Рекрут(6) - Проза

Попиваю ситро на балконе я. Поливают небесные хляби. За Курилами дремлет Япония. Я в одну из своих астролябий наблюдаю картину прелестную, пламенея при этом, конечно: к велорикше в кабинку двухместную забралась синеглазая гейша. Осушает дыхание веера сладкий пот на фарфоровой шее… Стали хляби сурового Севера барабанить, как будто, нежнее, и свер

Рекрут(6)

| | Категория: Проза
***

- Э-э, слушай, Дионис, - начал толстяк, - Утоли наше любопытство, скажи, за какие грехи тебя в армию забрили?
- Забрили? – удивился Денис, - Вы что-то путаете. Я сам в армию пошел, добровольцем. Вместо пораненного в схватке с бандитами Еремы.
- Да, да, старшина мне рассказал о вашем… э-э… твоем появлении, - встрял юный подпоручик, - однако, не будешь же ты уверять, что просто так отказался от своей должности, покинул свой город, и все ради того, чтобы пойти на войну простым солдатом? Ты пойми, тебе, возможно, служить под моей командой, а я не хочу иметь в подчинении подозрительных людей. Только поэтому и любопытствую.
Словосочетание «на войну» отозвалось в душе Дениса осознанием жуткой реальности происходящего. На какую нафиг войну?! Вы чо, ребята?! Он же даже в обычную армию двадцать первого века не хотел идти. А вы говорите - «на войну». Да какой из него вояка?! Он же не сможет убивать… не сможет? Память услужливо предложила образ скрючившегося рыжеволосого ублюдка с застывшими выпученными глазами и зажатыми меж колен руками. Он уже убил человека. Пусть случайно. Пусть тот этого заслуживал. Но… Но ведь он даже не вспоминал об этом за прошедшие дни, будто произошло нечто обыденное, а если и не обыденное, то и не из ряда вон выходящее…
Ну да ладно, война войной, а начальство ждет ответа на поставленный вопрос. Что же им ответить? Правду? Можно и правду. Частично…
- Понимаешь… те, господин подпоручик, - начал Денис, - Как бы это объяснить-то?... У нашего босса, ну, типа, барина была дочка… Собственно, дочка то у него осталась… Только стала женщиной…
Дениса прервал громкий хохот младшего интенданта.
- Я нечто подобное и предполагал, - проговорил он отсмеявшись и, хлопнув Дениса по плечу, забрался в повозку. Взяв вожжи, обратился к подпоручику, - Как разберетесь с делами, милости просим в гости. Сегодня вы, надо полагать, в дорогу уже не тронетесь.
- Как вы могли? – еле слышно произнес подпоручик. Его лицо покраснело, будто обваренное кипятком.
- Что я мог? – не понял толстяк.
- Я Дионису, - пояснил подпоручик, - Как вы могли, Дионис? Невинная девушка доверилась вам…
- Да бросьте, подпоручик, - вступился младший интендант, - вы же офицер, а рассуждаете, как семинарист. Вечером я жду вас непременно.
Толстяк подмигнул Денису, снова расхохотался и потянул поводья, разворачивая повозку.
- сомневаюсь, что получится, - ответил ему подпоручик, но тот вряд ли услышал, ибо уже успел отъехать прилично.
- Идите уже, отпустил офицер Дениса, глядя на него полным укора взглядом.
Послав его в душе куда подальше, Денис отправился к своим новым товарищам.

