Ноль-ноль часов - одно мгновенье! Когда ни нечет, и не чет... Но вечно времени теченье, И мир опять: шумит, живет! Потоком бешенным несется, Сгорая, жизнь - махну рукой... Но вдруг Вселенная взорвется, Когда шепну: "Мгновенье стой!" Яд истин входит внутривенно: "Какому Богу ни молись, Оно с тобой и неизменно - Мгновение длинною в жизнь..."

На пороге Тьмы. Империя теней.

| | Категория: Проза
На пороге Тьмы. Империя Теней.
Глава 1.
Раскрытая тайна.

Холодное сердце не ищет тепла,
Оно изувечено горем и болью,
Когда-то сгорев в своей страсти дотла,
Теперь же стремится к свободе, на волю!

Оно не прощает, хранит до конца
Все то, что когда-то забыли другие,
Оно обладатель стального венца,
Гнетущего, рвущего души людские…


Холодное сердце не станет желать,
Того, что не будет ему лишь подвластно.
Не будет мечтать и другим потакать,
Но мыслить о мести начнет очень страстно…

Оно отомстит, не посмотрит на страх,
Который врага поглотит без оглядки,
Оно возликует, увидев лишь прах,
Оставленный «воином», павшим при схватке.

Оно проклянет и себя и других,
Прольется, как яд в сардоническом смехе,
Оно как шакал разорвет на куски,
Всех жаждущих власти, любви и потехи!

Оно не умрет, не увидев конца,
Не сжалится сердце, над главным врагом,
И кто-то навряд ли поверит, что в прошлом
Холодное сердце творило добро…




