Санаторный роман – это миг Бесшабашной любви и разлуки… Десять дней – это радость двоих – В них вплелись наши губы и руки. Чуть шалит от бессонницы взгляд… И вечернего часа томленье… Мы искали любовь наугад И нашли это грехопаденье. ...Невесом над платформой туман, Загадали, что встретимся летом. Отшумел санат

Нечаянные сны. Глава 5 - Работа

| | Категория: Проза
5. Работа

Два оторванных от сна часа Светлана провозилась в кровати. Она была крайне рассержена всем, что на нее свалилось и в голове кипели бурные мысли главным лейтмотивом которых являлось то, что жизнь дала такую огромную трещину, после который и без того обветшалый корабль их недолгого семейного счастья точно пойдет теперь ко дну. Виктор представлялся ей жалким и беспомощным неудачником, не от мира сего. Ведь только сумасшедший способен проникнуться идеей превратить свой дом в пристанище для непонятного существа, содержание которого требует немалых физических сил и финансовых вливаний.
Кляла она и себя, за то что приняла несколько лет назад неверное решение и связалась с этим странным человеком. Светлана не видела никаких перспектив в совместной жизни с Виктором и раньше, а теперь, с появлением этого мохнатого чудовища, можно было смело бежать куда душе угодно. Одно только смущало, что бежать этой самой растерзанной душе некуда. К отцу? Нет, дорога туда закрыта. К родственникам в другой город? Но она не помнила ничьих адресов, и телефонов. И потом, если бы даже и вспомнила, позвонила и приехала, были бы эти родственники рады её приезду? Ну первое время возможно. Но потом? У всех своя устоявшаяся жизнь. А сгенерированное обильным возлиянием спиртного неожиданное и кажущееся искренним приглашение какого-нибудь родственника:
-Света погости у нас сколько душе угодно!
На юбилее престарелого сородича, имели силу лишь в течении недолгой пьяной эйфории сказавшего. Слова эти бесследно улетучивались с испарением последних капель алкоголя в мучительном утреннем похмелье, приносящим угрызения совести и сожаление за сказанное или содеянное накануне.
Светлана наблюдала, как стрелка часов неумолимо приближалась к семи. Одна только мысль о том, что через мгновение ей нужно будет покинуть теплую постель добавляла дров в топку ее полыхающего и разраставшегося раздражения. Выходные пронеслись незаметно и снова домокловым мечом нависла неотвратимость наступления очередной рабочей недели. Любой понедельник для человека занятого пятидневным трудом в офисе не самый простой период. Это день отрезвляющий и заставляющий снова ощутить себя винтиком в каком-то огромном вращающимся с нарастающей скоростью механизме. День, когда приходиться откладывать в сторону свои любимые дела, поступаться со своими принципами и наступать на собственное эго. Ну, если только работа не является любимым делом, местом где все устроено в соответствии с твоими принципами и если она неотъемлемая часть жизни.
Но именно этот понедельник казался Светлане особенно мучительным. Во-первых омрачали ситуацию неприятные для нее перемены в доме – появившееся в квартире животное совершенно не вписывалось в ее жизненные планы. И мысль об этих переменах безостановочно терзала ее душу. Во-вторых – из-за загула с Ленкой ей пришлось отлеживаться сутки. Состояние было паршивым. Все еще побаливала голова и присутствовало легкое состояние тошноты. В-третьих, это была последняя неделя перед ее Днем Рождения. С годами Светлана стала все более и более прохладно относиться к этому событию и не ждала от него ничего приятного или чудесного. В этот день, в последнее время, ей больше всего хотелось оказаться совершенно одной, где-нибудь на краю света и чтобы весь мир забыл о ее существовании. Она не понимала радости окружающих от того, что стала старше на один год. Не верила в их поздравления и пожелания и слушала в пол-уха все то, что они торжественно и пафосно говорили в ее адрес.

***

В ванной царил порядок. Щенка не было видно и о ночном происшествии напоминали только царапины на двери и отсутствие губки. От утреннего бодрящего душа Светлана отказалась, быстро умывшись и почистив зубы. Расчесав послушные волосы и нанеся на себя минимально допустимое количество туши, теней и пудры она, раскрыла дверцы шкафа задумалась о том, что сегодня надеть. Загоняться в этом вопросе сегодня не хотелось и она решила прибегнуть к классическому решению сложной ситуации - натянула джинсы и балахон с надписью «Yes». Теперь Светлана была полностью готова к выходу. Еще раз проверив в сумочке наличие всех необходимых мелочей и в очередной раз окинув себя взглядом в зеркале, девушка неожиданно почувствовала, что наступила на что-то холодное и скользкое. Не придав этому значения она уже было собралась засунуть в ногу в балетку, но остановилась и замерла, так как почувствовала резкий неприятный запах. Включив свет, Светлана посмотрела вниз и истошно заорала:
-Витя, я в дерьмо вляпалась! Твой придурок насрал посреди коридора! Вы что обалдели, том оба что ли? Ты где есть то? Иди сюда. Это ужас!
Через несколько секунд появился заспанный но уже вооруженный тряпкой Виктор, и стал вытирать пятна на линолеуме, бурча под нос:
-Так и знал, что нельзя яйцо ему давать!
Светлана, принялась стягивать с себя джинсы. Она была охвачена гневом и в сердцах запустила джинсами в Мишку, который вышел на шум и удивленно наблюдал за событиями с порога. Бросок оказался метким и бедолага, как городошная чурка пролетел пару метров вглубь комнаты, взвизгнул и спрятавшись за шторой начал там тихо и жалобно поскуливать, словно жалуясь на судьбу. Это походило на плачь и причитания ребенка.
Виктор бросив тряпку принялся успокаивать малыша. Гладя его по голове он громко крикнул из комнаты:
-Мы же договаривались! Зачем руки распускать? Этим не поможешь. Щенок ведь…
Но Светлана, закрыв за собой дверь вряд ли что-то разобрала из слов мужа. Она в свою очередь возмущалась и кричала что-то угрожающее, однако подробности и детали ее слов заглушал шум льющийся воды. Слова свои она подкрепляла резкими, заставляющими вздрагивать стуками по стене, словно пытаясь этим стуком описать полную бесперспективность пути, по которому отныне покатилась ее жизнь. Выйдя в коридор она, надрывно, срывающимся голосом прокричала:.
- Витя, ты, а особенно твоё животное, меня достали. Нет ты больше! Хотя он тоже! Нам нужно будет сегодня с тобой поговорить. Так что до вечера! И не дай бог, чтобы после работы я опять во что-то вляпалась! Или от чего-то расстроилась! Скажите спасибо, что я вас сегодня не убила, обоих! Придурки!
Она схватила другие, старые джинсы, те которые давно хотела выкинуть, но все забывала, грозно посмотрела на мужа, держащего на руках щенка, быстро оделась и вышла.