Оставшееся время новобранцы под руководством бывалых солдат Михайлы и Тимофея, а так же, под присмотром подпоручика, изучали устройство ружей, способы огневого и штыкового боя. Вместе с ружьями рекруты получили поясные патронташи на шесть патронов и подсумки для боеприпасов, такие же, как были у Михайлы и Тимофея. Выдали и по паре учебных патронов. Патрон представлял собой запечатанную картонную гильзу примерно двенадцатого калибра, наподобие обычного охотничьего патрона, только без капсюля, и длинною чуть более десяти сантиметров. Денис крутил патрон в руках, пытаясь сообразить, как эта конструкция действует. Так и не смог догадаться, пока Тимофей не объяснил всем принцип действия, и не показал наглядно. Патрон заправлялся и досылался в казенную часть ружья при помощи обычного затвора. Для выстрела необходимо было нажать обычную с виду спусковую скобу. Однако, скоба приводила в действие двухступенчатый спусковой механизм. Первый щелчок, при нажатии скобы, означал, что острый боек пробил заднюю часть гильзы, и из нее на затравочную полку высыпалась порция пороха. Второй щелчок сливался с сухим скрежетом кремниевого колесика, которое выбрасывало в затравочную полку сноп искр. Пустая гильза извлекалась специальным захватом, крепившимся к прикладу сразу под спусковым механизмом. Отдача при выстреле была такая, что Денис первый раз еле устоял на ногах от неожиданно сильного толчка в плечо. Существенным минусом было и то, что пороховое облако после выстрела закрывало обзор. А при стрельбе залпом и вообще получалась целая дымовая завеса. Похоже, бездымный порох здесь еще не изобрели. Эх, щас бы доступ в Интернет… Мда… Четырехгранный штык пристегивался к стволу как вперед острием, так и по походному варианту острием назад. При походном варианте острие вставлялось в специальный колпачок. Рядом со штыком крепился шомпол, имеющий большую деревянную рукоятку с откидной гардой. Если скрутить щетку, то обнажалось острие, и шомпол превращался в короткую шпагу.
После того, как новобранцы выстрелили холостыми патронами поодиночке и залпом, Тимофей объяснил, что патроны бывают с картечью и с пулей. Картечь представляла собой шесть свинцовых горошин диаметром примерно девять миллиметров. Пуля – круглое ядрышко на весь диаметр патрона. У пули была большая бронебойность, у картечи большая площадь поражения. Для демонстрации Тимофей заставил насобирать по берегу различных веток, досок и прочий хлам, из которого выстроили нечто типа групповой мишени. Картечный выстрел снес мишень, разметав ее в щепки, впечатлив наблюдающих новобранцев.
После краткого курса огневой подготовки, проведенного Тимофеем, за обучение новобранцев взялся Михайло. Рекруты узнали, как пристегивается штык, как шомпол трансформируется в шпагу, как правильно наносить удары и защищаться, как правильно ставить ноги при ударе штыком, и даже как правильно дышать в схватке с противником.
Выстроившись в ширенгу вдоль кромки воды, рекруты пока еще неумело выполняли упражнения с ружьем, под команды Михайлы.
- Штыком коли! – кричал тот, вышагивая вдоль шеренги, - Прикладом бей! Лицо от рубящего удара сверху защищай.
Рекруты выбрасывали ружье вперед, протыкая штыком невидимого противника, и тут же, разворачивали ружье словно весло, нанося удар прикладом, после чего поднимали оружие кверху, прикрывая им голову.
- Штыком вперед коли! Прикладом назад бей! – продолжал командовать Михайло, - Да резче бить надо! Семен, ты брюхо вражине пропороть собрался, али пощекотать его трохи?
- Дык это, тяжелое ружьишко-то.
- Легко душа в рай отлетает. И упор с ноги на ногу переносить не забывай. А ну, вот я сзади к тебе подхожу, бей меня прикладом, да посильнее!
Семен с размаху саданул прикладом назад. Михайло сделал шаг в сторону и дернул за приклад Семенова ружья, придав ему еще большее ускорение. Семен не удержался на ногах и плюхнулся в воду, подняв кучу брызг. Рекруты дружно загоготали над незадачливым приятелем.
- А неча ржать! – прикрикнул на них Михайло, - Из вас никто толком на ногах стоять не умеет.
- Как же ружьишко-то теперь? – жалобно проговорил мокрый Семен, выливая из ствола воду.
- Не баись, - подал голос, наблюдавший со стороны Тимофей, - в бою ты был бы уже трупом, а мертвякам ружья ни к чему. А как его чистить и какие детали смазывать, я вас сейчас научу.

