедлительно поднялся галдеж, как ни странно, сбавивший растущую тревогу на нулевой уровень. Джейди облегченно вздохнул. А вот это уже шанс… Почувствовав, как сердце плавно возвращается в прежний ритм, он развернулся к сосредоточенно сидящему соседу. И заглянул ему в лист, в надежде узнать ответы на контрольную, но невесть откуда взявшаяся ладонь закрыла ожидаемую подсказку. – Что мне за это будет? – Марк немигающе уставился ему прямо в глаза. – Эй, да ну брось ты! – протянул Джейди. – Можно и помочь хоть один раз… – Ха! Рассмешил! Мне хватило твоей помощи два месяца назад. – Ну, Марк! – Никаких «ну»! Джейди не стал вспоминать, что же такого он натворил пару месяцев назад. Пожав плечами, он повернулся, и посмотрел в свой лист контрольной работы. Затем его взгляд переплыл на Мэттью, сидящего за одной из задних парт. Вид у того был отсутствующий. То ли из–за контрольной, то ли он беспокоился за Арека. Послышался едва отчетливый шум. Поначалу Джейди не придал этому никакого значения, ибо сосредоточился, наконец, на вопросах. Вокруг и так громко переговаривались ученики и спрашивали друг у друга ответы на вопросы из контрольной. Признаться, Джейди все же мог списать задание у Марка, которого то и дело отвлекал друг с задней парты. Но он все же решил заручиться помощью учебника. И, игнорируя все нарастающий шум, Джейди с предвкушением отличной оценки за свою работу принялся старательно перекатывать ответы на вопросы. Время незаметно утекало, а учитель до сих пор не вернулся. Джейди уже заканчивал писать контрольную, как тут в окне он краем глаза что–то заметил. И с удивлением посмотрел на верхушки Делового Центра, хорошо виднеющиеся отсюда. Однако, ничего необычного там не было. Но зато раненая рука предательски зачесалась. Джейди проглотил поднявшийся к горлу ком. Вдруг Линда с парты напротив повернула голову к Джейди и резко вскочила на ноги. Тот с удивлением уставился на ее бледное лицо, полное ужаса. – Посмотрите, что это?! – прокричала она, тыкая пальцем на Джейди. Тот с непониманием захлопал глазами. И, наконец, понял, что она тыкала не на него, а в окно. Многие ученики, как по приказу, повставали со своих мест, и настороженно направились к окнам. Их полные недоумения высказывания были сродни словам Линды. Джейди повернул голову и увидел над крышами трех небоскребов некое синее пятно. Шум продолжал нарастать, пока не превратился в самый настоящий глухой грохот, заставивший все вокруг ходить ходуном. На дрожащих столах начала плясать учебная утварь. Стулья запрыгали на месте. И Джейди кожей чувствовал, как гулко сотрясается все здание школы. А вскоре нервно зашатались парты. С них на пол дружно полетели учебники, ручки и тетради. Они затанцевали на вибрирующем полу, и увлеченно завальсировали по всему кабинету. Портреты известных исторических личностей, висевших на стене, судорожно закачались. Взгляд Джейди скользнул по ним, и на какой–то момент он понял, что не помнит имен и половины из них. Раздался толчок. Как если бы нечто, засевшее под самим зданием школы, вдруг начало прорываться. Ребят изрядно встряхнуло. Мэта так вообще подбросило, и он, вскрикнув, скорее от неожиданности, нежели боли, приземлился на худощавого ученика. Синхронно подпрыгнувшие парты звонко брякнули, упав на деревянный пол, а одна из них опрокинулась, и чуть не придавила Марка. Парень ловко перекатился, и едва спас себя от переломов нескольких ребер. Достигнувшее пика феноменальное землетрясение начало идти на убыль, уходя дальше на окраины города. Грохот так же стал стихать, стыдливо уносясь вслед за тряской. И, наконец, оставил изможденный кабинет в покое. Испуганные ученики, кто еще хватаясь за голову, начали подниматься на ноги. Посыпалось море вопросов, слившихся в единообразный гул. Джейди испуганно вскочил на ноги, и настороженно осмотрелся. Но тут, заметив неладное, он пулей подлетел к окну. Синее пятно стремительно росло в размерах. И ошарашенные ученики, так же разглядевшие его, медленно засочились к окнам. Джейди слышал, о чем они перешептывались, но полагал, что их предположения далеки от истины. Тут дверь в кабинет резко раскрылась, и все уставились на учителя истории, лицо которого блестело, как начищенный таз, от пота. Большая часть гудевших учеников, толпившихся у окна, заткнулась. И множество глаз узрело седовласого Андреа Палара, рубашка которого пестрела темными пятнами. Нависшую паузу оборвал тревожный, срывающийся голос старика: – Ребята, закрывайте все окна. Школу мы сейчас закроем и переждем это здесь. Не бойтесь, это лишь временная мера. – Учитель, что случилось? – с тревогой спросил Мэт. – Поступило сообщение, что у зданий Делового Центра разорвалась не то бомба, не то снаряд с каким–то газом. Там сейчас все оцеплено. – Террор? – спросил кто–то. – Мы не знаем, – покачал головой учитель. – Быстро закрывайте окна! Ребята мигом принялись за дело. Они дрожащими руками хватали оконные ручки, как что–то мерзкое. И не забывали коситься на стремительно приближавшийся дым, напоминающий огромное синее облако. Залипший у окна близ Мэта, Джейди успел заметить, как быстро опустели дороги. Одинокий автобус, так некстати проезжающий по рейсу, резко остановился на обочине. Прямо возле школы. И терпеливо ждал своей участи. А туман уже заволакивал верхушки деревьев, росших у перекрестка неподалеку. Может, в метрах двадцати от здания. Послышалось перешептывание, но Джейди старался не слушать его. У него была другая проблема. Он начал ощущать тепло, медленно распространявшееся по его раненой руке. Снова. Ахнув, парень посмотрел на ладонь, но ничего необычного не обнаружил. А затем вновь сосредоточился этих густых клубах, поглощающих все, что встречалось на их пути. Только стоявший на ближайшем перекрестке светофор мигал цветными огоньками, словно пытался подбодрить. Вялая попытка. Внизу что–то промелькнуло. И Джейди встрепенулся, заметив призрачный силуэт. Он уставился на угол школы, посматривающий на него через мутную завесу, но никого не увидел. Показалось. К счастью, или же к худу, не важно. В кабинете нависла тревожная тишина. Все глядели на светло–синий матовый фон за окном, бледными тенями просвечивающий городские улицы. Но вдруг в нем что–то мелькнуло, и многие ребята увидели, как жадные кучерявые клубы хищно навалились на прозрачные преграды окон, и рассеялись вникуда. Ученики, вздрогнув, резко отпрянули от стекол. Они попятились через груду наваленных стульев и бумаг, и столпились подальше от окон. Наверное, им казалось, что марево способно поглотить их заживо. Некоторые из них опасливо косились на учителя Палара. Тот сохранял поистине героическое спокойствие, хотя было заметно, как дрожали его губы. А потом случилось это. Туман начал просачиваться внутрь через трещины между оконными рамами. Его язычки возбужденно извивались, с жадностью завоевывая новое пространство. Из девушек кто–то завопил. Похоже, Клио. – Быстрее, в коридор! – срывающимся голосом закричал Андреа. Он распахнул дверь настежь. Ученики, чуть ли не в давке, выбежали прочь. Джейди увидел здесь других напуганных одногодок из соседних классов и нескольких учителей. Следом из кабинета пулей выскочил историк, и, хлопнув дверью, быстренько запер ее на ключ. Располагающийся между кабинетами проход сыграл с присутствующими злую шутку, скрыв от глаз жутковатый синий туман. Лишь трескучий свет ламп с потолка нес некое притупленное успокоение, не позволяющее панике охватить молодые умы. Ученики расселись на полу и, настороженно оглядываясь, стали ждать. Возможно, и просидели так минут десять, перешептываясь. Тут в коридоре показалась статная фигура директора. – Ребята, поднимайтесь. Туман начал проникать в здание, но мне сообщили, что в подвале его нет. Как только вся толпа из человек тридцати пяти подбежала по ступенькам вниз, едва сдерживая панику, как с электрическим скрежетом погасли квадратные лампы на потолке. – Скорее, – нервно позвал старик. Он обеими руками уводил замешкавшихся учащихся. Андреа замыкал всю процессию из учеников и учителей. Джейди, одним из последних шагнув на лестничный пролет, оглянулся – клубы синего дыма уже просачивались через запертую дверь кабинета истории. Толпа шумно спустилась на первый этаж. Оказалось, что в углах широкого фойе под потолком притаились куски тумана. Несколько учеников удрученно завыли. Пожилая учительница как заботливая мать подбежала к ним, и принялась успокаивать. Ей это быстро удалось. Других учащихся нигде не видно, возможно, их сопроводили в подвал. Но хватит ли там места на всех? Директор, помрачнев, поманил толпу к грязной лестнице, ведущей на нулевой этаж. Со стороны входа что–то зашуршало. Напуганные ученики с трепетом уставились на двойную стеклянную дверь, за которой кроме синевы не было ничего видно. Просачивающийся через нее мелкими струйками туман внезапно стал собираться в клубок. И его многочисленные густые слои начали обретать вполне четкие очертания. Кто–то из учеников протяжно застонал. «Вряд ли кто из этих ребят встречал тех тварей», – подумал Джейди. Но тут его настигло озарение, пронесшееся волной мурашек по спине – а вдруг это очередное чудовище?!.. – Давайте, в темпе! – прогремел директор, и все бросились за ним. Джейди замешкался. Отчего–то он не мог оторвать глаз от кома. Тут его правую пятерню обожгло изнутри от подступающего тепла, и парень, ахнув, с испугом схватился за горящую кисть. – Эй, ты! – позвал директор. Но тот не отреагировал. Тогда важный человек схватил Джейди за руку. Но затем, вздрогнув, отчего–то отпустил. И, выругавшись, рванул в убежище. Джейди слышал его удаляющиеся шаги. Но и поделать с собой ничего не мог. Это нечто перед ним гипнотизировало. И не позволяло двигаться. Вытянувшийся сгусток тумана неуверенно приобрел человекоподобную форму. Окружающий мир в одно мгновение померк, и не осталось ничего, кроме этого странного голубоватого образования. На круглой, весьма крупной голове загорелись два белых шарика. Таких, как глаза тех тварей, подумал Джейди и понял, что не может пошевелиться. Объект постоянно изменялся, не позволяя понять, что он такое. В возникающей фигуре все больше и больше угадывался силуэт желейного атлета, с его длиннющими накачанными лапами. Только вместо черепа располагалась человеческая голова. Белые шарики глаз вспыхнули, и обратились в людские. Джейди не сомневался, что это была голова его друга. Внезапно синее существо подняло длинную лапу с такими же пальцами. – Ты, – услышал Джейди у себя в голове отчетливую речь. И встрепенулся. – Ты действительно он, – сказал гнусавый голос Желейного. – Что? – парень произнес эти слова вслух. – Они убили меня, – говорило существо с лицом Арека. – Следующей их жертвой можешь стать ты. Не жди пощады от них. Оно замолчало, и опустило лапу. – Твоя рука скоро окончательно проснется. Они будут искать тебя… И вот тогда их ничто не остановит, – услышал Джейди голос в своей голове. – Я могу помочь тебе… Голос Арека. Как только Джейди это понял, его правую пятерню резко обожгло. Фигура свернула ему в глаза дальним светом фар, и стремительно распалась в синие бесформенные клубы. Они все растекались и растекались, а затем начали бледнеть, медленно вытекая на улицу. Ошеломленный парень, потеряв дар речи, широко раскрытыми глазами наблюдал за редеющим туманом, виднеющимся через двойные стеклянные двери. Теперь он не казался ему таким жутким. Тут, защелкав, замерцали на потолке лампы, вырубленные неизвестно почему, и осветили коридор ровным люминесцентным светом. Джейди, вновь обретя контроль над своим телом, на ватных ногах направился к выходу. И осторожно схватился за дверную ручку. Он дернул ее, и дверь покорно раскрылась, вопреки наставлениям учителя, который утверждал обратное. Может, в спешке ее напросто забыли закрыть? Джейди вышел из здания. Дверь за его спиной силой захлопнулась. На пустынных улицах туман так же уныло редел. Автобус пропал – видимо, продолжил рейс. Кое–где осторожно проезжали одиночные авто, но и они быстро таяли в жутковатой, еще не успевшей развеяться, пелене. А Джейди все шагал и шагал по вымершему городу, которого прежде ему никогда не приходилось видеть. Он двинулся дальше по одиноким пустынным улицам, все еще затянутым призрачной голубоватой дымкой. И вскоре добрался до небольшого сквера. Сел на лавку, осмотрелся. Окружающий мир начал быстро обретать свои привычные цвета. Еще секунда – и солнце вновь засияло над головой. Несколько минут спустя по дороге мимо проскочила офицерская машина, сирена которой выла, как потерпевшая. Джейди проводил ее взглядом, и окончательно погрузился в тяжелые размышления. Он не хотел думать, что имело в виду то призрачное существо, и снова набрал номер Арека. Тот был выключен. 6. Наваждение Он пошел домой пешком – полагал, что ждать транспорт пустая затея. По пустынным дорогам, кое–где взявшимся голубоватыми облачками, до сих пор не решались проезжать машины. Все уроки сразу же отменили, а так же завтрашний день объявили внеплановым выходным. Радости учеников не было предела. Они быстро повскакивали и разбежались кто куда. Джейди попрощался с Мэтом, и тот, зависнув сам в себе, угрюмо поплелся домой. Единичные горожане встречались на пути, и он внимательно вглядывался в их полные тревоги лица. Джейди так надеялся увидеть Тао, но, увы, тот все никак не хотел появляться. Дорога заняла от силы полчаса, и за это время он не раз слышал вой сирен пожарных машин, спешащих на вызовы. М–да, туман заставил многих нервничать. Открыв дверь, он бросил школьный ранец в прихожей, а сам упал на кровать. И сразу же провалился в сон. Джейди очнулся от ослепившей его вспышки молнии. Поднявшись, он выглянул в окно. Угрюмые тяжелые тучи накрыли небо, погрузив землю в серый безрадостный оттенок. По опустевшему двору гулял сильный ветер, и завывал в квартире как голодный волк. Начинало темнеть. Вздохнув, Джейди направился в гостиную и включил телевизор. Помимо транслируемых речей до его ушей стали доноситься далекие раскаты – очень скоро погода обещала низвергнуть на землю потоки воды. Парень взял пульт, и переключил канал. Томные беседы между парнем и девушкой сменились перестрелками. Ну, наконец–таки, нормальный фильм. Боевик, который полгода назад вышел на большие экраны. И, как ни кстати, встряла реклама. Некая улыбчивая блондинка начала твердить, что кошачий корм стал еще вкуснее. Джейди и сам вдруг почувствовал голод. Свалившийся, как снег на голову. Но в этом не было ничего удивительного – нервное потрясение должно было рано или поздно кончиться, и вернуть потерянный аппетит. Он двинулся на кухню, и тут вспомнил о домашних блинчиках с мясом, которые ему оставила мама перед отъездом. Она накрутила их, наверное, с пару килограмм, и теперь Джейди в ее отсутствие мог позволить себе объесться ими. Он достал несколько штук из морозилки. И пока те разогревались в микроволновке, Джейди вспоминал, как еще в детстве ему не раз приходилось наслаждаться их сочным вкусом. Устроившись поудобнее на любимом диване с тарелкой горячих блинчиков в руках, парень уставился в телевизор. Фильм полностью завладел его вниманием, и он не заметил дождя, мрачной мелодией начавшего накрапывать на окно. А там и сама гроза не заставила себя ждать. Вскоре начался ливень, а над головой вовсю загромыхали разозлившиеся небеса. Вспышки сбивали сигнал телевизора в помехи. Внезапно небо озарилось дрожащим светом – молния прошла совсем близко от дома. Квартира содрогнулась от резкого раската, взорвавшегося хлопушкой над головой, и телевизор смолк, как, в общем–то, и другие электроприборы. Мрак больно ударил по глазам. Надо искать свечи, сказал Джейди сам себе. К счастью, у него имелось несколько в холодильнике. Он наощупь взял пару штук, и двинулся за спичками. Нашел их в выдвижном ящике, где хранились столовые приборы. Крупные капли забарабанили по оконному стеклу. Но тут их мерный звон прервался оглушительным громом. И Джейди невольно мотнул рукой. Спичка потухла. Выругавшись, он взялся за следующую. Как только зажглись свечи, кухня нехотя вырвалась из оков темноты. Пока умиротворенно подрагивали два маленьких огонька, парню вспоминались странные события, фильмом пронесшиеся перед мысленным взором. Все началось, казалось бы, с того соревнования по серфингу. А что тогда будет дальше? Джейди почувствовал скользнувшую по спине волну холода. Его новая знакомая, воительница Антайо много знала об этих чудовищах, а так же о трех компаньонах… Но какое отношение она к ним имела? Что вообще происходило в городе? Некая игра, понял Джейди, в которой он, и остальные, просто пешки… Вдруг в квартире снова стало светло, и заговорил включившийся телевизор. Джейди с облегчением потушил свечи. Ливень закончился часа через пол, хотя яркие вспышки продолжали периодически освещать окрестность. Джейди уже смотрел полуночные новости, в которых сообщалось о происшествия в маркете. Расследование затянулось. Эксперты нашли множество человеческих следов, и никаких улик, позволяющих определить, что же случилось в тот злосчастный вечер. Джейди сжался на диване – неужели его будут искать как главного подозреваемого? На следующих кадрах он узнал другое место происшествия. Погром в квартире Арека оказался еще больших масштабов. Уцелела только