Любимая! Взгляни на водопад: бурлит и стонет водная лавина, колышется стеной неразделимой, внизу лишь камни тёмные гудят. Но ближе подойди и посмотри. Ликует жизни вечная картина! Поток воды нам кажется единым, сверкая сонмом капель изнутри. Сливаясь, точно капли воедино, в движенье вечном пребываем мы! Сияем и звеним неистребимо по свету созиданий

Зеркальные истории

| | Категория: Проза
Что есть зеркало? Так, самый обыденный бытовой предмет или просто часть интерьера. История появления зеркала насчитывает уже восемь веков. За эти столетия претерпевали изменения и технологии производства зеркал, и способы их применения не только в быту. Менялась мода на форму, размеры и варианты использования в повседневной жизни, для развлечений и прочего. Но несмотря на кажущуюся простоту и привычность предмета, предрассудки (если, конечно, это лишь они), связанные с зеркалами, существуют до сей поры.
В старые времена язычники: удэгейцы, нанайцы, обитавшие в сибирской и уссурийской тайге, поклонявшиеся духам и многочисленным богам, зеркала опасались, считая его злом, способным навредить неосторожно отразившемуся в нём человеку. И не держали в жилищах. Даже стеклянные проёмы окошек, если таковые были, затеняли желчью животных. Или вместо стекла использовали слюдяные пластины.

В наше время язычников днём с огнём не найдёшь, поэтому до подобного безумства уже никто не доходит. Но кое-что из прежних предрассудков и по сей день, говоря по мове, «живэ и процветаэ».

Прежде всего это, траурный обычай завешивать на 9 дней зеркала в доме умершего человека. Кажется, данного ритуала не чураются ни деревенская темнота, ни городские светила.
Также большинство людей побаивается смотреться в треснутые или разбитые зеркальные отражения.
Ну, и нисколько не проходит мода на святочные и прочие гадания с применением зеркал.

Так что это? Устоявшиеся глупые предрассудки? Или всё же зеркало на самом деле обладает какой-то необъяснимой силой и сверхъестественной способностью?

Утверждать ничего не стану. Пусть каждый судит в меру своих познаний, опыта и умозаключений. Приведу лишь три необычных и, к сожалению, трагических, случая, связанных с зеркалами.


Кто стучится в зеркало?

Угодил я как-то в стационар с неприятной спортивной травмой. Боль была сильнейшая и никак не проходила. Поэтому об отлучках домой с ночёвкой и речи быть не могло. Приходилось находиться в палате круглые сутки. Хорошо, что лежал не один, а с соседом – дедком восьмидесяти лет. Евгеньич, так его звали, оказался вполне интересным собеседником. Поэтому среди недели я от тишины и скуки особо не страдал.
В первую ночь, что я провёл в больничной палате, произошло нечто странное. Койко-место моё находилось около умывальника, над которым висело большое круглое зеркало в резной деревянной оправе. Заметно было, что предмет довольно старый и не казённый. Похоже, когда-то кто-то из лечившихся принёс, да так и оставил на стене (из больницы домой вещи забирать – плохая примета). Так вот, лежу я на новом месте, не спится. А Евгеньич, слышу, похрапывает уже. Время чуть заполночь. Вдруг в полнейшей тишине – чёткий стук над головой. Тук-тук-тук… Через несколько секунд вновь - тук-тук-тук…
Я в полном недоумении. Такое ощущение, что кто-то в зеркало стучит. Оно совсем близко от моей головы, меньше чем в метре. Звук явно идёт не из стены и не из умывальника. А других предметов поблизости нет.
Пока соображаю, что это может быть, «тук-тук-тук» повторяется неоднократно снова…
Так продолжалось ещё около часа, а потом я под это монотонное постукивание незаметно для себя заснул. Открыл глаза уже под утро, когда стало светать. Тут же прислушался. «Тук-туков» не слыхать. Прождал ещё минут пятнадцать, но, кроме мирного похрапывания Евгеньича в углу у окна, предутреннюю тишину палаты ничто не нарушало…

Дед Евгеньич встал раньше меня и пошаркал к умывальнику чистить зубы. Когда он приблизился к зеркалу, тут же произнёс удивлённо:

- Шо у меня с лицом?!..