Ужинали уже по темноте. Вымотанные за полдня занятий больше, чем за все время пешего похода, рекруты наскоро поглотали из новых котелков кашу и, зайдя в строение, попадали на нары в обнимку со своими новыми подругами-ружьями. Не прошло и минуты, как в темноте барака слышались храп, сопение и чье-то постанывание.
Денис попытался было поразмышлять на тему, где он и что с ним, но усталость взяла свое, и он провалился в царство Морфея. Ему снился молодой подпоручик, который со слезами на глазах укорял Дениса в лишении невинности бедной дочери его босса. Она находилась тут же, сидела на песке в каком-то грязном и рваном рубище, и идиотски улыбалась, щурясь на солнышко. Сзади к Денису крался чернявый Семен, приноравливаясь ударить его большим котлом по голове. Денис каки-то образом видел это со стороны, и никак не мог повернуться, продолжая слушать нытье подпоручика. Чуть поодаль, за офисным столом сидел младший интендант, он что-то выстукивал на клавиатуре, временами прерываясь и с хохотом тыча толстым пальцем в монитор. Денису срочно нужен был компьютер младшего интенданта, чтобы найти в инете технологию изготовления бездымного пороха. Ему жалко было товарищей, которые натужно кашляли, находясь в облаке дыма. В перерывах между кашлем звучали выстрелы, прибавлявшие дымовую завесу. Дым заволок все вокруг. Из него продолжали доноситься выстрелы, гоготание младшего интенданта и нудное нытье подпоручика. Но вот сквозь дым начали проступать черты какого-то лица. Лцо становилось все четче, и наконец Денис узнал Сэма. Того самого Сэма, который отправил его в этот мир. Денис хотел уже крикнуть этому чертовому батанику что нить обидное, но тот лицо Сэма сменилось лицом Димона.
- Как поживаешь, чувак? – крикнул Димон, - Мы уже думали, что потеряли тебя…
Лицо Димона подернулось рябью, будто отражение в водной поверхности, на которую дунул легкий ветерок. Димон еще что-то говорил, но до Дениса долетали лишь обрывки фраз.
- … Сэм нашел … крыть канал … ный … сь чувак… - это все, что удавалось расслышать Денису.
Он понимал, что Димон вот-вот исчезнет, и хотел сказать ему что-то важное, но никак не мог понять, что. Это важное постоянно ускользало от него. Когда лицо Димона начало растворяться в дыму, Денис крикнул первое, пришедшее в голову.
- Димон, найди в инете рецептик изготовления бездымного пороха!
Из снова заволокшего все пространство дыма что-то квакнуло. И в это время Дениса силно толкнули в плечо. Денис вспомнил о подкрадывающемся сзади чернявом и резко подскочил…
- Ты чо это орешь, аки кочет на рассвете, а Дионис? – перед ним стоял улыбающийся Михайло.
- Какой еще рецепт бездымного пороха? – в светлеющем рассветом дверном проеме показалась фигура подпоручика, - кто здесь так кричит?
- То, господин подпоручик, Дионису кошмар приснился, - пояснил Михайло.
- А бездымный порох? – не унимался офицер
Михайло пожал плечами, предоставив Денису самому объясняться с подпоручиком. Но Денис все еще тупо пялился в пространство перед собой, отходя ото сна, показавшегося ему необычайно реалистичным. По крайней мере, на фоне происходящего с ним последние дни.
- Солдат, как там вас, Сомов, кажется? Что вы кричали о бездымном порохе? – уже более требовательно спросил подпоручик.
Денис машинально хотел было послать приставучего офицерика подальше, но, взглянув на подошедшего старшину, опомнился.
- Встань, солдат, когда с господином офицером разговариваешь! – рявкнул строгий старшина, - И всем встать! Никак до полудня дрыхнуть надумали?!
- Ды не знаю я, господин подпоручик, - пожал плечами Денис, видя, что тот все еще не сводит с него любопытного взгляда, - приснилось что-то, я и не помню уже.
Станислав открыл было рот, чтобы что-то сказать непонятному рекруту, но в последний момент передумал и вышел наружу.

