Ты же знаешь, уезжаю во вторник, Собираюсь подлечить свой «мотор». А не то, ну, прямо стал, как покойник… Ишемия, понимаешь, позор! Просыпаюсь по ночам – сам не верю, Да ты сбоку, хоть когда-нибудь, глянь… От смотренья на себя столбенею, Недостаточность чего-то там, Мань! Процедуры применю до апреля. И

Вагон времени(продолжение)

| | Категория: Проза
3.

Толян первым выпрыгнул из вагона и побежал на выстрелы. Витёк схватил автомат и бросился за ним. Иваныч мотнул головой, приходя в себя. Он заглянул в ящик для оружия, но тот был пуст. Иваныч спрыгнул на землю и побежал следом.

Толян остановился, заслышав топот ног, присел. Витёк догнал его и присел рядом.
- Никонов! Лемешко! – крикнул в темноту Толян. Как можно громче он передёрнул затвор.
Топот ног прекратился.
- Это мы, товарищ прапорщик! – отозвался Никонов.
Толян и Витёк пошли им навстречу.
- Все целы? Не ранены? Что за стрельба? – спросил Толян, осветив фонариком их бледные, испуганные лица.
Пыхтя, подбежал Иваныч.
- Что, вашу мать, тут происходит?
- Товарищ майор, это вам лучше своими глазами увидеть. Иначе не поверите, - ответил Лемешко.
- Где Колобов? – спросил Витёк.
- Он там остался. Пойдёмте. Я такой змеи ещё ни разу не видел.
- Какая ещё змея? – спросил Иваныч.
Лемешко промолчал и поманил всех за собой.

Когда луч фонаря осветил огромную тушу, наступила минута молчания. То, что часовой принял за змею, оказалось огромным животным с длинной шеей, длинным хвостом и слоноподобными ногами. Никонов уложил его наповал, выпустив в голову очередь.
Иваныч почувствовал ладонью щекотку и глянул под ноги. Он сообразил, что вместо железнодорожной насыпи у них под ногами мягкая мшистая земля. Руку его щекотал хвощ.
- Мужики, у меня только один вопрос: кто что сейчас видит? – спросил он.
- Это динозавр, товарищ майор, - ответил Лемешко.
Иваныч обвёл всех взглядом, и все согласно кивнули. Все видели одно и то же.
- Как минимум, я не сошёл с ума, - облегчённо сказал Иваныч. Он взял у Толяна фонарик и посветил им под вагон. Рельсы, шпалы, щебёнка исчезли. Колёса провалились в мох. Осенняя прохлада сменилась жарким влажным духом.
Иваныч подошёл к голове динозавра, потрогал морщинистую жёлто-коричневую кожу и заглянул в рот с большими плоскими зубами и повернулся к Лемешко. Тот стоял, задрав голову, и смотрел в небо.
- Чем ещё порадуешь, вундыркиндер?
- Небо.
- А что с небом? - спросил уже Толян. Он чувствовал, как хмель улетучивается из головы, как испаряется после дождя влага, из разогретой солнцем земли. Хмель улетучивался, приподнимая на голове волосы и кепи.
- Оно другое. Ни одного знакомого созвездия, - объяснил Лемешко.
- На тебе, Маша, холодильник! – сказал Иваныч, глядя в небо.
Даже ничего не смыслящий в астрономии человек, догадался бы, что небо изменилось. Иваныч не увидел ни обеих Медведиц, ни полярной звезды. А они уж точно никогда не заходят за горизонт.
- Дорога тоже пропала, - заметил Никонов, когда Иваныч посветил фонариком вокруг.
Они всё время слышали звон у себя над головой, но не думали, что он опасен. Комариные пращуры лишь только примерялись к незнакомо пахнущей добыче. Наконец они пошли в атаку.
Первым ойкнул Витёк и хлопнул себя по щеке. Через секунду они бежали со всех ног, спасаясь от остервенвшего гнуса. Вне сомнения, их потомки, комары выглядели вырождающимся видом. Звенящее облако окутало беглецов.
В теплушке было ещё хуже, на оставленные фонари слетелись комары со всей округи.
Толян бросил на пол лист жести, сложил на него охапку щепы для растопки и поджёг. Витёк надрал хвоща и бросил его на разгоревшуюся щепу.
Густой дым прогнал из теплушки комаров. Витёк задвинул дверь, включил фару. Они лежали, прижавшись к полу. Дым ел глаза, но зато их никто не кусал. Дверь всё же пришлось приоткрыть, чтобы не задохнуться. Щепа быстро прогорела. Дым рассеивался, утекал в приоткрытую дверь.

