Про них не сочиняют анекдоты, Хотя они все так же хороши. При них у молодых всегда хлопоты И с ней невестка сядешь, не дыши. Мужчины анекдоты сочиняют, Тут женщины должны одно понять. Они её ведь что не задевают, Ведь это может часто быть им мать. И кто она? Известно кто такая, Невесткам так знакома их любовь. Конечно, то не хищница какая, То сам

Нечаянные сны. Часть вторая. Глава 5 - Весна

| | Категория: Проза
5. Весна
-Вить, а давай в кино сходим? Сто лет ведь не были. Я тут на Новослободской возле «Мира Искусства», – бодро сообщала по телефону Светлана, стоя напротив неказистого входа, больше похожего на дверь, ведущую в котельную умирающего в неравной схватке с заграничным конкурентом старого советского завода резиновых изделий, - Место такое необычное, давай сходим, развеемся! Все, бросай свои дела! Собирайся. Только быстро! Как называется? А Название интересное – «Сердце мира». На «Кинотавре» гран-при взял. Да и афиша оформлена…Думаю тебе понравится. Артхаусное кино, не для всех…Наверняка в зале мы будем с тобой вдвоем! Романтика! Ну может еще несколько сумасшедших пожалуют. Все, беру билеты!
Виктор не стал изображать из себя привередливого и изнеженного ценителя современной комфортной жизни, избегающего посещения столь сомнительных заведений и через час, оставив свои дела на потом, оказался на месте. В первый момент он подумал, что это невинный розыгрыш Светланы - уж больно странно смотрелась выцветшая и перекошенная вывеска, на неровной, небрежно покрашенной в грязный темно-вишневый цвет стене старого и совершенно непримечательного двухэтажного здания. Особенно сильно почувствовался подвох, когда они подошли к видавшей виды двери, обитой металлом, больше похожей на вход в продуктовый деревенский магазин. Виктор не решался ее открывать и некоторое время сомневался:
-А ты ничего не перепутала, нам точно сюда?
Однако оказавшись внутри и устроившись в уютных креслах небольшого узкого зала, они будто бы перенеслись в иную реальность и Виктор вскоре забыл про все свои недавние сомнения. Он поймал себя на мысли, что они уже давно вместе никуда не выбирались и сегодня случился некий ренессанс в их отношениях. Окрыленный этим осознанием он даже обнял Светлану и та не стала сопротивляться, что непременно бы сделала всего лишь несколько месяцев назад. Наоборот, она прижалась к нему покрепче и прислонилась щекой к его плечу.
В зале, кроме них находилось ещё несколько молодых человек, вероятно студентов, а так же полная женщина неопределенного возраста в очках с толстыми линзами. Как и предполагала Светлана аншлага в тот вечер не случилось. К радости пришедших, их не стали мучить назойливой громогласной рекламой и нескончаемыми, рябящими в глазах трейлерами голливудских блокбастеров. Почти сразу, минут через пять после указанного в билетах времени, на небольшом, слегка пожелтевшем и неказистом экране запустили показ. Несмотря на то, что действие фильма развивалось вокруг одного и того же места – базе, затерянной посреди дремучего леса, в которой проживали главные герои и их многочисленные животные. И на то, что сюжет не тянул на звание динамичного, до конца дотянули все, за исключением дамы. Она возмущаясь и бормоча себе под нос:
-Какая пошлость!
Тяжело шествовала по скрипящим ступеням. Ее возмутила довольно неожиданная для зрителей «постельная сцена», стремительно произошедшая на берегу просторного водоема.
Светлана с Виктором вышли из зала последними, лишь после того, как внимательно дочитали все титры, проворно бегущие по экрану. Нельзя сказать, фильм потряс их, но заметно заинтересовал. Накинув верхнюю одежду и сделав буквально несколько шагов (настолько мизерным был кинотеатр), они оказались на улице, возле двери, которая ввела их пару часов назад в замешательство. Теплый вечер, необычное место и пьянящая весенняя атмосфера сыграли с ними добрую шутку и супруги решили не нырять в шум и суету подземки, а спокойно пройтись по начинающим пустеть уютным улочкам, подальше от крупных магистралей. Виктор взял жену под руку. Некоторое время они шествовали молча. Но Светлана нарушила молчание:
-Знаешь…Раньше я бы и смотреть такое не стала! С какой стати мне было волноваться за этих животных? За лисичек, которых бездумно отпустили на волю «зеленые» и что из-за их необдуманных действий часть животных погибла... А теперь вот иду и переживаю за всех. Кажется, что все это по-настоящему…Наладились у них дела или нет? Простили ли они друг друга? Да и как там зверюшки поживают?
