Когда началась Перестройка, это сначала было похоже на Оттепель. Тот же энтузиазм на лицах людей, те же надежды на лучшее будущее. Но после Оттепели наступил Застой, и страна все еще продолжала жить. А после Перестройки будущее для страны уже не наступило. Она просто исчезла." />
Один мой знакомый, штукатур по профессии, однажды спросил, - Я вчера передачу смотрел по хистори, там выступал египтолог. А что это за профессия? Они ведь тоже на работу ходят, а чем они там занимаются? Ну экспедиции понятно, ну остальные то дни? За что они зарплату получают? С нами-то всё ясно, а у них то как? Поговорив с ним, я понял что работа е

Куда уходит спать Северный ветер 3

| | Категория: Проза
Куда уходит спать Северный ветер 3.

Tam, kam chodí vítr spát,
Tam svůj domov mám
Tam, kam chodí vítr spát,
Tam i já se vracívám.

2.Там, куда уходит ветер спать,
В том краю мой родимый дом.
Там, куда уходит ветер спать,
Отдохнуть я прилягу в нем.



Ах, эта Перестройка!

Период Застоя весьма эффектно завершила «Пятилетка пышных похорон».
В течение нескольких лет с небольшим перерывом ушли в мир иной три Генеральных секретаря ЦК КПСС, несколько членов Политбюро и множество высших воинских чинов, в том числе прославленных маршалов, участников Великой Отечественной войны.

Таким образом, налицо был не только политический кризис, охвативший страну, но и очевидная смена поколений элит, выявившая небывалый кадровый голод и неумение и нежелание новых представителей партийно-чиновничьей элиты государства следовать прежним путем.

Кроме того, обострилась проблема наследования, которая предельно просто решается в условиях существования частной собственности, но была крайне неоднозначной при господстве государственной собственности. И чем больше партократы и чинуши, разжиревшие за годы своего правления, были озадачены тем, как передать по наследству своим детям и внукам накопленное добро и привилегии, тем меньше была вероятность существования государства в своем прежнем виде.

Кстати, ремарка о том, удалась ли эта затея. Недавно, в октябре 2018 в прайм-тайм на первом канале смотрел передачу «Большая Игра». Кроме ведущей-журналистки и гостя из ФРГ на передаче присутствовали: два внука бывших министров иностранных дел СССР, и еще один эксперт, родственные связи которого мне выяснить не удалось, но фамилия которого была ну о-очень «говорящей». Так что вхождение в новые элиты по крайней мере для некоторых потомков советских вождей прошло вполне удачно.

Несмотря на то, что после падения Советского Союза прошло уже достаточно много времени, еще слишком свежи и не заживаемы оставленные раны, и еще не пришло время дать окончательную оценку и выяснять окончательные причины, почему так произошло.

Ясно одно: если бы правящая верхушка, или, как сейчас говорят, советские элиты не пожелали развалить взрастившую их страну, этого никогда бы не произошло. И никакие агенты влияния, никакая пропаганда не достигли бы своей цели, если бы у страны были реальные защитники. Но их, к сожалению, не оказалось. Ни КПСС, ни КГБ, ни Армия и Флот не смогли или не посчитали нужным заступиться за Советский Союз. Поэтому эта страна была обречена.

Я встречал мнение, что с проблемой дефицита страна по-настоящему столкнулась только в перестроечный период. На самом деле дефицит в СССР существовал всегда, он был присущ социализму, так сказать, имплицитно. Другое дело, что проявлялся он по-разному. Но, конечно, с тотальным дефицитом, мы столкнулись только в период Перестройки. В 1990 году, когда я работал в госстроевском проектном институте, заходя после работы в соседний большой гастроном, мне приходилось наблюдать совершенно сюрреалистическую картину: огромный зал был совершенно, ну абсолютно пуст. Странно еще, что его не закрывали совсем.

Сейчас, к столетию событий первых лет советской власти, известный «либерал», выступая по центральному каналу телевидения, рассказывает об ужасных репрессиях ЧК по экспроприации зерна для голодающей страны. Я подумал: вот если бы тогда, в период Перестройки, хоть кто-то серьезно озаботился бы проблемой дефицита, может быть, судьба страны и не была бы столь печальной. Но нет, власть имущие были тогда заняты совсем другими заботами.

