Она любила вышивать И знала много песен. Она умела колдовать - Умела чудо рисовать. Могла всем людям показать, Как этот мир чудесен. Она умела понимать, Что шепчет ветер листьям. И по ночам могла летать, Могла со звездами болтать, Чтоб все на утро рассказать Своим волшебным кистям. Когда с ней близко не знаком, Ей в след посмотришь грустно. Но,

Отшельник. Глава 5

| | Категория: Проза
5.

Первое, о чем подумал Дарк при пробуждении, была вода. Пить хотелось просто невыносимо. Казалось, что язык намертво прирос к небу, а губы кто-то смазал клеем, который за ночь превосходно сделал свое дело. Он попытался кашлянуть, но из горла вырвался еле слышный хрип. Губы неприятно защипало.
"Что со мной тут произошло?" - хотел сказать Дарк, но не рискнул, и мысль так и осталась неозвученной. Резкая головная боль заставила неприятно сморщиться. Через мгновение голова прояснилась, и парень с удивлением заметил, что все его тело онемело.
"Да что творится-то?!" - уже не на шутку встревожился юноша. Его текущее состояние его нисколько не радовало, а только настораживало. А то обстоятельство, что он не мог открыть глаза, и вовсе выбило из колеи. Началась тихая паника.
Чтобы хоть как-то себя успокоить, и привести в чувство, Дарк стал вспоминать недавние события. Как за ним гнался лоур, как он чудом избежал гибели не без помощи невесть откуда взявшейся северной пантеры, как достиг спасительной сторожки, как он оставил Рула, как вошел в комнату, освещенную мягким и приглушенным светом...
"Стоп. Какой еще свет? Ведь домик должен быть пуст, тогда откуда?.. Вот черт."
Ситуация, вроде, начала потихоньку проясняться. Кто-то, скорее всего, принял его за какого-нибудь воришку, и дабы он не сбежал, связал его, и... "А почему я тогда не могу открыть глаза?" Вопрос был, по сути, глупым, но реальность заставляла отодвинуть рамки приемлемости. Что-то все равно не сходилось.
Вспомнив о жажде, юноша решил все-таки вновь подать голос. И из горла вырвался очередной хрип, ни в коем разе не похожий на слово, что пытался произнести Дарк. Правда, на этот раз, было громче, и парню даже показалось, что где-то за глухой стеной раздались шорохи. Но на этих воображаемых звуках все и закончилось. Вокруг снова образовалась тишина.
"Попробую еще раз", - решил не сдаваться юноша. Это помогало ему усмирить панику, что с каждым мгновением все больше и больше росла. Особенно на него действовала не столько тишина, сколько полный мрак и неспособность даже на миллиметр приоткрыть глаза.
- Пииить, - на этот раз почти членораздельно произнес Дарк.
Теперь шорох послышался ближе. И звук походил на то, будто кто-то задевал полами одежд случайные предметы, попадавшиеся на пути к юноше.
"Значит тогда не показалось. Здесь кто-то действительно есть", - от этой мысли сердце неистово забилось, еще больше увеличивая назревавшую панику.
- Кто здесь? - теперь голос был уже вполне окрепшим, лишь слегка тише, чем обычно.
В ответ шорох лишь только приблизился, и по расчетам, был уже где-то в шагах трех от самого Дарка.
"А ведь это может издавать и не одежда вовсе...", - и страх прошелся по сему телу, заставив волосы на голове неприятно зашевелиться.
- Марил, он очнулся! - тонкий голосок юной девчушки словно током ударил бедного парня, который был уже на грани отчаяния. - Марил, ты слышишь?
- Да слышу, слышу я, - открылась дверь, и в комнату вошел мужчина, недовольно ворча, - Что ж ты кричишь-то так? Я еще не стар, чтобы меня глухота одолела. А путника-то, поди, и вовсе своим голоском перепугала, смотри, как сжался-то, - он указал на неподвижно лежащего Дарка, который потихоньку начал успокаиваться, но все еще был настороже. - А чего он с закрытыми глазами-то лежит? Ты ж сказала, что очнулся путник наш?