-А я про нашего Мишку вспомнил… - Виктор вздохнул и после некоторой паузы продолжил, -Особенно, когда лиса псу в морду вцепилась на притравке… Помнишь? И где теперь наш потеряшка?
Светлана ничего не ответила. Она остановилась и после некоторой паузы, смотря вдаль, робея и подбирая слова начала:
-Я тебе давно хотела сказать…- после чего вновь замолчала.
-Что сказать? Ты что-то про Мишку знаешь?
-Да, про Мишку…-Светлана собралась с духом и приготовилась открыть сейчас, в этот самый показавшийся ей подходящим момент тайну пропажи их питомца. Она поняла, что не вправе больше это держать в себе и просто обязана все подробно рассказать, чего бы ей это не стоило. От волнения она принялась покусывать ногти, больше напоминая теперь ученицу младших классов, нашкодившую и попавшую на объяснение к директору школы, нежели взрослую женщину. Наконец, собравшись и глубоко вздохнув она продолжила:
-На самом деле…
Но тот же момент, в голове ее раздался громкий, четкий окрик, словно кто-то незаметно к ней подошел и громогласно крикнул:
-Нет!
Это можно было назвать внутренним голосом, о котором так много сказано, но, который зачастую в нас спит, а если даже и проявляется иногда, то не так мощно и уверенно. Определенно голос этот принадлежал ее ночному собеседнику. На мгновение она даже совершенно ясно увидела перед собой Мишкины изумрудные глаза, обычно добрые и немного грустные, но теперь строгие и бескомпромиссные, пристально смотрящие из темноты. Она осеклась и тут же вспомнила данное в первом же сне обещание.
-Свет, что на самом деле? – не унимался Виктор, которому показалось, что сейчас Светлана наконец-то приподнимет завесу над тайной бесследной пропажи Мишки, которая не давала ему покоя в последние месяцы.
-На самом деле, - неуверенно продолжила она, –Я видела сон... В нем наш Мишка бегал по лужайке. Весь такой красивый, пушистый…Он был счастлив и хвостом от радости вилял. Я тебе не рассказывала. Все как-то повода не было… Я снов-то не вижу. Сам знаешь. И вдруг вот такой: яркий и натуралистичный!. Так что, где бы он не был…Там ему хорошо! Это совершенно точно!
-Да?- изумился Виктор.
-Конечно! – уверенно приободрила его Светлана.- Не сомневайся!
Она улыбнулась, взяла Виктора за руки и словно опомнившись предложила:
-Я что-то проголодалась, может по хот-догу? Вон, через дорогу как-раз кафешка!
-А Пойдем! - обрадовался Виктор, - Кстати дома бутылка «Кьянти» пылится. Мне недавно заказчик один подарил, из Италии привез. Так что сегодня у нас праздник!
В закусочной они проворно расправились с хот-догами, причем самыми большими – нагуляли зверский аппетит. А оказавшись дома, под вино заказали сырную пиццу. Покончив и с ней, довольные и усталые они отправились в спальню. Виктор давненько не захаживал в эту часть своей квартиры и с нескрываемым любопытством оглядывался вокруг, а заметив пульт от телевизора обрадовался:
-Свет, может посмотрим что-нибудь? Я что-то даже соскучился по телеку!
-А по мне соскучился?
-По тебе тоже! Поэтому приглашаю тебя на совместный просмотр. Что ты там предпочитаешь? Сериалы?
-Да я и не знаю, что в моем сериале происходит. Давно не смотрела. И даже не интересно! Последний раз заснула под передачу про животных. Представляешь?!
-Вот как? – удивился Виктор,- Мало я о тебе знаю. Получается, что у меня сегодня свидание с незнакомкой! Причем в малознакомой обстановке!
Виктор нажал на кнопку. Быстро нагревшись, телевизор выдал картинку африканской саванны. Вдали укрывшись от палящего солнца под тенью от одинокого дерева, располагался львиный прайд. Виктор с интересом слушал повествование диктора и с восторгом наблюдал за кадрами, раскрывающими будни этих царственных животных. Подобные передачи ему нравились ещё с детства. А Светлана, удобно устроившись рядом с нежностью смотрела то на экран, то на мужа.