Была середина сентября. На улице пахло сухими хрустящими листьями и утонченным ароматом холода, который пробирал до мурашек. Но стоило выйти на солнце, как начинало бросать в жар. А еще эта школьная форма! Настоящая безвкусица!
Софья шла быстрым уверенным шагом в школу. Скорее эту уверенность можно было отнести к тому, что на уроки она ходила только лишь из солидарности к своей крестной, которая не чаяла в Софье души. Сама же она просто терпеть не могла это место. Нет, она не была грушей для битья, не относилась к тому небольшому числу умников в очках, которые бороздили просторы науки и чьи фотографии висели на стенде «Золотой фонд». Ей было просто не интересно.
Обычный человек, наверное, удивился бы, и отнес ее к категории так называемых «индиго», заранее знающих всю школьную программу и не нуждающихся в обучении.
Нет, Софья просто не считала это место чем-то особенным или значимым. Она воспринимала мир совершенно в других тонах, как это происходит тогда, когда ты девять первых лет своей жизни находишься в детском доме. Когда та микроскопическая капля любви, которую тебе пытаются подарить тамошние воспитатели просто не может восполнить пустоту в сердце и душе.
Все, возможно могло быть иначе. Не так, как сейчас. Софья корила себя за то, что в один момент ее заметила супружеская пара, после ставшая ее приемными родителями. Она смогла ощутить на себе семейное тепло, и, наконец, почувствовать себя счастливой. У нее даже была приемная сестра Даша, старше ее на несколько лет.
Но счастье ушло через три с половиной года, а вместе с ним и желание жить дальше и бороться с судьбой, как это было раньше. Все было безвозвратно разрушено вместе с гибелью родителей. Террористический акт, который унес жизни многих людей…
Софья смутно помнила тот день, когда отец вместе с матерью отправились в банк чтобы положить на счет своих дочерей деньги. Огромный взрыв, сотни смертей…
Все оборвалось в единочасье…
Ей тогда было тринадцать лет. Она снова попала в детский дом, но ее крестная Олеся оформила опекунство и забрала девочку к себе. Были слабые попытки стать счастливой семьей, но они не увенчались успехом. Потому что между приемными сестрами разгоралась самая настоящая война. У Софьи с Дашей и до смерти родителей отношения были не лучше, но тогда были те люди, ради которых они обе старались создать фальшивую идиллию и дружбу. Сейчас все было иначе. Благодаря Олесе хрупкий семейный фундамент еще стоял, но не известно насколько его могло хватить.
Софья прекрасно знала, что Олеся была одним единственным человеком, которому она в какой-то степени была дорога. Но сидеть вечно на ее шее она не собиралась.
Через год восемнадцать, и все, здравствуй взрослая жизнь, с кучей новых проблем и нервных стрессов, которые и без того одолевали семнадцатилетнюю Софью.
Семнадцать ей исполнилось неделю назад. Если бы не подарок крестной, Софья бы и не вспомнила про свой день рождения. В тот день она надела на себя искусственную улыбку и постаралась показаться счастливой. Так происходило каждый год…
Правило, делать этот день особенным, Софья терпеть не могла. Возможно, потому что она так и не смогла привыкнуть, к жизни вне стен приюта. Там была настоящая жизнь, да именно там. Где ты понимаешь, что все не так отлично и прекрасно, как стараются думать другие. Где ты постоянно видишь сотни разбитых, брошенных крохотных сердец, которые трепещут, как маленькие воробушки в надежде, что когда-нибудь придет тот день, когда они обретут свою семью и начнут эту жизнь с чистого листа…
Софья зашла в кабинет со звонком. Никто не обратил на нее внимания, кроме двух подруг, которые обсуждали задачу по генетике.
-Привет,- мрачно протянула она, и положила сумку нагруженную учебниками на стол.
Ее волосы растрепало ветром, пока она дошла до школы, поэтому они неаккуратно лежали на плечах и ниспадали на лицо длинными каштановыми прядями.
Подруги одновременно улыбнулись.
-Привет. Ты задачу по скрещиванию решила? – Настя невинным и ожидающим взглядом посмотрела на Софью.
-Ой…Только не начинай с утра про домашку…- нервно ответила она, но тетрадь по биологии достала и положила на парту своей подруги. Та в ответ прихлопнула в ладоши и послала воздушный поцелуй Софье.
-Ты моя спасительница!
-Ну да, конечно…
Настя нахмурилась:
-Послушай, сделай хотя бы вид, что тебя интересует учеба. Последний год и все!
-Я рада.
-Чему?
-Что он последний…
-Ты, как обычно.
-Я ни капли не изменилась,- ухмыльнулась Софья, снисходительно посмотрев на подругу.
Предполагалось, что это должна была сказать Настя, но Софья решила взять эту обязанность на себя. Разговоры насчет каких-то перемен во внешности и характере ее просто убивали. Поэтому она решила не давать подруге возможность его продолжать.
-Уж, поверь, тебе бы стоило…И где ты откопала эту ужасную сумку? – вмешалась Аида.
Ее взгляд скользнул по мешковатому портфелю с ручкой через плечо и черепком в центре.- Ужас…
-Моя сумка ничем не хуже твоей,- Софья кивнула в сторону другой сумки такого же покроя, правда красного цвета, но с изображением Ванессы Хадженс и Зака Эфрона.
Назревающие нравоучения прервал Тимур, подвалив к парте Насти и нависнув над ней, как хищник.
-Насть, ты с кем пойдешь на школьный бал? – с ходу спросил Тимур, сверкнув смазливой улыбкой. Этот казанова успел передружить с большей половиной школьных красавиц. У парней в последние два года обучения в старшей школе началась охота на представительниц противоположного пола, а если эта представительница еще и победительница конкурса «Мисс старшеклассница», коей являлась Анастасия, то сам бог велел закрутить с ней роман.
Софья к данной категории не относилась. Она вообще не общалась с парнями, максимум на что ее могло хватить это на: «Привет» и холодный равнодушный взгляд, который отпугивал ребят. На данный момент ее совершенно не интересовали отношения и любовь.
Она вообще не хотела переживать подобного чувства, потому что боялась снова пережить потерю. Ведь любовь остывает со временем. А когда ты не зависишь ни от чего, и тебя не сковывают какие-то ограничения, у тебя нет слабостей, жить намного легче. К тому же Софья боялась, что она снова огрубеет. Ее сердце и так становилось мало восприимчивым к обычным человеческим радостям. Она сама считала его черным и твердым, как камень.
В последнее время много чего изменилось. Нет не снаружи. А внутри…
Аида закатила глаза и покрутила пальцем у виска. Софья, соглашаясь, кивнула.
-Тима, ты что склерозом страдаешь? Я же тебе говорила, что я туда вообще не собираюсь идти. Так что ищи себе кого-нибудь другого! – воскликнула Настя, указав рукой на кучку девчат собравшихся у парты главной красавицы класса, Марины.
-Что ж, знай мое предложение в силе до конца сентября. Тридцатого последний срок, а значит, на раздумывание у тебя осталось тринадцать дней. – Рассчитал Тимур, улыбаясь во все свои тридцать два.
Настя театрально захлопала длинными ресницами:
-Тринадцать - несчастливое число. Так что лучше предложи другой девушке.
Тимур, как это обычно случается, любезно раскланялся и проскользнул мимо Софьи, стараясь не встречаться с ней взглядом. По большей сути, он делал вид, что ее вообще не существовало, так как считал, что общаться с такой категорией людей, как она, ниже его достоинства. Тем более она один раз уже дала ему понять, что если он не хочет проблем на свою голову, то лучше с ней не связываться. На самом же деле, он боялся смотреть в ее черные, как уголь глаза, которые пробирали до дрожи.
Школьная популярность портила учеников на глазах, и если ты в один прекрасный момент засветился на этом олимпе с каким-то талантом, то тебе его припишут до конца твоей учебы. Ученики «ниже рангом», нужны были чисто для массовки и для поддержки их авторитета.
-С чего это ты решила пропустить такое событие?- непонимающе спросила Аида.
-А что в этом такого? Мне просто надоела вся эта кутерьма. Если я дам свое согласие идти на этот вечер, то Тима будет меня преследовать до конца учебного года, а мне этого совершенно не нужно. К тому же, Елена Дмитриевна снова заставит готовить программу и украшать актовый зал и фойе. Надоело. Пусть Марина занимается всей этой ерундой!
Софья недоверчиво посмотрела на Настю:
-Странно, что такая мысль пришла в твою головушку только сейчас. Скажи честно, ты собралась на свиданку с Игорем?
Глаза Насти лукаво сощурились:
-Это еще под вопросом и обсуждению не подлежит!
Новенькие парни были нарасхват, в принципе, как и новенькие девушки. Только первого сентября в класс пришло одиннадцать человек из другой школы. В этом году в связи с глобальным ремонтом, который не уложился в срок, из лицея учеников отправили на новое место обитания.
Настя не упустила свою возможность и теперь с Игорем Корниленко пыталась закрутить роман.
-Да подумаешь,- расхохоталась Аида, пересаживаясь за свою парту, потому что в класс, словно ошпаренная влетела Елена Дмитриевна.
Она жестом показала, что сейчас можно обойтись без традиционного приветствия, так как она и так опоздала на двадцать минут урока.