кладовка. Разодранные обои, раскуроченная мебель напомнили ему о пережитом. Рана запульсировала, и Джейди скривился, чувствуя, как вибрация расплывалась по телу, заползая в каждый укромный уголок. Но он терпеливо сидел, внимательно следя за новостями. Вдруг на экране возник разбитый горем отец Арека. Немного помолчав, он заговорил о пропаже сына. О том, как пришел с работы и увидел разгром. Его покинутое лицо и сверкающие от слез глаза подняли в Джейди недавние мысли о перевоплощении Арека в длиннорукого монстра. Но его быстро отвлекли рассказы жильцов подъезда, среди которых не раз мелькало лицо Лауры, двадцатилетней соседки, жившей напротив. Одна старая дама взахлеб говорила, что не слышала ничего, что заставило бы ее встревожиться. Молодая семья, обустроившаяся этажом ниже, твердила, что, вернувшись домой с работы, муж во всех комнатах на потолках обнаружил широкие трещины. И пара хотела бы с нетерпением узнать, кому придется возмещать весь ущерб. Среди голосов из телевизора Джейди не слышал шарканье, доносившееся откуда–то сбоку. Оно методично и ненавязчиво звучало, словно совсем не собиралось привлекать к себе внимание. Но когда зевать уже стало невмоготу, а веки все чаще встречались друг с другом, Джейди выключил телевизор. С первой попытки это не удалось – пульт напросто выпал из руки. Выругавшись, парень силой нажал на большую красную кнопку, и живые картинки на прямоугольнике экрана исчезли. Зевнув еще разок, Джейди расслабленно двинулся в спальню. Он не чувствовал ни легкого жжения в правой ладони, и даже не слышал того звука, ставшего уже почти родным. Едва в его комнате погас свет, а парень рухнул на кровать, как тут звук барабанной дробью наполнил уши. Громкий и пульсирующий, мерно отбивающий ритм. И это был не дождь – он закончился полчаса назад. Рывком поднявшись с кровати, Джейди смущенно обвел взглядом все темные углы. И, когда его разум окончательно проснулся, понял, что шарканье доносилось с улицы. Эти отвратительные плямкающие нотки начинали бесить. Что там вообще творится? Одернув тюль, Джейди внимательно обвел глазами видневшиеся окна и балконы – лишь в одной квартире горел свет. Как ни странно, но многие уже спали… По крайней мере, так казалось. Он опустил взгляд. Фонари по периметру его «П» образного дома тускло освещали пустую дорогу, на которой кое–где на ночлег примостились промокшие авто. Посреди двора находилась беседка, и рядом с ней стояла подстанция, с растущими вокруг нее вишневыми деревьями. Но там никого не было. Однако, шарканье не собиралось стихать, чем взбесило Джейди еще больше. С высоты третьего этажа его взору открывался практически весь двор. Вновь осмотрев просторы, парень краем глаза уловил движение около подстанции – нечто метнулось в тень деревьев. Джейди с тревогой и ожиданием уставился на колыхающие кроны, слившиеся в одно громадное черное пятно. И, наконец, прозрел: там, внизу, под густой листвой различались контуры. Он сосредоточенно вгляделся в этот бесформенный силуэт. И облегченно вздохнул – похоже, воображение разыгралось. Ведь кроме деревьев там ничего нет… Силуэт зашевелился. Джейди присмотрелся, но так и понял, что видел. Какое–то образование, похожее на кучу песка… или глины. Шарканье изменило ритм. Гора оттолкнулась от ствола, и приросла снова. Правая ее сторона начала стекать. Хрум–хрум. Шмяк–шмяк. Прорычал глухой раскат – судя по всему, гром уходил на запад, к центру города. Словно в подтверждение этому темное небо задрожало в грязно–синем фоне от промелькнувшей вдали молнии. К сожалению, ее слабый свет не касался скрытого тьмой двора. Мало того, даже фонари, стоявшие по четырем углам просторной внутренней площадки, не могли справиться с этой задачей. Да и самый ближний к Джейди фонарный столб не работал – еще два месяца назад в нем сгорела лампочка. Но природа всегда была щедра на сюрпризы. И Джейди пожалел, что попал под ее милость. Сверкнула ослепительная молния, и яркой полосой пронзенное небо разделилось на две половины. На одно мгновение ночь стала белее дня, раскрыв перед Джейди все карты, которые так скрупулёзно прятала темнота. То, что он увидел, оказалось не совсем горкой. Похожая на размокшую черно–фиолетовую гору слизи, штуковина вперила на Джейди два вертикально расположенных глаза, узкий зрачок которых мог проделать в любом человеке сквозную дыру. От такого зрелища ноги подогнулись, и, потеряв равновесие, Джейди вскрикнул. За спиной, из стены мрака выплыла темная фигура и схватила его за воротник. Она рванула на себя, и Джейди рухнул на пол. Всхлипнув, он стремительно оглянулся, проглатывая поднявшийся к горлу ком. В комнате, конечно же, никого не было. Но тогда кого же он заметил?.. Джейди вскочил на ноги, и осторожно выглянул через занавеску. Немигающим взглядом впился на тот участок, где только что на него пожирающе смотрели огромные глазища. Штуковина исчезла. Зато там, под соседним деревом, что–то мокрое тусклым бликом выдало себя. Джейди всмотрелся, с замиранием сердца пытаясь разглядеть в нем увиденное чудовище. Молния сверкнула совсем рядом, и парень широко распахнул глаза. Наполовину сожранное тело лежало под деревом; густая листва скрыла под собой то, что некогда было торсом. Объеденные до колен ноги кое–где просвечивали голые кости, а правый бок зиял обломанными ребрами. Разразившийся с небес сочный рокот, как рык сытого зверя, добавил ужаса в эту картину. Джейди прикрыл рот рукой, чувствуя, как ужин полез обратно. Ему снова показалась склизкая гора, медленно выползающая от подстанции. Он шарахнулся от окна, и едва не споткнулся о ножку компьютерного кресла. Это шарканье… оно явно стало громче. И еще больше напоминало звук, как будто бы кто–то что–то жевал. Рука, словно ведомая кем–то другим, захлопнула распростертую форточку. Нажала, поворачивая ручку вниз, до хлопка. И мерзкие звуки пропали. Но овладевшая разумом паника окончательно прогнала остатки шаткого сна. Что если… Что, если эта тварь проникла в жилище?.. Почувствовав, как по телу пробежала волна жара, Джейди пулей метнулся на кухню. В спешке закрыв ведущую на балкон дверь, он облегченно вздохнул, и спиной привалился к гудящему холодильнику. Холод и вибрация несколько сбавили тот страх, что начал брать над сознанием верх. «Если я не буду шуметь, то все обойдется», – произнес сам себе Джейди. И эти слова, как ни странно, успокоили его. Едва усевшись на кровать, и стерев с горячего лица влагу, парень вслушался в нависшую тишину. К счастью, ничего подозрительного. Вдруг громко зашаркало совсем рядом. И Джейди чуть не подпрыгнул на месте. Он впился глазами в широкое квадратное окно – его одурманенный инстинктом мозг уже не воспринимал стекло как преграду. На край рамы вылез небольшой бесформенный бугор. Он рос и медленно наплывал на гладкую поверхность, накатывая все новые и новые слои. Неожиданно на нем стал расти холм. Джейди едва ли не врос в матрас. Что–то подсказывало, что не стоило терять время, но он даже не знал, как заставить себя пошевелить и пальцем. Тело словно бы налилось свинцом и онемело. В ушах расплылся звон. Внезапно холм раскрылся наподобие створчатой раковины. Только вместо жемчужины внутри сиял большой желтый шар с тонкой щелкой посередине. Горка растеклась по стеклу, завоевывая все большую площадь, и ее поверхность пришла в движение. Как вдруг жижа остановилась. Широкая пасть раскрылась прямо посередине темной кляксы на окне. Кривые острые зубы завозили по стеклу, высвобождая неприятный скрип. Послышалось бульканье. Джейди не отрывал от твари глаз. Его губы дрожали, а сердце резко замедлило бег. Все тепло в теле разом перетекло в правую руку, и та стала быстро нагреваться. Парень чувствовал, как от кисти до локтя распространилось горячее покалывание, и растер кожу холодной ладонью. Тварь еще сильнее забулькала. Джейди чувствовал на себе ее пронизывающий взгляд, впивающийся в саму душу. Он снова уставился на нее, стараясь не смотреть в светящийся круглый глаз. Пасть отлепилась от окна, и извергла из себя мутную черную жижу. Она густыми разводами ложилась на его прозрачную поверхность, и в один момент Джейди уже решил, что стекло вот–вот лопнет, и эта штуковина медленно просочится в квартиру. Она напоминала слизня. Или улитку. Тронь ее скользкую кожу, и она сожмется в комочек. Но нет, это вряд ли; кто–то, видимо, уже пытался ее «погладить». А теперь лежал под деревом без правого бока… Мотнув головой, Джейди прогнал от себя эти глупые мысли. Тварь забулькала и навалила новые слои. Пасть раскрылась еще больше. Острые зубы нажали, и вновь провели по стеклу. Снова скрежет. Аморфная поверхность взялась пузырьками, и те периодически лопались, разбрызгивая массу в стороны. Ноги, как назло, потяжелели. И, вскинув руку, Джейди с трудом поднялся. Оперся ею о стену. Хотел бежать. Но не ступил и шагу. Он тяжело вздохнул и замычал то ли от бессилия, то ли от непонимания, что с ним происходило. Почему вдруг собственное тело не слушалось. Но, если бы он сейчас посмотрел на свою правую руку, то увидел бы светящиеся голубым цветом кончики пальцев. Тварь дрогнула, и ее глаз накрыли густые складки. Она застыла и закрыла огромную пасть. Нельзя было сказать, сколько прошло времени. Но внезапно масса откинулась от стекла и, спрятав огромное око, убралась восвояси. Джейди облегченно вздохнул и покачал головой. И с изумлением уставился на свою правую руку – ему почудилось, или же она действительно стала излучать легкое свечение? Нет, все же показалось. Больше смущало другое… Что спугнуло эту огромную амебу? Неужели Антайо пришла на помощь? Вспышка молнии осветила ночь, приковав внимание к окну. И Джейди с ужасом понял, что за жижа текла из зубастой пасти. Ее красноватый оттенок подтверждал самые худшие предположения. Прямо над головой прогремел гром и тут же смягчился плавной мелодией дождя. Кровавые разводы смазались водой и потекли. Скоро они совсем исчезнут. Жар в руке спал, и на плечи навалилась дикая усталость. Не в силах стоять, Джейди рухнул на кровать. Он с трудом потянулся к выключателю стоявшего у изголовья кровати светильника, и нажал на него. Комната вмиг озарилась желтоватым светом. Но сна не было ни в одном глазу. Зато хоть исчезло шарканье, и только дождь трунил свою унылую мелодию. И паника медленно ослабевала, сменялась умиротворением. Прошло где–то минут двадцать. Взбесившаяся стихия заметно стихла, унеся вдаль раскаты грома. И даже дождь прекратился. Стояла глубокая ночь. Джейди сидел на кухне в компании чайника и банки кофе. Аромат, доносившийся от чашки с черным напитком, разносился по всей квартире. Но едва он поднес ее ко рту, как услышал стук в дверь. Нет, удары… И чуть не упал со стула. Боксер по ту сторону, похоже, собрался выбить дверь с петель. Джейди сразу вспомнил Желейного. Замечательно. Он начал давать тварям имена, словно своим питомцам, которых у него не было. Как он окрестил эту безобразную гору? Слизняк? Джейди перевел дыхание и попытался приподняться, но тщетно – тело налилось свинцом. В дверь постучали снова. Собравшись с силами, Джейди встал со стула, и как старик засеменил к двери. С сомнением застыв на пороге, глянул в глазок. И, смутившись, быстро открыл дверь. Сжавшаяся старушка стояла на пороге. На ее побледневшем лице с трудом держалось спокойствие. – Здравствуйте, – поздоровался Джейди, и с удивлением посмотрел на нее. – Что–то… – Джейди! – испуганно заверещала она. – Джейди, пожалуйста, помоги мне! Тетушка Кристина бросилась ему на руки, и он подхватил ее. Бедняжка едва стояла на ногах. Ей было уже за шестьдесят, и жила она одна в квартире напротив… Но нет, не одна. С огромной белой кошкой. Подтянув ее к себе, парень свободной рукой закрыл входную дверь. – Вы будете кофе? – с тревогой спросил он, уволакивая женщину на кухню. Та кивнула. И Джейди стало не по себе. Что случилось? Соседка находилась на грани истерики… Постоянно теребила заплетенные в пучок седые волосы на макушке. Но, стоило ей сесть на стул, как страх немного отпустил ее. Не проронив больше ни слова, тетушка залпом осушила горячую кружку. Глубокие морщины на ее лице разгладились. Но подозрительная тяжесть во взгляде так и не ушла. – Я видела в твоих окнах свет, – сказала она, – поэтому решила обратиться к тебе. – Но что случилось? – машинально вопросил Джейди, наливая себе новую кружку. – Вы же едва стоите на ногах… У него задрожали руки. И ему совсем не хотелось услышать то, что скажет старушка. – В городе стало опасно. Я бы ни за что не поверила тому, о чем на улицах перешептываются люди, – тяжело дыша, сказала она. – О чем вы говорите? – спросил тот, делая глоток. Кофе не бодрил; отнюдь, дурацкие руки еще сильнее затряслись. – Я проснулась от странного звука, – резким голосом ответила тетушка, как тут сорвалась едва ли не в плач. – И… и увидела окно. Вернее, в окне… Страшные глаза смотрели на меня, Джейди. И это не человек! – Что вы имеете ввиду? – как можно спокойнее спросил Джейди. – Я стара, но я не выжила из ума. Я бы и сама не поверила, но… в магазине обсуждали, как в подвале на крысоловку кто–то поймал самого настоящего монстра, – она разрыдалась. – И одно из них пришло за мной. – Монстра? – с удивлением спросил парень. – Шестиглазого червя, – не своим голосом прохрипела женщина, и вдруг схватила его за руку. Ее костлявая пятерня крепко сжала запястье. И Джейди от неожиданности подавился напитком. – А другие видели тварь в «Умной покупке». Неужели ты веришь тому, что говорят новости? Ни один человек не может разрубить вооруженного до зубов бойца! – Я не понимаю, – сдавленным голосом произнес тот. Но старушка, похоже, ничего не слышала. – Будь осторожнее, – предупредила она и отпустила его руку. – Кругом умирают люди… А недавно этот погром… Видела в новостях. Квартиру полностью разнесли. И снова всхлипнула. Еще немного, и тетушка разрыдается, понял Джейди. Он подскочил к ней и попытался успокоить. – Спасибо, – отблагодарила та. – Мне уже лучше. А затем сорвалась с места и двинулась к выходу. – Прости, – донесся виноватый голос. – Я не хотела тебя напугать… Джейди окликнул ее. Предложил переночевать здесь, в безопасности. Но та настойчиво отказалась. Похоже, ей стало неловко за свое поведение. И настаивать не было смысла. Слабость, как незримая болезнь овладела им тот час же, как только он остался в одиночестве. Расшатанные нервы ноющей болью ударили в голову, и парень сдавленно застонал. И, едва доплевшись до кровати, он провалился в сон. Джейди с трудом продрал один глаз, и уставился на будильник, стоявший на тумбе напротив. Стрелки показывали без пятнадцати двенадцать. Полдень. В голове возник образ наполовину съеденного тела. И Джейди, почувствовав, как побежали по спине мурашки, пулей метнулся к окну. Он высмотрел то несчастное дерево, под которым… ничего не лежало. Или же уже приехала полиция и забрала тело. Или же… Джейди вспомнил шарканье. Мозг воспроизвел его в точности, как записанную на магнитную ленту дорожку. Он открыл окно и ему в лицо ударил свежий прохладный воздух. Джейди сразу увидел тяжелые, неподвижные тучи, висевшие на небе, и мокрый асфальт, пестревший грязными лужами. Неподалеку, притаившись в листве росшего во дворе дерева, щебетала птица. Джейди вдохнул полной грудью, восстанавливая разбросанные мысли в цепочку. Ему плохо спалось; в кошмарах приходил Желейный с головой Арека, и обвинял его в своей смерти. И тут он кое–что вспомнил, и ударил себя ладонью по лицу. «Идиот», – сказал Джейди сам себе. Мэт. Он же хотел обсудить кое–что с Мэтом. Схватив с тумбочки телефон, Джейди зарылся в контактах, нажал на кнопку вызова. Длинные гудки, неторопливо звучавшие в ухо, все не хотели обрываться. Он в гневе бросил трубку. Не оставалось ничего иного, как пойти к Мэту в гости. Признаться, восторга это не вызывало. Вдруг и в его квартире поселился один из них? Но Джейди все же осмелился выбраться из дома. И в груди неприятной тяжестью осело ощущение одиночества, даже несмотря на то, что по дорогам активно разъезжали машины. Город словно бы окутала едва заметная дымка апатии и страха. Похоже, душевное равновесие многих подкосил тот туман, о котором до сих пор трещали местные телеканалы. Они пояснили, что тогда он пронесся по всему городу плотным голубым кольцом, и растаял на его периферии. Природу этого явления никому так и не удалось выяснить. Плюс, свою лепту внесли и твари; кто знал, сколько их разгуливает в городе… К остановке надо было плестись целых четыре квартала. И Джейди решил дойти до нее по переулкам, тем самым срезать путь. Едва впереди показалась проезжая часть, как сверху раздался шуршащий звук. Парень в ужасе вскинул голову. Бесформенное создание цвета сирени смотрело на него с крыши частного дома. Этот пронзительный взгляд снова впился в саму душу чуть ли не мертвой хваткой. И вновь взбудоражил в заснувшие инстинкты. Слизь медленно стекла с волнистого шифера на землю, и заскользила навстречу. Многочисленные складки разошлись, и выпустили наружу амебную конечность. Снова под темными слоями различились два глаза. И, перекатившись друг под друга, они с жадностью вцепились в человека. И, не желая больше испытывать судьбу, Джейди бросился прочь. Шарканье за спиной захлебнулось в разозленном мычании – громоздкая туша рванула