Стихи заброшу - это труд никчемный! Похороню иллюзий мир, мечты. Пойду тропою предков неизменной: пить, жрать и спать, как жалкие скоты. Один уйду в безвестный край пустынный, в трудах земных - земле себя отдать, и васильковой упиваться синью, и всей душой простор степи ласкать. Меня измучил пыльных улиц гам! Равнина, дымка, ветра завыванье...

Бог знает лучше Часть вторая . Другой мир. Продолжение

| | Категория: Проза
... Седой вышел из котельной и поеживаясь от холода, достал сигареты. Посмотрел в ночное небо. Хорошо. Тихо, снежок, в домах напротив гаснут окна...

– Эй ты, закурить есть? – послышался грубый голос.

Кого там еще принесло? Человек пять... Незнакомые. Седой не торопясь прикурил, выдохнул дым.

– Нет. Вы кто такие? Что у школы делаете?

– Сюда иди, поговорим.

– Вам надо, вы и подойдете.

Подошли. Четверо молодых, один постарше.

– Что сказать хотели?

Старший ухмыльнулся.

– Один человек просил тебе передать, чтобы ты из города убирался. Пока по хорошему. Все понял?

Седой зевнул, поправил накинутую на плечи куртку.

– Нет, не понял. А теперь пошли нахуй. Территорию школы покинули.

Один из парней сунул руку в карман пальто.

– Ты что, борзеешь, сука?

Старший остановил его.

– Подожди, рано. Мужик, ты пойми. Тебя пока ведь вежливо просят. Вали отсюда. ты лишний, большому человеку мешаешь. – он помедлил. – Прикинь. Тебе даже проезд оплатят куда захочешь. Деньги будут хорошие, работа нормальная. Все будет... Ну как?

Азад, поведя плечами, сбросил на снег куртку, выдохнул.

– А по плохому что?...

...К котельной подъехал милицейский газик, остановился. Из машины вылезли трое. Седой бросил в снег окурок, вгляделся.

– Здорово, Петро. Что-то вы долго ехали.

Рядом с ним виднелось пять стонущих тел. На снегу пятна крови.
Милиционер в форменном полушубке с капитанскими погонами подошел, протянул руку.

– Здорово. Что у тебя тут?

Он наклонился, перевернул лежащее, в красной луже, ничком тело. Отшатнулся.

– Блядь...

У лежащего половина лица была буквально сорвана как от удара когтями. Покосился на нож в снегу. Встал, обернулся.

– «Скорую» вызывайте. А кто хоть такие были?

Седой пожал плечами.

– А хер его знает. Под блатных косили.

Петр вздохнул.

– Чтобы на тебя кто наехал... Да еще серьезно. Все знают, что с местной братвой у тебя нормально. Лейтенант, подойди, глянь, никого не узнаешь?

Тот подошел, покачал головой.

– Да нет, точно не наши. Может залетные какие? Подожди, я не понял? А что они вообще ночью, возле школы делали? Забрели не туда? Хрень какая-то. Документы глянуть надо. Минутку. Что-то здесь не то, неправильное... – он присел, завернул рукав куртки у одного из лежащих, потом расстегнул пальто у другого, задрал ему свитер. Усмехнулся. – Какие, на хрен, они блатные? Не одной наколки.

Он приподнял третьего за волосы.

– Слышь, ты еще кто такой?

Тот лишь простонал, закатив глаза.

– Да оставь их, пусть отдыхают.

Тем временем подъехала «Скорая помощь».

– Что тут? Грязи-то... Потом салон отмывать. Ладно, грузите красавцев.

Женщина в белом халате поверх пальто, подойдя к машине, взяла рацию.

– Диспетчер. Не спи. У нас пятеро тяжелых. Готовьте бригаду.

Седой тем временем отозвал Петра.

– Слушай, давай отойдем. Скажу что-то. И учти, только тебе.

Отошли за угол.

– Что еще?

– Я у них в карманах пошарил. Интересно получается. Смотри.

Азад достал из внутреннего кармана куртки, завернутый в носовой платок, пистолет. «ТТ»... Аккуратно, держа пальцами за дуло, протянул милиционеру.

– Держи.

Тот принял оружие.

– Крутые были, однако. Ничего, пробъем по отпечаткам.

Седой покачал головой.

– Не надо. Шум будет.

– Не понял? Ты что?

Азад достал удостоверение с красными корочками. Раскрыл.

– Узнаешь?

... Управление МВД города Зареченска. Фото парня в форме.

– ОТКУДА!

– Да тихо ты. Сказал же в карманах нашел. Наверно вытащить забыл.

Петр, выдохнув, взял горсть снега, протер лицо.

