Санаторный роман – это миг Бесшабашной любви и разлуки… Десять дней – это радость двоих – В них вплелись наши губы и руки. Чуть шалит от бессонницы взгляд… И вечернего часа томленье… Мы искали любовь наугад И нашли это грехопаденье. ...Невесом над платформой туман, Загадали, что встретимся летом. Отшумел санат

Третье пришествие или ночь на Рождество 4

| | Категория: Юмор


Часть вторая

Сцена 1. Действие 2

Действующие лица: Бог, Богоматерь, Адам, Ева, ангел, чёрт.

Бог:
Кто мне ответит на вопрос,
что на земле, Иисус Христос
исполнил ли моё задание,
сменил ли в людях их сознание?

Ангел:
Но Боже, невозможно маховик
остановить в единый миг,
сознание инерционно,
здесь спешка навредит определённо.

Бог:
Так чем он занят, где сейчас,
доложите без прикрас.

Чёрт:
Так всё нормально Боже, он в дурдоме.

Бог:
В дурдоме? Это что за месса?

Чёрт:
Это дом, где пострадавшие от беса
готовятся для вознесенья в рай.
Весьма достойнейшие люди.

Бог:
А именно?

Чёрт:
Наполеон, Барклай…

Бог:
Де Толи?

Чёрт:
Да, и Людвиг Ван Бетховен.
Есть там приют и для поэтов,
для Пушкиных, Есениных, для Фетов,
есть и политики: отец народов, фюрер, дуче
и критики: Белинский…

Бог:
Скажи-ка лучше
из современных есть ли кто-нибудь?

Чёрт:
А никого, все бездари сплошные!
Но кое-кто мечтает прошмыгнуть,
кто в Ювеналы, кто в Толстые.

Ангел:
Не слушай его Боже, это ложь!
А Миша Джексон, Майкл Горбачёв!

Чёрт:
Ну, ты сейчас здесь наплетёшь,
скажи ещё Хусейн и Сукачёв.

Богоматерь:
А я торчу от Лины Мкртчян,
так может петь великая святая,
и после жизни на земле, топчан
я ей устрою в кущах рая.

Ева:
А я люблю Распутину, эх Маша!
Красуясь и фасоня
купила тётя Соня,
во что же теперь это завернуть…
или от Софочки балдею, "мотылёк"
Ах, ах, ах, ах, ах,
Ох, ох, ох, ох, ох…

Адам:
От мотыля уже балдеет, Боже мой!
Как низко пали нынешние нравы,
безвкусица такая, что порой,
хочу хлебнуть какой-нибудь отравы.

Ева:
Сам ты мотыль и с твоим вкусом
в конюшне следует служить,
а ты здесь языком своим кургузым
всякую чушь изволишь молотить.
Молчи дурак, за умного сойдёшь.

Адам:
Так что же с дураком-то ты живёшь?
Найди умнее, по своему вкусу…

Ева:
Смотри не пожалей, уйду к Иисусу!

Адам:
Ой, напугала, скатертью дорога!
Сорви с себя фиговый лист,
но только этот мазохист –
импотент по воле Бога.
Он любит всех лишь потому,
что полюбить простую бабу
не по здоровию ему –
кишка тонка и сердце слабо.

Богоматерь:
О Боже, прикажи им замолчать!
Такое слушать нету мочи,
только они могли Христа распять,
исчезните, не видели б вас очи!

Бог:
Ты говоришь, Адам, он мазохист?

Адам:
Но Господи, страдать две тыщи лет
и проповедовать страдания!
Маньяк и мазохист, другого нет
субъекту этому названия.
Пусть бабу хоть единожды полюбит,
тогда людей познает и поймёт,
а от него ведь не убудет,
но твои истины, ей Богу, донесёт.

Бог:
Быть может ты и прав, (к Чёрту)
что скажешь?

Чёрт:
Так пустяки, организую, как прикажешь.

Бог:
А что нам скажет мать Мария?

Богоматерь:
Но, Боже мой, что говорить,
когда Иисус и все другие
только тебя должны любить.
Любовь к иным всех развращает,
спроси у Евы, она знает.

Ева:
Да детка, знаю и детей
я зачала в любви к мужчине,
а ты с невинностью своей
в обычной ласке, без причины,
видишь разврат и извращенья,
но это только потому,
что за свои нравоучения
была ненужной никому.
Что остаётся старой деве? –
на протяжении веков
петь целомудрие, на деле
мечтать о стае мужиков.

Ангел:
Что ты несёшь? Мария – мать!
Ни чья-нибудь, а сына Бога!
Тебе бы лучше помолчать,
известна нам твоя дорога!

Ева:
Ах, мать! Но что ж это за мать –
дитя родить и потерять?

Ангел:
Но так сложилась обстановка…

Ева:
Это для глупеньких уловка!
Кукушка тоже чья-то мать,
но ты попробуй щенка взять
у той безродной старой суки –
так отгрызёт по локоть руки!

Богоматерь:
О Боже, прикажи им замолчать!
Такое слушать нету мочи,
только они могли Христа распять.
Исчезните, не видели б вас очи!

Бог:
Уйдите прочь! Безбожники, нахалы!
где ни появитесь, там вечные скандалы.

Адам и Ева уходят. Ева напевает: и тады я поняла,
чо те надо, чо те надо и отдам, и отдам чо ты хошь.

