Кто пришёл? - Проза

Память стала мечтой заветною, Ушло детство и не оглянется. Там машинка стучит швейная- Моя бабушка строчит платьице. Там укроп такой- выше кепочки, Поутру петух на завалинке. Там весной у реки вербочки, А зимой натирают валенки. Там Большой буфет полон сладостей, На столе ещё ждут оладушки И не ценим мы этой радости, Когда любят нас мама с баб

Кто пришёл?

| | Категория: Проза
Кто пришел

Новелла

– Кто там?
– Свои.
– Кто это – свои?
– Трансвааль – в огне…
– Боже мой!.. Мишка?
– Он самый.
– Сейчас, сейчас… Проклятый замок! Вечно с ним история… Ну вот, наконец-то. Мишка!.. Живой! Родной мой, Мишка!
– Здравствуй, Наташка! Дай-ка я тебя поцелую… Будет тебе, ну! Перестань! Ну, вот, теперь шинель сушить придётся. Хм!
– Ты прости меня, глупую дуру, что плачу… Проходи. Снимай шинель, шапку, сапоги… Я тебе сейчас тапочки найду.
– Мама, кто пришёл?
– Ты мама?
– Да, Мишенька, да. Настоящая мама.
– Сын?
– Дочка.
– От Алёшки что-нибудь есть? Где он? Что пишет? Ведь я с тех пор…
– Нету больше Алёши.
– Погиб?..
– Да.
– Так. Погиб, значит…
– Раздевайся, Миша. Вот сюда вешай, здесь крючок свободный. Да что это у тебя с рукой? Боже!..
– Вот так, моя милая. Хм! Ничего. Ты не беспокойся. Я уже привык с одной управляться. Протез вот паршивый сделали, сапожники!
– Мама, кто пришёл?
– Проходи в комнату. Дай-ка я на тебя погляжу… Встретила бы – не узнала. Совсем седой стал.
– Сама понимаешь, не на курорте был.
– Я понимаю.
– Когда узнала про Алексея?
– Год, семь месяцев и двадцать дней. Всё иссохло здесь, в груди…
– Мама, почему ты плачешь?
– Ах, бесстыдница! Босиком по холодному полу!.. Тебе кто разрешил вставать? Марш сейчас же в кроватку!
– Мама, почему ты плачешь?
– Я не плачу.
– Вылитая Алёшка. Только рот твой. Сколько ей?
– Четыре с половиной.
– Нет, плачешь. Я вижу, у тебя слёзки текут. Он тебя обидел?
– Нет. Пойдём, Леночка, пойдём. Прости, Миша, я на одну минуточку. Уложу только проказницу. Ей давно уже пора спать.
– Да-да, конечно.
– Ну-ка, ложись скорей. Вот так. Я тебя накрою, а ты закрой глазки и спи. Пусть тебе приснится лошадка.
– Мама, кто пришёл?
– Дядя Миша. Спи.
– Он плохой?
– Нет. Он хороший. Почему ты решила, что он плохой?
– У него рука страшная.
– Она не страшная, а больная. Спи.
– Он придёт ещё?
– Да. Спи.
– Когда?
– Завтра.
– Он лошадку принесёт?
– Да. Спи…
– Уснула?
– Нет ещё. Сейчас уснёт. Она у меня спокойная. Полежит, побормочет и уснёт. Её любимая игрушка – лошадка.
– Алексей так и не увидел?
– Нет. Карточки посылала несколько раз.
– Да-а. Вот какие дела… А Варвара Петровна?
– Умерла. Ещё вначале.
– Вот как… Умерла, значит….
– Ты, наверное, голодный, Миш? Я сейчас соберу что-нибудь.
– Спасибо, спасибо. Я дома поел. Мамаша вот так накормила.
– Как же! Что я тебя не знаю? Вечно ты так. Не хочу, не хочу, а как по¬ставлю на стол, сразу захочешь. Вина, жалко, нет.
– Хм. Я, знаешь, на всякий случай зашёл в магазин, купил. Как?
– Да, конечно.
– Ну, тогда ты организуй что-нибудь закусить, а я пойду, принесу. Она у меня там, в шинели.
– Мама, он ушёл?
– Нет, Леночка, спи. Спи.
– Ты уж не взыщи – водка.
– Ничего. Я научилась пить и водку.
– Только открывать тебе придётся. Штопор найдётся?
– Да. Я сейчас откупорю. Руки мыть будешь? Ой, прости…
– Брось, ничего. Хм. Она у меня чистая. Мамаша дома выстирала с мылом. У вас, как всегда не курят?
– Некому. Кури. Я дверь сейчас к Леночке плотнее прикрою и отворю форточку. Кури.
– Никак не могу к папиросам привыкнуть. Голова от них кружится, и кашель бьёт. Там всё больше махорку приходилось.
– Дай-ка, я тебе зажгу. Какая зажигалка интересная! Из патрона?
– Да, из винтовочной гильзы. Что было под рукой. Один дружок подарил. Умелец был. На моих глазах его убило. С тех пор храню как память.
– Ну вот, кажется, получилось. Колёсико тугое.
– Спасибо!
– Вот тут у меня картошка осталась с подсолнечным маслом, селёдка с луком. Колбаски немножко, хлеб. Холодное, правда. Может, лапши разогреть? Я быстро.
– Не надо, не надо. Я, правда, не хочу есть. А закуска под водку самое оно. Сама-то садись. Ну вот, главное забыла.
– Что?..
– Стаканы гранёные.
– Ой! Сейчас. Стаканов нет, вот стопки.
– Можно полную?
– Конечно, можно.
– Ещё холодная, с улицы. Видишь, запотела сердешная. Так. Выпьем за светлую память мужа твоего и моего лучшего друга Алёшку…
– Да. За Алёшину память… Ой, фу-у! Очень крепкая. Ты ешь. Вот маргарин, хлеб бери.
– Спасибо, спасибо. Селёдка вкусная. Давно такой не ел.
– Хорошая селёдка. Не поверишь, по карточкам давали.