Несмотря на крамольное, в глазах некоторых, отступление от науки, Валерий Никитич продолжал оставаться философом. И он блестяще защитил докторскую диссертацию на совершенно, казалось бы, неожиданную тему. Правда для этого ему понадобилось целых двадцать пять лет – почти целая сознательная жизнь. А если учесть, что за это время успело исчезнуть с политической карты Земли огромное государство, да еще не одно оно – то можно признать, что в этот отрезок времени могла уложиться не одна человеческая жизнь.

Когда началась Перестройка, это сначала было похоже на Оттепель. Тот же энтузиазм на лицах людей, те же надежды на лучшее будущее. Но после Оттепели наступил Застой, и страна все еще продолжала жить. А после Перестройки будущее для страны уже не наступило. Она просто исчезла. Похоронив не только надежды, но и жизни множества людей.

Так же, как и в период Оттепели, оживились писатели, и те люди, которые мнили себя таковыми. Но и те, и другие уже не создавали светлые образы, не мечтали. Нет, они наперебой обливали грязью страну, в которой они выросли, и проклинали все, что было связано с их прошлым: детством, юностью, любовью, честью и совестью. Так, словно ничего доброго и светлого в их жизни будто бы и не было.

Вместо этого со страниц газет, книг и журналов, с экранов кинотеатров и телевизоров хлынули чужие судьбы, мысли и образы, в которых еще больше уничижалось и оскорблялось то, что происходило в стране за многие годы, и возвеличивалось то, другое, чужеземное.

Точно так же и в философии, те, кто недавно умиленно распускал слюни и клялся в любви и верности к марксизму-ленинизму, вдруг обратились в самых жестких его преследователей, а термины и понятия, которые они прежде возносили и в святость которых верили, превратились в символы невежества и площадные ругательства. В период Перестройки всеобщее внимание читателей привлекали толковые и, я бы сказал, задорные статьи главного редактора журнала «Коммунист» молодого Егора Гайдара. Я не знаю, как относился к ним Валерий Никитич. Возможно, он оказался более прозорливым, чем я, честно сказать, немало подкупленный откровенным, и в то же время, очень логичным изложением мыслей внуком знаменитого писателя.

Каково же было всеобщее удивление, когда Егор Гайдар стал председателем самого непопулярного драконовски-либерального правительства Ельцина.

Потом Гайдара сменили другие правители, а затем в «нулеые» случилась эта темная история с его отравлением в Ирландии во время презентации книги «Гибель империи», практически совпавшая по времени с отравлением Литвиненко в соседней Англии. Казалось бы, напрашиваются самые прозрачные ассоциации. Однако, что происходило на самом деле?

В своей книге уже во введении Гайдар пишет о «постимперской ностальгии», и затем много раз повторяет одно и то же, словно стараясь этим выполнить явный заказ. Нет, второй империи на месте бывшего Союза быть не может и не должно быть. Ну, а затем, несколько поостыв, он очень подробно и документально описывает проблемы Советской власти, которые привели ее к гибели.

Я потом перейду к тому времени, когда пятидесятилетний Валерий Никитич будет определяться со своим политическим реноме, поэтому повторное прочтение книги Гайдара может оказаться как раз кстати. На что я обратил внимание сейчас по сравнению с первым знакомством с этой книгой? Егор Тимурович пишет очень аккуратно, избегая дешевых штампов, которыми была полна в тот период отечественная литература либерального толка, когда касалась еще недавнего советского прошлого.

Мне даже казалось, что хоть и повторял Гайдар как мантру слова о неизбежности падения всякой империи, но про себя он, как мне кажется, был совсем не так уж в этом уверен. И характеризуя упущения в экономике в тот или иной период Советской власти, он нет - нет, да и добавит свои комментарии на предмет того, как можно было избежать обострения ситуации. Почему он так поступал? Теперь уж только самому Богу известно.

Ведь не мог же он не понимать, этот очень умный человек, что, отрицая возможность существования Советской империи, он тем самым льет фимиам во благо другой всемирной империи, пусть пока и не оформленной до конца документально: Западной глобальной цивилизации с США во главе.

В связи с этим не могу не упомянуть его примитивного упрощения роли США в развале Союза. ЦРУ, якобы, даже и не догадывалось о глубине кризиса, охватившего СССР. На самом деле, все-то оно знало, и во многом это было его рук дело: от выпестованных агентов влияния, до координации антисоветской политики на международном уровне. Кстати, и сам Егор Тимурович был в числе таких агентов, и его друг Анатолий Чубайс, который в бытность свою главой Государственного комитета РФ по управлению государственным имуществом нещадно разбазаривал это имущество, раздавая его за бесценок направо и налево. И руководили этим тогда этим процессом – кто бы вы думали? Правильно! Господа из ЦРУ. Так же, как и сейчас они это делают. На/в Украине.