Кто-то из класса ляпнул, что она могла не торопиться и задержаться до самого его конца. А ученики, так и быть перенесли бы эту утрату.
Вопреки обещанному тестированию, она устроила массовую трепку по опоздавшим и засветившимся за курением в туалете. Рейтинг класса был на нуле. Если бы можно было ставить в нем минус, то наверняка в рейтинге одиннадцатого «В» заблаговременно стояла бы «минус бесконечность».
Новеньких она едва упомянула. Они пока что не успели насолить своей новой классной руководительнице. Но все еще впереди.
-У меня для вас есть еще две новости. Одну вы в общих чертах знаете. Это «Осенний Бал». Если в прошлом году больше половины пропустило это мероприятие, по причине массового заболевания, то в этом году, дорогие мои вы его никак не пропустите. – При этих словах Елена Дмитриевна убедительно посмотрела на Софью.- Каждый ученик на счету, и напротив каждой фамилии будет стоять галочка. Рейтинг, ребята, рейтинг. Так что потрудитесь представить пару от вашего класса, соорудить себе костюмы и наконец, выучите вальс, чтобы потом не ходили с оттоптанными ногами.- по всему классу раздалось недовольное мычание. - Вторая новость - в течение недели к нам придут еще пять человек. Постарайтесь встретить их так же хорошо, как и предыдущих.
-Их что штампуют? Серийный выпуск новичков?- выпалил на весь класс Влад.
По кабинету проползли редкие смешки.
-Ваши шутки, совершенно не уместны!- отрезала Елена Дмитриевна.
Всем своим видом она напоминала новогоднюю елку. Обилие бус на короткой шее, блузка с рюшами, строгая юбка, ярко накрашенные губы. Между собой ученики называли ее Шапокляк, несмотря на то, что ей было всего-то около тридцати.
-Да, и еще чуть не забыла…Не забудьте, что в конце недели намечаются соревнования. Здесь, к вашему, сожалению, участие принимать будут все. Поэтому решите между собой, кто будет играть в футбол, а кто отправиться на баскетбол. Списки спортсменов у меня есть, поэтому не пытайтесь увильнуть. –Добрая половина класса поежилась, исключение лишь составляла компания качков, расположившихся на последних партах.
Лишний раз переломать кому-нибудь кости, причем на законных основаниях, привела их в восторг.
Звонок прозвенел, и Софья с облегчением вышла из класса.
Час от часу не легче. Конечно, она могла спокойно не думать об этом, но школа пока что была тем местом, где она убивала медленно тянущееся время. Дома можно было находиться только тогда, когда там была крестная. В те моменты, когда там находилась сестра, настроение окончательно портилось. Софья боялась выйти из себя, потому что последствия могли быть необратимыми для Даши. Перепалки с ней ей уже осточертели.
Софья могла все решить, исправить, но все было бы ненастоящим. А ненастоящее счастье не имело смысла.
Причиной той черноты сердца, о которой часто думала Софья, была обычная с виду книга.
Конечно, она огрубела задолго до того, как эта книга попала ей в руки. Просто, когда ты становишься обозленным на весь мир, кажется, что выбора нет никакого, и ты идешь на крайние меры и пытаешься восстановить справедливость. Потом теряется всякий интерес к жизни, ты начинаешь ненавидеть всех вокруг и просто отвечаешь тем же, с чем шли к тебе. Все становиться бессмысленным и скучным.
Черная магия во всех своих отношения полностью поглотила Софью. Она стала ее частью, настоящим наркотиком, от которого она не могла избавиться. Каждый день ее душа требовала темную силу, и с каждым разом все больше и больше.
Заниматься магией она начала после того, когда погибли приемные родители. Тогда она была обижена на весь мир и пыталась отомстить всем. Не важно, был ли кто-то виновен или нет. Просто в мире, где царила жестокость и несправедливость нельзя было быть беззащитной. А магия была той тропой, которая спасла ее в тот момент и стала стимулом. Правда, первоначально она не преследовала светлых целей. Она не преследовала их и до сих пор…
Всерьез увлекшись черной магией, Софья поняла, что она может владеть чужими жизнями и может делать все так, как хочет она.
Но магия была ее личной тайной. Для всех Софья оставалась замкнутой, неразговорчивой девушкой. Свою силу она использовала при крайней необходимости. Внешняя холодность и взгляд, проникающий в дальние закоулки души и сеющий там страх и без того отпугивал недоброжелателей.
Об этом не знали даже подруги, не знали ни Олеся и ни Даша.
-Нет, ну вы слышали? Это издевательство какое-то! - возмутилась Настя, поправляя свои золотистые волосы.
Аида засмеялась:
-Насть, чему ты расстраиваешься? Тому, что свидание с Игорьком отменяется или тому, что придут новенькие, а ты уже дала понять Корниленко, что он тебе нравится и теперь у тебя нет выбора?
-Конечно, я расстроена из-за свидания! Придется теперь торчать в этот день в школе!- развела руками она.
-Так в чем проблема? Разве нельзя встретиться в другой день? Вы бы еще на год вперед его назначили,– не поняла Аида.
Мимо проходили толпы учеников, изредка удостаивая девушек оценивающими взглядами. Рядом с Аидой и Настей, Софья была совершенно ни к чему. Она выделялась среди своих подруг какой-то темной аурой. На первый взгляд, Софья представляла из себя простую ученицу, но видимо сама черная магия просто впиталась в нее и она никак не гармонировала со своими одноклассницами.
-У Игоря все дни заняты. К тому же на него положила глаз Марина. А уж если она возьмется его окучивать, то поверьте, он за ней будет по пятам со свисающим на бок языком бегать.
-Ну и зачем он тебе такой нужен?- спросила Софья, неодобрительно посмотрев на Настю.
-Волк, очнись! Ты думаешь, я просто так его пригласила?- Настя пощелкала пальцами перед лицом Софьи.
-Извини, просто я не думала, что он тебе так сильно нравиться. Я вообще не понимаю этого чувства. Так что со мной можешь не делиться впечатлениями по поводу Игоря.
Софья в этот момент лгала. Она прекрасно понимала, о чем говорит ее подруга. У нее тоже когда-то была первая любовь. К сожалению, безответная. Она думала, что сможет перетерпеть и все будет как-то по-другому. Может в этот раз ей повезет... Но ей не везло.
Артур был на тот момент настоящим идеалом, как ей казалось. Но неприметность и отрешенность сыграла свою роль. Артур с ней редко общался и холодно к ней относился. Они были из двух разных миров, не имеющих ничего общего друг с другом.
Как-то у Софьи всерьез возникла мысль, заставить Артура любить ее. Но она со слезами на глазах отбросила ее прочь. Артур был первым парнем, из-за которого она плакала.
Чем портить жизнь другим, она нашла другой способ. Она раз и навсегда выбросила его из своих мыслей. Магия сделала свое дело, уничтожив эту любовь на корню.
Когда это произошло, Софья почувствовала себя по-настоящему свободной и счастливой. Но как было сказано ранее, магия – наркотик. Счастье улетучилось через несколько дней, а на смену ему пришла ненависть и боль.
Теперь она презирала Артура и всех остальных. Она смотреть не могла на влюбленных, а саму потребность любить стала считать животным инстинктом.
Оставшийся день она провела в полной отрешенности от этого мира.
Исключение составил урок физики.
-Волк! К доске!- проскрипела толстенькая очкастая учительница. Она с самой первой встречи невзлюбила Софью и всячески старалась ей насолить.
Только лишь благодаря своей магии, Софья могла поддерживать стабильность оценок в журнале по этому предмету, что к концу четверти Маргарита Николаевна рвала на себе волосы, не понимая, когда она успела влепить Софье «пять».
Этот урок был таким же, как и все остальные, начиная с восьмого класса. С одним и тем же концом.
Решив задачу, Софья уже ждала, когда Марго, начнет к ней придираться. Стоило ей только открыть рот, чтобы выплеснуть на Софью весь накопившийся за лето яд, зрачки девушки расширились и Марго замерла, неотрывно на них смотря.
Глаза учительницы округлились, и она без конца открывала рот, пытаясь что-то произнести, словно рыба. Минуту спустя, она все-таки выдавила:
-Садись, пять.
Аида и Настя снова смотрели на Софью с подозрением. Они никак не могли привыкнуть, что с их подругой происходило что-то неясное и в нужный момент, она всегда выходила сухой из воды.
Но все это было просто игрой. Для Софьи этот трюк совершенно ничего не значил. С одной стороны она понимала, что так поступать нельзя, но чем дальше заходишь, тем труднее найти путь обратно.
В конце концов, она не отличалась по своему человеческому существу от остальных. Она была такой же холодной и непробиваемой, и она научилась не страдать. Слабых и добрых мир уничтожает. И у тебя остается два пути, либо прогнуться под этой жестокостью, и делать то, что она от тебя требует, либо дать ей отпор.
Софья Волк выбрала второе. Но отпор она давала по-своему…
-Я тебе поражаюсь! Марго тебя не переваривает, но всегда ставит пятерки! Колись, как тебе это удается?- изумленно прошептала Аида, наполовину свиснув со своей парты.
Софья пожала плечами.
-Само собой получилось…- ее зрачки стали приходить в прежний размер. Аида кажется это заметила и замерла, наблюдая за этим. - Что-то не так?
-Да нет, показалось …кажется…- протянула подруга.