– Так. Теперь давай за светлую память Варвары Петровны. Хорошая была тёща у Алёшки.
– Да. Она и мать была прекрасная. Пусть земля ей будет пухом.
– Никогда до войны не думал, что водка может быть вкусная.
– Мне больше не надо, Миш. Я пьяная буду.
– Ничего. Сегодня можно. Хм. Я разрешаю. А теперь, Наташка, чок-немся и выпьем за победу, за Леночку, за тебя, за жизнь… За жизнь, которая продолжается!
– Да. За Леночку и за победу… Дай-ка я тебе хлеб намажу. Вот, ешь.
– Спасибо!
– Миш, мне больше не надо. Нет, нет. Больше не надо.
– Ну!
– Я уже и так пьяная.
– Ну, половинку. Стопки-то маленькие. Вот так. Смотрю я на тебя, Наташка, – ты тоже постарела. Женщинам этого не говорят, я знаю. Груб стал. Душой очерствел. Но ведь я тебе могу сказать?
– Думаешь, здесь легче было?
– Знаю, знаю, нелегко тебе пришлось – одной. Да. И тебе тоже досталось. Ничего, скоро уж конец. Выпьем?
– Выпьем. Но только мне чуть-чуть.
– И всё-таки ты счастливая, Наташка. Дочь у тебя растёт.
– Да. Это большая радость. Если бы не она, не знаю, что бы со мной было. Ты про себя-то расскажи. Когда вернулся? Где ты теперь? Что делать собираешься?
– Вернулся третьего дня, в воскресенье. Прямо из госпиталя. Осколком перебило. В другое время, может, и спасли бы. А тут, сама знаешь как: оттяпали без долгих разговоров, и кончено дело. Чёрт с ней! Хоть жив остался. Жаль, что правая. Ну, живу с мамашей. Всего-то два дня. Старая стала. Жалеет меня. Мать.
– Всё ещё холостой?
– Хм. Да где ж – там?
– Я понимаю. Так спросила.
– А теперь кому я нужен, без руки…
– Да ну, глупости. Ты ещё ой-ой-ой! Сейчас любые мужики нарасхват.
– Хм. Ты-то как?
– Ничего, нормально. Сам видишь. Дочери уж скоро пять. В садик ходит, на продлёнку. За Алёшу пособие получаю… Ночью проснёшься, пошаришь рукой – пусто. А так хочется мужской ласки… Уткнёшься в подушку… Чтобы она не слышала.
– Работаешь?
– А как же! Кто теперь не работает?
– Где?
– На заводе. Контролёром в ОТК. Да, можешь меня поздравить: не так давно в завком выбрали. Я им говорю: куда я с девочкой на руках? Ничего, говорят, мы тебе поможем.
– Поздравляю.
– Ну, ты о себе-то рассказывай.
– Да я уж всё рассказал. Что ещё? А ты знаешь, Наташка, я ведь был в тебя влюблён. Когда вы ещё с Алёшкой женихались.
– Я знаю.
– Откуда?
– Да по твоим глазам было всё видно. Я догадливая. Ха-ха-ха!
– Тогда давай выпьем за это.
– Нет, Мишка, я, правда, больше не могу. Ты допивай.
– Ну, ладно. Желаю тебе счастья. У тебя такие нежные руки, так и хочется их погладить.
– Не надо, Мишенька, не надо. Ты знаешь, я совсем пьяная. Глаза сами слипаются, и я вся дрожу.
– Спать хочешь, наверное? Кстати, который час? У-у, засиделись мы с тобой. Мне уже пора.
– Ещё рано, время детское. Посиди ещё немножко. Я не хочу спать. Сейчас чайник поставлю. Ой, меня качает. Ха-ха-ха!
– Покрепче. Ладно?
– Я знаю, какой ты любишь… Ну вот, скоро закипит. На газу быстро.
– Хорошо, у вас – газ.
– Да. Удобно.
– А вот ты знаешь, Наташка, родная моя? Я понимаю, сейчас об этом не время говорить. Спьяну я… Ведь я ещё никого не любил. Ни-ко-го-шеньки! Понимаешь? Обидно. Хочется ласки… Ты прости, я не то говорю. Как выпью, сразу начинается лирика, всякие фантазии. Несерьёзный я человек, вот что я тебе скажу.
– Я всё понимаю, Миша, милый. Это каждому понятно. Я сейчас чайник принесу… Вот и чай готов. Пей.
– Спасибо. Хорошо! У вас всегда был вкусный чай.
– Мама была любительница. Всегда предпочитала грузинский.
– Разрумянилась ты…
– Это от вина.
– Тепло у вас.
– Да. Сейчас хорошо стали топить.
– Совсем забыл! Вчера был в райкоме, предлагают на юг ехать. Восстанавливать разрушенные районы.
– Когда же?
– Да чуть ли вот не в пятницу. Сама знаешь, как сейчас? раз-два и готово дело. Мамашу хочу с собой забрать.
– Скоро… Ты пей чай, остынет.
– А может, и не пошлют. Завтра решится.
– А куда – на юг?
– Сам пока ещё не знаю. Говорят, в Донбасс.
– На улице метель. Слышишь?
– Да. Как воет… Ну, мне пора. Засиделся я у тебя. Мамаша не уснёт, ждать меня будет. Времени-то уже сколько! Спасибо тебе, Наташка. Милая ты моя Наташка.
– Не замёрзнешь?.. Холодно ведь в такой шинели-то.
– Что ты! Я солдат. А солдат, он стужи не боится. Вот так. Завтра забегу, расскажу, как решится мой вопрос. Может быть, прощаться придётся. И перед Леночкой у меня должок. «Он лошадку принесёт?» – я слышал. Хм. Завтра в райком к девяти, не проспать бы…
– Горло-то застегни, простудишься. Ну-ка я сама…
– Ну, ещё раз спасибо. Давай руку. Извини, левой… Дай-ка, я тебя поцелую на прощанье.
– Миш!..
– Что ты?
– Не уходи…
– ?!
– Молчи. Знаю. Останься.



