- Давай без дежурных фраз: - так вышло... весна - не для нас... - Не лучшая рифма?... что ж: - Прости... Разорви, уничтожь... Подножка вагона..., взмах..., а сердце осталось в руках твоих... Буду жить теперь без мук и душевных потерь... - Ведь там - пустота..., Темно... Последние такты оно стучит - не в моей груди... - Держи..., Береги... - По

Мои воспоминания. Детство

| | Категория: Проза
Евгений
Петрович
Ермолаев
E.Ermolaev
evg.ermolaeff@yandex.ru

Мои воспоминания

Глава 1. Родители

Я родился 29 сентября 1953 года в семье советской интеллигенции первого поколения.
Отец-Ермолаев Петр Егорович родился 15 августа 1922 года в д. Мачкасы Порецкого района Чувашской АССР в семье крестьян: Ермолаева (Солдатова) Егора и Ермолаевой Варвары.У отца были старшие братья-Василий,Федор и сестры-Мария и Евдокия. Отец был младшим.
Каких – либо документов о прошлом деревни Мачкасы не обнаружено. По рассказам старожилов, возникла она в конце XVII века. Первыми поселенцами стали 8 крестьянских семей, высланных за какие – то провинности из поселения возле монастыря Макария Нижегородской губернии. По словам отца родоначальником был отставной солдат Ермолай, отслуживший 25 лет в армии Петра I (начало XVIII века)-отсюда вторая фамилия-прозвище-Солдатовы.
Семья была средне статистической крестьянской по тем временам (родители и 6 детей).Четыре мужика в семье-это было определяющим после революции-землю наделяли по едокам и по количеству мужиков, которые могли обработать землю. Так что в семье Ермолаевых была земля, 2 или 3 лошади, мельница (под ?), 2 борзых охотничьих собаки. В период коллективизации (30-е годы) дед, чтобы не быть репрессированным ,подался в бега, а жене с детьми пришлось все сдать в создаваемый колхоз-остался только приусадебный участок и собаки. Деревня видимо была большая, так как отец окончил 10 классов не на стороне или я не знаю. Может ходил в другие близлежащие села-из его рассказов не помню. В 1942 году был призван в Красную Армию и направлен в Кронштадт на один из фортов краснофлотцем. Был заряжающим орудий крупного калибра. Снаряды поднимали на направляющую ленту вдвоем-значит были килограмм 80-100. Блокада Ленинграда коснулась и их бригаду. Урезанный паек, отсутствие увольнений в город и др.

Блокадные воспоминания

Чувство голода было постоянным. Частично недостаток пищи снимался постоянными обстрелами белофинами- после обстрелов на поверхности залива было много оглушенной и убитой рыбы-специальные команды ее собирали и частично сдавали на камбуз, а часть отвозили в Ленинград. Морячкам было маловато того , что доставалось от обстрелов-и они наловчились рыбу ловить в туалетах на пирсах-сидишь на толчке и ловишь рыбу-голь на выдумку хитра, особенно в армии.
Так и прослужил бы до конца войны в тепле и под защитой-да в феврале 1943 года командование решило сделать очередной прорыв блокады-и морячки с фортов по льду Невы пошли на пулеметы, орудия и все что стреляло с той стороны. В результате -попытка не удалась-отца ранили в голову, 2 раза в руки, в обе ноги и 2 раза в спину когда лежал на льду. Только на 2 сутки ночью командир ,с оторванной по локоть рукой ,прислал санитаров, и отца вытащили со льда на берег и отправили в госпиталь. Никого из тех с кем служил, и с кем пошел в атаку, он больше не видел и не встречался.
Когда в 1974 году я писал дипломную работу в Ленинградском физико-техническом институте им. Иоффе, то отец выпросил на работе командировку на какие-то курсы повышения и приехал ко мне в Ленинград. Я был молодой, весь в науке, а в Питере и других развлечений было много, поэтому мало отцу оказал внимания, о чем сожалею сильно. А почему? Сейчас я думаю потому, что отец практически никогда не вспоминал войну- как начинает вспоминать , то сразу слезы на глазах, голос перехватывает, а поскольку он мужик был крепкий, то просто уходил из дома в сад успокоиться. Поэтому у меня мало и его воспоминаний (только веселых рассказов типа рыбной ловли в сортире). Очень любил песню «Бьется в тесной печурке огонь». Я то же ее полюбил, только , после смерти отца, ее больше не пою-не могу…И,вот какая-то мистика , или что-то свыше: когда отец заболел раком легких( мне муж сестры Александр Знаменский об этом сказал, а ему наблюдающий врач), то я поехал в Алатырь – по пути купил бутылочку пихтового настоя для ингаляции - и, когда приехал, было видно, что уже ничем не поможешь - но фронтовик держался - ни единым словом, даже после химиотерапии, не обмолвился. И я попросил, когда мы с ним выпили по рюмке коньяка, спеть его любимую песню «Бьется в тесной печурке огонь», то он согласился ,и спел, а я записал на кассетный магнитофон (1991 г) его голос и песню. В следующий раз я приехал уже на похороны (умер 22 июня 1991 г). После похорон я спросил у мамы где магнитофон и кассеты. Магнитофон есть, а записи с кассеты и с этой песней оказалась стерты племянником для каких-то его целей. И голос с того света не прозвучал тогда и вообще больше не прозвучит. К сожалению…Видимо так распорядился всевышний.
Где отец находился в госпитале после ранения из его рассказов, я не помню. Он рассказывал, что на санитарной комиссии, которая определяла годен или нет к дальнейшему прохождению службы, военврач, которая ему симпатизировала, сказала, что этому инвалиду надо лечиться и хорошее питание. Но отец уговорил ее потом, чтоб его инвалидом не делали , а отправили в родную деревню - там мол поставят на ноги - так видимо везде делалось. Сообщил телеграммой матери, что приезжает раненый - куда –не помню (ближайшие ж/д станции-Алатырь и Шумерли). Его встречали чуть ли не пол деревни - мужиков –то на фронте побило много - а тут 21 летний парень-пускай на костылях-но все цело и не оторвано. Мать первым делом спрашивает-не встречал ли старшего брата Федора? (Федор ушел на фронт в 1941 году и так и остался безвести пропавшим-где-то лежат его косточки и не найдены поисковиками. А жена с 2 сыновьями так и мыкались, пока мальчишки не выросли. Вот что интересно, второй брат по старшинству - Василий -на фронт не попал по какой-то причине-отец мой его не привечал и практически не общался. Что уж там было, я не знаю -а родня молчит. Надо сказать, что Василий был жаден по натуре-куркуль. Отец, когда ехал к матери в д.Мачкасы, то вез на себе, велосипеде, или как-то мешок в 50 кг белой пшеничной муки -в деревне ее не было. И, если позволяла возможность, то и еще что-то (в то время ходила по р.Сура самоходная баржа-внутри были установлены лавки, сверху люк открыт для света и притока воздуха. На барже можно было разместить не только велосипед, но и что-нибудь посерьезнее -козу, корову, трактор и т.д. Выходили в д.Мурзицы или в Козловке (деревни по берегу Суры) и пешком 10-15км до д.Мачкасы. Потом в 60-х построили дорогу Алатырь-Порецкое и пустили автобус - тут вообще стало хорошо. От автовокзала до автовокзала, а там на какой - нибудь попутке до Мачкас 1-2 часа. Так вот, к брату Василию придем, а он спрашивает:"Вы кушать будете, или чай только попьете?" Сто лет не виделись и такой прием. Мы тут же уходили к матери-моей бабушке Варваре домой. Вот она была хорошая женщина-настоящая русская женщина - не баба, а женщина. Была ли она грамотная или нет я не знаю, но интеллигентность просматривалась явно - никогда голоса не повысит, всегда ко всем доброжелательная. В доме с ней жила женщина (инвалидка-горбунья), не-пойми чья, но такая же добрая и умелая по хозяйству. Доброта бабушки Варвары передалась всей отцовой ветви, да и внукам ее ,кого я более менее знаю - Виктору Федоровичу (сыну погибшего брата Федора), ну и, естественно, мне и моей сестре Маргарите (хотя и предки со стороны моей мамы тоже были очень добрыми людьми).
Так вот об отце: встретили его из госпиталя родня и односельчане, ну и праздник, насколько это было можно, устроили. Где-то через неделю приносят повестку из Порецкого – из райвоенкомата - надо встать на учет,то, да сё. В военкомате ,естественно, поинтересовались планами на дальнейшую жизнь, и сделали предложение, от которого отказаться было невозможно - стать в родном колхозе председателем или, как говорится, «погоди». Проработал председателем полгода и взмолился – отправляйте на фронт. Хоть и со средним образованием, а в родной деревне, где половина родни - как ими управлять - тащат - скрывай, приписывают - скрывай - да ну на фиг, так и до тюрьмы не долго. Короче, предложили ему возглавить лагерь для военнопленных немок (да, такие тоже у нас в стране были). Отец мало об этом рассказывал (видимо то, что он был начальником женского лагеря как то было ему не по душе), но один эпизод он все же рассказал. Где-то через неделю после его назначения было объявлено, что приедет проверка, во главе с каким-то генералом - надо встретить и все показать. Тут же примчалось местное ,и не только, ведомственное начальство - ну как всегда - и давай рыть землю и, как говорится, « "красить траву». Но поскольку это был лагерь немок, то порядок был идеальным (для лагеря конечно). Встал вопрос -чем кормить и угощать комиссию? Правда ,надо сказать, что лагерем управляла немка, а не отец-он так с боку припека. Отец по ее просьбе собрал всех местных начальников и дал ей слово. Она озвучила поставленную цель, нарезала всем задачи, а отцу осталось только проконтролировать и обеспечить необходимым - продуктами, спиртным и т.п. Все прошло на «ура» , всем объявлена благодарность, а отцу как инвалиду ( долго хромал) дали освобождение и отставку от этой должности. Вскоре закончилась война и отец поступил учиться в техникум. Находясь на практике в чувашской деревне Чурачики познакомился с Панышевой Верой Дмитриевной - моей будущей мамой - которая тоже была на практике в той же деревне. Так судьбы двух человек переплелись и родилась новая ячейка общества. 1 июля 1948 года родилась моя сестра Маргарита, а я родился через 5 лет-в 1953 году, а жили мы уже в г.Алатырь.
Моя мама: Ермолаева (в девичестве Панышева) Вера Дмитриевна родилась 3 марта 1925 года в селе Сиява Порецкого района Чувашской АССР в семье крестьян: отец-Панышев Дмитрий Иванович, мать-Панышева (и в девичестве тоже Панышева) Екатерина Ивановна. Дети-Любовь, Надежда (умерла в младенчестве), Вера, Анатолий, Валентина, Александр и Виктор. Дед мой –Дмитрий Иванович был участником 2 войн-Гражданской и Отечественной-имеет ранения. Инвалид. Получал пенсию в советское время на 3 рубля меньше бабушкиной -он 27 руб, а она 30 руб, и его это очень задевало. Просто она всю жизнь проработала в колхозе, а потом совхозе, а дед дня не проработал - то лесником, то пасечником, то еще кем-нибудь. К советской власти относился ровно, но по делам его - не очень. Много об этом не говорил. Дети выросли, выучились, разъехались кто-куда - устроились неплохо - ну и слава богу. Помню мне было годов 10. Вместе с моей старшей сестрой Маргаритой нас родители на все лето отправляли в Сияву - на молоко (мясо редко было и то соленое - холодильников не было, а лед в погребе таял к июлю), на воздух (рядом с селом был сосновый лес), на речку (Сиявка, которую летом воробей пешком переходил), по ягоды, ну и здоровый труд - вода из колодца, прополка картошки, свеклы на совхозном поле вместо бабушки). Уже стемнело, а электричество еще не включали - рядом с Правлением совхоза стоял генератор, который давал электроэнергию на 3-4 часа - кино в клубе посмотреть, да в домах женщинам дела закончить, а в 23.00 отключали - смотрю дед , сидя на кровати, молится богу. Я спрашиваю : "Дед ,зачем ты молишься, ведь бога нет!"» (советские школьники все были атеисты), а он отвечает, что бога может и нет, но старому человеку надо думать о душе. Эти слова я запомнил на всю жизнь, и к религии стал относиться не так уж категорично. С дедом меня многое связывало - поскольку я у него в деревне каждое лето проводил, начиная с 6 и до 16 лет, то многие мужские дела он мне доверял безоговорочно-покрасить суриком крыши дома и сарая, пойти с ним в лес и напилить возок дров на зиму, а потом расколоть и сложить, натаскать воды из колодца для полива-2-3 бочки по 200 литров. А сенокос - в последние годы научился косить, метать стога - это мне потом очень пригодилось, когда работал замполитом в аэропорту - обкашивал во главе команды техников, механиков и других летных специалистов взлетную полосу и округу - как комиссар на вороном коне (коня правда не было), пример был - коня не было, машин тоже, все ручками, ручками…За что я деду благодарен (за опыт, за науку).
Бабушка - Екатерина Ивановна - всю жизнь страдала гипертонией (как и моя мама, как и я - это наследственное), но тем не менее была как юла в хорошем смысле слова-как с утра встанет –корову подоить, отогнать в стадо, с подружками посудачить и новости узнать, потом печка, ведерные чугуны с картошкой для скотины, молоко в кринки да в тазы и ведра с холодной водой, чтобы молоко не скисло, живность покормить-куры, поросята, ягнята-овец в стадо, надо за коровой убрать, а тут уже пора идти на совхозное поле –полоть свеклу за трудодни, иначе сена не дадут-в обед прибежит с поля подоить корову, которую пригнали-опять проблемы с молоком и опять на поле. Тут еще мы -дети и мужик –чего- то хочет-в общем , я даже не представляю, как она выдерживала всю эту тягомотину-городским это не понять. И дожила ,слава богу, до 80 с лишним лет. Хорошо , что у них в селе была больница-в свое время лучшая сельская больница в Чувашии-так вот , доктор был специалистом от всех болезней, но , профессионал - дважды бабушку на своих закорках (спине) утаскивал из села в больницу ( где-то 2 км), и таким образом ее спасал. Кто сейчас из врачей такое может сделать-я не знаю.

