Итоги подвожу я пятилетия Упорного кропания стихов, И стыд берёт – зачем живу на свете я? К чему я сделал эти пять шагов? Я темы перебрал – число огромное, Рябит в глазах – такой калейдоскоп, Зачем активность эта неуёмная, А не пора ль сказать: «Довольно, стоп!»? Прибиться к тихой, постоянной пристани – Любовь до гроба – королева тем! И изощрять
div>

Третье пришествие или ночь на Рождество 2

| | Категория: Юмор
Сцена 2. Действие 1.
В храме.
Действующие лица: Ангел, Чёрт, Фомка, "Иисус", Петров, Кретинский, доброжелатель, пономарь, монах.



Ангел:
Ночь опустилась грустью на плечи
и заслезились в пламени свечи,
где-то в пространстве под сводом собора,
слаженный голос церковного хора
вдруг зазвучал и как Божия милость
дева Мария с младенцем явилась.
Глядя с тоской на молящихся в храме,
дева сильней прижимала руками
к слабой груди своё милое чадо…

Чёрт:
Словно боялась церковного смрада,
что исходил от свечей и кадил
и от неверующих исходил.
Дева глядела и молча внимала
странным мольбам, только не понимала
кто эти люди, зачем они здесь
когда не смиренье на лицах, а спесь,
когда их мольбы меркантильны и грубы,
и шепчут нахально их жирные губы –
дай же мне Господи силу и власть,
дай мне всё то, что не смог я украсть.
Дева Мария воскликнула – Боже!
словно рванула просящих за вожжи,
разом все вскинули головы вверх,
музыка стихла, свет в храме померк,
вспыхнула молния и тот час же гром
грянул над миром и как топором
сила какая-то купол разверзла
и в это мгновение Дева исчезла.
Купол сомкнулся, свечи зажглись,
звуки в церковную песню слились,
зачертыхался церковный служитель,
а рядом стоял их духовный спаситель.

Петров:
Что это было! Светопреставленье?

Фомка:
Не угадали, это колдовство.
Уж если Бог свершит это явление,
будьте спокойны, не на рождество.
А впрочем, всякое случается, как знать,
посмотрит Бог на наши свистопляски
и к круглой дате целый мир взорвать
решится, так сказать, по-христиански.
Откуда у нас тяга к юбилеям?
Две тыщи лет справляем рождество,
ни свеч, ни денег не жалеем,
а всё от Бога, дорогой, всё от него.

Кретинский:
Я понимаю ваши шутки, тем не менее,
как объяснить подобный феномен –
погасли свечи и через мгновение
зажглись опять и через толщу стен,
и гром и молния проникли в помещение.
Какие грозы, на дворе зима,
эти загадки сведут меня с ума.

Фомка: (взглянув на священника с кадилом)
Скорей всего вонизма от кадила
ваше сознание немного повредила,
но вероятнее всего, что это шоу,
и следует его воспринимать
как чудо к рождеству Христову,
как сочинённую попами благодать.

Петров:
Сегодня чудом никого не удивить,
при современных достижениях науки
всё, что угодно можно объяснить
и свет, и потемнение, и звуки.
Как говорится – не боюсь я беса,
окромя научного прогресса.

Фомка:
Причём здесь достижения прогресса,
это проделки ведьм и колдунов,
всё от лукавого, друзья мои, от беса,
нагонит страху на людей и был таков.
Он и погасит свечи и зажжёт,
и молнией блеснёт и громыхнёт,
такой вот весельчак, такой повеса.
Он любит эти чудо - фейерверки
(глядя на Кретинского)
перед которыми, порою, разум меркнет.
А здесь с чертями, видимо, в порядке,
пасутся в храме как на своей грядке,
и в куполе зиявшая лощина,
лишь подтверждала, это - чертовщина.

Кретинский:
Но Богоматерь, как она глядела!
И плакала, как будто бы жалела
своё дитя, с которым расстаётся,
а ей страдать и плакать остаётся.

Петров:
А вы-то, с какой стати разрыдались,
это явленье объяснить проще всего,
вы с миражами в жизни не встречались?
так вот, сейчас вы видели его.
Икона Божьей матери - в углу,
а светом молнии лик ярко осветился
и отразился, словно в зеркале – в дыму,
что целым облаком под куполом скопился.

Фомка:
(обращается к священнику)
Любезный, шёл бы ты с кадилом, в тот конец,
а то я провонял весь как в бараке,
здесь задохнулся бы Творец
от твоей "газовой атаки".
Тебя Минздрав предупреждал?
курение опасно для здоровья,
неважно, что ты куришь, фимиам,
кальян, табак иль что-нибудь иное.
К тому, у некоторых начались видения,
чего ты ходишь и воняешь меж людьми,
иди, не искушай моё терпение,
чего таращишь зенки, чёрт возьми!