-Кан! Сейчас из класса вылетишь!- раздраженно вскрикнула Маргарита Николаевна, в сердцах треснув указкой по столу. Она снова обнаружила пятерку в журнале напротив фамилии Волк и снова не могла понять, что же произошло.
Аида мгновенно приняла исходное положение, испуганно уставившись на учителя.
С окончанием уроков Софья закинула на плечо сумку и направилась домой.
Уже было около трех часов дня, значит, Олеся должна прийти домой. Крестная работала инструктором в фитнес – клубе, и делила смену со своей знакомой, так же помешанной на фигуре и здоровом образе жизни, а сутки через двое она работала в кафе официанткой.
Олесе было около двадцати восьми. Со своим мужем Романом она развелась пару лет назад, буквально выкинув его из квартиры и сопроводив полет его вещей с четвертого этажа благим матом. Он был представителем бабников обыкновенных и альфонсов доморощенных, так что слез и сожалений не было. К тому же такую красавицу, как Олеся трудно было упустить из виду. Но она, наученная горьким опытом, решила не искушать судьбу, а всерьез взялась, за постройку разрушенной семьи Волк.
Замок едва щелкнул. Софья зашла в квартиру, стены которой содрогались от музыки, долбившей без перебою и ужасно оглушающей. Даша чувствовала себя полновластной хозяйкой дома, пока не было Олеси. Мнение же приемной сестры ее совершенно не волновало.
Софья стянула с себя кроссовки и пошла в свою комнату. Там, как обычно, в беспорядке лежали вещи. Но не в таком, какой был до этого. На столе были разбросаны и порваны несколько тетрадей, одежда из шкафа была вывалена на пол, амулеты валялись на кровати, а тумба была открыта. В ней должны были лежать книга по черной магии и Гримуар.
Даша, похоже, совершенно потеряла совесть и перевернула вверх дном комнату Софьи.
К счастью она не добралась до тайного ящичка, где были спрятаны книги. Ума не хватило приподнять тонкий деревянный подклад.
На полу лежала разбитая рамка с фотографией родителей, пусть не родных, но единственных, которых она по-настоящему любила. Которые смогли подарить ей заботу и ласку, даже пусть ненадолго…
Из груди девушки невольно вырвался тяжелый вздох. Софья подавила проступающие слезы. Вместо того, чтобы разреветься, она судорожно прикусила губы до крови. Ее скулы напряглись, а черные зрачки снова расширились.
Она могла покончить с этим раз и навсегда, она могла напугать Дашу до ужаса, могла поселить в ней страх и заставить уважать свою сестру. Софья была на грани.
Она уже почти привыкла к погромам в своей комнате, и просто старалась делать вид, что ничего не произошло. Ведь если хочешь победить врага, сделай вид, что он тебе не интересен, и он сам отступит. Но фото родителей. Это было уже слишком…
Софья сделала пару глубоких вдохов. Злость стала немного отступать, но это было ненадолго. Вскоре она снова накинется на нее новой волной…
Переодевшись в широкую черную кофту с капюшоном и брюки, она направилась на кухню и выпила холодной воды. Нужно было удержать разрастающуюся чернь в ее сердце, пока она полностью ее не поглотила.
Софье после выплеска всей этой темной энергии могло стать легче, намного. Но сестра могла пострадать. Да она не любила Дашу, но она не собиралась причинять ей боль.
В коридоре послышался смех сестры и мужской голос.
Софья поставила стакан на стол. Сейчас или никогда...
В коридоре стоял пьяный парень, по-видимому, сокурсник Даши. В одной руке он держал бутылку пива, а другой обнимал Дашу.
Софья облокотилась на стену, наблюдая за ними и сверля их ненавидящим взглядом. Даша потеряла всякую совесть и снизошла до того, чтобы приглашать в квартиру совершенно посторонних парней, пока Олеся зарабатывала им на жизнь. Это уже был третий парень за две недели, с которым она встречалась.
Парень уткнулся в шею сестры, и затем что-то прошептал ей на ухо. Даша расхохоталась, и повернулась лицом к Софье.
-Ты долго будешь за нами наблюдать? Или завидно? Ведь за свои семнадцать лет ты так ни разу не с кем и не встречалась…
Глаза сестры заискрили злобой и алкоголем.
-Нет, я просто смотрю и думаю, есть ли у тебя хоть толика самоуважения или ты его потеряла в одном из ночных клубов. – холодно ответила Софья.
-Лучше заткнись и иди, приберись у себя, пока Олеся не пришла. У тебя там сегодня ужасный беспорядок…- с этими словами Даша завела парня в комнату и уже собиралась закрыть дверь, но Софья успела помешать ей это сделать, протиснув ногу.
-Уйди!
-А больше тебе ничего не надо?
Даша психанула и со всей силы хлопнула дверью.
Софья чуть не закричала от боли, но ногу не убрала. Ненависть была сильнее.
-Пошла к черту, идиотка!- орала сестра, пытаясь перекричать долбившую музыку и захлопнуть дверь. - Ты ненормальная!
Лицо Даши покраснело от усилий и стали проступать прожилки.
-Ты сама напросилась! Я тебе никогда не прощу родителей! – глаза Софьи стали совершенно черными и в них кроваво пульсировала тьма.
-Они тебе не родители! Ты вообще им никто! Они мои родители! Я их дочь! Ты поняла?
Темная энергия высвободилась, заполонив весь разум Софьи, словно обжигающие языки пламени. Теперь не Софья управляла своей силой, а сила управляла ей…
Музыка стала перебиваться, переключаясь с одной волны на другую. Пол рябил, словно от землетрясения. По комнате разрядом прошелся непонятный оглушающий писк, а с потолка начала сыпаться известь.
-Что происходит?- спохватился парень. Он оттолкнул от двери Дашу, и та врезалась в стол. Дверь с грохотом распахнулась и стала болтаться на петлях, без конца врезаясь железной ручкой в стену. Писк был невыносимым. Даша кричала, затыкая уши.
Парень рванулся к выходу, но Софья преградила ему путь. Его отшвырнуло невидимой волной и он врезался в стену, с которой полетели пара картин.
Все в комнате ходило ходуном. Люстра позвякивала. Пара ламп со стеклянным треском взорвалось и посыпалось мелким градом на ковер.
-Прекрати!- ревела Даша. Сестра лежала на полу, подогнув колени и затыкая уши.
Ее парень кое-как встал на ноги. Его подхватила воздушная волна и швырнула в коридор.
Он быстро побежал к выходу. В дверях на него накатил черный дымчатый сгусток энергии.
Он дико раскричался. В подъезде послышался грохот.
-Оставь меня в покое!- рыдала Даша.
До разума Софьи эти слова донеслись каким-то далеким эхом. Она видела, что ее сестра боится. Ей было страшно…
Софья замерла… ее лицо не выражало никаких эмоций. Какая-то пустота…
Всхлипывания сестры, лежащей на полу и пытающейся защититься от неведомой силы, привели ее в чувства. Софья совладала со своей ненавистью…Писк прекратился, стены перестали дребезжать…
Все было кончено…Даша теперь знала тайну своей сестры…
-Можешь ненавидеть меня сколько угодно, но легче тебе от этого не станет. Ты могла просто перевернуть всю мою комнату, выбросить вещи или сжечь их. Мне было бы все равно…я уже привыкла к этому…Но я никогда, слышишь, никогда не прощу тебе родителей…- Софья резким рывком закрыла дверь в комнату Даши и отправилась к себе. Нужно было убрать тот беспорядок, который там натворила сестра.
Меньше всего ей хотелось расстраивать Олесю. Только она успела об этом подумать, как на пороге оказалась крестная.
-Девочки! Я пришла…- ее взгляд скользнул по усыпанному известкой полу. – Что случилось?
Софья сотворила на лице некое подобие улыбки и неопределенно развела руками.
-Снова эти соседи! Крыловы совершенно потеряли всякую совесть! Анатолий Владимирович, с виду интеллигентный человек, а на прошлой неделе нас затопил, а теперь это! Нет, этому надо положить конец! - Олеся уперла руки под бока и недовольно посмотрела на потолок.
-Я лучше схожу за шваброй…- предложила Софья.
Около часа они с Олесей мыли пола в квартире, тщательно очищая его от извести и белых разводов. Анатолий Владимирович профессор философии совершенно вылетел из головы крестной, потому что она принялась рассказывать о том, что случилось на работе.
Казусы происходили постоянно, поэтому ей было чем рассмешить Софью.
Олеся была для Софьи скорее подругой или той самой, настоящей старшей сестрой о которой только можно мечтать, нежели крестной матерью. Софья забывала обо всем на свете и погружалась в радужный мир своей крестной, и ей хотелось жить. С ней можно было поговорить, поделиться секретом. Софья никогда не сомневалась в том, что Олеся ее поддержит. Но доверить ей свою тайну, она не решалась.
Весь оставшийся вечер они сидели и смотрели телевизор, хрустя попкорном, приготовленным в микроволновке и запивая его апельсиновым соком.
Даша тоже соизволила выйти из своей комнаты. Она избегала взгляда своей сестры и отвечала крестной сухими скомканными фразами.
Софья надеялась, что этот инцидент не достигнет ушей Олеси. Но с этим вопросом она собиралась разобраться позже. Она потратила сегодня много сил, чтобы навести страх на сестру и ей отчасти не хотелось прибегать снова к магии в ее отношении.
Едва ее голова коснулась подушки, она моментально уснула. Ее снова заволок мрак и она подсознательно надеялась, что утро настанет как можно скорее. Она истощилась… если бы можно было обходиться без сна, она была бы благодарна за это судьбе, потому что во сне для нее начиналась новая жизнь…



