Невероятно сложно идти по облаку Босиком – Проваливаешься порой по пояс, Как в сугроб, Только и радости, что разговариваешь С ветерком, Да смотришь под ноги зорче – Не провалиться что б. Скорей бы дойти. Но совершенно не ясно - Куда. И стоит ли до одышки, до сердцебиенья Спешить? В пучину времени провалились страны И города. Да и мне с седых об

День Инея В Тумане

| | Категория: Проза
Странное ощущение испытываешь, когда видишь, как земля плавно переходит в небо, стирая линию горизонта. Но не это было самым прекрасным в нынешнем декабрьском дне. Едва я спустилась с крыльца, как заприметила заиндевелый кустик полыни, стоящий среди таких же, как и он. Только этот был особенный. Хрупкий и трогательный, изящный и немножко манерный. Этакий полынный маркиз, опушённый инеем. Я присела перед ним в реверансе и навела прицел фотокамеры. Яркая вспышка, и готово! Теперь он навсегда останется со мной, как напоминание о причуде воображения, которое наградило обычный сорняк высоким титулом.
Если б я только пожелала, то все предметы в сегодняшнем призрачно-туманном мире я могла бы превратить во что угодно. Но я ограничилась полынным кустиком. А затем меня захватила бескрайность и безмятежность пространства. В нём невозможно было торопиться и говорить быстро и невнятно. Оно требовало мягкости и почти парящего передвижения, а голос мой, когда я попыталась кому-то позвонить по телефону и рассказать об увиденном, казалось, произносил не просто слова, а строфы торжественной оды или поэмы. Будто бы я читала вслух нечто гениальное, вроде дантовской «Божественной комедии»:

Nel mezzo del cammin di nostra vita
mi ritrovai per una selva oscura,
ché la diritta via era smarrita.
Ahi quanto a dir qual era è cosa dura
esta selva selvaggia e aspra e forte
che nel pensier rinova la paura!

И хотя ничего вокруг не пугало меня, не вызывало никаких ассоциаций, схожих с видениями великого флорентийца, да и до половины жизни земной, надеюсь, ещё я не дошагала, почему-то именно эти строфы хотелось произносить высокопарным ртом, бросая итальянские слова в чистый, чуть морозный воздух русской деревни. Почему, я и сама не знала. Не знаю и сейчас.
В заснеженном буреломе суетилась одинокая синица. За ней мрачно и внимательно наблюдала сгорбленная ворона. Точно старуха, познавшая все мирские горести и радости, она завистливо пыталась припомнить себя в столь нежном возрасте. Однако, думаю я, даже в те стародавние времена она вряд ли отличалась подобной стремительностью и лёгкостью. Очевидно, разгадав мои мысли, ворона с шумом поднялась в воздух, стряхнув иней с ветвей. А я сошла в поле.
Здесь было, где разгуляться туману. В нём терялись два последних земных предела, разделённые неширокой дорогой – православное и мусульманское кладбища. Можно было бы пройти мимо, но я не рискнула нарушать своим присутствием тишину и безмятежность, царящие в этом краю. Над православным погостом сросшиеся кроны белых высоких древ образовали шатёр. За оградой мусульманского кладбища, смотрящего в сторону Мекки, напротив не было ни деревца, ни куста. Только невысокие сооружения из красного кирпича да две вороны, сидящие рядышком на склепе. Одной из них оказалась моя давешняя знакомая. Уж очень подозрительно посмотрела она и что-то важно сообщила подруге. Но та даже не удостоила меня секундным взглядом. Для неё я была лишь частью туманного пейзажа, получившего ненадолго ясные очертания, чтобы минуту спустя исчезнуть в белесом молоке.
Казалось бы, что такое иней? Всего лишь сырость, испарения в воздухе, оседающие на предметы и замерзающие при морозце. Но никакая наука не сумеет объяснить, как самые незначительные и ничем не примечательные вещи становятся волшебными, едва лишь на них оседают мёрзлые кристаллики влаги. Фотоаппарат – верный друг, способный сохранить всё то, что так ненадёжно и недолговременно, без устали выполнял привычную работу. В его памяти остался странный изогнутый сучок, мохнатый куст у дощатого забора, завиток чугунной ограды, покрытый мелкими острыми иголочками инея, точно он нахохлился и боится, как бы его не смахнули.
Почему-то именно сегодня мне казалось, что в домах особенно уютно. И люди, встреченные мною на пути, все как один отличались миловидностью и добродушием. Еле ковыляющая в неуклюжих валенках старушка, укутанная в серую пуховую шаль, улыбалась мне, а из её старенькой болоньевой сумки выглядывал целлофановый пакет с ванильными сухариками. Я так и видела, как она откроет сейчас калитку, войдёт во двор и начнёт обметать веничком снег с валенок. При этом она будет смешно отдуваться и причитать: «Ох, царица небесная! Умаялась я!». А потом поставит на плиту эмалированный чайничек, выложит сухарики на клеёнчатую скатерть и, подперев ладошкой подбородок, будет ждать, когда закипит вода, и глядеть, как снуют воробьи по крыше сарая и как медленно подбирается к ним чёрно-белый кот. Может быть она смешная, эта деревенская зимняя идиллия, но мне она дорога. Тем более что вполне реальна.
Всякое проявление зимы в городе превращается почти в стихийное бедствие. Особенно туман и снегопад. И уж, конечно, городская суета совсем не способствует любованию заснеженными или заиндевелыми пейзажами. Хотя я и умудрялась это делать, когда жила в городе. Теперь же, после нашего добровольного самозаточения в деревне, которое я называю истинным спасением, было бы непростительно сидеть дома и не впитывать в себя красоту каждого дня. И если куча обстоятельств и обязательств заставляют меня наблюдать день всего лишь из окна, я ужасно угрызаюсь и ругаю себя, на чём свет стоит. Но сегодня нельзя было упускать ни капли туманного млека, и я насладилась им сполна.
В половине пятого день окончательно соединил туман и безгоризонтные пространства, накрыв их тёмной серо-синей пеленой, и перевоплотился в сумерки. И тут я вновь вспомнила Данте, и начало второй песни «Ада»:

