Гроза бывает среди лета Бывает дождь после обеда. Бывают трудные деньки, И среди них все четверги. Бывает муж гульнул налево Жена бывает королева. Бывает мучаемся зря, Стоя толпой у алтаря. С надеждой уповать на Бога У каждого своя дорога. Вот только разные пути, Попробуй путь себе найти. И в нашей жизни всё бывает На счастье каждый уповает.

ДВЕРЬ В ГЛУБИНЕ ДВОРА-4

| | Категория: Проза
Продолжение

Первая обложка, которую сделал Стас как полноправный сотрудник издательства «Обитель», получила разные оценки. Книга называлась «История подлинного нерукотворного образа Спасителя». Написана в середине XIХ века. Стас заглянул в текст и обомлел: легенда на легенде, причем самого низкого уровня. «Они бы еще книжонку священника Ионова „Земля неподвижна, а солнце круг нее ходит“ переиздали» – раздраженно подумал о редакторах Стас. Но в чужой монастырь со своим уставом не...
А обложку он сделал просто: крупно, навылет фрагмент иконы Спаса Нерукотворного, а слева флагом, в несколько строк – название.
– Ух, ты! – воскликнул незаметно подошедший Глеб. – Я бы до такого не додумался. Ну, сделал бы иконку, вокруг какую-нибудь рамочку кудрявенькую – и все. Позвать редакторов?
– А зачем? – ответил Стас. – Ведь еще не готово.
– Надо, надо. Так у нас принято.
Вскоре он вернулся с Ксенией. Она кивком поприветствовала всех, кто был в компьютерной, и исподлобья стала изучать картинку на мониторе Стаса.
– Ну, ничего... Вроде бы по теме. Только как-то немного напоминает протестантские книжки.
– Да ну! – вмешался Глеб. – Стали бы тебе протестанты на обложке православную икону помещать!
– Крестика не хватает, – прокомментировала тихо подошедшая Марина. – Мы всегда делали крестик.
– Я думал о крестике, – ответил Стас. – Но по композиции он здесь не нужен. Он будет на титуле. Можно его поместить на оборот обложки, над текстом о книге.
– Еще чего! – заявила Марина. – Крестик сзади! Так делают масоны!
– Марина! – оборвала ее Ксения. – Не говори ерунды. Какие масоны! Просто в нашем издательстве мы привыкли к крестикам на лицевой сторонке.
И снова принялась изучать обложку.
«Ого, – подумал Стас, глядя на поджавшую губы Марину. – Вот где она незримая брань-то!»
– Станислав, – продолжила Марина. – Это ваша первая работа у нас. Поэтому рекомендую показать обложку Петру Петровичу...
– И Ангелине со сбыта, – добавил Глеб. – Чтобы не было потом обид.
– И Ангелине, – согласилась Ксения. – Я ей сейчас позвоню.
Ангелина оказалась сухопарой темноволосой, коротко стриженой женщиной с ослепительно-белыми зубами и американской улыбкой. Она вошла в сопровождении чем-то на нее похожего, такого же высокого, но слегка сутулого мужчины.
– Здравствуйте, – протянула Ангелина руку Стасу. – Очень рада.
Мужчина тоже пожал руку Стасу и представился:
– Вадим Семенович. Заместитель директора. Я больше занимаюсь снабжением и... другой побочной деятельностью.
– Ну, покажите же обложку! – протянула Ангелина.
Стас, молча, указал на монитор…

* * *
Когда все ушли, Стас начал вращаться в кресле. Налево – направо – налево – направо...
Подошел Глеб, и сразу на «ты»:
– Не бери в голову, Стас. Ангелина – глуповатая тетка. И ничего не понимает в книгах. Что ей скажут торговые агенты – то она как попугай и повторяет. Да и сбытом она руководит номинально. Главный там – Вадим, кстати, ее родной брат. А ему-то как раз, кроме крупных продаж, на все остальное наплевать. Если книга на желтой газетной бумаге с обложкой в одну краску улетает – он и слова не скажет про плохое оформление и верстку.
– Да я все понимаю, – вздохнул Стас. – Но меня убило ее предложение сделать розовенькую рамочку.
– Плюнь! – махнул рукой Глеб. – Ты же ведь понял, что всем понравилось. И Вадиму, и Ксении, и той же Ангелине. Даже у Мариши челюсть отвисла. Только она стервозности своей преодолеть не может. Ты, наверно, думал, что тебя здесь ждут высокодуховные интеллектуальные разговоры о Боге, тонкие отношения? Фиг!
Глеб вдруг резко выдохнул:
– Уф! Ну и наговорил я тебе. Не переживай. У нас все же лучше, чем в светских конторах. Здесь, по крайней мере, ты – не белая ворона.
«Да нет, – мысленно возразил ему Стас. – Скорее всего – белая. И здесь, и там».
Он вспомнил, как над ним глумливо подшучивали во время поста, как округляли глаза, когда узнавали, что он отказывался от новогоднего корпоратива в престижном ресторане, как задавали «каверзные» вопросы о том была ли душа у динозавров, и как все это доходило до примитивно-обыденного: «Он у нас святой – не курит, не пьет и бабок не …».
Стараясь отвлечься от этих воспоминаний, Стас спросил:
– А что это за побочная деятельность, о которой говорил Вадим Семенович?
– Торговля! – хохотнул Глеб. – Ювелирка, свечи, антикварная мебель. Вадим – прожженный делец.
«Странно, – подумал Стас, вспомнив сутулую фигуру и тусклый взгляд заместителя директора. – Скорее я бы решил, что прожженный делец именно Петр Петрович».
Будто угадав его мысли, Глеб продолжил:
– Петр не такой. Он больше идеолог. Но, скажу, они здорово дополняют друг друга. Без Вадима мы бы вряд ли удержались на плаву. И еще есть у нас один персонаж – помощник директора по общим вопросам. Мы называем его «защитнице светлый». Колоритный персонаж. Одним словом – крыша.
– Бандитская? – изумился Стас.
– Можно сказать и так, – усмехнулся Глеб. – Пойдем лучше обедать.