Вскоре они сидели за столом и молчали, глядя друг на друга. Витьку досталось больше всех. У него даже заплыл глаз. Толян взял с умывальника флакон «Шипра», растёр им искусанные руки и лицо, и передал по кругу.
- Больше ничего у тебя от комаров не найдётся? – спросил Иваныч.
- Баллончик «Тайги» где-то лежит. Надо найти. Одеколона тоже хватает, - ответил Толян.
- «Тайга» - отличная штука, - сказал Иваныч, растирая руки, - Сделай одолжение – найди, а то нас не динозавры, а эти твари сожрут.
- Интересно, что здесь летает днём? - спросил Никонов.
- А, вундыркиндер? – поддержал заданный вопрос Иваныч и посмотрел на Лемешко. Тот только пожал плечами.
- Слепни, размером с ворону, - сказал Толян.
- Типун тебе на язык, - осадил его Иваныч и попросил у Витька тетрадь. Он раздвинул закуски и стал чертить в тетради понятную ему одному схему.
Толян, следя за его рукой, одновременно растирал одеколоном шею и наливал в кружки коньяк.
- Кружки одеколоном пахнуть будут, - сделал Иваныч замечание Толяну, взял поданную ему кружку и ткнул карандашом в тетрадь.
- Здесь находимся мы. Метрах в трёхстах, по ходу поезда, - старое депо. Там сейчас оборудуют склады. Есть два сторожа. Я хочу узнать, кто ещё, кроме нас мог здесь оказаться.
- Вот, товарищ майор, нашёл, - сказал Никонов и поставил на стол зелёный баллончик «Тайги».
- Компас у вас есть? - спросил Иваныч.
- Проще в хвосте состава «летучую мышь» повесить, - посоветовал Витёк.
- Может, утра подождём, Иваныч? – спросил Толян.
- А оно наступит, утро?
- Мы с Витьком сходим, проверим, - решительно сказал Толян.
- Отставить самодеятельность. Витёк, остаёшься с двумя бойцами в теплушке. Мы с Толяном прогуляемся до депо. Ты, вундыркиндер, пойдёшь с нами до хвоста состава. «Летучую мышь» брать не надо. Мало ли кто на огонёк заглянет. Возьмёшь фонарик и будешь работать маяком на крыше вагона. Сигналить нам с интервалом минуты в три. Усёк?
- Так точно, товарищ майор, - ответил Лемешко.
Витёк отвлёкся от разговора и пристально следил за комарами. По крайней мере, они были похожи на комаров.
- Мужики, а они одеколона-то боятся, - прошептал Витёк, словно комары могли его услышать.
Как только открытие свершилось, все бросились вон из дымного вагона на свежий воздух. Иваныч с наслаждением закурил, не забыв раздать всем по сигарете.
- Вот это курево! – похвалил сигареты Колобов, который отродясь ничего подобного не пробовал.
К всеобщей радости, комары, при всей своей силе и злости, ещё не обладали тем иммунитетом, какой накопят их потомки, не чувствительные ко многим отравам, придуманным людьми. Невидимый барьер не давал им приблизиться к нежной человеческой коже. Это была первая победа над местной фауной.

- Иваныч, давай договоримся, что все вопросы ты задашь мне потом, - сказал Толян.
Иваныч приподнял бровь.
- Ты это о чём? – настороженно спросил он.
Толян развернул брезент и вручил Иванычу АКМ. Следом он вынул из брезента ручной пулемёт.
- Ладно, потом поговорим, - согласился Иваныч.
Опрыскавшись репеллентом, они шагнули в темноту.
- Ни пуха, ни пера! – напутствовал их Витёк.
- К чёрту! – ответил Иваныч.

Добраться до хвоста состава оказалось не просто. Чем дальше они уходили от теплушки, тем труднее было пробираться через заросли. Воздух звенел над их головами. Темнота порой извергала такие звуки, что душа уходила в пятки.
Иваныч пребывал в растерянности, но изо всех сил пытался скрыть это. Его мозг упорно отказывался верить в случившееся. Иваныч решительно шагал впереди, одержимый идеей найти старое депо и положить конец этому безумию. Вот-вот он почувствует под ногами твёрдую насыпь, и всё кончиться…
У последнего вагона они остановились.
- Лезь на крышу, вундыркиндер. Будь начеку.
- Вагон надо вскрыть. Если что, он в нём спрятаться может, - шепнул Толян.
- Хорошая идея, - согласился Иваныч. Он сорвал пломбу.
Толян помог ему снять запоры и отодвинуть дверь.

Лемешко остался один. Страх забрался под одежду. Скользкий, неприятный, он покрыл тело пупырышками. Куртка промокла от пота и липла к телу. Она тёрлась о пупырышки, вызывая неприятные зуд и озноб. И это в тропической жаре. Он вцепился в автомат. В животе заныло так, что он даже присел. Он понял, что если сейчас же не сделает это, то потом сделает это в штаны.
Облегчившись, он забрался на крышу и никак не решался нажать на кнопку фонарика, боясь высветить из темноты нечто ужасное. Наконец он собрался с силами подал сигнал. Ему ответили. Озноб сменился жаром, гусиная кожа разгладилась. Он пару раз примерился, чтобы одним движением нырнуть с крыши в вагон в случае опасности. Он всегда пытался понять, как учёным удаётся по найденным окаменелостям восстановить, реконструировать внешний облик динозавров. Любой учёный много отдал бы за возможность увидеть живого динозавра, но Лемешко так не думал. Одно дело, сидеть и мечтать на диване с книжкой в руке, другое - оказаться в Мезозое, где человеку нет места...

...- Наконец-то – сказал Иваныч, увидев сигнал,  и просигналил в ответ. Они прошли достаточно, чтобы увидеть здание депо, но его не было, как не было и звуков «сортировки» работающей круглосуточно. Звучала совершенно иная «музыка». В ночи пищало, ревело, трещало, звенело и ни одного привычного ушам звука.
Пройдя ещё немного, они остановились.
- Иваныч, это же лягушки! – сказал Толян.
- Точно. И рыба плещется! – ответил Иваныч, прислушиваясь. Он присел на корточки, вглядываясь в темноту. Он видел впереди только неровную кромку леса на фоне звёздного неба.
- Нет здесь твоего депо, Иваныч. Было, да сплыло, - шепнул Толян.
- Без тебя вижу, - огрызнулся Иваныч.
- Идём дальше?
- Да, - твёрдо сказал Иваныч.