***

В автобусе Светлану толкнула какая-то пенсионерка и та высказала ей многое, что не успела утром сообщить своим домочадцам, мысленно поставив её в один ряд с мужем и его питомцем. Почуяв неладное, женщина не стала вступать в заведомо проигрышный, по её мнению диалог дипломатично подметив:
-Эх, молодежь!
После этого обиженная пенсионерка ретировалась. Она пристроилась на заднем сиденье и всю дорогу до конечной молча смотрела в окно и тяжело вздыхала. Надо заметить, что пассажиры довольно спокойно и равнодушно отнеслись к конфликту и никто из них не принял чьей-либо стороны, что было весьма странным. Видимо у всех хватало своих проблем и разбираться в чужих пассажирам в то утро было недосуг.
А в метро, какой-то прилично выглядевший парень, похожий на студента-первокурсника, раскрыв перед собой газету, юркнул на освободившееся место, прямо перед готовившейся присесть на него Светланой. Та не долго думая плюхнулась ему на колени. Сделала она это демонстративно и вряд ли могла себе позволить подобный жест в какой-нибудь другой день. Но сегодня внутри нее все кипело и клокотало. Ей всему миру хотелось показать насколько она обижена и раздражена и насколько этот мир жесток и несправедлив по отношению к ней. Парень не ожидая такого поворота событий ловко извернулся и вскочил, ошарашенно глядя на разошедшуюся даму. В порыве эмоций он даже порвал свое подземное чтиво. Вероятно, от стремительности и нестандартности случившегося, парень ничего не мог сказать и лишь пятился назад поближе к дверям. А Светлана наоборот, нашла что предъявить обидчику и повторила, делая поправки на пол и возраст, то что поведала в автобусе пенсионерке. Потеряв контроль над собой наша героиня даже совершила попытку лягнуть выбегающего из вагона испуганного парня, но к счастью не дотянулась. Яростно топнув ногой по полу, она все же села на свое отвоеванное место и довольно быстро успокоилась.

***

Чем ближе Светлана подходила к серой и безликой громадине бизнес-центра тем тревожней становилось у нее на душе. Она недолюбливала свою работу, а здание это и вовсе ненавидела. Да и всю округу респектабельной назвать было нельзя – со всех сторон находились мрачные промзоны и гаражи. Происхождение этой кузницы современного бизнеса походило на истории сотен его близнецов, разбросанных по стране. Какой-то предприимчивый человек, ловко приватизировав один из построенных при советской власти заводов, сбыл оборудование на металлолом и наведя легкий косметический ремонт, при нынешней власти, превратил его в доходное место. Бывшие просторные цеха были отданы во власть всевозможного и разнокалиберного офисного планктона. Прибыли от производства продукции были заменены на прибыли от сдачи помещений в аренду. Несмотря на появившиеся дешевые, но современные пластиковые окна и кулеры, атмосфера там царила все же - старорежимная. Временами казалось, что вот-вот в какой-нибудь офис, нашпигованный компьютерами и кондиционерами вбежит пропахший солидолом и машинным маслом начальник участка в синем халате и штангенциркулем в руках и начнет настоятельно требовать повышения выполнения дневной выработки, грозясь штрафными санкциями в виде снятия фотографий нерадивых работников с доски почета.
Проигнорировав приветствие, давно ставшего узнавать её охранника (они иногда перебрасывались друг с другом ни к чему не обязывающими общими фразами), Светлана проскочила турникет, ткнув пропуском в требуемом месте и наконец-то зашла в свой корпус. Только лишь когда на нужном этаже раскрылись двери лифта, она перевела дыхание и улыбнулась в первый раз за несколько дней, услышав знакомый голос:
-О, какие люди! – Приветствовала ее Инночка, выходящая из курилки. Она была примерно одного возраста со Светланой. Если охарактеризовать ее двумя словами, то выражение «рыжая бестия» подошло бы как нельзя лучше. Взбалмошна, непредсказуема, легка на подъем. Она никогда не унывала и не лезла за словом в карман. На вид субтильная, с тонкими чертами лица и копной рыжих волос. Приглядевшись и оценив взглядом Светлану она несколько бесцеремонно поинтересовалась:
- Ты чего это сегодня какая-то измотанная? До пятницы ещё неделя, а вид у тебя словно ночную сверхурочную смену отработала! И синяки под глазами. Отрывалась все выходные? - А когда они поравнялись и вовсе разошлась, небрежно потрепав Светкины джинсы, - А это что за дешевый кэжуал?
Светлана и сама отлично понимала, что выглядит ужасно. Шутка ли – выбиться из колеи на целых два дня? Увидев жизнерадостную утонченную и благоухающая Инночку Светлана вдруг почувствовала то, что тревоги и переживания, терзающие ее последние дни отпустили свою крепкую хватку и начали медленно растворяться, подобно миражу. Остались позади неприятные утренние дорожные приключения и домашние проблемы. Теперь ей было кому излить душу, а это значило, что бесконечные внутренние диалоги, которые подобно молниям неожиданно вспыхивали в голове и мучали ее своей нескончаемостью, ослабли и отошли на второй план. И теперь все то, что она крутила в своем воспаленном сознании можно было излить подруге и получить при этом дозу спасительного внимания и сочувствия. Поэтому бестактность коллеги нисколько не покоробила самолюбия Светланы, наоборот - она разомлела и бросилась обниматься с Инночкой, не ожидающей столь бурного проявления чувств и пытающейся вырваться из крепких объятий. Больше всего она испугалась того, что Светлана помнет ей прическу - мелкие тщательно завитые кудряшки торчащие во все стороны и делающие её похожей на шаровидный цветок декоративного лука.
-Ой, Инна, столько случилось всего! – сказала отпуская подругу Светлана, - Пойдем в курилке посидим - ты покуришь, а я тебе начну рассказывать. Давай кофе наливай побыстрее, пока время есть. А то сейчас Альбертовна нагрянет. Мало ли какое у неё настроение?
Инна судорожно пихая таблетку в кофемашину буквально светилась от счастья. Она обожала душещипательные семейные истории и всегда проявляла излишний интерес к теневым сторонам чьей-либо личной жизни. Ее заводили скандальные подробности чьих-либо взаимоотношений. В ожидании новостей от коллеги она лопотала что-то нейтральное, дабы не привлечь внимания невольных и ненужных слушателей раньше времени. Уже пришедшая и перебирающая в руках бумаги Клавдия Захаровна, самая пожилая, мудрая и отзывчивая - душа и совесть офиса, смотрела на суету двух девушек поверх очков и улыбалась. Она словно бы понимала о чем сегодня полдня намеревались судачить подружки. Клавдия Захаровна была пенсионеркой со стажем и сидеть дома наотрез отказывалась. Руководство ценило этот порыв и отдавая должное ее опыту и авторитету в коллективе не намекало, что той пора на залуженный отдых. В кабинете так же находилась Татьяна, женщина сорока лет и мать двоих детей. Она давно махнула рукой на свою внешность и выглядела старше своего возраста – старомодные очки с толстыми линзами, волосы, собранные в пучок, бесформенная застиранная одежда. Татьяна часто звонила старшему сыну и справлялась, как идут дела в ее отсутствие. Муж, хотя и значился номинально, но от всех своих обязанностей давно отстранился. Домашним делам он предпочитал посиделки в гаражах с друзьями. Целыми днями они перебрасывались в карты или домино под пиво с принесенной кем-нибудь сушеной воблой. Бывало, что и под водку, правда с небогатой закуской. После этого домой он иногда подолгу не заявлялся. Стоит отметить, что нрава супруг был кроткого и тираном не слыл. И даже, изредка, когда веселая их компания расстраивалась по причине отсутствия заводил, оплачивающих банкет, день он проводил в семье, пытаясь хоть чем-нибудь помочь жене, словно заглаживая свою вину за бесполезность своего существования.

