Колокольчики, звоночки, Перезвон, как перепляс… Не забыть той знойной ночки, Не укрыться мне от вас. Струны у гитары старой Разговоры говорят… Над столом, как в вальсе пары, Рюмки полные кружат… Колокольцы, колокольцы Перезвон да перестук… А в открытое оконце - Клевером заросший луг. А за лугом, за рекою Видно церкви купола… Так прощаюсь я с тобою…

Посланник.

| | Категория: Проза
Посланник.

- Так значит, говоришь, ты ангел?
- Да.
- Очень интересно. Выглядишь ты как обычный человек, одетый в обычный костюм.
- Как же по твоему я обязан выглядеть?
- Я точно не знаю. Например, крылья. У всех ангелов есть крылья, большие белые крылья.
- Очень интересно, --теперь это сказал он, -- что ещё?
- И, по моему, здесь,-- я очертил рукой подобие круга над головой,-- тоже должно что то светится?
Я был ироничен, хотя, подозреваю, этим я просто скрывал свой страх, который, признаюсь, одолевал меня. Особенно в те, первые минуты, когда этот человек, сидящий сейчас напротив, внезапно появился в моей комноте. Совершенно не понимаю как. Я был один, в одиноком доме, закрывшись от мира на ключ...
- В любом случае, -- сказал я, опять удержав сердце, рвущееся в укрытие пятки, -- позвольте узнать цель вашего визита?
- Конечно же донести послание, -- ответил мой визави улыбаясь.
- От Бога, разумеется, --сказал я. --Очень трудно было держать речь в заданом ключе.
- Разумеется, --ответил он, --слово "ангел" переводится как посланник.
- И имя у тебя есть?
- Естественно, меня зовут...впрочем моё настояшее имя тебе не к чему, ты просто не сможешь его произнести. А для лёгкости общения зови меня Саша.
- Саша.., --повторил я. Губы я скривил лишь самую малось. --Итак, ты Саша, молодой человек, в стильном костюме, сидящий на земле, я имею в виду на земном кресле, и утверждающий, что сам есть существо из небесного мира? Неверю, --внезапно сказал я раздражённо, сам не зная почему.
Определённо я не знал как себя вести. С одной стороны мне было страшно, и поэтому я желал выкинуть этого типа отсюда, а с другой... Один факт, говорящий в его пользу, несомненно был: его появление в запертой комноте. Что то похожее смутно всплывало в памяти, из библии, однако мой бедный разум, лихорадочно искал логическое объяснение сему "трюку", продолжая цеплятся, даже за нелогичное. Мой посетитель словно прочёл эти мысли:
- Ты про крылья? У меня их нет. Да и почему, позволь спросить, они обязаны быть? Вы, люди, -- продолжал он,--всегда надеятесь на свой разум и логику. Ну подумай сам, если крылья нужны, что бы летать, то они, должны быть не за спиной, а на руках. У кого из земных созданий, ты видел крылья, помимо рук и ног? Только у пегаса--но никто из людей не лицезрел сее существо, так сказать, воотчию. Для полёта, при помощи махания крыла, необходима мощная мышечная масса, и моя спина, тогда бы являла собой уродливую гору из этих самых мышц, --в доказательство он показал мне свою ровную спину,--а если относится к ним, лишь как к некому символу, то это опять же лишено логики. Зачем, спрашивается, тоскать за собой бесполезный груз.
Звучало это разумно. Но я не собирался так просто здаваться.
- А как быть со светящим нимбом на голове?
- Он есть, и не только вокруг головы. Но он не видим для смертных. Ты же читал библию, там есть описания ангелов, что спускались на землю. Простые люди.
- Да уж, простые, --ответил я, а сам старался вспомнить что нибудь. Внезапно меня осенила одна догатка. Я спросил:
- Если ты ангел, значит умеешь творить и чудеса? Не соблаговолишь ли? Скажем, --я осмотрелся, взгляд мой упал на бутылку с минеральной водой, --вот, пожалуйста, мог бы ты изготовить нам немного вина?
Он взял бутылку, протянутую ему мной, поблагодарил, отвинтил пробку и сделал пару глотков. Затем акуратно закрыл её и вернул назад.
- Вина создать я не могу. -- Потом добавил,по видимому смущённый разгоравшимся в моих глазах злорадством: --не могу, не имею права, мы, ангелы, делаем чудеса только по заданию Всевышнего. Ничего от себя.
- Ну конечно, --ответил я с такой интонацией, что стало почему то стыдно самому.
- Поверь, -- сказал он, --совершать чудеса не так уж и сложно, и ты способен на это. Разница лишь в том, что я могу сделать чудо только по повелению Бога, а ты когда захочешь. Если имеешь Веру, настоящую, разумеется.
- А ты значит не имеешь? Как может ангел не иметь веры?
- У нас не Вера, у нас Знание. Мы видим, а потому мы знаем. С людьми же, всё по другому. "Credo quia absurdum est"-- верую, ибо невозможно, сказал Тертуллиан. И ещё у вас есть свобода выбора.
- Разумно. Скажи, а разве ангелы не имеют свободу выбора?
-Имеют, ещё какую, но на фоне вашей свободы, наша превращается в ничто. Мы просто лишенны способности творить одновременно в двух нравственных направлениях. Либо только добро, либо зло. Человек же может сделать доброе утром, а злое в обед.