в погоню. Вскоре показалась остановка. Несколько ждущих транспорт горожан засуетилась, когда перед ними раскрыл двойные двери подъехавший автобус. Джейди пулей запрыгнул внутрь, едва не растолкав заходящих людей. А водитель, бросив на парня долгий оценивающий взгляд, нажатием кнопки закрыл двери и покатил громоздкую махину по маршруту. Через широкие окна Джейди видел сверкнувшие в переулке злобные круги глаз. Пассажиры, сидящие у окон, тревожно загудели, и их головы повернулись. Заметили, понял парень. Запыхавшись, он немного прошел по салону и уселся на свободное место. Заплатив за проезд, Джейди успокоился и залип в окно. Преследователь, к счастью, отстал. А когда автобус подъехал к первой остановке, Джейди занервничал. И внимательно осмотрел выходивших и заходивших пассажиров. Полупустой транспорт как назло медленно набирался. Словно ждал, когда неприятности настигнут его. Контролёрша деловито поднялась с места и начала обилечивать всех новеньких. Ее спокойствие отнюдь не вселяло в Джейди уверенность. Напротив, в душе камнем осело дурное предчувствие. Когда автобус повернул на ведущую в центр четырехполосную дорогу, Джейди понял, что едет далеко не к Мэту. Видимо, второпях попросту забыл посмотреть на номер маршрута. Но не успел он подняться с места, как автобус сотрясло. Упав на сидение, Джейди с ужасом уставился в окно – но там лишь редкие авто проносились по встречной полосе, и зачем–то сигналили. Больно прокатившийся по ушам скрежет посыпал в адрес водителя разноголосую ругань. Как вдруг все заткнулись – машину снова затрясло и отпустило. Но нельзя было не заметить, как темно–сиреневое нечто облепило переднюю дверь и потянуло на себя. Металл разошелся, как гнилая ткань, и ударивший в салон поток воздуха отрезвил умы некоторых пассажиров. А следом под крышей растекся шепот. И едва все разглядели аморфное, вытянувшееся создание, на которое прилип помятый кусок металлолома. В нем угадывалась дверь… которая через секунду была выброшена на тротуар. Джейди прижался к стене. Он не мог отвести глаз от проема, с торчащими на улицу плоскими шипами. Оставалось только гадать. Дарует ли судьба жизнь, или же заставит умереть самой скверной смертью. Но та была не на его стороне. Густая жидкость, неуверенно появившаяся на ступеньке, поползла вверх. Втекая из ниоткуда в салон, она становилась все больше и больше. И вытягивалась, покрываясь морщинами складок. Как тут они внезапно раскрылись и предстали пассажирам длинные зубы. А два шара, вынырнувшие из недр сиреневы, вспыхнули пламенем, окрестив всех озлобленным взором щелевидных зрачков. Кто–то закричал. Автобус набрал скорость и повернул – люди попадали с ног. А тварь, ударившись в стену, растеклась по сидениям. Небрежно отлипла. Ее глаза всколыхнулись, как на волнах, и едва не покатились по скользким складкам. Она раскрыла пасть и заревела. Сжалась, собравшись в кучу, и запузырилась от возмущения. Зрачки нетерпеливо заметались, и остановились, вырвав их общей кучи самую важную персону. Существо кубарем покатилось по узкому салону. Неистово вырывающиеся из тела отростки хватались за поручни и спинки сидений, роняя на них склизкие комочки. Вышедшие из ступора люди с криками повскакивали с мест, и прижались к стенам. Джейди выскочил в узкий проход между сидениями и схватился за столб–поручень. Его мысли заметались. Одно он понимал точно – если сейчас что–то не придумает, то будет лежать без бока где–нибудь в траве. Автобус наклонило на резком повороте, и Джейди едва сдержал равновесие. Но чудовищу повезло меньше – оно небрежно расплылось и облепило пустое сидение. Раздалось приглушенное рычание. Молниеносно собравшись в единую форму, Слизняк медленно пополз, тесня обливающуюся потом жертву. Его обвислые куски на боках начали заметно удлиняться. Джейди снова ощутил растущее в руке тепло. Он стер влагу с лица и судорожно затрясся, пытаясь придумать, как избавиться от твари. Он не мог выносить ее испепеляющего взгляда. И, становись она все ближе, он чувствовал, как воздуха хватает все меньше. Неужели это конец?.. Голова повернулась, и глаза уставились на закрытую дверь, в окнах которой мелькали улицы города. И мысли, до этого водившие хоровод, вдруг выстроились в ряд, рождая гениальную идею. – Водитель! Откройте вторую дверь! – закричал Джейди, и тут запнулся. Масса грозно забулькала прорвавшимися пузырями, словно поняла его намерения. Но вот створчатые двери, лениво вздохнув, раздвинулись по углам. Выехав на перекресток, автобус круто развернулся. И чудом не столкнулся с другими машинами. А по одной лишь случайности не снес остановку. Слизняк распластался на окне. Твердые шары вывалились из превратившегося в лепешку тела. Они полоснули Джейди злобой, и тот почувствовал, как свернулись в тугой узел кишки. Выпустив серию пузыриков, слизь отделилась от стекла, возвращая себе прежнюю форму. Она глухо заревела, и выбросила отросток на Джейди. Тот рванул к сидениям, предоставив незадачливой лапе облепить поручень. Громко хрюкнув, тварь одернула ее обратно, и спрятала в сиреневом нутре. На железном стержне остался оплавленный след. Но… Еще б немного, и металл бы разъело. – Поверните направо! – неожиданно для себя закричал Джейди, уставившись на свернувшуюся в комок контролершу. Бесформенное тело напротив качнулось к нему. Рванув к задним сидениям, Джейди отчаянно замотал головой. «Скоро твоя рука окончательно проснется». Огромная вертикальная пасть раскрылась, исторгая вонь и захлебывающиеся звуки. Качаясь, тварь заскользила к Джейди. Тот с замиранием сердца видел приближающуюся к нему тушу словно бы в замедленной съемке. У него оставалось совсем мало времени, а ни одной толковой идеи на ум все никак не приходило. Один из пассажиров, молодой мужчина, закричал и вскочил со своего места. И, потеряв контроль над собой, спрыгнул в распахнутые двери. – Скорее! – завопил Джейди. Он мало чем по душевному состоянию отличался от того парня; но некий внутренний стержень не позволял панике одержать победу. И Джейди чувствовал, как бешено забилось в груди сердце, а рука начала полыхать. Водитель снова крутанул толстым рулем. Автобус подскочил на левых колесах, подняв правую часть вверх. Массивный хвост занесло, и он едва не снес столб электропередач. Повезло и несущейся по встречке легковушке. Ведь если бы не мастерство человека, сидящего за рулем автобуса, ее водитель собирал бы свои кости по всему кварталу. Высокое тело на маленькой ножке отлепилось и вылетело на улицу. А автобус заскрипел, выравнивая движение. Через несколько томительных мгновений дверь, издав хлопок, закрылась. И громоздкая машина зарычала, быстро набирая скорость. Джейди направился к водителю. Он смотрел на сжавшихся у стен людей, бросающих на него затравленные и восторженные взгляды, и почувствовал себя героем. Еще бы. Сколько жизней он спас… Автобус пронесся мимо очередной остановки, не затормозив. И люди, стоявшие под ее оранжевой крышей, недовольно вскинули руки. – Все могут выйти! Я сейчас остановлю автобус! – спустя вечность закричал водитель. Но его голос резко оборвался. Контролёрша, сидящая рядом, повернула голову. Ее глаза широко распахнулись, а рот сжался в щелочку. Джейди наконец–то расслышал шаркающий звук. Руки его задрожали, а ноги налились свинцом. И только глаза метались от угла к углу. Однако, все–таки увидели то, что обожгло внутренности холодным огнем. Резиновый отросток, оканчивающийся тяжелым шариком, тянулся в салон через голый дверной проем. Тонкие сиреневые нитки едва не упускали глаз, и, казалось, он мог в любой момент сорваться и упасть под колеса. Навалившись, монстр довольно причмокнул. А водитель смачно выругался, наконец, заметив навязчивого гостя. – Поворачивайте куда–нибудь! – едва не брызгая слюной, закричал Джейди. Как вдруг его откинуло назад. И тварь неуправляемым потоком пронеслась мимо, едва не задев женщину с билетами. Водитель даже не успел закричать – широко раскрытая пасть поглотила его. Его соседка, как загипнотизированная, непонимающе уставилась на сиреневую массу, внутри которой ерзал человеческий силуэт. Она обреченно завыла. Ее сразу поддержал кто–то из пассажиров. Полужидкие комья плюхнулись руль, и полились на педали, обволакивая ноги случайной жертвы. Автобус в одну секунду обзавелся новым водителем. Но, далеко не таким хорошим, как прежний. Руль подрагивал и легонько поворачивался под его сиреневой плотью, а сам он непереставая булькал и трясся. Махина задрожала, змейкой выезжая на встречку. Встречные машины, сигналя, сворачивали, другие останавливались прямо на дороге. А одна иномарка, резко повернув, смела урну. Оторопевший Джейди стоял чуть ли не рядом с обезумевшей контролершей, тупо наблюдал, как попавшая в ловушку жертва перестала брыкаться. Потом ее очертания оплыли, и растворились, рассыпавшись грудой пузырьков. Тварь довольно заурчала, глядя куда–то вперед, на широкую дорогу, где ей все уступали движение. Толстые куски слизи крутанули руль – и автобус затрясло. Внезапно он накренился и тяжело застонал – вероятно, заехал за бордюр. Никто не успел понять, что произошло – вой клаксона взорвался в ушах; автобус подняло и резко сотрясло. Затрещало, заскрипело. Правая сторона вздыбилась глубокой вмятиной, а сидения всколыхнулись, едва не слетев с креплений. Джейди налетел на вертикальный поручень. И чудом не сломал ребра. Воздух вырвался из легких, наполнив их тупой болью. Он не мог ничего сказать, но мог слышать, как стонали несчастные горожане. Автобус с оглушительным лязгом скособочился. Джейди толкнуло прямо на сидения. Ударившись о мягкую спинку, он попытался подняться. Но… Вместе с треском разрывающегося металла машина свалилась на бок. Во все стороны посыпались стекла – Джейди успел прижаться к спасительному сидению, и спрятаться от града осколков. Его сильно ударило район печени. В груди глухо застонало. Чувствовалась острая нехватка воздуха. Сознание покрылось туманом, но вскоре прояснилось, и в легкие ударил живительный поток. Шатаясь и придерживаясь за перевернутые сидения, Джейди тяжелой поступью вышел из автобуса, и оперся спиной о ближайший фонарный столб. Приятно холодный. Боль потихоньку начала стихать. Но бок противно пульсировал, словно превратился во что–то вроде тугой опухоли. Глубоко вдохнув, Джейди глянул на поверженную махину. Помимо разбитых окон в глаза бросалось несколько широких вмятин. Но тут взгляд перекочевал на покрытый зазубринами проход – никто из видневшихся там пассажиров не подавал признаков жизни. Без сознания, смекнул Джейди. Нет, по большей части он на это надеялся. Рука машинально потянулась к карману за телефоном. Только он схватил аппарат, как тут пальцы, скользнувшие по экрану, нащупали что–то не то. Парень уставился на него – небольшой дисплей уродовала огромная трещина. – За–а–абу–уд–дь, – слабым, чуть ли не страдальческим голосом прохрипело сверху. Джейди поднял голову. На смотрящем в небо колесе примостилось оно. Темными кусками плоти свисало почти до самого асфальта… Словно подтаяло на солнышке. Эта тварь так и не напала, хотя могла убить в два счета… Странно, почему… На ее поверхности, разгребая складки материи, небрежно пролезли два огромных глаза и замерли напротив друг друга. Затем сбоку выплыли зубастые челюсти и остановились под правым шаром. Теперь ее морда (или ее очертания?) стали похожи на лицо, отчего–то показавшееся Джейди знакомым. Словно услышав его мысли, масса поддалась вперед и медленно стекла на асфальт. Казалось, ее стало больше. Подобрав под себя бесформенные куски, она вытянулась. И стала похожа на человеческий силуэт. У нее даже вроде бы голова появилась. Джейди попятился. И, покачав головой, бросился наутек. Но усталые ноги как назло заплелись друг о дружку и опрокинули его на асфальт. И бедняга рухнул на живот, чуть не откусив себе язык. В груди растеклось тепло, а перед глазами поплыло. Тварь зашаркала. И Джейди понял, что теперь она уж точно не упустит своего звездного шанса. Вспышка заслепила слизняку прямо в глаза, и тварь, скрючившись, прижалась к автобусу. Белая изогнутая линия скользнула о край помятой крыши и полетела обратно. Та исказилась продольной полосой, и пышные искры посыпались во все стороны. Тварь шелохнулась и протекла под автобус, деловито подбирая сама себя. Молния полукругом рассекла его посередине. И, вслед за скрипом поверженный механический зверь распался на две части. – Проклятье, там же люди! – закричал Джейди. – Антайо! Гелеобразная масса булькнула, оказавшись на открытом воздухе. Она выпятила глаз и поползла по дороге. Молния пролетела над ее макушкой и врезалась в асфальт неподалеку. Завидев в лучах райктена свое отражение, тварь захрипела и рванула вверх. Джейди сразу узнал оружие Антайо. Его гладкий металл задрожал, и, вырвавшись из асфальта, молнией понесся ввысь. Яркая полоса рассекла небо снова. Беспощадно ударилась в гору, накрепко припечатав ее к раскаленному дорожному покрытию. Тварь отчаянно забулькала, пытаясь выбраться. Но у нее ничего не выходило. Вопреки всему, она не могла обтечь встрявший ребром диск. А после нескольких попыток громко, мучительно заревела. И, мотая подобием головы, распалась в лужу. Антайо мягко приземлилась рядом с ней, и одним рывком выдернула райктен. Стоявшая спиной к Джейди, она вдруг резко обернулась к нему. – Ты думаешь, я этого не знаю? – с угрозой в голосе спросила воительница, вперив в него тяжелый взгляд. – Не беси… У меня еще много работы. Джейди пожал плечами. А Антайо промолчала. Она находилась от силы в метрах десяти от него, но выражение ее лица Джейди прочел четко. Раздражение. Но, ни слова не сказав, девушка подпрыгнула и скрылась за кронами деревьев. Краем глаза заметив движение, Джейди осмотрелся. Но ни прохожих, ни встречных машин. Все растворилось, как тогда, во время синего тумана. Неужели показалось?.. И, стараясь не заострять на этом внимания, он подбежал к автобусу и заглянул вовнутрь. К счастью, Антайо никого не задела своей смертоносной штуковиной. Но никто по–прежнему не шевелился. Парень вздохнул и зашаркал по тротуару. Ушибленные ноги саднили, а тяжесть в груди казалась неподъемной гирей, тянувшей тело вниз. Да и отчего–то окружение начало меркнуть, ровно как и звуки, в одночасье ставшие чем–то посторонним. Едва ступня коснулась бордюра, Джейди услышал резкий звук. И остановился. Что–то оборвалось внутри, и мир вновь наполнился всеми красками, которые чуть не сгинули в небытие. С диким воем из–за угла выскочила полицейская авто. И понеслась навстречу, мигая красно–синими огнями. Остановившись перед автобусом, водитель заглушил двигатель и выключил сирену. Дверь машины открылась, и из нее вышел Джон Льюис. Офицер озадаченно посмотрел сначала на ошарашенного парня, потом на автобус. И, сделав свой выбор, неуверенно двинулся к передней половине растерзанной машины. Заглянул внутрь. – Боже, – услышал Джейди и увидел, как офицер скрылся за коричневой стеной. – Что здесь произошло? – растерянно вопросил тот, выходя через украшенный зазубринами проход. Он провел пальцем по покореженному металлу. Какая сила могла вырвать дверь? Вид у Джона оставлял желать лучшего. Помятый, словно всю ночь кутил в баре. Зависнув на пару мгновений в мыслях, он вдруг нацепил важный вид. И, переметнув внимание на странного молодого горожанина, так и стоявшего на прежнем месте, Льюис засеменил к нему. Остановившись рядом, он смог, наконец, внимательно осмотреть его. Действительно, что–то с этим малым было не так. А парень в свою очередь старался не глядеть Джону в глаза, но не мог не чувствовать те тяжелые вибрации, потоком сочащиеся из него. – Напали, – глухо пропыхтел выживший. – Мне повезло. Я хотел вызвать скорую, но мой телефон повредился во время аварии. – Ты счастливчик, молодой человек, – сухо заметил офицер, и обвел его оценивающим взглядом. Он ждал, пока стоящий перед ним представится. – Джейди, – поспешно выговорил тот. – Джейди Акро. – Действительно счастливчик, – произнес офицер, и от его слов Джейди почувствовал себя неуютно. Складывалось ощущение, что Джон не мог поверить, что кто–то стоит на двух ногах после такой аварии. Внезапно он подбежал к своей машине, и схватился за рацию. Он быстро связался с диспетчерами и сообщил о ДТП. Парень услышал, что совсем скоро прибудет неотложка с кучей полицейских. И вздохнул – ведь все это расследование только пустая трата времени. Диспетчер что–то проговорила в рацию, и отключилась. Офицер, хмыкнув, нервно повесил прибор, и, наконец, отлепился от машины. Зачем–то похлопав себя по нагрудным карманам, он направился к Джейди. – Ты говоришь о нападении. Кто же напал? – спросил Джон, кивая в сторону растерзанного транспорта. – Я не знаю… я так и не понял… Автобус… потерял управление и перевернулся, – ответил Джейди, и сразу поймал подозрительный взгляд офицера. – Неужели больше ничего?  