***

-Ну что я скажу, тебе нужно развеяться, а там видно будет, философски подметила Инна, дослушав рассказ подруги. Сделав глоток кофе и глубоко затянувшись тонкой сигаретой она продолжила, - Решено! В субботу едем на дачу к Вадику. Я объясню, что ты моя сослуживица и что у тебя днюха. Не кисни, праздник пройдет феерично: море шампанского, куча заграничной жратвы, масса анекдотов и веселья. Вадик, помнишь я рассказывала? Он какой-то там начальник в таможне в каком-то там аэропорту, неженатый, кстати…- При этом Инночка немного по-птичьи, тонко и заливисто рассмеялась, едва не облив своё коралловое легкое платье остатками кофе. Глянув на часы она чуть не свалилась с подоконника, на который легко вспорхнула в начале беседы и выпалила:
-Все, Светка, пойдем, а то босс вот-вот заявится. Начнет сейчас морали читать на весь день!
-Инн, а Ленку можно с собой взять?
-Можно, у Вадика дача двухэтажная двести пятьдесят метров с этой, как её с мансардой «для одиноких сердец» в придачу. А сколько соток, я все время забываю, то ли двадцать, то ли сто, там сосны растут ещё, как в лесу, короче… - Под эту реплику они вошли в кабинет, в котором уже присутствовали все кроме них.
Вероника Альбертовна, главный бухгалтер, женщина крупная, колоритная и яркая, не лишенная южного шарма, грозно посмотрела на опоздавших, и ткнув пальцем на еnter, приняла позу начальника ожидающего выслушать путанные объяснения опоздавших сотрудников. Родилась Вероника под Ростовом. Там она выучилась на бухгалтера и там же начала свою карьеру поработав в паре сельских магазинов. Но однажды поняв, что это не её уровень, отправилась в Краснодар к тетке, где устроилась бухгалтером на овощебазу. Там она чувствовала себя, как рыба в воде, и дослужилась до главбуха. Но понимая, что настоящего карьерного роста на тот период можно добиться только в одном городе, ринулась в Москву. Первые годы покорения столицы блистательными назвать было нельзя. Имели место и такие этапы трудовой биографии, о которых Вероника Альбертовна скромно умалчивала дабы не вредить своей репутации. Однако вскоре судьба ей улыбнулась и она устроилась бухгалтером в один не самый последний банк. Работа там отличалась сложностью и ответственностью. Это закалило женщину, многому научило и дало толчок к карьерному росту и пониманию того, как нужно работать и выживать в столице. С мужчинами ей везло меньше: в основном попадались любители пожить и покуражиться за её счет, а счета она могла оплатить, практически любые. Повзрослевшая и поднаторевшая Вероника очень быстро раскусывала всевозможных альфонсов, попадающихся на ее пути и без сожаления с таковыми расставалась. Вскоре, разочаровавшись во всем мужском роде она и вовсе перестала обращать на любого из них внимание, посвятив жизнь заботе о дочке. А когда дочка выросла и уехала с любимым в Испанию, она стала просто жить для себя, ни в чем себе не отказывая.
-Вероника Альбертовна, у Светланы такие выходные яркие были, она рассказывала, рассказывала, а я всё спрашивала, спрашивала... – Инночке пришлось выложить версию, близкую к правде, ибо фальшь Альбертовна сразу бы раскусила - жизнь научила.
-Мне аж самой теперь интересно про твои, Света, выходные узнать,- Низким грудным голосом с ростовским акцентом, который был скорее ее достоинством, чем недостатком сказала Вероника Альбертовна, - Да вот некогда. Работать приходится. Все, впрягаемся и тянем! И смотрите, повнимательнее! А то после бурных выходных насчитаете так, что сам черт потом не пересчитает. Прости Господи!
Но только она это произнесла, как офис оглушил дребезжащий металлический звонок телефонного аппарата, находящийся на столе у Вероники Альбертовны. Откуда у нее появился такой телефон никто не знал. Но он был ее талисманом и кочевал с ней не первый десяток лет. Он явно диссонировал с современным убранством вокруг. Цифры на огромных черных кнопках его вытерлись и позвонить по нему куда-либо могла только хозяйка. Из ответов и по обрывкам фраз, доносившихся из трубки всем стало ясно, что начальницу приглашали на совещание.
-Так, я пошла, - Пробурчала Вероника Альбертовна вставая с кресла, - А вы как мышки тут сидите и по клавишам тюк, тюк. Поняли? А то оштрафую! За мной не заржавеет, - И склонившись над Инночкой, спросила — Так, ведь?
-Да. Ой, точнее нет! Ну я имею ввиду - оштрафуете, если за дело...Только мы делом будем заниматься за которое не штрафуют! Работать мы будем, - выпалив это Инночка закивала головой и добавила, - Зуб даю!.
-Детский сад, - бросила Вероника Альбертовна напоследок и тяжело ступая, отправилась в переговорную.
Офис на время притих. Слышался лишь шелест бумаги, стук клавиш и прочие звуки созидательного труда офисных работников, но вскоре Инна нарушила рабочую тишину и ляпнула:
-И что, ты их теперь выкинешь?
-Ну как мой купит такие же, выкину, конечно, озираясь по сторонам, как можно тише произнесла Светлана.
-Может мне принесешь, я своим отправлю в Елец.
-Сомневаюсь, что мой придурок так быстро справится с задачей. Да и с деньгами у него засада, - Светлана развела руки в стороны и состроила унылую гримасу подтверждающую бедственное финансовое положение её мужа.
Клавдия Захаровна, снова посмотрела на обеих поверх очков. На этот раз взгляд ее был строгим. Выдержав паузу она спросила:
-Свет, это ты мужа придурком называешь?
-Его. Кого же ещё?
-Знаешь, я своего мужа никогда так не называла, хотя всякое бывало. Иногда может и заслуживал. Но моя мама и бабушка, они всегда к мужьям уважительно относились. А они в ответ. Главное в семье - уважение и на нем все остальное строится. Я помню, что на торжество какое или на праздник отец маму на «вы» и по имени отчеству всегда называл, когда поздравлял. И всегда открытку подписывал и дарил. Мол поздравляю Вас, Мария Константиновна с международным женским днем… А чтоб грубое слово… Я такого никогда и не слышала. И со своим мужем так же прожила. И вот что я тебе скажу - я счастлива и дети счастливы. Может богатой и сытой жизни у нас и не было никогда. Но самое главное — уважение, это было. Петруши нет моего теперь, но я о нем только хорошее вспоминаю и все дети его любят и внуки. Вон на кладбище постоянно свежие цветы стоят, хотя восемь лет осенью будет, - Клавдия Захаровна сделала паузу и сняв очки принялась вытирать небольшим белым платком, который вынула из рукава кофты выступившие на глазах слёзы.
-У вас время такое было - советское, тогда по-другому и не жили. – Парировала Светлана.
