\"Вот бы мне оказаться в Смольном, когда подлый враг целился в товарища Кирова, - не раз обращалась я в мечтах к этому страшному моменту, - я бы ни за что не позволила ему нажать на курок\". " />
На стыке двух веков я выжил из ума, Решив, что наше прошлое - клоака, Как в детстве - баш на баш, и голову сломя Я на него повел свою атаку. Ах, как его я бил - в лицо, живот и грудь, До паха доставал в пылу отваги, И сам себе твердил: "Забудь про все, забудь, Стань чист, стань чист, как белый лист бумаги" И в этой схватке я победу одержал, Ушл

Мой позывной – «Вестница». 22. Убийство Кирова - 1.

| | Категория: Проза
Мой позывной – «Вестница».

22. Убийство Кирова - 1.

Я хорошо помню день, когда убили Кирова. Его смерть буквально всколыхнула всю страну.

Мне было двенадцать лет, я была пионеркой. В школе проводились траурные линейки. Мы зачитывали воззвания, обращенные к нашим старшим товарищам – коммунистам. И давали торжественную клятву отомстить врагам за смерть товарища Кирова.

Я была самой высокой в классе, и, кроме того, председателем совета отряда. Поэтому мне часто приходилось идти рядом со знаменем, которое, выносил мальчик из старшего класса.

«Вот бы мне оказаться в Смольном, когда подлый враг целился в товарища Кирова, - не раз обращалась я в мечтах к этому страшному моменту, - я бы ни за что не позволила ему нажать на курок».

Что бы я смогла сделать, оказавшись против взрослого врага, я еще не знала, но была твердо уверена в своей победе.

Помню, короткий приезд отца, когда он, уже командир крейсера, заехал к нам из Москвы после награждения орденом. Но вид у него был далеко не радостный. Я слышала, как он до позднего вечера шептался с мамой за перегородкой, которой была отгорожена моя половина комнаты.

Я не могла слышать весь разговор, но ясно чувствовала тревогу в их голосе и отдельные слова: «террор» и «репрессии».

С того времени прошло много лет. До неузнаваемости изменилась, а затем и вовсе исчезла страна, в которой я родилась.
Из теперь уже открытых документов я могла узнать мельчайшие подробности убийства Кирова. Стало известно, кем на самом деле был человек, который его убил. И какими он руководствовался мотивами.

Общепринятым стало мнение, что убийство этого видного деятеля партии и государства послужило как бы спусковым курком Большого террора, который развернулся последующие годы.

В результате, было репрессировано и расстреляно огромное количество не только рядовых граждан, но и руководителей государства, армии и флота.

По сути дела, Красная Армия оказалась просто обезглавлена. Существовало даже мнение, что Гитлер решился на войну с СССР только после того, как узнал о страшных результатах репрессий.

Но интрига в оценке убийства Кирова все же оставалась.
Казалось бы, спецслужбы просто воспользовались этим убийством для того, чтобы развернуть волну террора.

Но оставалось не ясным было ли это убийство спонтанным или оно было спровоцировано.

И кто в таком случае являлся заказчиком убийства.

В проекте «Антитеррор», разработанном в 40-е годы 21 века, было предусмотрено несколько мероприятий, которые, в случае их успешного выполнения, позволили бы предотвратить или ослабить волну террора, захлестнувшую нашу страну в предвоенные годы.

И вот я неторопливо прохаживаюсь в просторном коридоре Смольного, делая вид, что с интересом рассматриваю пышную лепнину, щедро украшающую интерьеры бывшего Института благородных девиц.

Впрочем, во всем сказывается недавно пережитая разруха. Части осыпавшегося лепного рельефа закрашены известкой. Филенки резных дверей забиты обыкновенной фанерой.

Рабочий день в разгаре. Деловито снуют ответственные работники аппарата. Сошки помельче и вовсе передвигаются рысцой.

И во все этой массе людей мне нужно найти одного единственного – убийцу, пока еще потенциального.

На календаре 1 декабря 1934 года. Московское время 16 часов.

Ровно через полчаса раздастся тот роковой выстрел. Его убьет мелкий совслужащий Леонид Николаев, 30 – летний человек, озлобленный собственной неудачной судьбой.

А вот, собственно и он, одетый в мешковатое суконное пальтецо, растерянный, с шапкой ушанкой в руке, которой он периодически утирает катящийся по лицу пот. Невыразительное, начинающее покрываться мелкой сеткой морщин лицо и подслеповатые глаза побитого и озлобленного зверька.

И тут я, кажется, совершила непростительную ошибку. Вместо того, чтобы просто отобрать револьвер и сдать его охране, я начала вести с ним душеспасительную беседу.

- Здравствуйте, гражданин Николаев. Я знаю, зачем вы пришли в Смольный. Ваша цель – убить Кирова.

- Значит, и вам это уже известно, - даже с некоторым облегчением промямлил Николаев.

- Но скажите, зачем вы собираетесь это сделать? Товарищ Киров выдающийся гражданин, верный сын народа.

- А зачем этот «сын народа» спит с чужими женами? – завелся с полуслова Николаев.

- Вы видели, как жена вам изменяла или вам кто-то об этом сказал?

- Как же. Товарищ Борисов все видел, он врать не будет!

- А кто такой, этот товарищ Борисов?

- Он из НКВД, личный охранник Кирова.

- А вот, собственно и он, товарищ Борисов!

Я и не заметила, как из просторов бесконечного коридора возникли фигуры двух приземистых мужчин в военной форме и фуражках с красным околышем.

- Товарищ Борисов, подтвердите, пожалуйста мои слова.

- Ты иди, Леня, иди, - покровительственно произнес охранник, профессионально оттесняя меня от убийцы.

- А вы гражданка, собственно, кем будете? – повернулся он ко мне.

Я достала из кармана кожанки удостоверение с почти подлинной подписью Ягоды и протянула его второму сотруднику НКВД.

- Ух ты, - присвистнул он, - личный представитель товарища Ягоды.

- Что-то я вас не припомню, товарищ,- с недоверием буркнул Борисов, но я не дала ему опомниться.

- Я в аппарате недавно,- отрезала я, и добавила с напором - а вы знаете, что сейчас отпустили убийцу товарища Кирова?

- Ну, какой же он убийца? – осклабился презрительно,- для убийцы у него «кишка тонка», так, участник неудавшегося покушения.
Согласовано со всеми инстанциями.

И добавил внушительно: - Я лично зарядил его револьвер холостыми.

- Да, а вы в курсе, что Николаев раздобыл боевые патроны в курируемом НКВД спортобществе «Динамо»?

Борисов изменился в лице и опрометью бросился вслед за Николаевым, который успел уже завернуть за угол. Мы с его напарником поспешили следом.

Уже подбегая к приемную мы услышали выстрел и истошный женский крик:
- Убили! Сергея Мироновича убили!

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 177 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.