Всего этого, разумеется, не мог не знать Егор Тимурович. Но упоминать об этих всем известных фактах уважаемый автор ни единым словом не стал.
Ну, да Бог ему судья.

Кстати, в послесловии, он как будто бы даже забыл о тех угрозах, с которых он начал свою книгу под таким многозначительным названием. Вроде бы и в экономике у новой власти все в порядке, и в политике ничего страшного не происходит. Словом, если начал уважаемый автор, перифразируя известную оговорку, «за упокой», то кончил почти «во здравие».

Я могу, конечно, ошибаться, но мне кажется, что это совсем не те выводы, которые ожидали от него его заокеанские хозяева. А раз так, то и изображать из Гайдара «сакральную жертву», как это удалось с его другом и соратником Борисом Немцовым оказалось, в общем-то, не с руки. Поэтому Егору Тимуровичу позволили выжить.

А вот настоящий мой герой – Валерий Никитич, умер в то же самое время – в конце ноября 2006 года. Но до этого времени с начала Перестройки у него еще было лет пятнадцать жизни. И, я осмелюсь так думать, прекрасной, творческой, никем не ангажированной жизни.

В первые годы Перестройки он еще продолжал писать о диалектике, а потом написал большую работу совместно с другим ученым о философских проблемах, возникающих в связи с передовыми достижениями науки, прежде всего, в освоении Космоса. В предисловии, написанном автором, декларировалась задача зародить в читателе «семена здорового скептицизма» и научить его «диалектическому видению материального мира в его единстве, многообразии и развитии». Здесь Валерий Никитич стоит на твердых марксистско-ленинских позициях, о чем свидетельствуют многочисленные цитаты из классиков.

«Согласно диалектико-материалистической концепции, «даже туманные образования в мозгу людей, и те являются необходимыми продуктами, своего рода испарениями их материального жизненного процесса, который может быть установлен эмпирически и который связан с материальными предпосылками» - приводит он «убойную» мысль Энгельса.

И человек, по-прежнему, рассматривается им, как социальное существо, которое «представляет собой прежде всего совокупность (ансамбль, как более точно переводится известное выражение К. Маркса) общественных отношений».

В то же время в заключении он уже заявляет о философии «научноrо космизма», в основе которой лежит тезис о «неисчерпаемости духовных потенций человека. … Он -планетарное и солярное существо, … существо космическое, связанное множеством неразрывных и не до конца еще выявленных нитей со Вселенной».

А потом, когда в средине 90-х, тема «космизма» получила свое дальнейшее развитие, как надоевшая шелуха прекратилось цитатничество классиков.

Но если вспомнить, что происходило в стране в эти годы, то перемены уже не покажутся чересчур разительными. В 90-м он становится депутатом Ленинского районного Совета Москвы. Первого свободно избранного состава. Я не знаю, как проходили собрания в Ленинском райсовете, но хорошо помню обстановку в нашем, Калининском, где я был избран в это же время.

Помню тот энтузиазм, с которым взялись за работу свежие люди, помню надежды на развитие самоуправления и демократию. И помню, как разбивались эти надежды, как урезались права депутатов, пока не наступил трагический октябрь 93-го.

После расстрела мятежного Белого Дома Ельцин издал указ о прекращении деятельности местных советов депутатов. А «демократический» мэр Москвы ликвидировал прежнее деление столицы на районы, так что даже теоретически возрождение прежних районных советов стало невозможным.

Но это было не единственное общественное поприще для Валерия Никитича. В эти годы он был одним из секретарей Российского народного фронта, сопредседателем политсовета и идеологом небольших партий, возглавляемых его другом еще с комсомольской поры.

Из гороскопа А.С. Вронского, составленного для Водолеев.
«Внутренние убеждения они защищают с большим упорством и настойчивостью, умело, логично и аргументированно, так же как друга и единомышленника или близкого человека, или любую работу, или дело».

Первоначально, они с друзьями поддерживали Ельцина, помогали его выдвижению в Верховный Совет РСФСР. Однако эта позиция резко изменилась, как только стала ясна политика первого «демократического» правительства.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 0
     (голосов: 0)
  •  Просмотров: 90 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.