Случилось это происшествие В стенах музея Ренессанс - Искусства широко известного, И популярного сейчас. За вдохновением, не в праздности, В музей забрёл один поэт, Не ожидавший злого казуса, Поскольку был большой эстет. Краса эпохи Возрождения Заворожила мастерством. Прекрасно всё, без возражения!.. А вот и «Девушка с веслом». Поэт был изумлён до

Самое окончание романа Поселок Кира Булычева

| | Категория: Проза
Самое окончание романа Поселок Кира Булычева от и.о. Григория Рабиновича
Роман Кира Булычева всегда казался мне каким-то незаконченным, недосказанным оборванным на полуслове, а потому я решил дописать за Мэтра фантастики это его великое произведение.
Самое окончание романа Поселок Кира Булычева от и. о. Григория Рабиновича.
Не прошло и пяти очень недолгих минут, и вот уже пообогревшись в теплой кабине катера два полуослепших, обожженных морозом человека – начали понемногу приходить в себя.
Салли, подумав, вняла здравому совету Дика, решив, что и вправду не случиться совсем ничего страшного, если они все же немного повременят с возвращением в поселок.
Вид у обоих путешественников был далеко не из лучших и надо было его хоть сколько-нибудь его поправить, дабы не напугать до полусмерти мать Олега.
Дик, негромко буркнул, что такой весь замёрзший и мертвенно бледный, он может ей еще чего доброго показаться бездыханным телом, а потому Салли и приняла решение пусть и совсем ненадолго, а все-таки повременить с возвращением в Поселок…
И вот Олега с Сергеевым начали, как маленьких отпаивать в последний момент все же не позабытыми… прихваченными со Станции транквилизаторами…
Сергеев первым пришел в себя. Приподняв голову и взглянув мельком на Дика и Салли еще затуманенном, полуосмысленным взглядом он едва шевеля губами негромко спросил.
- Вы нас нашли?
В его слабом голосе послышались такое светлое торжество и задумчивая грусть ранее попросту не слышанные Диком ни от кого в поселке.
Люди были чересчур уж обременены своим повседневным тяжким существованием, чтобы суметь хоть на миг ощутить себя частью большого человечества, покорившего многие звезды и неисчислимые пространства.
Олег, немного лишь вскользь ощутил нечто подобное, вняв ему в недрах мертвого Полюса, но сердце Дика, дрогнуло только сейчас.
И в этот миг в его душе произошли весьма существенные перемены, ему вдруг стало понятно, что и он тоже часть чего-то необъятно большего, чем весь поселок со всеми его жителями.
Это было так неожиданно и внезапно для него самого, что он весь встрепенулся и впервые посмотрел на Салли как на свою, а не как на чужую и далекую ему женщину с лежащей за пределами его понимания далекой Земли.
И тут его буквально пронзила мысль, что он до того ведь взбеленился, что чуть не применил оружие против этих землян (он по-прежнему в глубине души считал их чужими если и не себе, то по крайней мере этому миру).
Теперь-то они уж точно нам не поверят, что мы, живя здесь, остались теми же людьми - мелькнуло у него в голове.
Он медленно выговорил.
Я ведь не только ложку с тарелкой видел, но и бластером умею здорово пользоваться!
Да только против зверей – не только грустно, но и с оттенком отчаянного желания выразить свое глубокое раскаяние – добавил он.
Но тут же в его мозг снова остро вонзилась и застряла где-то внутри все та же прежняя мысль, - ну как же они могли улететь, а Казека оставить в лапах шакалов.
Он ведь едва выжил, а вот не было бы поблизости никакой воды, и спасать тогда, стало бы совсем уже некого.
Не из пастей же шакалов Казека по частям…
А ведь Казек он же всей душой стремился к ним, а они его бросили и улетели.
Он всем корпусом повернулся к Салли, и она его поняла без единого слова и жеста с его стороны.
Она правильно поняла этот немой укор!