Интересуюсь - а что такое?

- Да сам глянь, синее, как у негра!

Я повернул голову в его сторону, пригляделся, но никакой разницы с его обычным видом не заметил.

- Да всё нормально, Евгеньич! Показалось тебе. Спросонья, наверное.

Но дед продолжал с тревожным сомнением разглядывать в зеркале свою физиономию.

Спрашиваю обеспокоенного старика, на всякий случай - как самочувствие, ничего нового не болит?

Нет, отвечает, но что всё-таки с лицом. Словно и не моё вовсе.
Ну, думаю про себя, посмеиваясь - маразм подкрался незаметно. Недоспал или переспал дедуля.

Днём Евгеньич подуспокоился. К тому же, в другом зеркале, большом, что находилось в холле, признал себя обычного, как всегда.

А после обеда (была пятница) на все выходные отчалил домой к своей бабуле. Врачи отпускали так тех, кто отпрашивался.
Я бы тоже ушёл, но физическое самочувствие оставляло желать лучшего. Поэтому остался в палате один.

Поздним вечером, ложась на покой, невольно вспомнил вчерашние ночные стуки и прислушался. Гробовая тишина. Лишь за окном негромкий шум редких машин, проезжающих по дороге невдалеке от больничного корпуса. Так и уснул вскоре, не отвлекаемый ничем…

Утром в понедельник я ждал возвращения деда Евгеньича. Но он так и не нарисовался. Ни к завтраку, ни позже к обеду. А после полудня явилась сестра-хозяйка и, забрав все его оставленные в пятницу вещи, ушла. Не сказав ничего вразумительного. Только к вечеру, от другой медсестры я узнал, что в выходные у себя дома Евгеньевич скоропостижно скончался. Для больницы это был неприятный инцидент. Всё-таки больной находился в зоне ответственности врачей стационара. Но как-то, видимо, по-тихому всё разрулили. Никакого особого шума я не слышал после.
Отчего умер старик тоже для меня осталось неизвестным. Вроде, говорили, сердце внезапно остановилось. Хотя выглядел он, на мой взгляд, бодрячком…


Отодвиньте мою койку…

Второй странный случай рассказал Гена, мужик, которого положили ко мне в палату на место деда Евгеньича. Когда я поделился своими размышлениями по поводу происшедшего с дедушкой, Гена изложил похожую историю.

Как-то он лежал в больничке. На соседней с ним койке лечился совсем ещё молодой парень, Олежка. Причём, самый бойкий из всех шестерых, находившихся в палате. Дела его шли на поправку и врачи парня уже готовили к выписке.
Но однажды ночью Олежка испуганным криком переполошил всю палату.
Дело в том, что его койка находилась у противоположной от умывальника стены. Над умывальником, как положено, было закреплено среднего размера зеркало. И получилось так, что Олег, лёжа на своей койке почти целиком отражался в этом настенном зеркале. Он даже причёсывался, глядя в него, не вставая с кровати.
Когда узнали, что его так напугало, все только посмеялись. Парень же, трясясь от пережитого шока, на полном серьёзе рассказал, что ему почудилось.
Отчего-то он проснулся посреди ночи и стал присматриваться к своему лежачему отражению в зеркале на противоположной стене. Сначала ничего необычного не происходило. Но какая-то странная тревога в душе всё нарастала. Глаза уже привыкли к темноте, и Олег чётко видел в зеркальном отражении свою фигуру, полуприкрытую одеялом. Но неожиданно фигура стала менять положение. Сначала медленно приняла сидячую позу. Затем спустила ноги на пол и как бы поплыла из глубины отражения навстречу парню. Олег же, по его словам, сам всё это время даже пальцем не мог пошевелить от неожиданности и сковавшего его неописуемого кошмара. Так и продолжал лежать в кровати под одеялом. И только когда странный силуэт из зазеркалья приблизился вплотную к зеркальной грани, увеличившись в размерах, парень не выдержал и испустил крик ужаса, перебудивший всех, мирно спящих в палате.