Упёршись в непроходимые заросли, они взяли вправо, обходя препятствие.
Внезапно Иваныч увидел звёздное небо у себя под ногами и провалился по колено в воду. От неожиданности он потерял равновесие, но его удержал за рукав Толян. Иваныч длинно и смачно выругался.
- До ближайшего озера километров десять, - сказал Иваныч, выливая воду из ботинок.
Толин присел рядом. Они закурили.
- Возвращаемся? – спросил Толян.
- Вот заладил! Озеро маленькое. Обойдём его и вернёмся, - сказал Иваныч и встал, - Пошли. Из пулемёта ты сделаешь решето из кого угодно.

- Надо было слева эту лужу обойти, - с упрёком сказал Толян.
- Кто бы сомневался! Сколько тебя знаю, тебя всё время налево тянет, - язвительно ответил Иваныч, понимая, что Толян прав. Ноги постоянно проваливались в чавкающую грязь и цеплялись за невидимые растения, вызывая у Иваныча приступы бешенства, но он упрямо шёл вперёд.

Противоположный берег, когда они до него добрались, оказался высоким и сухим. Последняя надежда Иваныча рухнула. Впереди, на фоне выплывшей из тонкого низкого облака луны, возвышался исполинский лес. Они были одни в незнакомом и пугающем мире.



4.


После короткого, утомительного похода духота стала невыносимой. Воздух был неподвижен. Неподвижен был и наполненный звуками лес.
Толян спустился к воде, зачерпнул кепи воду и вылил себе на голову. Зачерпнув воды ещё раз, он напился.
- Не боишься какую-нибудь заразу подцепить? – с опаской спросил Иваныч.
- Единственная зараза здесь – это мы, - ответил Толян и закурил.
Иваныч тоже спустился к воде. Толян, улыбаясь, смотрел, как он жадно пьёт воду из фуражки.
- Интересно, какие здесь крокодилы? – вслух подумал Толян.
Иваныча от воды как ветром сдуло.
- Шутник хренов! – смеясь, сказал он.
В глубине леса послышался треск. Он надвигался со всех сторон. Вскоре послышался шум, напоминающий звук выпускающего пар паровоза. «Паровозов» было штук двадцать. Земля под ногами содрогалась.
Боясь пошелохнуться, они смотрели, как из леса один за другим выходят гиганты. Над ними проплыла огромная голова на длинной мощной шее. Голова опустилась в озеро, шумно поглощая воду. На водопой пришло целое стадо. В воздухе запахло скотным двором.
- Иваныч, может, пора уже ноги отсюда делать, по-тихому? Или ты ещё не передумал искать чёртово депо?
Иваныч ничего не ответил и медленно попятился назад, потянув за собой Толяна.
Динозавр заметил движение под собой. Его голова взметнулась вверх и через секунду оказалась перед носом у Толяна. В свете луны блеснули любопытные глаза. Динозавр дохнул на них силосом и вновь погрузил голову в воду.
Иваныч не сразу обрёл дыхание. Толян опустил ствол пулемёта и тихо выругался. Не сговариваясь, они продолжили отступление и остановились у первого попавшегося дерева.
Луна высветила фантастическое зрелище. Открыв рты, они смотрели на огромных животных. В лунном свете динозавры перестали быть тенями, обретя форму и объем, отчего казались ещё больше.
Вдалеке, за озером, Лемешко продолжал им сигналить, напоминая, что это не сон. Внезапно фонарь перестал мигать, замерев на месте. Потом до них донёсся леденящий кровь рёв и громкий крик Лемешко. Светящаяся точка не погасла, а скатилась вниз и часто замигала…


...Лемешко вновь стал одолевать страх, когда ответные сигналы прекратились. В свете Луны он тоже видел озеро. Видел неясные огромные тени, плавающие над водой. Страх в нём боролся с любопытством. Ему постоянно хотелось нырнуть в спасительную дверь вагона, но стыд за собственную трусость останавливал его. Он старался думать о чём угодно, о том, как вернётся домой, к родителям, о своей девушке Лене, о своих друзьях. Расскажет всем, как оказался среди динозавров и тогда придётся лгать, что он не праздновал труса, вёл себя как герой, но ему не поверят. От этой мысли ему стало смешно. Кто ему вообще поверит, что он побывал в Мезозое? Интересно, в каком периоде он оказался? В триасовом? – нет. Либо в Юрском, Либо в Меловом. Это точно. Таких крупных динозавров в Триасе не было. Хотя, кто знает.
Опомнившись, он вновь стал подавать в темноту сигналы и обрадовался, услышал вдалеке шаги. Ещё немного, и он вернётся в теплушку. Лемешко вспомнил, как Толян проклинал начальство за железный вагон. До этого они ездили в деревянной теплушке, построенной ещё при царе Горохе. Её легче было отапливать зимой, а летом она не так нагревалась на Солнце. В этот раз железный вагон оказался весьма кстати.
Шаги приближались. Лемешко насторожился. Толян с Иванычем ушли в темноту почти бесшумно. Уже через минуту он их не слышал. А тут чьи-то большие ноги не продирались сквозь заросли, а с хрустом ломали растения, подминая их под себя.
Лемешко перестал сигналить. Приближалось что-то большое и страшное. Сама по себе пришла мысль о хищнике. И тут уже без разницы как он называется, аллозавр, тираннозавр… Достать его на крыше вагона может любой из них.
Лемешко включил фонарик, высветив из темноты зубастую пасть. Ящер взревел от ослепительного света, а Лемешко заорал от страха и прыгнул в вагон, но пальцы соскользнули с двери, и он упал на землю. Ящер бросился к нему. Лемешко закатился под вагон, выскочил с другой стороны и отчаянно стал сигналить в сторону озера. Когда ящер догадался обойти вагон, он вовремя нырнул под спасительные колёса, и, наконец, забрался внутрь. Задвинув дверь, он включил фонарь. Штык-ножом он вскрыл первый попавшийся ящик. Внутри оказались приборы, упакованные в пропитанную парафином бумагу и пересыпанные деревянной стружкой. Он вынул приборы из трёх ящиков, набил один из них стружкой и поджёг. Он быстро отодвинул дверь и вытолкнул ящик наружу. Ящер заревел. Его шаги удалялись.
Лемешко сел на край вагона, достал сигареты и понял, что не может сам закурить. Его трясло. На помощь подоспел Витёк. Лемешко показалось, что он свалился с неба. Витёк сунул ему в рот сигарету и зажёг спичку.
- Ты как? Цел? – спросил его Витёк, но Лемешко только открывал рот как рыба, выброшенная на берег. Он сам не знал, что потерял дар речи. От этого взгляд его стал и вовсе безумным.

