Деньги, бизнес и дом, уважение. Сын - отрада, опора надежная. Но в душе, все равно, напряжение. Не вздохнуть - все дела неотложные. Величают по имени отчеству, Но не любит ее окружение. И все толще стена одиночества. И почти невозможно сближение. Что ни день, суета, неурядицы. С боем нужно отстаивать мнение. Есть мужчина, но жизнь не ладится, Душ

На тропе криминальной войны

| | Категория: Проза
НА ТРОПЕ КРИМИНАЛЬНОЙ ВОЙНЫ

1

Новое время порождает у детей новые игры. Помню, мы, послевоенное поколение, играли в казаков-разбойников, подражали Тимуру и его команде из повести Аркадия Гайдара, "партизанили" по чужим садам, хотя дома росли те же самые фрукты, но, видно, вкуса для нас они были другие. Наравне с мальчишками играли "в войну". Никто не хотел быть фашистом, и эта роль навязывалась самым отъявленным хулиганам. Сейчас понимаешь, что хулиганы тех лет - это детское

недоразумение в сравнении с хулиганством подростков перестроечного периода. Читаешь криминальную хронику, смотришь по телевизору "Дежурную часть" и кровь стынет от детской преступности сегодняшнего дня. За короткий промежуток времени дети стали агрессивные, жестокие, злые. Нет у них сострадания ни к взрослым, ни к своим сверстникам, ни к животным.
Не стоит удивляться, игры у несовершеннолетних подстать нашей действительности. Слова "фашист" из детского лексикона давно исчезло. Потому что фильмы о Великой Отечественной войне, прославляющие героизм и стойкость их дедов и прадедов в течение длительного времени нигде нельзя было увидеть. Если только в день Победы… и то солдаты, вынесшие на своих плечах тяготы этого лихолетья, в новых кинолентах трактуются не понять как: то ли герои, то ли толпа грязных, раздетых и голодных. И в школьных учебниках об этом пишут невесть как, и невесть что…
Попытка вырвать из истории имена наших соотечественников, спасших человечество от коричневой чумы фашизма, мы видим не только на площадях и кладбищах некогда братских республик. Для этого используются и более изощренные способы. Искажаются события огненных лет, замалчиваются имена истинных героев. Как бы ненавязчиво оправдываются предатели. Второстепенное в период лихолетья выдается за главное.

Появляются статьи, в которых подробно рассказывается о том, что Олег Кошевой якобы похоронен уже после войны, что половина написанного о Николае Кузнецове - вранье, а Зоя Космодемьянская - обычная поджигательница крестьянских домов… Обидно за погубленные миллионы жизней наших солдат, не вернувшихся с полей сражения, отвоевывая нам свободу и независимость.

Думаю, это все временно, мы еще сможем вернуться к прежнему пониманию нашей славной истории, где было не все так плохо.

Теперь враги в детских играх "моджахеды", "духи", "ваххабы", "чехи", "душманы", "террористы". И игры не похожи на детские, того и жди беды.

Женя проснулся почти к обеду. В квартире тишина, родители давно уехали в поле на заработки. Телевизор смотреть не хотелось, читать не любил, за всю свою жизнь не прочел ни одной книжки. Он давно понял, учение не всегда идет впрок. Пример тому родители: оба окончили университет, оба работали на заводе инженерами-конструкторами, а сейчас на солнцепеке вкалывают так, что возвращаются домой еле живые. А хозяин, на которого работают, нигде не учился, зато рассекает на дорогой иномарке и живет в двухэтажном доме. Как говорит отец: "Все поставили с ног на голову".

Женя позвонил друзьям. Все они с рождения живут в одном доме, учатся в одном классе. Мальчишки нормальные. Каждый из них, будто сидел у телефона и ждал звонка друга. Тут же откликались и выясняли, чем займутся сегодня. Решили поиграть в войну. Заранее мастерили автоматы, делали из маминых черных чулок маски, достали свои зимние черные шапочки. Будут разведчиками, пойдут "в горы", брать "языка".

Собрались по-военному, обвешались бутафорными гранатами, автоматами, патронташами. И выдвинулись на близлежащий пустырь у завода. Место как раз для "военных действий", невысокий холм, траншеи, заросли кустарника и лесопосадка.

По дороге на роль "террористов" призвали мальчишек из соседнего двора. Те тоже вмиг вооружились, голыми руками не возьмешь. К месту баталий продвигались короткими перебежками, чтобы было все как в бою. Прохожие оглядывались, останавливались, не могли понять, что это за военное бандформирование и куда оно движется. Любопытные этим вопросом интересовались, успокаивались, что это игра и опасаться никого не надо, захватывать граждан не обираются. Просто готовятся в армию, практика всегда пригодится.

"Бой" продолжался до вечера. Мальчишки играли так увлеченно, будто их город действительно захватили террористы. Женя бежал по траншее и жестами показывал, как нужно окружать "врагов". Но "враги" тоже не хотели проигрывать и дрались на смерть. "Разведчикам" ни раз пришлось отступать на исходные рубежи.

