Нам немало отпущено-дарено, Книга мудростью опечалена. То, что ищем по жизни отчаянно Ожидаемо, чаянно. Кто летит-не боится падения, Ключ к разгадкам-сердец откровения. Повесть пишется с продолжением, Палый лист-суть главы завершение. Ценна Истина, сказана шепотом, Мы богаты не золотом-опытом, В срок посев-к урожайности осени, Наша карма

Межгалактическая любовь

| | Категория: Проза
Межгалактическая любовь.



Она его ненавидела. Ненавидела всеми фибрами души. Ненавидела не потому, что он был плох, - он был даже очень хорош. Ненавидела от безысходности, от безысходности принадлежать только ему.

Их готовили парами. Тестировали, изучали.
В конце десятого цикла обучения их признали полностью совместимыми для дальнего патрулирования межгалактического пространства. Они знали друг о друге абсолютно все. Мысли, привычки, склонности. Мгновенное изменение состояния здоровья, настроения чувствовали, как чувствует себя один человек. И она его возненавидела. Зачем он мне, если я его знаю с головы до пят? Зачем мне второе я?
- Гулла! – позвал её голос, и она вздрогнула.
- Что, Леоф?
- Куда ты пропала?
- Я здесь, - ответила она, выйдя из ванны-капсулы. Тело её сверкало и благоухало чистотой.
Леоф смутился. Он мечтал о Легее, но неумолимые эксперты из медицинского центра поставили крест на его мечте. Он смирился. Тем более что Гулла была ох как хороша! Но он всё равно мечтал о Легее. Леоф тешил мысль о том, что во время патрулирования всякое бывает.
Гулла посмотрела ему в глаза. Они упали на ложе. Прикосновения его рук, ног, груди, живота… Казалось что это её клон лежит рядом с ней в постели. Она предвидела каждое его движение. Целовать саму себя - омерзительно. «Как хорошо, что у создателей программы обучения хватило ума исключить чтение мыслей партнёров…

Сигнал подготовки к вылету принёс ей облегчение. Гулла выскочила из постели. Леоф посмотрел ей вслед и нахмурился. В душе он молча смотрел на её спину, но приставать с вопросами не решился. Его одолевало желание составить рапорт по возвращении, но если Леоф подаст рапорт, то Гуллу подвергнут повторному тестированию, а это значит и его самого. Комиссия могла не Гуллу, а его, Леофа признать непригодным к службе. Леоф чувствовал, что она его ненавидит, и знал, за что. Если комиссия определит причину её ненависти, то пострадает именно он. Леоф не догадывался, что причина её ненависти не только Легея.
- Не молчи. Скажи, - вдруг спросила Гулла.
- Что сказать?
- Не прикидывайся, Леоф. Нас с тобой муштровали десять циклов обучения. И ты всё это время думал о Легее. Ты трус, Леоф. Ты бы давно накатал на меня рапорт, да только унизительной экзекуции подвергнут не только меня, но и тебя. Плохо ты её любишь, раз…
- Ты знаешь правила…
- Правила?! – возмущённо воскликнула Гулла.
- За что ты меня так ненавидишь?
- За то, что ты – это я! С той разницей, что у тебя, между ног, нечто другое. Как можно любить саму себя? Тебя не смущает, что мы предугадываем каждое наше движение? Мы как сиамские близнецы!
- Ты назвала меня трусом, так?
- К чему ты клонишь? – с усмешкой спросила Гулла.
- Если я тебе ненавистен, что ж ты сама не составила на меня рапорт? Смелости не хватает?
- А ты ещё и подл. Ты прекрасно знаешь, что, кроме тебя, у меня никого не было. Если бы он был…
- То ты пошла бы на риск? - перебил её Леоф.
Гулла промолчала. Ей хотелось плакать. Он не изменял ей физически и долгое время у них были прекрасные отношения. Но со временем она стала всё больше и больше его ненавидеть. Служба была рутинной. Они были отличной, слётанной парой. Но и личная жизнь превратилась в рутину. Постоянные занятия по психологической совместимости надломили её психику. Навязчивая идея, что он становится ней, а она им, сводила с ума. Она больше не могла переносить того, что живёт сама с собой. На его месте, она пошла бы на любой безумный поступок, лишь бы прикоснуться к Легее, провести с ней ночь… Пошла на любой риск…