Включили свет, внимательно осмотрели зеркало и всё, что рядом. Но ничего подозрительного или сверхъестественного не обнаружили. Но Олежка никак не мог успокоиться. Несмотря на шутки, которые отпускали в его сторону, упросил соседей из своего ряда сдвинуть койки дальше в сторону окна, чтобы его кровать не отражалась в злополучном зеркале. Немного поворчав, мужики, согласившись, так и сделали.

Но всё равно, почти весь остаток ночи взволнованный Олег провёл на ногах. Беспрестанно бегал то курить, то просто нервно шагал по пустынному больничному коридору, словно страшась заходить обратно в палату.
Утром умываться и чистить зубы ушёл в санитарную комнату, не желая даже приближаться к палатному умывальнику, над которым висело зловещее, по его мнению, зеркало.

На следующий день Олег должен был выписываться. Уже подготовили все документы, но неожиданно самочувствие парня резко ухудшилось. Поднялась температура и давление до критичных пределов, а от навалившейся слабости он не смог даже дойти до столовой. Обед принесли ему прямо в палату. Но он и тут есть не мог. Еле шевеля пересохшими от жара губами, прошептал, что нет аппетита и бессильно откинулся на подушку.

А к вечеру вообще впал в бессознательное состояние и его в экстренном порядке переправили в реанимацию.

О дальнейшей судьбе несчастного парня Гене ничего неизвестно, так как вскоре он сам выписался из больницы…


Трюмо из подвала

Об этом случае я услышал от одного мужика лет двадцать назад, ещё когда жил в Тагиле. Имён участников не помню, поэтому они условные. Но сам случай вполне реальный.

Жена Виктора трудилась в гинекологическом отделении одной из городских клиник. Посещая её на рабочем месте, Виктор уже давно заприметил оригинальное огромное трюмо, стоявшее в подвальном помещении, где были размещены различные подсобки, в том числе, и временное хранилище для медицинских отходов. А также недавно построенная отличная сауна.
Это старинное трюмо с зеркалом высотой больше двух метров с первого взгляда приглянулось мужику. Он был страстным любителем подобного ретро-интерьера. К тому же, они с женой заканчивали строительство собственного большого загородного дома. И в нём бы такому раритету обязательно нашлось почётное место. Деревянная оправа помутневшего от времени стекла была так искусно вырезана, что взгляд невозможно оторвать, разглядывая затейливые завитки. Не говоря уже про трёхстворчатую тумбу внизу, с резными дверцами и бронзовой фурнитурой. Конечно, находясь в казённом учреждении, да ещё в проходе, раритет получил немало царапин и прочих мелких повреждений. Но в целом, выглядел, как прежде, величественно и был в отличном состоянии.

Виктор несколько раз намекал жене, чтобы она уговорила больничное начальство отдать или продать им старинный артефакт, но дальше разговоров дело не шло.
Помог случай. Благодаря допфинансированию, поступившему от какого-то спонсора, в отделении взялись обновлять мебель. Старьё раздавали всем желающим из персонала, а оставшийся неликвид попросту вывозили на помойку. Тут-то Виктор быстренько и подсуетился. Забрал так приглянувшееся ему старинное трюмо. Хоть супруга и не была в восторге. В том числе и потому, что этот предмет мебели много лет стоял прямо у дверей хранилища с опасными медицинскими отходами класса Б и более серьёзными. Среди прочей дряни тут ждали своей очереди на утилизацию все органические отработки. А что это в гинекологическом отделении – объяснять не надо. В основном, результаты абортов и операций на патологиях. Контейнеры и пакеты с грустным материалом ставились как раз напротив старинного трюмо, прежде чем переместиться во временное хранилище.

Но отговаривать мужа было бесполезно. Если уж он что вбил себе в башку, так тому и быть. Короче, в первый же день лихой распродажи трюмо перекочевало в квартиру супругов. На то время, пока не закончатся последние работы по внутренней отделке загородного дома. Потом сразу же перевезём громоздкий раритет туда, клятвенно заверил свою супружницу Виктор.
А пока высоченное трюмо разместили в просторной прихожей квартиры. Слава Богу, высоты потолков хватило, хоть и совсем впритык к верхнему краю старинного зеркала.