В очередной раз Женя укрылся в кустарнике. Когда приступили к наступлению на террористов, он стал продвигаться вдоль забора завода, работа которого была остановлена в период перестройки. Из-под ног вылетела кость, потом еще одна. Женя остановился, присел и стал рассматривать место. Под ногами лежал скелетированый труп человека. Он в этом не сомневался. Труп лежал между кустарником и забором, рядом были разбросаны ветки.

Женя, как ужаленный, выбежал из укрытия и стал звать к себе всех участников "боевых действий". Дети разглядывали кости, и каждый высказывал свои предположения. В одном мнения полностью совпадали: труп в этом месте находится давно, одежды на нем не было. Мальчишки с внимательностью следопытов обследовали прилегающую территорию, удалось найти несколько фрагментов ткани. Вероятно, от джинсов и рубашки. Но как сюда попал этот человек? Либо пьяный забрел, упал и умер, либо его где-то убили, а потом голого привезли и спрятали вдали от людских глаз.

Смелых остаться рядом с трупом, который уже никакой опасности ни для кого не представлял, среди детей не нашлось. Каждый стремился лично побежать в милицию и сообщить о находке, поэтому пришлось всей компанией оставить место происшествия и отправиться в отдел внутренних дел.

Оперативный дежурный принял военную команду с улыбкой. Вся группа была потная, раскрасневшаяся, чумазая и странно одетая. Говорить начали с порога и одновременно. Дежурный не мог понять, что их привело в милицию.

- Давайте, так. Один, самый старший, рассказывает, остальные молчат. После этого выслушаю все добавления к изложенной вашим другом информации, только в порядке очередности. Договорились?

Такой конкретный разговор детям понравился. Каждый из них внес в рассказ о находке свою лепту и этим был горд. Милиционер не сомневался: рассказ достоверный. Из многолетней практики знал, что дети часто обнаруживают трупы в самых неожиданных местах. Только в далеком детстве все любопытно, интересно, познавательно. Подростки забираются в такие дебри, где человеческая нога в жизни не ступала.

Дежурный просмотрел документацию, заявлений о без вести пропавшем мужчине на территории района в милицию не поступало, не разыскивался он и другими отделами внутренних дел, от которых в разное время пришли ориентировки. Загадочный труп…

Следственно-оперативная группа во главе с начальником криминальной милиции З.П. Соховым на указанное детьми место выехала незамедлительно. Подростки хотели ее сопровождать, но Замир Питович решил, что они теперь сотрудникам будут только мешать. Мальчишки надулись и обиженные разошлись по домам. Никто из них в эту ночь не смог уснуть, таково было впечатление увиденным.

2

Ветренко, Ким и Миралиев дружили давно. Им всем было по 19 лет. И судьбы у всех будто под копирку. Воспитывались матерями, учились кое-как, едва получили неполное среднее образование, судимы в разное время, но как ни странно - все по одной статье - за совершение разбойного нападения.

Поистине правду говорят, что преступность не имеет национальности и географических границ. Их всех тесно связывали преступные наклонности.

Ветренко с рождения жил без отца. Мать часто напоминала, что отец живет в этом же городе, пыталась заставить сына навестить его, быть может, поможет материально, ведь едва концы с концами сводят. Но сын так рассвирепел, что в порыве гнева пообещал убить его за украденное детство.

Мать виду не подала, как сильно ранил ее этот демарш. Отец действительно никакого участия в жизни сына не принимал. Никогда не звонил, не общался, с днем рождения не поздравлял, ни разу не поинтересовался, что там вообще из ребенка выросло. Если говорить совсем мягко, ему было все равно, есть у него ребенок, нет ли. Но лишать отца жизни - это жестоко. Больше она никогда об отце сыну не напоминала, боялась накликать беду.

Миралиев в силу национальных обычаев о своем отце даже не вспоминал. Только однажды, когда друзья интересовались его "предком", ответил: "Я не хочу говорить об отце плохо - его уже нет в живых, но добром вспомнить тоже не могу". И все. Коротко и ясно.

Киму отец изредка помогал. У него была вторая семья, где воспитывалось трое детей, все погодки, так что на многое претендовать не приходилось. Да и мачеха не любила сына мужа от первого брака. Всячески препятствовала общению с детьми, боялась, дурно будет влиять на младших. Она постоянно напоминала мужу: "Хватит одного бандита. Я не позволю портить будущее своих детей. Встречайся с ним где угодно, только не у нас дома и не на глазах наших детей".