- А... Я не знаю, - чуть удивленно и виновато ответила девочка. Она определенно не заметила этого.
- Хох. Что с тобой поделать? - тяжело вздохнул Марил. Такие "недоразумения" происходили с ней везде и всюду. - И чего он до сих пор лежит? Твоему голоску и мертвого под силу поднять. Эй, а он случаем не помер? - теперь мужчина был не на шутку обеспокоен, ведь Дарк так и не мог шелохнуться.
- Нет, конечно нет! - взволновано прозвенела девчушка. - Я же слышала, как он говорил!
Юноша решил больше не отмалчиваться, и не ждать, когда его живьем закопают, и, наконец, сказал своим обычным, без хрипоты, голосом:
- Живой я, живой. Глаза только не могу открыть, и тело не слушается, - потом секунду помолчал, и добавил. - И пить дайте, горло пересохло.
Жаль Дарк не видел лица девочки, которая со страхом смотрела не на него, но на мужчину, понимая, что сейчас ей ой как не поздоровится. А Марил тем временем посуровел и взглянул на Массель, ничего хорошего не предвещающим взглядом.
- Значит, вот как? Значит, знаешь, что делаешь? Да? - сердито обратился он к ней. - Я с тобой еще поговорю, а пока сними с него оцепенение, или чего ты там на него напустила, и живо принеси воды путнику. Живо!
- Слушаюсь, отец, - тихо пролепетала девочка, и тело Дарка вновь стало ему подвластно.
Когда юноша открыл глаза, в комнате стоял только высокий мускулистый мужчина, со сплетенными на груди руками. Волосы его, в свете тусклой лампы, казались иссиня-чёрными, но когда он шагнул чуть вперед, и его фигура более отчетливо нарисовалась перед ним, парень с удивлением узрел ярко-рыжую макушку, что практически упиралась в потолок. И, что было теперь не удивительно, на лице его устроилось неимоверное количество веснушек.
- Ты как? - более дружелюбно спросил он Дарка, который никак не мог оторваться от его щек, усыпанных мелкими пятнышками под цвет волос.
- А... Я нормально пить хочется только, - парень невольно сглотнул, девчушка что-то уж задерживается.
"Небось, страшится отца, который пообещал поговорить с ней чуть позже", - подумал юноша, а сам добавил:
- А вы кто? - про то, где он находится, Дарк спрашивать не стал, обстановка была ему знакомой - он все еще находился в той самой сторожке, на том же самом обветшалом диване.
- Ах да, прости, забыл представиться. Я - Марил. Охотник, - легкий поклон головы. - А девчушка, которую ты сейчас ви... кхм, слышал - Массель, моя дочь. Приемная дочь. Ну а тебя, горе-путник, как величать? - мужчина неспеша подошел к диванчику, и сел у ног юноши, который все еще продолжал лежать.
- Я, эээ... Дарк. Зовите меня Дарком, - почему-то он слегка смутился, когда большие зеленые глаза вперились в него изучающим взглядом. - А как вы здесь оказались? Вы здесь живете?
Марил хмыкнул, и чуть мотнул головой. Он заметил легкое смущение его собеседника, и отвел взгляд, делая вид, будто его крайне заинтересовали собственные руки, покоящиеся на коленях, и невидимое пятно на темно-зеленой штанине, которое он медленно начал оттирать.
- Конечно нет, это же летняя сторожка, в ней обычно на время сбора урожая поселяются сторожа, дабы воришки не унесли собранное зерно. Мы в город с Сели, с Массель то есть, собрались, да и остановились на ночь. А получилось вот даже на две, - мужчина вновь хмыкнул, заметив взметнувшиеся вверх брови юноши, и прекратил, наконец, тереть несуществующее пятно. - Да, да, ты тут две ночи и второй день лежишь, все никак не очухаешься. Хотя я теперь понимаю, что, а точнее, кто оказался виной этому, - тут он остановился и прислушался. Спустя пару секунд, набрав в легкие побольше воздуха, громко, чтобы и на улице было слышно, нарочито сердито, спросил. - Ну и где же виновница твоей двухдневной отключки? Эх, я ее сейчас! Заставляет бедного путника от жажды страдать!