Довольный приобретением мужик потирал руки. Жена лишь ворчала, что загромоздили всю прихожую – не пройти, не проехать. Кот же вовсе забился в дальней комнате под диван и периодически шипел. А спустя некоторое время тихонько и жалобно замяучил. Сколько его не звали на кухню к чашкам с едой, перепуганная чем-то зверюга даже с места не двинулась. Но потом, видимо, нужда вынудила котяру выползти из своего укрытия. То и дело останавливаясь, нервно дёргая хвостом, кот потихоньку стал приближаться к туалету, где располагался его лоток. Но выглянув из-за угла комнаты увидел непреодолимую преграду. Чтобы прошмыгнуть в приоткрытую дверь туалета, сначала надо было проскочить мимо этого устрашающего громадного трюмо. Смелости на это у кота не хватило. Жалобно и обижено мявкнув, он опять забился под диван.

Супруги, обескураженные таким странным поведением домашней скотинки, не могли ничего понять. Кот был общительный, от любых гостей никогда не прятался, даже сам лез на руки знакомиться всегда со всеми. А тут какой-то неодушевлённый предмет так его напугал! Что за хиромантия?
Так и не дозвавшись за весь день кота из-под дивана, легли спать.

А утром обнаружили, что бедный котяра пропал. Обыскали все углы квартиры, первым делом, конечно же проверив его вчерашнее укрытие под диваном. Животное как сквозь землю провалилось. И еда его простояла всю ночь нетронутая, и лоток в туалете остался сухим. Под диваном только была небольшая лужица – не стерпел всё-таки. Но куда сам подевался – совершенно непонятно. Входная дверь, дверь на лоджию и окна были плотно закрыты. Да и десятый этаж, не стал бы он через форточки выпрыгивать с риском для жизни. Кот-то уже взрослый и умудрённый жизненным опытом.
Сильно огорчённые пропажей любимца супруги были крайне озадачены происшедшим.

Минуло два или три дня. Следов кота так и не появилось
Очередной ночью супруга Виктора встала по нужде и, проходя по коридору мимо грозно нависающего с высоты зеркала трюмо, невольно замедлилась. Глядя в тёмное зеркальное отражение, ей что-то показалось странным. Сначала она не могла понять - что. Но через минуту до неё дошло. В старом, пожелтевшем от времени и исцарапанном стекле она видела себя. Тут всё было в порядке. Но вот остальное, за её спиной, казалось не совсем тем, чем на самом деле. Какие-то детали были искажены, каких-то вовсе не видно. А ещё более странно, на заднем фоне присутствовали очертания совсем чужих вещей и предметов. Разбираться со всей этой чертовщиной, стоя в полутьме, женщина не стала. Не включая свет, быстро прошмыгнула мимо и юркнула под одеяло к мирно спящему мужу. Но утром всё ему рассказала.

Виктор, улыбаясь и подшучивая, выслушал её эмоциональную историю и повёл к зеркалу. Сколько ни вглядывались оба в отражение, ничего подозрительного или таинственного не увидели.

- Показалось тебе впотьмах, жёнушка! Какая ж ты у меня трусиха!..

Но супруга, хоть и не обнаружила ни малейшего подтверждения своих ночных страхов, до конца так и не успокоилась.
Неприятное происшествие ли на неё так повлияло или по какой-то иной причине, но тем же днём она собралась наскоро и сообщила Виктору, что съездит в Невьянск навестить своих родителей. Всего на пару дней. Звала с собой и мужа, но у того был аврал на службе и так резко побросать все дела он не мог. Так что жена отправилась одна.

Утром следующего дня Виктору позвонила тёща поинтересоваться, почему дочь Лида так и не приехала вчера, как обещала? Передумала или что-то случилось?

На мужика словно ушат ледяной воды вылили. Принялся тут же обзванивать её подруг и знакомых. Но всё тщетно. Никто Лиду не видел и понятия не имел, где она находится. К вечеру, так и не найдя концов, обеспокоенный не на шутку мужик побежал в милицию, подавать заявление об исчезновении супруги.