Послесловие

Если кому-либо из моих читателей может показаться, что в этой миниатюре недостаёт кое-каких описаний, например: дома, подъезда, лестничной клетки, квартиры, внешности персонажей и т.п., с использованием сравнений, метафор, гипербол и других средств изобразительной словесности, то такому читателю предлагаю восполнить этот пробел самостоятельно, полагаясь на собственные пристрастия и вкус.

_______

Своё Спасибо, еще не выражали.
Новость отредактировал annacsitari, 14 января 2012 по причине теги!!!!!
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 68
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 588 | Напечатать | Комментарии: 7
banner

   
16 января 2012 11:13 galinaNik
\avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 7.04.2009
Публикаций: 0
Комментариев: 9
Отблагодарили:0
Вероятно, это был крик души, но автор писал для себя, любимого.
Читателю здесь делать нечего.

С уважением, Галина

   
14 января 2012 12:27 bosko
avatar
Группа: Авторы
Регистрация: 7.11.2011
Публикаций: 267
Комментариев: 2243
Отблагодарили:385
Диалог в чистом виде, конечно, имеет право на существование. И образы возникают, безусловно. Но все же авторской наводки хочется.

   
14 января 2012 12:25 adolf5453125
avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 17.07.2010
Публикаций: 0
Комментариев: 812
Отблагодарили:0
В жизни много всяких невзгод, проблем, человек не может с ними не сталкиваться и в такие ситуации наличие близкого человека рядом обязательно.

   
14 января 2012 11:29 Karharodon
avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 15.12.2010
Публикаций: 0
Комментариев: 110
Отблагодарили:0
Одним словом "...бери шинель, пошли домой". Отличный диалог, а метафор и гипербол в то время практически и не было, война вся красила в серый цвет.

   
14 января 2012 11:22 Graff-36
\avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 10.10.2011
Публикаций: 0
Комментариев: 470
Отблагодарили:0
Написано неплохо. Очень интересный, довольно красочный и образный диалог, очень печальный и тем еще более привлекательный для чтения.

   
14 января 2012 10:21 Странная женщина
\avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 2.05.2011
Публикаций: 0
Комментариев: 203
Отблагодарили:0
Не надо никаких описаний дома-квартиры-внешности, так каждый читатель сам себе дорисует. Я почему-то чёрно-белый фильм вижу. И что речь про Великую Отечественную войну без дополнительных пояснений понятно. Спасибо автору за то, что такую тему затронул, и при этом очень бережно и деликатно написал.

   
14 января 2012 10:02 Романова
\avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 28.04.2011
Публикаций: 1
Комментариев: 28
Отблагодарили:0
А и не нужно здесь сравнений и описаний. К чему они, если главная тема неожиданные чувства, вероятно, давно уже похороненные. Для Наташки - как спасительный круг в море скорби и бытовой рутины. Да и тема у автора неожиданная. Оказывается, люди ещё помнят
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.