У всех троих была громадная досада горечи потери мужской ласки и поддержки. Это вытеснило остальные эмоции в отношении собственных отцов. Все матери этой троицы жили и работали ради детей. Никто из них не пытался устроить личную жизнь. Только одни переживания и ожидания новых приключений от своих непутевых детей. Бежали мурашки, и пульсировала лишь одна мысль: "Не бай Бог повторения прошлого…"

Сыновья жили по одному принципу: куда кривая выведет. Матери одинаково предупреждали, боялись, чтобы сыновья вновь не оступились, не попали за решетку. Каждый по-своему успокаивал свою мать, но, в общем, сводилось к одному: "У меня все будет хорошо, у меня все будет круто".
Матери смотрели на своих взрослеющих мужчин с чуть странной улыбкой - дескать, если бы молодость знала, а старость могла…

Мать Ветренко нет-нет да и вспомнит сына в детстве. Он был ребенком сентиментальным. Мог растрогаться от чего-то самого незначительного: от прочитанной книги, от детских воспоминаний. Сын помнил другое: как часто приезжал в район, где жили раньше, до получения новой квартиры. Стоял, смотрел на окна своего бывшего дома, вспоминал, как здесь, у подъезда была лавочка, на которой играли в садовника, испорченный телефон, потом позднее бренчали на гитаре, как за девчонками своего дома ухаживал. Он все это помнил. И эти воспоминания очень трогали его душу.
Ветренко выбила из колеи неудача. Окончив 9 классов, пытался поступить в техникум, хотел быть юристом. Сын жил мечтой стать не просто милиционером, а обязательно старшим участковым уполномоченным милиции. Но на первом же экзамене, даже не дослушав мальчика до конца, преподаватели поставили "неуд".

Потом этот "неуд" стал преследовать его по жизни. Ведь уважение к закону совсем не у каждого в крови. Вот и случилась с сыном трагедия: вместо работника милиции он стал преступником, уже получившим срок…

Единственной радостью для всех троих друзей являлось общение друг с другом. Все были одержимы романтикой. Хотелось сесть в поезд, уехать куда-нибудь на край света, где тебя никто не знает, и начать новую жизнь с чистого листа. Они уходили на речку в безлюдное место, лежали на берегу, слушали журчание воды, пение птиц, шелест деревьев и строили фантастические планы.
В них, в этих грезах, было все: любимая женщина, крепкая семья, дети и они, успешные, самостоятельные и всеми уважаемые. Но главное - там было место их многострадальным матерям, которые постоянно живут, будто на вулкане, благодаря ним, все равно любимыми сыновьями.
Они шли на железнодорожный вокзал, садились на перроне на лавочку, встречали и провожали поезда, которые следовали в их мечтах в самые благодатные места.

3

Кириллу неожиданно предоставили очередной отпуск. Этому способствовала обстановка: в Чечне между воющими сторонами наступило длительное затишье. Он быстро, по-военному, собрался и первым же бортом вылетел в Моздок. С военного аэродрома к вокзалу подбросил знакомый майор. Как раз успел к отправляющейся электричке в Прохладный. Оттуда легче добраться до Минеральных Вод. Только бы были билеты на поезд, который довезет его прямо домой, к сыну, жене, родителям.

В Прохладном произошел сбой, в так хорошо складывающемся маршруте. Когда вышел на перрон, электричка показала ему вдали хвост состава. Придется Кириллу коротать время до следующего утра, первая электричка в пять часов. Он вошел в зал ожидания, нашел свободное место, удобно расположился и предался воспоминаниям.

Кирилл - из династии военных. Все мужчины их рода служили Родине, защищали ее покой и сон. Правда, военные пристрастия у каждого были свои: дед - танкист и всю жизнь считал, что именно танкисты самые храбрые и смелые, благодаря которым изменился ход Великой Отечественной. Он участвовал в танковом сражении под Прохоровкой, чудом остался жив, едва успел выбраться из горящего танка, но на поле брани потерял правую руку. К удивлению своих друзей быстро и успешно освоил все делать левой, и не терпел, чтобы его жалели и помогали.

Дед часто рассказывал о том сражении. Это трудно даже представить: на небольшом участке с обеих сторон встретились более тысячи танков. Гул моторов, лязг гусениц, оглушительный грохот пушек. Беспрерывная пальба из стрелкового оружия, взрывы авиабомб. Смрад от горящих танков и горящих людей. Крики и стоны. Жаркий июльский день и темно от пыли и дыма, застлавших солнце. Нередко, столкнувшись лоб в лоб, танки останавливались, из них выскакивали танкисты и бросались в рукопашную. Невольно на память приходит откровение замечательной поэтессы, фронтовой медсестры Юлии Друниной:

Я столько раз видала рукопашный.
Раз - наяву. И много раз - во сне.
Кто говорит, что на войне не страшно,
Тот ничего не знает о войне.

Отец Кирилла - военный летчик. Мать - военный врач. Когда для выполнения интернационального долга военнослужащих направляли в Афганистан, родители Кирилла первыми добровольно подали рапорта. Три года добросовестно служили. На их счету немало спасенных жизней наших солдат и офицеров. Там, в Баграме, раненого отца спасла и выходила его жена Наташа, с которой в браке уже десятки лет. Познакомились давно, на танцах в офицерском клубе. Вскоре поженились, потом родился Кирилл. Наташа всегда была отцу верной женой, а Кириллу - заботливой матерью.

Жизнь покидала их по гарнизонам. Не успевали обустроиться на одном месте, как опять новое назначение. Сбор на переезд исчислялся сутками. Так что Кирилл с грудного возраста наслышан, что такое тревоги, учения, походы. Он всегда знал, куда будет поступать после окончания школы, кем станет, что будет делать. Видно, на генетическом уровне в этом мальчике был заложен боевой дух. Окончил Ленинградское высшее военное училище МВД СССР, сначала служил в тихих образцовых частях. Но потом в межнациональные конфликты втянули и армию. Во многих точках гасили они огонь неприязни.