Глава 2 Детство.

Я себя помню с 7 лет-отдельные эпизоды и 4, 5, 6 лет. 4-х летние картинки: жили тогда на квартире по ул.Горького в районе базара (хозяева-Морозов Дядя Ваня, жена,2 детей и сад с грушами. Лизал побелку на русской печи –чего-то не хватало в организме. Как то с хозяйкиными детьми стали играть - кто перебежит дорогу перед идущей машиной - я раза 2 перебежал нормально, а на 3 раз упал посреди дороги. Ладно машины ходили как черепахи - водитель остановился, вышел, поднял меня ревущего, отряхнул и сказал, чтобы я так не играл больше ,а мне на всю жизнь запомнился этот эпизод. Напротив нашего дома стоял 2-х этажный дом, почему –то черного цвета-видимо старый был - так вот я, с теми же друзьями Николаем и Татьяной, - зачем-то лазили в этот дом на чердак-там было страшно, темно, всякие старые вещи, пыль, тенета - сейчас никто не сможет мне объяснить , зачем это все было нужно. Когда мне было лет 5, к нам приехали погостить мамин брат Анатолий с семьей -женой и дочерью Аллой из Карелии (Петрозаводска). Анатолий после ремесленного училища после войны уехал туда и работал на судостроительном заводе сварщиком. Кстати, всю жизнь там и проработал, стал ассом профессии корабелов и уважаемым человеком. Привезли подарки. Нам с Маргаритой (что я запомнил) - по большой шоколадке-см 30х20 - по-моему это были соевые плитки (вкус до сих пор помню, искал в инете обложку-не нашел). Так вот, я свою под кроватью съел быстренько, потом подглядел куда сестра свою положила - стащил ее , и там же съел. Что после этого было я не помню. Наверное отлупила - я ее потом спрашивал - она не помнит этого эпизода.