Когда под тревожную музыку показали стремительную и короткую погоню львиц за отставшей от стада зеброй, Светлана, не любившая подобных сцен инстинктивно прижалась к Виктору. И от прикосновения этого совершенно неожиданно по всему ее телу прокатилась теплая приятная волна. Это повторилось несколько раз и вскоре ощущение приятного тепла и томления локализовалось у нее в области чуть ниже живота. Томление это желало вырваться наружу, сдерживаемое невидимыми препонами и хаотично билось внутри. Необычное ощущение становилось все сильнее и явственней, и вскоре преобразилось в нечто большее, захватив в сладостный плен все ее сознание, в котором зарождались все новые и новые волны несравненного удовольствия. Светлана вдруг ясно поняла, что рядом с ней находится человек, посланный ей свыше. Тот, о котором принято говорить – суженый. Раньше она не придавала значения этому слову, считая его смешным и даже язвительно подшучивала над теми, кто его употреблял. Но теперь слово это, звучало в ее ушах все громче и громче, в такт буре нежности и блаженству вспыхнувших и яростно горящих внутри нее. Она крепко обняла мужа. Ей хотелось не просто прижаться, а раствориться в нем навсегда. Она чувствовала себя маленькой счастливой рыбкой ласкаемой водами огромного и чертовски приятного океана. Светлана вдруг ясно поняла, что это тот самый человек, с которым она не хотела бы расставаться ни на миг. Тот самый, с которым она готова встретить старость, жить в счастье и невзгодах и как говорилось в сказках, умереть в один день. По всей видимости внутри Виктора разразилось не меньшее стихийное бедствие и он, потеряв интерес к передаче, так и не досмотрев чем же закончилась охота грациозных львиц на теряющую силы зебру, повернулся и крепко прижал к себе жену…
На следующее утро Светлана проснулась раньше обычного. Мягкие лучи весеннего солнца играли бликами на лице беззаботно спящего на краю кровати Виктора. Светлана задернула шторы, накрыла супруга одеялом и выйдя из спальни прошептала в темноту коридора, низким голосом, обращаясь сама к себе:
-Что это было вчера?
И тут же ответила, но тоном значительно выше:
-Как что, неужели не понятно? Романтический вечер!
-И как вы на это смотрите?
-Положительно! Побольше бы таких! – снова, переходя на лирическое сопрано ответила она и побежала умываться.

***

Несколько дней после «романтического вечера» она порхала словно бабочка, только появившаяся на свет. Весь мир казался ей огромным дружелюбным цветущем лугом, заполненным экзотическими яркими цветами и солнечными лучами. Она вдруг почувствовала, что жизнь ее разделилась на «до» и «после». И если раньше ей, стиснув зубы, словно солдату, приходилось каждый день тянуть лямку, «стойко перенося все трудности и лишения воинской службы», как значилось в армейском дисциплинарном уставе. То теперь каждый день и каждый миг прожитого дня приносил ей светлую и чистую радость. Причем омрачить это новое восприятие казалось ничто не могло. Внезапно появившиеся из небытия невидимые стражники ее покоя словно перестали впускать в поле зрения Светланы любой негатив. В транспорте никто не раздражал, как прежде, не толкался и не наступал на ноги. В магазинах всегда находился в необходимом количестве нужный товар, а зазевавшиеся пенсионеры не образовывали заторов в проходах и не устраивали сварливых разборок на кассе. Люди на улицах улыбались, а автомобилисты всех полов, сословий и национальностей услужливо останавливались, пропуская ее на зебре и не окатывали водой из грязных луж после дождя. Даже не обладающему способностями медиума или экстрасенса человеку достаточно было одного взгляда на Светлану, чтобы сказать, что она эту самую свою внутреннюю радость излучала вовне. Столь разительную перемену конечно же почувствовали коллеги по работе, а Виктория Альбертовна однажды заметила:
-Свет, а ты преобразилась в последнее время…Влюбилась? И кто этот счастливец?
-Муж! – ответила и расплылась в улыбке Светлана.
-Умничка! Я же тебе всегда говорила, что он у тебя то, что надо…Опыт! Жаль мне такого не попалось! Но это, видимо судьба!