Громкий сигнал встряхнул Гуллу. Облачённые в скафандры, они заняли места в истребителях-разведчиках. Получив разрешение, они стартовали.
Задач было много. Планетные системы в пределах галактик принадлежали галактическим федерациям, но планеты, блуждающие в нейтральной зоне, были лакомым кусочком. Самой приоритетной задачей было найти блуждающую планету и вызвать эскадру. К планете направлялись тяжелые крейсеры, транспортники, самодвижущиеся платформы, из которых закладывалась основа базы – очередной оплот на подступах к главным силам противника. Всё говорило о надвигающейся большой войне, и обе стороны стремились создать как можно больше баз-крепостей.
Гулла была ведущей в паре, что ещё больше угнетало Леофа, когда он смотрел в хвост её истребителя. Они были не одни - ещё четыре пары ведомых шли за ними. Шли далеко, прикрывая с флангов. В этот раз обстановка изменилась. Из патруля не вернулись три пары истребителей. Они обнаружили блуждающую планету, передали скорость и направление её движения и тут же были атакованы.

Группа, отойдя на заданное расстояние от базы, плавно набрала скорость, пока экраны не почернели. Истребители перешли на «сверхсвет» и мчались в коконах магнитных полей, пока экраны вновь не засветились феерической картиной звёздного неба.
Грандиозная, чашеобразная галактика не могла не вызвать восторг. До неё было ещё далеко, а вот планеты, которую обнаружил патруль, нигде не было. Неужели отбуксировали? За такой короткий срок?
Гулла решила направить группу по маршруту, переданному погибшими разведчиками. Топлива и боеприпасов – под завязку. На то они и разведчики. Не без злорадства она посмотрела на истребитель Леофа. Гулла чувствовала, что он готов выпустить ей в хвост торпеду. Гулла улыбнулась его желанию и нерешительности.
Последнее время нахождение на базе стало невыносимым. Она рвалась в бой и презирала смерть. Чутьё подсказывало, что её напарник видит её состояние. Он уже сто раз мог доложить о её состоянии, но не доложил. А значит, он ждал, когда она, Гулла, совершит ошибку в боевом вылете. Неужели он хочет моей гибели? Точно! Если он её сдаст, то и его отстранят от полётов, пока она будет проходить курс реабилитации. Если она его не пройдёт, то и Леоф будет отстранён от полётов навсегда. А вот если она погибнет… Ах ты… Я предоставлю тебе такой шанс! Лучше погибнуть, лишь бы не видеть твою рожу!

Гулла продолжал вести группу по маршруту, напряжённо размышляя о том, что если она «слетела с катушек», то от этого никто из группы не должен пострадать. Но как это сделать? Её бросило в жар от мысли, что она больше не хочет возвращаться на ненавистную базу, а эти замечательные ребята, что их прикрывали, тут ни при чём. Её уже начало лихорадить. Как хорошо, что группа улетела к чёрту на кулички, и её состояние с базы никто не может контролировать.
Гулла закрыла глаза и плавно дышала, восстанавливая спокойствие.

- Фурия, - может, пора назад? – прозвучал в кабине голос Леофа. В голосе его чувствовалось беспокойство. Трусом он не был, но и лезть в пекло по её прихоти не желал.
Фурия – позывной Гуллы. С каким бы удовольствием она ему высказала всё, что о нём думает, будь они один на один. Это ей и подсказало идею. Она дала команду ведомым парам следовать по прежнему маршруту. Системы обнаружения у истребителей были намного лучше, чем у истребителей противника, поэтому при контакте боя можно было легко избежать.
- Гаргулья, при встрече с противником в бой не вступать. Держаться в тени, - приказала Гулла Федее.
«Десятка истребителей – грозная сила. Просто так не возьмёшь. Даже обнаружив их, противник не рискнёт напасть без подкрепления. А пока он этого подкрепления дождётся…» - размышляла Гулла.
Оставив группу на маршруте, Гулла с Леофом взяли на себя самую опасную миссию: прикрывать группу со стороны системы. Фактически, они становились камикадзе.