Там над ним только посмеялись. И сообщили, что при отсутствии явных криминальных улик, заявление о пропаже взрослого человека принимается только спустя трое суток. Так что шагай, дядя, домой, выпей коньячку и успокойся. Отыщется твоя законная. Вот с хахалем нагуляется и вернётся. Ну, а уж, если не вернётся, через три дня приходи – примем заявление…

Переполошённый Виктор вернулся в опустевшую квартиру. Ни кота, ни жены... И всё за какие-то три дня! Что вообще поисходит?!

Чтобы заглушить нарастающее беспокойство от неизвестности и своей беспомощности, как посоветовали менты, распечатал бутылку коньяка. Немного расслабился, когда опустошил её почти полностью. Наконец собрался ложиться спать. Время за полночь. Выключил свет на кухне, где просидел в одиночестве весь вечер, и пошатываясь побрёл в спальню. Проходя по половицам прихожей мимо громоздившегося трюмо, невольно глянул в зеркало и оторопело замер. Что за наваждение?! Хоть свет в прихожей не горел, но Виктор чётко увидел за своим отражением какое-то шевеление. Даже, можно сказать, интенсивную движуху. Что-то живое мелькало из стороны в сторону за его спиной в этом проклятом зеркале. Резко протёр глаза, чтобы избавиться от наваждения, но ничего не изменилось. Всё так же в глубине зазеркалья суетливо метались странные тени.

Не раздумывая более, мужик надавил кнопку выключателя. Раздался хлопок с одновременной резкой вспышкой света, и вновь прихожая погрузилась в полумрак. Лампочка перегорела! Вот наказание!
Искать ей замену Виктор не стал. Плюнул на всё и завалился спать.
Утром, проспавшись, решил, что тот ночной кошмар ему просто померещился спьяну и от переживаний. Тем более, с зеркалом при дневном свете всё было в порядке. Единственное, что неприятно зацепило – появившаяся длинная трещина по стеклу в верхнем углу зеркального полотна. Ещё вчера он бы сильно расстроился из этого. Но теперь, из-за пропажи Лидии, было совсем не до таких мелочей.
Ни через трое суток, ни через неделю жена так и не объявилась.
На принятое заявление Виктора в милиции ответили хмуро «будем искать» и отправили восвояси.

Мужик же места себе не находил. Вызвал для моральной поддержки брата из Питера, чтобы не коротать тоскливые, наполненные неизвестностью, вечера в одиночестве.

Брат-охотник примчался во всеоружии: с двустволкой и собакой-сеттером. Чтобы немного растормошить горюющего братишку на природе. К тому же лесные места здесь куда пригоднее для охоты, чем там, откуда он приехал. Решил и себе удовольствие доставить заодно.
Не успели сесть за стол и выпить по соточке за встречу, как из прихожей раздался неистовый лай. Прибежали на шум, глядят: сеттер брательника заливается чуть не визгом на стоящее в прихожей громоздкое трюмо. Скачет поодаль, но подпрыгнуть ближе не решается. Лает так, что в ушах звенит. Ничем не угомонить. И так и сяк пытались. Уже соседи вовсю по батарее тарабанят, а пёс всё не унимается. Охрип сам, но продолжает, бешено вращая глазами, гавкать на безобидный, спокойно возвышающийся предмет интерьера.

В конце концов еле-еле оттащили возбуждённого собачека в самую дальнюю комнату и закрыли на замок. Но он и оттуда долго ещё тявкал, пока окончательно не обессилел. Совсем, правда, не замолк. Так и поскуливал, взлаивая, всю ночь до утра.

А утром приехал грузовик, ранее заказанный Виктором. Погрузили на него злосчастное трюмо, предварительно обмотав стекло толстыми тряпками, чтобы часом не разбить по дороге, и отвезли в новый загородный дом. Там практически всё было готово к заезду жильцов. Заезжать вот только было некому. Один Виктор остался.
С немалыми усилиями взволокли громоздкий антиквариат на самый верхний мансардный этаж. Зато вписался он там очень удачно. Посередине глухой стены, как раз напротив большого окна. И по высоте тютелька в тютельку подошёл. Смотрелся на фоне дощатой отделки - просто загляденье. Окно было с южной стороны и солнечные лучи почти целиком освещали старинное трюмо, подчёркивая мастерство мастера, создавшего такое совершенство.