-Ты уж его береги, - поддержала разговор Клавдия Захаровна, - Мужики нынче вид вымирающий, их в самый раз в «Красную книгу» заносить!

***

Единственное, что теперь заставляло Светлану время от времени углубляться в раздумья, так это воспоминания о последнем сне. Точнее финальной его части. Той самой, где она держала на руках маленького Егорку. Сон казался ей настолько ярким, а самое главное естественным, что все события, вплоть до мельчайших нюансов, произошедшие в нем глубоко врезались в память. Она совершенно отчетливо помнила тепло, исходящее от малыша, звуки, которые он издавал, запахи. Светлана мгновенно прониклась нежными чувствами к этому нуждающемуся в заботе и внимании, брошенному и никому на свете ненужному мальчику. Но стремительное завершение сна обескураживало. Ей хотелось подольше тогда побыть с мальчишкой, успокоить. Уложить спать под колыбельную песню, которую ей в далеком детстве пела бабушка и нежно поцеловать карапуза в пухлую, замусоленную грязными ручонками щечку. Больше всего ее донимал такой вопрос: для чего все-таки Мишка устроил весь этот маскарад, разбив той трогательной встречей ее сердце? Не раз она повторяла вслух, злясь на пушистого негодяя, как она его за это называла, примерно такие фразы:
-Знал же, что парня уже забрали! Вот ведь интриган! Ну попадись ты мне!
Но Мишка, словно догадываясь о ее серьезном настрое, куда-то запропастился и неприлично долго не давал о себе знать.
Конечно Светлана обрадовалась, что все так ладно вышло и что родители Егора прозрели и исправили ошибку. Парень теперь точно будет окружен заботой и любовью. Но все же в ее душе остался легкий осадок, состоящий из печали и разочарования из-за разрушенных надежд. Ведь в том сне, как бы пафосно это не звучало, в ней проснулась состояние матери, понятное и доступное не всем женщинам и даже ставшее в наши дни предметом колких шуток. И осознание этого нового приятного чувства, греющего ее сердце изнутри определенно ей нравилось. Неведомая ранее энергия теперь переполняла ее. Но вот выпустить из себя эту прекрасную, созидательную силу, которую невозможно долго удерживать внутри, не поделившись ею с беззащитным, нуждающимся в этой силе существом было теперь некуда. Нет, конечно где-то в унылых детдомах коротали свои дни тысячи лишенных внимания одиноких детей, но любовью она прониклась именно к Егорке и с ним хотела она поделиться своей новой светлой и прекрасной энергией.

***

Апрель уже полностью вступил в свои права и превратил землю в зеленый и цветущий, наполненный дурманящими, свежими ароматами мир, приправленный волшебным и чарующим щебетом многочисленных птиц, которые стремительно оккупировали парки, скверы и дворы. Люди, высыпали на улицу вслед за птицами. Словно очнувшись от зимней спячки, они страстно жаждали получить как можно больше тепла, света и положительных эмоций в эти несколько весенних дней, подсознательно ощущая, что долго сия идиллия не продлится. Горожане знали, что совсем скоро вступит в права скоротечное лето. И непонятно, подарит ли оно тепло и солнце или примется безжалостно заливать скудную землю проливными дождями и мучить ее северным холодом. А после, где-то в начале октября с Арктики подуют лютые, леденящие ветра и неизбалованную теплом и зноем нашу скромную природу скуют морозы и укроет снег. Многочисленные птицы покинут эти места и останутся с нами выживать во враждебном мраке извечные наши соседи: суетливые голуби, шустрые воробьи и крикливые серые вороны. Все мы снова погрузимся в сон. И будем продолжать существовать в этом окутанном дремотой зимнем царстве, теша себя надеждами, на скорое наступление новой весны. Той, которая в очередной раз разбудит всех нас своим мягким, нежным и теплым поцелуем. Той, которая обязательно чем-то удивит, обнадежит и что-то изменит в нашей жизни.
Наряды женщин параллельно теплу, согревающему улицы, становились все более открытыми и волнующими. В мужчинах просыпался задор, удаль и бесшабашность. И даже те из них, кого обычно считали скромными и застенчивыми, не скрывая эмоций подолгу смотрели вслед, проходящим мимо стройным дамам в легких, разноцветных платьях. А некоторые, в которых не угасла еще страсть к жизни превращались в истинных мачо, потерявших голову.