Потом на карте вспыхнула Чеченская Республика. Как только начались военные действия в Чечне, сразу, не раздумывая, Кирилл попросился в очередную горячую точку на территории бывшей огромной страны.

Конечно, опасная зона, конечно, родители были не в восторге от выбора сына, но промолчали, дали возможность сыну пойти своим путем, как подсказывало сердце.

4

Внутренние войска и милиция охраняли административную границу Чечни и село Первомайское, где прошелся когда-то ураганом Радуев. Теперь вся эта территория - район ответственности его тактической группы, расположенной на контрольно- пропускном пункте (КПП).

Сам КПП - это небольшая крепость с крепкими бетонными стенами, с пулеметными гнездами, с вышкой. За стенами - жилые вагончики, узел связи, боеприпасы на несколько часов боя. Солдаты украсили помещение какими-то домашними вещицами. Ведь долгие месяцы жизни Кирилла со своими подопечными, почти детьми, проходили именно в этих помещениях.

Все помнят, что в Первомайском жили боевики, принимавшие участие в боевых действиях против российских войск. Да еще отсюда происходят самые авторитетные лидеры исламских фундаменталистов. Тем покой не нужен.

Спокойно там и не бывало. Спокойно - это когда никого не убивают. Но стрельба в сторону КПП - дело постоянное. Кирилл помнит, сколько раз первый удар боевиков приходился именно по их КПП. У солдат и офицеров постоянно было ощущение, что ты не на своей земле, будто живешь на Везувии, который не сегодня-завтра грохнет.

Прожить бок о бок в таких условиях несколько месяцев - это требует определенных качеств. Нужен сплоченный коллектив. Но ребята подобрались отличные. Служили честно. Многие, как и сам, награждены орденами и медалями.

Самое неприятное в этой службе - постоянное напряжение. Постоянно палят по КПП. А им стрелять нельзя: сразу крик пойдет, - "жители просто по грибы под покровом ночи сюда забрались, или по ягоды…"

Кириллу вдруг вспомнилось, как однажды они сели обедать. Неожиданно послышался треск, автоматные очереди. Солдаты быстро разбежались, привычно заняли свои места. К бою были готовы. Готовы к отражению любого нападения. В такие моменты никого не надо понукать. Каждый знает свое место, каждый умеет делать свою работу, Каждый знает, что почем…
Его бойцы и он сам прошли через чистилище. Они входили в Грозный под незабываемый Новый год. А потом выходили из города в те горячие дни, когда его заполнили бандиты, и стреляло каждое окно.

Кирилл боевое крещение получал еще курсантом в Фергане, Сумгаите, Карабахе, на осетино-ингушской границе. Будущие офицеры, боролись с бандитами, разводили воюющие стороны. И тут сразу Чечня, в этом коротком слове была боль, отчаяние и негодование…

На время его службы пришлись самые трагические события в новейшей истории России. "Скучать" не приходилось. Постоянная учеба, неизменные тревоги. Если что-то не доработано на учебе - поплатишься жизнью в боевой ситуации.

Но не всегда они, тревоги, учебные. Когда случился захват боевиками райотдела милиции, силы подтянули "по классике", не замешкались ни на минуту. Так что прав был Суворов: "Тяжело в учении, легко в бою". Здесь постоянно ждали "неприятностей", в том числе и широких боевых действий: то от банды Радуева, то от группы Хоттаба, который воевал с нашими солдатами еще в Афганистане.

Вот так и служил Кирилл со своими ребятами. И какие это люди! Патриоты, честные, энергичные. А еще - профессионалы, умелые, прошедшие огонь и воду вояки. Кирилл зачастую сам демонстрировал чудеса смелости, вырываясь в тяжелых боях вперед, ведя солдат за собой.
Солдаты в свою очередь удивлялись спокойствию и невозмутимости командира. Знали, за его плечами - почти все горячие точки России. Личная жизнь сложилась удачно. Как-то приехал Кирилл в очередной отпуск, такой бравый, красивый и в одночасье полгорода девчонок свел с ума. Но он выбрал Нину, скромную, тихую, доверчивую, которую знал еще по школе.

С собой в это пекло войны семью Кирилл не брал. Дома подрастал сын Валерка, который в мечтах отца должен непременно стать тоже военным. Родители и жена каждый его приезд уговаривали, что только службой жить невозможно. Он достаточно хлебнул войны. Все у него есть и выслуга, и квартира, две медали "За отвагу" и орден Мужества. Пора подумать об отдыхе. Родным каждый раз обещал: "Скоро вернусь".

Но как только приезжал к себе в часть, к своим мальчикам-солдатам, понимал: "Не могу жить без службы. Это мое предназначение. А как же столько павших товарищей, друзей? Вместе такие бои прошли, такие чудеса храбрости проявили! Каждый день сдавали экзамен на прочность и боеготовность!".