Я не уверен, что в результате подобной аварии автобус разрезает напополам. Причем так ровно, – Льюис сдвинул брови. Он догадывался по большей части, что произошло. Но, видимо, не хотел этого признавать. – Да. Я рассказал вам все, что видел, – ответил Джейди, схватившись за голову. – И не представляю, как мне удалось выжить. – Мне необходимо составить протокол, – сказал офицер. – Для этого тебе придется поехать на полчаса в участок. Джейди лишь пожал плечами. Джон посадил его в машину и силой захлопнул дверь. Замок предательски щелкнул. Парню вскоре стало душно, и он попробовал приоткрыть окно. Но так и не нашел заветной ручки. Щемящая тревога проникла в его нутро – Джейди впервые почувствовал себя заключенным. Офицер забрался в то, что осталось от автобуса, и на мгновение исчез с поля зрения. Нельзя было не слышать, как скрежетал усталый металл под его шагами. Несколько минут утекло в спокойствии. За это время залипающий в окно Джейди видел пару торопливо прошедших по тротуару прохожих. Заметив разрезанную напополам металлическую коробку и полицейскую машину, те быстренько скрылись за ближайшим поворотом. Горожане уже были напуганы. О чем тогда вообще можно говорить? Раздался странный звук. Джон повернул голову, и выглянул через разодранный проем на улицу. Но ничего из ряда вон выходящего не заметил. И, отпустив безвольную руку одной девушки, у которой так и не удалось нащупать пульс, офицер, стараясь не шуметь, настороженно двинулся к выходу. И, недоверчиво высунувшись из–за зубастого входа, огляделся. Ничего подозрительного. Но… неожиданно то же самое звучание раздалось со спины. Лишний раз проверив оружие на поясе, Джон осторожно зашагал мимо лежавших враскоряку людей, к сквозной дыре, разделяющей его и вторую половину автобуса. Большая часть из тех, кого он успел проверить, была мертва. И это заставило офицера ощутить горький привкус скверны на языке, а еще приготовиться к худшему. Он вышел наружу, едва не поранив пальцы об острый срез. И вдруг понял, что показалось ему необычным. Шарканье. Шкряб–шмяк,  хрум–шмяк. Этот звук поднимал тревогу, захороненную глубоко в душе. Джон засуетился, пытаясь найти его источник. Чувствуя, что начинает терять самообладание, достал пистолет. И с трудом снял с предохранителя. Только лишь из–за того, что руки затряслись. Его серые глаза широко распахнулись. Из–за дальнего края автобуса что–то выползало. Звук нарастал, и офицер покрепче сжал металлическую рукоять. Сначала показался сиреневый бесформенный отросток. Полутораметровая гора густой грязи рывком выплыла из укрытия и повернула круглые глаза к оторопевшему человеку. Джон отпрянул, и уперся спиной о покореженную стену автобуса. Не моргая, глядел на бесформенное существо, в котором самым невероятным образом теплилась жизнь. Оно замерло, раскрывая складки. Один глаз плавно поднялся на макушку, уступая место кривой окровавленной пасти. Не желая больше терпеть это, офицер выстрелил. Пуля пролетела мимо, заставив массу гортанно булькнуть, и уставиться на взрослого человека, сверлящего ее взглядом. Но тут она сдвинулась, подгребая под себя свалявшиеся комья, и поползла к сточной канаве. Густая плоть зависла, нахлобучиваясь маленькими холмиками, но вскоре начала просачиваться в удлиненные отверстия стока. Джон нажал на курок. Промахнулся. Выстрелил снова – пуля увязла где–то в сиреневых внутренностях… А после палец защелкал, и пистолет, выплевывая пули, задрожал. Офицер практически не целился; но прекрасно видел их все, мигающие из полупрозрачных недр. Единственный глаз продолжал глядеть на него до тех пор, пока вместе со всем остальным не утек в канализацию. – Не может быть, – прошептал Джон, и на его лице выступила испарина. – Неужели снова?.. Джейди наблюдал за происходящей сценой. Он не мог поверить, что Антайо убежала, бросив начатое… Кто теперь убьет эту тварь?! Льюис на негнущихся ногах добрался до машины, открыл дверь и тяжело увалился на место водителя. Он устало ухнул и помассировал виски… Да еще и этот притихший парень на заднем сидении, явно боявшийся и пошевелиться, начинал раздражать. Но офицер прошел испытание на терпение. И, когда послышалось верещание сирен, он выдавил улыбку на измученном лице. А как только прикатили машины скорой помощи, и наряд полицейских, Джон завел мотор и уехал прочь. Тучи у горизонта начали приобретать грязно–розовый цвет. А на улице уже моросил холодный неприятный дождь, собираясь на дорогах в коричневые лужи. Но иногда одинокие сырые проспекты и переулки скрашивались яркими вывесками работающих заведений. И, капли, стекающие с их крыш, стучали об асфальт и землю. По тротуару, тяжело шагая, быстро шел худощавый мужчина. Он маневрировал среди луж и грязи, но его брюки все равно уже были по колено заляпаны бурыми пятнами грязи. В руке он нес кожаный чемодан, и постоянно посматривал на часы на запястье. Проклятые стрелки уже не двигались. Раздраженно открыв тяжелую металлическую дверь, он зашел в подъезд многоэтажки. Быстро поднялся по ступенькам до резной деревянной входной двери. Через пару мгновений ключ щелкнул в замке. Мужчина юркнул вовнутрь. В сухость и уютность. Облегченно вздохнув, он поставил чемодан на пол. Повесил мокрый зонт на крючок и снял куртку. Затем прошел в гостиную и разлегся на кресле. Усталость взяла над ним верх. Схватив с кофейного столика газету, он открыл ее на середине, и его расплылся в улыбке. Время за чтением летело незаметно. Как тут бегающий взор остановился на финансовой статье. Умиротворенное лицо мгновенно перекосилось от злости. Глаза спешно зашагали по строчкам, а скривившиеся губы начали сжиматься в щелочку. Бывший одноклассник глядел на него из фото в газете. Когда–то давно Кевин с ним дружил. Однако, Мартин лучше учился в школе. А затем поступил в престижный вуз. И студенческая жизнь разделила их. Сейчас тот являлся ведущим менеджером крупной корпорации. Кевин не мог понять, почему у него самого ничего не вышло, хотя в молодые годы он был несколько успешнее того парня. Сам он не первый год занимал должность младшего бухгалтера в небольшой фирме. Неплохо, но недостаточно. Внезапно он отшвырнул газету. В голове начали мелькать различные мысли, вертясь около одного стержня, коим являлась его работа. Намедни директор пригласил его в свой кабинет и разразился выговором, пригрозив лишением премии. Что он вообще делал не так? Кевин прекрасно понимал – в произошедшем он не был виноват. Оплошность допустили другие, но подставили именно его. Одна из них – та брюнетка, сидящая напротив, и занимающая свою должность лишь благодаря кровному родству с начальством. И бедолаге бухгалтеру нередко приходилось исправлять за ней ошибки. Но пожаловаться на ее халатность Кевин мог только сам себе. Плюс, часть коллектива недолюбливала его из–за претензий, которыми он не грешил одаривать всех подряд. И старалась в каждый подходящий момент напакостить. Взмахнув рукой, Кевин понял, что промок до нитки. Гуляющий на улице косой дождь быстро залил туфли. И ему вспомнился едва ли не каждый шаг, когда хлюпала в обуви вода. Как неистовый ветер как назло несколько раз вывернул зонт, и ему не единожды пришлось стоять под проливным дождем, приводя его в рабочее состояние. Вряд ли бы Кевин простыл. А вот настроение эти похождения изрядно испортили. Захотелось освежиться. Ванна могла успокоить нервы. И мужчина, смакуя эту мысль, направился набирать воду. И, когда горячая жидкость мерно полилась из крана, разбавляя тишину приятным гудением, почувствовал себя чуточку лучше. Теперь–то он уж точно расслабится! Тут поток воды снизился – заметно упал напор. И Кевин, подавив в себе волну раздражения, вышел в коридор. Как вдруг в животе заурчало. Может, за то время, пока наберется вода, он успеет поесть? Мужчина двинулся на кухню и зажег свет. Лампа под потолком звонко вспыхнула. Открыв дверцу холодильника, в надежде увидеть бутерброд, сияющий своим великолепием посреди остальных продуктов, он разочарованно поморщился, обнаружив полупустую камеру. Несколько яиц ютились возле исхудавшей упаковки кетчупа, а кружок вареной колбасы тоскливо лежал на тарелке, практически в одиночестве, деля соседство с маленьким кусочком сыра. Хмыкнув, Кевин повернул голову. Там, на кухонном столе, близ раковины, лежала булочка хлеба, которую он забыл убрать дня два назад. Может, та еще не зачерствела. И мужчина потянулся за ней, переваривая в голове мысль о том, чего бы приготовить на ужин. Льющаяся из крана вода разбрасывала ударяющиеся о дно брызги в стороны. Вдруг слив ванны потемнел, и наружу вырвалось пятно. Оно росло, растекаясь по дну, как густая грязь из забившейся канализации. Склизкая масса вылезала, ее становилось все больше. Мелкий отросток вырвался из нее, и завозил по белоснежной акриловой стене. А вода над ним неистово бурлила, методично повышая свой уровень. Внезапно мужчина услышал сочное плямканье. Он почти закончил приготовление бутерброда, и принялся за жарку яиц. Звук, оборвавшийся на резкой ноте, доносился из ванной комнаты. Кевин сразу направился туда, выключив огонь, над которым в сковороде уже шкварчали на масле полуготовые яйца. На кафеле, посреди маленькой комнаты, валялся шампунь. Крышка пластмассовой упаковки раскрылась, и на пол разлилось немного синего мыльного вещества. Мужчина хмыкнул, поднял емкость, с недоумением посмотрел на открытый ванный шкафчик и закрыл его. В зеркале шкафчика отразилось усталое, испещренное легкой щетиной лицо. Взгляд скользнул вниз и влево. Напряженные мышцы немного расслабились – ванна уже достаточно наполнилась. Повернув рукоятку, Кевин выключил стремительно падающий прозрачный поток, и ногой проверил температуру воды. Самый раз. Донесшийся до ушей шорох он поначалу принял за фоновый шум. Но тот раздался вновь. И Кевин поспешил на кухню, где, по его мнению, находился источник странного звука. Нащупав на стене мокрыми пальцами выключатель, он зажег свет. Лицо застыло в маске негодования, когда глазам предстало открытое настежь окно. Ветер теребил занавеску, трущуюся о край стоящего на невысоком комоде телевизора. Дождь залил лужицу на линолеуме под окном. Мужчина тяжело вздохнул и топнул ногой. И почему все невзгоды происходили именно с ним? За спиной промелькнула грузная тень. Плямкающий звук раздался вновь, заставив Кевина резко развернуться. И от изумления широко распахнуть глаза. Мозг отказывался принять увиденное таким, какое оно есть. В паре метров от него стояла темная размытая субстанция, c одним огромным глазом посередине. Он казался инородным предметом, прилепленным на отвратительную склизкую кучу. – Какое невезение, – захлебываясь, произнесла она. Кевин был уверен, что расслышал именно эти слова. Тут, раздвигая складки густой плоти, вылез еще один шар. В тонких щелочках появилось искаженное отражение перекошенного лица. – Он добился большего. Ведь он велик, а ты ничтожество… Человек оторопел и попятился. Хриплый, усталый голос захлебнулся, и куча дрогнула, сорвавшись с места. Она подтянулась, роняя крупные куски. На поверхность выполз широкий рот. – Я помогу тебе, – услышал мужчина последние в жизни слова. И зубастая пасть, раскрывшись, и одним рывком поглотила его. Джейди вернулся домой в девять часов вечера. Да, полиция хорошенько потрепала ему нервы. Протокол кое–как составили. Однако, пришлось долго придумывать, как озвучить произошедшее с ним, чтобы все можно было списать на несчастный случай. Парень видел распирающую тревогу Джона. Угловатые движения и трясущиеся руки, крутившие руль, выдавали того с потрохами. Даже в участке многие сотрудники выглядели на редкость нервными и раздражительными. Шныряя по кабинетам, они громко хлопали дверями. Некоторые с враждебностью посматривали на него, и Джейди все больше и больше хотел поскорее убраться домой. Он едва не налетел на толстяка, семенившего с кружкой кофе в кабинет. У того был растерянный и сонливый вид. Поспешно извинившись, парень осторожно зашагал прочь… Джейди оторвался от воспоминаний и откинулся на спинку кресла. В безлюдной гостиной царило умиротворение. Он очень устал, так ничего не узнал об Ареке, ни об Антайо. А еще безумно бесил стучавший в окно дождь. Вскоре в горле пересохло. Джейди двинулся на кухню, в надежде заварить себе горячий чай. Рука потянулась к выключателю. Кривые зубы со звоном сомкнулись в метре от шеи. К счастью, молниеносная реакция спасла от гибели. Джейди отскочил к окну и прижался спиной к подоконнику. Его тело сотрясла мелкая дрожь. Чудовище, распластавшееся перед холодильником бесформенной кучей, медленно перекатило к нему глаза и пасть. На сей раз оно выглядело совсем по–другому. Снова походило на слизь. Гортанно заревев, оно набросилось на него, широко распахнув шипастые челюсти. Джейди дернулся к двери и силой распахнул ее. На ватных ногах вывалился на балкон и попятился. Он наблюдал, как гора слизи, с чуть ли не сияющим в темноте кухни, оком, вылилась на мокрый линолеум. Дождь затарабанил по ее мягким сиреневым слоям. Если… Как эта тварь вообще могла существовать, будучи куском полужидкой плоти?! По телу растеклось знакомое ощущение, и Джейди, глубоко вдохнув сырой воздух, почувствовал, как оно наполняло его. Ловко подпрыгнув на перила, он раскинул руки, держа равновесие, как натренированный циркач. Холодный дождь хлестал в спину, но Джейди даже не замечал этого. Внезапно тварь захлебнулась разъяренным рычанием. Из правого ее бока вырвался отросток, и потянулся к парню. На него все наслаивалась сиреневая масса, комьями падавшая на пол. Джейди инстинктивно отступил. Опора под ногами исчезла, и он с криком сорвался вниз. Тут же поднял руку и схватился за выступ. Упершись ногами об оббитую пластиком стену балкона, он разжал пальцы. Крепко сжав перила балкона второго этажа, Джейди ахнул. Он понятия не имел, как у него так получилось. Словно бы в нем проснулись давно дремлющие инстинкты, которые взяли верх над сознанием. Или же некто посторонний управлял телом, не позволяя угодить в лапы хищника. Сверху послышалось захлебывающееся мычание. Джейди поднял голову и увидел круглое око, висящее на длинном склизком отростке. Шальная капля, стекшая с бетонной плиты, ударила в глаза, и парень, заморгав, отвернулся. Поплывший мир медленно обретал четкость. Звук заметно стал громче, и Джейди вновь вскинул голову. Намокшие волосы упали на глаза, и он, потерся о стену, отодвигая их. И тогда он увидел. Наверху, не так далеко от него, за ограду начала переваливаться густая слизь. Она растеклась, превратившись в подобие уродливого осьминога. Тонкие щупальца, вытягивающиеся с каждой секундой, тянулись к чудом спасшему себе жизнь парню. Еще бы чуть–чуть, и они бы достигли его. Руки напряглись, и подтянули тело вверх. Спина выгнулась, и стопы уперлись в стену балкона. Резко оттолкнулись. Джейди полетел на перегоревший фонарный столб. Он оплёл его ствол ногами и руками. Мокрые пальцы то и дело норовили отпустить скользкий металл, и парень накрепко вцепился в него. Сознание охватил перемешанный с опьяняющим адреналином азарт, и Джейди практически не чувствовал бьющей по макушке армады капель. Жар в ладони вырвался наружу; и он с ужасом увидел, как она излучает голубоватый свет. Испугавшись, он одернул руку. Свечение, однако, никуда не делось. Разъяренно взревев, гора геля сорвалась со своего пьедестала и шмякнулась об асфальт. Она сильно вытянулась, и сверкнула в темноту ярким кругом. Тварь прекрасно видела Джейди, как и тот ее темные очертания в стене дождя. Парень высоко прыгнул. Но удивиться своим способностям он так и не успел. Его босые ступни шлепнулись в глубокую лужу, и расплескали во все стороны мутную жидкость. Не мешкая, он рванул прочь. Бежать пришлось недолго. Впереди показался спасительный поворот. И Джейди решил, что было бы неплохо воспользоваться им, чтобы оторваться от преследования, но… Сиреневая слизь с жадностью набросилась на него, и сбила с ног. Вскрикнув, он рухнул на промозглую твердь, чувствуя, как пятки обожгла горячая мягкая плоть. Она старательно обволакивала тело, наваливала все новые и новые слои. Бедняга отчаянно задергал руками, пытаясь выбраться, но лишь сильнее увязал. Кожу пронзила тысяча крохотных жал. И Джейди инстинктивно закрыл лицо руками. Это конец, понял он. Кривая молния рассекла аморфное тело, и едва не задела корчащегося внутри нее человека. Тварь завыла, и передвинула один глаз вверх, желая высмотреть своего мучителя. Поглощенный мотнул рукой и задел пальцами холодный твердый шар. Тот сразу укатился вбок. Жжение по всему телу резко ослабло, и парень принялся разгребать складки руками. Он вслепую прорывал себе дорогу, и вскоре его пальцы вырвались на поверхность. Вязкая плоть раскрылась, и Джейди глубоко вдохнул мокрый воздух. Капающая с неба вода обожгла кожу. Чудовище замычало, и силой сомкнулось. Жижа едва не затекла в рот, но парень ощутил, как она обожгла губы. Невидимые иголки опять впились в кожу. И Джейди замычал, чувствуя, что задыхается. Ему хотелось открыть глаза и вдохнуть, перестать сдерживать себя… Но еще не потерявший над телом контроль разум не позволял совершить этого. Вспышка снова пронзила темнеющее небо, и тварь разразилась гортанным воем. Единственный глаз перекатился. И увидел, как белая полоса раз за разом врезалась в тело, отделяя целые куски. Джейди понял, что проваливается в бездну. Он не знал, почему его руки разрывали мягкую плоть. Он отдаленно воспринимал жгучую боль, растекающуюся в ладонях, и липкую массу, что бросал на асфальт. А потом рот широко раскрылся, вдыхая в себя спасительный воздух… возвращавший его к жизни. Мимо по дороге со всей скорости пронеслась легковушка, и