Глава 2.
Богарт.

Второй подряд урок физкультуры проходил плодотворно для рейтинга одиннадцатого «В». Во-первых, Настя, которую все-таки назначили ответственной за проведение «Осеннего Бала» пришла к Шапокляк с требованием выделить время из «пустых» уроков, чтобы они успели подготовить сценарий и выбрать пару.
Пустым оказалась физкультура. Максим Викторович, молодой физрук, слегка обиделся, но не надолго, потому что Шапокляк взяла слово с ребят, что они выступят в школьной лиге по баскетболу. Выгодная взаимозаменяемость, притом, что на соревнования никто не рвался…
Во-вторых, плодотворным это время для себя считала Софья. Она могла спокойно отдохнуть ото сна. Конечно, это никак не стыковалось с общечеловеческими понятиями об отдыхе, так как именно во сне человек получает подзарядку. С Софьей все происходило наоборот. Сегодня утром она снова проснулась в холодном поту. Кошмары ее мучили с тех самых пор, как она взяла в руки Гримуар.
С утра она успела попросить деньги на замок в дверь своей комнаты, что привело в удивление Олесю. Она ведь не знала, что там происходит, пока ее нет дома, а после вчерашнего Софья была уверена, что Даша непременно вернется в ее комнату и не успокоится, пока не найдет книги.
Сейчас Гримуар и «Черная магия» лежали в сумке. Беспокоиться было не о чем…
-Так, значит Марина и Антон…- пробубнила себе под нос Настя, черкая что-то в блокнот.- Ладно, с вами мы разобрались...
Аида хмуро сидела за партой и косилась на Софью.
-Волк,- произнесла она, заглядывая в ее глаза, и пытаясь найти в них, то, что вчера ее заинтересовало.
-Что?- Софья подавила зевок.
-Поделись с подругой секретом. Ты что выведала какую-то страшную тайну и теперь шантажируешь Марго?
Софья засмеялась:
-Представь себе!
-Я же серьезно. Она тебе снова «пятак» влепила, а сегодня утром она обливала тебя грязью перед директрисой.
-Ты лучше у нее спроси…Может она еще скажет, что я продаю тайны родины иностранным шпионам…
-Опять ты смеешься…
-Я вполне серьезно,- убедительно произнесла Софья, укладывая под голову сумку.- Если она снова поливала меня грязью, то она находиться в такой же грязи, как и я. Я не хочу о ней говорить…
-Девочки, может, займемся «Осенним Балом»?- Настя развернулась к подругам. Ее голубые глаза были беспокойными и замученными. А на лбу проступила морщинка.
-Чем мы тебе можем помочь? – Аида сгримасничала и обратила свое внимание на Настю.
Пол класса снова скучковалось у парты Марины. Сейчас она с Антоном пыталась провальсировать, но он постоянно запинался и наступал ей на ноги. Не будь он капитаном футбольной команды, она бы не удостоила его своим вниманием и послала бы ко всем чертям. Но авторитет первой красавицы школы было необходимо поддерживать любыми путями. На этой неделе ее ухажером был Антон.
-Тема, которую будем представлять мы - «Титаник».
-Класс…- восхитилась Аида, смахнув черную челку с лица.- А что мы будем делать?
-Ну… на ближайшую неделю у вас одна задача – найти подходящие платья…Волк, тебя это тоже касается…
Софья недоверчиво посмотрела на Настю:
-Смешно…
-Я не шучу. На днях придут новенькие, так что мы подберем вам парней, с которыми вы будете танцевать.
Софья еле удержалась, чтобы не рассмеяться. Все парни шарахались от нее, как от огня.
По большей части она сама была в этом виновата, но она ни капли об этом не жалела. Ее внешний вид спугнет и остальных. В этом она была уверена на сто процентов, поэтому сейчас она просто согласилась, чтобы лишний раз не ввязываться в спор, который естественно закончится обсуждением ее стиля и одежды. Настя потом сама предложит другую кандидатуру.
Аида прикусила губу. Она с Шамилем рассталась в конце августа, других парней она пока что не рассматривала, да похоже и не собиралась. Достойной ему замены не было, так она считала.
-Костюм Крика подойдет? – спросила Софья, невинно улыбаясь подруге. Весь этот переполох с балом был для нее забавным. Она даже забыла про ночные кошмары и про инцидент с Дашей.
-Ага и гроб на всякий пожарный с собой прихвати… Никаких Криков, только вечерние платья!
Звонок снова переполошил ребят и они с хмурыми лицами направились на алгебру.
Физкультура пролетела в одно мгновение, так что все разложить по полочкам насчет предстоящего мероприятия Настя толком не успела.
Поэтому всю большую перемену она читала нравоучения ребятам и дала всем поручение выдвинуть завтра свои предложения.
Софья краем уха слушала Настю, выводя на чистом листе бумаги пентакль, который был нарисован на полу под ковром в ее комнате. Год назад она впервые вызвала Габриеля, демона, который стал чуть ли не ее другом. Но ведь демоны не могут быть друзьями…
Это подлые темные создания, которые постоянно норовят убить своего хозяина или склонить к договору.
Софья не боялась его. Его угрозы сжить ее со свету не принесли нужного эффекта, поэтому Габриелю ничего не осталось, как просто повиноваться.
Вероятно, ее черная душа принимала как должное общение с демоном. Она просто чувствовала себя рядом с ним намного сильнее. Именно он принес ей Гримуар.
Конечно «Черная магия» попала к ней задолго до этого, но жажда знать эту непостижимую науку заводила ее все дальше. Габриель подстраивал события так, как было нужно Софье. Благодаря этому Софья не раз спасала своих подруг от проблем или просто старалась помочь людям. Может, таким образом она старалась загладить вину, за то, что отказалась от обычной жизни и пошла совершенно не той тропой.
Снова звонок.
Инна Алексеевна раздала тетради и принялась писать на доске задания.
Целый список упражнений не воодушевил учеников, и больше половины бросило слабые попытки решить тригонометрию.
В класс постучались и на пороге очутилась Елена Дмитриевна.
-Инна Алексеевна, могу я ненадолго прервать ваш урок?
Инна Алексеевна вопросительно посмотрела на классного руководителя одиннадцатого «В», но ничего не сказала. И так было ясно, что это касается вопроса с новенькими.
К ней самой как снег на голову свалились новые ученики, так что ее класс был забит под завязку. Впервые в истории школы гуманитарный класс включал тридцать учеников.
«В»- класс похоже не останавливался на достигнутом. У директора возникала серьезная мысль разделить его, но ученики подняли бунт.
Следом за Шапокляк в кабинет вошли пятеро учеников: две девушки и три парня.
В-эшники сразу обратили все свое внимание на них.
Все были одинаковыми…
Одинаковыми не в отношении внешности.
Софья внимательным взглядом изучила каждого, пока Елена Дмитриевна представляла их всему классу. Она практически не слышала голоса Шапокляк.
Все абсолютно одинаково заносчивые, наглые, самовлюбленные, не видящие никого, кроме себя. Конечно, говорят, что нельзя судить по внешности, и по первому взгляду, но Волк привыкла сканировать людей. Именно поэтому она их всех и отталкивала от себя, потому что не находила в них того, что хотела…
Софья сама не была святой и знала, что если бы все люди могли так насквозь видеть других, то она была бы совершенно одна. Но, несмотря на всю свою темную сущность, она пока что оставалась человеком, который хотел счастья и семьи. Да она видела их всех в одном свете, и все они имели похожую внутреннюю личину, кроме одного…
-Богарт Мирослав…- наконец произнесла Елена Дмитриевна, представив всему классу высокого черноволосого парня. На нем Волк задержала свой взгляд больше, чем на остальных. Но это было вызвано не его внешностью, а совсем наоборот. Она никак не могла понять кто он.
Он стоял словно черное пятно, холодный и мрачный. Лицо не выражало никаких эмоций, хотя нет… Скорее даже, он с презрением смотрел на всех здесь сидящих. Правда, когда Елена Дмитриевна его назвала, его губы слегка изогнулись в надменной улыбке.
Словно он считал всех жалкими и ничтожными.
Внутри разлилось что-то вроде чернильницы и стало как-то не по себе. Секунду спустя Волк поняла, что Богарт заметил, что она за ним наблюдает. В этот момент Софья увидела его глаза, и ей стало жутко…Темно-серые, словно льдинки сверлили ее. Волк не смогла отвести взгляд, словно ее зомбировали.
Елена Дмитриевна скрылась за дверью, предоставив новичков классу.
Они проследовали за свободные парты, сопровождаемые любопытными взглядами В-эшек. Даже Инна Алексеевна заметно зарделась восхищенная внешностью Богарта.
Богарт прошел мимо Софьи и занял последнюю парту, после Насти.
Когда он проходил рядом, Софья невольно поежилась от холода и страха, которые ею овладели. Она впервые почувствовала панику и ужас, причем, совершенно не понимая причины. Непонятное чувство внизу живота, словно дух захватывало и одновременно подавляло все внутри. Волк заметила, как ее пальцы стали дрожать, она бросила ручку на стол. Дыхание перебивалось…
Словно что-то неведомое было в этом человеке. Какая-то пустота, но в то же время обилие чего-то гнетущего и пугающего…