5

Время тянулось медленно и нудно. Кирилл прочел все купленные газеты, разгадал кроссворды, ознакомился с программой передач на неделю, выбрал фильмы, которые обязательно посмотрит дома в окружении жены и сына. "Хорошо, что я ничего не успел сообщить о приезде, это будет для родных настоящий сюрприз. А то бы переживали, когда и как доберусь, чего бы ни случилось в дороге…", - размышлял Кирилл. В наше время всего можно ожидать, самого непредвиденного. "Неожиданно позвоню в дверь, жена откроет и замрет от удивления, я громко по-военному: "Здравствуй, это я!" - мечтал отпускник.

В зал вошли трое молодых людей. Окинули всех внимательным взглядом. Сели в углу и стали громко о чем-то спорить. Пассажиры оглядывались, но замечания компании не делали. Боялись.
Кирилл вышел на перрон. Летняя духота по-прежнему не спадала. Было тихо, безветренно и очень жарко. Хотелось пить. Он обошел здание вокзала и поодаль увидел работающий коммерческий киоск. Редкие прохожие покупали в нем воду и тут же распивали, всем хотелось прохлады.

Кирилл подошел, внимательно рассмотрел витрины, купил бутылку минералки. Пил жадно и никак не мог насладиться прохладной жидкостью. Взгляд упал на красивую бутылку, он пытался прочитать надпись на этикетке. Молодая симпатичная девушка поинтересовалась: "Вы что-то еще хотите? Спрашивайте, я подам".

В Чечне Кирилл практически спиртного не пил. Там вообще было мало горячительных напитков, даже в праздники и дни рождения. Обстановка диктовала свои правила: голова должна быть всегда ясная, так что выпивка была больше символическая. Третий тост обязательно, не чокаясь, за павших товарищей. Лицо его сразу стало серьезным, и он горько вздохнул.

Девушка достала приглянувшуюся ему бутылку и протянула в окошко. Кирилл минуту колебался, нужна ли она ему, уместно ли пить одному. Просто не хотелось отказывать уставшему, работающему ночью за прилавком продавцу. Отпускник взял к спиртному еще бутылку минеральной воды и несколько минут поговорил с продавщицей. Она рассказывала о городе, о себе, и тяготах жизни. На глазах преобразилась в умудренного жизнью человека. Кирилл подумал: "Ей бы, такой скромной и доброжелательной, не за прилавком стоять, а учиться в педагогическом институте, она к любому, самому отъявленному хулигану, найдет подход". Попрощался с девушкой и отошел подальше от киоска.

Непреодолимо тянуло выпить. В зале ожидания неудобно, подумают, что алкоголик, на глазах у девушки - тоже не рискнул, что-то светлое читалось во взгляде этого человека.
Было уже далеко за полночь. Кругом кромешная тьма, будто во всем городе отключили электричество. Кирилл сел у столба линии электропередач, откупорил бутылку, стал медленно пить глотками, мысленно произнося тосты: "За мое здоровье", "За благополучие родных", "За погибших товарищей". Напряжение, усталость, боль и тоска сделали свое дело, он быстро опьянел, и его потянуло ко сну. Кирилл положил под голову спортивную сумку с подарками для всей семьи и впал в забытье.

То ли он заснул, то ли от спиртного в голове творилось невообразимое, то ли что-то страшное снилось ему, - сразу даже не понял: в реальной ли жизни над ним склонилось три чьих-то улыбающихся лица, или это был страшный сон из чеченской кампании…Тем временем молодые люди пытались забрать сумку у него из-под головы. Кирилл поднялся на ноги и стал сопротивляться. Кто-то из темноты говорил ему:

- Мы тебе отдадим твой баул, только в другом месте. Иди за нами.

Кирилл стоял, покачиваясь, и туго соображая, что от него требуется. Двое тут же подхватили его под руки и куда-то повели. Третий шел сзади и нес сумку. Кирилл постепенно приходил в себя, он понял замысел налетчиков. Пытался защититься, но тело было каким-то ватным, руки не слушались. Сопротивление было бесполезным. Трое молодых и сильных парней медленно вели Кирилла куда-то в темноту.

Из разговора между собой Кирилл понял, что путь их лежал на территорию школы, где когда-то учились его мучители. Кирилл все еще хотел применить приемы рукопашного боя, благодаря которым он ни один раз выходил победителем в схватке с врагом. За это один из парней нанес ему два сильных удара ногой в область живота, отчего военнослужащий согнулся и стал падать. Но сильные руки тут же подхватили его. Один из компании достал из кармана Кирилла деньги, что получил при отъезде в отпуск, снял часы, которыми был награжден за умело проведенную операцию, и ветровку.

Видя сопротивление Кирилла, все трое по очереди стали избивать случайного пассажира. Несмотря на просьбы отпускника прекратить избиение, удары продолжали наносить ему ногами и руками в область живота и по всему туловищу.

Кирилл, совсем отрезвев, пытался уговорить налетчиков разойтись с миром. Он отпускник. Рано утром покинет город и поедет к своей семье. Но офицер никем не был услышан.
Между собой парни решали, что делать с этим отпускником. Оставлять на территории школы им показалась опасным, сразу обнаружат, место людное, через этот двор к жилому массиву проходят жители. Тащить мертвого в другое место опасно и тяжело, напрягаться никому не хотелось. Приняли решение отвести Кирилла в другое, безлюдное место.