...Витёк ходил туда-сюда вдоль вагона. Он злился на Иваныча. При всём уважении к нему, он считал, что Толяну тот будет только обузой.
Витёк приказал Никонову вынести из вагона дрова и бензин. Колобова он отправил на крышу следить за сигналами.
Услышав рёв динозавра и отчаянный вопль Лемешко, Витёк не повторил ошибку Иваныча, он не пошёл по земле, а влез на крышу и побежал, легко перепрыгивая просветы между вагонами. Он высветил фонариком идущего навстречу ему ящера и нырнул вниз, рискуя переломать ноги об вагонную сцепку. Голова ящера громко клацнула в темноте зубами. Витёк спрятался под вагон и громко крикнул:
Костёр! Зажгите костёр!
Витёк дважды выстрелил в темноту, на звук. Ящер заревел и отступил. Стало тихо. Он по лесенке осторожно поднялся на крышу и увидел, как впереди, где был Лемешко, из вагона вылетел сноп огня, осветив огромного ящера. Витёк посмотрел назад. За его спиной тоже полыхал огонь. Он побежал дальше...

...Ящик догорал. Темнота подступала со всех сторон, а Лемешко так и не пришёл в чувство. Витёк помог ему подняться на крышу, похлопал его по щекам, потряс за плечи и спросил:
Ты меня слышишь?
Лемешко не ответил, но согласно закивал головой.
- Надо возвращаться, пока не поздно.
Они побежали назад. Витёк думал, что ему придётся помогать товарищу, перебираться с вагона на вагон, но тот так резво скакал впереди, что изумлённый Витёк едва за ним поспевал.

В теплушке Витёк первым делом налил в стакан водки, выпил и влил полстакана водки в Лемешко.
- Никонов! Ты что, дрова на свои деньги купил?! Колобов, помоги!
- Витёк, что там случилось? – спросил Колобов, бросая поленья Никонову, стоящему у костра.
- Полная жопа, пацаны. Вот что случилось, - ответил Витёк. Глянув на Лемешко, он налил ему ещё.
Лемешко сильно запьянел. Сначала он сидел на стуле, покачиваясь, но вдруг упал на пол и заревел.
- Отставить истерику! – крикнул ему Витёк, поднял его с пола и сильно встряхнул.
Лемешко словно очнулся. Вытаращил глаза.
- Витёк, я сделал всё, как мне приказали, - сказал вдруг он.
- Ну, наконец-то, - облегчённо выдохнул Витёк, - а то я уж подумал, ты окончательно, того, «ку-ку»!
Витёк налил в кружки водку и подозвал остальных к столу.
- Давай, пацаны, за удачу!
Витёк сменил батарейки в фонарике, взял автомат, и полез на крышу.
- Следите за костром и ни шагу от вагона, - сказал он сверху.
Последнее указание было лишним, и он засмеялся. Витёк помигал фонариком. Ответный сигнал он увидел, но почему-то высоко над землёй. Он заглянул в вагон и посмотрел на Колобова.
- Колобок, вылей бутылку коньяка в мою фляжку.
Получив наполненную коньяком фляжку, он сделал глоток и пошёл встречать разведчиков.
По пути он думал, как напавший на него ящер так быстро оказался в хвосте состава.
- Твою ж мать! Так вас, черти, двое! – Догадавшись, в чём дело, вслух сказал Витёк. Он присел, испугавшись собственного голоса. Никого, кроме насекомых он не слышал.
Дойдя до последнего вагона, он помигал фонариком, но ответа не получил.
Идти дальше не было смысла. Оставалось только ждать...