Следующий эпизод (5 лет) - я уже в детсаду, и на лето нас вывозили в загородный лагерь в сосновый бор в д.Чуварлеи. Домики были щитовые с верандой, и на этой веранде детки после обеда спали- закаливание такое было. В субботу или воскресенье были родительские дни, когда родители приезжали с гостинцами на встречу со своими чадами. Поскольку многие друг друга знали, то отойдя от лагеря немного в сторону, накрывалась поляна, выкладывались съестное, спиртное наверное, гостинцы для детей и все усаживались в кружок. Это были счастливые часы, а вот к вечеру, когда родителям приходила пора собираться домой, то по лесу начинался детский вой-плач расставания. Ходили воспитатели, обнимали детей за плечи и потихоньку их уводили, говоря разные ласковые глупости - и такое происходило каждые выходные. Эта эмоциональная закалка с молодости видимо повлияла в будущем, когда, повзрослев, оставался у бабушки на все лето, на смену в пионерском лагере, да и когда уехал из дома ,поступив в университет.
В 1958 году родители построили дом практически на окраине г.Алатырь на Бугре (так стал называться район от воинской части , оврага до кладбища и аэродрома).Одновременно застраивались несколько улиц - Чайковского, Краснофлотская, Суворова, Полевая и Транспортная. Помню мне было чуть больше 5 лет, когда мы осенью с отцом на велосипеде поехали в Духовую рощу (км 5) за опавшими листьями для застилки чердака, для утепления. Три мешка листьев, да я сверху - отец пешком - ехали домой назад. Такими листьями потом лет 5 еще утепляли потолок своего дома. 1958-60 гг прошли в обустройстве дома, а его поддержание в порядке продолжалось всю жизнь, пока родители были живы. Вместе с отцом сажали в саду вишни и яблони. Алатырь всегда славился своими вишнями. До сего дня вишневые деревья растут на улице перед палисадниками и домами горожан. Бывало с одной вишни собирали 3-4 ведра вишни- это была обязанность детей. А вишневых деревьев в саду было больше 2 десятков. А когда в каждом доме столько вишен, то и девать ее некуда, когда бывает ее урожай. Отец, да и другие мужики, по 2-3 ведра спелых вишен относили на вокзал для продажи пассажирам проходящих поездов. Выручали за эмалированное ведро (10 л) вишен 3-4 рубля, и то не всегда. Оклад матери на работе был 90 руб, отца-110 руб и вишня неплохо пополняла бюджет семьи. Нам с сестрой оставалось только вишню собрать. Очень много варилось варенья в эмалированном тазу на костре, с дымком. Готовились компоты, сушились ягоды для зимы.
Глава 3. Школьные годы чудесные
В 1960 году я пошел в 1 класс средней школы №12. Было сформировано 2 класса «А» и «Б». Классной руководительницей 1 "А" , в котором я стал учиться ,была Александра Николаевна Лазарева - большой души человек, профессионал своего дела, прекрасный воспитатель - она очень много нам дала, заложила основы общежития, знаний, поведения. Неудивительно, что многие мои одноклассники, спокойно окончили начальную, а потом и среднюю школу. Вообще с учителями 12 школы нам очень повезло. Сейчас смотрю , как обучают детей в школе моего внука (2020 г), то становится боязно за его знания и будущее - учителя необязательные, курят поголовно, детей не любят, как и свою профессию, уровень профподготовки низкий, а уж о воспитании детей и говорить не приходится. Хотя получают немало, но свой труд однозначно не отрабатывают. И такая система везде - никому ни до чего нет дела, и никто не контролирует процесс, т.к. в верхах сидят полностью некомпетентные и необразованные люди. Жаль детей и будущее нашей страны.
В начальной школе было два 1-х класса, а при переходе в 5 класс было образовано 3 класса, и часть школьных друзей перешло в 5 "В" класс.
Вот примерный состав 2 "А" класса:
Синькова Люся, Кучкин Саша, Данько Саша,Леонтьева Тамара, Штратников Юра, Сиротинский Саша,Еремеева Нина,Чуев Вова, Федотов Толя,Кузнецов,Сидунов Миша, Ермолаев Женя, Зоднева Татьяна, Мурзин, Белянина, Рязанов, Щеглова Люда, Киселев, ИгонинаТаня, Турдакова Тамара,Трошкин Саша, Зайкин, Сафронова. Лазарева Александра Николаевна, Екатерина Богдан (Дергачева), Маланина Люся, Назаров, Егорченко, Крюков, Черкасов, Горохов, Кожухов Слава, Юртаева , Кирюхин Толя, Кузьмина, Бузлаев Саша, Онищенко Оля, Палькин Саша, Бурлет Рая, Матюнин Коля. До 10 класса со мной дошли: Синькова Л, Леонтьева Т., Штратников Ю., Сиротинский С., Еремеева Н., Сидунов М., Зоднева Т., Щеглова Л., Турдакова Т., Маланина Л., Кожухов С., Бурлет Р. , Матюнин К.
Учился я на "пятерки", хотя сам процесс обучения с 1 по 5 класс, мне практически не запомнился. А вот о внеклассном времяпровождении можно немного рассказать.

Эпизод 1. По морям, по волнам.

Дети, как известно, весной пускают кораблики в ручьях от таявшего снега. В качестве корабликов можно использовать веточку, бумажечку, да все что плавает. И ручьи бывают большие и маленькие. В маленьком ручье пускают маленькие кораблики, а в больших ручьях-большие кораблики. Нам это было прекрасно известно и сомнений не вызывало. В качестве корабля, как нельзя лучше, подошел портфель с учебниками и тетрадками (с 1 по 7 класс я ходил с портфелем в школу - другого ничего не было.(В 60 годы портфели были все как один – из коричневого кожзаменителя.Потом появились дерматиновые папки. Когда пришел домой и, садясь за стол готовить уроки открыл портфель, ахнул - все вымокло, книги покоробились, а прописи все расплылись (писали тогда перьевыми ручками чернилами). Чуть не до утра переписывал все тетради – больше портфели в ручьях не купал - опыт дело наживное, хорошее.

Эпизод 2. Дрался ли я в детстве? Да, дрался.

Летом мы обычно играли в футбол с местными друзьями - пацанами, а иногда и улица на улицу. Обычно эти игры заканчивались потасовками - кто-то кого-то пнул по ноге, толкнул и пошло-поехало. Эти драки, естественно, переходили на драки с отдельными персонажами при случайной встрече где-нибудь. Однажды зимой, идя из школы, нам с Саней Трошкиным (см.снимок класса - 2-й в третьем ряду) попался пацан с другого района (д.Жабино), с которым мы летом уже дрались. А тут он на нашей территории нам попался. Я поставил на снег злополучный портфель, и стал метелить вместе с Саньком этого пацана - повалили в снег и давай его снегом в лицо, и куда попало. Вдруг раздался голос : "Это что тут происходит? Вы почему вдвоем на одного напали?". Смотрю - стоит пожилой мужчина , а в руке – мой портфель. Он поворачивается и уходит в сторону производственной базы. Я за ним бегу и прошу отдать портфель, что там учебники, что мамка заругает и т.п. А он заходит на базу, я – за ним. Он в кабинет начальника - я за ним. Там он взял трубку и стал звонить в милицию (как я потом понял , что понарошку), потом прочитал мне нотацию с полчаса, т.е. провел воспитательную работу. Посмотрел дневник, записал о происшедшем, отдал портфель и отправил домой. Больше я не дрался.

Эпизод 3 ( 9-10 лет). Когда деревья были большими

Иногда, когда надоедало пинать мяч на нашем стадике (стадионе самодельном), то тянуло на подвиги. Около д.Жабино была березовая лесополоса для снегозадержания. Деревья были уже старые-метров по 6-10. Некоторые росли из одного комля - 2-3 ствола. И когда был ветер, то стволы раскачивались, переплетались ветвями, шумели. И как было круто залезть на самую верхотуру , прижаться к столу и раскачиваться вместе с ним. Кому то в голову пришла мысль перебраться с одного ствола на другой на самой верху, когда вершинки сблизятся. И надо сказать, что одному пацану это удалось. А вот мне, когда я попытался это сделать, не повезло, что-то не рассчитал -перепрыгивая с одного ствола на другой неудачно схватился за тонкие ветки (а у березы они тонкие и гибкие), и вместе с этими ветками и с вершиной стал опускаться вниз. Я так испугался, что ветки меня не держат, и их отпустил. Метра 3 было до земли и я удачно приземлился на ноги. Отделался легким испугом и отбитыми пятками. Больше мы там не катались на деревьях. По-моему пацаны испугались больше меня.

Эпизод 4 (10-12 лет). В Ямской.

