Ещё один день прожит Порожним. В дар данный свыше мне. Дымит Едва, Чуть Прожиг. Тревожно. Веду рукой. Здесь сердце. Только серым - След пепла. Сажи чернь. Слова, Дела, всё сердит. Звук терций. Фальшив. Струны звук пресен. Процессий Шум чуждый Душит крик. Старик, Иных нет песен. Не серп Горит свечой, льёт стужу. Простужен Пыл в горне страсти, Вн

Фарт (часть 3 из 10)

| | Категория: Проза

Продолжение

Глава 2

***

Это случилось, когда я шла вдоль руин княжеского замка. Подул легкий, пахнущий сиренью ветерок. Я отбросила с лица волосы и сделала глубокий вдох. В этот момент все и началось. Сначала мне показалось, что с помощью каких-то медицинских инструментов мне раскрыли грудную клетку и вложили туда второе сердце. Потом боль от магической операции улеглась, но осталось чувство, что меня распирает от присутствия чего-то нового. Нет, не знаю. Если бы я верила в сказки, то сказала бы, что вдохнула часть чьей-то души. Теперь я в полтора раза душевнее, чем раньше. Как смешно это все! Хотя я веселюсь напрасно. Этот кусок души начинает меня терзать. Но как понять, чего я хочу, и куда толкает меня эта странная сказка, частью которой я стала?

Я быстрым шагом дошла до парка и села на первую свободную скамейку. Перед глазами проплыл молочный туман, руки безжизненно повисли от слабости. На мгновение я забыла, кто я. Стало страшно, но уже через секунду будто кто-то крикнул мое имя и приказал все вспомнить.

Нет, я не потеряла память. Я Ханна, дочь известного немецкого врача Эриха Шрайбера. Полтора года назад мы с отцом переехали в этот древний европейский город, который кишит разными национальностями. Чехи, поляки, немцы, евреи… Все они живут, будто, не замечая разницы в языках и понимают друг друга даже тогда, когда каждый говорит на своем. Я слышала, что этот город не так мил, каким кажется мне. В нем происходят и убийства, и ограбления. Но я почему-то ничего этого не вижу. Все люди, которых я встречаю на своем пути, милые и добрые. Уверена, что зло по какой-то причине обходит это место стороной и все жители здесь счастливы.

А я? Нет, абсолютно счастливой меня не назовешь, как не назовешь и моего отца. Ему пришлось воспитывать меня в одиночку, потому что моя мать, которую он самозабвенно любил, умерла при родах. Порой мне кажется, он сильно сожалеет, что спас от смерти меня, а не ее. Он все время ко мне придирается. Да и как ему быть довольным, когда его дочь старая дева?

Я достала из сумочки кружок складного зеркала и посмотрела на себя. Мои берлинские подруги уже давно повыходили замуж и нянчатся, кто со вторым, а кто и с третьим ребенком. А я? Не знаю, почему не нравлюсь мужчинам. Пшеничные волосы и точеные черты лица я унаследовала от отца, а от матери мне достались глаза удивительного цвета. Днем они кажутся как пластинка из тонкого нефрита, сквозь которую смотрят на солнце, а вечером в них сверкают изумрудные искры. Быть может причина в том, что я слегка прихрамываю? Да, наверное. Отец говорит, что это из-за тех трудных родов, которые выпали на долю моей матери. Он сильно переживает за мою судьбу. В Берлине он пытался меня выдать за каждого пациента, который казался ему достойным женихом. Но все было напрасно. А сама я оказалась слишком скромной, чтобы заводить знакомства. Да и как бы я сказала отцу, что познакомилась с молодым человеком на улице или в музее? Ведь мы из древнего немецкого рода, и я не должна выходить замуж за абы кого.

Когда из-за возраста я перестала считаться завидной невестой для высшего берлинского общества, отец принял предложение возглавить больницу в этом городе, где, как он считал, больше шансов выдать меня замуж за какого-нибудь вдового князя или просто уважаемого человека. Что он имел ввиду, когда говорил об «уважаемом человеке», я не знала, но, когда недавно к нему пришел просить моей руки главный судья, отец ему отказал.

Я не была счастлива, потому что как все девушки мечтала пойти под венец с хорошим человеком, а не увядать в старых девах. Но и трагедии как мой отец из своего положения не делала. Мне казалось, что вот еще чуть-чуть и я встречу судьбу. Я не ведала душевных терзаний и расстраивалась лишь в те дни, когда отец уж слишком сильно злился на меня за то, что я так отличаюсь от своей матери.

Наверное, именно из-за своего размеренного существования, я так расчувствовалась сегодня, когда порыв странного, пропахшего сиренью ветра что-то во мне изменил. Безжалостная тоска сжала мое сердце и будто начала резать его скальпелем. Меня охватила тревога, в голове тысячей молоточков застучало желание спешно искать кого-то… Но кого? Я знала ответ на этот вопрос. Впервые в жизни я ощутила желание любить, быть любимой и соединиться со своим возлюбленным как можно быстрее.