Какой всё-таки красивой была галактика «Чаша». Она неподвижно, как исполинская медуза застыла по правому борту. До ближайших одиночных звёзд оставались считанные парсеки. Крейсера всегда находятся вблизи звёзд. Поддерживают запас топлива на самом высоком уровне. Любая звезда – это заправочная станция. Тем они и опасны. Излучение звезды создаёт сильные помехи, мешая вовремя обнаружить крейсер. Но и абсолютно «чёрный» истребитель, с практически нулевым коэффициентом отражающей поверхности, запеленговать непросто.

Гулла всё смотрела и смотрела на галактику «Чаша». Она попыталась поделиться впечатлением с Леофом, но Леоф особого восторга не выказал. Его насторожило то, что Гулла намеренно отвела их в сторону от группы. В группе – Гулла царь и Бог, а устав не запрещал, если того требовала обстановка, командиру действовать по своему усмотрению, то есть оставить группу. Её желание остаться с Леофом наедине с этой самой обстановкой и совпало.

Главное, не нарваться на крейсер противника. Если к планете подойдёт крейсер, то тогда всё, никто не уйдёт.
- Фурия, Фурия! Говорит Гаргулья! Объект обнаружен! На нём шесть автоматических буксиров. Сопровождение – четыре истребителя. Будьте внимательны! Мы атакуем – кричала по кодовому каналу Федея. Она могла бы и не кричать, но её эмоциональность была неистребима. Федее быстро удалось уничтожить сопровождение, не потеряв ни одного истребителя. Здесь она была безупречна.

Гуллу бросило в жар. Она видела черный диск планеты на фоне ярких звёзд.
Видела вспышки орудийных залпов. Гулла выдвинулась как можно дальше по курсу планеты, оставив Леофа прикрывать тыл. Если крейсер появится впереди и выше планеты, она ударит по нему снизу.
Скорость увеличивалась. Буксиры быстро разгоняли планету. Леоф не отставал, но и не предупредил её об опасности.
Подошли два крейсера.
Гулла со слезами на глазах смотрела, как планета разворачивается. Значит, Федее удалось взять буксиры под свой контроль. Ещё немного, и её восьмёрка покажет крейсерам хвост, а Гулле придётся атаковать крейсера, пока они не поняли, что планета перехвачена.
Два зловещих конуса шли прямиком на Федею и подставили свои туши под удар Гуллы. Гулла стала прежней Гуллой, свирепой и воинственной. Она верила в свою удачу. Крейсера шли в наглую, без прикрытия
Леоф держался позади, прикрывая её, но она уже точно знала, что её никто не прикрывает.
Когда экипажи крейсеров поняли, что попали в капкан, Гулла уже выпустила торпеды. Огненные иглы впились в черные конусы. Истребитель камнем упал вниз, уходя от испепеляющего облака.

Леоф в своем замысле просчитался. Просчитался дважды. Федея ушла и увела планету. Гулла, неожиданно для Леофа, провалилась вниз и выпала из поля зрения пары истребителей противника, подоспевших к месту схватки. Пилоты, взбешённые неудачей, набросились на Леофа. Он по инерции выскочил на их боевой курс. Теперь он мог только маневрировать, уходя от смертельных залпов.
Гулла поняла их замысел. Они решили оттеснить его к звезде, пока он не попадёт в критическую зону. Истребитель уже не сможет сопротивляться гравитации, и её напарник сгорит заживо. Она бросилась в бой.
Пилот с удивлением смотрел, как истребитель его напарника превратился в облако, и тут же почувствовал удар по своей машине. Заряд Гуллы только повредил его.
- Уходим! Уходим! – прокричала Гулла напарнику, - Орф! Орф! Следуй за мной!
Но Леоф разогнался по большому кругу и ринулся к подбитому истребителю.
Гулле стало настолько мерзко, что она почувствовала приступ рвоты. Она не стала её сдерживать, облегчённо вздохнула и пошла наперерез боевому курсу Леофа. Выскочив на линию огня, она приняла залп на себя. Спасательная кабина-капсула за доли секунды до взрыва отделилась от истребителя.
Леофу не повезло в последний раз. Потрясённый поступком Гуллы, он тупо смотрел на ослепительное облако. Руки его тряслись. Но постепенно он стал приходить в себя. Он всё сделал правильно, а поступок Гуллы будет тщательно изучаться. Регистратор покажет, что она намеренно прикрыла своим истребителем, истребитель противника.
Леоф тряхнул головой. Он сообразил, что пора уходить. Отыскать по маяку капсулу Гуллы, принять её на борт и уходить. Потрясённый её поступком он совершенно забыл о повреждённом истребителе, не заметил его приближения. Приборы не смогли распознать на фоне мощного излучения звезды маленькой цели.
Орудийный залп не оставил Леофу шансов.