Ямская (по старому Ямская Слобода)-пригород г.Алатырь с западной стороны. Въезжая в Алатырь со стороны Порецкого или Чуварлей , проезжаешь через всю Ямскую по улице Гагарина до ж/д депо - далее уже граница старого Алатыря. Название получила от места проживания в старину ямщиков (Ям), построенного по указу царя для доставки почты и прочего.
В Ямской жила семья Трифоновых –дяди Коли и тети Маши. Сначала отцы вместе работали - оба фронтовики, а потом и женщины вместе стали работать. Естественно, по великим праздникам, они устраивали вечеринки, то у нас, то у них. Жили они в здоровенном пятистеннике, имели огромный огород, сад. Была многочисленная родня-тетки, дядьки, племянники, родители и т.д. - человек по 30 собиралось - приглашали соседа с женой - отлично играл на трофейном аккордеоне. Бражка, самогон, стол ломился от своих продуктов и овощей, кто-что с собой приносили-хорошо веселились - с песнями и плясками (всем было где-то около 40). Радостей после войны и разрухи было немного. Ну а мы, малышня, занимались своими делами. После Новогодних празднеств я обычно оставался у Трифоновых на несколько дней. С сыновьями Володей и Толей шли на речку играть по льду в хоккей. Приходили домой куски льда - что сверху, что снизу и на печку - играть в «пьяницу», но только не картами ,а открытками (открыток было сотни 2-3). Раньше народ поздравлял с праздниками натуральными почтовыми открытками, и у кого родни было много, то и открыток накапливалось много. А в своем доме их было где хранить и кому с ними играть. Правила игры: колода делится поровну между игроками, и поочередно открывается карта или открытка. Забирает все открытые карты тот, у кого больше очков или красивее открытка. Играют пока не кончатся карты (открытки) у противников. Споры возникали по оценке художественной ценности открытки – решали спор общим согласием . У них же научился играть правой стороной гармошки «барыню»-тыр-ныр-тыр-ныр. К ночи от переохлаждения во время дневных игр на речке у меня начинали ныть зубы. У кого были гнилые зубы и когда они начинали болеть -те меня поймут - никуда не денешься и не спрячешься, а ночью и в больницу не пойдешь. Всю ночь я их доставал, пока тетя Маша не дала положить на зуб мешочек с солью - утром флюс был на всю щеку - меня бегом домой к мамане и в больницу. С зубами я мучился всю свою жизнь.

Эпизод 5. Зацеперы.

Зацепер, как я понимаю, - это человек, который прицепляется к поезду, трамваю с целью проехать какое-то расстояние снаружи транспорта, т.е. «заяц». В наше время такого слова не знали, но покататься на «товарнике» ужасно хотелось. Так вот, я с теми же Трифоновыми Володей и Толей шли на железную дорогу и ждали товарняк. В том месте дорога делала довольно крутой поворот , и был небольшой подъем, и поезд притормаживал, что нам и нужно было. Начинали бежать по насыпи и, уравняв скорости, запрыгивали на подножку товарного вагона и ехали в направлении станции - там спрыгивали, и ждали товарняк в обратную сторону, чтобы вернуться домой. Такие вот были развлечения.

Эпизод 5. Зимние забавы.

Зима была для нас пацанов прекраснейшим временем. Выучив уроки , до темного времени мы были предоставлены сами себе и, естественно, искали чем бы заняться. Перечень занятий был огромный.

1.Катание на лыжах с горы.

Местом паломничества детей с Бугра и района 12 школы был огромнейший овраг с крутыми склонами. Здесь мы оттачивали свое мастерство в слаломе, прыжках через скачки (трамплинчики из снега). Сколько лыж было сломано? Не счесть. У кого уже не было лыж – искали и находили им альтернативу. По верху склоны оврага были загорожены неошкуренными досками, ганками, горбылями огороды жителей. Так за одну зиму кора со всех досок была оторвана (использовалась кора осины или липы) и из них делались лыжи-полозья без креплений. Особый шик было спуститься с крутого склона на таких липовых лыжах (длиной 40-50 см.).

2. Катание на санях.

Помню родители мне купили алюминиевые санки на заклепках-ни к кого еще таких не было-новинка спортпрома. (До этого все санки, салазки были из гнутого стального профиля или арматуры со сваркой по узлам крепления). Легкие были и красивые. Я эти санки на второй день взял с собой в Овраг покататься и похвалиться перед друзьями. Человек 5-6 друг на друга сели и поехали с самого крутого склона. Внизу попали на скачек-трамплинчик, взмыли вверх и брякнулись о землю со всего маху-заклепки стрельнули, санки сложились пополам, мы все кто-куда. Когда пришел с санками домой и показал родителям, то реакция была: мать ругается, что зря деньги выбросила на ветер, отец смеется до слез, я реву, а сестра подначивает-нечего ему покупать такие вещи, не может ими пользоваться. В общем было весело. И зачем такие вещи делали?

3. Игра в хоккей.

С продукцией спортпрома мне не везло всю жизнь. Где-то в 1966-67 гг стали выпускаться хоккейные клюшки из клееной фанеры. До этого мы играли в хоккей самодельными клюшками-крюки к черенку приклеивали казеиновым клеем и обматывали черной изолентой или марлевым бинтом на том же клею. А тут отец где-то раздобыл заводскую клюшку из клееной фанеры-чудо была а не клюшка-хоть в красный угол ставь и любуйся. Вышел на улицу, позвал соседа Володю покидать шайбу на дороге. Автодорога перед домом была местом многих игр-и футбол, гоняли, в хоккей, катались на коньках и гнутых из арматуры самокатов.
Машин было мало - пропустишь-и опять играть. Только мы с соседом разыгрались - я берегу свою красавицу, сильно не бью, а только бросками пользуюсь, - и тут мимо проходит местный хулиган (лет 18), поддатый - мы и не заметили, как он подошел. Взял у меня клюшку, размахнулся со всей дури и ударил по шайбе - шайба на месте -клюшка напополам. Была клюшка и не стало клюшки. И зачем такие вещи делают?
Каждую зиму сами заливали каток – таскали воду ведрами из колода - да по несколько раз заливали, чтобы лед был толстый и коньки его не резали. Играли и катались в любой мороз - в школе отменяли занятия из-за мороза и мы, сначала дойдя до школы (2-3 км), и узнав, что занятий нет - бежали домой, переодевались - пальто, подшитые валенки, рукавицы, шапка, завязанная под подбородком, и вперед на каток. Если у кого что отморозилось - нос, щеки или уши - оттирали снегом. Когда уж совсем закоченеем, то шли к другу детства Вале Калмыкову. У него родители работали на ж/д дороге - отец - машинистом, а мать тоже кем-то. Отца мы практически не видели - он постоянно был в разъездах - ночь-полночь - поднимали его в рейс. От такой работы он и умер рано. Хотя машинисты получали довольно много по тем временам (они были рабочая элита в городе), особых богатств я не замечал - небольшой домик ( 2 комнаты - кухня, столовая и гостиная, зала и спальня). У нас и то было: кухня с печкой, столовая, где мы с сестрой делали уроки и спали, зал с сервантом и телевизором, спальня родителей), огородик.
Придя с мороза как снеговики, замерзшие по самое не могу, скидывали всю верхнюю одежду перед железной печкой буржуйкой, которую топили углем. Подкинув угля, ложились перед печкой и играли в карты в разные народные игры. На печку ставили сковороду и чуть-чуть поджаривали семя конопли - не поверите, конопля росла целыми десятками гектаров, и никто про наркотики не знал и не ведал. (Чудеса советские – однако!) Вечером приходила мама Валентина и аккуратненько нас выпроваживала по домам. Хорошая была женщина.

4. Ловля птиц.

Еще одним увлечением была ловля птиц. Разные виды птиц ловились разными приспособлениями и орудиями. Снегирей, чечеток и чижей ловили длинной удочкой (3-4м) с петлей из лески на конце. Когда снегири садились на рябину и начинали клевать ягоды, то можно было подойти к дереву, что бы накинуть петлю на голову птице. Можно было , но не всегда - из десяти подходов мог быть один удачный. Стая взлетала и перелетала на другое дерево, и все начиналось заново. Пойманную птицу сажали в самостоятельно изготовленную клетку. Изготовление клетки для птиц было очень трудоемким делом для нас, так как требовало усидчивости и терпения. Все дырки в деревянных элементах, чтобы вставить проволоку, надо было прожигать, т.к. сверл тонких не было. И вообще технология изготовления клеток каждым пацаном разрабатывалась самостоятельно. Вот вы спросите - зачем это надо было? Как в городе можно привить и развить основной инстинкт мужчины? Правильно -охота и рыбалка. Получение навыков поимки птиц не сами придумывали - кому-то родители показали, кому-то старшие братья. И как клетку делать тоже показывали. А мы уж клетки с птицами и меняли, и продавали, а многие просто мечтали научить говорить чижа - только не знали как. Говорили с ними , говорили - а они человечьем голосом говорить отказывались. Ну что сделаешь - в конце концов, весной, их отпускали на волю со слезами на глазах. О чем при этом думали я уж и не помню - наверное о хорошем. Сейчас хотел бы передать свой опыт как дед внуку, так снегирей не видел лет 5-6, синичек то 1-2 за всю зиму. Куда все подевалось?

