Я не останусь в этом городе, холода ждущего. Я отрекаюсь от всего, что приросло ко мне намертво, Пренебрегаю этой памятью, новое жгущею.. Я не останусь в этом городе, что не погубил едва. Я не хочу запомнить руки и лица знакомые. Я не хочу поверить снам, опровергающим явное. Я не хочу найти сегодня когда-то искомое. Я оставляю за чертой свое ошибо

Нечаянные сны. Часть вторая. Глава 3 - Харламов

| | Категория: Проза
3. Харламов

Прошло несколько дней. Все это время Светлана пребывала в довольно мрачном состоянии. Мысли ее были заняты лишь двумя событиями – сном, причем воспоминания о нем успокаивали и беседой с сослуживцами, а точнее вердиктом Клавдии Захаровны, подкрепленным Татьяной. Этот вердикт как раз и не давал покоя. Светлану, как говорят в таких случаях, начала мучить совесть. Она заканчивала день и корила себя в совершении, как охарактеризовала его Клавдия Захаровна - нехорошего поступка, подолгу ворочаясь в постели и не в силах заснуть и начинала день с того же. Она ругала себя за то, что удалила все контакты Юрия Петровича и не могла ему теперь позвонить. Ругала за свою несдержанность и вспыльчивость. Как-то раз, пользуясь отсутствием мужа Светлана разыскала на компьютере мужа портал «Птичий Рынок», но перерыв всю вкладку с объявлениями, так и не нашла того самого, от Юрия Петровича, с которого все и началось. Все так же присутствовали там люди, желающие купить обезьяну и кошку с разноцветными глазами, но деда Мазая, готового прибрать лис, енотов и барсуков не наблюдалось. И чем дольше продолжалось эта неприятная и неопределенная ситуация, тем невыносимее становилось на душе у Светланы. Очень тяжело давалась ей игра, которую она вела с Виктором, сопереживая его усилиям, затрачиваемым на поиски Мишки. В какие-то моменты ей хотелось собрать волю в кулак и раскрыть ему страшную тайну, рассказав все в мельчайших подробностях и не прося прощения за свой поступок. Но что-то все время ее останавливало: то не хватало духу, то брали верх опасения за здоровье супруга. Не помогал, а только усугублял страдания и алкоголь. От него состояние опустошения только усиливалось и в хмельной голове даже возникали мысли суицидальной направленности.
Однажды в пятницу, придя с работы, она без особого желания отведала мяса по-французски, приготовленного Виктором. Оставшись на кухне в одиночестве она взяла пульт в руки и принялась без особого смысла переключать каналы на телевизоре. Более трех секунд Светлана ни на одной из программ не останавливалась. Но неожиданно неизвестный новостной канал привлек ее внимание строкой «Бесправные животные», появившейся снизу. Она сделала звук громче и голос за кадром, освещающий репортаж с места событий поведал, что в Московской области, в поселке Радищево, Солнечногорского района, органами правопорядка пресечена деятельность незаконной притравочной станции. Дальше шел внушительный список несчастных зверей, за счет которых владелец этого объекта проворачивал свои грязные делишки, зарабатывая немалые деньги. При этом он неплохо экономил на питании и ветеринарном обслуживании своих «работников». Затем камера крупным планом захватила самого нарушителя и несмотря на то, что тот пытался прикрыть свое лицо руками, Светлана с ужасом сразу же узнала в нем Юрия Петровича. Он яростно отталкивал всех, кто к нему приближался и басил:
-Уберите камеру! Я без адвоката ничего комментировать не собираюсь!.
-Если гора не идет к Магомеду, то Магомед идет к горе,- вырвалось у Светланы, – Вот ты значит, как зверушек любишь, сволочь! Тоже мне, дед Мазай!