-Как же, по-всякому жили. Но только тот, кто уважал друг друга, те и семьи сохранили и дети у них нормальные выросли. А кто шибко гордый был и амбиции свои ставил превыше всего - у тех ругань постоянная в доме и желание насолить супружнику своему присутствовали. Мужики пить начинали и интрижки себе на стороне заводить, женщины тоже не отставали, - Сказав это Клавдия Захаровна вздохнула и махнула рукой, - Ругань, попойки, драки,... А дети все видели. И кто из них вырос?
-А я вот так и выросла, - Немного грустно ответила Светлана.
-Получается, что ты и не видела жизни-то нормальной. Как ты свою можешь построить? Нужно Света тебе подумать, хорошенько. Подумать и все взвесить. Поругаться, обидеться на весь мир и расстаться, это самое простое. Но и самое глупое, скажу я тебе. А вот понять другого человека, что-то принять, на что-то по-другому взглянуть, где-то уступить - это уже проявление мудрости. А женщина, она если мудрости лишена, то и очага никакого не сохранит. – Сказав это Клавдия Захаровна поправила очки и стала что-то проверять, глядя в монитор компьютера.
Инночка, до того молчавшая не преминула вставить своё слово.-
-Любите вы, старшее поколение, нас учить. А мы никому ничем не обязаны и живем, как хотим! Нравилось вам за вашим мужем носки с трусами всю жизнь стирать, так других к этому не склоняйте. Мы сами разберемся.
Татьяна, до этого момента, лишь наблюдавшая за конфликтом поколений отодвинулась от стола на своем кресле и упрекнула Инночку:
-Вот ты и разбираешься уже больше тридцати лет. То один у тебя, то другой и со всеми больше полугода не задерживаешься. А ведь у бабы век недолог - стукнет сорок и все, песенка спета. Поезда с музыкой ушли на юг, а ты стоишь одна на полустанке, осенью в легком платье и машешь им платочком!
-Ага, - не сдавалась Инна,- Чья бы корова мычала! Ваш-то вообще алкаш, толку что от такого?
-Не спорю. Алкаш, - Татьяна в порыве поднялась с кресла. - Но хочу сказать, что права Клавдия Захаровна. Я в молодости неуступчивая была, все своего не пускала никуда. А он русским хоккеем увлекался и в хоре заводском пел. Энергия из него во все стороны струилась. Мне, дуре, казалось, что он там не делом занимается, а выпивает, да с бабами развлекается. Ну и ругалась на него из-за подозрений своих. Нафантазирую бывало черт знает что! И хожу ревную на пустом месте. Вот муж мой постепенно и начал мне на зло делать то, в чем я его упрекала.
-Ну ты, Татьяна, хотя бы понимать это стала, а эти и слушать ничего не хотят, - поддержала Татьяну Клавдия Захаровна. - Они считают, что вечные и что самое главное в жизни - это пост в инстаграмме. Или где они там ещё сидят? В твиттере, что ли? .И чтобы этих, как их…- Клавдия Захаровна схватилась рукой за голову, пытаясь вспомнить, - А вспомнила - лайки! Чтобы лайков побольше поставили. Там же они в интернете и общаются. Этот не понравился – до свидания! С другим уже болтают, а потом и его в помойку. Не ценят человека! Надеются, что за следующим поворотом все будет по-другому. Что там трава зеленее окажется. - Клавдия Захаровна вздохнула и пошла к кулеру, чтобы заварить себе чаю.
-Свет, пойдем в курилке посидим, дух переведем, – предложила Инна, воспользовавшись паузой, - С вами – Кивнула она на Татьяну и Клавдию Захаровну, - О чем не заговори – все нравоучениями заканчивается!
Подруги поднялись, как по команде, но только подошли к двери, как дверь с силой распахнулась и в кабинет ворвалась Вероника Альбертовна. Она была взволнована и тяжело дышала.
-Так, куда это мы собрались? Я же сказала - работаем! – Произнеся это массивная Вероника Альбертовна перекрыла проход рукой.
-Ну, Вероничка Альбертовна, - Взмолилась Инночка, - Мы тут, пока вы отсутствовали, всю работу сделали на сегодня! Сейчас чуточку перекурим и за завтрашнюю возьмемся.
-Так! – Рявкнула главный бухгалтер. Светлана с Инночкой попятились назад. -Ну-ка начальника в курс дела вводим! На какую такую тему это вы там шепчитесь? Мне аж все совещание не сиделось спокойно! О чем там генеральный трепался - хоть убей, не помню!
-У Светланы муж с ума сошел. Осторожно начала Инночка. - Представляете завел лису. Нет, ладно там собаку какую или рыбок… А он лису! И вообще, он ей подарков не делает и проку от него никакого. Нужно ей хорошего мужика найти, надежного.
Вероника Альбертовна оживилась и убрав руку с проема переспросила:
-Лису, говоришь?
-Ага, лису – кивнула Инночка и посмотрела на Светлану. Та в ответ сжала кулак и пригрозила подруге.
Вероника Альбертовна прошла к своему креслу, грузно уселась и заметно оживившись продолжила:
- В Ростове, давно еще… Мне лет шесть тогда было или семь… Не помню. Так вот, к нашему двору прибился щенок. Думали собака поначалу. Да только какая-то не такая, как все. Больно хвост длинный и лапы высокие. – Она развела руки и показала длину лап, - Вот такущие! Туда-сюда. Думали-гадали. И на тебе! Оказался лисенком! Только наш был не рыжим, как все, а серым. От охотников видать убежал. Они через два двора от нас жили. По ходу дела, где-то в перелеске нору распотрошили и всех там перебили. А этого привезли с собой - собакам своим на расправу. Чтобы те зверя почуяли и знали, что с ним делать. Ну мы его с сестрой подобрали, накормили. А матери боялись показать. Заругает! Потом духу набрались – показали. Она шуметь не стала - понравился питомец ей наш шибко. Стал у нас во дворе жить. Тишкой назвали. Мать птицу разделывает - ему потроха и голову. Когда яичко, когда молочка даст. Сытый был одним словом. Он на курей и не смотрел вовсе. Наиграется с нами, наестся и под дом спать. Полгода у нас прожил. Умный – страшное дело! Куда там собакам. Все чувствовал и знал… Глаза хитрющие! Со двора не уходил. А красивый какой: хвост здоровенный, пушистый, мех лоснится. К нам все ребята с села приходили играть. Он носится за нами, за пятки острыми зубами хватает - мы смеемся. А потом пропал. Раз и нету! Мы и звали, и искали, никакого толку! К охотникам ходили. Они руками разводят, мол не знаем ничего. Но все равно, веры им не было. Они, черти, зверья много извели. Все собак своих натаскивали. Кого им только не давали на расправу: и зайцев и барсуков…
-О, ещё один лисовод нарисовался, - Шепнула Инночка на ухо подруге. Та сделала мученическое лицо и отвела глаза.
-А Витя твой - мировой парень, - Обратилась после небольшой паузы к Светлане Вероника Альбертовна. Поверь, я оболтусов за версту чую! Сама обожглась. Он из другого теста, не халявщик! Ему помочь, подбодрить и он горы свернет. Ты ему не устраивай скандалы из-за лисы этой. Все у вас уладится. Следующий мужик ещё хуже окажется, поверь. Ещё разведет тебя на имущество, как меня третий. - Она гулко рассмеялась. Но увидев, что шутки ее не оценили, остановилась и как ни в чем не бывало гаркнула:
- Так, ладно, повеселились чутка, теперь работаем! А вы, подруги, давайте минтиком покурить мотайте и обратно. Даю десять минут!