6

Ветренко, Ким и Миралиев в зале ожидания долго высматривали для себя потенциальную жертву. Выбор пал на молодого мужчину, который выделялся из толпы: приличная сумка, хорошо одет, значит, решили они, есть и деньги, и в сумке дорогие вещи. Это был Кирилл. Но пассажир не хотел выходить на улицу, занимался дорожными забавами: рядом лежала пачка газет и кроссвордов. Пришлось вместе с ним просидеть в зале почти полдня. Кирилл ни на кого не обращал внимания, мысленно был уже дома, в семье, играл с сынишкой.

Троица все передвижения Кирилла держала под контролем. Когда он вышел на улицу и направился к коммерческому киоску, они, наконец, вздохнули свободно и спокойно, дальше дело техники, как этого пассажира увести подальше от людских глаз. Сразу решили: не захочет идти по-хорошему, придется тащить, применив грубую физическую силу. Ким резюмировал:

- Он, вероятно, спортсмен. Видите, как коротко волосы пострижены. И мускулы накачаны, дай Бог нам такие.
Миралиев возразил:
- Нет, он военный. Наверное, возвращается из Чечни. Представляете, какие бабки везет? Им там о-го-го какие боевые платят! Слышал, как один офицерик знакомому хвастался.
Ветренко злился на друзей:

- Что вы там придумываете. Сто пудов он из Майского, едет в Москву за шмотками. Смотрите, какая у него огромная сумка. А в принципе, какая разница, кто он и куда едет, нам главное - деньги, а они, даю голову на отсечение, у него есть.

Друзья в голос:

- Да она тебе еще пригодится, твоя дурная голова.

Ветренко на это обиделся и отвернулся к окну: "Я вам это еще припомню…", - сквозь зубы процедил он.

Как только Кирилл улегся под столбом, троица тут же направилась к нему. Они уже ни на минуту не сомневались, что задуманное у них получится, "клиент", что называется, созрел.
Из школы Кирилла долго куда-то тащили. От нанесенных побоев он едва передвигал ноги. Троица, подгоняя, постоянно наносила новые удары. Кирилл по-прежнему просил своих мучителей отпустить, давал слово офицера, что в милицию не пойдет. На эти просьбы его еще больше избивали.

Наконец-то все остановились. Кругом была кромешная тьма. Кирилл понял, что находится рядом с высоким забором. И если бы не болело все тело, с легкостью перемахнул бы это препятствие. Но он понимал, сейчас будет конец его жизни. Как говорят, обычно перед смертью в памяти пролетает вся жизнь: от рождения до последней минуты, а в голове Кирилла всплыли строчки, которые учил, когда был курсантом:

Надевая впервые погоны,
Я клянусь - перед знаменем вам:
Свято чтить и Устав и Законы,
Что Присягой предписаны нам.
Охранить, заслонить, защищая
От слезы, от беды, от сумы…
Задержать, захватить, наступая
На тропе криминальной войны…

Вот она, криминальная тропа, но на ней его никто не защищал. Боевой офицер один против трех преступников, от которых пощады уже не ждал. Троица будто с цепи сорвалась. Все вместе без разбора стали избивать ногами упавшего на землю Кирилла. Он уже не чувствовал ни боли, ни страха, ни желания жить. Хотелось поскорее потерять сознание, чтобы не видеть этих поддонков, которые лишали его жизни.

Кирилл давно лежал без движения, а удары все сыпались и сыпались. Ветренко неожиданно остановил эту вакханалию. Нагнулся, попробовал нащупать пульс, но пульса не было.
Преступники оттащили Кирилла и положили в кусты вдоль забора. Наломав веток, труп прикрыли и ушли. Дня два они еще вспоминали, как "мочили мужика", потом о нем забыли, предавшись разгулу на деньги, отобранные у офицера.

…В Чечне наступило затишье. Командование Кирилла было уверено, что их коллега отдыхает в родном городе в кругу семьи. Семья знала, что Кирилл служит, у него там, в Чечне, горячие будни. Письма приходили редко и с большим опозданием об описанных в них событиях. Родители, жена с сыном терпеливо надеялись на весточку и из источников средств массовой информации ждали, когда там наступит хрупкое перемирие, после этого всегда от Кирилла приходило обстоятельное письмо.

События в Чечне развивались по нарастающей. В конфликт на Северном Кавказе вовлекались соседние республики. Военные метались между Чечней, Дагестаном и Ингушетией. Пойми, разберись, где искать боевого офицера.

Первыми тревогу забили родственники Кирилла. Прошло уже полгода, а от него ни строчки. Пришлось обращаться к командирам части, в которой служил. В то время роты, полки, дивизии постоянно меняли дислокацию. Офицеры прикомандировывались то к одному военному формированию, то к другому. В какой-то момент однополчане пересекались, порой встречались на военной тропе, и опять судьба забрасывала их далеко друг от друга.

