Намела метель Снега на порог, Застудил мне хмель Сединой висок… Я бреду домой, Как в чащобу волк – Будет мне луной Белый потолок. И метнусь к окну Я на дикий вой: Мой браток, в лесу Песню волчью спой! По нутру она Тем, кто загнан был, Кто прицел ружья Грудью находил. Кровью харкнет волк Сквозь клыков

Отчаянные Финансисты. Чужая История. Глава 4

| | Категория: Проза
Глава 4. Чужая история

Мама дорогая, во что я вляпался! Пять минут назад только расставил все по своим местам, а тут опять двадцать пять. Ладно, незнакомый мужик обвиняет Тюркова в предательстве, но он сейчас рассказывает историю, снятую с моей под копирку. Согласитесь отнюдь странное совпадение?
- Леонид, - вновь обратился ко мне незнакомец, - Отчего Вы молчите? Может в моем рассказе нашли знакомые моменты?
- Не говори с ним, – Тюрков сильно сжал моё плечо, - Его сейчас уведут.
В подтверждении слов автора я уже увидел двух здоровых мужиков в форме. За долю секунды они приблизились к незнакомцу и вывели его прочь из зала. Инцидент еще долго обсуждался среди читателей, пока Анатолий не взял слово.
- Довольно часто я сталкиваюсь с такими людьми, комментировал автор ситуацию, - Во времена своих первых публикаций я частенько брал у простых читателей их творчество. Очень редко в руки попадали стоящие вещи, и когда приходилось объяснять это неопытным коллегам, происходили разные казусы. Многие, как тот человек, считают, будто я украл их рукопись. Естественно после этого никаких работ я брать не стал…
- Анатолий, - спросила сидящая в самом конце женщина, - А как вы познакомились с Леонидом? Ведь после тех случаев никаких работ вы брать не стали?
- О, - засмеялся писатель, - А это самый необыкновенный случай в моей жизни…
Спустя какое-то время оцепенение прошло, и уже ничто не напоминало мне о случае с незнакомцем. Пару раз я даже отвечал на вопросы читателей. Поистине было незабываемо. Особенно, запомнились моменты, когда мне приходили записочки, в которых содержался вопрос. Признаюсь, что отвечать на них мне было в сто крат интереснее, хотя причину назвать не могу. Каждую помятую бумажечку я старался спрятать в своей карман, уж очень мне хотелось сохранить что-то на память о своем выступлении.
Но счастью рано или поздно приходит конец. И жирной точкой этого вечера стала одна из записок. Послание содержало всего одно предложение: «Зайди в «Невскую Правду». Только там ты найдешь ответ!», и мне сразу стало понятно кто обратный адресат.
***
После встречи директор магазина любезно предложил нам передохнуть в своем кабинете. Тюрков конечно же не отказался. Лично я не знал с чем связано его решение; то ли он не отошел от инцидента с тем незнакомцем, то ли это было неформальным правилом всех встреч с писателями. В любом случае, там нас уже поджидала девушка…
- Лена, - кинулся на нее писатель, - Мне говорили, что подобного больше не будет! А этот псих вновь проник на встречу.
- Я не виновата! - девушка картинно захлопала ресницами. Видно на неформальном языке это означает «ничего поделать не могу», - магазин не может фильтровать своих посетителей. Подумайте сами, откуда охрана его знает?
Я стал внимательно разглядывать девушку. На первый взгляд в ней не было ничего примечательного, все как у всех. За одну поездку в метро я вижу столько таких Леночек, что в глазах уже рябит. Но было в ней нечто скрытное и непонятное. Быть может великая женская тайна?
- Витя говорил, что разобрался с этим раз и навсегда!
- Видимо хреново разобрался, - констатировала Леночка, - Витя разгильдяй, ему ничего и доверить то нельзя. Поэтому вами и занимаюсь я…
- Значит это уже не в первый раз? – встрял я в разговор
Анатолий и Леночка уставились на меня. Почему-то мне в тот момент показалось, что я явно третий лишний…
- Я же все объяснил, - взмахнул руками писатель, - Это один из тех неудачников. Они возомнили себя гениальными авторами, а тут облом - им отказали. И вместо того, чтобы сидеть и исправлять свою ересь, они обвиняют меня в краже своих бесценных творений.