быстренько скрылась в стене дождя. И даже не остановилась. Тварь отчаянно выла, борясь с надвигающейся гибелью. Но ее крик утонул в шуме льющейся с небес воды. Плохо соображая, Джейди вырвался из вяжущего плена и упал на колени. Жгучая боль сковала мышцы, и он едва не споткнулся на ровном месте. Его мутный взгляд скользнул по ладоням. Те были испачканы красным. И вода, окропляя их, алыми струйками стекала вниз. Но когда до Джейди дошло, что он видит, глаза широко распахнулись. И рот раскрылся, извергая безумный крик. Но дождь поглотил его, не позволяя никому услышать чужой боли. А когда не осталось сил, Джейди рухнул на спину. Глубоко втянул сырой воздух. И почувствовал, как он растекается по двум отверстиям того, что осталось от носа. Силы покидали его, как и искра жизни разъеденный разум. Джейди не знал, сколько ему еще отмерено, но понимал, что совсем немного. Он лишь хотел, чтобы кто–то пришел на помощь. Но превратившиеся в лохмотья губы так не вымолвили и словечка. А там, позади, чудовище все выло в агонии. Одна и та же молния раз за разом врезалась в захлебывающуюся бесформенную плоть, пока не превратила ее в груду мелких кусков… быстро грубеющих и рассыпающихся вничто. Но вскоре все стихло, и мелодия дождя вновь затарабанила в уши. Джейди закрыл глаза, понимая, что неоткуда ждать помощи. Осколки стекла, сплошной стеной сыпавшиеся с неба, резали и резали его израненное тело. 7. Тайна Он со вздохом перевернулся на спину. Дождь, слава Богу, прекратился. Глаза начало жечь, тут и там летали темные круги. Он посмотрел на свои пальцы и разглядел красные разводы на коже. Взгляд перекочевал на ладони. Неужели тогда ему показалось? И кости, что проступали через остатки пальцев, лишь бред его сознания? Влажные липкие пальцы нежно провели по лицу, а потом и по носу. Жжение потупилось. Мягкие подушечки смазали раны, и те сразу же перестали болеть. Но вместо этого начали пощипывать. И Джейди не понимал, почему. Он что–то невнятно промычал, и задергал руками. Повертел головой, но так и не увидел того, кто не позволял ему умереть. Однако, он знал. Вернее, чувствовал, что находился не один. Небо пронзила яркая мерцающая вспышка, где–то вдалеке прогремевшая громом. И тьма расступилась, на мгновение показав лицо хмурое спасителя. Почему–то Джейди не был удивлен. Но вместо того, чтобы проронить сухое: «Привет!», он глубоко вдохнул. И заморгал, потому что и без того блеклый мир начал расплываться. Но единственное, что оставалось четким, так это тот секундный образ. Накинутый на голову капюшон. Выбивавшиеся из–под него волосы, которые полностью промокли. Большие бездонные глаза, и стиснутые губы. – Это был в последний раз, когда я спасаю тебя от демона. В следующий раз пеняй на себя,– отрезала Антайо, поднявшись на ноги. – Интересно, ты это говоришь каждому, кого спасаешь от лап тварей? – натянуто улыбнувшись, бросил Джейди. И зашевелился. Он попытался сесть, но не смог – ноги не подчинялись. Попробовал опереться руками об асфальт – и у него получилось. Тогда Джейди поднял взгляд. И впервые увидел, как воительница смотрела на него сверху вниз. Одетая в легкую темную курточку, под которой виднелась белая промокшая майка. И бриджи с высокими сапогами без каблуков. Антайо сощурилась. – Мне никому не приходилось повторять, – заявила она. Джейди угукнул. – Как я понял, ты патрулируешь город, – продолжал он, лежа на асфальте, как тут до него дошло. – Что значит «демон»? Способность трезво мыслить возвращалась так же быстро, как исчезала боль. И, ко всему прочему, неумолимо крепло убеждение, что воительница была еще и ведьмой, умеющей заживлять раны. – То и значит, – сухо ответила она. – И ты второй раз попадаешь под раздачу. Это что, совпадение? – Она сожрала кого–то из моего дома, – решил перевести тему Джейди. – И пришла за тобой? – Похоже на то. Парень неуверенно поднялся на ноги. И с удивлением отметил, что больше ничего не болело. Да как такое возможно? Но, сколько бы он ни хлопал себя по лицу, бокам или животу, ни совал пальцы в громадные дырки на одежде – так и не нащупал ни рубца. Осмотрел, где мог, тело – и не нашел ни единого шрама. Тусклая молния снова озарила небо. И Джейди увидел в руках стоящей напротив Антайо небольшой пузырек. Наверное, с мазью, которой она так щедро намазала его страшные раны. Но, заметив пристальное внимание, новоявленная ведьма ловко швырнула лекарство в карман курточки. И застегнула молнию. – Что значит «демон»? – повторил Джейди, с трудом оторвав глаза от ее пузатого кармана. Вздохнув, Антайо ударила себя по лицу. Скривилась, отведя взгляд в сторону. Но все же, заговорила. И по ее тону Джейди понял, что ей совершенно не хотелось распространяться об этом. – Сущность иного мира, которую невозможно убить вашим оружием. Если вы не остановите вмешательство, то… Я не смогу все контролировать. – Сложно быть героем. – Я и не герой, – отстраненно произнесла Антайо. И заглянула в его глаза. Но, нет. В саму душу. Тот робко отшатнулся. Ему прежде не удалась видеть такие удивительные фиолетовые радужки. В них было… Что–то манящее. – Вы ворошите улей, желая выпустить пчел, однако не подозреваете, что он полон шершней, – прошептала она. – Улей? – удивленно поднял бровь Джейди. Антайо кивнула, и нацепила на лицо суровую маску. Глаза покрылись непроницаемой оболочкой и помутнели, а пальцы крепко обхватили райктен. Четыре лезвия сверкнули в мокрую ночь. – Ступай домой, – бросила она. – Нечего тут толпиться. Металлическая, с изогнутыми, обоюдоострыми ножами звезда засияла серебром. Тут от нее стали подниматься вверх искрящиеся гранулки. Они ускорились, десятками вырываясь из светящегося оружия, и оставляли после себя пустоту. И, буквально через пару секунд, райктен исчез. – Разговор окончен, – буркнула воительница, и повернулась к Джейди спиной. – Антайо! – закричал тот. Но та проигнорировала. До чего же вредная девчонка… Джейди вздохнул и еще раз посмотрел на свои ладони. Ни единого следа от ран. Пошевелил пальцами – те бесприкословно слушались его. Наконец, он нашел что сказать. И, подняв взгляд, раскрыл было рот. Но вместо девушки взору предстала лишь стена темноты. Тогда Джейди выругался. И не придумал ничего лучше, кроме как пойти домой. Но тут, как обычно, вовремя вспомнил, каким путем сбежал из дому. Он нахмурился и вновь выругался. Сунул руки в карманы, сжал кулаки. Но тут пальцы нащупали нечто легкое и металлическое. Вытащили это наружу. Быть не может! Вот удача! Ключ от квартиры! Пусть немного подпаленный кислотой, но все равно должен сработать… С неба снова начал накрапывать дождик. И Джейди услышал приглушенное шарканье. Резко развернувшись, Джейди увидел тающие останки Слизня. А вскоре от них не осталось и следа. Он поплелся обратно домой, вздрагивая на каждом шагу. В полуразъеденных грязных обносках, бормоча под нос бессвязные слова. Вдруг подул сильный ветер, и принес с собой сладкий аромат. Джейди понял, что голоден. Повсюду горели уличные фонари, плохо прогоняющие тьму. И вскоре Джейди стало казаться, будто бы кто–то следил за ним. Уставший и промокший до нитки, он завернул в родной дворик, как вдруг замер на месте, невольно оперевшись на болевшую ногу. Небольшую площадку заняли две полицейских машины и одна скорая. Вся «П» образная внутренняя сторона дома, подстанция и промокшие деревья вспыхивали красно–синими огнями, превращая место трагедии в мрачный танцпол. А вой полицейской сирены троекратным эхом давил в уши. Джейди поморщился. Но тут сигналка заткнулась, и он услышал шум. Шарканье, мелькнуло в голове. И глаза забегали, выискивая затаившегося хищника. А руки вмиг покрылись мурашками. Но нет. Это был шепот. И когда до Джейди это дошло, он облегченно вздохнул. И осмотрелся. Кругом из подъездов высыпали жильцы. Многие из них с ужасом делились последними новостями. А несколько полицейских допрашивали группу бабушек. И те с превеликим удовольствием, чуть ли не наперебой, изрекали длиннющие тирады. Джейди разглядел огороженный яркой лентой участок, примыкающий к стене подстанции. Люди в белых халатах погружали что–то накрытое простыней на каталку. Огромное красное пятно на ней выдавало то, что скрывалось под тканью – еще одна жертва чудовища. Оно все же добралось до кого–то… И едва не поужинало им самим. От этой мысли Джейди понял, что замерз до костей. Ему хотелось бесшумно вписаться в толпу. Уйти домой, но так, чтобы не привлечь внимание полиции. Ведь его внешний вид мог вызвать множество ненужных вопросов. Если кто–то вздумает пристать к нему, то уж точно повезет в участок. А Джейди совсем не хотелось терять там время. Сквозь рваные куски облаков начали проскакивать звезды. Появилась и полная луна, скупо озарявшая двор. Может, события стали бы разворачиваться иначе, если бы в толпе не промелькнуло высокомерное лицо компаньона Тао. Не может быть! Проглотив поднявшийся к горлу ком, Джейди принялся протискиваться мимо зевак, стараясь не упускать парня из виду. Но тут синий отблеск мигалки скользнул к нему. И осветил уже пустое место. В полумраке, не развевающимся свечением кристаллов, стихли одиночные шаги. На каменном полу остались свежие грязные следы, ведущие к огромной приоткрытой двери. Сквозь щель виднелись резкие дрожащие тени от горевших свечей. Выложенный деревянными досками пол позволял передвигаться едва ли не бесшумно. Мелькнула высокая тень, вслед за ней в слабо освещенную комнату вошла фигура. Каменный потолок угрюмо прятался в темноте, пытаясь казаться выше своих двух с половиной метров. Интерьер же был составлен довольно скупо. Старый трухлявый сундук, длинный и низкий стол из красного дерева, да маленький шкафчик с дырявыми грязными тряпками, примостившийся в углу, являли всю мебель в комнате. На сундуке лежала примятая от многолетних терзаний подстилка из соломы. На ней, оперившись о каменную холодную стену и погрузив голову во мрак, сидел человек. Светлые волосы, спадающие с плеч, выдавали его сразу. Другая фигура села на столик и заложила ногу за ногу. Третий персонаж подошел к столу и замер. – Поздравляю, ребята, почти половина работы выполнена, – подытожил Кин и фальшиво улыбнулся. – Какая радость, – сухо заметил Дарк. – Все было довольно просто, – хихикнул Тао. – Я вовремя удрал. Хорошо, что все случилось на улице. – И прошло отлично, – с гордостью сказал Кин. На что Дарк усмехнулся. – Да, что бы вы без меня делали, – во все зубы сиял блондин. – Много мозгов на это не требуется, Тао всех ослепляет красотой, кому не попадя…, – развел руками сидевший на столе Дарк. – Эти уроды просто не могут напасть на тебя. Тао грозно сжал губы. – Я могу передать обязанность на извлечение осколков тебе, – процедил он, и протянул Дарку черный кристалл. Тот с пренебрежением отмахнулся. – Ты поймал его на улице, – с издевкой начал Дарк. – А все благодаря кому? Благодаря мне… – Прошла неделя, мы должны поторопиться, – оборвал его Кин. – Раз так все хорошо пошло, нам стоит как можно скорее закончить дело. – Ты боишься за них? – удивился Дарк, повернувшись к другу. – Брось, им никогда не добраться до нашего красавчика. – Осторожность не помешает, – ответил Кин, подправив очки. Дарк расхохотался, похлопал друга по плечу. – Ха–ха–ха! Осторожность! Если не будем валять дурака, никто не перехватит осколок. Ты, наверное, забыл, что я слежу за процессом выполнения. Кин недобро посмотрел на фиолетоволосого и убрал его руку с плеча. – Я помню. Но не стоит терять бдительность. Ты же заменишь Тао в случае чего. – Конечно, – усмехнулся Дарк. – Мы продолжим наше дело прямо сейчас. – Ты не оборзел ли? Я только что добыл осколок и еле спасся от Зависти! – Скрыться с открытого места не сложно, Тао. Он бы не напал на тебя. – Он сильнее, чем я предполагал, и материализовался намного раньше. Я ушел, но мог и не успеть, – возразил Тао. Он вспомнил, как изменился на его глазах человек, из которого он вытащил осколок. Дарк владел морем информации, и считал себя круче всех. Но он так же во многом ошибался. Тао думал, что рано или поздно самонадеянность задиры может стать для всех них занозой в одном месте. – Мы устали. Теперь мы движемся быстрее графика, – довольно произнес умник. – Как на счет отдыха, ребята? – Особенно он нужен тебе, – бросил Дарк. – Что–то я не вижу вас у его кабинета, – мрачно буркнул Кин. – Полагаю, что когда–нибудь вы узнаете, что значит стоять перед ним. – Хорошо, – нехотя согласился Дарк, махнув рукой, – может, и так. Отдохнем пару дней и за работу. В подтверждение его словам, по коридору эхом пронесся протяжный хриплый стон, слабыми отголосками растаявший вдалеке. – Осколки, – поежившись, произнес Тао. – Это они? – Да. Их сущность, – прошептал Кин, словно боялся, что его могли услышать. – Успокойтесь, ребят, – бодро вскрикнул Дарк. – Они не должны занимать ваши головы. – Я как–то посмотрел на один из них, – вдруг сказал Тао. – Знаете, что я увидел? – Нет, – отрезал Кин. – Себя, – с отвращением ответил Тао. – Только в то же время это был не я. – Хватит, – Кин приставил палец к губам, и внимательно оглядел комнату. – То, чем вы с вами занимаемся, лучше громко не обсуждать. Бессмертие не дается легко. Доходит? – Нет, – выронил Дарк. – Это задание гораздо значимее, чем нас заверили сначала. – Хм, я слышал, будто бы осколки позволяют видеть настоящие лица, – усмехнулся Дарк. – Ты прав. Но это лишь ничтожная часть их силы. Все дело в том, что осколки – источник невероятного могущества во всем мире, – объяснил Кин. – Да ладно? И из–за этого он так переполошился?  Если он захочет, то любого порвет одним пальцем. – Мне удалось кое–что подслушать… В общем, так. Вы же знаете, что Шейс сидит в одной из комнат. Он разговаривал со слугой. Признать, я раньше этого не знал. Оказывается, осколки составляют красивейший ограненный монолит. – Подожди. Хозяину нужен этот камень? – искренне удивился Тао. – Не перебивай меня. Из рассказа я слышал, что с помощью этого камня была создана Вселенная. – И ты веришь? – буркнул Дарк. – Шейс славится своей хитростью, недаром он пользуется почестями у Вышестоящих. – Так же и преданностью. Неужели ты забыл? Он был проклятой душой, а получил титул приближенного. К тому же граф Арсед подарил ему Онтора, – произнес Тао. – Он всегда хорошо выполнял порученные задания, за что часто щедро вознаграждался… – Я видел Онтора. И у меня язык не поворачивается назвать это демоном. Он ни шагу не ступит без приказа своего хозяина, – с отвращением заметил Дарк. – И как ты думаешь, кто он? – обратился к нему Кин. – Гибрид. Возможно, один из экспериментов Арседа. Ты прекрасно знаешь, чем известен этот граф. Умник неохотно кивнул. Нависло тревожное молчание, заставившее компаньонов о чем–то задуматься. – С помощью камня Хозяин снимет оковы? – шепотом спросил Тао. – Возможно, – продолжал Кин. – В нашем мире поднялся настоящий переполох. Многолетнее спокойствие нарушено. Внезапно его взгляд выхватил на стене под потолком подле себя выпуклость – что–то поймало блик на дрожащем свету. Кин присмотрелся. Пламя свечи дрогнуло и нечто пропало. – Заманчиво, – усмехнулся умник, и провел пальцами по подбородку. – Что такое? – удивился Дарк. Он поднялся со стола. Кин повернул к нему голову. Лицо его вмиг напряглось. – Не разбрасывайтесь информацией налево и направо. Те переглянулись, затем удивленно посмотрели на него и кивнули. Кин двинулся к дверному проему и, выскользнув через щель как змея, растаял в коридоре. Незаметно проскочив к подъезду, где только что стоял незнакомец, он осмотрелся. Но того и след простыл. Джейди озадаченно сдвинул брови, и убрал сползшую на его голубые глаза прядь мокрых волос. Он не хотел знать, что сподвижник Тао забыл здесь. Но и не мог не проследить за ним. Покосившись на сохранявших спокойствие полицейских, Джейди рванул в подъезд. Вдруг ему навстречу вышла грузная фигура. И парень чуть не врезался в ее огромный живот. Но, спохватившись, отпрянул. И пропустил грушевидного полицейского. Тот неторопливо прошагал мимо него, к толпе, и, повернувшись, остановился. Пуговицы на служебной форме едва держались, казалось, могли в любой момент вылететь, не в силах больше стягивать живот толстячка. А он беспечно глядел по сторонам, как тут заметил подозрительного типа в обносках. И глаза его самопроизвольно округлились. Джейди сам не сводил с него немигающего взгляда; и внезапно вспомнил – сегодня тот был в участке. Смотрящий на него, как на приведение, полицейский, вряд ли узнал в нем того суетливого юнца. Но в своих лохмотьях Джейди походил на бомжа, нежели на призрака. По крайней мере, ему так казалось. – Эй, парень! – позвал полицейский. – Что с твоей одеждой? Джейди не ответил. Ему совсем не хотелось выкладываться начистоту. Да и вообще разговаривать с этим толстяком. Тут он заметил в его руках планшет с документами. – Простите, я только хочу попасть домой, – жалостливо пробурчал оборванец. – Ты живешь в этом доме? – подняв бровь, напрямую спросил полицейский. Джейди кивнул. Ему повезло, что толстяк оказался довольно глупым. – Сегодня вечером было совершено нападение на жильца твоего подъезда. Убит один человек. Мне надо собрать показания. Я возьму у тебя некоторые сведения… Погибший жил на пятом этаже… так–так… его имя…– полицейский принялся листать документы, ища инициалы. Но