Весь оставшийся урок она просидела, совершено забросив алгебру. Ей постоянно казалось, что ее сверлят взглядом. От этого у нее заболела голова.
Прозвенел спасительный звонок.
Девушки окружили новичков, особенно большой восторг произвело появление Богарта.
На каждом углу слышались восхищенные возгласы по поводу его внешности, а Марина уже представляла, как танцует под Силин Дион вместе с ним, а не с Антоном.
Богарт удостаивал девушек скудными ответами и вскоре оставил их, совершенно разочарованных в том, что он не обратил ни на одну из них внимания.
-Ну и как вам новенькие?- спросила Аида, когда они выходили из школы.
-Говори конкретнее. Тебя же Богарт интересует…- предположила Софья.
-Ну, естественно! – воскликнула она.
-Мрачный тип…- задумчиво протянула Настя. – Но мне такие нравятся! Настоящий красавчик! Рядом с ним все парни нашей школы рядом не стояли!- заметно оживилась она.
-А как же Игорь?- зловеще спросила Аида, хитро посмотрев на Настю.
-Я и не собиралась бросать Игоря, я просто восхищаюсь такими людьми, как этот Богарт.
Редко таких встретишь…
С этим Софья не могла поспорить. Ее до сих пор не покидало жуткое чувство… она никак не могла отойти от его взгляда. Казалось, что он может им убить…
-Думаю, его нужно подключить к балу…
-Я буду с ним танцевать!- воскликнула Аида.
Волк нахмурилась. Если Богарт будет принимать участие в этом мероприятии, то она должна находиться, по меньшей мере, за сто метров от него.
-Волк?- Настя недоуменно уставилась на Софью.
-Что?
-А ты как? Не хочешь, чтобы этот красавчик составил тебе пару?
-Нет…
В голове Софьи никак не укладывалось, что подруги не замечали, или можно даже сказать не чувствовали того, чего испугалась она. Наоборот, Аида и Настя охотно обсуждали его и ни капли не боялись. Их не оттолкнула его холодность и надменность, они скорее даже были восхищены его неприступностью и злым, пробирающим взглядом.
-Ой, смотрите…- пропищала Аида, указывая пальцем на мимо проходящего Богарта.
Парень легкой походкой пересек школьный двор и присоединился к группе ребят, которые шли к нему навстречу. По их приветствию можно было судить, что они знают друг друга не первый год.
Все они отличались какой-то пронзительной красотой и контрастностью от остальных и все до единого были такими же мрачными и холодными. Не смотря на стоящих и хихикающих рядом девушек, они не удостоили их своим вниманием и также, как этот новичок смотрели на них как на что-то мерзкое.
Софья снова поежилась.
-Да…мечта…Даю руку на отсечение, что у него есть девушка. – констатировала Настя.
Аида томно вздохнула. Ее корейское личико налилось какой-то печалью, и сейчас она больше походила на куклу.
-Точно…
-Я не понимаю, что вы в нем нашли такого умопомрачительного? – спросила Волк, задумчиво потирая подбородок. У нее Богарт не вызывал столь бурной реакции своим присутствием и она не вздыхала по нему, как это делали девушки, едва увидев его на пороге их класса. Для нее он казался отталкивающим. Она подозревала, что это вызвано личным страхом. Когда инстинкт самосохранения подсказывает тебе бежать, значит так и нужно делать, тем более он ее не подводил.
Подруги уставились на нее, как на сумасшедшую.
-Волк, ты что с Луны свалилась? Да, подруга, похоже, дела у тебя совершенно плохи…- снисходительным тоном произнесла Настя, одарив Софью сожалеющим взглядом.
-Ой…- отмахнулась она в ответ и зашагала домой.
Настя и Аида засеменили следом. Настя уже успела пожалеть, что попыталась опять намекнуть Софье на любовь, и прочую бредятину. Она смахнула с плеч длинные золотистые волосы и пристроилась рядом с подругой.
-Ты же не можешь отрицать того, что он очень даже ничего?!- протараторила она.
-Могу…- резко ответила Софья.- Потому что лично я не вижу в нем ничего божественного. Это же банально! Если завтра придет новый парень, все будут говорить, что он самый настоящий идеал. Сегодня такого звания был удостоен Мирослав Богарт…
-Может, ты в чем-то и права… Но, заметь, что таких личностей в нашей школе еще не было! А его друзья. Ты видела? Они, по меньшей мере с Голливуда!
Софья горестно засмеялась:
-У нас найдутся и покрасивее... И вообще я не собиралась весь оставшийся путь обсуждать этого Богарта и его друзей. Я лучше пойду, мне еще нужно замок в комнату купить…
-Даша снова устроила у тебя погром?- Глаза Аиды застыли в ужасе.
-Ну.
-Вот змеюка! Я бы ей все волосы выдрала! Когда ты с ней разберешься? – возмущалась она, когда они втроем подходили к пешеходному переходу.
-Уже. – Ответила Софья, снова погружаясь в свои мысли.
-И как? – заинтересовалась Настя. Она сама горела желанием устроить трепку Даше. Они друг друга не выносили. Настя все никак не могла забыть нанесенное ей оскорбление и уведенного парня.
-Ну, я с ней серьезно поговорила…- Софья постаралась сохранить непринужденность. Знали бы подруги, что она вчера устроила дома, у них бы волосы дыбом встали.
Она надеялась, что Олеся не пойдет к Анатолию Владимировичу и не предъявит ему счет за потрескавшуюся штукатурку. Хотя, крестная сама со смехом в голосе тогда предположила, чтобы устроить такое, профессору пришлось бы пропустить по квартире десяток слонов.
Софья посмеялась над своими мыслями.
-И все?- разочаровалась Аида.
-Все…
Машина проезжающая мимо остановилась и девушки перешли дорогу.
Сегодня день был пасмурным и, судя по сырому ветру, вечером предвиделся дождь.
Софья обожала такую погоду. В такое время народа на улице всегда было мало, и можно спокойно прогуляться, не беспокоясь о внезапно нарушенном уединении. Воздух был свежим. Если бы можно было описать это словами…
-Нет, нужно что-то придумать…- размышляла Настя, рассматривая витрины в торговом центре.
Толпы людей без конца сновали около них, то и дело отпихивая их и протискиваясь с тележками к кассе.
-Ты это о чем? – спросила Аида, задумчиво листая первый попавшийся под руку журнал.
Настя вырвала его из рук подруги и как попало положила обратно на полку с другими печатными изданиями, заметно помяв несколько первых страниц. Консультант недовольно на них посмотрел, и Настя от греха подальше оттащила подругу поближе к Софье, которая подбирала замок на дверь.
-Я про Богарта…
Софья недовольно поморщилась:
-Может, хватит? Вы уже битый час его обсуждаете!- в ее голосе прозвучала нотка упрека.
Она уловила себя на мысли, что кроме страха у нее внутри возникло новое чувство.
Она стала бояться, что теперь все разговоры будут непременно сводиться на Богарта и ей придется их выслушивать. А хуже всего было то, что ее лучшие подруги, причем единственные для нее, то что в какой-то степени у нее еще было в этой жизни, могли теперь перейти к нему.
Она с ужасом откинула эти мысли и снова начала приглядываться к замку, который держала в руках.
-Я это говорю к тому, что он может не согласиться участвовать в балу.
-Это так страшно?- не поняла Софья.
-Ну, ввиду того, что наших качков можно сразу отбросить, так как они даже понятия не имеют, что такое вальс. Это уже четыре человека… Сергей до сих пор ходит с гипсом на руке и никаких поддержек он сделать не сможет, а если даже будем без поддержек, то гипс как-то не очень будет выглядеть на фоне «аристократического общества».
-А как же Саша, Сабыржан и Марат?
-Ты поняла, что сказала? Они слишком низкого роста…
-Что-то мне не верится, что из сорока человек невозможно найти подходящие кандидатуры. Просто скажи, что ты хочешь пообщаться с Богартом и все. – Серьезно произнесла Софья, многозначительно посмотрев на Настю. Она, наконец, выбрала замок и направилась к кассе.
-Ну и что с того? Да, мне хочется узнать его поближе. В конце концов, пока не существует запрета знакомится с другими парнями, если даже у тебя намечается свидание с таким же малознакомым юношей.
Аида изумленно присвистнула.
-Да ты никак, подруга глаз на него положила?- с подозрением произнесла она.
-Бред…Насть, только не говори, что Аида права…- с надеждой произнесла Софья.
Внутри почему-то все сжалось. Ей не хотелось, чтобы Настя связывалась с этим типом.
По крайней мере до того момента, пока Софья сама не удостовериться, что все ее страхи напрасны. Волк понимала, что если Настя решит во что бы то ни стало заполучить этого новичка, то она не остановиться ни перед чем. И даже пусть сейчас это банальный интерес и желание с ним познакомиться, она знала, что это неспроста.
Настя раздраженно посмотрела на своих подруг:
-Вы обе сумасшедшие. Мне он просто понравился и все. Ясно? И нравится он мне в такой же мере, как и вам двоим.
-Это обнадеживает, потому что мне он как раз таки не нравится.- сказала Волк.
Они вышли из торгового центра.
Подул холодный ветер, растрепавший всем троим волосы.
Аида укуталась в кофту.
-Если будут какие-то новые мысли или идеи насчет бала, звоните…- риторически произнесла Настя, прекрасно понимая, что от Софьи никаких идей не поступит, потому что она не любитель подобных мероприятий. А Аида сейчас не в том настроении, чтобы заниматься такими вопросами.