Ее лицо сделалось очень печальным и одновременно с этим в нем загорелось желание задать мучивший ее встречный вопрос.
- Скажи мне мальчик - начала она - ведь ты здесь вырос, а значит все тут знаешь?
Что такое могло приключиться с Клавдией?
На нее ведь кто-то страшный напал, она яростно сражалась с какими-то ужасными чудовищами, а потом совершенно обессилила и ничего совсем не помнит.
Когда мы ее нашли посреди страшного разгрома, мы ведь не на шутку перепугались, а потому и бросились наутек.
Салли сказала это старательно подражая выражению глубокого раскаяния, которое за несколько минут до этого услышала в голосе зыкнувшего на нее исподлобья Дика.
А затем скосив глаза в землю с истинным душевным отчаянием произнесла.
- И про Казика она нам ничего не могла рассказать.
Это последнее было сказано ей так, что Дик впервые внял словам Салли, с тем же самым извечным своим унылым примирением, с каким он отнесся бы к рассказу любого жителя поселка, если б тот ему поведал как он не смог спасти от верной гибели того кто шел с ним рядом.
Дик признавал чужую беспомощность и ни от кого не требовал ничего невозможного.
- Меня тоже рядом не было – хмуро заметил он.
И как-то незаметно на сердце у него заметно потеплело.
Он вспомнил неуверенные движения Клавдии и сразу догадался, что здесь не обошлось без снежной блохи.
Надо же и землянам уже от нее тоже досталось!
А раз такие дела, то их надо бы просто предупредить об этой опасности.
Да нет, предупредишь тут.
Пускай Салли все Старый объясняет она меня не поймет или еще чего доброго подумает, что мы тут все как сумасшедшая Кристина временами бываем немного не в себе.
А потому он решительно отпарировать вопрос
- А куда это вы до этого летали?
В его голосе был истинный страх, он-то знал, что может натворить человек, укушенный снежной блохой.
- Нас не было на станции – сухо ответила Салли.
Салли подумала, что Дик, мысленно обвиняет ее в том, что они с Павлышем бросили не только Казека, но и поражённую непонятным недугом Клавдию…
А потому, несмотря на начавшийся зарождаться в ней гнев сразу осеклась…
Ты ведь тоже тогда был где-то далеко? - довольно примиренчески спросила она.
Дик зарделся и запальчиво произнес.
-Я остался приглядывать за Марьяной, вы же помните, в каком она была состоянии.
Тут он вспомнил, что должен вести себя не как дикарь.
Прощальный взгляд Старого возымел свое действие.
- Я все сделал, как меня учили! – выпалил он с запальчивостью.
Олег, уже придя в себя буквально выдохнул.
- Что с Марьяной?
Дик радостно ответил – жива, здорова – хотя оптимизм в его голосе был несколько деланным.
Салли от себя весело добавила – и скоро бегать будет!
Дик благодарно посмотрел на нее.
Однако - внезапно посуровев рассудительно заметила Салли - если у вас тут было культурное общество и должное воспитание ты все-таки действительно получил, то, как же ты мог нацелить на нас бластер?
Дик, насупившись понуро ответил.
- Я был вне себя, я думал, что вы нас бросили, и это из-за вас погиб Казик – сдавлено чуть ли не с рыданием - вымолвил он.
Затем вспомнив про несколько минут заданный вопрос, еще более понурясь, заметил.
- То, что в той комнате, где я нашел бластер был бой, я и сам видел!
После некоторой паузы - смотря себе под ноги - Дик витиевато продолжил – да вот только не знаю я с кем это ваша Клавдия, сражалась, туши ведь нигде не было видно.
При последних словах его лукавство дошло до своего верхнего предела…
- Ты все еще нам не доверяешь - подумалось в этот миг Салли.
А Дику еще раз припомнились неловкие, неуверенные движения второй женщины и вполне однозначный вывод для себя он уже окончательно сделал.