Lo giorno se n'andava, e l'aere bruno
toglieva li animai che sono in terra
da le fatiche loro…


День уходил, и тьма поглотила всех живущих, уводя их ко сну от трудов праведных. В том числе и меня, и полынного маркиза у крыльца, и иней, которого завтра, быть может, уже не будет, и всех виденных мною нынче людей, животных, птиц… И нужно ли думать о том, что ждёт меня завтра? Разве это не совсем другая история?..

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 93
     (голосов: 3)
  •  Просмотров: 584 | Напечатать | Комментарии: 3
       
6 января 2012 03:33 Dambl
avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 28.11.2011
Публикаций: 0
Комментариев: 22
Отблагодарили:0
От и подробная инструкция как надо радоваться жизни).
Проза понравилась, но соглашаюсь с автором предыдущего комментария.
Хорошо было бы перевод итальянских стихов рядышком. (или в конце, как в книгах какие-то замечания)
       
6 января 2012 00:26 Сергей Голубь
avatar
Группа: Авторы
Регистрация: 29.11.2010
Публикаций: 166
Комментариев: 3125
Отблагодарили:309
Проза у Вас выходит замечательная. И мой респект, за способность читать "Божеств. Комедию" в оригинале.
Тут 5 без сомнения.
       
5 января 2012 22:40 Анна Читари
avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 10.11.2010
Публикаций: 150
Комментариев: 8789
Отблагодарили:97
Какая прелесть!!! Это обо мне!. И туман нынче, и иней, и заточение в деревне. А где фотография иллюстрация? Если в сюжете он присутствует, обязательно должен выстрелить.
Не понравилось:
1".Странное ощущение испытываешь, когда видишь, как земля плавно переходит в небо, стирая линию горизонта. " Не уверена, что земля может стереть линию горизонта, как бы художественно это не подавалось.
2. "высокопарным ртом" от этого даже передернуло.
3. Стихи на итальянском. Возможно, если бы мы смотрели кино, для контрастности картины можно было бы подать пейзажный ряд русской зимней деревни и прочтение итальянских теплых стихов, но читать текст неинтересно тому, кто не умеет по- ихнему. Или рядышком перевод , или просто перевод.
Пять с минусом.

Эрудит - это человек, который всегда найдет синоним, если не знает,как пишется слово.

Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.