- Не берите это в голову, - стала подпевать Леночка, - Сейчас главное для вас закончить роман и обрадовать наших любимых читателей.
Девушка взяла со стола папку и протянула ее мне. Внутри содержался договор. Я быстро пробежался глазами по тексту. На первый взгляд подводных камней нет. Мне и Анатолию всего лишь нужно закончить рукопись в течение двух недель и сдать ее в издательство. В принципе выполнимо, да и Тюрков говорит, что дело за малым. Поэтому недолго думая, я поставил свою и тем самым отправился по тропинке ведущей к славе.
Быть может, в тот момент я бы бросился на шею Тюркову и Леночке, если бы кое-что не прожигало мой карман. Послание, оставленное незнакомцем, столь сильно засело в моей голове, что не желало ее покидать. Поэтому я довольно скоро попрощался и отправился к себе домой. Мне надо было очень о многом подумать.
***
Едва за Леонидом Балашовым закрылось дверь писатель и девочка Леночка продолжили свою беседу. Анатолий Тюрков долгое время не мог успокоиться из-за нежданного визита незнакомца. В придачу к этому его беспокоил и молодой соавтор.
- Он мне не доверяет, - произнес Тюрков, - Каждую минуту ждет подвоха. А тут еще эта история снова выплыла.
- Все под контролем, - Леночка уже теряла терпение. Она конечно и была рада работать со сливками издательства «Альфа», но порою стоны творческих личностей доводили её. Как же она хотела расстрелять всех этих доморощенных писак, но интересы бизнеса не позволяли этого сделать. А все из-за правила, которому неукоснительно должна была следовать девочка Леночка – «Без писателя нет издателя».
- Ты не понимаешь! – кричал Тюрков – Он постоянно хотел сблизиться, но я отталкивал его.
- Но вы же изменили свое поведение, не правда ли? Как я и советовала?
- Да, - согласился писатель, - Но мне кажется, это произошло слишком поздно…
- Все я устала! – не выдержала Леночка, - Я с самого начала была против его кандидатуры, но вы настояли. Теперь продержитесь две недели, и все закончиться.
Во всяком случае так хотелось думать девочке Леночке…
***
Всю ночь я не мог уснуть из-за записки незнакомца. Перечитывая ее несколько раз, я старался разглядеть спрятанное между строк тайное послание, но невидимые чернила отказывались проявляться. Поэтому недолго думая, я отправился в редакцию газеты «Невская Правда».
После того, как на работе я с три короба наврал любимому начальнику про желудочное недомогание, мысли вновь и вновь возвращали к вчерашнему посланию. Какой ответ я могу найти в редакции? Кого мне искать и что спрашивать?
Единственное предположение, что ранее там работал Тюрков. Тогда, если мне повезет, я смогу поговорить с его коллегами и узнать про первого соавтора. Рассказ писателя хоть и был убедительным, но никак не отвечал на вопрос незнакомца. Отчего мужик утверждал, что Тюрков кинул своего соавтора? По идее, если он отдал рукопись, то он должен обвинять Анатолия в краже.
Да, хорошо живётся в двадцатом веке. Ворованные рукописи, бешеные писатели – раньше такого точно не было. Разве мог бы Грибоедов написать Пушкину следующее: «Козёл, ты спер мою рукопись!» Ни в коем случае! Ведь раньше авторы признавали гениальность своих коллег и не скрывали своей зависти.
А что теперь! Один приходит к другому и обвиняет в краже. Хорошо еще, если все действие происходит тэт – а – тэт. Но когда в драму задействованы читатели, и не в меру активные соавторы, может возникнуть настоящая буря.