Сердце у Светланы учащенно забилось. Теперь у нее оказалась зацепка и хоть какая-то информация о том, где мог находиться Мишка. Она решила не откладывать дело в долгий ящик завтра же утром сесть на электричку и отправиться в Радищево, благо езды это должно было занять, судя по информации из интернета, каких-то пятьдесят минут. Там разыскать Юрия Петровича и забрать у него Мишку. А если Петрович начал бы сопротивляться, то пригрозить ему полицией. У хозяина притравочной станции рыльце теперь в пушку и вряд ли ему лишний раз захочется общаться с представителями закона.
В субботу, в восемь часов утра, тепло одетая Светлана стояла на платформе Ховрино в ожидании электрички. Когда она собиралась и выходила из дома, Виктор крепко спал на диване. Как обычно под пледом и в одежде. Лишние вопросы о том куда она так рано собралась ей были совершенно не нужны и поэтому действовала девушка стремительно и почти бесшумно. Светлана очень надеялась, что скоро вернется обратно с вызволенным из тягостного заточения Мишкой и сделает мужу неожиданный сюрприз.
Несмотря на то, что жила она рядом со станцией, дорогу эту Светлана знала плохо и редко когда ею не пользовалась. Проезжая Левобережную и Химки она взгрустнула, вспомнив недавние события, происходившие на этих станциях. Однако, когда электричка остановилась в Фирсановке, внимание девушки привлекли уютные частные дома из труб которых валил серый дымок, а на участках тут и там росли раскидистые вековые сосны. Она подумала про себя: «Хорошо бы здесь иметь свой домик! Так недалеко от Москвы и так тихо!»
Путь до Радищево показался ей быстрым и увлекательным. Она даже не успела разгадать и пол-страницы брошюры со скандинавскими кроссвордами, купленной в переходе. На душе немного полегчало, а выйдя из электрички она окончательно успокоилась, любуясь тихой красотой этого обжитого, прикрытого лесом от шума и суеты места. Ее не смущала даже неважная мартовская погода - серая и мрачная. Покопавшись в телефоне и бегло изучив по картам окрестности она решила пройтись по Центральной улице. Почему-то это название показалось ей самым надежным и многообещающим. Правда общение с редкими прохожими не принесло никаких результатов. О Юрии Петровиче никто из них не слышал. Продвигаясь дальше по Центральной совсем скоро она дошла до продуктового магазина и решила навести справки здесь. Светлана знала, что в сельской местности магазин это не только место, где можно купить продукты. Там можно пообщаться, узнать последние новости, встретиться с людьми проживающими на дальних окраинах. Это своего рода центр цивилизации, местного значения.
Внутри двое пожилых женщин внимательно и неспешно рассматривали большой эмалированный таз. Крупная продавщица неопределенного возраста в массивных очках и марлевом колпаке, под который были спрятаны волосы обслуживала парня, покупающего пакет гречневой крупы и две упаковки спичек.
-Извините,- обратилась Светлана к продавщице, когда та освободилась, - А вы не знаете такого Юрия Петровича? Он здесь, в Радищево где-то живет.
-Петровича? Душегуба, что ли? – уточнила продавщица.
-Как душегуба? – растерялась Светлана.
-Ну Собакин, Юрий Петрович, здоровый такой.
-Да, здоровый, в волчьей шапке и голос такой низкий, аж пробирает, когда говорит. Только я не знала, что фамилия у него Собакин… А почему душегуб?
-Ну он. Точно он! Зверье этот душегуб собирает повсюду. Не знаю, даже где берет-то... У егерей, наверное, а может и еще у кого. И потом к нему с собаками приезжают из разных мест и натравливают на этих его питомцев. Многих подрали. Мы сколько раз на него жаловались, сил нет. Прикроют его лавочку, зверей отнимут, а он опять за свое. Его давеча по телевизору даже показывали. Милиции пригнали уйму! Следователи ходили с папками, только никак не посадят. Все ему нипочем, как с гуся вода! Вчера вон приходил хлеба пять батонов взял.