его взор периодически скользил по разодетому в лохмотья парню. – Что же с тобой случилось? – с интересом повторил полицейский, оторвавшись от бумаг. Его круглое лицо напряглось. Джейди все думал, что ответить. И опустил взгляд, надеясь, что это хоть как–то поможет растормошить мозги. Но… те отказывались работать. Кусочек бетона со звоном ударился о твердь возле левого дырявого кроссовка и раскололся на несколько частей. Почувствовав неладное, Джейди машинально поднял голову и уставился на крышу. Глаза широко раскрылись – там, на темном фоне неба различалось нечто интересное. И, как ошпаренный, он бросился в подъезд. – Эй! – закричал полицейский, и кинулся за ним. Но внезапно застрял в узком проходе. Джейди не собирался тратить на того драгоценные минуты. С нетерпением ожидая, когда же двери лифта, наконец, откроются, он нервно переминался с ноги на ногу. И вот, заскочив в пустую кабину, резко стукнул кулаком по кнопке «К». Лифт издал звук, похожий на хрюканье, и понесся вверх, лениво скрипя механизмами. Но парень вскоре понял, что от усталости начинает паниковать в этой узкой клетке с коричневатыми стенами. Стало жарко, лохмотья прилипли к телу. Тяжелое ожидание начало раскачивать маятник раздражительности. И, как только двери распахнулись, Джейди выскочил на волю. Холодный ветер ударил в лицо и растрепал волосы. Парень ахнул от неожиданности, и замер на месте. А перед собой видел лишь стоящего спиной к нему на бетонном возвышении человека. Но не Дарка. Черная короткая шевелюра была взлохмачена. Плащ до колен с длинными рукавами выглядел совсем новым. Кроссовки на толстой подошве пестрели грязными пятнами. Этот тип, похоже, ждал его. Он плавно, подобно артисту на сцене, повернулся лицом к Джейди, отсалютовал и улыбнулся. Вернее сказать, оскалился. Это оказался молодой человек. На вид ему вряд ли можно было бы дать больше двадцати пяти. Он острым взглядом впился в Джейди, который вмиг ощутил себя неуютно. Внезапно тип спрыгнул с возвышения и сделал несколько шагов навстречу. Его сосредоточенная, уверенная походка выдавала упорство и решительность, которых иногда не хватало самому Джейди. В правой руке незнакомца что–то сверкнуло. Но не выходило разглядеть, что. За спиной послышались невнятные звуки, но Джейди они не волновали. Он не отрывал глаз от этого человека, неспешно приближающегося к нему. Тот вдруг застыл. А затем пошел обратно, вперед спиной, не прерывая зрительного контакта с горожанином. И, зачем–то кивнув, бросился наутек. За считанные секунды он набрал большую скорость. В нескольких сантиметрах от ограды чернявый взметнулся ввысь. Правая рука поднялась над головой, и сверкающее серебром запястье тусклым отсветом мигнуло в глаза Джейди. А тот стоял, не в силах поверить тому, что видит. Таинственный незнакомец мягко опустился на крыше соседней многоэтажки, и слился с окружающей чернотой. Человек явно не мог прыгать на такие расстояния, и Джейди почувствовал, как по оголенным рукам побежали мурашки. – Тебе нужны неприятности, парень? – неожиданно послышался за спиной запыхавшийся голос полицейского. – Я могу тебе их устроить. Джейди кисло посмотрел на свои обмотки и лениво развернулся к толстому. – Не то, что вы подумали, – потупил глаза он. Тот с удивлением вскинул бровь. Джейди собрался еще что–то сказать, но лишь махнул рукой. Попробовал вежливо улыбнуться полицейскому, в надежде разбавить тяжелое молчание, но каменное лицо того оставалось непреклонным. – Хорошо, – произнес толстяк и зашелестел бумажками. – Приступим. Ночь выдалась холодной и бессонной. Проворочавшись в постели до двух часов, Джейди поднялся, и закрыл все окна в доме, задернул шторы. Но даже эти хитрые манипуляции не спрятали от лунного света, нагло проникающего в комнату. Он сильнее укутался в легкое одеяльце. Но заснуть не удавалось – из мыслей так и не выходил тот грушевидный полицейский, промучивший его часа пол, да каталка с трупом. Тучи, медленно разрываясь, превращались в черных одиночных странников. Они то и дело наплывали на полный лик луны. Ее холодный, мертвенный свет пеленой садился на промокший асфальт и прибитую к земле траву, окрашивая их в необычный цвет. Да и нежно–голубой ореол вокруг мистической спутницы Земли придавал ей загадочный оттенок. Джейди повернулся на другой бок и зажмурился, как тут в глаза опять ударил голубоватый свет. Внезапно он приподнялся, и устало глянул на звезды, но взгляд осторожно перетек на луну. Поначалу Джейди смутился, не понимая, правда ли то, что он видит. Или с ним играет злую шутку уставший мозг? Вскоре до него все начало доходить. Обеспокоенно подскочив к окну, он резко одернул тяжелые шторы. Скошенный диск луны гипнотизировал виднеющимися темными морями и яркими равнинами, рассматриваемыми, как в телескоп. Раньше Джейди не замечал ее диковинного узора, но теперь был буквально очарован ее видом. В два раза крупнее обычного, она висела на ночном небе, и норовилась в любой момент сорваться на землю. Он чувствовал под ногами щекотавший пятки холодный песок. И, улыбнувшись, взял девушку за руку. На что та, засмеявшись, чуть не уронила босоножки, которые держала. Море ласково шумело. Переворачивало волны, и мешало мелкую гальку, ежесекундно меняя берег. А полная луна роняла зыбкую дорожку на ее гладь. И казалась несколько больше, чем обычно. Он нежно взял девушку за руку и прижал к себе. Та мягко улыбнулась и положила голову ему на плечо. И окунулась в темный океан мечтаний, белыми крупинками раскинувшийся над городом. Взгляд перекочевал на луну. Рядом с ней сияли еще несколько крупных звезд, собранных в рваный ряд. И он не вызывал страха. Наоборот, восхищал. Символизировал начало нового, ни с чем не сравнимого явления – Великого Парада Планет, повторяющегося раз в несколько десятков тысяч лет. – Говорят, время Парада Планет символизирует начало новой эры, – прошептала девушка. – Чего бы ты ожидал от нее? – Я не верю в эти сказки, – буркнул он. – Парад – редкое явление, но в нем нет ничего необычного. Та бросила на него полный негодования взгляд. – Неужели? – Хорошо, хорошо, – виновато сказал он и задумался. – У меня все есть. Чего же мне еще желать? И с нежностью посмотрел на нее. – Э, ну брось ты! В такой момент можно загадать желание. Ну что это с тобой? – она игриво тыкнула его локтем в живот. – Желание? – тот широко улыбнулся. – Новая машина и, пожалуй, вилла на каком–нибудь острове… Та скривила губы. Ее лицо перекосилось от обиды. – Постой! Что я не так сказал? – расхохотался он и приобнял ее. Девушка скрестила на груди руки. – Ты всегда такой легкомысленный? – Лиза, да брось ты, – извинился тот и положил широкую ладонь на женское плечо. Девушка отстранилась и отвернулась. – Дорогая, может, поедем домой? Та вздохнула. – Я что–то не так сказал? – тот нахмурился. – Что за глупости? – Нет, ничего, – Лиза повернула к нему голову и широко улыбнулась. Ее глаза заискрились на лунном свете. – Я обещаю… – крепко обняв ее, прошептал он. – У нас все будет хорошо… Лиза обняла его в ответ. И они простояли так несколько сладких минут. Как тут девушка услышала треск. Но не успела придать этому значения. Треск раздался вновь. И Лайт повернул голову. Уставился на густую растительность, зеленой бахромой обвившую кованое ограждение, отделявшее проезжую часть от территории пляжа. – М? – заметив, как возлюбленный напрягся, подняла бровь Лиза. И, стоило ей отодвинуться, как опять затрещало. Словно бы кто–то продирался сквозь заросшую кустами изгородь. Или застрял там. Не решившись помочь ему, парочка прошла дальше, и свернула за песчаный бугор. Их вниманию предстал мост, широкой дугой раскинувшийся над пляжем. Но, несмотря на то, что над ним зависли оранжевые огоньки фонарей, их свет не доставал сюда. Напротив. От моста падала густая широкая тень. Внезапно во тьме что–то шелохнулось. И, испугавшись, Лиза указала парню в сторону одной из двух мостовых колонн, врезавшихся в песок. Ведь там, дальше, море круто поворачивало, образуя небольшой залив. А через него частично и проходил этот широкий мост. Лайт, шепнув девушке подождать его, зашагал к толстой колонне. Завернул за нее и… Исчез. Не миновало и пяти минут, как Лиза забеспокоилась. Она испуганно позвала его, но тот не откликнулся. И не вышел из–за того проклятого столба. Ветер, клубившийся в округе, принялся завывать между массивными мостовыми колоннами. И Лиза вдруг поняла, что осталась одна одинешенька. Диковато озарившись, она обеспокоенно скрестила руки на груди. Но, собрав хилую волю в кулак, осторожно засеменила к огромной колонне. И попыталась заглянуть за нее. Как бы ей того ни хотелось, Лайта там не было. Волна горького осознания всколыхнула ее с головы до пят. Зря она согласилась на эту романтическую прогулку; ведь же неоднократно слышала о терактах по новостям. А так же видела местные выпуски о невиданных доселе животных – маленьких круглоротых хищниках, которых иногда можно было встретить в подворотнях. Лиза остановилась и подбоченилась. Лунный свет осторожно падал лишь к краю колонны, а остальное же пряталось под широкой лапой мрака. Она сделала еще шаг. И еще. Пятку пронзило неприятное ощущение, и девушка скривилась. Поглядев себе под ноги, она заметила торчащую в песке ракушечную завитушку… Сменив направление, Лиза осторожно приблизилась к огромному столбу. Внезапно она остановилась, увидев нарастающую тень, и облегченно перевела дыхание, когда из–за колонны показался Лайт. – Господи, не пугай меня так больше, – произнесла она, и увидела на его лице задорную улыбку. – Сильно испугалась? – Будто бы и нет, – буркнула она. – Так что там было? – Я ничего и не нашел, может, ветер просто завывает, вот и кажется бог знает что. – Да ну, могу поклясться, что видела кого–то… – Да ладно…– он приложил губы к ее шее. Она отпихнула его. Могло даже показаться, что грубо. – Хватит… Не тут… – Ну, чего ты такая трусишка? – Твоей «шутки» было достаточно, – обиделась она и неожиданно заметила мелькнувшую на берегу тень. Сердце гулко забилось в горле, готовясь выскочить наружу. Их следы были там, где только что… Мелькнуло снова. Уже ближе. – Неужели ты не видел? – дрожа, прошептала она, и прижалась к нему. Парень не ответил, лишь крепко схватил подругу за руку. Спешно зашагал к колонне и спрятался за ней. Теперь и он почувствовал накатывающую волну страха. Где они оставили машину? Прямо у входа? Не важно. Ведь все равно они единственные, кто не побоялся приехать сюда. Выглянув, Лайт увидел невысокий человеческий силуэт. Как и Лиза, не устоявшая перед любопытством. Он стоял у кромки воды. Лицом к морю, спиной – к ним. Из одежды на нем было только рваное тряпье, прикрывающее бедра и ноги. А недлинные голубые волосы развевались на ветру. Луна, зависшая в зените, бесстыдно окрашивала кожу в неестественный зеленоватый цвет. И ее бледный свет выхватывал непонятные наросты на спине, похожие на огромные черные нарывы. Этот парень не мог их видеть. Но Лизе и Лайту все равно было от этого не легче. Они все не могли отвести от него глаз. Особенно, с левой руки. Та выглядела больной и опухшей. До локтя ее покрывали выступившие жилы. Но дальше она вообще переходила во что–то непонятное. Лиза что–то прошептала. Однако, Лайт не расслышал. Он продолжал молча смотреть. На ту больную руку, на которой никак не удалось разглядеть пальцы. Но вот она очень странно шевелилась, словно не имела костей. Вдруг, тихо застонав, девушка спряталась за колонной. Лайт положил ладонь ей на плечо, и почувствовал дрожь. Но приободрить не успел. Незнакомец повернул голову. И парень мигом прижался спиной к холодной опоре. В его груди молотом заколотилось сердце. Красные точки на месте глаз существа, как он надеялся, не заметили его. Минуту спустя Лайт набрался храбрости и осторожно выглянул, но жуткого человека уже не было. Широкий пляж зиял пустой. От края до края стелился бесконечный искрящийся песок. Крупная луна равнодушно висела на звездном небе и роняла блеклую дорожку на воду. Что–то громко закопошилось в зарослях неподалеку. Парочка, услышав с той же стороны писк, пулей вылетела из укрытия и бросилась к выходу. К счастью, на пути им больше никто не встретился. Сиганув в машину, одиноко притаившуюся на обочине, нерадивые романтики покатили прочь по шоссе. Парень внимательно следил за дорогой… Но авто почему–то постоянно виляла на ровном месте. Лиза как–то обреченно сжалась на переднем сидении, и глядела вникуда. Если бы ребята повернули головы направо, то посреди пляжа увидели б одинокую фигуру, красными точками глаз провожающую их авто. В темном городе не горел ни один фонарь. Дома, сплошной стеной тянувшиеся вдоль пустынной проезжей части, мрачно нависли над ним. В их черных оконцах кое–где сверкали крохотные искорки. Постройки моментально сменялись одна за другой, но он успевал заметить в них человеческие силуэты. Квадратные окна, как глаза, высокомерно и злобно наблюдали за ним, равнодушно оставив его на растерзание. Эта асфальтированная автомобильная дорога, казалась бесконечной. И Джейди уже начал чувствовать немую боль в ногах. Он хотел передохнуть, но не мог. Дыхание сбилось, а в боку закололо. Грудь налилась свинцом. За спиной послышалось сопение. Нет, нельзя останавливаться! Надо поскорее спрятаться где–нибудь, переждать хотя бы несколько минут… Джейди посмотрел направо. На подъездную дверь многоэтажного дома. Но та была закрыта, что более вероятно, на кодовый замок. Сопение усилилось. По телу пробежала холодная дрожь. Джейди посмотрел назад, не поворачивая головы, насколько было возможно. Но не смог ничего различить в темноте. Уши наполнил хохот, больше похожий на рычание. Парень жалобно всхлипнул, пытаясь ускориться, но, увы, ноги продолжали нести с прежней быстротой. Внезапно впереди появился маленький желтый островок. Это оказался треугольный участок дороги, освещенный придорожным фонарным столбом. А чуть дальше виднелся поворот. Да, если все сделать правильно, то можно выиграть время, как тогда. Оставалось всего несколько метров до спасения, но и те же несколько метров отделяли от смерти. И вот она, цель! Джейди круто повернул, и чуть не упал. Начал быстро набирать скорость. Боль в ногах усилилась, дышать стало еще тяжелее. Парень споткнулся, не сумев сдержать равновесие, и свалился. Прокатившись на животе по дороге несколько метров, как по льду, он с трудом поднялся. Уперся разодранными ладонями об асфальт, и рывком вскочил на ноги. Сопение резко прекратилось, и парень облегченно вздохнул. Но тут он опять едва не споткнулся; ноги вмиг налились тяжестью, а голова предательски закружилась. – Бесполезно, – как бы ты ни пытался, все равно не сбежишь от меня, –  сказал хриплый, словно умирающий голос за спиной. Джейди пустился в бег, но упал, будто бы кто–то схватил его за лодыжку. Попытался подняться, но снова упал. Ударившись грудью об асфальт, он захрипел. И тогда пополз. Но преследователь быстро нагнал его. Обойдя парня, он остановился. – Зачем ты так поступаешь? – голова, похожая на овал, наклонилась к плечам. – Ведь делаешь хуже сам себе. Едва слова растаяли в тишине, оно медленно двинулось навстречу. Джейди в ужасе напряг ноги, пытаясь подняться, но смог только перевернуться на спину. Словно бы кто–то положил ему на плечи невидимый многотонный груз. Высокий силуэт осторожно перешагнул через него и присел. Плоская морда нависла прямо над лицом. Длинные тонкие руки согнулись в локтях, и загнутые шипы на голове коснулись шеи. Стало щекотно. Парень замычал и заставил себя взглянуть прямо в овальную бездну. Но так и не смог разглядеть черт лица. Голова наклонилась, и на черном фоне осветились ломаной линией белые острые зубы. Джейди ахнул, почувствовав распространяющееся по телу тепло… То самое тепло. Он одернул руку и кулаком вмазал прямиком в овал. Маньяк отскочил и молча схватился за плоское лицо своей широченной лапой. Джейди поднялся, еле сдерживая равновесие. Хотя эта сила пробудилась вновь, отчего–то она не внушала должной радости. Силуэт вытянулся и фыркнул, расправил широкие плечи и уперся руками об асфальт. – Да ну? – произнес он. Вытерев пот со лба, Джейди обвел его тревожным взглядом. Что–то показалось ему знакомым. – Это становится уже интересно, – в смягчившемся голосе зазвучали нотки хитрости. Существо сгорбилось и опустилось на передние длинные конечности. Осторожно, как пантера, направилось навстречу. Джейди попытался бежать, но непослушные ноги на сей раз окончательно приросли к асфальту. Пришлось с неизбежностью наблюдать, как въедаясь в него пустыми глазами, оно приняло на себя наглость распоряжаться чужой судьбой. – Однозначно, ты владеешь тем, что отделяет тебя от остальных… М–м–м, интересно. Хочешь узнать, откуда оно? Для тебя же это… непостижимо. Вытянутая голова снова нависла над лицом Джейди. Длинная лапа приподнялась, такие же длинные узловатые когтистые пальцы взяли его за подбородок. И по спине парня пробежали мурашки, когда тонкий коготь провел по нижней стороне его челюсти полосу, и, к удивлению, даже не порезал кожу. – Она спасла тебя от Слизня. Если бы не твоя сила, ты был бы уже мертв, и никакая Антайо тебе бы не помогла, – захихикало существо, и снова провело когтями по лицу. Нежно, не поранив кожу. – Тебе надо сказать ей