Я вышла из парка и почти побежала в сторону старого моста, о котором рассказывали удивительные, порой даже страшные легенды. Меня тянуло туда, будто я была полицейской собакой, которой приказали взять след. Я спотыкалась на выпуклой брусчатке, подворачивала ноги, но не останавливаясь шла к цели – месту, где должна была встретить его.

Но кто этот он? И как мы узнаем друг друга? Сперва этот вопрос меня волновал, но чем ближе была река, тем слабее опасения и сомнения. Когда что-то во мне сказало «стоп», я уже стояла на мосту, смотрела на водную рябь и была спокойна. Я ждала. Я затаилась. Я безмолвно звала этого человека. И мне было все равно, окажется он из княжеского рода или из тех людей, которых мой отец отказывался лечить, чтобы не испортить свою репутацию.

***

Сперва кусок души направил меня в сторону центрального парка. Но потом, после того, как я оставил позади несколько кварталов, меня стало неумолимо тянуть к реке. Ну конечно! Этот мост, каменная кладка которого уже виднеется в просветы между домами! Где еще высшие силы могут устроить сакральную встречу, как не в самом мистическом месте нашего города? Разве что под этим мостом, а не на нем. Но раз уж я иду знакомиться с прекрасной женщиной, то пристанище бродяг и ободранных кошек не лучший уголок для первого свидания.

Я еще издали увидел, что на мосту стоит молодая женщина с пшеничными волосами. Но так как солнце слепило мне глаза, рассмотреть ее я не мог. По тому, как билась в муках половинка моей новой души, я понял, что именно в этой златовласой девушке находится ее вторая часть. Ошибки быть не могло. Разделенные куски душ всегда стремятся друг к другу и заставляют своих носителей совершать немыслимые поступки. Вот и сейчас, когда я уже почти дошел до нее, увидел ее красоту, дорогую одежду, породистый профиль… Что я должен думать? Что эта благородная дочка богатых родителей, в которую я кажется начинаю влюбляться, станет разговаривать с таким как я? Мне стало грустно и захотелось бежать. Но я уже был в плену этих золотых волос, фарфорово-белой кожи и тонких пальцев, которыми она сжимала каменный борт моста.

Я подошел и встал рядом. И сразу, как по приказу кого-то всемогущего, боль в груди утихла, кровь перестала жечь вены, появилась возможность дышать. Я понял, что девушка ощутила что-то подобное, потому что кашлянула и приложила руку к груди. Наконец-то она меня заметила и улыбнулась. Мне надо было что-то сказать. Но к этому моменту я уже был влюблен как мальчишка и потерял способность облекать мысли в слова. Наконец я собрался и выдавил странную фразу:

– Вечереет. Вы одна на мосту. Гладите рукой эти древние камни. Кто вы? Собирательница легенд и мистических историй нашего древнего города или заблудившаяся принцесса, которая потеряла свою свиту?

Она улыбнулась, заставив меня почти почувствовать вкус ее губ. Поправила идеально сидевшую шляпку. Внимательно посмотрела на меня и сказала:
– Еще несколько часов назад я и не думала, что сама могу стать частью какой-то мистической истории. Но сейчас… Должно быть вы правы. Я собирательница легенд. А вы? Кто вы, раввин?

– Нет, всего лишь антиквар, причем не очень успешный, – Мне так нравилась эта необычная девушка, что я не мог сдержать улыбку. – А за раввина, раз вы собирательница легенд, приняли меня неслучайно. Я живу в доме, где четыре сотни лет назад в подвале жил один из самых знаменитых раввинов нашего города.

Ее глаза цвета тончайшей нефритовой пластины полыхнули изумрудными искрами:
– Как это интересно. Мир, с которым я совсем не знакома. Вы расскажете мне легенды об этом раввине?

– Не только расскажу, даже, если захотите, отведу вас в тот знаменитый подвал, – Я вытащил из кармана свою визитную карточку с адресом лавки и протянул ей. – Мне кажется вы приезжая, раз не знаете легенд, на которых матери растят в нашем городе детей. Готов стать вашим проводником по самым мистическим кварталам и паркам. Но не будет ли против ваш супруг? – было видно, что она не замужем, но подстраховаться все же не мешало.

– Супруг?! – Ее звонкий смех улетел вместе с порывом сырого речного ветра. – Я никогда не была замужем. Живу с отцом вон там, – Она указала на один из самых богатых кварталов. – Мой отец возглавляет больницу. Но вы, наверное, никогда не болеете, и ничего не знаете о берлинском специалисте, который полтора года назад приехал в ваш город?

Мое сердце проколола невыносимая боль. Ах вот, значит, в кого поместили вторую часть души! В дочь богатого хирурга, который по слухам мечтает подобрать ей подходящую партию. Из всех возможных кандидатов я был тот, кого ее папаша не пустит подержаться за кнопку дверного звонка. И что мне наговорил этот раввин в моем видении? Взаимная любовь с этой фройляйн? Я даже не знал, уместно ли будет проводить ее до дома.