Одновременно с этим он наотрез отказался от самой мысли пуститься в пространные объяснения, посчитав, что Салли, ему или вообще не поверит, или же еще чего доброго подумает, что местные живые существа умеют делать людей невероятно сильными и злобными…
А ведь как про то упорно талдычил один из тех, кто умер в прошлую эпидемию, нас всех на Земле ждет долгий и мучительный карантин.
Правда Старый тогда назидательно сказал, что это может, и было бы так, если бы житель Поселка действительно был агрессивен сам по себе без внешнего воздействия со стороны жалящего его отвратительного насекомого.
Но как все это объяснишь этой земной женщине столь от всего этого далекой.
Мы ведь тут остались совсем без ничего…
Дик вспомнил полузабытые им объяснения Старого…
Вот стоит у доски и торопливо выговаривает своим скрипучим голосом…
«Взрыв реактора высвободил огромное количество радиации, которая самоуничтожилась специальными аварийными приборами.
Людям, что были облучены помочь было нечем, да у них хватило сил и смекалки вытащить на руках своих погибших товарищей, но бластера никто из них не захватил.
В жилых отсеках их никто не держал, ведь там были дети способные из шалости нажать на курок и выпустить в кого-нибудь смертельный луч.
Как после возвращения за спиной у матери Олега говорили взрослые его отец действительно был жив после аварии… ведь его видели живым!
Он вернулся в свою каюту положил бластер и ушел умирать в другое место подальше от глаз его любимой жены…
Но все это произошло несколько позже, а не сразу же после аварии.
В тот момент в жилых отсеках не осталось ничего не освящения, ни отопления, да и радиация имелась пусть и небольшая, но совсем не безвредная и, вот, несмотря на то, что она не была такой уж чересчур опасной, и все же колонисты, имеющие на руках малых детей, потребовали незамедлительной эвакуации, а все старшие офицеры корабля были мертвы, и приструнить их было некому.
Да и мороз поначалу не казался таким уж страшным, все-таки они были, тепло одеты.
Да только имевшиеся (да и то не на всех) термокостюмы оказались для здешних гор нарядом вовсе неподходящим - люди в них часто падали и разбивались насмерть…
Все - это Дик, слышал еще, будучи совсем маленьким, и все это со временем стало казаться ему сказкой или мифом, которым утешают себя взрослые.
Все время пока они летели к поселку, они молчали, думая каждый о своем.
И только когда они были от него совсем уже рядом Дик обнадеживающе взглянул на Салли и негромко произнес.
- С вашей Клавдией все будет в порядке я, кажется, знаю, что с ней произошло.
Салли отнеслась к этому просто как естественному выражению сочувствия – она улыбнулась и произнесла.
- У вас тоже все будет хорошо, вот увидишь.
Никто на вас как на дикарей смотреть на Земле не будет.
И вот уже мать Олега, протолкнувшись вперед всех присутствующих, буквально ввалилась в катер, прижав Олега к груди.
Он уже полностью пришел в себя и как-то сразу обмяк, узнав о Марьяне.
Ее болезнь не очень-то его встревожила, для него самой главной вестью было то, что она все-таки осталась жива.
Он верил в чудодейственную силу земной медицины.
А про Казика он в тот миг и не вспомнил и только через несколько минут, опомнившись и, спохватившись вдруг произнес
- Ну а как там наш Маугли – все выспрашивает у землян про землю?
И тут Дик, грустно поведал ему историю их затянувшихся приключений на воздушном шаре, не забыв при этом упомянуть и свой великий гнев, когда он увидел, как люди спешно покидают станцию, а он, расстреляв множество роботов, чуть было, не разрядил бластер в их вернувшихся хозяев - последнее Дик, произнес с диким самоедским злорадством.
Он уже все понял и был зол только на проклятых снежных блох…
Но другие-то этого еще не знали!
Тетя Луиза фыркнула, и широко раскрыв глаза произнесла.
- Дик, ты в лесу чувствуешь себя, как дома может тебе здесь одному остаться?