Далеко за примером ходить не надо. Многочисленные издания обвиняют Дарью Донцову в использовании литературных негров. Сначала был один дурак журналист, а после к нему присоединилась еще парочка. И ладно бы все это мусолили только в газетах. Но нет, теперь факты цитирует и простой люд. А на самом-то деле все гораздо проще! Просто у Дарьи Донцовой немецкое воспитание, и она составляет план на день. И всё! Писательница просто планирует написать в понедельник пять-десять страниц текста, приготовить обед и ужин, выгулять любимых мопсов. И так как я в принципе в этом плане не далеко ушел от звезды иронического детектива, то верю ей на все сто процентов.
А вот с Тюрковым другая история. Уж много странностей у него накопилось, поэтому его и необходимо проверить. Лишь только после детального расследования я смогу продолжать работать с автором. А пока «доверяй, но проверяй».
Редакция «Невская Правда» встретила меня настоящим хаосом. Буквально с первых же секунд я отчаялся найти нужного мне человека. Да и попробуй найти кого незнамо в стране бешенных муравьев.
Когда меня пару раз чуть не сбили с ног, я тут же понял, что мне необходимо было двигаться. И не придумав ничего лучше, я направился к главреду. Уж он точно должен знать Тюркова.
В приемной тоже царил самый настоящий кавардак. Подобное я видел лишь однажды в отделе бухгалтерии, но сотрудникам тогда неправильно начислили зарплату. А тут было столько народу, и каждый пытался перекричать друг друга непонятно с какой целью.
- Девушка, - обратился я к секретарю, - Мне нужен главный редактор…
- Он всем нужен, - отчеканила девица
- Но может, вы сумеете мне помочь, - попробовал я подойти с другой стороны, - Я учусь на факультете журналистики и мне необходимо написать материал про Анатолия Тюркова. Мне бы хоте…
- Все вопросы к главному, - девица надула щеки, - И ваще у меня обед.
- Ну ваще, Нинка обленилась, - передразнили ее из толпы, - Ты ж полчаса назад жрать ходила.
Я бы долго следил беседой, если бы в приемной не раздался истошный визг. Это одна бабенка изо всех сил пыталась прорваться в кабинет редактора, махая над головой толстенной папкой.
- У меня горячий материал! Горячий материал! - визжала она, - Немедленно разойдись!
- Викуся! Мы все на первой полосе, встань в очередь! – ответил один из репортеров.
- Не могу, - запыхавшись, произнесла баба, - Если через минуту папка не будет на столе у главного меня уволят.
Так, не смотря на всенародные протесты, Викуся сумела пробиться в кабинет. Поэтому я тут же решил воспользоваться ее примером, в надежде проскочить через китайскую стену журналистов. Оглядевшись по сторонам я нашел похожую по толщине папочку и ринулся вперед.
- Сенсация! – заголосил я, - Сенсация! Люди, пропустите пожалуйста!
Из папки то и дело выпадали листочки, но я не обращал на это никакого внимания. Сейчас главной целью было прорваться к главреду, а это у меня неплохо получалась. На все попытки меня задержать, я старался отвечать в Викусиной манере, и постепенно продвигался вперед. И лишь когда за мною закрылась дверь, я смог отдышаться.
Да, весёленькая работа у журналистов. Помимо сбора материала, надо его грамотно изложить, да при этом изловчиться положить на стол редактору. Может быть мне получить второе высшее на факультете журналистики?
Кабинет главреда был намного больше приемной, и здесь запросто могла поместиться вся толпа, ожидавшая за дверью. На стенах были вывешены всевозможные грамоты, а порою красовались и номера «Невской Правды». Ну а в центре располагался стол редактора и конечно же с именной табличкой.
- Ты кто такой? – главный приподнялся из-за стола. На лицо мужик был так неприятен, что с него запросто можно было срисовывать портрет Ивана Грозного. А если дать редактору в руку молоток, то живописец изобразил бы уже другое известное полотно.
Я быстро переместил взгляд на табличку. Вы не поверите но мужика звали Иванов Иван Иванович. Забавное совпадение, не находите?
- Ты кто такой? – перешел редактор на крик, – И какого лешего ты тут забыл?