Пономарь:
Ой, как нехорошо вы говорите,
о Господи! Прости его, прости!
Я отойду, конечно, но поймите,
что вы мешаете нам службу провести.
Сегодня светлый праздник Рождества,
с чем вас я, христиане, поздравляю,
подобного порядка торжества
безмерной радостью сердца переполняют,
и я прошу вас воздержаться
в упоминании сатаны при смене вех,
ведь это, извините, святотатство,
ведь это в Божьем храме тяжкий грех.

Фомка:
Ты не смеши людей-то, пустобрех!
Когда под куполом небесный гром раздался,
я ясно слышал, как ты чертыхался.

Пономарь:
О Господи! Прости, я испугался!
Такого не случалось слышать мне
не наяву и не в кошмарном сне.

Фомка:
Но это, дорогой, не основание,
святыню чертовщиной осквернять,
ты же священник, это звание
обязывает Бога поминать.
А ты же сквернословишь как сапожник,
отсюда вывод – ты и есть безбожник!

Пономарь:
О, Боже мой! Что вы такое говорите?
Безумец вы, безумец! Замолчите!

Тем временем, иерарх, читающий с кафедры молитву, заметив
оживление, обращается к одному из священников. Тот, выслушав,
уходит.

"Иисус":
Дети мои, что слышат мои уши?
Не изменило вас течение веков,
очистите от скверны ваши души!
Покайтесь в совершении грехов!
Смирите в душах и сердцах своих гордыню!
Просите Господа прощенья и тогда…

Фомка:
Всевышний непременно вставит "дыню"
ещё до Страшного суда.
Ты кто такой, молокосос?
Чего ты брызгаешь соплями?

"Иисус":
Спаситель ваш, "Иисус Христос",
я снизошёл на Землю, чтобы с вами…

Фомка:
Какое счастье, Боже мой!
Явление Христа народу,
вы извините, дорогой,
что мы решили ваши роды
отметить с помпой, с фейерверком!
Две тыщи лет по нашим меркам
для человека тяжкий груз,
вы как, не против, "Иисус"?

Кретинский:
Прошу прощения, вы только что сказали,
дескать, спустились, так ответьте на вопрос,
не вы ли это здесь прогрохотали,
а если нет, какой же вас занёс
на эту Землю чудо-агрегат,
быть может дирижабль, аэростат,
а может их подвергнув переделке,
спустились вы на ядерной тарелке?
И вот ещё, ответьте на вопрос,
я думаю, что он не будет лишним,
быть может, существует информмост
между Землёю и Всевышним?
И как в полёте, не познали ль скуки?
Всё это очень важно для науки.
Я не представился, простите же друг мой,
но я взволнован встречею такой,
я представляю "Уфоцентр Всероссийский",
профессор уфологии – Кретинский.

"Иисус":
Мне не нужны ни агрегаты, ни дорога,
я снизошёл с Небес по воле Бога.
А мост, он существует много лет,
и это – Божье слово, других нет.

Фомка:
Вам, без сомнений, следует лечиться.
А кстати, ты сбежал их психбольницы!
Ты – шизофреник, или ты маньяк?

Петров:
Может, заткнёшься ты, чудак?
ты потерял давно рассудок
и кочевряжишься здесь как…

Фомка:
А ну-ка, повтори, ублюдок,
ты долго помнить меня будешь,
ты жив, здоров, до тех дверей,
а там, по полной, ты получишь.

К спорщикам подходят двое монахов армейской выправки.

Первый монах:
В чём дело? Что за шум?

Доброжелатель:
Вот он схватился за костюм
И оскорблял его словами…


Первый монах:
Прошу проследовать за нами.

Фомка:
Мы как-нибудь поладим сами.

Первый монах:
Поладите, конечно, нет сомнений,
но после ваших объяснений.
(указывая пальцем)
Вы, вчетвером, проследуйте за нами.

Доброжелатель:
Я видел всё и я не прочь
компетентным органам помочь.
Я видел, как вот этот вот завёлся…

Первый монах:
Спасибо, вы молитесь, разберёмся.

Уводят четверых прихожан.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 41 | Напечатать | Комментарии: 1
       
11 сентября 2019 18:56 monter
avatar
Группа: Авторы
Регистрация: 7.11.2010
Публикаций: 454
Комментариев: 7018
Отблагодарили:2391
... смело ...

Рисовать надо спонтанно, носки должны валяться и никаких планов на
завтра. monter (из коментов)

Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.