***

В 18:05 в офисе уже никого не было. Лишь Клавдия Захаровна неспешно ковырялась в своих сумках. В течении этого процесса она удостоверялась, сохранен ли отчет, в который сегодня вносила коррективы. Работники двигались колоннами к выходу и прикладывали свои пальцы к считывающему устройству — дисциплина хромала и руководству приходилось внедрять в жизнь все новые и новые каверзы, пытаясь сделать более покладистыми и прилежными своих подчиненных. Правда действовало руководство все больше кнутом, не отдавая должного уважения прянику.
-Свет, может в «Шоколаднице» посидим, поболтаем, - Предложила Инночка, намазывая алой помадой губы, - А то на работе особо не пооткровенничаешь, кругом пушистые уши. Вон, Альбертовна даже встряла.
-Можно, конечно, только по-быстрому, охота ноги уже протянуть перед теликом, там сегодня шестьдесят четвертая серия...
-Ой, я тоже на жертву иду. Вадик меня на «Игру престолов подсадил». Он ждет пока сезон закончится, потом скачает все и мы с ним смотрим. Ну когда время есть. Сегодня, как раз собирались пару серий с ним заценить. Я правда засыпаю часто, особенно под конец, устаю на работе, - Инна при этом притворно улыбнулась, - Но Вадик потом рассказывает мне все в подробностях. Ладно давай посидим с тобой, по коктейльчику закажем, развеемся немного, сегодня же понедельник, такой тяжелый день! Да не тискай ты кошелек свой, я угощаю!
Они вошли в небольшое, практически пустое кафе и Инна приняла от официанта меню, впрочем открывать его не стала и четко, словно повторяя пионерскую речевку, отчеканила:
-Молодой человек, нам по Мохито и десертик, один на двоих, Блэкфорест Мы за фигурой следим, - сказав это Инна звонко засмеялась, заставив улыбнуться официанта.
Девушки сели за стол. Инна положила перед собой телефон, кошелек и пудреницу, в зеркало которой периодически на себя поглядывала и поправляла то волосы, то форму накрашенных губ. Наконец посчитав, что выглядит достойно, она начала:
-Ты, Света, дура. Сидишь у своего Витюши в двушке и думаешь: «Какая удача, я куш сорвала!». Шиш ты сорвала! Вот Вадик, это другой размах, другой уровень! И друзья у него не хуже. С такими по гроб жизни будешь обеспечена и думать забудешь, как умудриться до зарплаты дожить и какими нитками трусы штопать. - Инна снова захохотала, чем заставила обернуться двух мужчин, сидящих в дальнем углу кафе. Лица их выглядели немного потрепанными жизнью, но одеты они были хотя и небрежно, но весьма респектабельно. Она коротко глянула на них и спросила подругу:
-Сколько ты собираешься терпеть от него всякую чушь? Вот что он для тебя сделал, что подарил грандиозного? Ничего не подарил! Хотя нет, проблемы он тебе дарит, причем постоянно. Уму непостижимо, завел лису! А если он слона заведет или лошадь там… Будешь и дальше терпеть? Лучше бы он голову свою завел и она бы у него затикала, как часы и что-то дельное, может выдала. Ну что, неправильно я говорю что ли? - Инна снова взглянула на свое отражение в зеркальце словно проверяя убедительно ли она смотрелась со стороны. Как будто бы сейчас шли съемки женского сериала и она одновременно тянула лямку главной героини и режиссера.
-Все так, - кивнула Светлана и грустно продолжила, - Только голову он уже вряд ли включит. Не дано!
Тем временем подали коктейли. Инна взяла бокал и перед тем, как присосаться к трубочке, произнесла короткий тост:
-За нас - красавиц, которые несут в этот мир радость и гармонию!
Сделав глоток Инна с сомнением посмотрела на бокал, а потом на Светлану и спросила:
-Слушай, тебе не кажется, что слабоват наш коктейльчик? У меня такое впечатление, что вместо пятидесяти грамм Бакарди там только атомный след от какой-то борматухи, причем атомы эти вот-вот испарятся!
Светлана пожала плечами, но сделав еще глоток согласилась:
-Да, он безалкогольный какой-то… Таким стресс не снимешь, - сказала она поставив бокал. За что только деньги берут такие?
Инна обернулась и замахала рукой, привлекая внимание официанта
-С Мохито сейчас разберемся, это мелочи… - небрежно бросила Инна глядя куда-то в сторону. Наклонившись к Светлане и приняв максимально серьезный вид она вдруг спросила, - Ответь мне, подруга. Ты будешь и дальше со своего ненаглядного пылинки сдувать, как Альбертовна посоветовала или жизнь новую начнешь строить? – Сказав это Инна откинулась на спинку кресла и с подозрением, словно следователь на допросе посмотрела на Светлану. Выдержав паузу она продолжила, - Ты запомни, до этого тебя окружало дерьмо виртуальное. Это образно говоря. А теперь вокруг появится дерьмо реальное. Туфли сожрали и ещё чего-нибудь сожрут, не сомневайся. Тебе это надо? Пусть твой Витя сам с этим разбирается, раз без экстрима не может. А мы пойдем другим путем! – по-ленински подытожила Инна.