Очнувшись, Гулла не сразу осознала, что она жива. Её окружала кромешная тьма. И голоса. Незнакомые голоса:
- Это женщина?
- Да.
Гулла почувствовала, как с неё сняли одеяло.
- Укройте обратно.

Гулла не знала, где она находится. Но теперь точно знала, что жива. Но почему она до сих пор жива?

- Она подставила свой истребитель, чтобы спасти нашего пилота?
- Так и есть.
- Интересно, почему она так поступила. Насколько я знаю, пары их пилотов обладают фанатичной преданностью друг другу. Очень странно.
- Может, будет проще спросить у неё…
- Кстати, кто торпедировал и уничтожил два крейсера?
- Из показаний выжившего пилота – не она. Её напарник. В момент взрыва он находился на боевом курсе.
- Ох уж эти конфедераты… Какова степень биологической опасности? Она достаточно долго была в открытом космосе, в капсуле.
- Никакой. Она абсолютно здорова и безопасна.
- К чему вдруг вы об этом спросили?
- К тому, что она спасла от гибели нашего пилота.
- Хотите её освободить?
- Уже освободил. И я хочу познакомить её с Леоном.
- С пилотом?
- Да. Леон, можешь войти.
Гулла услышала, как два человека вышли из помещения. Потом к ней кто-то приблизился и снял с глаз повязку.
- Привет. Я – Леон.
- Привет, - ответила Гулла, привыкая к свету. Они молча смотрели друг другу в глаза. В нём не было ни капельки сходства с Леофом.
- Почему ты подставила себя под удар? – спросил Леон.
- Устала сама от себя.
- Ты хотела себя убить?! – удивлённо спросил Леон.
- Трудно объяснить. В каждом человеке есть вещи, от которых он хотел бы избавиться, - ответила Гулла.
На лице Леона выразилось недоумение.
- Я не хотела себя убить, я хотела отрезать кое-что лишнее.
- Кажется, я начинаю тебя понимать. Это лишнее было в том истребителе, который я испепелил? Что, семейные проблемы?
- Наверно, ты прав.
- Я знаю, что вы фанатично преданы друг другу. Если честно, я приготовился к смерти после твоей атаки. Не ожидал, что ты прикроешь меня собой. Странный способ избавиться от мужа.
- Больше он хотел от меня избавиться. Я ненавидела его за то, что я знаю его как себя. Ты можешь представить себя в объятиях собственного клона?
- Да, ваши психологи явно переборщили.
- Скажи, твой напарник… это была женщина? – спросила Гулла.
- У нас всё по-другому.
- Так твоя жена – не пилот?
Леон рассмеялся и сказал:
- У меня нет жены, пока.
- Скажи, почему ты не выдал меня? Ну, что я торпедировала ваши крейсера? Ведь ты точно видел, что это сделала я? И регистратор… он должен был зафиксировать атаку?
- Регистратор после твоей атаки был «повреждён». Я сделал так, чтобы он оказался бесполезен. Я это сделал не в первый раз. В боевых вылетах всякое бывает, приходится нарушать уставы и правила. Мир войны – очень жесток. Но ты прикрыла меня собой, а я прикрыл тебя.
- Но ведь я убила столько людей.
- А сколько я, истребитель, убил людей? Не хочешь спросить?
- Не хочу… Скажи, а сюда никто не войдёт, пока мы разговариваем? – спросила Гулла. Комната, по сравнению с аскетическим жильём на базе, казалась ей дворцом.
- Пока я здесь – никто.
- Поцелуй меня…



Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 38 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.