-А как до него дойти?
-Прямо иди, как со станции шла. Потом налево и до конца. А там снова налево, он с краю обитает. Забор высокий такой. Там если спросишь: «Душегуб где живет?» Тебе любой покажет.
Через десять минут Светлана, как школьница перед экзаменом, волнуясь и тяжело дыша стояла перед нужным домом. Заглянуть внутрь не представлялось возможности – в полотне забора не было ни одной щели. Массивные ворота и крепкая калитка, так же не давали возможности постороннему изучить внутренности двора. Светлана разглядела лишь часть дома и крыльцо забравшись на осевший, но все равно довольно высокий сугроб поблизости. Во дворе заливалась хриплым лаем невидимая, грозная собака. А неподалеку на улице терся какой-то невзрачный мужичок. Он курил и внимательно следил за действиями незнакомки.
Светлана со своего постамента, едва удерживая равновесие начала кричать. Звонка на калитке не оказалось и этот вариант связи с жильцами показался ей наиболее актуальным:
-Эй, кто-нибудь есть живой?
Собака услышав голос нарушителя спокойствия прибавила хрипоты в лае и стала запрыгивать лапами на забор, отчего раздался резкий, неприятный металлический скрежет и гофрированные железные листы заходили ходуном. Видимо это возымело действие на проживающих в доме и на крыльцо вскоре выскочила девочка лет десяти. Тонким детским голосом она спросила:
-Вам чего?
-Мне бы Юрия Петровича!
-Его нет. Он на хуторе!
Светлана озадачилась местонахождением хутора, но решила выяснить этот момент позже и продолжила:
-А ты не знаешь, где лисенок, рыжий, такой? Мишкой зовут.
-У нас нет таких... - грустно ответила девочка.
-А какие у вас есть?
Девочка ничего не ответила, замахала руками, и громко всхлипывая убежала в дом. Через некоторое время появилась грузная пожилая женщина в пуховом платке, накинутом поверх цветастого халата.
-Иди, детка иди, -успокоила она ребенка, а потом обратилась уже к Светлане, -Сколько можно к нам ходить? Надоели вы уже, журналисты проклятые! Все уже отсняли, по всем каналам показали! Убирайтесь отсюдова, а то сейчас собак спущу!
-А не подскажите где хутор? Мне бы к Юрию Петровичу!
-Я тебе дам сейчас хутор! Так дам, что ни одной бабочки на хуторе этом не словишь! Марс, Марс, ко мне!
-Да все, ухожу я! –бросила напоследок Светлана слезая с сугроба. – Вот ведь люди! И чего такие злые?
Невзрачный мужичок все это время наблюдавший за происходящим бросил недокуренную сигарету под ноги и хромая поспешил к Светлане. Он нагнал ее и тронул за плечо.
-А вам, мужчина, чего нужно? – резко спросила та.
-Так я, это… Помочь хочу! Я узнал вас! Вы судебный дознаватель. У вас еще подруга имеется, – сказал мужичок, огляделся по сторонам и добавил,- Прокурор!
-И чем ты мне поможешь? – скептически посмотрев на мужика ответила Светлана.
-А расскажу вам все.
-Прямо так и все?
-Да! Все, что про Харламова знаю, все расскажу!
Светлана жестом отстранила от себя мужичка и гаркнула:
-Ты что, сдурел, алкаш? Нахрена мне твой Харламов сдался? Иди проспись!
-Так я же и говорю, что все расскажу про лису твою, что в электричке с вами тогда ехала. Её…Точнее его…Все его Харламовым звали, ну кроме Кристины. Она по своему лиса вашего величала! Только бы мне это… На опохмел немножко...Если не жалко.
Светлана тут же залезла в сумку и достала из кошелька тысячу.
-Вот тебе на бутылку! Давай, валяй, что ты там знаешь?
Мужик округлил глаза и почесал затылок, отчего шапка съехала ему на глаза.