Как я научился плавать и ловить рыбу.

В школу я ходил через Овраг, о котором писал выше. Ручей, который по низу оврага проходил когда- то был перегорожен дамбой со сливом - все как положено. Постепенно воды в нем набралось прилично, что уже летом полмикрорайона приходили сюда купаться. Кто-то запустил рыбу, а может сама родилась - дикие утки быстро это место освоили. Во втором классе я уже освоился, куча друзей появилась, и летом приходили на прудок и ловили рыбку-мальков-то ли шеклия, то ли плотва, размером с палец. Брали черную нитку, привязывали крючок и спичку. Грузила не было. Его роль выполнял катышек хлеба. Нитку на палец и всю конструкцию в пруд. И, надо сказать, это все работало-по десятку рыбешек кошке ловили. Когда было очень жарко, то залезали в воду около берега. Барахтались, играли. Постепенно то один мальчишка переплывет пруд, то другой. Так и моя очередь дошла. Кое как «по- собачьи» переплыл (метров 30), а потом уже легче стало-тренировки сказались. Триумфом стал переплыв р.Суры туда и обратно вместе с классом (в 10 классе) около ж/д моста.
Рыбалка стала одним из основных увлечений на всю оставшуюся жизнь. В 5-6 классе ездили с пацанами на велосипедах на р.Алатырь.
Встанем на перекате, сделаем в трусах дырочку, в которую вставляли спичку с куканом, и начинали ловить пескарей. Иногда по 40 и больше умудрялись их наловить. Но бывало, что или спичка от кукана обламывалась от частого вытаскивания из дырочки для насаживания рыбки, то ли помимо дырочки эту спичку проносили из-за азарта. Только глядь, а кукана-то нет, и рыбы тоже. Такое разочарование - тогда и материться научились.
Закрепление навыков рыбной ловли продолжилось в деревне у бабушки-в селе Сиява. За селом начиналась пойма р.Суры. Когда-то в древние времена река протекала рядом с местом расположения села, потом изменила русло, и от старого русла осталась цепь озер-Кобыла, Сосновское, Старица, Хомутец и другие. Карася в них было видимо не видимо. За утро на одну удочку можно было поймать более 100 штук, грамм по 200-300 - с ладошку и больше. Иногда попадались гиганты-по 2.5-3 кг. На прикорм шла пшенная каша, сдобренная постным маслом. Уходили на рыбалку человек 5-6 деревенских друзей, иногда с их сестрами, сразу после клуба часов в 12 ночи. Пока шли по пойме наступал рассвет и в 2-3 часа утра мы были на озере и раскидывали по несколько удочек каждый. Потом когда клев начинался бешеный -ловили только одной. Лет через 20 поехали с шуриным (муж сестры) на эти озера, и хотя забросили сети, чтобы к вечеру на уху поймать -попался только 1 карасик. Рыбы не стало -зато все заполонила рыбка ротан - бич средней полосы России-раньше его не было. Америкосы и здесь нагадили всему народу (как с колорадским жуком).
Еще вспоминаю случай, я уже учился в университете, нас с отцом пригласил его племянник Виктор (сын старшего брата Федора, погибшего на войне). Он отслужил во Владивостоке на корабле водолазом. После демобилизации приехал домой и , не имея другой профессии, устроился начальником баржи-крана по очистке фарватера р.Сура от корчей (затонувших и занесенных песком упавших деревьев). Очень много вытаскивали мореного дуба - ценнейшего сырья для краснодеревщиков. За сотни лет дубы, пролежав в воде, становились черного цвета и очень твердыми. Из них делалась очень красивая мебель - черного цвета и на века-износа ей не было. Купить такую мебель могли только состоятельные люди. И вот на этом кране я познакомился с новым видом ловли-на подпуск. Берется длинная толстая леска и к ней привязывается с десяток поводков с крючками В качестве насадки использовалась корочка хлеба. Леску выкладывали в воде вдоль берега на расстоянии 1-1.5 метра на ночь. Утром приходили и проверяли. Вы не поверите, на десятка три крючков попалось три голавля по 1,5-2 кг. Красивая рыба. Такую больше я не ловил нигде. На следующую ночь поплыли сплавом с аханом (большая сетка в виде кошеля на длинной ручке) по омуту, и захомутали спящего осетра. Думали что бревно –топляк попался. Подъехали к берегу, и стали на берег вытаскивать, и тут рыбина проснулась, и давай прыгать в высоту на метр и более. Втроем на нее легли, зажали кое-как и по голове тюк-тюк. Смерили длину - больше метра. Когда домой привезли, разрезали, то почти целый тазик черной икры было. А вы ели когда-нибудь вяленую стерлядь или осетра? Разрезаешь тонкими ломтиками, а разрез переливается всеми цветами радуги, и вкуснота не передаваемая-хочется новый кусочек съесть и еще и еще.

Как отрабатывали в школе.

В советской школе было принято в летний период ученикам, начиная с 5 и по 8 класс, отрабатывать неделю или две в школе. Девочки ухаживали за цветами и овощами в школьном саду- поливали, пропалывали, а мальчишки вскапывали землю, собирали и жгли листья и выполняли другие хоздела, которые находил ответственный учитель. Однажды учительница биологии Валентина Степановна Спиридонова (а учились мы в 6 классе) попросила Санька Трошкина, чтобы он переговорил с его отцом по поводу навоза. Отец держал лошадь, на ней же где то работал, и навоз лошадиный -ценнейшее удобрение- у них был постоянно. Отец естественно не отказал-выделил нам телегу-таратайку на двух больших колесах, размером с наш рост. Наложив навоз и взявшись за дуги, мы с Сашком потащили-повезли эту драгоценность в школу. Везти надо было через Овраг знаменитый. Так как уклон дороги был очень крутой, то приходилось тележку толкать вверх, держа ее дуги горизонтально на уровне головы на втянутых руках, чтобы, «лошадиное золото» , не скатилось на дорогу. Измучились - не передать . Кое как доехали до школы, все сдали, получили зачет и потащились домой по тому же маршруту. Перед спуском Санек говорит : « Мы эту чертову телегу не удержим-давай отпустим ее, а внизу заберем». Так и сделали. Только у телеги были свои замыслы, о которых мы не догадывались. Телега набрала огромную скорость, подскочила на кочке в самом низу и улетела в пруд, да так далеко, что и не видно было ее. Это был полнейший аут…Август, не холодно, но и не купается уже давно никто. Делать нечего - разделись и полезли доставать тачку - иначе дома Сашке порка будет. Одно дело толкать по твердому, другое дело тащить из воды и тины эту бандуру. Как вытащили и не помню - главное вытащили. Зато запомнилось на всю жизнь.
Вторым видом отработки была влажная и полная уборка своего класса от пыли и грязи. Надо сказать, что технички убирали и мыли полы только в коридорах школ и туалетах. В классах ежедневно полы мыли ученики-дежурная смена. И раз в месяц или два делалась полная уборка класса всем составом-окна, подоконники, парты и т.п. Надо признать , что до 8 класса уборка производилась только в светлое время суток. Старшеклассники убирались и вечером. Мальчишки меняли воду- девчонки мыли. Таким образом сплачивался коллектив, выявлялись лидеры и сачки-лентяи, да и привитие элементов дружбы между мальчиками и девочками тоже не последнее место было в воспитательном процессе советской школы. А сбор макулатуры или металлолома? Соревнование между классами –кто больше соберет? И цель была -собрать средства на памятник молодому Володе Ульянову (Ленину).
Цeль оправдывает средства: во время одного из рейда по сбору металлолома чуть не разобрали на части стоящий памятник паровозу у железнодорожного ДЕПО. Начальство депо, милиция, учителя, директор -нас всех выстроили шеренгами, и выясняли, кто были участники разборки паровоза. Пол школы в этом знаменательном деле участвовало, поэтому никого не наказали. Деповцы сказали-лучше мы вам сами памятник купим, но что б больше ноги ваших учеников на территории депо не было. В общем деньги собрали и поставили у входа в школу памятник Володи Ульянову, у которого проводили линейки, принимали малышню в октябрята и пионеры. В общем - здорово ! В комсомол принимали в горкоме комсомола.

Школьная жизнь.