– Наши значит. Слышал я о таком. Слухи у нас давно ходят. О тех кто любые приказы выполнят, только плати. Люди пропадали, да всякое было. Валят на уголовников. Понимаешь? Подожди. Они что-то тебе говорили, прежде чем ты их поломал?

– Ну типа... Мешаю кому-то. Кто-то важный, наверху.

– Я понял. Ты вот что... Молчи об этом. Те уже не проговорятся , а мы придумаем как их списать. Не волнуйся об этом. Вот и зачем ты мне только это рассказал?

– А ты свой, хоть и мент. Твои дети с моими в одном классе учатся. Живем рядом. Мои от тебя зла не видели. Только не обижайся.

Его собеседник только махнул рукой.

– А что обижаться. Ты правильно сказал. Я и есть мент. Только... «Шестеркой» я не у кого не был и не буду. Это все знают. Поэтому я и до сих пор капитан. Ладно. – он обернулся. – Что там, закончили? Лейтенант, поехали. Давай, Ульянки привет.

... Мужчина, сидящий в кабинете за полированным столом, запустил в стоявшего перед ним кипу бумаг.

– Ты что, сука? Хочешь сказать, что пятеро не могли с каким-то волосатым справится? Совсем уже? Ты же говорил, что мол они профессионалы, а облажались как шпана. Слышал, один даже свое удостоверение в кармане забыл.

– Виктор Павлович... Я же предупреждал вас кто он и откуда. А ксива да... Косяк.

Мужчина за столом, потер лоб.

– Что с ними? Живы?

– В больнице. Жестко он их конечно. Что интересно... Врач сказал, что первый раз такие ранения видел. Как от когтей.

Сидевший скривился.

– Какие еще там когти?

Помощник подошел ближе.

– Палыч... Что теперь? Если всплывет, ведь...

– А это уже твои проблемы. Не знаешь что делать? Этих... Наградим потом... посмертно. Ладно, пусть пока тихо будет. Пусть уляжется все, а там посмотрим. И прибери тут. Что-то еще?

– Извините, вам пора на телевидение. Машину я вызвал.

... Прохожие, идущие по своим делам по заснеженной улице, с улыбками оглядывались на бегущую маленькую рыжеволосую девочку, тянувшую за собой мужчину . Сзади за ними торопились еще две девушки и парень.

– С ДОРОГИ! ПАПА! Давайте быстрее, а то опоздаем же...

Из-под пальто у девочки выглядывал кружевной подол платья.

– Да стой ты.

– Уля, подожди ты. Не беги. Успеем.

Девочка, прокатившись по ледяной дорожке, неожиданно остановилась.

– Точно?

– Конечно. Вон школа. А до начала еще минут сорок.

... Отдышавшись, вошли в двери и кое-как протиснувшись сквозь толпу в рекреации, прошли в переполненный класс.

– Давай раздевайся, где твоя парта?

– Ух ты! – раздался сзади восхищенный голос.

– ДАНЬКА!

Алиса вздохнула.

– А орать обязательно?

– Не знаю. А чего?

Данька осторожно потрогал Ульянку за рукав.

– Уля... Ты такая красивая.

Она только горделиво вскинула голову.

– А ТО. Я всегда такая, вот. Ой, Данечка, а ты сейчас кто?

Мальчик поправил шляпу с пером и похлопал по деревянной шпаге на поясе.

– Мушкетер.

– Здорово. А можно я с тобой буду?

– Здравствуйте Валерий Павлович, Маргарита Ивановна... – Азад тем временем поздоровался с родителями Даньки.

– Здравствуйте. – женщина улыбнулась. – Вы что такие... запыхавшиеся?

– Да бежали, опоздать боялись. Ай.

Подойдя к Седому, Ульянка ткнула его кулачком в бок.

– ПАПА! ГДЕ МОЯ КОРОНА? – она нахмурилась. – Как я без нее? Я же принцесса или как?

– Мику, доставай корону из сумки. Зеркальце... Красота ты наша, неописуемая. Туфельки не забудь.

... Обычный детский утренник. Физрук в роли Деда Мороза, елка с картонными игрушками. Снегурочка конечно Ольга... » Елочка, зажгись!», небольшой импровизированный концерт.

А сейчас Уля Советова из пятого Б расскажет нам стихотворение. Ульянка вышла к елке, ненадолго задумалась.

– Ой... А можно песенку спеть? – она что-то зашептала учителю пения, сидевшему на стуле с аккордеономЭлементы оглавления не найдены.. Тот кивнул.

– Азад Русинович, а вы что напряглись-то?

– Не знаю. На всякий случай. Петь она будет. Лиска...

Стоящий рядом Костя хлопнул Седого по плечу.

– Это типа импровизация.