Но видимо она, по какой-то причине вообще не делила людей ни по сословиям, ни по национальностям. Улыбаясь, она держала в руках мою карточку и ждала, когда я выйду из оцепенения.

– Простите, я кажется задумался. О чем мы говорили? Да, я антиквар. И не надо формальностей. Для вас я просто Алоиз. Зовите меня по имени как друга, раз уж я напросился к вам в проводники по местам, где по сей день случаются чудеса. Вы же не против? Или отец запрещает вам гулять с незнакомцами?

На секунду она погрустнела, но потом снова улыбнулась:
– Я ему не расскажу. И да, получилось так неудобно, я не назвала вам свое имя. Меня зовут Ханна. Но мне пора идти. Даже бежать… Нет, вы меня не провожайте. Я хорошо знаю дорогу, а в вашем городе такие милые люди, что даже ночью можно гулять без охраны.

Наивный и должно быть очень везучий мотылек эта Ханна, если думает так о нашем городе. Ладно, еще не так поздно, чтобы отпускать ее одну, да и в квартале она живет небедном. Однако надо не забыть напроситься на свидание:
– Вы согласитесь завтра со мной прогуляться? Предлагаю начать с центрального парка. Я покажу вам скамейку, на которой… Впрочем об этом лучше завтра. Главное, договориться, где мы встретимся.

– Под аркой главного входа. В полдень, – Ее улыбка подсветила закатное солнце. – А теперь я побежала. А то отец посадит меня под замок.

Она прошла несколько шагов по направлению к центру города, потом повернулась, помахала мне рукой и побежала. Было заметно, как она прихрамывает. Значит, многое, что о ней говорили, правда. Ей двадцать семь. По нашим меркам старая дева. Но почему при такой красоте отец не нашел ей жениха? Неужели из-за едва заметной хромоты? Что-то не верится. Должно быть мироздание берегло ее для меня. Смешно. Ее папаша вряд ли пережил бы такую новость. Скорее всего здесь какая-то ошибка. И вторая часть души не в ней…

Эта мысль пронеслась в моей голове, как раз в тот момент, когда я потерял Ханну из виду. И сразу мое сердце пронзила боль. Нет, ошибки быть не может. Когда мы отдаляемся, части нашей души начинают страдать. Но как это все осознать и что делать дальше? Я решил пойти к Вацлаву и сыграть в карты. Но вспомнив слова раввина, передумал и отправился домой, где до полуночи чертил схемы, рылся в дедовых свитках и пытался понять, как готовить фарт.

***

Я успела домой до возвращения отца. Огромное везение! Что-то проглотив у кухарки на кухне, я сказала прислуге, что иду спать. Все, теперь я одна и могу спокойно обдумать события сегодняшнего дня.

Как выяснилось, в этом городе относятся к чудесам, как к природным явлениям. Я поняла это по выражению лица Алоиза, когда мое сердце успокоилось и начало биться в каком-то особом ритме. Уверена, что его сердце стучало в унисон. И что это значит? Мне показалось, что Алоиз живет в мире, где мистика соседствует с реальностью. Но я… Двадцать семь лет рядом с моим отцом-реалистом не позволяют мгновенно поверить в существование чудес. А если попробовать? Ну как если бы я была писательницей и сочиняла книгу. Проанализирую все, как человек, который как Алоиз, живет в мире мистики.

Сегодня днем я что-то вдохнула… Душу? Нет, скорее половинку, потому что вторая принадлежит Алоизу. В это можно поверить, иначе какая сила заставила нас в одно и тоже время прийти на мост и познакомиться? Значит, он отдал мне часть своей души? Несчастный человек! Должно быть это доставляет ему страдания. Не знаю. Но я вдали от него испытываю тяжелейшие муки.

Ах, но что горевать об этом, когда впервые я познаю настоящую жизнь! Я – вечная старая дева, дочка своего звездного отца, к которой он за все время не подпустил ни одного молодого человека… я познакомилась сегодня на мосту со взрослым мужчиной, антикваром, который живет в квартале легенд и сказок. И как он понравился мне, этот Алоиз, который смотрел на меня восхищенным взглядом. Кажется, мы влюблены друг в друга. Да, именно об этом пишут в романах. «Они поняли, что должны быть вместе».

Нет, я не хочу сейчас думать о том, что скажет мой отец. В его мире мое знакомство не имеет права произойти, тем более получить продолжение. Но если вдуматься, то я уже не девушка, а взрослая женщина. И хотя у меня нет никакого опыта в любовных делах, я хочу сама выбирать, с кем изучать загадки старого города, и кому подарить свой первый поцелуй.

Завтра я пойду на свидание в парк. Непременно пойду. Потому что иначе моя душа погибнет в муках, сердце истечет кровью, и я умру от любви. Нет, это будет прекрасный день. Я впервые буду гулять с мужчиной, держать его под руку, флиртовать. Это мой первый опыт, и я так рада тому, что меня ждет.

***

Продолжение следует

Сказали спасибо (1): dandelion wine
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 128 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.