Подруги распрощались на перекрестке.
Софья вдохнула свежий осенний воздух. Ей казалось, что если сейчас она не насладиться им в полной мере, то этот свойственный аромат осени, с привкусом смешанной прохлады и тепла исчезнет. Им невозможно было надышаться, поэтому Софья добрела до своего двора и села на скамейку. Торопиться было совершенно некуда. Во всяком случае, пока некуда. Дом не был для нее какой-то привязкой и народная мудрость о том, что дома лучше, чем в гостях ей не подходила. Ей как раз таки было намного уютней на улице, чем в четырех стенах вместе с Дашей. Единственным человеком ради которого она могла вернуться в квартиру была Олеся. Но сейчас она была на работе, а значит, дома ей нечего было делать.
Софья посмотрела на торопившихся домой людей. Скоро должен начаться дождь. Уже сейчас накрапывали совершенно невидимые глазу капельки.
Она посмотрела на свою сумку, и немного поколебавшись, все-таки вытащила оттуда Гримуар.
Книга раскрылась на странице с заклинанием вызова духа.
Софья вспомнила про Габриеля. У нее на секунду возникла мысль вызвать его. Сегодня день не был настолько хорош, чтобы демон мог его испортить.
Ну эту идею она решила отбросить, потому что беспокоить его совершенно беспричинно, не лучшая мысль, которая могла прийти ей в голову.
Дождь стал усиливаться. Страницы заметно отсырели.
Софья закрыла книгу, робко проведя ладонью по кожаному переплету, и направилась вдоль по дороге. Ноги сами несли ее.
Она совершенно не смотрела по сторонам, ей было все равно, куда она идет. Небольшие щели в тротуаре и ямки стали заполняться дождевой водой. Кругом царила суматоха из гудящих машин и зонтиков, которые спасали от дождя мелькающих прохожих. Они проходили мимо и с удивлением смотрели на девушку, которая шла под дождем, совершенно от него не прячась.
Под ее глазами размазалась тушь, а с волос стекала вода. Ноги насквозь вымокли.
Но это было лучше, намного лучше скандала, который мог в очередной раз повториться…Конечно, Софья могла обвинить всех и вся в том, что жизнь у нее была пусть не самая ужасная, но сложнее, чем у обычных людей.
Но она к ней уже привыкла и смирилась…
Волк не заметила, как оказалась у невысокого по-современному застекленного здания.
В широком окне что-то мелькнуло.
-Софа!- послышался знакомый голос.
На крыльцо выбежала Олеся. Она с беспокойством смотрела на Софью и нервно трепала конец фартука. Софья глянула в глаза своей крестной. Вид у нее был перепуганный. Губы приоткрылись, чтобы что-то сказать.
-Что случилось?- залепетала она, заводя свою крестницу в кафе. Сегодня она работала тут. В «Шербете» посетителей не бывало так много, как сегодня. Вероятно, заставший врасплох дождь, вынудил некоторых зайти сюда и хотя бы из приличия что-то заказать.
Олеся засуетилась.
Софья не заметила, как ее усадили за свободный столик и поставили под нос кружку горячего какао с пончиками.
-Все нормально,- Софья произнесла давно зазубренную и хорошо отработанную фразу.
Олеся с сомнением посмотрела на крестницу.
-Серьезно, все отлично,- продолжила она.
-Послушай, я конечно тебе не мать…Но, если ты хочешь о чем-то поговорить, то я всегда готова выслушать…-голос Олеси звучал слегка неуверенно.
Софья обхватила кружку руками, пытаясь их согреть.
Она сделала вдох, и хотела что-то сказать, но с усилием сдержалась.
Как она хотела поделиться с Олесей всем, что так ее мучило, рассказать об этом…
-Я…все отлично,- снова произнесла она. В глазах почему-то все начало расплываться.
-Ой, девочка моя, у тебя же все размазалось…- воскликнула Олеся, доставая салфетку.
Софья облегченно вздохнула, поняв, что из-за дождя крестная не различила среди стекающих с волос на лицо капель, соленые слезы.
-А почему ты домой не пошла? – беспокойно лепетала крестная, стирая с лица крестницы размазанные пятна.
Софья пожала плечами:
-Просто мне захотелось побыть одной, а потом забрела сюда…
Олеся с умилением посмотрела на Софью и поцеловала в лоб.
-Ладно, Софа, мне работать пора, а ты если хочешь, посиди погрейся. Или можешь подождать меня, через полтора часа моя смена закончится. Хотя нет, сильно долго, лучше иди домой…
Софья усмехнулась:
-У вас сегодня наплыв клиентов. Лишние руки не нужны?
Олеся на секунду задумалась, и поразмыслив расплылась в довольной улыбке.
-Ладно, детка, тогда с меня причитается…
-Ловлю на слове!
Софья прошла в отдел для персонала и надела на себя глупый красный фартук с изображением шербета посередине. От такого рисунка могло кого угодно вывернуть…
В конце концов, ее здесь никто не знал. А если уж кто-то и заострит на ней свое внимание, то это будет первой и последней встречей. Город не такой уж и маленький…
Через каждые пять минут раздавалось позвякивание крохотных колокольчиков, висящих над дверьми. Люди все приходили и приходили.
За окном шел самый настоящий ливень, и тот, кто по трагичной случайности оказался в этот момент на улице, просто из необходимости вваливался в кафе, волоча за собой грязные следы.
Горы посуды со скоростью света оказывались в раковине, а потом снова, уже чистыми кочевали на стол к посетителям.
Софья бегала по небольшому залу, то и дело принимая от них заказы.
Перед ее глазами менялись лица посетителей. К некоторым столикам она подходила уже по второму или третьему разу, и зал все больше и больше заполонялся.
Ей даже надавали чаевых, от которых она не смогла отказаться. В конце концов, какая-никакая материальная поддержка. Денег никогда не бывает много.
Один раз она обслужила пару, которая долго еще не уходила, даже после окончания дождя.
Она некоторое время заворожено за ними наблюдала. Нет, это не были влюбленные…
Софья не знала, как объяснить себе тот факт, что ее к ним просто тянуло. Редко встретишь людей, которые обладали такой теплой энергетикой, как эти двое. Они сидели и что-то тихо обсуждали.
Несколько раз, по лицу девушки скользнула тень смятения, но потом она снова приняла свой прежний спокойный и уравновешенный вид. Молодой юноша, сидящий рядом с ней, что-то ей объяснял. Она изредка соглашалась и смотрела куда-то вдаль.
Когда она приносила им заказ, девушка какое-то мгновение пристально на нее смотрела. Ее зеленые глаза излучали мягкость и доброту.
А может Софья совершенно забыла обо всех тревогах, когда пришла сюда…
Дверь за последними клиентами закрылась и Софья с ужасом обнаружила, что уже было около восьми вечера.
День пролетел незаметно.
Олеся сняла с себя фартук и начала задвигать стулья.
-Софа, а ты уроки успеешь сделать?
-Успею.- Софья улыбнулась. То время, которое она провела здесь было, если не самым счастливым, то незабываемым. Она впервые почувствовала жизнь. Даже за угрюмыми масками клиентов было что-то завораживающее… Она до сих пор вспоминала мягкие зеленые глаза той девушки.
-Я ведь так сегодня у тебя и не успела спросить насчет школы…
Теперь Олеся собирала свои светлые с рыжиной пряди в хвост.
-Все отлично. Представляешь, Настя подписала меня на «Осенний бал» и требует, чтобы я нашла вечернее платье…- Софья засмеялась.
-Правда? И что ты?- заинтригованно спросила крестная.
-Пришлось согласиться…
Олеся замерла, и светлые пряди рассыпались.
-Серьезно?- ее глаза изумленно округлились.
-Ага…но я все-таки надеюсь, что в самый последний момент, ее затея не удастся. Я не представляю себя в платье танцующую вальс. К тому же мне еще пару не нашли…
Олеся снисходительно махнула рукой.
-В этом нет ничего страшного… парней, как грязи. А платье я тебе подберу. У меня в шкафу их целая куча.
-Этого я и боюсь!
Софья пожалела, что сказала про бал, потому что если Олеся втемяшит себе что-то в голову, то ее не переубедить. И похоже крестная действительно задумалась над тем, чтобы заняться преображением Софьи. Теперь, ей придется точно идти на бал, и пропустить его она сможет только лишь в том случае, если ее переедет асфальтный каток.
Тем не менее, даже такой расклад сейчас ее не расстроил.
Олеся впервые видела Софью в таком хорошем расположении духа.
Софья и сама была этому непомерно рада. Ей не хотелось вспоминать о том страхе, который она сегодня ощутила на себе.
-Ты Дашутку сегодня видела?
-М..нет…
-Надеюсь, у нее все нормально. Я в последнее время стала уделять вам мало внимания. Эту проблему нужно как-то решать….
-Брось! С чего ты это взяла? – Софья непонимающе уставилась на крестную.
-Я совершенно погрязла в этой работе. Вижу вас только по вечерам и то не так много. Вот что! Надо будет выкроить день и сходить всем вместе погулять! – Олеся многозначительно посмотрела на Софью.
На лице Софьи появилась тень смятения. Этой семейной прогулки ей не хотелось больше всего, потому что придется снова обманывать и притворяться что все отлично, чтобы не расстроить Олесю. Хотя Олеся наверное, сама понимала, что между девочками уже давно все не так гладко. Но она снова пыталась вернуть жизнь и былое тепло, которого так не хватало им всем…