-Инн, ну кто знал, что он таким лузером и придурком окажется? – развела руки в стороны несколько сконфуженная Светлана, - Я все-таки поначалу в него верила. Думала раскрутится Витя и все пойдет у нас в гору. Вон, звонит кстати. Легок на помине! Погоди, звук выключу...- Светлана запнулась стала копаться в смартфоне
Инна продолжала с недоверием смотреть на подругу. Покончив с телефоном Светлана вздохнула и некоторое время собиралась с мыслями. Было видно, что тема для нее болезненная и ей нелегко говорить. Наконец она продолжила:
- Вот кто мог предположить, что он такое выкинет? Причем в самый неподходящий момент. Будто бы специально. И куда деваться теперь?- Я же вот так не могу сегодня, к примеру взять и новую жизнь начать. Нужно где-то её начинать или хотя бы с кем-то. Остается одно - ждать удачи. А сколько её ждать? Можно всю жизнь этому посвятить и так ничего и не дождаться. - Светлана опустила голову.
-В точку! - Инна, резко хлопнула пудреницей, так что вокруг образовалось облако пудры. Затем она наклонилась к Светлане и воскликнула - Мы подошли к ключевому моменту!
От неожиданного напора Светлана неуклюже отпрянула назад чуть не уронив свой Мохито, который в последний момент успела все-таки придержать. Инна хотела было продолжить, свою фразу, но взглянув на коктейль, внутри которого словно во время шторма колыхалось содержимое, вспомнила о проблемном заказе и прокричала в зал:
- Блин! Где этот официант!? Полчаса сидим ждем! – И не сдерживая эмоций в сердцах шлепнула ладонью по стеклянному столику, отчего на нем подскочило и задребезжало все находящееся. Это возымело действие и официант тут же материализовался. Он встал рядом с Инной и переминаясь с ноги на ногу услужливо спросил:
-Чем я могу вам помочь?
Инна снова откинулась на спинку кресла. Она, выпрямилась, посмотрела куда-то вдаль, мимо всего, что находилось вокруг, не концентрируя взгляда и сказала с наигранной печалью, словно актриса в театре, произносящая свой главный монолог в пьесе:
-Молодой человек, то что нам подали - это пойло для дремучих замкадышей, которые кроме паленой водки и «ягуара» ничего в жизни не видели. А мы дамы современные и серьезные! – При этом двое мужчин за соседним столиком прекратили свою тихую беседу и устремили свои взоры на Инночку. - Принесите нам, то к чему мы привыкли. А привыкли мы к эксклюзиву. И заказывали мы два Мохито, а не два мятных компота. Да, и сделайте все быстро! Чтобы мы не успели заволноваться.- Она снова звонко стукнула по столу. А потом чуть расслабившись, устало спросила, глядя в глаза сконфуженному официанту:
-И вообще, где наш десерт?
-Сейчас все исправим, вы не волнуйтесь! – Дрожащим голосом проговорил официант, схватил бокалы и удалился. Инна, выйдя из образа задумалась и спросила вслух саму себя:
-С мысли сбили, уроды!… Что я хотела сказать? – Но после короткого замешательства она оживилась и глянув в пудреницу продолжила, - Ах, я склеротичка! Про выходные хотела сказать! Про твой День Рождения, и твое будущее, которое нужно будет схватить обеими руками и тянуть к себе изо всех сил. – Инна показала, жестом, как следует тянуть и пояснила, - Там будут Вадиковы друзья: Николай и Гарик. Ну Гарик тот ещё черт - ни одной юбки не пропустит, а Коля - парень серьезный. Развелся год назад и очень страдает. Человеку сейчас нужна заботливая рука понимающей женщины. У него все имеется, кроме любимой и неповторимой. Знаешь какой у него дом? Больше чем у Вадика и участок вокруг тоже о-го-го! Ну и все остальное, как положено - тачки, хата в старинном доме на Преображенке с потолками по три метра. С ремонтом, естественно! Он там когда по Москве соскучится - сидит, как медведь в берлоге. Шмотки, часы, браслеты…Все есть!
-А он симпатичный?
-Да уж не хуже твоего Вити. Грустный только. Но ты зажжешь в нем огонь желаний! Я в тебя верю. - Инна снова закатилась своим тонким смехом, чем окончательно сбила с толку двух мужчин и те стали улыбаться, жестами приглашая обеих дам к себе за столик. Однако Инна быстро замахала руками в ответ, давая понять, что они с подругой не настроены сегодня на спонтанное групповое свидание. Покончив с джентльменами она продолжила:
-Посидите, пообщаетесь. Мы вам отдельную комнату выделим… Места полно! Ты, главное дурой не будь, случая не упускай! Счастье само к тебе идет. Я это чувствую! Тебе осталось только включить женщину и впустить в него свои коготки, - Инна изобразила кошачью хватку, согнув и растопырив тонкие пальцы, увенчанные длинными ногтями с ярко-красным лаком. После этого она пояснила заговорщицким тоном вполголоса, - Кстати, Коля, когда я ему фотку показала очень твоей персоной заинтересовался. Сказал, что ты чрезвычайно симпатичная и породистая… Спрашивал замужем или нет. Ну я сказала, что есть муж, а толку нет. Так что клиент наш!
***