Пошла музыка. Ульянка уперла руки в бока и пританцовывая запела.

« Белые, белые в декабре, в декабре,
Елочки, елочки во дворе, во дворе.
Кружится, кружится и поет, и поет
Праздничный, праздничный хоровод, хоровод!

Скользкие, скользкие в декабре, в декабре,
Горочки, горочки во дворе, во дворе
Кружится, кружится и поет, и поет
Праздничный, праздничный хоровод, хоровод!

Звонкие, звонкие в декабре, в декабре,
Песенки, песенки во дворе, во дворе.
Кружится, кружится и поет, и поет
Праздничный, праздничный хоровод, хоровод!»

В зале раздались аплодисменты. Алиса, довольно хмыкнув, пихнула Седого в спину.

– Как сюрприз? Три дня репетировали.

– Я с вами второй раз поседею.

Ульянка подбежала к мужчине.

– Тебе понравилось?

– Конечно.

... Утренник заканчивался.

– Папа, смотри, что у меня. Подарок, вот. А можно мне конфету?

– Уля, оставь до дома, к чаю.

Ульянка сунула бумажный пакет мужчине.

– Ладно. Тогда держи, под твою ответственность, вот. Никому не давай и сам до дома не ешь.

Она повернулась, поправила сбившуюся корону, крикнув уже на бегу.

– ДАНЬКА, ПАШКА! ВЫ ГДЕ!

... Седой поставил лопату, присел к столу. Тридцать первое декабря, однако. Новый Год называется. Интересно, что дома? Его мысли прервал телефонный звонок. Он снял телефонную трубку...

– Костя. Здорово. Как вы там? ЧТО? Как ушла, куда? С Ульянкой? Подожди, какой еще дебош? Совсем там охерели? Ладно. Коню звонил? Дома нет, понятно. И Ольги тоже. Короче, звони быстро в милицию... Подожди, трубку не бросай.

У входной двери внезапно послышался знакомый детский голос.

– АЙ! ПОМОГИТЕ, Я ЖЕ ЕЕ УРОНЮ!

Седой бросился к двери. Там, прислонившись к дверному косяку, стояла Ульянка, с трудом удерживая на себе Алису.

– Взял, держу.

Ввалившись вовнутрь, Ульянка плюхнулась на пол, засыпав его снегом.

– Тяжелая. Толстая и пьяная еще в...

– Подожди. – Азад довел Алису до кровати. – Сидеть. Уля...

Та встала, сняла куртку, вздохнула.

– Уставшая я. – махнула рукой. – Хотя... Первый раз что-ли ее таскать. А чай есть?

Азад взял трубку.

– Костя, слушаешь? Никуда звонить не надо, они у меня. Да, Ульянка дотащила. Хорошо рядом. Короче, ложитесь спать. Завтра дома разберемся. И это... С Новым Годом.

– Уля садись за стол. Там чай и печенье еще. А я сейчас ее уложу. – Седой снял с Алисы куртку, сапоги, стянул с нее джинсы. Положил, укрыл одеялом.

Она приоткрыла глаза.

– Мы где, ты кто еще?

Седой принюхался и, скривившись, шлепнул ее по голове.

– Спи давай. И чтоб я тебя не слышал.

Вернувшись к столу, сел, закурил.

– Что у вас там случилось?

Ульянка прожевала печенюшку и тяжело вздохнула.

– УЖАС. Она чуть елку не уронила и вообще. И меня зачем-то утащила, а на улице вырубилась. Нафиг это. Хорошо хоть милиции не было. Вот.

– Бывает. Знаешь что... Ты согрелась? Не голодная? Тогда раздевайся и ложись спать. Завтра рано вставать придется.

– Ладно. А ты?

– А я работать буду.

Ульянка бочком, осторожно залезла под одеяло, толкнула Алису.

– Спать будем. – и захрапела.

Азад только вздохнул, встал из-за стола, подошел к топкам и взял лопату. Ну что, типа, с Новым Годом тебя...

Сказали спасибо (1): Константин Галь
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 38 | Напечатать | Комментарии: 2
       
3 мая 2021 14:20 Azadi
avatar
Группа: Авторы
Регистрация: 15.01.2020
Публикаций: 52
Комментариев: 21
Отблагодарили:35
Константин Галь,

он же зверь.
       
3 мая 2021 11:47 Константин Галь
avatar
Группа: Авторы
Регистрация: 14.09.2013
Публикаций: 142
Комментариев: 3278
Отблагодарили:677
Сценка перед дракой: не перебор ли с внешними проявлениями крутизны Седого? Когда он "зевнул" вроде как нотку фальшивую услышал. Вообще этот момент напомнил фильм "Игла"...
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.