Бог:
Право не знаю, как мне быть. Я в затруднении…

Чёрт:
Позволь мне, Боже, изложить своё суждение?
Бесспорно, ты всё знаешь, ты же Бог,
но я тебе напомню, что земляне
не любят тех, кто беден, слаб, убог…
кто защитить себя не в состоянии.
Они таких людей не уважают,
жалеют, иногда, как дурачков,
и все, без исключенья, презирают
как собирателей несчастных пятачков.
А перед силой, все снимают шляпы,
зачем же повторять опять след в след
до мелочей знакомые этапы,
что пройдены назад две тыщи лет?
Ты надели Христа такою силой,
чтобы никто не усомнился, что он Бог,
а уж тогда, всяк человек как милый
сознанье сменит… или же – в острог!

Ангел: (Чёрту)
Ты, верно, спал в семнадцатом году,
когда вторично Бог оправил на рассвете
Христа на Землю будучи в бреду
от хворей по причине долголетья.
Он наделил Христа такою силой,
от коей только Боже упаси…
болезнь ему сознание затмила…
в те годы сырость одолела небеси.
Бог задремал на семьдесят пять лет,
Христос же безраздельно правил миром
со всею мощью так, что белый свет
померк пред ним как истинным кумиром.
Христос – есть Бог, зачем ему посредник?
он упраздняет церковь и народ
к нему на поклонение идёт,
он для народа и отец и проповедник!
А что в итоге? – пока Боже спали,
Христа нежданно и негаданно распяли.

Чёрт:
А ты что предлагаешь, белобрысый?

Бог:
Прекратите грызться словно крысы!
Разбередил ты рану мне, дружище.
Ах, Иисус! Пока я здесь хворал…

Чёрт:
Он шестую часть земли залил кровищей,
всех попов, пардон, перестрелял.
Несносный шалунишка, озорник!
дитя ещё, пороли маловато…
но всё-таки народ к нему привык
и полюбил, и верил в него свято.
Досадно, что он церковь разогнал,
лишь на себя надеялся и всюду
инакомыслие жестоко подавлял,
но без поддержки проглядел Иуду.
Вот, если эти недостатки устранить,
вновь наделить Христа огромной силой,
совместно с церковью он сможет превратить
всю землю в рай…

Ангел:
О Господи, помилуй!

Бог:
Успокойся, я не собираюсь
на эти грабли дважды наступать…

Чёрт:
Тогда прими совет Адама,
бабы многое решают – это факт,
и иная расфуфыренная дама
может за один постельный акт
из мужчины сделать негодяя
или гения, всё дело только в том,
чья она жена…

Богоматерь:
Тебя из рая
надо гнать поганым помелом!

Чёрт:
О, мать Мария! Тысячу прощений,
но ты две тыщи лет вне подозрений.

Бог:
Вульгарен ты до ужаса. Конечно,
тебя возможно кем-то заменить,
но ведь когда-то был ты безупречным
и всё стыдился правду говорить.

Чёрт:
Да Боже, нахватался дряни,
туда, на землю опускаясь по ночам,
а возвращаясь, чту твоё писание,
чтобы очистить мерзости и срам,
но, вероятно, прилипает кое-где,
что не отпарить и в святой воде.

Бог:
Вот потому тебя я и терплю…

Чёрт:
Спасибо, Боже, за доверие…

Бог:
Иначе всех святых перегублю
назначая на такое положение.

Чёрт:
Для моей работы они стары,
да к тому же скоро все они
загремят, как говорится, под фанфары,
Боже их конечно сохрани,
но трещит от дураков планета,
кто-нибудь устроит тарарам –
если же не мы им конец света,
светопреставленье – они нам.
С нас конечно как с гуся вода,
но от них-то не останется следа.
А святые здесь до той поры,
пока верит человек в наши миры,
Нету человека – нету веры!
Нет ничего! Нет Бога! Нет химеры!

Бог:
Надо спасать от апокалипсиса мир,
а то ведь с каждым годом во вселенной
становится всё больше чёрных дыр
как результат безмозглости военной.
Я решил принять совет Адама,
( к Чёрту)
сделай так, чтоб бабу полюбил…
ох, не избежать мне, верно, срама,
хорошо, что он фамилию сменил.
Только почему Петров?
Было бы уместней – Боголюбов…
ох, Иисус, не "наломал бы дров".
(к Чёрту)
Последи, чтоб не было конфузов.

Как там, у землян поётся,
ну, эта… если любишь, хорошо живётся…

Ангел:
«Любовь прекрасная страна
и каждый в ней бывает счастлив»

Бог:
Вот именно.

Богоматерь:
А если Иисус полюбит шлюху,
да и сюда её притащит, как нам быть?

Чёрт:
Чем больше шлюх, тем радостнее жить!
Молиться надо, чтобы не старуху,
ибо в раю придётся хоронить.

Богоматерь:
Там все хотят его распять!

Чёрт:
А он привык, ему плевать.

Бог: (Чёрту)
Я устал, закончили дебаты!
Из классики любимую включи,
пускай мелодия божественной кантаты
прольётся как весенние ключи.

Чёрт:
Эй, там, под облаком, воскресни!
Сбацай буги-вуги Пресли!

Все, включая Бога и Богоматерь, танцуют буги-вуги.
В это время на земле происходят катаклизмы: цунами, торнадо, наводнения, штормы, ливни, грозы.
( Желательна демонстрация этих явлений на полном экране),

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 0
     (голосов: 0)
  •  Просмотров: 29 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.