Учеба мне давалась легко-приучил себя сразу-приходишь из школы, поешь и делаешь уроки. В первом классе помогала сестра, а потом уже я сам. Система школьного образования позволяла не напрягаясь усваивать материал. Если какие-то основы пропустил и не восполнил, то и последующие знания давались значительно тяжелей, или не давались совсем. Отчислить неуспевающего ученика было нельзя. А ему на уроке было скучно, догонять бесполезно, вот и мучились с ними учителя -воспитывали, класс подключали, родителей вызывали. Фильм «Доживем до понедельника» смотрели? Правда и только правда. Все же в школу ходили с радостью. Встреча с друзьями, общение, совместные дела-все это было привлекательно . Ну например, принес Володя Красненков мелкоколиберную винтовку, с настоящими патронами. Пошли в овраг, где кислородная станция была, и постреляли.
В мае 1970 года учитель физики Борис Александрович Дарьев объявил, что урок астрономии будет проходить в ночное время на улице перед школой- будем смотреть в телескоп. Собрались, посмотрели на луну и звезды , и пошли провожать девчонок по домам - в родительский дом пришел во 2 часу.
Особо надо отметить мое участие в художественной самодеятельности школы. С 5 и до 8 класса ходил на хор. Терпеть его не мог-сколько времени свободного отнимал- но было строго. В 7 или 8 классе учитель пения решил меня выставить на городской конкурс с песней «Атомный век». Тяжелая для вокала песня. Ее исполнял Муслим Магамаев. И у меня неплохо выходило вытягивать высокие ноты. Когда наступил момент выйти на сцену, у меня возник синдром – 1 куплет помню, а последующие -забыл. Раз спел 1 куплет, замолк, проигрыш на баяне -и опять первый куплет, и опять не помню слова -хотя почти год репетировали несколько раз в неделю Под фанеру тогда не пели. Зрители смеялись и тепло принимали, хлопали и подсказывали. Мы с учителем вежливо улыбались и я кланялся, с тем и ушли. Ничего не напоминает? «Мишкины рассказы» Л.Успенского? «Где это видано, где это слыхано?». Только там были малыши, а в моей истории уже как бы и не малыши, но суть одна. Таким синдромом страдают все звезды эстрады. Поэтому они в большинстве поют по фонограмму. Меня сейчас это немного согревает . Больше меня в художественную самодеятельность не приглашали. Я был не против.

Школьный кинотеатр.

В физической лаборатории при кабинете физики была установлена киноустановка. На уроках физики, биологии, истории, географии литературы иногда , когда был киноматериал, показывали учебные фильмы. Кому пришла в голову вместо учебных фильмов показывать художественные, я не знаю, но, руководство школы, получив разрешение от директора кинотеатра «Октябрь» Героя Советского Союза П.Макарова и, обучив моего соседа по парте Саню Сиротинского управлению киноустановкой, объявило об открытии школьного кинотеатра для учащихся и жителей микрорайона. Премьера прошла триумфально. Класс физики был забит до отказа - и стояли, и сидели в проходах и в дверях. Фильм был американский о тяжелой доле негров. В финале , когда негра-главного героя разлучают с дочкой от белой женщины в зале стоял рев-плакали все. Народ был сентиментальный до ужаса. Казалось бы - какое нам дело до негров? Нет, мы в них видели людей, только с другим цветом кожи. А нетерпимость к несправедливости видимо заложена в нас в генах. С учебный год кинотеатр точно проработал. Затем кинопленки перестали нам давать.

Городские и сельские кинотеатры.

В феврале 1922 года состоялась беседа Луначарского с Лениным. В контексте беседы, Ленин говорил о задачах развития коммунистического кинематографа, отметил необходимость «определённой пропорции между увлекательными кинокартинами и научными», особо указал на роль хроники, с которой надо начинать «производство новых фильмов, проникнутых коммунистическими идеями и отражающими советскую действительность», подчеркнул необходимость цензуры («конечно, цензура всё-таки нужна. Ленты контрреволюционные и безнравственные не должны иметь места») и в окончании беседы прибавил: «вы у нас слывёте покровителем искусства, так вы должны твёрдо помнить,что из всех искусств для нас важнейшим является кино».
Все указания Ленина неукоснительно выполнялись. Вы помните, когда приходили в кинотеатр на просмотр фильма, то сначала показывали документальный ролик с новостями, а то и два. В «хрущевскую» оттепель с Запада стали поступать в основном развлекательные фильмы или такие, о которых я упоминал выше. Для освежения памяти назову названия нескольких кинокартин того времени, интересных нам : « Бабетта идет на войну», сериал про Фантомаса, «Этот безумный, безумный мир», « Большое приключение», сериал про мистера Питкина и другие ( в интернете сейчас можно их пересмотреть-гениально было снято, даже по нынешним временам). Мультфильмов практически не было.
В городе было 3 кинотеатра- «Октябрь», «Арс», клуб железнодорожников. Самый интеллигентный был –«Октябрь».
Здание с колоннами, справа размещалась афиша сегодняшнего фильма, а слева- будущего. Заходишь-направо кассы-2 или 3. Когда был интересный фильм, то собиралась армия детей, и все хотели попасть именно на этот сеанс-толчея, ругань, то есть организации никакой. Директор кинотеатра Макаров-Герой Советского Союза, фронтовик- посмотрел, посмотрел, что от кинотеатра скоро ничего не останется и повелел поставить металлические ограничители. Только он забыл каким был сам в молодости-нам эти преграды были не преграды. У нас за плечами был опыт занимания очередей в школьной столовой. Один занял очередь и весь класс потом к нему. Так советская система учила нас с молоду выкручиваться из различных ситуаций, но в основном коллективно, кучей. И нам это нравилось - не щелкай кое чем, а то останешься голодным или без развлечения.
Взяв кассу на «ура», заплатив 10 копеек за билет, проходишь в фойе кинотеатра. Напротив входа огромнейшая картина 6 на 10 метров из серии советского агитпрома (не помню о чем). Немного освоившись , походив, и дождавшись друзей, шли на второй этаж. На втором этаже был буфет, где можно было купить коржик, пироженку, стакан чая или газводы, мороженое - по нашим средствам. (Средства добывали сами-сдавали бутылки из под вина, молока (одно время ходили на свалку, находили бутылки, отмывали в колонке и сдавали. У родителей практически не просили денег). А еще там играл эстрадный оркестр. Саксафон, трубы, барабаны-такое мы видели только в кино, и вдруг перед тобой такая прелесть-не успевали рты закрывать. Когда оркестр отдыхал, включали киноустановку. После второго звонка все мчались в зрительный зал занимать свои места. И вот начинался фильм про Фантомаса и комиссара Жува, репортера в исполнении Жана Море и прекрасной его партнерши. В себя приходили только через 2 часа -по окончании фильма. Разговоров было на месяц, до следующей серии. И тогда нас не могли остановить никто –могли с уроков убежать всем классом-смотрим и учителя тут же-за нами -присматривают как бы.
Когда в кинотеатре «Октябрь» не было билетов, а воскресенье проходит, то шли в «АРС» на улице Ленина, рядом с горсадом. (Горсад – парк для развлечений в историческом центре города: тир, танцплощадка городская, тенистые дорожки, красивые клумбы, продавали мороженое и играла музыка- типичный парк 40-60 годов).
Кинотеатр «АРС» мне не нравился. Все серо, не запоминающееся. Как заходишь длинный коридор, а потом налево в зрительный зал заходишь, и все, не помню ничего из интерьера.
Поскольку Бугор изначально застраивался железнодорожниками, то в 60-х годах было притяжение работников к своему клубу. Клуб, надо сказать, был тоже типовым для советского периода тех лет-деревянный, куча кружков по интересам, духовой оркестр, библиотека , все мероприятия железнодорожников проводилось там. Это был родной для рабочих железной дороги очаг культуры и времяпровождения. Перед входом в клуб был небольшой сквер. Спустившись по ступенькам (территория спускалась к ж/д путям и станционным постройкам),выходишь на центральную аллею- справа стоял ростовой памятник Сталину И.В, а слева- памятник Ленину В.И. Также проводились праздничные мероприятия в этом сквере, возлагались венки, провозглашались коммунистические речи, формировались праздничные колонны на демонстрацию. В 1961 году после ХХI съезда в одну ночь памятник Сталина И.В с постамента снесли и скинули вниз сквера к забору. Весь город, когда узнал об этом, приходил и молча смотрел на поверженного вождя. Мало кто понимал, что случилось. Человека, который организовав народ, победил фашизм, отстоял независимость страны, а по большому счету спас от уничтожения и рабства народы России и Европы, в которого верили, и которого превозносили на всех уровнях в течение стольких лет-взяли и скинули с постамента. Других памятников Сталину я что-то не помню в городе. Ленину были и до сих пор стоят, а Сталину-нет.
Сам клуб мне запомнился деревянным запахом, старого, старого дерева - как в церковь зашел - какое то благоговение находило. Такого чувства в других кинотеатрах не было. К сожалению в перестроечные времена клуб сгорел или сожгли, что одно и тоже.