«Да, достойная вещь! – похвалил Виктора брат, - И чего только псу моему не приглянулся? Да и кот твой пропащий, говоришь, его сразу не пожаловал…»

Покончив с делами, вернулись в городскую квартиру. Там было удобнее готовиться к предстоящей охотничьей вылазке, да и собака успокоилась, когда трюмо убрали из прихожей.

Брат погостил у Виктора с неделю, а потом отправился обратно домой. За всё это время Виктор ни разу не проверял свой новый дом. Лишь, проводив брата с собакой на вокзал, уже оттуда поехал на загородную вотчину.
Дом, как обычно, красовался на своём месте. Виктор до самого вечера возился по хозяйству внизу. А под вечер решил подняться в мансарду. Посмотреть, как там артефакт поживает. За последнее время он много передумал обо всех событиях, случившихся как раз с момента появления трюмо в его квартире. Всё больше склоняясь к мысли, что не всё так просто с этим молчаливым шкафом, и особенно, с его старым пошарпанным зеркалом. Он почти нутром ощущал какую-то скрытую опасность, исходящую от этого, вполне безобидного с виду, предмета. Даже сейчас, медленно поднимаясь по ступенькам наверх, чувствовал, как ему неохота это делать. Снова подходить и заглядывать в мутное зеркало…

Но вот и последняя ступенька, ведущая в мансарду. Виктор ступил на ровный дощатый пол и решительно шагнул к трюмо. То, что он увидел, заставило мужика вздрогнуть от неожиданности и тут же громко матюкнуться.

Трюмо стояло на своём месте, частично освещённое красными лучами заходящего солнца. Словно несгибаемый колосс, возвышаясь до самого потолка. Но несгибаемой осталась только деревянная часть этого великана. Стекло зеркала испещряли многочисленные трещины, будто паутина. А сама зеркальная поверхность с тыльной стороны, напылённая давным-давно то ли серебром, то ли оловом, облупилась и висела клочьями и кудряшками по всей поверхности. Скорее всего, из-за того, что трюмо на прямых солнечных лучах простояло целую неделю, и произошла такая жуткая метаморфоза. Прежде ведь исполин солнца не видел десятилетиями, стоя в тёмной больничной подсобке без единого окна. По крайней мере, Виктору хотелось верить именно в такое приземлённое объяснение.

- Пи…ц зеркалу, - только и произёс ошеломлённый увиденным мужик.

Но несмотря на досаду - ведь после стольких трудов, возни и перипетий с этим трюмо получить в итоге это! – Виктор, к своему удивлению почувствовал какое-то облегчение.
Он пошевелил трюмо, взявшись обеими руками за зеркальную раму. Кудряшки и завитки покрытия с лёгким шорохом стали осыпаться между стеклом и фанерой с задней стороны. Всё, по своему прямому назначению этот предмет мебели уже был негоден. При тряске даже вывалились несколько острых кусочков растрескавшегося стекла. Мужчина не стал больше шевелить разваливающуюся на части конструкцию. Спустился вниз и заночевал на нижнем этаже.

Утром же, не отвлекаясь на прочие дела, аккуратно разобрал трюмо и отвез подальше, с глаз долой. Не пощадил даже вполне пригодную к делу трёхстворчатую тумбу…

Через день ему отзвонился брат, добравшийся до своего Питера. С печалью в голосе сообщил, что по дороге потерял своего верного сеттера. Непонятно как пёс пропал ночью из закрытого купе, пока хозяин спал. Сосед попутчик тоже ничего не слышал и не видел. Не прояснил ситуацию и повагонный обход всего состава совместно с проводницей и начальником поезда. Собачек исчез, словно растворившись в воздухе. Без следов и свидетелей.

Жена Виктора тоже так и не нашлась. Может, впрямь куда-то очень далеко с таинственным хахалем умотала. Совместных детей у них не было, а с её престарелыми родителями Виктор перестал общаться. Через пару лет женился на другой женщине. О дальнейшей его судьбе больше ничего не знаю…


04.08.2019

Сказали спасибо (1): dandelion wine
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 56 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.