После скорого завтрака и недолгих сборов выдвинулись в путь. Михайло с Тимофеем теперь снова шли пешком. Из четырех лошадей, две шли под подпоручиком и старшиной, на двух были навьючены продовольствие, и прочий походный скарб.
При первых же шагах новобранцы, обвешанные полученными причиндалами, загремели, словно обвешанные консервными банками огородные пугала на ветру. Не смотря на то, что такого понятия, как консервная банка, этот мир не знал, подвешенные к солдатским ранцам котелки и фляжки гремели ничуть не хуже.
- Энто что за скомороший тарарам?! – тут же возмутился старшина, - А ну, приладили все как положено. Тимофей, Михайло, чегой-то вы не проследили?
На ходу начали поправлять, подвязывать, подтягивать. Денис вообще отвязал фляжку от ранца и приладил ее к ремню. Так сподручней было на ходу утолить жажду.
Идти под грузом солдатского имущества стало заметно тяжелее. Основной тяжестью было ружье. Но и все остальное вместе взятое весило немало. Подсумки под боеприпас, в которые поутру было уложено по две дюжины картечных патронов, и по дюжине пулевых, забитых красными пыжами, тоже прилично оттягивали плечо. Еще только поднялись на взгорок, с которого открывался вид на городишко, а новобранцы уже взмокли от пота и пыхтели словно вскипающие чайники.
- Старшина, а поворачивайте на ту дорогу, по которой вы ехали сюда, - скомандовал подпоручик. – Да то не дорога, господин подпоручик, а так, тропа, - отозвался Григорий. Ему почему-то не понравилась эта идея. Один раз они уже разминулись с полком, следуя этой короткой дорогой.
- А и ничего что тропа. Мы повозками не обременены, а догнать полк желательно скорее, - ответил старшине подпоручик.
- Как скажете, ваш бродь, - пожал плечами тот.
К леску, за которым был тот самый крутой лог, скрывающий подход к погорелому хутору, подошли уже в сумерках. Из-за малого припаса воды, кашу не варили. Поужинали сухарями. Но не лезть же на ночь глядя через лес, да через овраг к хутору, где был колодец. На этих склонах и при дневном свете легко было шею свернуть, а уж в потемках-то… Да и новобранцы от непривычной нагрузки еле ноги передвигали. Они, конечно, все были мужики деревенские, привычные сызмальства к тяжелому крестьянскому труду. Но, шагать по пересеченной местности целый день, да еще и с непривычной болтающейся поклажей не менее чем в полтора пуда весом, занятие весьма утомительное для любого. Да еще и солнце жарило немилосердно. Хорошо еще, уже под вечер обнаружили родничок в небольшом овражке. Хоть и слабоват был источник, но все же удалось наполнить фляжки и утолить жажду. По примеру Дениса, остальные солдаты тоже перевязали фляжки на пояс, и теперь частенько прикладывались к ним на ходу. Потому-то, через пару часов, когда остановились на ночовку, почти у всех воды оставалось на донышке.
- Лишь бы гроза ночью не пришла, - озабоченно глянул на небо старшина, - по мокрому мы те глиняные склоны с лошадьми не пройдем. А гдей-то кажись грохочет.
- И мне единожды показалось, будто гром громыхнул далече, - подтвердил сомнения старшины Нифон.
Так как готовить еду не стали, а ночь была теплая и даже душная, то и костер не разводили. Так и улеглись под деревьями, да под кустами, прямо на траву. Не было сил даже наломать веток для постели. Убаюкивающе стрекотали ночные насекомые, меж деревьев мирно фыркали стреноженные лошади, где-то совсем далеко еле слышно кричала какая-то птица.
- Ваш бродь, может караул выставить? – подал голос из темноты старшина.
- А? Что? Караул? – встрепенулся, задремавший было офицерик, - А можно бы и выставить. Да пусть его. Измотались нынче все, пусть отдыхают. Вот как ближе к фронту будем, тогда…
Голос подпоручика становился все тише, слова произносились все протяжнее, и, наконец он затих, окончательно погрузившись в сон. Григорий шумно вздохнул, то ли сетуя на эдакого нерадивого командира, то ли жалея его, еще практически мальчишку.
Уже проваливаясь в сон, Денис будто бы почуял еле заметный запах дыма…

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 68
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 798 | Напечатать | Комментарии: 2
banner

   
21 декабря 2010 20:47 Perla
avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 12.12.2010
Публикаций: 0
Комментариев: 20
Отблагодарили:0
Отрывок из произведения написан интересным и доступным стилем, легко читается. Четко прорисован сюжет и обстановка происходящих событий. Из этого отрывка не совсем понятно, главный герой – положительный или отрицательный. Жду продолжения!
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Загрузка. Пожалуйста, подождите...

Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.
{changeskin}