…На этот раз они решили обойти озеро с другой стороны. Пришлось идти в гору, но под ногами была твёрдая земля, а не чавкающая грязь низины.
Иваныч тысячу раз пожалел, что затеял эту авантюру. Нет чтобы посидеть, подумать! Утра дождаться, в конце концов!
Размышления его прервал пылающий ящик, выброшенный Лемешко из вагона. Дважды щёлкнул выстрел. Опять рёв динозавра. Чуть дальше тоже вспыхнул костёр.
Толян побежал. Иваныч пыхтел, но не отставал от него.
Когда они обогнули озеро, Толян остановился. Надо было осмотреться и дать отдохнуть Иванычу. У поезда горел костёр, но было тихо. Ещё немного, и они будут в теплушке.
- Толян, слышишь? – спросил Иваныч.
Через секунду они бежали обратно. Ящер заревел, услышав близость добычи. Слева ему ответил другой. Он быстро перемещался в темноте, стараясь отрезать им путь к лесу.
У Иваныча открылось второе дыхание. Он перестал пыхтеть и ровно, как кузнечные меха, вдыхал и выдыхал воздух.
Ящер не успел отсечь их от леса. Пробежав с полсотни метров, они неожиданно оказались на поляне с одним единственным деревом и прудом. Ночь, луна... Толян замер, как вкопанный, и Иваныч ткнулся ему в спину.
- Сюда бы Куинджи, - пробормотал Иваныч.
Близкий рёв подстегнул беглецов. Не сговариваясь, они направились к дереву. Иваныч окончательно выбился из сил. Ноги у него подгибались. Толян помог ему забраться на нижний сук и полез вслед за ним. Он энергично подталкивал Иваныча снизу в увесистый зад, пока они не влезли на дерево достаточно высоко.
От страшной смерти в пасти ящера их отделяли секунды. Оба хищника появились на поляне одновременно с разных сторон. Причем один из них вышел на поляну как раз им навстречу.
Иваныч думал, что ему приходит конец. Сердце сбивалось с ритма, резь в лёгких не давала дышать. В глазах потемнело. Он изо всех сил вцепился в толстый сук.
Замерев, они смотрели вниз, на хищников, вдруг потерявших к ним интерес. Ящеры ходили по поляне и нюхали воздух. Иваныч , наконец, смог отдышаться, сердце перестало выскакивать из груди. Он сел на сук, прислонившись спиной к стволу.
- Надо забраться выше, - шепнул ему снизу Толян.
- Иваныч кивнул и медленно, как большой ленивец, пополз вверх.
На развилке из четырёх сучьев они остановились. Толян устроился рядом. Он вынул из кармана плоскую фляжку и подал её Иванычу.
- Что здесь?
- Спирт, - коротко ответил Толян.
- Весьма кстати. Мы можем просидеть здесь до утра, а может, и больше, - ответил Иваныч. Глотнул из фляжки, зажмурил глаза и замер. Открыв их, он сказал:
- Начмед не обманул, отменный спирт.
- Иваныч, сигнал! – шепнул Толян и помигал фонариком в ответ.
- Интересно, как они там? Надеюсь, все живы? – спросил Иваныч.
- Да нормально всё. Эшелоны длинные бывают. Чтоб зря не бегать, мы договорились об условных сигналах. Да если бы что серьёзное случилось, Витёк давно бы красную ракету выпустил.
- У тебя что, ракетница есть? Хотя о чём я спрашиваю, если у тебя есть ещё и два неучтённых ствола.
- Иваныч, не начинай…
- Да ничего я не начинаю! – перебил его Иваныч. Он достал из кармана сигареты, - Как раз две штуки остались, - он прикурил обе и протянул одну Толяну.
- Иваныч, давай я их из пулемёта положу, нахрен! Надоело бегать от них!
- Да ты что! Смотри, какие красавцы!
- То же мне, «гринписовец»!
- В «Гринпис» меня не примут.
- Почему?
- Я жёлтеньким писаю.
Они засмеялись.

Ящеры ушли с поляны, но Толян с Иванычем не решались слезть с дерева. И не зря: в лесу заревело, затрещало, затопало. Стало понятно, почему ящеры потеряли к ним интерес. Они выгнали на поляну отбившегося от стада динозавра и набросились на него. Это был один из тех мирных молчаливых гигантов пришедших на водопой. Динозавр отступил к дереву и отчаянно защищался. Но его прижали к дереву и стали рвать…
Внезапный и мощный удар хвостом по дереву чуть не сбросил их вниз. Иваныч удержался, вцепившись в сук, а Толян опрокинулся на спину, чудом успев ухватиться рукой за ветку. Он чуть не улетел вниз. Затем последовал второй удар. Дерево затрещало. Они вцепились в ветки изо всех сил.
- Надо было не слушать тебя. Перестрелять их, нахрен! – кричал Толян повиснув на ветке. Пулемёт за спиной тянул его вниз. Иваныч перебрался к нему и взял за рукава.
Третьего удара дерево не выдержало и завалилось в пруд. Толян, в падении, успел закинуть ногу на сук и не сорваться. Дерево упало мягко, а макушка, упав на другой берег пруда, не дала провалиться ему в воду. Иваныч не удержался и упал в воду. Толян хотел его удержать, но, в итоге полетел вслед за ним. Вода в пруду оказалась очень холодной. Толян провалился в воду с головой, чувствуя, как пулемёт тянет его ко дну. Пытаясь выплыть наверх, он нащупал ветку и по ней выбрался из воды. Иваныч подхватил его.

Борьба у дерева прекратилась. Воздух наполнился запахом крови. Мощными челюстями ящеры с треском рвали плоть.
- Слушай, Иваныч. Уходить надо, - сказал Толян.
- Может, подождём, пока нажрутся?
- Они всё не съедят. Скоро здесь будет целая куча тварей поменьше. Или ты «В мире животных» никогда не смотрел?
Иваныч согласился. Глотнув спирта для храбрости, они перебрались по стволу дерева на сушу и со всех ног бросились в лес. Их никто не преследовал. Выйдя к озеру, они сразу увидели костёр. Мигнул пару раз фонарик. Толян ответил.
- Дрова все сожгут, черти! – прошептал Толян.
- Нашёл, о чём думать! – удивлённо воскликнул Иваныч.
- Да тише ты!
Они побежали вокруг озера.
Фонарик мигал всё ближе. Наконец они различили в темноте очертания вагонов.
- Молодец, Лемешко! – крикнул в темноту Толян.
- Да это я, Толян! - ответил Витёк, слезая с крыши.
- Лемешко где? Цел?
- Мал-мал не в себе, но цел, - успокоил его Витёк…

…Колобов стоял спиной к костру. Услышав шаги, он включил фонарик.
- Колобок, это мы! – крикнул ему Витёк.
Иваныч рухнул у костра.
- Воды! – сказал он.
- Может, чего покрепче, Иваныч? – предложил Витёк.
- Чуть позже, - ответил Иваныч.
- Все на месте? – спросил Витька Толян.
- Порядок. Только Лемешко спит. Я в него полбутылки влил, чтобы в себя пришёл. А так он молодец, отбился.