Прямо за дверью кто-то ойкнул, но она так и не открылась. Видимо, Массель здорово перепугалась, если даже боится показаться на глаза. А Марил лишь довольно улыбнулся, смотря на все еще закрытую дверь. Похоже, потешаться над девчушкой было его любимой забавой.
Повернувшись к Дарку, уже перебравшемуся в положение "сидя" и с интересом наблюдавшему за развернувшимся представлением, Марил весело подмигнул, и осторожно, стараясь не производить лишнего шума, поднялся с дивана и направился к двери, которая, из-за недостатка света, практически теряла всякие очертания. Оказавшись у порога, он резко дернул дверь на себя, и юноше представилось лицо застывшей девочки, с изумленными глазами и кувшином в руках. Она раскрыла рот, в попытке что-то сказать, но так и осталась, забыв при этом закрыть рот.
Отсутствие родственных связей было не то, что на лицо, оно буквально кричало в каждой черте их лица, фигуры, даже в манере стоять. У девчушки, волосы которой спадали до пят серой и не слишком-то густой волной, с острым носиком и черными крохотными глазками, хрупкой фигуркой и тоненькими плечиками, такой здоровяк как Марил родственником быть однозначно не мог. И само выражение лица - если у Массель оно скорее было покорное, даже слегка затравленное, то охотник же отличался неподдельным дружелюбием, которое нельзя было скрыть даже той напущенной строгостью, что он все время на себя напускал в присутствии девочки. Кстати, на вид ей лет было не больше 11.
- Так и будешь там стоять? Путник пить хочет, не делай вид, что не знаешь, - превратился в вредного "папашу" весельчак Марил.
Пока она мялась, боясь переступить порог, Дарк откинул плед и медленно попытался встать - получилось не ахти как. Все-таки не один день находился абсолютно недвижимо. Держась за стенку, он поплелся к выходу, где на него с интересом воззрились две пары глаз. Стараясь не обращать на столь пристальное внимание, юноша шаг за шагом подбирался к двери. И когда оставался практически шаг, чтобы поравняться с Марилом, парня пошатнуло, и стена исчезла из-под опорной руки. Дарк начал заваливаться вбок. Но вдруг сильные руки подхватили его, и осторожно поставили на пол прямо. На него обеспокоенно смотрел охотник.
- Тебе не следовало вставать, твои мышцы довольно долго находились в полной неподвижности, я тебя отнесу назад. А ты, - он повернулся к Сели. - Неси давай воду, не стой в дверях.
После этих слов он бережно обнял Дарка за талию, подхватил под колени, и, как пушинку, поднял на руки. Юноша, не ожидавший от Марила такого поступка, хотел запротестовать, но слов просто не нашлось, и молча, лишь глядя на веснушки удивленными глазами, позволил донести себя до дивана. Охотник, все также бережно, уложил путника обратно, и забрал у девочки, которая покорно стояла позади, кувшин.
- А теперь иди, приготовь что-нибудь, да посытнее. Путнику сил набраться надо, - он махнул свободной рукой на выход. Спустя пару секунд он добавил уже в спину уходящей девочки. - И не жалей ничего. И мясо обжарь, как я тебя учил. Смотри у меня, если не понравится - выпорю, - его последние слова прозвучали более чем спокойно, но в них ощущалась большая угроза, нежели когда Марил изображал из себя рассерженного "папеньку".
Когда дверь захлопнулась, охотник внимательно посмотрел на Дарка, отчего у юноши невольно по коже прошлись мелкие и противные мурашки. Парень никак не мог понять, что же так волнует его в этом человеке, которого видит не больше часа.
