Мне стыдно за свою страну, Давно открывшую войну, Спустив продавшихся писак На белорусов – вот, мол, враг, Сегодня, улучив момент, В неё включился президент. Шаркун паркетный складно лжёт, Соседу предъявляя счёт. Ах, лицемер из молодых, Исподтишка он бьёт под дых, Кичась награбленным добром, Решает: «Этим продаём, Туда проложим мы трубу, А Батьк

Щелкунчик

| | Категория: Юмор
Задумывались ли вы над тем, что представляет собой наша память? Лично мне она напоминает огромный шкаф, в который складываешь вещи, чтобы потом, в силу кажущейся ненадобности, про них забыть. Сложенные вещи, понятное дело, никуда не исчезают, просто их заваливают другие, более «свежие» вещи, то есть вещи, позднее убранные. Однако, случись какая необходимость, и вот из-под завалов ты достаёшь именно ту вещь, о которой ты уже, казалось, позабыл вообще, но которая вдруг тебе срочно понадобилась!

***

Пару месяцев тому назад довелось мне побывать в Большом театре. О самом театре рассказывать не буду: Большой, он и в Африке – Большой, и даже на английский язык переводится как Bolshoi Theatre, а не Big Theatre. Но сам спектакль напомнил мне один абсурдно-кошмарный эпизод, случившийся в эпоху моей юности, и вместе с ним в моей памяти, словно подводная лодка, всплыли и другие события военно-морской стажировки…

***

История эта случилась в уже далеком 1995-м году в городе воинской славы Полярный, расположенном в Кольском заливе. В преддверии государственных экзаменов по военно-морской подготовке наш курс был направлен в Кольский дивизион дизельных подводных лодок для прохождения стажировки и последующего принятия воинской присяги. В Полярном нас распределили по разным подводным лодкам: я с одногруппником Вованом оказались приписаны к подводной лодке проекта «646-буки» под командованием капитана третьего ранга Сайгакова. Наш распорядок дня был следующим: после побудки и утреннего построения в казарме мы строем шли на завтрак, по завершению которого направлялись на подлодку для участия в ежеутреннем ритуале поднятия флага. Далее мы должны были заниматься изучением устройства подлодки и ее механизмов, на деле занимаясь исключительно игрой в карты. Потом мы снова строем шли на обед, после которого возвращались в казарму и опять играли в карты. Так и пролетали похожие, как типовые многоэтажки спального района Москвы, дни, однообразие которых было разбавлено одним происшествием, приключившимся со мной незадолго до принятия воинской присяги.
В одну из ночей мне привиделся сон: будто, приехав на каникулы к бабушке с дедом, я сплю в деревенском доме, а на моей груди пригрелся пушистый котенок, которого я глажу. Но то ли от холода, то ли от сигнала мозга, возмутившегося иррациональностью происходящего, я стал пробуждаться. Наверняка вам знакомо это состояние: тело еще находится в состоянии полного покоя, пульс замедлен, а чувства притуплены, но пробудившийся мозг, вздумай кто-либо снять с него в этот момент энцефалограмму, рисовал бы гималайские пики один выше другого. В какой-то момент я с сожалением осознал себя вовсе не гостящим у бабушки ребенком, а без пяти минут целым лейтенантом Краснознаменного Северного флота-командиром электротехнической группы БЧ-5. И тут почти проснувшийся мозг сам себе задал резонный вопрос: откуда тут мог взяться на моей груди котенок? Открыв глаза, в полутьме кубрика я увидел сидящую на моей груди крысу.
– Бл... ь, крыса! – закрыв глаза, я издал истошный вопль. В нем было намешано много разных чувств: и ужас, и отвращение, и брезгливость. В тот момент момент я ощутил себя Щелкунчиком Северного флота, испытав на своей шкуре чувства героя сказки Гофмана, вот только сабли, точнее кортика, у меня не имелось...
Когда я вновь решился открыть глаза, на моей груди никого не было. Проснувшийся от моего душераздирающего крика товарищ пытался убедить меня, что имела место самая обычная галлюцинация.
– Вова, я ее гладил! – возразил я. От воспоминания меня всего передернуло.
– Это была тактильная галлюцинация – помолчав, невозмутимо ответил Вован...
Последовавшие за наглой попыткой крысиной мимикрии учебное погружение подводной лодки, присяга, а также сдача государственных экзаменов быстро вытеснили из головы этот забавно-досадный ночной эпизод. Он, как и многое другое, наверняка выветрился из памяти окончательно, если бы не упомянутый поход в Большой, в котором давали, догадались, как вы уже догадались, «Щелкунчика».
В сентябре я вновь собираюсь посетить Большой театр, вот только со спектаклем не могу определиться: мало ли что еще может в моей памяти всплыть…

Сказали спасибо (2): Антирозочка, Gorinich
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 2)
  •  Просмотров: 145 | Напечатать | Комментарии: 1
       
10 октября 2017 13:50 Антирозочка
avatar
Группа: Авторы
Регистрация: 1.08.2014
Публикаций: 1047
Комментариев: 7413
Отблагодарили:4266
Всплывает, как подводная лодка flowers1

Она же Птица. Она же Ольга. Она же "тут вообще никого нет"

Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.