Любовь к чтению.

Нас учителя с первого класса приучали к чтению. Кого то приучили, кого-то нет. Меня –приучили. Обязательно надо было записаться в школьную библиотеку. И было хорошо, если записывались и брали книги в территориальных или ведомственных библиотеках. Мой отец сам был большой любитель почитать книги, а когда мы были маленькие, он читал книги вслух. В доме была хорошая библиотека, хотя тогда при скудных средствах и ассортименте доступных книг, это было его личным хобби. В библиотеке были тома Дюма, Толстого, Достоевского, Шолохова, военных и чувашских писателей. (Чувашских писателей покупал потому, что они правдиво описывали родные места и время его молодости). Я был подписан в школьной библиотеке и читал в основном приключенческую литературу, заодно ремонтируя эти книги, если они были в ветхом состоянии. За что библиотекарша меня всегда отмечала и давала дефицитные книги. Начиная с 3 класса отец по рекомендации школы выписывал мне «Пионерскую правду», «Мурзилку». Запомнилось печатание в «Пионерской правде» в каждом номере с продолжением книги «Волшебник изумрудного города» : «Урфин Джюс и его деревянные солдаты» (1963),«Семь подземных королей» (1964).Все номера подшивались и несчетное число раз перечитывалось.
Тяга к чтению не прервалась, а стала жизненной необходимостью - сейчас в личной библиотеке несколько тысяч томов. В последнее время больше читаю электронные книги и надеюсь, что сам освою их написание и создание. Хоть что-то от меня в интернете останется. Эти мои воспоминания будет первой попыткой создать электронную книгу.
Надо отметить, что когда приезжал к бабушке в Сияву на лето - первым делом бежал в клуб, в библиотеку-записывался, брал книги и в самое жаркое время дня лежал в сенцах на подстилке и читал детские книги.

Село Сиява.

История

Село образовано во второй половине XVIII века при винокуренном заводе графов Салтыковых. Было населено русскими крестьянами, принадлежавшими до 1861 года помещикам Салтыковым и Мятлевым. Такое было довольно распространено. В одной деревне могло быть несколько помещиков. Когда становилось трудно с деньгами, то помещик продавал, или закладывал часть земель, и в итоге в селе уже несколько помещиков владеют землями, хотя там не проживали. На каждого члена семьи выделяли землю. Люди работали 3 дня на барина, 3 дня – на себя. В Сияве не было помещиков. Жили люди своими доходами, и те, кто был зажиточней, уезжали на Север. Возвращались с деньгами. На эти деньги строили мельницы и свои дома.
Занятиями населения были земледелие, животноводство, кирпичный, жестяной, слесарно-токарный, кузнечный, столярно-токарный, овчинно-скорняжный, сапожно-башмачный промысел, изготовление и ремонт музыкальных инструментов, часовое дело. В 1825 году построен храм Спаса Нерукотворного Образа. В 1885 году открыта одноклассная церковно-приходская школа, а в 1893 году — школа грамоты.
В 1933 году образован колхоз «Красногор». В 1937 году организована средняя школа, которая существует до сих пор. В 1928 году была открыта больница, ставшая одной из лучших сельских больниц Чувашии. Многие жители села ушли на фронты Великой Отечественной войны, погибли более 200 человек (в 1939 году проживало 928 мужчин и 1106 женщин).
В 1965 году был воздвигнут один из первых в районе памятник погибшим на войне.
В 1959 году на средства Сельского Совета с помощью колхоза в Сияве построили клуб со зрительным залом на 200 мест.
В настоящее время в селе действуют школа, офис врача общей практики, библиотека, клуб, отделение «Почты России». В 2011 году заново освящён храм Спаса Нерукотворного Образа, объект культурного наследия.
В 60-е годы храм использовался под хранилище зерна. Как местная достопримечательность был знаменит растущей на крыше березе. Сейчас храм восстановили, освятили, отправляют службы- только народу осталось против прежнего совсем ничего. Ну хоть так. Дома умерших жителей продают чебоксарцам в качестве дач на лето - прекраснейшие места. Дом с землей 20 соток за 100 тысяч – где такое возможно-никакого дальневосточного гектара не нужно.

Мое видение жизни в селе Сиява
.
Мама всегда рвалась поехать в Сияву, хоть на недельку, хоть на три дня. Вопрос стоял в транспорте. В 70-х годах ничего не ходило из Алатыря , кроме упомянутой самоходной баржи. Доплывали до деревни Княжий яр и пешком 15 км через сосновый лес с грузом гостинцев и необходимых в деревне вещей. Особенно мне запомнились поездки с отцом. Велосипед, мешок муки , сумки и я – и отец все это вез. Все правобережье Суры сплошь пески. И дорога через лес была очень плохая-сыпучий песок, местами ямы, заполненные водой, корни деревьев- только вести за руль и никак больше. Зато вокруг красота: бабочки летают, которых никогда не видел-с ладонь величиной. То тут , то там полянки со спелой земляникой. Цветов лесных- море. Отец сам родом из степного левобережья Суры, и перед таким обилием растительности и летающей красоты просто замирал, потом начинал собирать ягоды в кулек какой-нибудь- так мы шли несколько часов до Сиявы. На следующий день он уезжал, а я оставался.
Село было довольно крепкое, у многих, где были мужики или большая семья, дома были пятистенные.
Когда длины бревна не хватало, то дом строился из двух половин, разделенных стеной-пятой.
В селе было много женщин, чьи мужья погибли на фронте или умерли от ран. Поэтому содержать дом и хозяйство им было тяжело, не смотря на помощь родни. Пенсии тогда были мизерные (как и сейчас). Ну и что, что ты вдова, хочешь получить сенокос – иди отработай в совхозе. Тетка Струченкова (чья тетка-с дедовой или бабушкиной стороны- я не помню) корову уже не могла держать (жила она на краю села), и держала козу.
Напротив дедушкиного дома через дорогу жил его брат Иван Иванович. Через два дома левее жила его сестра-тетя Шура. Бабушкина родня жила на другом конце села, и куда мы с ней редко, но ходили. Все старики держали пчел по десятку ульев на огороде, поэтому мед у них был всегда. Совхоз специализировался на выращивании гречихи и животноводстве. А гречиха для пчеловодов самое первое дело, и поля гречихи начинались срезу за селом в пределах лёта пчел. А в пойме росла липа, которая тоже имела пристрастие в июне цвести. Липовый мед тоже очень был вкусный. Пестицидами тогда особенно не увлекались, и пчел не морили. Да и пчелы были какие-то не вредные -не кусали. Идешь босиком по полю клеверному, наступишь на пчелку- она тип, жало вытащил и дальше пошел. То ли толстокожие были, то ли иммунитет был на уровне-практически не болели от укусов - так –недоразумение какое-то.
Между селом и сосновым бором (заказником, в котором не разрешалась порубка, и размещалась сельская больница) протекала речка Сиявка - летом- по щиколотку. Около кропорушки (механизированная мельница по переработке гречки) и чуть выше фермы делались запруды (дамбы), вода набиралась к июню по шейку детворе (у фермы и по глубже было). На берегу у крупорушки лежал какой-то механизм из толстой стали диаметром в полтора метра-он на солнце нагревался, и когда мы малышня (8-10 лет) в воде накупаемся до посинения и дрожи, то залезали на этот механизм и грелись от его тепла. Иногда на мельницу зайдешь, возьмешь горсть гречки и в рот- никто ничего не говорил и не гнал.
У фермы водоем был побольше-для взрослых. Вечером после сельхозработ мужики, парни, девчонки отмокали, отмывались перед тем как идти домой ( с 18.00 и до глубокой ночи –гам, смех, шум). Сама ферма была несколько ниже плотины-отходы в пруд не попадали. Когда с вечера не нароешь червей для утренней рыбалки, то идя на озеро в пойму обязательно заходишь на ферму- два раза копнешь и сотня червей есть. Что меня всегда удивляло, так это огромное количество ужей около фермы-видимо приползали за молоком, и коровы их не боялись. Как рассказывали доярки, ужи присасывались к вымени и так пили молоко, а коровам кайф. И ужи были толстые и длинные, но мы их не боялись -знали как отличить от гадюки-по желтым пятнам на голове.