Когда родители получили телеграмму: "Ваш сын Кирилл Ярошенко отбыл в очередной отпуск …" - у матери потемнело в глазах, сын, судя по датам, отдыхает уже очень давно, однако домой не приезжал. Отец не мог в такое поверить, человек не иголка в стоге сена, как о нем можно забыть, даже в военное время. Куда исчез сын? Что с ним случилось? И главное - где настигла его беда? Семья Кирилла уже не сомневалась, произошло непоправимое в жизни родного и любимого ими человека.


7

Поиски были затруднены незнанием маршрута передвижения Кирилла от Грозного к родным местам. Как и чем перемещался он к городу своего детства и юности. Работа проводилась длительная и трудоемкая. С трудом удалось установить время и отправление его с вокзала Моздока. Но далее до Минеральных Вод можно добраться различными путями. Попробуй, найди один из них, тот, правильный.

Направление ориентировок положительных результатов не дало. По пути следования ни в одном населенном пункте не опознанных трупов не зарегистрировано.

Разматывать клубок неясностей начал начальник криминальной милиции Прохладненского ГРОВД Замир Питович Сохов. Его подчиненными была составлена розыскная карта. Фото напечатали в газете, показали по телевизору. Чуть ли не весь город проникся состраданием к судьбе молодого офицера, который защищал конституционный строй, взбудораженный чьими-то горячими головами.
Время летело быстро. Кирилл, будто в воду канул. Не объявлялся он ни живым, ни мертвым.

Командование было уверено, что его похитили участники бандформирований. Велись упорные переговоры с террористами о выдаче офицера. Но этот процесс тоже не одного дня, даже не месяца и не года.

Тем временем Миралиев, Ким и Ветренко гуляли широко и вольготно. Водка лилась рекой. Ни на чем не экономили. Время года позволяло придаваться разгулу прямо на природе. Их видели то в парке, то на озере, то в поле за городом среди цветущих и пахнущих солнцем трав. Они несказанно разбогатели, а убийство, совершенное ими, до сих пор было даже не установлено. Чисто сработали, "комар носа не подточит".

Матери уже давно привыкли, что их взрослые дети перед ними не отчитывались, где и с кем проводят время, откуда деньги на сигареты и спиртное, чем занимаются сутками, зачастую никто из них домой ночевать не приходил. Вопросы к сыновьям стали чисто риторическими. Материнские сердца болели и ждали новых приключений все еще не повзрослевших сынов. Дети тем временем веселились, забыв обо всем на свете.

…Рыбак, житель ближайшей к полю улицы города, возвращался домой. Дорога от реки пролегала вокруг бескрайнего луга. Но это был дальний путь. Рыбак решил сократить и одновременно подышать знакомыми с детства запахами трав. События развивались как в сказке: шел, не торопясь, по дороге собирал душицу к чаю и букет полевых цветов жене на радость. Так увлекся приятным занятием, что сначала не понял, что перед ним - сон или явь. На поляне, рядом со стогом сена, лежало два изуродованных трупа, вокруг на сочной траве засохшая и запекшаяся кровь. Кто-то жестоко надругался над двумя человеческими жизнями. Лица погибших застыли в страшной мимической гримасе, будто их долго, безжалостно, беспощадно и варварски пытали.

От увиденной картины рыбак остолбенел, он не мог ни кричать, ни бежать, потерял способность мыслить и принимать решения. Стоял, и ему казалось, что волосы на голове стали дыбом. Такого потрясения за свою долгую жизнь он ни разу не испытывал.

Мужчина пятился назад. Споткнулся и упал. Боль в ноге привела его в чувства и вернула к действительности. Он вскочил и побежал домой. Трясущимися руками набрал 02 и, срываясь на крик, рассказал работнику милиции об увиденном и пережитом.

Следственно-оперативная группа под руководством З.П. Сохова в тотчас выехала на место происшествия. Никто не предполагал, какую жуткую картину увидят работники милиции среди цветущего клевера, горошка и шалфея.

8

Сохов только вчера получил информацию о троих лицах, хорошо известных милиции, которые в пьяном угаре хвастались, что "замочили офицера". Контакт с их матерями положительных результатов не дал. Они давно не знают, где находятся сыновья. "Может быть, уже и в живых нет", - мрачно констатировала мать Ветренко.

На следующий день, проходя мимо кафе, оперуполномоченный уголовного розыска случайно увидел Кима. Он был чернее тучи. Сотрудник милиции подсел к нему, купил на двоих пива, разговорились. Сначала он категорически отрицал причастность к убийству Кирилла.

Оперативник чувствовал, что Ким чего-то не договаривает, боится, весь какой-то запуганный, затравленный, взбудораженный. Но отпускать его оперативник не собирался. Предложил проехать в отдел, там по душам потолковать, быть может, чем-нибудь помогут этой заблудшей душе…
Ким долго отпирался. Но потом, как это зачастую бывает, прорвало. Он подробно рассказал, как убивали Кирилла, как через некоторое время расправлялся с подельниками. Говорил спокойно, вроде вслух читал триллер. Привыкшие ко всему работники уголовного розыска слушали и своего удивления не скрывали: вчерашние друзья, будто скорпионы в банке, пожирали друг друга, кто слабее. А было это так.