-Девушка, можно с вами познакомиться, - твердили они без устали всем, мало-мальски привлекательным особам.
В атмосфере царило легкое и приятное весеннее томление, вытесняющее зимние тревоги. Светлана, подхваченная этими процессами, двигалась вместе с ними, словно щепка в бурном ручье перемен. Ей было легко и спокойно. Правда кое- что ее все-таки немного смущало – она с вожделением стала заглядывать в холодильник! Временами на девушку нападал просто зверский аппетит. Причем зачастую одновременно хотелось употребить такие продукты и в таких комбинациях, о которых раньше она не могла и подумать. Будучи стройной от природы, она забеспокоилась, что двигаясь такими темпами недолго и располнеть. И это накануне пляжного сезона! Каждый раз скептически рассматривая себя в зеркало она давала установку остановиться, но это не помогало. Но как говориться, беда не приходит одна. Пережив шок, связанный с неконтролируемым и неуправляемым обжорством, Светлана стала замечать, что несмотря на ежедневный восьмичасовой сон, она была бы не прочь прикорнуть еще в любой удобный момент - будь то выходные или перерыв на обед. И случилось так, что она даже на несколько минут заснула за рабочим компьютером прямо посреди рабочего дня. Вероника Альбертовна ехидно подметила тогда, обратив своего бухгалтера в краску:
-Свет, ты чем по ночам то занимаешься?

***

Как-то в конце апреля, в пятницу, распрощавшись с коллегами, Светлана, мучимая голодом и недосыпом, обходя стороной торговые центры, магазины и прочие места, способные сбить с толку, оказалась дома раньше обычного. Виктора не было. Но он, филигранно точно выбрал момент и позвонил, только лишь она успела повесить ключи на крючок:
-Свет я в Нахабине, отопление у клиента запускаем. Буду поздно! Там на столе пицца стоит. Ты такую не пробовала. Рецепт теста у итальянца с форума выведал! Пальчики оближешь. Не забудь только разогреть!
Светлана, не тратя времени на переодевание, сорвала вафельное полотенце, которым был накрыт ужин. Пицца даже холодной выглядела вполне аппетитно. Скептически посмотрев на микроволновку, она молниеносно уничтожила эксклюзив от итальянца, запив яство пол-литровым пакетом однопроцентного кефира. Затем, поняв что хочется добавки, пошарила по холодильнику и извлекла из его недр открытую банку с зеленым горошком. Она успокоилась лишь когда опустошила банку полностью, заедая ее содержимое увесистой горбушкой белого батона. После добротного перекуса, довольная и сытая быстро переоделась в махровый халат и не медля прилегла на диван в большой комнате. На любимом месте отдыха Виктора, мягком и уютном, она пригрелась, накрывшись клетчатым пледом и уже через пару минут сладко посапывала.

Светлана помнила эту дорожку наизусть, как стихи Агнии Барто, которые они — крохотные мальчики и девочки разучивали в садике, в далеком детстве… Оглядываясь по сторонам и с любопытством рассматривая каждую знакомую до боли деталь, она неспешно продвигалась вперед. Вот совсем скоро мощные корни огромного раскидистого вяза вздыбят и расколют, старый неровный асфальт, выбравшись наружу из под земли.
-Света, аккуратней, не споткнись, - всегда заботливо предупреждала бабушка, когда они вместе проходили здесь.
А дальше встретят заросли высокой и густой крапивы. Что за неприятное растение эта крапива? Откуда в нем столько язвительности? Чуть расслабишься, махнешь неаккуратно рукой или сойдешь с дорожки чтобы, пропустить встречного и она непременно обожжёт! Неприятное место. Благо дальше самый желанный участок пути - водопроводная колонка! Спасение в знойный день! Как интересно нажать на длинный рычаг и долго удерживая его, запустить таинственный и захватывающий процесс. Откуда-то снизу, из под земли вдруг раздастся рык словно бы взбесившейся жидкости, стремительно надвигающийся и с трудом удерживаемой внутри стальных, напряженных труб. А из крана через несколько секунд в сложенные пригоршней руки польется ледяная, свежая и вкусная вода.