-Да, это не лишенно правды, --сказал я задумавшись. Нет, всё таки что то определённо было в его словах, в жестах, они словно завораживали. Очень хотелось поверить. Страх мой, во всяком случае, прошёл, с ним поуменьшилась и ирония, и я сам не заметил, как наша беседа стала мне интересной. Я даже так увлёкся, что достал коньяк, два стакана, и плеснул нам до половины. Удивление моё пришло с запозданием, где то на втором глотке, сделаным им:
- А разве вы пьёте? -- спросил я, внезапно вспомнив кто передо мной.
-Немного, -- ничуть не возмутившись ответил он, --только когда имею человеческое тело.Ну и когда наливают, разумеется. --Он улыбнулся мне своей ослепительной улыбкой. Я подумал, что это "разумеется", его любимое выражение, как, по видимому, и мой "Хенеси", на который он смотрел после каждого глотка, многозначительно прицокивая языком. Хотя, с другой стороны, было заметно, что пьёт он не часто. Глаза его в миг заблестели, а в речь вкралось вдохновение.
- Мы, Ангелы, --начал он, будто читая поэму, --всегда немного завидуем вам, простым смертным. Вы имеете вкус к жизни, чувства, удовольствия. Хотя, иной раз, ваши желания, страсти, --казалось он сейчас погрозит мне пальцем, --превращают вас в рабов, в верных кандидатов на вечное осуждение. Но как прекрасны иные ваши порывы, стремление к добру, любви, плоды её. Если бы вы только знали, как любит вас за это Отец, как гордится вами. А ваша поэзия, музыка, мы наслаждаемся ей, там,--он ткнул пальцем в потолок,--и побуждаем вас к новым творениям, изливаем вдохновение. А какие у вас женщины. Помню в очень давние временна, ещё до потопа, когда мы могли свободно сходить на землю, я влюбился в одну красавицу. Прекрасней её не было во всей вселенной, мы гуляли с ней под огромной луной, у нас родился сын, ставший великим и славным...Но увы, те времена прошли.
- Знаешь, если ты ангел, то очень похож на человека. Мы тоже, отведав вина, начинаем говорить про женщин. Причём каждый хвастается, что любил неприменно королеву.
- Конечно я похож на человека,--ответил мой гость ни сколько не заметив моего возвратившегося сарказма,--я знаю вас тысячи лет, мне знакомы многие ваши чувства и желания.
- Странно что не все, --произнёс я забивая свою трубку, --раз ты божество. Не возражаешь, если я закурю?
- Ты хозян этого дома. Кури.
Сказав это он откинулся на спинку кресла и улыбнулся. А я вдруг подумал: странно, он пьёт, не запрещает мне курить..." Словно прочитав мои мысли, мой гость сказал:
- Я расскажу тебе одну историю. Однажды я пришёл в некий дом, выполнить одно задание. Хозяин был писателем, как и ты, и тоже курил. Он курил как одержимый, не вынимая сигары из рта. Вставая утром, он первым делом, скорей, закуривал; во время завтрака он жевал свою еду вперемешку с табаком; он небыл в состоянии написать ни строчки, если не сидел в облаке густого, сизого дыма. Трудно мне пришлось.
- И что случилось потом?
- Это не важно, я просто хотел узнать, не куришь ли и ты так же много?
- Нет, --ответил я отстранённо, --мне почему то не давала покоя одна мысль, мелькнувшая в сознании, но тут же затерявшаяся. Я погнался за ней по лабиринту разума, но так и не смог ухватить. Когда я поднял глаза, то встретился со взглядом моего посетителя, он смотрел на меня в упор, и улыбался. Странная эта была улыбка. Теперь, -- я уже не сомневался, что передо мной не просто человек, --теперь я вновь почувствовал страх, но страх не обычный, не тот, который чувствовал в вначале, когда глядя на незнакомца, я принимал его за вора. Нет, то был страх иного рода. "Зачем он пришёл"? "Что он хочет?" Или может...Внезапно я вздрогнул от страшной догатки. И тут же услышал голос моего гостя:
- О чём ты задумался, приятель?
- Да так, не о чём особенном.
- Неправда, ты думаешь сейчас, кто я на самом деле. Ангел? Или демон?
Мой страх достиг тех размеров, когда он переходил границы "терпимости". Со мной всегда так, я могу долго "немного" боятся, но если страх усиливается, я начинаю презирать сам себя, и злится. Привычку эту вырастил ещё с детства, и теперь всё происходит автоматически. С вызовом я сказал:
- Ты умеешь читать мысли? Не очень то учтиво с твоей стороны к хозяину дома.

Продолжение следует.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 3)
  •  Просмотров: 643 | Напечатать | Комментарии: 2
       
16 декабря 2011 11:15 Сергей Голубь
avatar
Группа: Авторы
Регистрация: 29.11.2010
Публикаций: 166
Комментариев: 3125
Отблагодарили:309
Оля, спасибо за потдержку. С наступающим Вас.
       
16 декабря 2011 02:05 snovao
avatar
Группа: Редакторы
Регистрация: 16.03.2010
Публикаций: 245
Комментариев: 8354
Отблагодарили:1444
Тема необычна. Чтобы писать об этом, надо хорошо знать предмет разговора. И в этом, Вам, Сергей, здесь на сайте, наверное, нет равных.
Подождем развития событий. Диалог с Ангелом (или с Демоном?) - интересно, каков будет итог?

"Обычно думают, что стиль — это сложный способ вы­ражения простых вещей. На самом же деле это простой способ выражения вещей сложных."
/Ж. Конто/

Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.