Вспоминать об убийстве офицера друзьям не хотелось. Когда деньги были на исходе, стали между собой выяснять отношения. Каждому казалась, что благодаря его действиям и интуиции удалось заиметь приличную сумму денег. Между вчерашними закадычными товарищами неприязненные отношения нарастали как снежный ком. Подогревало противоречия безмерное употребление водки. Они оказались жестокими не только по отношению незнакомых людей, но и друг к другу.

В очередной раз начиналось все, как всегда: переночевали в стоге скошенного сена, потом решали, кто пойдет в ближайший магазин за спиртным. Долго препирались, ругались, в конечном итоге бросили монету. Выбор пал на Миралиева. Дольше торговались, водка, пиво и закуска через полчаса были на поляне. Стали дружно опохмеляться. Разногласия временно забылись, но это пока…
Чем больше пили, тем больше неприязненные отношения разгорались между друзьями. Начали припоминать друг другу события давно минувших дней. Множество претензий накопилось к Миралиеву. Ветренко стал наносить ему ножом удары в область лица и тела. Миралиев просил пощады. После этого к избиению присоединился Ким. Два друга издевались над недавно обожаемым третьим, наслаждаясь его страданиями и мучениями.

Миралиев стал кричать, что есть мочи. Тогда Ким достал из своего кармана опасную бритву и перерезал ему горло. Миралиев затих. Ветренко и Ким продолжали издеваться над уже мертвым другом, отрезая интимные части тела.

Над полем сгущались тучи, в воздухе пахло дождем. Ким и Ветренко вдвоем продолжили пьянствовать. Уже через несколько минут между ними вдруг возник новый конфликт. Стало жаль убитого ими же друга. Каждый обвинял кого-то, только не себя. В этой перепалке Ким схватил нож и стал наносить им удары Ветренко. Тот не ожидал такого развития событий и даже не успел встать с земли, как удары посыпались один за другим: в шею, грудную клетку, глаза, живот. Позднее судебно-медицинский эксперт установит, что Ветренко нанесено 13 проникающих ранений только в правую половину грудной клетки и живота.

Разразился гром. Над полем двигалась огромная туча. Ким решил, что пойдет ливневый дождь, который смоет все следы. Но природа распорядилась по-своему: туча уплыла в другую сторону, неожиданно выглянуло солнце. Ким сидел на земле и рассматривал своих друзей, они ему уже были чужие, изуродованные им же тела не узнавал.

9

Наверное, бывают дни, когда какой-то неведомой силой все события связываются в одно целое. Так было в этот день. Утром выезжали на скелетированный труп, о котором милиции сообщили мальчишки. Казалось, что это чистый "висяк". Настроение у оперативников было не радужное.
Потом Ким подбросил свои убийства. А в целом оказалось, что это события одной цепи, нити злодеяний одних и тех же преступников. Дальше - дело техники: установить хронику событий, поработать над сбором доказательств вины Ветренко, Кима и Миралиева. Но в живых остался только Ким, терять ему уже было нечего, и он охотно сотрудничал со следствием, в подробностях излагал хронику событий убийств.

Через несколько дней прибыли родственники Кирилла и его коллеги. Они не могли поверить в случившееся с боевым офицером. Командиры вспоминали о Кирилле как о мужественном, достойном, принципиальном, дисциплинированном, честном, скромном офицере, надежном и в деле проверенном. Он не раз смотрел смерти в глаза, всегда умел дать отпор врагу, выйти победителем. Он, чья профессия с функциональным правом на риск, должен был уметь этот риск свести к минимуму. Но судьба распорядилась по-своему.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 2)
  •  Просмотров: 1394 | Напечатать | Комментарии: 3
       
29 июня 2013 11:19 SV4
avatar
Группа: Авторы
Регистрация: 11.06.2012
Публикаций: 71
Комментариев: 76
Отблагодарили:66
Извините, но это не литература. Во всяком случае не художественная. Максимум сценарий для документального кино на тему криминала

Как всегда с ув., Антон М.

       
5 января 2012 23:21 viktoria
avatar
Группа: Авторы
Регистрация: 14.07.2011
Публикаций: 18
Комментариев: 3
Отблагодарили:0
Рада, вновь пообщаться с Вами. Поверьте, пишу только о реальных фактах. Они, конечно, страшные. Но, к сожалению, такова жизнь. Меня очень волнует волна насилия среди молодежи. Особенно - среди "слабого" пола.
       
5 января 2012 23:07 Анна Читари
avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 10.11.2010
Публикаций: 150
Комментариев: 8787
Отблагодарили:97
Вика, как же горьки Ваши истории. Все читала с интересом, а эту, в особенности. Есть о чем подумать. Об усилившейся жестокости, о нашем будущем-детях, о фатальном переплетении судеб, об исторической базе. Что за вывих в мозгах современной молодежи? Спасибо за Ваше неравнодушие.

Эрудит - это человек, который всегда найдет синоним, если не знает,как пишется слово.

Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.