Вскоре тропинка побежит вдоль выкрашенного в коричневый цвет деревянного забора. А за ним леденящим душу неистовым и громким лаем, встретит большая, лохматая кавказская овчарка. Толстая цепь крепко удерживает собаку и не позволяет ей подходить близко, поэтому можно посмотреть на нее сквозь щель. Огромная голова, налитые кровью глаза, белые клыки размером с палец…И как она не ранит ими свой язык? Жуткое зрелище! Но забор заканчивается и тропинка, словно вырвавшись на свободу бежит вдоль ухоженного газона, а на нем растут три невысоких липы со спиленными верхушками и ветками в форме шара. Видимо в доме рядом проживает человек, знающий толк в японском искусстве бонсай. А еще дальше лужайка, с буйной травой и выглядывающими тут и там синими, желтыми, фиолетовыми цветами, вокруг которых вьются разноцветные бабочки, трудолюбивые пчелы, хрупкие мотыльки. Стрекозы, зависают в воздухе и с интересом рассматривают тебя своими огромными глазами-линзами. Где-то рядом неустанно стрекочут невидимые кузнечики и тяжело жужжат массивные и неповоротливые шмели. Еще немного и будет видна знакомая старая ограда из посеревших досок, а за ней голубой бабушкин дом .
За скрипучей калиткой дорожка, а с двух сторон высокие растения, с цветами, похожими на огромные разноцветные ромашки. Желтые, розовые, бардовые. Они излучают вокруг себя стойкий, приятный аромат, притягивающий сотни насекомых. А дальше на слегка покатом терракотовом крыльце стоят бабушкины галоши и прислоненная к стене дюралевая тросточка…
Светлане захотелось зайти в дом. Шутка ли, последний раз она видела его лет двадцать назад, когда еще училась в школе. Дом вместе со всеми постройками давно уже снесли и построили на этом месте безликий микрорайон, который заселили вечно пьяными невзрачными мужиками-работниками некогда процветающей, а ныне ушедшей в никуда местной фабрики с их сварливыми женами; готовыми на любые лишения ради собственного жилья молодых людей обоих полов, вырвавшихся от родителей; а так же покорителей Москвы, денег на проживание в этой самой Москве не зарабатывающих.
Входная дверь оказалась открытой. Посреди просторной террасы, на разобранном столе стоял таз с крыжовником. На кухне на плите еще испускал пар недавно закипевший чайник. Большая зеленая муха, все еще полная сил билась о стекло, пытаясь пролететь сквозь эту незримую преграду. Все говорило о том, что хозяйка на минутку отошла и находится где-то поблизости.
-Бабушка, ты где? – с надеждой крикнула Светлана, но ей никто не ответил.
Тогда она зашла в дом. В старом серванте за раздвижным стеклом, окруженный хрусталем стоял ее любимый увесистый стеклянный шар с разноцветными лепестками внутри. А сверху серванта охранял покой посуды огромный керамический кувшин в форме петуха с пробкой на хвосте. Когда маленькой Свете бабушка рассказывала сказку «Кот и Петух», она всегда представляла в роли главного героя именно его.
-Несет меня лиса за темные леса! – стоял в ушах его неистовый крик о помощи…
В следующей комнате, на стене тикали часы с кукушкой, которая «улетела в лес» - так всегда говорила бабушка. А под ними трюмо своим поворотом зеркал завлекало в загадочный мир отражений.
-Интересно, как я выгляжу? – подумала Светлана, но посмотрев в зеркала обнаружила там лишь пустоту. Это удивило ее, но вскоре удивление это забылось.
Бабушки не оказалось и в доме. Но на массивной железной кровати, покрытой пышной периной и лоскутным покрывалом с несколькими взбитыми подушками, аккуратно сложенными в небольшую пирамиду, лежало незаконченное вязание – носок из разноцветных ниток.
Решив, что бабушка в огороде, Светлана вышла на улицу но, к своему удивлению увидела во дворе Мишку. Он, свесив хвост беззаботно сидел на краю широких и коренастых качелей у сарая, построенных еще прадедом. Рыжий хитрец смотрел не нее и улыбался, сверкая прищуренными изумрудными глазами.
-Какая встреча! Вот уж кого не ожидала увидеть! – изумилась Светлана, но тон ее сменился с милости на гнев - И где тебя только черти носят! Разве так можно? Натворил дел и пропал!
-Привет, мам! Это что же я такого натворил?– заинтересовался Мишка.