Тем временем Марил поднес кувшин к губам путника. Дарк и без слов понял, чего от него хотят, и отказываться от этого не стал - забытая на некоторое время жажда, дала о себе знать. Схватив обеими руками за сосуд, юноша стал пить, да так, будто хотел затопить себя изнутри. Все это время охотник не выпускал из рук кувшин, боялся, что он выскользнет из его ослабевших рук. Наконец вода в сосуде закончилась, и Дарк, с неимоверным наслаждением, откинулся назад.
- Может еще воды? Али не полезет? - с улыбкой наблюдая за размякшим юношей, спросил охотник. Пустая посуда же была поставлена на тумбочку, что у дивана.
- Спасибо, конечно, но нет. Пока хватит, - Дарк, открыв зажмуренные от удовольствия глаза, улыбнулся в ответ Марилу.
- Ну, тогда это я, пойду. Посмотрю, чего там Сели готовит, - чувствуя себя слегка неловко из-за этой искренней улыбки, мужчина взял кувшин, и поспешно вышел из комнаты.
"Ну а здесь-то что творится с людьми? Неужели эпидемия какая нагрянула? Что ж тогда все вокруг странные такие?", - недоумение на лице юноши перешло в полное непонимание. Поглядев на дверь еще с минуту, Дарк тяжело вздохнул, и закрыл глаза, намереваясь вздремнуть до обещанной кормежки.


Пристальный взгляд буквально высверлил уже во лбу путника нехилую дыру. А юноша все надеялся, что сможет снова заснуть, если перестанет обращать на это внимание. Не получилось. С неохотой разлепив веки, парень встретил немигающий взгляд девчушки, которая, похоже, даже не дышала. Если бы он давно не почувствовал чье-то присутствие и взгляд на себе, то пробудившись, обязательно струханул, настолько эта картина была пугающей. Массель сидела на полу на коленях, все также вперив взгляд в Дарка, и, действительно, не дышала. Распущенные волосы спадали на пол, укрывая собой ее босые пятки. Перепачканное платье явно нуждалось в серьезной стирке, но, если учесть, что живет она с "папашой", а ручки у самой еще не совсем окрепли, въевшимся пятнам приказали долго жить.
Наблюдая за девочкой, Дарк невольно задался вопросом: а как, собственно, эти два разных полюса нашли друг друга?
Юноша подождал с минуту, но Сели так и не сдвинулась с места, даже ни разу не мигнув. Не выдержав этого напряженного взгляда с полным молчанием, парень резко сел, откинув плед с ног.
- Да что тут происходит? Это уже не смешно, слышишь? - он нагнулся к девчушке, но та будто его и не слышала, продолжая все также внимательно смотреть в то место, где мгновениями назад был Дарк.
Видя, что его слова не возымели эффект, он нашарил на полу сапоги, и осторожно просунул в них ноги. В том же, уже привычном, тусклом свете, на крючке на стене по левую сторону, он заметил свой плащ. Не долго думая, юноша схватил его, и направился к выходу, больше не обращая внимания на странную девочку, все также продолжавшую сидеть на карачках.
Природа встретила его щебетом невидимых птиц и легким теплым ветерком, что так привычен в период заходящего солнца. Марево заката отражалось на серебряных стенах, как в зеркале, придавая им цвет спелого персика. Последние лучи накрыли недалекий лес, и деревья будто сгустились, придвинулись друг к другу, образуя непроходимую стену. Поле, что раньше было усеяно пшеницей высотой в человеческий рост, теперь редело мелкими, непонятно как выжившими, соломинками, которые даже такой слабый ветер трепал, словно парусину в шторм. Все было выжжено беспощадным полуденным солнцем.
- Кстати, забыл сказать, а у тебя занятный плащ, ты знаешь? - уже знакомый голос раздался где-то позади, чуть правее.
Дарк, не ожидавший, что рядом есть кто-то еще, резко обернулся. За ним наблюдал Марил, сидевший у потухшего костра, и держа в руках большой ломоть обжаренного мяса. Юноша невольно сглотнул. До него только сейчас донесся аромат обещанного обеда, точнее сказать уже ужина. В животе предательски заурчало.