Трудовое воспитание

В советское время все дети, кого я знал, так или иначе работали-нет, не за деньги, просто были распределены в семье обязанности, в том числе и среди детей. Родители с вечера сказали, что надо сделать на следующий день, то никто не возражал, ворчали –да, но не отказывались и делали, что требовалось: натаскать воды из колода в бочки для полива, прополоть грядки, собрать урожай вишни для продажи , сходить и, выстояв часа 2 в очереди, купить бидончик кваса на окрошку (квас продавали в желтых цисцернах на колесах), наколоть дров для печи или принести торфа (угля) для печи. Если в семье было несколько детей, то многие дела старшими детьми перекладывались на малышню – своеобразная дедовщина. Поскольку дела были не слишком обременительными, то они выполнялись достаточно быстро. Остальное время было твое.
В Сияве было несколько другое положение. Чтобы получить разрешение на сенокос надо было отработать определенное число часов на совхозном поле на прополке свеклы, кукурузы, или на других работах. В основном на отработки ходила бабушка, и меня для этого мероприятия не допускала лет до 13-14. Но, когда твои деревенские друзья заменяют своих родителей на этой работе, то тебе становится, прямо говоря, стыдно смотреть им в глаза-ну как же-городской мальчик, изнеженный. Поэтому последние годы я уже смело требовал и заменял бабушку на сельхозотработках, зато доказывал, что я как и все.
Не менее впечатляющим делом для меня была прополка картошки на приусадебном участке. Эти мерзкие травы-колючий осот, березка - отравляла жизнь на целую неделю (30 соток прополоть было для моего возраста и опыта большим испытанием). Но мне было жалко деда и бабушку, когда они с утра пораньше брали мотыги и шли на прополку. Они никогда не просили или, тем паче, не требовали- берегли свое любимое чадо, но такое чувство ,как совесть, говорило-вставай, иди, помогай и я вставал, брал мотыгу и шел помогать. Так воспитывалось чувство помощи ближним-на примере. Этим приемом я часто пользовался позднее на своих руководящих должностях. Не всегда и не со всеми, но в большинстве своем было действенное средство.
Живя целое лето в деревне , успеваешь перезнакомиться не только с родней дальней и ближней, но и с родителями своих друзей, со знаменательными людьми села. Если вы думаете, что знаменитые люди –это председатель, директор школы, продавец- да, они были такими, но были и другие. Маша Горшенина-местная достопримечательность-всегда встречала автобус из райцентра- ждала гостинец, и начинала в стихотворной форме передавать деревенские новости и сплетни-по другому говорить она практически не могла. Ее все считали местной дурочкой, но я бы так не сказал-совершенно необразованная женщина на ходу сочиняла стихи про односельчан или события-все складно и в тему-это был гений. Возможно, про Пушкина никогда не слыхала, но также легко складывала стихи и без всяких божественных вкраплений-Юнона, Зевс и пр. И имела феноменальную память. Она знала всех жителей и их детей, кто чем занимается и увлекается, кто куда и когда уехал или приехал. Меня всегда узнавала, когда я приезжал на маршрутном автобусе. Тут же всем рассказывала новости, а потом еще приходила вечером домой, чтобы ее угостили.
Другим знаменитым человеком был Юрий – лилипут. Они с женой были ростом с метр двадцать-как 10 летний ребенок. Но был единственным в деревне , кто мог подстричь волосы или починить часы. И при этом была семья добродушной, отзывчивой, безотказной, за что сельчане платили им своей любовью и уважением.
И я уже упоминал доктора сельской больницы-относительно молодого человека, но преданного своему делу, любящему людей-настоящий сельский доктор-сколько он спас людей от смерти, наверное не сосчитать.
В деревне я многому научился. Местные жители старались обходиться своими силами. Например, Николай Николаев при заготовке лык (кора от липы, которую заготавливали и сдавали за деньги государству) поранил топором ногу. В больнице наложили шов,перевязали ступню и отправили домой. По- соседски он попросил меня ему помочь-запрягли лошадь и поехали в пойму. Там выбрали подходящего размера липы (диаметром 4-5 сантиметров) , я срубил штук 5 и поехали домой. И тут он мне показал мастер-класс по изготовлению костылей. Военные навыки от старших перешли к младшим, т.е. ко мне. За что я ему благодарен. Из таких вот примеров набирался мой жизненный багаж.
С живностью, которую держали-корова, хрюшка, 4-5 овечек, собака-особых проблем не было. Но иногда возникали моменты, что и не знаешь как быть. Однажды бабушка заболела и ее положили в больницу. И все- армагеддон. Животные как - то чувствуют, что с хозяйкой что-то случилось, и начинали бунтовать-корова ревет не доенная, овцы домой идти не хотят, свинья верещит. Мы с дедом мечемся , как не прикаянные -ладно хрюшку покормили, а корову кто доить будет? Я к соседке: « Тань! Помоги корову подоить», а Таня на 1 год меня младше. Если мне 11 было, то ей 10 лет. Но она деревенская, а я ? . Пришли, ведро подсунули, а корова косится и ногами ведро наровит пнуть и ревет. Дед с крыльца советует одеть бабушкино платье, на голову- платок, мол не узнает. Пошел, одел и платье и платок. Татьяна корову гладит и уговаривает, а я присел и за вымя стал тянуть-потихоньку, потихоньку молоко полилось. Больше полведра надоил, тут корова поняла, что что-то не то, и стала брыкаться. На следующий день и бабушка с больницы примчалась -болеть в деревне некогда.
Интересное время – время сенокоса. Бабушка за лето за отработку получала надел в неудобъях, в овраге где-нибудь, и мы с дедом с косами на плечах шли через всю деревню. Сначала у меня не очень получалось, но дед мужественно и терпеливо разъяснял и показывал что и как делать. Постепенно, через огрехи, но принаровился и уже вовсю давай махать. Дед про себя молился всю дорогу наверное, чтобы я себе чего-нибудь не отхватил. Но все обходилось и мы удачно заканчивали косить траву. И шли домой опять через деревню и дед со всеми раскланивался и говорил, что вот мол со внуком траву косили. У меня уши становились красные, а нос кверху поднимался-вся деревня будет об этом событии говорить. Завтра забудут, но сегодня точно будут говорить. Теперь вставала задача привести сено домой. На себе не утащишь, а машин правление не давало. Наступала очередь бабушки идти искать машину. Наискосок через дорогу жила бабушкина родня, в которой молодой парень работал водителем на «Колхиде» с длинным прицепом-то, что нужно. На следующую ночь (днем парень работал, мог втихаря возить сено только ночью в свое свободное время), взяв в помощь еще пару мужиков, поехали и тут я впервые увидел как грузят сено, как надо это делать, как перехватывать вилами вязанку сена и как укладывать. Привезли, свалили и отдыхать. На следующий день пока нет дождя все перетащили вдвоем с дедом на огород и сметали стог. К вечеру приходит дедов брат Иван Иванович и просит меня, чтобы я им помог тоже с сеном. Бабушка сразу выступать против, мол что ребенка замучили, отдохнуть не успел, а я гордый-старики ко мне за помощью, ну я и дал согласие. Погрузили, привезли сено, выгрузили-все нормально. После этого, как положено, пригласили за стол (так принято-кто работал-угощают). Налили мне целый граненый стакан бражки на меду, как и всем, тост –выпили, закусили-разговоры начались. Мне стало хорошо. Мой знакомый, сосед, который помогал грузить сено (он всем помогал, кто просил, а потом наливал) говорит мне: «Давай еще по стаканчику и в клуб пойдем». Махнули по стаканчику и пошли в клуб. До клуба дошел нормально, а потом все-приехали. Голова кружится, меня мотает, ноги не слушаются. Какие-то пацаны стали привязываться, но знакомые девчонки утащили домой. Болел я целую неделю-как вдохну медовый запах сена-мне плохо. Первый опыт опьянения , а мне было 15 лет, оказался очень тяжелым и болезненным. Не понравилось.

Сказали спасибо (1): dandelion wine
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 57 | Напечатать | Комментарии: 1
       
18 февраля 2020 15:20 dandelion wine
avatar
Группа: Редакторы
Регистрация: 31.05.2013
Публикаций: 94
Комментариев: 9947
Отблагодарили:639
С прибытием на наш сайт, Евгений! flowers1 К сожалению, весь текст не поместился в публикацию, она имеет ограничение по количеству знаков, пожалуйста, посмотрите, где закончилось и опубликуйте продолжение. С уважением - Марина

"Ложь поэзии правдивее правды жизни" Уайльд Оскар

Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.