Витек добавил на стол кружек. Никонов помог ему заново накрыть стол. Колобов остался на посту у костра.
Иваныч сел за стол. Глянув на спящего Лемешко, он приказал:
- Разбудите его!
Никонов растолкал Лемешко. Хлопая сонными глазами, тот сел за стол, не понимая, что происходит.
- Колобов, дуй сюда. Если кто явится, отбиваться будем хором, - сказал Иваныч часовому, - и дверь прикрой.
Иваныч дождался, пока он сядет за стол и начал:
- Нас – шесть человек. Все мы находимся в здравом уме и твердой памяти. Все мы понимаем, что оказались там, где никак не должны оказаться…


5.


В вагоне было жарко. Иваныч открыл глаза, встал. Он прислушался к звукам снаружи, надеясь услышать голос диспетчера из «колоколов», перестук и лязг вагонов на «сортировке», но последняя, зыбкая надежда, что ему всё приснилось, рухнула. Вдалеке прозвучал трубный рёв. Иваныч обтёр полотенцем шею и лицо. Затем он смочил его водой и намотал на голову. Стало легче. Он сдвинул тяжёлую дверь. Пелена утреннего тумана расползалась, открывая захватывающую дух панораму. Огромное солнце только-только выплыло из-за леса, а невыносимая липкая духота лезла в горло и не давала нормально дышать. Иваныч заглянул в бидон, наполненный на две трети водой, и тихо выругался.
- Извини Иваныч. Кто ж знал, что мы так влипнем, - сказал Толян. Он смотрел на озадаченного Иваныча.
Иваныч махнул рукой.
- Витёк, поднимай задницу, - скомандовал Иваныч.
- Витёк без лишних слов встал, потряс пустой бутылкой, аккуратно налил в неё спирта из канистры и опустил в бидон. Он поморщился от мысли, что придётся опохмеляться тёплым разбавленным спиртом.
- Пивка бы холодненького, - мечтательно сказал Толян.
- О чём вы вообще думаете? – удивлённо спросил Иваныч.
- Я вообще думать не могу, - ответил Витёк, а Толян согласно кивнул головой.
- Пацанам только позавидовать можно. Спят как убитые, - с завистью заметил Иваныч.
Они выпили и закусили квашеной капустой. Витёк хотел было приложиться к банке, но Иваныч его остановил:
- Не пей. Капуста без сока пропадёт.
- Козлёночком станешь, - добавил Толян.

Спустя полчаса духота уже не казалась такой страшной. Поднялся ветер. Он дул из-за косогора, на котором они оказались. Витёк отодвинул противоположную дверь. Вагон наполнился влажным прохладным воздухом. В нем густо, низко загудели дневные кровососы, словно на аэродроме с утра началась подготовка к полётам. Механики запускают и проверяют моторы.
Слепни, размером с мышь, к ним не приближались. Иногда они садились на разогретый металл, давая себя разглядеть, но тут же взлетали. К людям они не приближались.
- Морем пахнет, - отметил Иваныч, настороженно глядя на гигантских, всех цветов радуги, мух.
- А может дождём? Интересно, какие тут дожди? Нас, часом, не смоет вместе с поездом в реку? – представил вслух Витёк.
Далеко внизу, у подножия исполинского холма, сверкала на Солнце широкая река. Она текла, огибая соседний холм справа, и исчезала слева от состава, за лесом, где они чуть не угодили на ужин к динозаврам.
Толян смело спрыгнул в мох отошёл в стороны и смотрел на вагоны провалившиеся в землю по самые оси, словно простояли тут лет сто.
Витёк, прихватив автоматы, присоединился к нему.
- Иваныч, мы пойдём, осмотримся, - сказал Толян.
- Если вам мало на жопу приключений, то сходите, прогуляйтесь, - ответил Иваныч, - Ладно, прикрою вас с крыши, - добавил он.
В дверях показался заспанный Лемешко. Увидев Иваныча, он исчез и вернулся уже одетый по форме, с автоматом на плече. Спрыгнув на землю, он застыл по стойке смирно. Рядом с ним встали Колобов и Никонов.
- Отлично, - весело сказал Иваныч, - Ты, вундыркиндер, - со мной на крышу, а вы – чистить картошку. Чтоб через сорок минут был готов завтрак.
- Так точно, товарищ майор! – гаркнул Лемешко.
Иваныч поморщился и полез на крышу по лесенке. Сверху он посмотрел на Лемешко. Тот встал на колени и разглядывал пучок травы торчащий из мха.
- Чем тебе не нравится трава? – спросил Иваныч, - Её здесь целые поля?
- Мы в позднемеловом периоде, - ответил Лемешко.
- Как давно?
- Шестьдесят пят миллионов лет.
Иваныч в сердцах сплюнул.
- Лезь на крышу! Умник!