-Это все мне? Так здесь на четыре, да ещё и на закусь с размахом хватит! -пришел в изумление мужик и быстро спрятал купюру в нагрудном кармане замызганной рубашки. - Так вот Харламова Петрович под Новый Год привез…
-Да знаю, я когда привез! Почему Харламов?
-Известно почему. Наши в 72 году с канадцами в хоккей играли. Суперсерию. А Харламов, наш нападающий, такой ловкий и быстрый был…Он этих профессионалов заморских только так делал! Никто угнаться за ним не мог и подловить. Они бедные плакали аж! Катаются, здоровые такие, лохматые, а одного вашего никак не одолеют. Вот мы лиса вашего, в честь Харламова и прозвали! Клички-то не было у него. Ни одна собака угнаться за ним не могла! А если и нагонит, то только захочет схватить, а он такой финт выкинет, что собака не при делах! Стоит эта собака и словно канадец в 72-ом глазами хлопает. Петрович этот его талант быстро подметил и как-то одному москвичу приезжему предложил пари. Скинулись они по тыще. Мол, если его собака, а она у него чемпион какой-то там, поймает нашего лиса за минуту времени, то деньги москвичу, а нет – Петровичу. Харламов не подвел… И пошло поехало…– мужик остановился и закурил Астру. Вокруг него образовалось облако и Светлана поморщившись принялась разгонять руками зловонный дым. Прокашлявшись, она спросила:
-А что, за Кристина?
-Так это внучка его, Петровича то бишь. Она с ним давно уже живет, родители куда-то в Африку смотали, а ребенка деду с бабкой стало быть и сбагрили. Она и до этого развлечения дедовы со зверями шибко не любила и все время ругалась на него. А уж когда появился Харламов, то она так к нему привязалась, кличку ему придумала, Принц. Играла с ним, кормила, расчесывала. И он к ней привык, как собачонка по двору за ней бегал и команды любые выполнял. Ага, какие хошь! Так вот, Харламова Петрович использовал, только когда Кристина в школе была или уезжала куда. В мотоцикл с коляской посадит и на хутор. Там зверинец –то его. Через час уже возвращается, довольный и лиса в загон отправляет - будто бы и не было ничего! А тот лежит потом, язык высунув, отдыхает…- мужик замолчал и сделав страдальческое лицо попросил:
-Гражданочка, вы не против, если я хряпну чуток? Трубы с утра горят. Не могу без спросу, при такой роскошно даме употреблять! Тем более, что вы человек не простой – судебный дознаватель! – важно произнес он и поднял палец вверх.
Светлана кивнула головой в знак согласия и ответила:
-Да никакой я не дознаватель... Это Ленка, подруга моя, наплела вам тогда с три короба. Бухгалтер я.
Ее собеседник достал из внутреннего кармана стограммовую бутылочку с водкой и осушив ее одним долгим глотком, сделал несколько акцентированных выдохов, крякнул и продолжил, вытирая рот рукавом замызганного пальто:
-На чем я остановился? А?, - захмелев, он на мгновение потерял нить повествования, но быстро опомнившись продолжил, - Вспомнил! Так вот, внучка ругалась. Она часто его подлавливала. Будто чувствовала, когда дедуля плутует и обещала сбежать вместе с Харламовым в Москву, если такое повторится. Только как же Петровичу было остановиться? Он знаешь сколько на нем денег заработал за два месяца? Уйму! И вот предложил ему один начальник большой с Твери сделку века. Ставка - тысяча! Только не рублей… Долларов!
-Да Собакин ваш не простак! А где, кстати, хутор этот, куда идти? Холодно на месте-то стоять! Может по пути расскажешь?
-А зачем он вам, хутор-то? Я уже почти к финалу подошел…Можно я ещё приму водочки? Финал оно дело такое, ответственное!
Осушив ещё одну бутылочку, мужичок заметно повеселел, но приступив к продолжению повествования принял серьезный вид. И хотя речь его стала слегка развязанной, а гласные слегка растянутыми, дела это не испортило.
