Боюсь любить,бывает больно, Когда огонь в душе пылает, Она гуляет ветром вольно, Костра углей не замечает... Душе и сердцу слепо лгу, Ожог присыпан белой солью, Но приказать я не могу: "Любовь пусть будет болью!" Ведь не любить куда страшней, Мой смысл жизни только в этом, Мне болью стал небес елей, Надежда - амулетом...

Чистая правда

| | Категория: Проза
Как я оказался за этим столом?
Кажется, я не раз видел это по телевизору. Идет какое-то праздничное или торжественное мероприятие. Президент сидит один за длинным столом, где-то посередине. С другой стороны стул, на котором и оказываются время от времени (в разные дни, конечно) довольно разные люди. В этот раз роль некого полузнакомого собеседника выпала мне.
На этом торжестве не Президент был ведущим, хотя его место было самым центральным. Собственно, никакого особенного действа и не происходило. Помню, временами раздавались аплодисменты, и тогда Президент вставал, что-то тихо говорил. А я все не мог понять, что же мне при этом делать. В общем, я решил тоже вставать. Но не ради момента, потому что зал-то при этом сидел, но из уважения к Президенту, который вынужден был вставать.
Все шло своим чередом, кажется, были какие-то выступления, а Путин при этом изредка спрашивал меня о чем-либо. И вдруг он спросил: «А Вы знаете, где я раньше жил?» Дело в том, что до вчерашнего дня он жил в гостинице при каком-то бывшем горкоме, расположенном на параллельной улице неподалеку. Я бывал в этой гостинице когда-то. Да это не была, собственно, гостиница. Это было несколько помещений в самом горкоме. Здорово, конечно, обставленных, не в пример самой шикарной гостинице. Вот в такое место поселили Президента в первый момент, а потом уже подготовили какую-то более подобающую резиденцию. Так случилось из-за того, что Президент заехал к нам совершенно внезапно, как это он иногда делает. Вроде бы даже именно в наш институт он заехал, а не куда-нибудь.
- Конечно, знаю, Владимир Владимирович, - ответил я Президенту.
Торжественное собрание вскоре закончилось, и Президент попросил меня проводить его до старого места жительства, чему я очень обрадовался. И мы пошли.
Была зима, а я второпях оделся как-то очень странно. В какие-то моменты я точно был в накинутом на плечи ватном одеяле, потом вдруг шел в пальто. Президент же большей частью почему-то был просто в пиджаке. Путь наш был довольно долгим, да еще в темноте, да я еще пошел по той улице, на которой стоит наш институт, да еще не по ней самой, а как-то дворами. Нам попадались разные люди, кто-то из них узнавал Президента, но все это тут же быстро уплывало. Подробностей этой дорожной беседы я не помню.
- Вы же помните, Владимир Владимирович, что вас везли сюда минуты три?
- Минут, пожалуй, пять.
- И все просто по прямой.
Президент замялся. Тут задумался и я. А действительно, почему по прямой? Ведь горком этот стоит на соседней улице. Я, наверное, просто от волнения забыл это на минуту, а президент даже обрадовался, что дорога для меня несколько прояснилась. Видимо, он твердо понял, что везли его не по прямой. Тогда мы стали пробираться выше, к соседней улице, по прежнему довольно оживленно беседуя и время от времени отвечая на приветствия людей.
Наконец, показались строения, принадлежащие горкому. Горкому КПСС, разумеется. А еще точнее - бывшему горкому КПСС, естественно. Теперь это все принадлежало частично администрации города, частично каким-то частным людям.
По соседней улице мы прошли дальше горкома, и теперь как бы возвращались к нему с другой стороны. Президент узнал само здание, узнал и внутреннюю обстановку, но, как это ни странно, не сразу и с некоторым затруднением. Внутри по-прежнему все было шикарно обставлено, чисто и как-то официозно. Я узнал несколько полированных дверей, за которыми, собственно, и были шикарные апартаменты. Их Президент тоже узнал. От этого он даже как-то особенно обрадовался и вдруг ощутил себя хозяином положения, а до этого он был в роли ведомого.
Мы мельком осмотрели еще вчерашнее жилище Президента, и он повел меня вниз, потом налево, к какой-то двери. За дверью оказался бар. У стойки никого не было. Да и вообще народу было мало и все расположились вокруг бильярдного стола слева неподалеку. Заведение это было совершенно частным, а публика выглядела несколько даже криминально. Я даже начал опасаться, как бы нас тут не обидели.
Но никто на нас особенного внимания не обратил, а когда мы подошли к стойке, бармен подошел довольно быстро. Кажется, он что-то нам даже налил. Он явно узнал Президента, отчего немного не то чтобы обрадовался, скорее, ему это льстило. Однако держался он довольно уверенно и независимо. Кроме напитка предложил он нам какие-то маленькие, как пуговички, беленькие фишки. Я понял, это нам в знак уважения, как гостям, чтобы мы могли начать игру. Какую игру, я не знаю, потому как не играл никогда в такие игры. Президент же охотно фишку взял - он явно знал толк в игре.
- Возьмите и мою, Владимир Владимирович.
- Да нет же, зачем, берите и сами сыграете.
- Нет, Владимир Владимирович, я все равно не умею.
Дальше я хотел сказать, что в случае его успеха я согласен на шоколадку для жены, но замешкался, задумался и ничего более не сказал. Я задумался о том, уместно ли вообще рассчитывать на долю в возможном выигрыше, а также о том, не слишком ли маленькой будет цена моей фишки, но и эти мысли быстро утихли.
- Меня уж тут засекли - как бы несколько оправдываясь, сказал Президент, и мы направились к бильярдному столу. Президента пропустили туда, куда он хотел пройти, а я шел следом и говорил; "Извините, ребята", - потому что мы явно помешали им и доставили некоторое неудобство, которое они, впрочем, приняли достойно и без всяких обид и огорчений. Видно было, что хотя бы как хорошего игрока, они Президента уважают. Но явно его никто не узнавал, никто не приветствовал.