-Ты меня зачем с Егоркой познакомил? Я так расчувствовалась! Собралась его усыновлять! Все инстанции обзвонила. Тебе это известно? – в движениях Светланы проглядывалось крайнее недовольство поступком Мишки — она размахивала руками, а потом и вовсе поставила «руки в боки».
-Мам, ну это проверка была… Не обижайся! Кстати, хочу тебе торжественно заявить, что ты ее прошла!
-Проверка? Какая такая проверка? – удивилась Светлана и скрестив руки перед грудью, дала понять, что готова выслушать его доводы, но гнев ее не ослаб.
-Теперь ты готова стать матерью! – торжественно заявил Мишка.
-Как это?
-А вот так, пора уже! И ты это доказала.
-Готова то я готова…- грустно заметила Светлана и присела рядом с Мишкой. От ее воинственности не осталось и следа. -Только вот как-то все не получается мне ей стать...Это уже, видимо диагноз. Думала что возьмем тогда с Виктором из детского дома малыша этого, Егора. Вылечим, заботиться будем...-воодушевилась Светлана, - И на тебе, здесь тоже облом!
-Ну, после того, как ты к Виктору тогда прижималась. Ну после кино…Помнишь? Это, я тебе скажу, любой диагноз разрушит…- немного смущенно начал Мишка.
-Как? Ты что, все видел?- Светлана обескураженно посмотрела на выдавшего пикантный факт собеседника.
Мишка еще больше смутился и отвернувшись в сторону, делая вид, что наблюдает за птичкой, возившийся в траве продолжил:
-Приходится…
-Прямо все?
-Да. Сверху все довольно хорошо видно, не сомневайся! Но дело не в этом.- Мишка перестал изображать смущение и подобно доктору в женской консультации торжественно заявил. Дело в том, что вы, дорогая моя, скоро станете мамочкой!
-Это как же? – все еще не понимала Светлана.
-Естественным путем, - последовал невозмутимый ответ ее собеседника. Мишка поднял лапу и начал смешно оттопыривать в сторону пальцы –Так! Сейчас у нас апрель. Раз, два, три…восемь, девять…После Нового года ждите пополнения в семье! Подарочек вам от Деда Мороза со Снегурочкой будет.
-Правда!
-Истинная! Я же говорю, что мне сверху видно все! Лучше всякого УЗИ
-То-то я, смотрю, что есть стала все подряд без остановки! Как саранча! Думала, странно все это. Может весна, авитаминоз? Да и в сон тянет постоянно…Подозрительно одним словом! А оно вон как!
Светлана оживилась. Она вскочила с качелей и стала ходить вперед и назад, переваривая полученную информацию. Эмоции ее менялись стремительно. Она то смеялась, то закрыв рот рукой пускала слезу, то что-то говорила вполголоса… Затем снова уселась рядом с Мишкой и не скрывая радости спросила:
-Мишка, а кто будет?
-Мальчик.
-Мальчик… Эх ты! А я о мальчике всегда мечтала... Слушай… А если я его в честь тебя назову. Михаилом. Можно так?
-Обычно зверей человеческими именами называют….Ну Васька или Борис. А здесь наоборот…
-Ну какой ты зверь? Я вообще не знаю, кто ты... Но ты самый лучший на свете. Ты для меня самое дорогое существо. Что бы я без тебя делала?
-Ладно, я не против! Ты же у нас мама, тебе и решать, – успокоил он Светлану, а затем, после недолгой паузы предложил, - Слушай, а давай махнем с тобой к реке. Помнишь ты там купалась в детстве, с дедушкой? Там можно пофилософствовать, я смотрю, ты к этому готова.
-Помню, конечно. Это которая там за полем…- махнула рукой Светлана в сторону.
И уже через мгновение они оказались на живописном извилистом берегу. В том месте течение преграждал невысокий порог. Вода проходя через препятствие стремительно и шумно стекала вниз и рассыпалась тысячами мелких брызг, сверкающих на солнце.
-Эх, вернуть бы все назад. Я бы так ни за что не поступила…
-Это ты про что?
-Да про Юрия Петровича...
-Жизнь такое дело, - начал издалека Мишка, - Иногда, чтобы понять что-то, нужно пройти определенный путь и совершить действия за которые потом может быть обидно. Да не то что обидно – больно! А отношение к человеку? Иногда лишь после его смерти понимаешь насколько он был дорог для тебя. Да что там для тебя, для всего мира. Взять Шуберта. При жизни мало кто восхищался его музыкой, о ней вообще многие и не знали. А современники отказывались издавать его произведения. Великим он стал только после смерти. И знаешь, как называется самое известное его творение?