-Начальник этот, областной приехал на черных машинах, с охраной и двух собак против Харламова поставил. Мелкие такие, но злые, черти! Немецкие какие-то. Ну Петрович и ляпни, что если собаки две, то и тысячи две…Долларов! Запустили их всех в загон… Харламов убегает, те догоняют, ничего у них не получается. И вот незадача, за пять секунд до конца, поскользнулся наш чемпион… Вираж слишком крутой взял. А собаки тут как тут. Одна за левую ногу схватила, другая за правую и тянут, каждая в свою сторону. Петрович говорит: «Все твоя взяла – проиграл я, разнимать пора!» А начальник сует ему еще две тысячи, мол не надо, пусть собаки кровь зверя почувствуют. И охрана смотрит недвусмысленно так, мол не рыпайся, мужик! Петрович рукой махнул…Ну и разодрали его те собаки в два мига!
-Постой, как разодрали? – Светлана поменялась в лице, - ты хочешь сказать, что Мишка…
-Да уж сегодня девятый день как нет его…Ну ка давайте туда пройдем, к сосне, вон к той.
Они подошли к дереву и мужичок указал на холмик с рыхлой землей и на камень рядом. У камня в снег был воткнут прутик и к нему привязана красная лента, развивающаяся на ветру с написанным черным фломастером именем – Принц.
-Вот и могилка. Земля не осела ещё... - грустно сказал рассказчик и вытер слезы грязным рукавом пальто.
-А у тебя есть ещё мерзавчик? – поинтересовалась Светлана, - Как тебя звать-то хоть?
Будучи бодрой и полной сил несколько минут назад, теперь она выглядела поникшей, с погасшим взглядом. Все ведь сегодняшним утром складывалось удачно и шло по плану. Светлана уже мысленно представляла встречу с Мишкой и поездку с ним до дома в электричке и вдруг такое…
-Владимиром зовут! Мерзавчик? А как же, имеется один. Последний. Давайте помянем, хороший зверюга был…- сказал мужичок и передал бутылочку Светлане, та выпила половину и отдала рассказчику. А Владимир осушив остаток продолжил:
-Кристина, домой раньше со школы в тот день пришла – учительница какая-то заболела. Смотрит, в клетке Харламова нет. Она на хутор. Подоспела как раз, когда собак из-за ограждения выводили. Морды красные, окровавленные, глаза горят. Она туда, а Харламов, лежит в грязи, с высунутым языком, смотрит в одну точку, не моргая. Дышит еще, но редко и тяжело. Хрипит. Видно, одним словом, что дух из него выходит…Она его обнимать бросилась, к себе прижимает…Перепачкалась, ясное дело. Ревет, как белуха! А что уж тут поделаешь, всю бочину ему разодрали до печенок…Так на руках у неё и отошел…- грустно вздохнув сказал Владимир и глаза его вновь наполнились слезами, – Петрович перепугался, меня подозвал и говорит, чтоб с Кристиной пошел и похоронил его. А сам от нее прячется. Боится! Ну я вот ямку-то и выкопал здесь, ближе к дому. Ну и похоронили, как положено…Девочка каждый день приходит теперь, сидит подолгу. А Петрович, он с тех пор в доме так и не появлялся, на хуторе прячется.
Светлана постояла еще несколько минут молча. Выглядела она неважно и растерянно озиралась по сторонам. Что либо уточнять она не стала — Владимир довольно подробно все изложил.
-Пойду я тогда, Володя. Спасибо за помощь огромное! Я без тебя ничего не узнала бы …- тихо сказала Светлана. Потом она, неожиданно для себя (раньше она об этом не могла бы и подумать) крепко обняла мужичка и поцеловала его в щеку, чем ввела того в глубокое смущение. Через некоторое время он оправившись от столь неожиданного поворота событий спросил запинаясь:
-Может, это…Проводить? Что-то вы бледная...
-Нет, спасибо, мне теперь одной побыть нужно. До свиданья, Володя! Спасибо ещё раз, добрый человек! – она попробовала улыбнуться, но это у нее вышло неважно и помахав ему рукой, направилась к станции.