* * *
А ночью Стаса посетил вполне предсказуемый, после дневных передряг, кошмар.
В этом самом кошмаре Стас оказался в компьютерной, стены, которой почему-то были затянуты темно-красной тканью. В центре стояла Марина в черной эсэсовской форме с хлыстом в руках. Из-за занавески выглядывал Глеб в потертом ватнике, шапке-ушанке, валенках и с автоматом ППШа. Недалеко от него страстно целовались Аля и Галя. В немыслимым сальто-мортале в компьютерную влетел Петр Петрович и, под зазвучавшую откуда-то сверху печальную блюзовую мелодию, стал выделывать по зигзагообразному черно-белому полу замысловатые па. При этом он вдруг сильно уменьшился в росте. А с потолка на всё это взирали хитровато прищуренные глаза Вадима Семеновича…

* * *
Стас удачно уселся в углу вагона метро. Ехать было далеко, и стоять как-то не хотелось. Тем более после вчерашнего сна.
«Неужели я ошибся? – размышлял Стас. – Там, на прежней работе я все-таки был уверен в себе, даже ощущал некую исключительность: как же я не такой, у меня особый внутренний мир, у меня есть то, чего нет у них – моя вера. А здесь? Я ничем не выделяюсь – почти все такие же. А то, что я – профессиональный дизайнер, никого не волнует. Рамочки им подавай!..»
Он задремал, а затем погрузился в такой глубокий сон, что проснулся от собственного резкого всхрапа. Пассажиры недовольно поморщились, а стоявшая напротив девушка улыбнулась и закрыла лицо книгой, которую до того читала.
– Извините,– пробормотал Стас. – Бессонная ночь.
– Ничего, – ответила девушка. – Дело житейское.
Стас опустил голову.
«Житейское... Может так на все и смотреть? Может быть я что-то, действительно, не понимаю? Дело-то и вправду пустяшное. Ну, подумаешь, замечание сделали. Гордыньку задели...»
Стас еще раз посмотрел на девушку. Она внимательно читала книгу, бережно обернутую темно-синей бумагой, и видны были только ее серые глаза, торопливо, бегающие по строчками. Иногда они гневно прищуривались, а иногда изумленно округлялись. Стасу неожиданно стало весело. Он вспомнил сына своих знакомых – малыша четырех лет. Когда тот смотрел мультики, то все происходящее на экране, отражалось на его мордашке. Восторг, гнев, страх – вся гамма переживаний!
Девушка вышла на той же станции, что и Стас. Какое-то время он видел впереди себя ее аккуратную фигурку, но затем она была заслонена группой каких-то широкоплечих парней.
Снова он увидел девушку уже на бульваре. Несмотря на ее небольшой рост, она двигалась очень быстро и даже как-то проворно.
«Спортивной ходьбой, что ли занималась?» – подумал Стас и удивился собственной глупости. Девушка неожиданно оглянулась, скользнула глазами по толпе, увидела Стаса, и пошла дальше. Правда, немного быстрее.
Стас не мог и предположить, что войдет она в тот же «издательский двор». Так… Дальнейшее развитие ситуации становилось для Стаса неудобным.
«Еще подумает, что преследую ее, испугается». А этого Стасу совсем бы не хотелось – девушка была ему очень симпатична.
– Подождите, – окликнул ее Стас.
Она повернула голову. Глаза – щелочки.
– Не подумайте плохого. – Стас вдруг заговорил с неожиданным придыханием и присвистом. – Мы с вами ехали в метро, в одном вагоне. Такое вот совпадение.
Щелочки стали еще уже.
– Я здесь работаю, в издательстве. Вон, видите табличку на двери?
И тогда она рассмеялась.
– Так и я здесь работаю! Только я – надомница. Набираю тексты.
Она протянула руку:
– Лиза.
– Станислав, – пожав узкую ладонь, слегка поклонился Стас.
Их совместное появление в компьютерной произвело ошарашивающее впечатление на сидящего в одиночестве Глеба.
– Стас? Лизик? Вы что, знакомы?
– Уже несколько минут, – улыбнулся Стас.
– Приве-е-т, Глебушка, – игриво пропела Лиза. – Не знаешь, когда будут редакторы? У них пусто.
– Да здесь они. У Петра в кабинете. И отец Алексий тоже там. Сегодня молебен будет.
– А-а, – протянула Лиза. – Петь будете?
– Обязательно, – ответил Глеб. – А ты филонить? Как всегда?
– Как всегда, Глебушка, как всегда.
Глеб повернулся к Стасу.
– Пошли?

Продолжение следует

Сказали спасибо (2): dandelion wine, Константин Галь
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 2)
  •  Просмотров: 37 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.