Сама игра была нисколько мне непонятна. Делались какие-то ставки на очередные удары, что-то обсуждалось, о чем-то договаривались, немного спорили, но все шло мирно и спокойно. Вдруг заиграла какая-то музыка и все стихли. Вновь возникло это одеяло, и мы укрылись им с Президентом в почетном углу. Эта музыка нарушила всю игру. Возникла она, похоже, именно благодаря Президенту, как часть некого уже государственного ритуала, действа, поэтому никто такому нарушению не воспротивился, все приняли конец игры, как должное.
Все это представилось мне довольно коротким эпизодом, но на самом деле заняло немало времени. Наконец, мы собрались уходить. Президент посетовал на легкость моей одежды, явно желая погулять еще, но я заверил его, что он напрасно волнуется, и мы вышли.
Вышли мы уже другим ходом, очевидно, хорошо знакомом Президенту. Была ночь, в свете редких фонарей падал голубоватый снежок. Редкие прохожие спешило по домам.
- Сережа - вдруг раздался пьяноватый голос молоденькой девушки. Это она обращалась к Президенту. Довольно бесцеремонно вклинилась она между нами, взяв обоих под руки. Президент был несколько смущен, но не от того, что его якобы узнали как другое лицо, а оттого, что его спутали. Он не знал, стоит ли ему делаться узнанным, но и не знал, видимо, как отвязаться от дамочки.
- Сережа, ты довезешь нас.
Тут нас догнал и ее кавалер, еще более отдаливший меня от Президента.
- Сережа, я знаю, у тебя здесь недалеко машина. Пожалуйста, отвези нас домой.
Дамочка, несмотря на бесцеремонность, все же не выглядела совсем уж неуправляемой, а кавалер понял, что она явно ошибается. Кажется, он признал и Президента, но не стал это афишировать, подыгрывая ему. В общем, втроем уговорили мы-таки эту дамочку от желаемой ею поездки и распрощались.
Между тем, я понял, что Президент, взяв инициативу в свои руки, переоценил свои способности к ориентированию. Он и меня несколько поставил в тупик, и я сам теперь не очень хорошо представлял, где мы находимся.
Мы вышли на какой-то бульвар, расположенный на плоском возвышении. Слева луна освещала искрящуюся снегом крышу довольно крупного сооружения, расположенного где-то внизу за парапетом. Справа какие-то лесенки уходили вниз. Я мягко отстранил Президента от главенства в выборе дальнейшего пути, но это мало нам помогло. Слишком уж я доверился человеку, впервые попавшему в наш город. Я еще рассчитывал, что вскоре мы выйдем на площадь Советов, которую хотел показать ему на этом обратном пути. Но, пройдя этими лесенками, мы вдруг увидели впереди медленно движущиеся поезда. Вокзал, подумал я. Это, конечно, было далековато от нашей конечной цели, зато более определенно.
Пройдя в какую-то дверцу, мы вдруг оказались внутри движущегося поезда. Сначала это был старый и пустой пассажирский вагон, однако тут же вдруг оказалось, что это вовсе не вагон, а часть локомотива, едва ли не паровоза. Из его задней части на нас стала наезжать какая-то большая черная конструкция, грозя придавить нас к промасленной передней стенке. Мы не очень испугались, но отступили, естественно. Надвигающийся предмет остановился. Совсем замедлил ход и локомотив, и тут появилась какая-то бабка. Это, конечно, была одна из работниц на железной дороге. Она заругалась на нас, приказывая немедленно покинуть локомотив. Через какие-то балки, с некоторым трудом выбрались мы, наконец, из этого плена и двинулись вдоль путей назад.
Откуда ни возьмись, набралось вокруг несколько человек - и просто рабочих, и каких-то мелких руководителей. Они начали шуметь, ругать нас. Президент чувствовал себя несколько смущенным. Конечно, он понимал, что в чем-то виноват, но люди все равно не должны быть так грубы с нечаянно провинившимися. Особенно усердствовал какой-то руководитель средней руки.
- А этот головорез...
Я не помню, что же он еще наговорил, но это почти переполнило чашу моего терпения, так как прозвучали и еще более грубые оскорбления.
Тут снова раздалась музыка. Это было даже похоже на Гимн. Не по самой мелодии, а по тому ощущению, которое возникло. Все, а особенно Президент, должны слушать Гимн с почтением, и Президент приостановился, желая, наверное, уже несколько рефлекторно, воспроизвести ритуал, но этому препятствовала все более накаляющаяся обстановка, и Президент не выдержал. Он кинулся к рьяному начальничку и тут же был окружен всей толпой, в которой вдруг оказался... Маленков и еще несколько "старых революционеров".
Я еще колебался некоторое мгновение, но Президента надо было спасать. Я и не знал, что они тузили его, уже узнав.
- Вы что!!! Президента не узнали!!! - заорал я, и они вправду чуть отпустили его. Тут я понял, что он был ими узнан, однако они вовсе не ожидали, что за Президента есть кому вступиться...
В этот момент я проснулся, сон быстро пролетел мимо меня, но такой сон чрезвычайно жалко было бы упускать, и я снова уснул. Что-то случилось дальше. Кажется вовсе нестрашное, кажется, что все стало даже разрешаться, но каким образом, я совершенно не знаю. Я вновь проснулся и помнил лишь свою последнюю фразу про неузнанного Президента.
Я ощущал себя вполне проснувшимся и стал для себя отмечать основные моменты этого удивительного сна, который жаль было бы забыть, как вдруг почувствовал, что делаю я это уже во сне. Я даже вновь начал ощущать присутствие Президента. И все же я сообразил, что вряд ли увижу что-либо интересное еще, а вот позабыть то, что уже видел, вполне могу. Уже и сейчас некоторые моменты стали перепутываться. Поэтому я проснулся, взял ручку и быстренько записал последовательность событий в несколько предложений. Было ровно шесть утра.