спасибо, не так ли? – подавляя хихиканье, говорил плоский овал. На нем снова возник словно бы вырезанный из бумаги белый полукруг. Джейди не мог двинуться. И говорить тоже не мог. Теперь он вообще мало что понимал. – Ты еще не до конца знаешь, кем являешься… – просипело существо и мотнуло головой. – То… создание, хе–хе–хе, поведало тебе правду… Там, в школе… они будут охотиться на тебя… Она будет охотиться на тебя… ты будешь самым лакомым куском в этом городе. Потому что ты особенный… Джейди с ужасом заглянул ему в глаза, точнее, в место, где они должны располагаться. Но поверхность овала была гладкой, как стекло. А вот голос существа, мертвый, искаженный, проникал в саму душу. – Это твой дар и одновременно твое проклятие… Пальцы нежно отпустили лицо. Создание плавно отстранилось, и оперлось на длинные лапы. Почувствовав свободу, Джейди закашлялся и глубоко втянул в себя воздух. Сорвался в бег. Но ноги не сдвинулись. Парень ухнул, делая над собой усилие, но очередная попытка оказалась тщетной. Раздалось презрительное хихиканье, и, сомкнув цепкие пальцы на футболке, нечто дернуло парня к себе. Джейди неуклюже рухнул на пятую точку. Тело взорвалось от волны жара, воздуха стало совсем не хватать. – Я понимаю твой Страх, – склонив голову, утробно сказало существо напротив. Оно стояло уж слишком близко. Могло легко схватить и прикончить свою жертву, едва бы та попыталась бы сбежать. И Джейди вдруг осознал, что не мог пошевелить и кончиками пальцев. – Я признаю… он оправдан… Но когда ты столкнешься с ним, сможешь ли побороть? Полукруг резко перекатился, превратив овал в гримасу страдальца. – Если ты не победишь, ты умрешь, – сочувственно сказал голос. – Сила делает тебя наравне с твоей новой подружкой… с Антайо… Но на твоем месте я бы не стал доверять ей… – Почему? – это были первые слова, которые сказал Джейди. – Она опасна. Она убивает их, и спасает людей… Но у них руки не светятся, ведь так? – существо пожало плечами. – Это сокрыто в тебе… Только оно договорило, как тут рядом пронесся легкий порыв ветра. Парень шелохнулся, и что–то теплое потекло по щеке. Он вытер кровь ладонью. В паре метров от долговязой тени мягко приземлилась Антайо. Она держала диск в руке. И все так же пренебрежительно смотрела на Джейди, не отводя глаз. Но не замечала, или же не видела черного страдальца подле себя. – Эта девушка многое скрывает, – произнес он, указав тонким пальцем на непоколебимо стоящую Антайо. – Неужели ты не хочешь узнать, кто она такая? – Хочу, – кивнул Джейди. И услышал хихиканье. Полукруг снова перевернулся. – Но она не говорит… Должно быть, у нее есть свои причины… Ты считаешь это верным? – Да. Она не обязана открываться, – ответил Джейди. – Тогда что ее отделяет от палача? Она убила Ма… Арека… А если она узнает о твоей силе, то убьет ли и тебя? Настала пауза. Существо протянуло Джейди руку и помогло подняться. Антайо же непоколебимо стояла на своем месте. Ее ярко освещенная фигура била по глазам, выделяя ее из серого мира. – Ты имеешь удивительные акробатические способности, как она… Ты не думал, что можешь оказаться таким же как они, Джейди? Тем, кого она убивает? Существо замолчало, отошло в сторону. Антайо раскрыла рот. – Ты что–то скрываешь от меня? – обвиняющее спросила она. – Ты уверен, что хочешь ей сказать? Вдруг ты обратишься в чудовище? – с интересом говорило существо. Нет, оно шептало на ухо. – Ты скажешь мне правду? – давила воительница. В руке блестело ее страшное оружие. – Что, если ты всему причина? – шептало существо. – Что, если эти создания стали появляться из–за тебя? Джейди отвел глаза. – Да, из–за тебя, – силуэт сделал шаг навстречу. Внезапно дорога озарилась ярким голубым светом. Резкий контраст лег на фигуру существа. Глядя на него, Джейди понял, что перестал чувствовать собственные ноги. Перед ним гордо стояло высокорослое нечто, с гладкой темной кожей, словно обкатанной в смоле. Короткие ноги твердо стояли на земле, а сухие руки казались довольно сильными. Но весь ужас заключался не в этом; к шее крепилась человеческая голова, из которой росли черные шипы, похожие на дреды. Широкая клоунская улыбка сияла острыми акульими зубами. Морда существа… Это было лицо Джейди! – Чудовище… – прохрипел Джейди, роняя звуки. – Чудовище… – оно расхохоталось. – Чудовище это ты. Антайо отмерила гневным взглядом Джейди и вскинула оружие. Неистовая ярость сверкнула в его обоюдоострых лезвиях. – Как я раньше не догадалась? Ты – причина всех бед и смертей! – закричала она и набросилась на него. Райктен молнией сорвался с ее рук. Парень вскочил с кровати и чуть не рухнул на пол. По лицу струился холодный пот. Он с трудом заставил себя лечь и поплотнее укутаться в одеяло. Но его била дрожь, а в остекленевших глазах отражался лик луны. Незримо утекло около получаса. Джейди встал, попил воды и успокоился. Но сон пришел еще не скоро. Только тогда, когда Джейди вбухал в себя несколько таблеток валерьянки. Хрупкое забвение нарушило щекотание, и он открыл глаза. Холодная капля стекала по щеке, и он стер ее ладонью. Пальцы нащупали продолговатый рубец под челюстью. В смущении подойдя к зеркалу в прихожей, Джейди заметил красную неглубокую полоску. Он провел по ней пальцем, вспоминая, где мог поцарапаться. 8. Начало дружбы Прошло уже четыре дня с тех пор, как поздним ненастным вечером Джейди повстречался с необычной тварью, похожей на сгусток геля или, скорее, на полупрозрачную расплавленную резину. Почему она так увлеклась именно им? Что в Джейди было особенного? Рука, понял он. Та самая сила. Поднявшись с дивана, парень положил книгу на стоящую справа тумбочку. Он никак не мог заставить себя читать, несмотря на то, что та давно завлекла его хорошими отзывами. Новый фантастический боевик известного писателя. Можно сказать, блокбастер. Инцидент с автобусом просочился за пределы полицейского участка. Недавно объявили, что занятия в школе ограничатся четырьмя уроками в день. Контрольную по истории всему классу засчитали автоматически, учитывая сложившиеся обстоятельства. Арек так и не появился. Мэтт уже три дня ходил подавленным. Джейди пытался разговориться с ним, но тот, похоже, не был на это настроен. У него прямо на лице читалось – случилось нечто серьезное. Однако, распространяться об этом он не хотел. Сегодняшние новости передали, что в городе начались странные убийства. Необычные круглые следы красовались на телах жертв. Зверства продолжались уже как два дня. Трупы находили в разных районах, и все на улице. Их часто обнаруживали спешащие на работу горожане, заметившие лежащего без движения человека где–то в безлюдных переулках. Особо обсуждаемым стал найденный на лавке в сквере мертвец, сидящий, как прикорнувший горожанин. Его нашла молодая девушка. Она направлялась рано утром в институт и решила сократить дорогу. И тут ей на глаза попался мужчина, которого уж явно здесь не должно было быть. Подойдя к нему, она неуверенно поздоровалась. Тот не отреагировал. И тогда девушка заподозрила неладное. Она поинтересовалась за самочувствие незнакомца. Но оставшийся без ответа вопрос заставил ее встревожиться. Тогда она спросила о чем–то еще. Однако, человек в легкой курточке и стянутой на лицо кепке совершенно не обращал на нее внимания. Но стоило ей коснуться его плеча, как тело упало к ее ногам, предоставив на обозрение проступающий через одежду на спине кольцевидный кровавый след. Ужасу девушки не было предела, когда она поняла, что перед ней бездыханное тело. Круглый маньяк, которого уже искала полиция, навел трепетный ужас на жителей. Мало ли под каким обличьем он мог скрываться… Ведь он убивал сугубо в людных местах. Так, что никто этого не замечал. Девять загубленных душ уже висело на его счету. Но через день поползли слухи, что в город прибудут военные. Полиция не могла больше контролировать ситуацию, и это заметили многие… Да и информация о странных существах начала просачиваться в интернет. Джейди видел размытое фото молочного отдела «Умной покупки», в котором угадывалась массивная фигура с длинным хвостом. Комментарии к нему пестрели всякого рода небылицами – многие не верили в его подлинность. Но Джейди–то знал – этот силуэт с мясницкими ножами был, что ни есть, самым настоящим. Патрулирование улиц заметно усилилось. Если бы Джейди хотел, то легко мог увидеть полицейские машины, рассекающие дороги напротив его дома где–то каждые часа три. В новостях постоянно предупреждали о скором введении комендантского часа. Не так давно офицер выступил с заявлением, что город сам разберется в своих проблемах, но региональная власть выразила ему ярый протест. Она распорядилась направить в злосчастный город специальную комиссию, которая позволила бы расставить все точки над «i», и принять соответствующие меры. Это могло успокоить горожан, но Джейди прекрасно знал, что толку не будет никакого. Арека объявили пропавшим без вести. На некоторых фонарных столбах можно было увидеть листовку с просьбой о помощи в его поисках. Довольно плохое черно–белое изображение на ней превращало Арека в совершенно другого человека. Не так давно Джейди наткнулся на одну из них. Сорванная, она лежала на тротуаре, и он едва не наступил на нее. Не раз приходилось слышать и о других странностях – многие люди на улице разговаривали о неких шестиглазых червях. Джейди решил поискать что–нибудь о них в интернете, но так ничего и не нашел. Следующим утром он быстро накинул на себя футболку, и выскочил из дома. Рана, нанесенная Желейным, исчезла – спасибо целительной мази Антайо. Тело не несло больше страшных воспоминаний переваривания заживо, а вот память… Стараясь не думать о плохом, Джейди повернул за угол. Двор школы пустовал. Странно, ведь учащиеся часто выходили на улицу на переменах. Поднявшись по ступенькам, Джейди дернул за дверную ручку. Та не открылась. Заперта? Почему? Тогда на глаза попался листок, наклеенный на доску объявлений на стену слева от входа. Крупные буквы гласили: «Всвязи с происшествиями в городе, школа до неопределенного времени будет закрыта. Администрация». И почему об этом не предупредили заранее? Спускаясь, Джейди заметил школьника, промелькнувшего мимо него. Тот быстро засеменил по ступенькам наверх, и замер возле входной двери. Безрезультатно подергав за ручку, малец растерянно осмотрелся. Как тут повернулся к доске объявлений. Да, не одному Джейди пришлось как дураку плестись в школу. Шагнув на тротуар, он едва не налетел на человека в пальто и глубокой шляпе. Тот резко застыл, разглядев в полуметре от себя невесть откуда взявшегося подростка. Молча обошел его, и неуклюже толкнул того плечом. Но, как оказалось, достаточно сильно – ничего не подозревающий парень едва не растянулся на асфальте. – Эй! – возмущенно закричал Джейди незнакомцу в след, но тот даже не обернулся. Незнакомец шел своей дорогой, и лишь сильнее натянул на голову старую шляпу с длинными полями. Он напоминал отбившегося от группы иногороднего артиста, ищущего своих людей. Джейди с тенью недоумения заметил, как что–то закопошилось под его левым рукавом. Почудилось, подумал он, и заметил, как этот странный человек спрятал левую руку в карман. Отринув закравшиеся в голову глупые мысли, Джейди направился к остановке. Что–то скользнуло во мрак, к холодной каменной стене, сторонясь маленьких островков света. Бугристая поверхность изогнулась. Нечто пронеслось мимо кристалла, и мелькнуло на стене резкой тенью. Некрупный, в тридцать сантиметров цилиндрический силуэт, полз все дальше и дальше по коридору, мимо множества старых закрытых дверей. Он остановился напротив одной, выделяющейся среди остальных деревянной текстурой и аркообразной формой. Наполнив окружающую тишину неподдельным звуком, существо выждало небольшую паузу. Дверь, скрипя, приоткрылась. Доски застонали, выдавая свой немолодой возраст. Существо деловито заскользило в узкий проем, и очутилось в покрытой мраком комнате. Внезапно посреди тьмы вспыхнул яркий свет, и заставил гостя попятиться. Огонь начал блекнуть, и вскоре обратился в слабое рыжеватое свечение. Оно разом отвоевало круг, в котором угадывались силуэты стола и стула. И превратилось в тонкий, вибрирующий лепесток огня, висевший посреди черного океана. Пришедший осторожно подполз к большому деревянному столу. Тут пламя свечи сдвинулось, и выхватило из окружающего пространства человека. Он сидел на старом стуле, не двигаясь, и больше напоминал восковую фигуру. Половину его лица скрывала чернота, а та, что была освещена, казалась бледной тенью. Не моргающие глаза наводили ужас, а покрытая морщинами кожа напоминала пергамент. Гость остановился, но, переборов себя, брезгливо выполз к ногам старика. Во всех его шести красных полусферах глаз заиграло хрупкое пламя. – Я ждал тебя. Почему так долго? – обратился властный голос в пустоту. Существо приподняло плоскую морду и взвизгнуло. – Ясно. Они позволяют себе развязывать язык, даже не боясь быть замеченными? Тот же звук ответил ему. – Отлично… Ты мне поможешь? – промурлыкал старик, и его лицо перекосила жуткая ухмылка. Он повернул голову к гостю, неясными контурами выделявшемуся посреди темного пола. Его глаза ярко заблестели в полутьме, словно бросали вызов. Взмахнув пупырчатым хвостом, существо резво прыгнуло. Толстая, с бугристой кожей, змееподобная тварь растянулась на коленях деда, как ленивая кошка. Во всех шести крупных глазах–бусинах, окаймляющих верхнюю часть головы, отражалось дрожащее пламя свечи. Старик и глазом не повел, когда огромная и круглая, похожая на присоску, пасть, с выпирающим обручем маленьких шипов–зубов, повернулась к нему. Тварь заурчала, и клацнула зубами. Но мужчина даже и не посмотрел на нее. Лишь плавно опустил руку на спину и начал поглаживать. Существо заскрежетало от удовольствия. Оно растянулось и приподняло левый, покрытый волдырями бок, позволяя человеческим пальцам сминать грубую кожу. – Не стоит им знать, какую игру они затеяли… Думают, что они умнее Хозяина… Смешно! Продолжают жевать сопли друг друга, надеясь, что это им чем–то поможет. Ах, какие наивные дети! Даже и не подозревают, сколько таких же как они, он уничтожил. Их жалкая высокомерность быстро растает перед сюрпризом, который я им подготовил… Ох уж эти сладкие предсмертные стоны… Придется вспомнить былые времена. Существо взвизгнуло в знак согласия. – Хе–хе–хе… скоро тебе придется потрудиться, мой друг, – старик ухмыльнулся и сдвинул брови. Гладившая тварь рука нырнула ниже, ухватилась за мягкий живот, и приподняла червя на уровень остекленевших человеческих глаз. Под брюшком что–то пульсировало. Дед самодовольно уставился на красные бусинки, и увидел в них свое отражение. «Питомец» заурчал. – Умница, – растекся по комнате елейный голос. Опустив тварь на колени, дед снова принялся ее гладить. Но стоило старику сжать одну складку на зеленой спине, как комната наполнилась звуком, напоминающим мурчание. Стрелки часов в домах жителей города М указывали на цифру три. На небе зависли оборванными кусками крупные, похожие на белые мешки с потемневшими боками, облака. Они с неподдельным интересом наблюдали за внешне обыденной жизнью в городе, безостановочно плывя по ярко–голубому небу. Одно наиболее крупное облако медленно искривилось, освободив глазам белое пятно, правый край которого был размазан в форме выпуклости. Венера. Джейди стоял перед распростертыми воротами, ведущими в парк. Через главную сквозную аллею он мог здорово сократить расстояние до остановки, и мало того, отвлечься от ужасных событий, многотонным грузом навалившихся в последнее время. Цветущий плющ заплел узоры на створках, и заботливо обвил стальные прутья, распустив изумрудные листья. Он, как змея, пробирался до самого металлического забора, и тонул в густой, спадающей через черную ограду кроне деревьев. Парень шагнул на выложенную камнем широкую дорожку, и оказался в пределах парка. Он осмотрелся. Давно ему не приходилось бывать в этом красивом месте, хотя с ним связано столько воспоминаний… Да, они оживали, как в кино. Буквально все детство он провел здесь, гуляя с друзьями. И именно тут, неподалеку от развилки произошло что–то судьбоносное. Джейди не хотел это вспоминать. Проходя мимо широкого старого ореха, он остановил взгляд на стволе дерева и нахмурился. Прошло около пяти лет, время заставило притупить память, но оставшийся в душе шрам воскрешал в груди горечь и боль. Джейди вздохнул, засунул руки в карманы, и пошел дальше. Парк прилегал к небоскребам, и окружал их с трех сторон. Но с юга Деловой Центр выходил едва ли не на проезжую часть. Границей же являлся пропускной пункт на стоянку, куда день за днем стекались авто. Как ни кстати подул освежающий ветерок, и всколыхнул усталую листву. Деревья зашелестели, перешептываясь друг с другом, и позволили парню подслушать свой разговор. Сзади раздался треск. Словно кто–то наступил на сухую ветку. Джейди нервно сглотнул, а в голове непроизвольно возник расплывчатый образ Антайо. Но почему именно она, он не понял. Пугливо оглянувшись, ничего кроме бушующей зелени Джейди так и не увидел. Но желание и дальше оставаться тут безрассудно испарилось. Парень ускорил шаг и через несколько минут вышел на стоянку Делового Центра. Тут практически все светлое время суток была тень, но за