- Хохо. Садись, давай, скорее, пока не остыло совсем, - охотник похлопал по какой-то тряпице на земле, видимо служившей временной заменой седенья. - Глядеть на тебя жутко - одни кожа да кости! В детстве вообще мясом кормили когда-нибудь?
Дарк ничего не ответил. Он лениво подошел к импровизированному столу из пары веток и плоской досочки, и взял отрезанный ломоть еще теплого и приятно пахнущего специями мяса. После чего тяжело плюхнулся наземь, на тот самый кусок тряпья, и с удовольствием впился зубами в ароматную и сочную плоть.
- Ого, да ты зверь! Я уж было думал, придется самому тебя кормить, - усмехнулся Марил, наблюдая, с какой скоростью парень обгладывает косточку.
Юноша опять промолчал, сейчас его больше волновал плотный и сытый ужин, а разговоры можно и на потом перенести, ничего с ними не станется.
Не дожидаясь, когда Дарк закончит с первым ломтем, охотник дотянулся до доски, и выбрал кусок, что побольше. Выкинув уже ненужную кость, парень хотел было подняться еще за одной порцией, но его остановила протянутая рука Марила с огромным куском мяса.
- Благодарю, - легкий поклон головой, и зубы уже вновь с наслаждением впились в поданный ломоть.
Охотник лишь улыбнулся, и сам принялся за свою остывающую в руке порцию.
Так прошло не менее десяти минут. Не успевал Дарк доесть один кусок, как тот час ему подавали уже другой. Но юноша против не был - в нем пробудился просто зверский аппетит. Когда после очередной порции продолжения не последовало, юноша с удивление взглянул на столик - он был абсолютно пуст, не считая крошек, что остались после нарезки.
- А теперь надо запить, - в протянутой Дарку руке была огромная кружка, доверху наполненная чем-то, с терпким и дразнящим ароматом.
- Эль?
- Он самый! И не отрава какая разбавленная, собственного изготовления, - довольно протянул Марил, и отпил из другой такой же кружки. - Ты не стесняйся, пей. Оно как раз будет, взбодрит.
Дарк не ответил, а только вдохнул приятный аромат, и глотнул для пробы. Охотник нисколько не приврал - эль действительно был отменным; конечно не из тех, что за бутылку можно отдать пять золотых, но и не низшей пробы, со своей неуловимой изюминкой.
- Ты такого в трактирах и кабаках не встретишь. Там одно помойное дерьмо льют, после которого и лошадиный помет станет изыском, - самодовольно улыбаясь, сказал Марил, неспеша отпивая из своей кружки.
Дарк не стал уточнять, что ему только 19, и он из благородной семьи, статус которой не позволяет ходить по таким низкосортным заведениям. Также он не стал уточнять, что, несмотря на свою принадлежность, все-таки бывал в трактире с друзьями пару раз, и впечатления остались не самые приятные.
Вот так вот сидя, и предаваясь воспоминаниям о тех немногочисленных, но не менее запоминающихся, попойках, юноша и не заметил, как солнце уже полностью скрылось за горизонтом, оставляя на небе лишь жалкие отблески своих жарких лучей. В кружке закончился эль. Охотник копошился у костра, собирая остатки посуды. И необычайное спокойствие. Неожиданно в сознании Дарка появилась мысль: "А не все ли это то, что он хотел найти? Не званые ужины, не фальшивые вежливые улыбки, не светские разговоры о политике и мире искусств. А вот это все: ужин с костра, а вместо богатого стола и высоких стульев - обычная доска и тряпка на земле, дабы не особо пачкать штаны; общество, в котором не обязательно притворятся, где не надо скрывать истинных эмоций, где значение твоего рода теряется на фоне твоей приспособленности к жестким, а порой и суровым условиям. Может это действительно все, что ему нужно?..". Появилась, и тут же исчезла. Его задача - закончить дело своего отца, и спасти подлинное предназначение своего рода. Рода высших оборотней. И время для поисков своего места в мире не самое подходящее. Сейчас главное разработать примерный план на ближайшее будущее, ведь город Арнад уже примерно в двух днях пути, и от него, до обиталища Отшельника, столько же. Совсем скоро он встретится лицом к лицу с самым могущественным магом, что видел этот свет. Не самая лучшая постановка дел.