Апрель 2002

Сказали спасибо (2): snovao, dandelion wine
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 3)
  •  Просмотров: 168 | Напечатать | Комментарии: 4
       
19 ноября 2017 17:37 dandelion wine
avatar
Группа: Редакторы
Регистрация: 31.05.2013
Публикаций: 81
Комментариев: 8372
Отблагодарили:565
Цитата: bosko
Иногда память удивительно работает. А для снов - это особенно удивительно.


yes flowers1

"Ложь поэзии правдивее правды жизни" Уайльд Оскар

       
19 ноября 2017 09:08 bosko
avatar
Группа: Авторы
Регистрация: 7.11.2011
Публикаций: 267
Комментариев: 2243
Отблагодарили:387
Цитата: Ефим Мороз
Стихи у тебя получаются лучше.

Цитата: snovao
Атмосферу сна удалось передать хорошо


В том-то и дело, что тут никакой литературной обработки. Словно с диктофона записывал. Иногда память удивительно работает. А для снов - это особенно удивительно.
       
18 ноября 2017 18:31 Ефим Мороз
avatar
Группа: Авторы
Регистрация: 9.06.2012
Публикаций: 498
Комментариев: 10765
Отблагодарили:1442
flowers1 Стихи у тебя получаются лучше. flowers1

Наличие иллюзий, это то, что отличает нас от обезьян.

       
18 ноября 2017 00:39 snovao
avatar
Группа: Редакторы
Регистрация: 16.03.2010
Публикаций: 241
Комментариев: 7955
Отблагодарили:1382
))))))) Получился рассказ из серии "Мы кажется где-то встречались")))))
Атмосферу сна удалось передать хорошо - спутанность и странная нелогичность поступков и вообще поведения обоих героев )))
Природа снов до сих пор остаётся непознанной территорией науки yes

"Обычно думают, что стиль — это сложный способ вы­ражения простых вещей. На самом же деле это простой способ выражения вещей сложных."
/Ж. Конто/

Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.