Витёк остановился перед залитым кровью, побуревшим мхом. Вокруг костей копошились похожие на крыс зверки. При появлении людей они попрятались в невидимых норках. За ночь от огромной туши ничего не осталось.
- Ты что-нибудь слышал ночью? Кто мог сожрать столько мяса? – спросил Толян, разглядывая вытоптанный мох. Он приставил ногу к чёткому трёхпалому отпечатку.
Витёк присел рядом, глядя на след.
- Если сравнить со страусом, то этот раза в полтора больше, - с видом знатока сказал Толян, - Да здесь целая стая побывала, - он с опаской посмотрел вокруг.
- Костей мало осталось, - заметил Витёк.
- Растащили по кускам… Иди сюда, - шёпотом подозвал его Толян и медленно указал пальцем в траву.
- Бурундук какой-то. Точно не динозавр, - шёпотом ответил Витёк, глядя на рыжего, в чёрную полоску, зверька.
- Прояви уважение. Это наш с тобой пращур, - шутя, упрекнул его Толян.
- Он может гордиться потомками. Дальше пойдём? – спросил Витёк.
- Обратно, и по крыше, - ответил Толян, - Показалось, или нет, но там кто-то есть.
- Где? - спросил Витёк и оглянулся, - Никого не вижу.
Они поднялись на крышу вагона, Толян помахал Иванычу рукой, и они пошли обратно.
- Вряд ли там кто-то есть, - сказал Витёк, кивнув головой назад.
- С чего такая уверенность?
- Склон пустой. Ни одной твари не видно.
- И что?
- Распугали мы их дымом. Слышишь, жареной картошечкой потянуло?
- Ну у тебя и нюх! Ничего не чувствую.
- Если поджечь траву, мы долго тут никого не увидим, – сказал Витёк.
- Ты это серьёзно? – спросил Толян.
- Первобытные люди только огнём и спасались. Теперь наш черёд спасаться.
- Слышал бы тебя Дроздов, – смеясь, сказал Толян.
- Дроздов… Дроздову такое и не снилось. Интересно, мы одни здесь?
Толян остановился и, не обернувшись, ответил:
- Я начинаю понимать, почему вымерли динозавры, раз мы тут не первые.
- Ты о чём? - удивлённо сказал Витёк.
- Рэй Бредбери. В его рассказа из-за одной убиенной бабочки рухнул весь мир, а мы вчера разом тонн десять завалили. Хотя, если сравнить с динозаврами у озера, этот – детёныш.
- Ты ничего не слышишь? – спросил Витёк.
Они остановились.
Журчание воды в густой зелени было хорошо слышно. Извилистая зелёная лента тянулась от вершины холма, обозначая русло ручья или речки.
- И как мы сразу не заметили? – удивлённо спросил Толян.
- И это хорошо. Медленно, медленно ложись, - шепнул в ответ Витёк, потянув его за рукав.
Они распластались на горячем металле. Витёк показал пальцем, куда смотреть. У Толяна по спине пробежали мурашки. Вдоль ручья, слившись с зеленью, двигались призраки. Дрожащие силуэты, похожие живые бесформенные линзы, словно обтекали зелёные заросли.
- Великоваты для хамелеонов. Хорошо, что ветер в нашу сторону, - еле слышно сказал Витёк.
- Заткнись, - беззвучно ответил Толян.
Витёк кивнул. Они замерли, молясь, чтобы ветер не сменил направление. Толян аккуратно повернул голову, чтобы посмотреть на Иваныча. Тот тоже растянулся на крыше. Видимо он увидел, что они залегли, и притаился, замер за пулемётом.
Над головой гудели доисторические слепни. Один из них сел на крышу прямо перед носом Витька. Гудящее облако медленно, но верно снижалось. Ещё немного и насекомые с двухсантиметровыми жалами набросятся на них.
- Надо было «тайгой» опрыскаться, - шепнул Витёк.
Не сговариваясь, они отползли назад. Витек первым соскользнул с покатой крыши вагона, но, приземлившись в мох, не удержался на ногах и упал на спину. Толян развернулся, прежде чем прыгнуть, и устоял на ногах. Он помог Витьку подняться. Тут же над их головами засвистели пули. Заработал пулемёт. Скрежет когтей по железу сработал как стартовый пистолет. Они побежали так, как не бегали никогда, если не считать вечернего похода вокруг озера.
Краем глаза Толян увидел тень. Динозавр в полтора человеческих роста, завизжал, соскользнул с крыши и рухнул вниз.
Пулемёт смолк, но через секунду снова заработал. Больше за ними никто не бежал.
- Иваныч, ну ты молоток! – крикнул Толян.
Ивныч проворно спустился с крыши. Он принял у Лемешко пулемёт.
Заперевшись в вагоне, они отдышались. Снаружи было тихо.
Откуда они взялись? – шёпотом спросил Иваныч.
- А хрен их знает. Сами едва успели заметить. Они, как хамелеоны, с местностью сливаются, - ответил Витёк, - а может хамелеоны и есть.
- А я не пойму, с какого вы залегли! Вундыркиндер их первым увидел, - объяснил Иваныч.
- Хорошо стреляешь. Есть ещё порох в пороховницах, - похвалил его Толян.
- Это не я стрелял, а вундыркиндер. Очки не зря носит, - отшутился Иваныч. Он потрепал Лемешко по плечу.
- Есть и хорошая новость. Заметил, Иваныч, лесополосу? – спросил Толян.
- Заметил. Что там, ручей?
- Может, речка.
По крыше зацокали когти. Витёк взял из ящика клещи, забрался на верхний ярус нар и перекусил клещами толстую такелажную проволоку на петлях люка. Он осторожно приоткрыл люк стволом автомата.
Динозавр в длину был около трёх, трёх с половиной метров, с полуметровой зубастой пастью. Острые, мокрые от слюны зубы блестели. Вблизи он оказался вовсе не хамелеоном. На его теле можно было разглядеть рисунок листьев, травы, и мха. Имитация была потрясающей.
Они смотрели друг другу в глаза несколько секунд, пока динозавр не бросился на Витька. Сраженный пулями он рухнул на крышку люка. Витёк едва успел убрать автомат.
- Ещё один готов, - зло сказал он.
- Тише! – сдавленно крикнул Никонов, смотревший через боковой люк вниз по склону. Его большие глаза стали ещё больше. В них читались ужас и изумление.
- Иваныч, похоже, это наши вчерашние друзья, - сказал Толян. Он сдвинул дверь и разглядывал динозавра через щель.
- Таких друзей за … - и в музей, - отозвался Иваныч и подозвал Лемешко.
- Что скажешь, вундыркиндер?
- Он большой даже для тираннозавра. Разве что тарбозавр. Его в Монголии нашли. Но Монголия гораздо южнее. Хотя, если учесть движение плит…
- Когда вернёмся назад, станешь академиком, - перебил его Иваныч и скомандовал:
- Задраить люки! – с этими словами он задвинул дверь, - Держись, мужики!
Динозавр был огромен. Он навалился на вагон и сильно качнул его. Если бы вагон не был в сцепке, то динозавр мог и опрокинуть его. С оглушительным рёвом он забрался на крышу, и спрыгнул на другую сторону. К нему присоединился второй. Вместе они атаковали вторгшуюся на их территорию стаю.
- Кто-то жаловался, что ему вместо деревянной теплушки железный вагон подсунули, - язвительно сказал Иваныч, глядя на продавленную крышу и на Толяна…