- Эй, ты спишь что ли? Как там тебя... Дарк! Пошли в убежище, здесь после захода солнца делать нечего, - охотник уже успел перемыть немногочисленную посуду, и теперь стоял у двери, ожидая, когда юноша, наконец, соизволит встать и пройти внутрь.
А комнатке, все с тем же тусклым освещением, девочка продолжала сидеть, упершись взглядом в диван, где не так давно спал Дарк. Парень уже и забыл о странном поведении Массель. Он вообще забыл о ее присутствии.
- Эм... Марил, а что с Сели? - юноша решил не теряться в догадках, и спросить напрямую ее "папашу".
- А, это... Да ты не пугайся, ничего в этом необычного нет. Просто она стихийный маг, - начал разъяснять мужчина, одновременно укладывая посуду в глубокий рюкзак, больше похожий на обычный потертый мешок с ручками. - И ей нужна связь со своей стихией. А так как ее элемент - вода, то для обращения к ней, особенно в такой засушливый период, требуется большая концентрация и напряжение. Ну а если учесть, что ей всего-то 10 лет, а силенки еле-еле дотягивают до самого низшего магического ранга, и опыта, конечно же, совсем нет - это процесс занимает у нее довольно много сил и времени. Вот так вот, - Марил затянул верхушку сумки, и выпрямился, с наслаждением ощущая, как хрустят затекшие суставы.
- Теперь ясно, - сделал умный вид Дарк, хотя на самом деле понял только одно - что девочка магичка. Никогда не интересовавшемуся магией человеку будет определенно трудно проникнуться всеми заковырками в сим нелегком ремесле.
После слов охотника, юноша подошел к дивану, как к единственной мягкой мебели, предназначенной не только для продолжительного сидения, но и для такого же продолжительного лежания, и сел, уже не переживая по поводу необычного поведения Сели. Оглядев комнату, и взглянув на Марила, который усердно копошился в углу, то ли что-то ища, то ли что-то куда-то засовывая, он вдруг понял, что не знает, где спали эти двое, когда он, собственно, находился в отключке. Об этом юноша тут же и спросил.
- Слушай, Марил, а где вы спали, когда я без сознания был? Ведь в комнате только один диван, - мужчина прекратил свою активную деятельность, и, с привычной улыбкой, повернулся к Дарку. В его глазах на миг вспыхнул огонь, и тут же пропал. Юноша, поначалу напугавшись, успокоил себя мыслью, что это ему привиделось в таком-то не самом лучшем освещении, и приготовился слушать объяснение.
- Ну ты и задал вопрос. На полу, конечно же! Где ж еще ты предлагаешь? Не в конюшне же, о Боги! - легкий смех, и Марил вновь погрузился в свои копошения.
Сказать по-честному, Дарк стало слегка обидно. Ему показалось, что вот этими словами, что она на диване, а они на полу, его причислили к людям высшего общества, к которым, среди простого народа, отношение было не самое что ни на есть лестное. Хоть это и действительно было так, впервые юноше было неприятно осознавать, что так или иначе он состоит в рядах светских красавчиков, а также причислен к самым богатым и знатным женихам Империи. Хорошо, что портреты этих самых женихов не развешаны на каждом углу, иначе парню пришлось бы ой как не сладко.
Решив, что просто сидеть, и ждать, когда же начнет клонить в сон, довольно-таки скучное дело, юноша начал задавать вопросы. Тем более этот опрос мог привнести небольшие толики знания о загадочном и, ну уж слишком могущественном, великом маге Отшельнике.
- Марил, - начал было Дарк, но неожиданный тоненький писк прервал так и не заданный вопрос.