***

Еще месяц назад Светлана и представить себе не могла, что отправится в такую даль по своей инициативе, чтобы выяснять судьбу какого-то лиса. Что будет несколько дней накануне выезда волноваться, переживать, что-то выяснять с коллегами. Да и столь сомнительного для нее человека, как Володя из Радищево, еще день назад она отогнала бы от себя, грубо оскорбив, подойди он к ней. И вдруг такие разительные перемены! Сказать, что ее расстроила вся история с Мишкой неправильно. Она была обескуражена и совершенно не понимала, что теперь делать дальше. Первое, что пришло на ум – зайти в продуктовый, купить половинку бутылки водки (целая все-таки показалась ей слишком внушительным объемом), выпить ее, а дальше уже что-то предпринимать. Но что конкретно она еще не понимала. Когда до магазина оставалось несколько метров, вдруг откуда-то из подворотни, навстречу ей вышел щенок: крупный и чумазый. Он неуклюже сел неподалеку от входа и пристально стал смотреть на нее грустными, глупыми детскими глазами, поворачивая морду, то влево, то вправо. Грязный тонкий хвостик с белой кисточкой радостно шевелился, выглядывая между двух задних лап, а уши, напоминающие лопухи так и норовили закрыть ему обзор. Светлана сбавила ход, остановилась напротив щенка и вдруг слезы обильными потоками полились из ее глаз. Она не могла ничего с этим поделать и мир вокруг растворился в этом потоке, превратившись в хаотическое смешение разноцветных, непредсказуемо меняющихся ломанных линий и пятен. Столь горько она плакала лишь в детстве, крепко сжимая плюшевого медведя - единственное существо с которым она могла поделиться своей болью и обидой. Мать тогда ушла на работу, а отцу не понравилось, что Света отказалась есть остывшие и слипшиеся макароны. И тот схватив пластмассовую выбивалку для ковра хорошенько ею отделал ребенка и с глубоким чувством выполненного долга отправился во двор к друзьям-алкоголикам оставив маленькую Свету одну.
Громко всхлипывая Светлана вбежала в магазин и некоторое время не могла сформулировать удивленной продавщице что-же ей нужно. Из-за плача у нее не выходило сказать полностью ни единого слова. Наконец, указывая на куриные окорочка, она выставив вверх указательный палец, жестами объяснила, что хочет купить один. Оказавшись на улице, она хотела было положить покупку перед щенком, но к тому успели присоединиться родственники - еще два чумазых и несчастных на вид щенка. А чуть поодаль из-за позеленевшего и сгнившего забора появилась их мохнатая мама. Она была такого же ржаво-коричневого цвета, как и дети, а на лбу и болтающимся ухе белело неправильной формы пятно.
-Сейчас, сейчас, подождите! – заговорила Светлана, вернувшись в магазин и попросила, продавщицу:
-Взвесьте еще три, пожалуйста!
-Девушка, у вас что случилось-то? Беда какая? Умер что ли кто? – искренне поинтересовалась работница магазина, - Может валидольчику или капелек? У меня имеются!
Светлана ответила:
-Нет спасибо! Без капелек обойдусь…В дух словах и не объяснишь…Там собачки у вас такие несчастные, жалко их…Сколько? Сто пятьдесят? Вот держите! Спасибо вам!
Собачье семейство, словно поняв, что сейчас у них начнется неожиданный гастрономический праздник, терпеливо ожидало Светлану у магазина. Все члены его неописуемо обрадовались вышедшей из недр здания женщине, держащей в руках пакет с благоухающими подарками. Они обступили ее со всех сторон и виляя хвостами норовили вырвать добычу из неподдающегося развязыванию целлофана. Наконец вынув из пакета окорочка, Светлана разложила их перед всеми родственниками и отошла в сторону. Собаки, казалось не ели несколько дней и в несколько мгновений управились с угощением. Тогда Светлана в третий раз зашла в магазин, взяла на оставшиеся деньги еще два куска, попросила продавщицу их разрезать на четыре и отдала все это голодному семейству. Когда и с этой порцией подарков было покончено, Светлана принялась теребить одного щенка за бока и гладить по голове. Ее окружили остальные и она каждого не обделила вниманием. Она присела на корточки и щенки принялись лобызать ее в щеки, в лоб, в закрытый рот и чуть даже не уронили в грязь. Мамаша стояла в стороне и внимательно наблюдала за процессом. Через несколько минут, испачканная, с черными, пропахшими псиной руками, вытирая лицо платком она отправилась на платформу, а собачье семейство радостно провожало ее, гоняясь друг за другом и путаясь под ногами до самых путей. После столь теплого общения она немного пришла в себя. Слезы уже не застилали ее взора, хотя тягостный груз на душе все так-же болезненно и беспощадно сжимал эту самую душу.
Светлана села в прибывшую электричку. И помахала в окно провожавшим ее собакам. Уставшая и отдавшая много сил сегодня, она наблюдала за пробегающими за стеклом видами. Занятие это успокаивало, отгоняло какие-либо мысли и погружало в состояние приятной неги под однообразный стук колес. Она уже задремала, как вдруг голоса и движение в начале вагона заставили ее встрепенуться. Оглянувшись Светлана увидела высокого, светловолосого, щуплого парня с красной гитарой в руках. На нем был одет темный пуховик с оттянутыми и кое-где оторванными карманами и черные узкие штаны с дырявыми коленками, а темно-коричневая вязаная шапочка, прикрывала лишь макушку. Рядом с ним стояла добродушная девушка с длинными темными волосами, связанными резинкой. Она была чуть ниже ростом и не выглядела худышкой, замучившей себя диетами. В глаза бросались разноцветные носки, торчащие из-под подвернутых узких джинсов и массивные светлые кроссовки. Парень прокашлялся и объявил:
- Мы студенты театрального института, отрабатываем актерское мастерство и желаем вам доброго пути! Цените и любите своих близких, а мы вам дарим нашу песню!
Затем парень начал перебирать струны звонкой гитары и они запели:

Приснилось ночью мне опять
Созвездье гончих псов.
Там пес один домашним стать,
Там пес один домашним стать
Давно уже готов.

И ничего, что он звезда,
Что он не виден днем.
Иди, мой пес, иди сюда,
Входи скорее в дом!

Как трудно в мире одному,
Без ласки, без любви.
И не расскажешь никому
И не расскажешь никому
Про горести свои…

После слов - И не расскажешь никому про горести свои – глаза Светланы снова наполнились влагой и она зарыдала, не в силах совладать с собой. Казалось, что сегодня ее слезы, словно долгожданный ливень в пустыне, где несколько лет стоял изнуряющий зной, наполнили землю живительной влагой и дали толчок для новой жизни. Эти слезы окончательно растворили твердый кокон опутывающий ее душу и все в этом мире для нее засияло, пусть пока и размытыми, но новыми, яркими и свежими красками.
Закончившие петь музыканты взволнованно переглянулись, увидев сколь яркий эффект возымело их выступление. Они спешно подошли к Светлане и девушка спросила:
-Что с вами? Вам может помощь нужна?
-Нет, ребят, все хорошо. Вы мне уже помогли!. – с трудом справляясь с рыданиями выдавила из себя Светлана, -Песня у вас хорошая, только грустная очень! Спасибо вам! Я все деньги сегодня истратила. Вот, все что есть… – И она высыпала в руки парня оставшуюся мелочь.

***

Открыв дверь ключом она обнаружила одевающегося Виктора.
-Далеко собрался?
-Ребята пишут, что в Реутове лису нашли, больно на Мишку нашего похожую. Поеду гляну. А ты сама-то где была?
-Я то? – Светлана не знала, что ответить мужу. В этот момент ей снова очень захотелось рассказать всю правду: все что она сделала некоторое время назад и все что случилось недавно с Мишкой. Она кляла себя за содеянное и ей было больно смотреть на идущего по ложному пути, ничего не знающего мужа. Но она так и не решилась на это сейчас, решив отложить этот разговор на потом. Сделав паузу, словно не расслышав Светлана переспросила, - Что?
-Да я проснулся, тебя нет. По телефону не отвечаешь. Ты где пропадала?
-А…Ленка приболела, а Андрюха на рыбалке. Я в аптеку ходила. Там лекарств выписали…Целый пакет получился…А телефон на беззвучном. Не слышала. А ты в Реутов?
-Ну да.
-Давай, Вить, съезди, посмотри… Ага…Ты позвони оттуда, я сейчас звук включу. Я устала - жуть!.. Прилягу пока… А ты звони, Вить, звони…

Сказали спасибо (2): romaschka, dandelion wine
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 2)
  •  Просмотров: 33 | Напечатать | Комментарии: 1
       
11 октября 2019 15:44 romaschka
avatar
Группа: Авторы
Регистрация: 28.11.2017
Публикаций: 107
Комментариев: 958
Отблагодарили:619
Ну что тут скажешь.... Конечно, состояние автора, писавшего это на валидоле, понять можно. А вот в искренность Светкиных слез я не верю. Не была она к лису настолько привязана, чтобы так убиваться. Все её страдания лишь под давлением алкоголя и чувства вины, которое её постоянно будет преследовать. И ещё, рассказ, никогда не расстающегося с бутылкой Владимира, нужно поставить под сомнение. Любят эти алкоголики всё приукрасить. Нет никаких гарантий, что история, поведанная Владимиром, не выдумка. Так что надежда пока еще есть.

Оставляю за собой право не соответствовать Вашим ожиданиям.

Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.