А потом Ирина мать Олега вымолвила, с тяжелым вздохом.
- А почему же вы так спешно улетели и не оказали мальчику необходимую помощь?
Салли поведала все об их путешествии на Полюс и о разгроме, посреди которого они застали Клавдию.
После всего она вопросительно произнесла, что совершенно не понимает, кто или что могло взломать дверь не оставив при этом никаких следов, и почему Клавдия даже и не помнит с кем именно она так отчаянно сражалась.
Под самый конец она лишь вскользь упомянула об отлучке Клавдии в лес, как и о том, что та немного приподнимала шлем.
Вот тут все сразу загалдели и снова пронесся тот же шепот - снежная блоха - как страшный рок обрушился на плечи этих людей, они стояли, молча смотря на Салли почти как на мираж...
Салли потупилась.
Что-то пронеслось у нее в голове, уж не больны ли все эти люди психически все-таки столько лет в одиночестве на этой ужасной планете.
Но тут опомнился Старый.
- На этой планете существует насекомое способное отравить мозг человека, и на некоторое время он становится жертвой призраков, после окончания припадка он преспокойно засыпает, а когда проснется ничего о содеянным им попросту совсем не помнит, но самое ужасное это то, что находясь в этом состоянии, он вполне может убить кого угодно даже самого близкого человека...
И весь ужас в том, что ваша Клавдия могла убить вас обоих, ну а после до смерти перепугавшись законсервировать станцию...
Этот мир объявили бы опасным особенно в связи с находкой Полюса, ведь никто так и не стал бы, затем проверять и перепроверять, что же именно сгубило наш несчастный корабль.
Салли вскрикнула и очень четко произнесла
- Я сейчас вызову станцию и обо всем внимательно расспрошу...
Она стала бледной, но ведь это не опасно для жизни правда - спросила она?
- Мы все этим переболели и многие не один раз - хором ответили ей.
Салли вызвала станцию - ответил Павлыш.
Клавдия уже чувствует себя вполне сносно, - сказал он - но ее что-то явно мучает она сама не своя из-за того, что случилось с мальчиком.
Она сидит возле него и плачет навзрыд.
- Салли – сказал Павлыш - она все с рыданиями повторяет про какие-то одуванчики!
Одуванчики! - вдруг взревел - сильно подняв хриплый голос Сергеев.
И все вдруг почему-то всполошились и начали поднимать руки к небу.
Тетя Луиза сплюнула и в сердцах обозвала Клавдию круглой дурой.
Старый грустно извинился за нее, просто и тихо сказав Салли.
- Вы уж извините ее, мы тут все вконец одичали.
И все же - грозным тоном поведал Вайткус - этот одуванчик похуже гнезда гремучих змей.
Я как сейчас помню, как 19 лет назад удирал от своего лучшего друга, который тоже, наверное, вообразил, что здесь Земля и вот точно также беспечно подул на точно такой же одуванчик.
Калдиша убил Познанский, он может и поторопился, но выхода у него просто-таки не было.
- Да - вспомнил Старый - я помню, как он чуть не плача оправдывался, что раньше мол, когда с кем-то такое случалось у того человека по крайней мере не было в руках арбалета.
А Калдыш имел в арбалете достаточно наконечников (аж шесть штук) чтобы трупов стало намного больше - напомнила ему тетя Луиза.
И именно после этого мы и уяснили для себя прямую связь между этими «одуванчиками» и нашими товарищами вдруг теряющими всякий разум.
- Но как же ваша Клавдия могла дойти до такой глупости - выкрикнула вдруг Ирина.
- Она не биолог - ответил за Салли Павлыш.
- Все равно должна была знать - отпарировала мать Олега.
В дальнейшем поселок медленно стали эвакуировать маленькие дети плакали, прощаясь с ним, а взрослые как это не странно тоже - их всех ждала другая светлая жизнь, но маленькие дети об этом пока еще даже и не догадывались.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 0
     (голосов: 0)
  •  Просмотров: 1187 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.