Девочка сидела с широко раскрытыми глазами и тяжело дышала, мелко дрожа, казалось, будто она только что вынырнула из ледяной воды, и теперь никак не может прийти в себя после столь жестких процедур. Приглядевшись, Дарк заметил на лбу Массель капельки пота. Девочке приходилось нелегко, связываясь со своей стихией.
А Марил даже не обратил внимания, похоже, для него такие сеансы и его последствия были уже вполне привычным явлением. Он все продолжал шуметь в своем углу.
Для юноши это было впервой, и когда девочка пришла в себя, не на шутку растерялся. Не зная, что же сделать, чем помочь, он просто сидел, и, не отрываясь, смотрел на Сели, что все никак не могла отдышаться. А когда пришел в себя, и смог, наконец, говорить, взгляд девочки уже был не таким испуганным, а дыхание не таким тяжелым, даже дрожь не была заметна.
- Эй, ты как? - похоже, парень был напуган больше, чем сам источник его волнений.
- А? - не поняла девчушка. Ее оживший взгляд остановился на Дарке, спустя секунду Массель покраснела и отвернулась, внимательно принявшись изучать побитые временем стены. - Да все нормально. Не обращай внимания. Такое часто у меня, - промямлила она в ответ. Из угла послышался смешок. Юноша, сначала никак не понимавший, что же такого он сделал, чтобы так смутить девочку, наконец, осознал - это был первый раз, когда он заговорил с ней. А девочка оказалась очень даже стеснительной.
- А, ну тогда ладно, - немного ошарашенный он посмотрел на Массель, которая, похоже, забыла встать с колен, продолжала пялиться в противоположную стену. - Ты это, вставай с колен, ноги, наверное, устали уже.
Ничего не ответив, девочка вскочила и побежала к двери, но вовремя остановилась, осознав, что на улице сейчас уже далеко не день, и находиться снаружи более чем опасное занятие. С секунду подумав, она пошла обратно, стараясь не смотреть на юношу, и уселась на другой конец дивана. Повисло молчание, прерываемое шебуршением в углу.
Дарк, сам не знавший что сказать, чтобы опять не смутить бедную девчушку, вздохнул, и посмотрел на мужчину. По видимому, его активная деятельность подходила к концу. Спустя минуту, охотник поднялся, и с наслаждением расправил плечи. Парень и не заметил поначалу, что у Марила вполне такая массивная мускулатура. Но сейчас, наблюдая за тем, как на спине его играют мускулы, Дарк решил, что очень бы не хотел, чтобы они встретились в бою, пусть даже через лет десять, когда тело юноши будет меньше походить на тело подростка, пусть хоть уже и сейчас ему на вид было явно не 19 лет, но этого определенно мало против такого громилы.
Вспомнив, что до этого хотел задать парочку вопросов, парень оживился, надеясь наконец разогнать эту гнетущую тишину.
- Марил, я хотел спросить... - но закончить предложение он так и не смог.
Снаружи, где-то поблизости, раздался душераздирающий вой. Юношу передернуло. А ведь за стенами сторожки не должно было еще сильно стемнеть. Дарк невольно вспомнил, как совсем недавно самонадеянно мчался на Руле, надеясь до полной темноты добраться до реки. Удалось же ему добраться только до сторожки, и то не без помощи странного для такого климата зверя.
"Надо спросить об этом, может они что-нибудь знают?" - подумал Дарк. Ему больше не хотелось слышать эти ужасные, пробивающие на дрожь, вои, и чтобы хоть как-то отвлечь себя, решил на этот раз задать вопрос, не обращая внимания на все, что ему мешает, а не мямлить, все время чем-то прерываемый.
- Марил, скажи, ты не знаешь случайно, кто мне помог спастись от лоура?
Стоя у порога, и почесывая затылок, охотник неспеша повернулся. На его лице заиграла привычная улыбка.
- Я, - коротко ответил он, и, не колеблясь, открыл дверь, исчезая в сумерках наступающей ночи.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 491 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.