Тем временем официант принес десерт и переделанные напитки, в которые бармен, опасаясь гнева капризных и знающих толк в пропорциях посетительниц, залил рома даже больше, чем следовало. Пригубив из запотевших и теперь уже более красочных, чем на фотографиях в меню бокалов, девушки подняли большие пальцы вверх и напряжение, до того витавшее в стенах кафе рассеялось. Осушив свою порцию первой Инна, кивнула на мужчин, снова увлекшихся своей беседой и улыбаясь сообщила:
-Так, подруга, ещё по Маргарите и по домам! А то нас с тобой сейчас эти гаврики склеят. Они для нас староваты. Да и видно, что женатые - их старушки или молодушки наверняка телефоны оборвали. Вон, глянь, то и дело с кем-то болтают.
-Да какая Маргарита? На работу завтра!
-Все, тишина в студии! Я угощаю! Мы по быстрому. Вот скажи, давно мы с тобой так сидели? То-то же, ни разу. Всё работа, да работа. А культурные, они кайф ловят как раз после работы,- сказав это Инна подняла палец вверх и после воцарившийся тишины продолжила развивать тему, - Вон некоторые мужички по сто грамм в подворотне пропустят, посудачат о том о сем, пар выпустят и по домам в хорошем, заметь, настроении. Тут главное вовремя остановиться. Мне Вадик говорит: «Сиди дома, чего ты на работу ходишь?» А я в ответ: «А с кем мне общаться тогда, с синичками, что ли или сороками твоими лесными?» Работа — это место, где человек может забыть о доме, развеяться и вообще – месть, где он держит себя в тонусе. Одно плохо, что на работе не всегда расслабишься, - Инна потрясла опустевшим бокалом, но потом радостно обронила, -Так мы с тобой после работы расслабляемся! Красота! Жаль, что это не вошло в традицию.. Может зародим?
Светлана пожала плечами и без должного энтузиазма согласилась:
-Можно, конечно, только не по понедельникам. Лучше ближе к концу недели.
Инна оживилась и ответила, размахивая пудреницей:
-Как раз по понедельникам и нужно, чтоб запал был на всю неделю! – А затем крикнула в зал:
-Молодой человек, нам по Маргарите и счет!
В это время позвонил Вадик и Инна, приняв серьезный вид и стараясь четче выговаривать слова (хотя выпито было не так много, но довольно, чтобы хмель ударил в голову и слегка расстроил речь) принялась смягчать ситуацию и прерывисто говорила в телефон:
-Да, дорогой, помню...Да, мы со Светкой в кафе… Да о жизни беседуем…Ага…Да он непутевый у нее…Коля же будет в воскресенье? Да все, сейчас носики припудрим и едем...Я такси возьму…Все, не ворчи! Люблю….. Уже закончили….Успеем, успеем.
Свои Маргариты они неспешно допивали уже не затрагивая судьбоносного, продолжая обсуждать менее значимые проблемы. Хотя можно ли назвать менее значимыми в разговоре двух дам темы о том, «что надеть» и где «что-то прикупить»? А уж тема о том не прибавилось ли лишнего целлюлита, там где раньше его не замечалось и как это все выглядит в зеркале – и вовсе животрепещущая Однако вскоре их скромный раут пришлось экстренно прервать. Через пятнадцать минут раздался повторный звонок Вадика. Теперь уже не сдерживаясь в эмоциях он намекал, что начинает волноваться по поводу отсутствия своей подруги и не одобряет ее спонтанных мероприятий с приемом алкоголя без его участия.
-Вот ведь, умеют мужики праздник испортить, -возмущалась Инночка, собирая вещи в сумку, - Все Светка, побежали, завтра поболтаем!
Вскоре, слегка покачиваясь девушки вышли из кафе и уже через несколько минут обе, каждая на своем на такси, которые оплатила Инна разъехались по своим домам.
Уже стемнело, когда Светлана, выйдя из машины направилась к коричневым дверям подъезда. Из открытых окон первого этажа звучал забытый хит Алены Апиной блиставшей в начале девяностых и ушедшей ныне в тень новых более молодых и длинноногих исполнительниц:

Полюбила парня, да не угадала
Вовсе не такого я во сне видала
Я его слепила из того, что было
А потом что было, то и полюбила.

-В точку, - громко и немного развязано (все таки коктейли дали о себе знать) в слух произнесла Светлана, проходя мимо старушек сидящих неподалеку и ткнула пальцем куда-то в пустоту. Старушки замолчали и переглянулись и только когда дверь подъезда захлопнулась продолжили беседу. Первым делом, естественно обсудив молодую соседку:
-Девка-то непутевая нашему Виктору досталась! Он парень такой спокойный, рассудительный. Вот наказание-то. Доведет она его до беды!
***
-Свет, мы с Мишкой волнуемся, что тебя долго нет! Я звоню, звоню, а ты молчишь… - взволнованно посетовал Виктор, открывая дверь. Мишка находился чуть сзади. Он выбежал услышав звонок навстречу и ждал, вытягиваясь на полу и прижав назад огромные уши часто дыша и повизгивая. Но Светлана не обращала на щенка внимания и оттолкнув его ногой небрежно бросила:
-Надеюсь ничего больше твоё чудо не сожрало?
-Нет, у нас все под контролем. Я вон, клетку ему купил подержанную. На ночь туда спать буду сажать, чтоб не беспокоил и не хулиганил. Он за день наигрался, заснет теперь, как убитый. И дверцы сделал на обувной полке, чтобы запирались. Ботинки теперь не тронет. Да! И самое главное…Вот!- Виктор протянул большой пакет, в котором находилась какая-то коробка.- Нашел, что искал и размер твой.
Светлана с недоверием взяла пакет и достала коробку. В ней лежали туфли. Причем точно такие же как те, что испортил Мишка. Она удивилась скорости решения этой проблемы, но не подала виду и примеряя обувь холодно сказала:
-Надо же, не ожидала от тебя такой оперативности.
-Это что...Тебя еще подарок ждет. Я уже подготовил. Так хочется сейчас подарить… Но раньше нельзя. Мне он так понравился!. Скорей бы двадцатое наступило… Кстати, мы куда пойдем? В какое кафе? Давай в интернете посмотрим, где поуютней ну и чтоб без штанов не уйти оттуда. – Виктор улыбнулся и потрепал свои домашние шорты. А потом добавил, - Ой, чуть не забыл! Ленку возьмем твою?
Светлана, стоя в туфлях перед зеркалом в полголоса ответила:
-У меня своя программа на выходные. Я к Инке с работы на дачу еду. Одна.
-Как же, так?- Удивился Виктор. Было видно, что такого поворота событий он не ожидал, - Мы же собирались….Я думал мы с тобой вместе отпразднуем? Пригласим кого-нибудь, повеселимся. - Виктор выглядел расстроенным и говорил отрывисто, с трудом подбирая слова.
-А так же! У тебя теперь лиса есть, вот её воспитанием и занимайся. А я буду праздновать с нормальными людьми, не повернутыми на диких зверях. Извини, что без тебя, но ты сам выбрал такую жизнь. А я своей хочу жить.
На это Виктор ничего не ответил. Он прошел в гостиную сел за компьютер и вскоре послышался шелест клавиш. Через пару минут он остановился и крикнул:
-На кухне ужин, остывает. Иди поешь.

Сказали спасибо (1): dandelion wine
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 2)
  •  Просмотров: 40 | Напечатать | Комментарии: 2
       
1 октября 2019 22:22 Семен Воронов
avatar
Группа: Авторы
Регистрация: 20.02.2019
Публикаций: 20
Комментариев: 22
Отблагодарили:28
dandelion wine, Будет, будет продолжение. Роман закончен. Но следующую главу размещу только 3 октября)))
       
1 октября 2019 17:33 dandelion wine
avatar
Группа: Редакторы
Регистрация: 31.05.2013
Публикаций: 86
Комментариев: 8738
Отблагодарили:598
flowers1 Интересно, интересно, жду продолжения)

"Ложь поэзии правдивее правды жизни" Уайльд Оскар

Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.