исключением тех непродолжительных моментов, когда солнце не пряталось за тремя титанами. Просторная площадь, выходившая на фасад Центра, пестрела от припаркованных машин. Джейди осмотрелся, и понял, что по–прежнему находился один. А кислое чувство, что кто–то следит за ним, все никак не покидало. Наверное, потому, что он привык видеть здесь гуляющих горожан, отдыхающих от городской суеты. И парень напряженно двинулся своим путем, намереваясь как можно поскорее выйти в людное место. Яркий луч ударил в лицо, и Джейди поморщился. Но следом прикрыл глаза рукой. Светило лениво выглянуло через проем между зданиями, и оттенило стены высоток. Но нельзя было не заметить темный бесформенный бугор, простиравшийся до первого внешнего коридора. Небоскребы соединялись такими полупрозрачными рукавами каждые девять этажей. И разделяли здания на три части. Но это странное образование занимало примерно четыре этажа, и было похоже на огромную пиявку. Тогда Джейди перевел взгляд. И нашел несколько похожих штуковин на других зданиях, разбросанных в хаотичном порядке. Ремонтные работы? Странно, не похоже. Да, и оказалось довольно сложно рассмотреть эти штуковины, ибо они находились довольно высоко. Поблизости хрустнула ветка, и Джейди встрепенулся. Кругом по–прежнему никого не было. Воскресив в памяти сиреневую гелеобразную тварь, огромные глаза которой горели в ночной темноте, парень невольно съежился и быстро двинулся в намеченном направлении. Шагнув на тротуар примыкающей к парку дороги, он вздохнул. И что только понесло его прогуляться в нем? В это жуткое, полное воспоминаний место. Ах, да. Странные штуки на зданиях из стекла и бетона, которые он заметил еще из дома. По проезжей части мелькали машины, и кругом ходили люди. Тут, в обществе себе подобных, он почувствовал нахлынувшую на него уверенность. Перейдя ближайший перекресток, он не заметил сидящую к нему боком на остановке девушку в модной кожаной курточке и черных джинсах. Красные волосы закрывали ее лицо. Он бы прошел мимо, если бы не ее яркие локоны. Едва захлопнув отвиснувшую челюсть, Джейди неуверенно подошел к ней. – Антайо? – осторожно позвал он. Девушка повернула к нему голову, убрала красивую леопардовую сумочку на колени. Судя по всему, она не была рада его видеть. – Ты? Что тебе надо? – грубо бросила красноволосая. Похоже, от неожиданности. – А что такое? – Джейди с вызовом скрестил на груди руки. – Чего ты хочешь? – нажала Антайо, и одарила собеседника недоверчивым взглядом. – Поговорить, – спокойно сказал тот. – Мы с тобой уже все обсудили, – Антайо нервно усмехнулась. – Я и так рассказала тебе больше, чем положено. – Так что произошло с Ареком? – Джейди старался говорить тихо. – Неужели Тао превратил его в чудовище? Что за наросты на трех зданиях… – Нет, – осекла его Антайо, и снова наградила тяжелым взглядом. – Полагаю, что тебе совсем не нужно знать. Он погиб. Чего не понятно? – Я хочу понять, что происходит. Неужели все началось с явления Четырех Комет? Она опустила голову, задумавшись. – Ты уверен, что хочешь знать? – последовал тихий вопрос. Джейди кивнул. – Хорошо, – сказала воительница. – Да. – Почему они превращаются? – не думая, выпалил он. Антайо удивленно уставилась на него, и часто заморгала. Потом пришла в себя. – Ты ворошишь улей, Джейди… Видишь только вершину айсберга. Все гораздо глубже и серьезнее. Не думаю, что эта информация тебе нужна. – Как не нужна! Они в любой момент могут убить меня. Как я могу быть уверен, что выживу? – с испугом набросился парень. – Сколько это будет продолжаться?! – Тс–с, не кричи, – прошептала Антайо, оглядев собравшихся на остановке людей. – Я вообще больше не скажу ни слова, если будешь орать. – Прости, – виновато произнес Джейди, подвинулся ближе к ней. – Понимаю твои чувства, но смирись, – она опустила глаза. – Осталось чуть больше двух недель потерпеть… Потом все стабилизируется… Наверно. – Что значит «наверно»? – в тревожном замешательстве вопросил Джейди. – Если вы будете мешать мне, то сыграете противникам на руку… Скажу тебе так, – она придвинулась к нему и зашептала. – Их будет пятеро, и я не могу сказать, когда высвободится следующий. Твоему другу не повезло. Может, повезет тебе? – О чем ты? – Джейди услышал, как дрогнул его голос. На сей раз ему стало не по себе. – Тао может прийти и в твой дом… Кто знает, – зловеще произнесла она. – Прости… Поэтому я не могу говорить большего. – Ты издеваешься? – Я серьезно, – заявила она, и бросила на него строгий взгляд. Настала пауза. – Это Начало Конца Света, – отчеканила Антайо, нарушив неловкое молчание. – И прошу тебя, не помогай ему свершиться. К остановке как нельзя не вовремя подкатил автобус. И разразился гнусным ревом клаксона. Жук–легковушка, перегородившая ему дорогу, сорвалась с места и покатила прочь. Грузный зверь замер, выпустив серое облачко выхлопного газа, и раскрыл створчатые двери. Три человека быстро заскочили в его нутро. – Мне пора, – сказала Антайо. – Прощай. И юркнула вслед за ними. 9. Городская больница Джейди смотрел вслед удаляющемуся автобусу. Казалось, это начало дружбы. Не все так и плохо… Тут он заметил на скамейке маленькую леопардовой раскраски сумочку и округлил глаза от ужаса. И, схватив ее, он помчался вслед за набирающей скорость многотонной махиной. Антайо подперлась рукавом об раму окна, и в нем незамедлительно отразились отрешенные глаза. Четкое изображение фиолетовых радужек призрачно взирало на нее, застыв в ожидании. Как и чувство долга, камнем осевшее в душе. Четыре кометы… Ведь с ними было связано появление Антайо и ее помощников в городе. Она уперлась затылком на сидение и закрыла глаза. Проступивший на языке кислый привкус растворился. Но не чувство вины. Рассказывать кому–либо о происходящем разрешалось только в крайних случаях, дабы не поселять в людях страх и истерию. Но этот человек… каким чудом он выжил, проведя один на один столько времени с демоном? Изящная рука машинально потянулась к сумочке, лежащей на коленях. Мягкие пальцы коснулись ткани джинс. Щекотно… «Что за бред?» Антайо чуть не подскочила, и с ужасом уставилась себе на колени. Сумки, как бы она того не хотела, не наблюдалось. Кто–то выкрал? Нет, быть не может… Ах, да! Забыла ее на лавочке, пока вела никому не нужные беседы. Антайо вышла на следующей остановке. – Надо поскорее вернуться обратно, может, не все еще потеряно, – пробормотала она. И, спешно зашагав по тротуару, красноволосая вдруг резко поменялась в лице. Знакомая физиономия, мельтешащая среди силуэтов людей, быстро приближалась. Мало того, он зачем–то тянул руку вверх, как послушный первоклашка, добросовестно подготовившийся к уроку. Вцепившись в Джейди укоризненным взглядом, Антайо хмыкнула и остановилась. Ее брови с изломом, держащие одну высоту, предательски дрогнули, придав лицу разгневанный вид. Она расслышала невнятно выкрикнутое свое имя, и вновь убедилась, что этот местный лишен и доли мозгов. Удивительно, как он вообще выжил… тогда. Случайные прохожие останавливались, и, давясь улыбками, поворачивали к Джейди головы. С ними можно было согласиться – этот парень выглядел забавно, если не сказать, смешно. Лицо Антайо разгладилось, но она подавила сильное желание улыбнуться. Джейди остановился прямо перед ней, и увидел, как красноволосая артистично закатила глаза. – Это же твое? – спросил он, протянув ей сумочку. Она фыркнула, и вырвала сумку из его рук. – Что такое? Ты еще и не довольна? Антайо пристально посмотрела на собеседника. И тот с облегчением отметил – во взгляде воительницы не ощущалась агрессия. – Надеюсь, ты не проверял содержимое, – бросила она. Джейди нахмурился, переваривая услышанное. И не заметил, как Антайо зашагала прочь. А когда очнулся, то увидел ее спину, и нервно направился вслед за ней. Собравшись что–то сказать, он открыл рот, но тут ощутил волну дрожи, пронесшуюся по правой руке. Затем уши наполнил срывающийся писк, и слова окончательно утонули в мешанине мыслей. Парень резко повернул голову к источнику звука. Помятая иномарка, летевшая на всех скоростях по дороге, моталась из стороны в сторону. Она сверкала ближним светом, отчего казалась еще опаснее. Несясь, как взбесившееся животное, покореженная авто едва не сбила несущуюся по встречке машину. Та засигналила и резко остановилась, наследив на асфальте черными полосами. В глаза сразу бросилась одна деталь, от которой у Джейди похолодело внутри – на лобовом стекле белела жирной паутиной россыпь трещин. Словно бы кто–то бился об него головой. И размытый силуэт водителя, проступающий в салоне, уж слишком нездорово покачивался. Проглотив поднявшийся к горлу ком, Джейди приготовился к худшему. Машину резко крутануло. Она едва не ушла в занос, и разминулась со столбом, который могла поцеловать. И, выпустив черный дым стертой резины, неуклюже выровнялась на своей полосе. Ее хрипло ревущее сердце было готово в любой момент воспламениться. А колеса, так шатко держащие прямой курс, немного повернулись. И Джейди, впав в секундный ступор, не мог понять, что эта трехтонная дура несется прямиком на него. – Джейди! – закричала Антайо и, схватив его за грудки, грубо толкнула. Он сорвался и рухнул на траву, росшую за тротуаром. Колеса машины промелькнули в полуметре, и обдали его волосы пыльной волной. Стремительно схватив Джейди под подмышки, Антайо помогла ему подняться. Уже собралась что–то спросить, но режущий уши звук стершейся резины заставил ее запнуться. Вслед за грохотом и оглушительным звоном разбитого стекла сгустилась зловещая тишина. И, почуяв неладное, Антайо устремила на синюю легковушку тяжелый взгляд. Она нахмурилась. Смявшийся в гармошку капот в стене здания. Под днищем растекалась темная лужа. Куски кирпичей валялись повсюду, ровно как и металлические детали, дождем рассыпавшиеся возле машины. Антайо почувствовала себя скверно В груди бешено заколотилось сердце, и Джейди тяжело захрипел. Потерявшая краски реальность поплыла, а звуки растянулись в низкочастотный гул. Он попытался сосредоточиться. И услышал, как кто–то закричал. А следом увидел, как кто–то клацал кнопки в телефон. Наверное, собирался вызвать скорую помощь. Красноволосая обеспокоенно замотала головой. Словно выискивала кого–то. Джейди заметил это. Он раскрыл было рот, но ничего не сказал. Потому что рука принялась медленно нагреваться. Люди побежали к месту аварии, а за ними сорвалась и Антайо. Она просочилась через начавших кучковаться испуганных местных жителей, и всмотрелась в покореженную машину. В приоткрытом водительском окне проступала скрюченная человеческая фигура в изорванной одежде. Широко раскрытый рот перекосило. Вдруг из–под авто выскочило конусообразное тельце. И не успела девушка разглядеть его, как оно проскользнуло через широкое отверстие слива, примостившееся под бордюром. – Антайо? – переспросил Джейди, остановившись рядом с ней. Та глядела в пустоту. – Скоро здесь будет полиция… Советую поскорее убраться, иначе весь остаток дня снова проведешь в участке, – плохо сдерживая себя, просипела она. Тот заметил, как она помрачнела. – Что? – он искренне удивился ее переменившемуся настроению. – Я не шучу. – Спасибо, что спасла меня… – Нет, – прервала его Антайо, похоже, думая о чем–то своем. – Это не просто авария. Тот вопросительно уставился на нее. – Человек внутри был давно мертв, – последовало объяснение. – Боюсь, я уже не смогу сдерживать это. – Что ты имеешь ввиду? Молчание. За их спинами, через все разрастающуюся толпу прошел среднего роста человек в пальто и глубокой осенней шляпе с широкими полями. Но никто не обратил на него внимания; люди с нетерпением ждали полицию и скорую помощь. Они возбужденно гудели, и в их речи различались нотки плохо скрываемого страха. Некоторые расходились. Но этого юродивого, подметающего тротуар полами своих драных тряпок, почему–то никто не замечал. Внезапно он остановился за спиной Джейди, и черным зевом капюшона оглядел всех собравшихся. А через несколько секунд тенью зашагал в своем направлении. Под его левым рукавом что–то закопошилось. Уловив спертый запах, Джейди оглянулся. И заметил его. Вспомнил, что уже встречал этого человека сегодня утром… Внезапно он почувствовал необычайное жжение в спине, и почесал ее. Но вместо того, чтобы пройти, неприятное ощущение распространилось до шеи. – Что такое? – встревожилась красноволосая, заметив, как ее спутник скривился. – Ничего, – неуверенно ответил тот, оглядываясь по сторонам, и снова почесал между лопатками. Рука нащупала нечто странное. Очертания разбившейся машины вдруг немного поплыли. Джейди протер лоб, намереваясь прогнать наваждение. Но тут резкая боль пронзила спину, и парень согнулся напополам. Он замычал, не в силах сказать и слова – язык словно бы парализовало. – Джейди? – переспросила Антайо, оборачиваясь. – Что… Ноги подкосились, а перед глазами все заискрилось в подобие калейдоскопа; не было сил стоять. Джейди рухнул на спину, и вновь увидел, как Антайо склонилась над ним. На ее все больше расплывающемся лице читалось замешательство. Неотложка прибыла минут через десять. Из нее выскочил врач, и наспех осмотрел тело в машине. Кто–то из толпы сказал, что вызвал полицию. Затем женщина в возрасте закричала, что тут еще и парню стало плохо. Она сопроводила пожилого врача к потерпевшему, и тот, проверив пульс на руке, дал команду санитарам вытащить каталку. После того, как Джейди погрузили в машину, доктор попросил молодого сотрудника измерить его давление. Тот не заставил себя ждать. По крайней мере, этот парень жив, подумал доктор. Когда приехала полиция, Антайо затерялась в задних рядах толпы. Выглядевшие изможденными сотрудники закона допросили свидетелей, и те довольно красноречиво описали произошедшее. Как только труп погрузили в машину скорой помощи, все разъехались. Все было б ничего, если б Антайо не заметила кое–что; едва потерявшего сознание Джейди подняли с асфальта, она увидела кровавый след на его спине. Ровный круг, красными контурами просвечиваемый на майке, кое–где пересекался к центру маленькими полосами. Список ее проблем сразу приумножился на три. Спокойствие городской больницы нарушил вой сирены. В тот же миг через распахнувшиеся кованые ворота в густо засаженный деревьями двор заехала неотложка. Она остановилась перед техническим входом в здание и смолкла. Не прошло и минуты, как из нее повыскакивали люди в белых халатах. Мимо промчались еще два фургона «Скорой Помощи». Тао проводил их взглядом, и ступил на вымощенную камнем дорожку, ведущую к пункту регистрации. Вытерев взмокший лоб тыльной стороной ладони, он глотнул напиток. Последние капли смочили пересохшее горло. С легкостью смяв пустую жестяную банку, Тао внимательно осмотрелся. Но урны нигде поблизости не наблюдалось. Пройдя дальше, он заметил ее впереди, возле входа и, прицелившись, швырнул в нее металлический комок. Невероятно, но попал! Хотя, урна стояла от силы в метрах пяти, Тао все равно почувствовал себя победителем. Грязный козырек еще три раза перевернулся. Тао сунул руку в карман и достал совершенно черный искрящийся камень. Камень, высвобождающий осколки. Подбросив его перед собой, он ухмыльнулся и зашел в распахнутый проем. Автоматические двери резко захлопнулись за ним. В нос ударил запах лекарств, а глаза заболели от яркого света. Сощурившись, Тао осмотрелся – потолок сиял белизной, а на гладком, выложенном глянцевой плиткой, полу, различалось хоть и узнаваемое, но смутное отражение его белокурой фигуры. Дарк сказал, что цель будет среди врачей. В этой огромной больнице… А ведь еще надо успеть выбраться отсюда, прежде чем человек обратится. Как этот грубиян распознавал, кто из людишек окажется тем самым, оставалось загадкой. По его словам, носители осколков отличались от обычных людей «смещенным биополем». Но что это значило, и как помогало в поисках, Дарк не признавался. Но Тао подозревал, что там не обходилось без посторонней помощи – использование сверхъестественных способностей отнимало у полудемонов много сил, а Дарк никогда не выглядел уставшим. Не так давно они оба серьезно повздорили на эту тему. Тао понял, что задел фиолетоволосого за живое. Громкая ругань и выяснение отношений грозились перерасти в драку. Кину пришлось унять их прежде, чем в дело вмешался бы Хозяин, иначе  исход дискуссии стал бы неизвестен. Самооценка блондина после этого случая взлетела до небес. Он понял, что может легко противостоять задире. Дарк же, в свою очередь, заточил на Тао зуб. Но больше всех досталось третьему: взбешенный Дарк зарядил Кину в нос… После этого у умника заметно потупилось обоняние, хотя свой нос он все же выровнял. Блондин усмехнулся – почувствовал очередной прилив гордости. Но возвращаться в тесный мрачный офис в Логове ему совсем не хотелось – кто знал, какой очередной финт выбросит фиолетоволосый. Даже Кин старался как можно меньше контактировать с этим ненормальным. Но внезапно накатившая волна грусти смыла горделивую спесь. И Тао вздохнул – не успели они начать работать, как уже перессорились. За Кина он не переживал – парень держался молодцом. А вот Дарк с каждым днем все больше переставал быть выносимым. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=30481081&lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.