Глава 3.
Нападение.

Марина впорхнула в кабинет, словно бабочка и приземлилась за свою парту под удивленные взгляды большей половины класса. Сегодня она была можно так сказать в новом амплуа. Крашеные черные волосы, были подстрижены под каре, легкая бледность, иссиня-розовые губы, печальный взгляд.
Аида и Настя сопроводили ее на половину очумевшими взглядами, а Антон удивлено приоткрыл рот. В тот же момент, парту Марины окружили подружки, и пара тройка девушек, желавших погреться в лучах ее славы.
На минуту нависшее молчание нарушила Настя.
-Мне это одной почудилось, или вы все это видели? – она нервно накручивала на палец прядь светлых золотистых волос.
-Спешу тебя расстроить, это видела не только ты,- протянула Аида.
Софья скривила губы и посмотрела на всех присутствующих, задержав свой взгляд на небольшом столпотворении вокруг Новиковой Марины.
-М-да…Занесло же бедняжку…
-В смысле?- Аида оторвалась от этого зрелища.
-Это я к тому, что скоро все будут табуном бегать за Богартом…- при этом Софья заверяющее посмотрела на своих подруг, произнеся эти слова с некоторым упреком.- Мне она напоминает горем убитого вурдалака, забывшего дорогу на кладбище. Это надо же так унизиться…
Аида поморщилась:
-Фу, какая гадость…
-Ну ясен пень, для кого она так тщательно старается придать себе загробный вид. Бедный Тоха, Марина снова его кинула.- отозвалась Настя.
-А, по мне, Богарт очень даже красивый парень. И ничего мрачного в нем нет. Маринка просто переусердствовала с пудрой. Чувствую, она у нее к третьему уроку будет кусками отваливаться от лица.
Настя сделала некое подобие улыбки на лице и в тот же момент ее глаза смущенно опустились вниз.
Софья тяжело выдохнула и села за свою парту. Продолжать разговор дальше не имело никакого смысла. Одно было ясно, как белый день - Настя просто-напросто влюбилась в этого новичка. И как бы скверно это ни было осознавать, это было так. Софья это знала, она просто видела ту непонятную ауру, которая окружала ее подругу.
Она подумала, что с этими личными страхами было необходимо разобраться в кратчайшие сроки, пока это не переросло в паранойю.
Уже был четверг – третий день по прибытии Богарта к ним в класс. И третий день подряд не смолкали сплетни и восхищения этим новичком. Софья уловила себя на мысли, что это ее раздражает даже больше, чем стоило бы. Тем не менее, ей снова приходилось терпеть нарастающее паническое давление где-то внутри. Она никак не могла заставить себя не обращать внимания на свой страх. Но внутри все просто трепетало от ужаса.
Богарт прошел мимо и занял свое место.
Снова легкий холод невидимой волной прокатился по позвонку, оставив за собой след мурашек.
Настя за спиной печально вздохнула.
«Похоже, Игорь Корниленко остался без своей обожательницы…»- подумала Софья, выводя в тетради дату.
Прозвенел звонок на урок и Шапокляк вошла в класс медленным размеренным шагом, словно предвкушая будущую экзекуцию над подопытными. Сегодня была тема строения глаза. В последний раз, когда на лабораторную вынесли препарат заспиртованной лягушки, половину вывернуло только от одного запаха.
Вид барахтающихся в растворе бычьих глаз так же не вызвал восторга. Когда препарат дошел до парты Марины, она с ужасом уставилась на некогда принадлежащую быку материю. С минуту происходил этот безмолвный обмен мыслями между глазом и ней, пока глаз не начал вертеться волчком в сосуде, со скоростью сто оборотов в минуту. Марина с визгом вскочила с места и полетела к двери.
Волк растянулась в злобной ухмылке. Хоть что-то она сделала, чтобы поднять настроение Насте, которая совершенно поникла.
Шапокляк сопроводила полет Марины в коридор, совершенно спокойным взглядом и не придала ее выходке никакого значения.
-Насть! – прошипела Аида, наклоняясь в сторону подруги.
-А?- Настя сделала запись в тетрадь и отложила ее в сторону. На ее лице еще остался след от недавней улыбки.
-Ты еще не разговаривала насчет бала с ним?- Аида сделала слабый жест в сторону сидящего за спиной Насти Мирослава.
Глаза Насти округлились, и она отрицательно замотала головой.
-Как? До сих пор?- Кан непонимающе уставилась на подругу.
-А как ты себе это представляешь?
-Ну…
-Вот тебе и «ну»!- недовольно фыркнула Настя.
-А, может, Софа попросит…-глаза Аиды сделались самыми что ни на есть жалостливыми.
Волк ошарашено глянула на свою одноклассницу. Меньше всего она хотела заводить знакомство с человеком, которого панически боялась. А мысль о том, что она должна у него еще и что-то попросить, привела ее в полное замешательство.
-Я?- на лице Софьи появилась некая гримаса удивления и недопонимания.
Настя в ответ оживленно закивала головой.
-А почему именно я? По-моему, это вам невтерпеж завести с ним знакомство!- Шепот Волк едва срывался, так что их услышали несколько человек, сидящих рядом.
Увидев, что Сабыржан, мягко говоря, греет уши, Аида треснула его учебником по загривке и он заскулил от боли.
-Но ведь в этом нет ничего удивительного, он ведь наш одноклассник, и как ни крути, ему придется общаться с нами, по крайней мере, этот год!- начала оправдываться Настя, с укором смотря на Софью.
Волк глянула за спину подруги. Кажется, Богарт даже не обратил внимания, на дискуссии, развернувшиеся у него под носом. Он заинтересованно делал записи в тетради, пока девочки увлеченно его обсуждали.
Софья облегченно вздохнула и продолжила:
-Может вам самим тогда заняться этим? Я не пример общительности, вы же знаете!
-Девочки!- воскликнула Шапокляк, поправляя очки на носу.
Все разом умолкли и уткнулись в тетради.
Софья закончила описание строения глаза и сделала соответствующие пометки в тетради по лабораторной работе. Вывод получился немного глупым. Она его несколько раз перечитала и попыталась кое-что подправить, но получилось еще глупее. Оставив попытки улучшить результат своей работы, Софья недовольно отодвинула от себя тетрадь.
В дверь кто-то постучался, и Елена Дмитриевна вышла в коридор. Обеспокоенная медичка пришла уведомить классного руководителя одиннадцатого «В», что одну из учениц выворачивало в туалете.
Кто-то больно ткнул ручкой в спину Софьи.
-Ну, так ты поможешь?- прошептала Настя, вопрошающе посмотрев на свою подругу.
-Издеваешься? Сдался он тебе?
-Ну, Софочка! Это ради общего дела!
Когда в ход шло уменьшительно –ласкательное «Софочка», то можно было не сомневаться, что выхода никакого не было.
-Ладно!- злобно рыкнула она, отвернувшись от девочек и в сердцах захлопнув тетрадь.
Звонок прозвенел совершенно неожиданно. В голове Софьи творился настоящий хаос.
Она, человек, которому уже много лет было чуждо чувство страха, боялась заговорить с каким-то новичком! Причем она владела такой силой, о которой ему и не снилось! И все ради чего? Ради каких-то танцулек?
«Бред…», - думала она, шагая следом за подругами.
-Не бойся, все будет отлично!- воскликнула Аида, радостно посмотрев на Софью.
В ее глазах читалось сомнение, но она тщательно старалась его скрыть.
Единственное, что настраивало девочек еще более оптимистичнее, это то, что при удачном раскладе, они смогут сократить так называемое невидимое расстояние между объектом своих тайных мыслей.
-Волк, в столовую идешь? – осведомилась, заметно приободрившаяся Настя.
-Эмм.. думаю, что нет. Не хочется…Сами идите, я буду ждать в кабинете.
Следующей по расписанию была литература.
Софья шла, мысленно составляя план, по которому будет действовать.
Первоначально, она должна была как-то расположить к себе Богарта. А здесь очень кстати поможет магия. Потому что обычное: «Привет! Как дела?» вряд ли вызовет у него неописуемый восторг, особенно от такой, как она.
Кабинет литературы, вопреки ее ожиданиям, был совершенно пуст. Большая перемена выманила пол школы на улицу, к еще не совсем увядшим клумбам и зелени.
Встретить здесь Богарта, было по меньшей мере настоящей глупостью. Он нав

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 0
     (голосов: 0)
  •  Просмотров: 2058 | Напечатать | Комментарии: 1
       
6 февраля 2012 14:21 Альфа
avatar
Группа: Авторы
Регистрация: 19.11.2010
Публикаций: 1180
Комментариев: 6667
Отблагодарили:3745
Прочитала несколько строчек - возникло сильное желание умыться холодной водой.
Энергии очень низкие, темные.
Ты уверена, что хочешь идти во тьму?
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.