-Нет.
-«Неоконченная Симфония», - подняв лапу кверху, чтобы подчеркнуть патетичность момента сказал Мишка и после продолжил, - Некоторые при жизни получают, то, о чем они мечтают и симфония для них не окончена, ибо имеет продолжение. А кто-то умирает, так и не получив, того, о чем мечтал. И здесь тоже симфония получается неоконченная… В любом случае «эта музыка будет вечной». Тебе улыбнулась удача и твоя музыка продолжается. Но ты, мама, не стала бы такой, не повстречайся ты с Юрием Петровичем. Да и мы с тобой не сидели бы здесь, на этом берегу.
-Так что же получается? Чтобы у меня появился смысл в жизни, я должна была кого-то погубить? – сокрушалась Светлана.
-Вариантов великое множество и это один из них.
-Но у меня теперь все хорошо… А ты…
-Умер? – продолжил Мишка незаконченную фразу.
-Да….
-Мам, жизнь и смерть это такое дело. Это сложно объяснить.
-А ты попробуй,- предложила Светлана.
Мишка поднялся и ловко запрыгнув на небольшой островок из травы рядом с порогом посреди реки начал:
-Ну хорошо. Вот река, в ней вода – это все мы. Нас здесь великое множество и мы есть всегда! Это понятно?
-Понятно.
-А вот здесь вода бурлит. Образуются и выскакивают наружу брызги или капли, как удобно, так и называй. И эти капли состоят из воды, ведь так?
-Из воды, из чего же ещё! Мишка не тяни!
-А вот здесь начинается самое интересное. Попрошу слушать внимательно! Капля, это и есть жизнь. Она на мгновение выскакивает наружу, забывает откуда появилась и начинает считать себя особенной, не связанной с рекой. Но довольно скоро снова падает вниз и растворяется в воде. Капля из чего? Из воды. А река? И река тоже из воды. Следовательно жизнь это кратковременное изменение формы. А на самом деле мы вечны. Мы - это великая река. И наша жизнь в любом случае - «Неоконченная симфония». Мы все время вместе, но мы не в силах понять этого. И осознаем это лишь когда становимся каплями, на миг зависнув воздухе и повстречавшись там с другими каплями перед неизбежным стремительным падением вниз.
-Значит мы капельки, которые случайно повстречались?
-Что-то вроде того.
-Но мы же можем пересечься еще раз? - не унималась Светлана.
-Можем,- не стал отрицать Мишка, покидая свою импровизированную трибуну. Вернувшись на берег он улегся на колени к Светлане.
Та обняла его и прижалась лицом к его пушистой шубе, мягкой и теплой. Вдоволь намяв его бока она поинтересовалась:
-Мишка, ты же все знаешь…Скажи, может мы снова встретимся? Ну как те капли. На миг. Все вместе. Но только не в иллюзиях…Сейчас в первый раз я понимаю, что все это сон. Что я проснусь и все вокруг пропадет. И река и ты…И от этого я не желаю просыпаться. Хочется оставаться здесь как можно дольше.
-Этого я не могу тебе сказать.- лукаво улыбнувшись уточнил Мишка, - Этого нам нельзя. Таинство! - сказав это он важно поднял морду вверх, - Я и так тебе много лишнего разболтал. Но раз уж я сегодня так разоткровенничался, то вот тебе ещё одна информация. Ты же у нас балуешься лотереей?
-Да. Толку правда никакого, - разочарованно уточнила Светлана.
-А это потому, что цифра одна у тебя неправильная.
-И какая же?
-Тринадцать. Замени ее. – Мишка уселся, обвив лапы хвостом.
-Знать бы на что…- скептицизма в голосе Светланы становилось все больше.
-А хотя бы на мой День Рождения…Хорошее, между прочим число, удачное. – Мишка на минуту замолчал. Было видно, что он что-то прикидывает и закончив свои расчеты с важным видом подытожил, - И поторопись, в ближайшее воскресенье как раз будет в самую пору.
-Хорошо…Но…Когда у тебя День Рождения?

Сказали спасибо (1): dandelion wine
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 31 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.