…Звуки жестокой схватки удалялись. Оглушительный рёв и пронзительные, как ультразвук, взвизги стихли. Остался только гул насекомых. Иваныч сдвинул дверь и примерялся взглядом к зарослям, в которых прятался желанный ручей.
Метров двести пятьдесят – триста, - сказал Витёк, смотревший поверх его головы.
- Да, далековато, - согласился Иваныч.
- Толян, у тебя патронов много? – спросил он.
- Для штатного, пять-сорок пять, по шестьдесят патронов на ствол, плюс «цинка» и шесть «эргэдэшек».
- А для пулемёта и автомата? – хитро прищурившись, спросил Иваныч.
- Семь-шестьдесят две – ящик, - невозмутимо ответил Толян, как будто речь шла вовсе не патронах, а о семечках.
- Откуда они у тебя?
- Иваныч, давай, потом это дело обсудим, - отрезал Толян, - Если так дело пойдёт, нам и этого будет мало.
Иваныч хотел ответить, но у него громко заурчало в животе. Он посмотрел на сковородку. Давать команду к завтраку ему не пришлось. Мигом был накрыт стол, и они дружно уплетали жареную картошку с тушёнкой.
Двери пришлось открыть, чтобы вагон продувало, чтобы он не превратился в большую духовку. Убитого Витьком динозавра на крыше не оказалось.
- Да, свежее мясо здесь портиться не успевает, в принципе, - прокомментировал пропажу Иваныч, - Ну, оно и к лучшему, а то бы завонял.
- Это ты зря, Иваныч. Нам свежее мясо тоже пригодится, - не согласился с ним Толян.
- Вундыркиндер, как думаешь, вкусное у них мясо? – спросил Иваныч.
- Птицы произошли от динозавров, - ответил Лемешко
- Если курятина вокруг нас табунами бегает, то с голоду точно не помрём, - сказал Иваныч.
- Или страусятина, - добавил Колобов.
- Толян, ты же ел страуса? – спросил Витёк.
- Ел. Страусятиной не раз кормили. Ни на что она не похожа. Разве что на говядину, и печёнкой отдаёт, - ответил Толян.
- Осталось только за водичкой сходить, - подытожил Иваныч.

Сказали спасибо (3): Вальжера, Константин Галь, dandelion wine
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 3)
  •  Просмотров: 62 | Напечатать | Комментарии: 2
       
7 апреля 2021 07:07 Константин Галь
avatar
Группа: Авторы
Регистрация: 14.09.2013
Публикаций: 140
Комментариев: 3191
Отблагодарили:661
Ну вот и сам собой вскрылся секрет - из-за чего я "вылетал", читая прошлую часть. Пока сохраняется линейность повествования, пусть и перескакивая с одной линии на другую - всё пучком, за исключением пожалуй частых повторов слов по соседству (надо просто пробежаться глазами по тексту и поменять) - так, к примеру в первой части частило "Иваныч" с самого начала.
Так вот: прошлая часть перемежалась справками о прошлом персонажей и, видимо в этих "сшитых" между собой кусках и дело. Возможно, это самое прошлое могло бы раскрываться по ходу действия, в процессе диалогов, например, или просто напросто - позже, когда читатель уже "разогнался" и ему интересно это самое прошлое героев.
Написал живо, Владимир, увлекательно. Спорно, на мой взгляд - что попавшие в такой переплёт не очкуют бухать по чёрному (всё ж на кону собственная жизнь).
Любопытно - ты же затеял весь этот треш не просто ради треша?)))
       
7 апреля 2021 00:24 Вальжера
avatar
Группа: Авторы
Регистрация: 24.03.2017
Публикаций: 77
Комментариев: 846
Отблагодарили:286
Возможно это была бройлерная курица,напичканая гормонами. mocking

Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.