Пришлось вновь повторить свою легенду.
- Я тут двадцать лет работаю, и никаких Тюрковых тут отродясь не было! – услышал я в ответ, - Херово тебя парень учат на факультете журналистике. Прежде чем брать интервью, сначала бы факты проверил.
Так я и ушел ни с чем. Что ж теперь моим следующим шагом будет отыскать того незнакомца, который передал мне записку. Попробую наведаться в «Дом Книги» и расспросить охрану о вчерашнем происшествии. Только я собирался уходить, как меня окликнул знакомый голос. Это была Викуся.
- Эй, парень! – Викуся ухватила меня и повела прочь из редакции, - Слышала краем уха, ты про Тольку Тюркова инфу собираешь.
Я кивнул. На минуту Викуся остановилась. Очевидно, она решала для себя, стоит ли делиться ценной информацией с посторонним человеком. Наконец решение было принято.
- Пойдем, потолкуем, - прошептала она, - Я тебе всю правду расскажу.
- Но редактор сказал, - начал было я
- Набрехал все. И меня интересует ПОЧЕМУ?
***
Иванов Иван Иванович был на посту главного редактора «Невской Правды» без малого пять лет. И за все это время он ни разу не упускал сенсации. Обычно их приходилось искать среди писанины своих сотрудников. Но в этот раз сенсация сама пришла к нему в кабинет.
Вчера Ивану Ивановичу позвонили и предупредили о приходе незваного гостя. Да еще и добавили, что, мол, не следует рассказывать многое про Тошку Тюркова, иначе плохо будет. В принципе Иванов уговор выполнил и ничего парню не сказал. Но главный редактор понял, что вокруг персоны популярного писателя начинают сгущаться тайны. А это, как правило, происходит, когда что-то хотят скрыть. Но ничего не проскользнет мимо взгляда опытного журналиста…
Иванов набрал номер и соединился со своим собеседником. Действовать надо было очень аккуратно, не дай бог выползут на свет дела минувших дней.
- Алло, - наконец-то услышал Иван Иванович
- Он приходил, - сразу же рапортовал главный редактор, - Теперь-то мы квиты…
- Еще не совсем, - отрезал собеседник, - Каким Макаром он узнал про вашу вшивую газетенку
- Сами и выясняйте. Меня просили сказать, что Тюрков тут не работал, и я это сделал.
Ответа Иван Иванович не удосужился.
***
Викуся прекрасно помнила еще несостоявшегося автора Анатолия Тюркова. Запомнила она его еще зеленым студетишкой из СПБГУ, разносившего почту и кофе на практике. Вот только звали его не Анатолий Тюрков, а Коля Самсонов.
Как репортер Самсонов и гроша ломанного не стоил, но звезд с неба в редакции «Невская Правда» всегда не хватало. Поэтому главный редактор, ныне покойный, Евгений Федорович Лаптев придумал «систему соавторства», которой и на сегодняшний день пользуется газета. Весь смысл программы заключался в том, что над материалом работало, как правило, два журналиста. Первый собирал материал, второй качественно излагал его на бумаге.
- Как я полагаю, Тюрков и был вторым? – решил уточнить я
- Абсолютно верно, - подтвердила Викуся, оглядываясь по сторонам. Похоже она была не на шутку напугана быть застуканной за разговором со мной, - А в напарники Кольке дали Мишку Егорова.
Миша владел пером просто отвратительно, и было совершенно непонятно, как он смог выучиться на журналиста. Но тексты Егорова содержали такие эмоции и сюжеты, что оторваться было невозможно. Поэтому Лаптев и надумал свести вместе талантливую молодежь.
Писали, Миша с Колей под псевдонимом Анатолия Тюркова. Работали ребята долго и слажено на благо общего дела, пока Самсонов не ушел в большие писатели. После чего Егоров достался Викусе.
Первое время женщина не могла сработаться с молодым человеком. Егоров не шел на контакт, а все свои материалы передавал главреду. Викуся бы мигом обратилась к Лаптеву, но его место уже занимал Иванов. А новое начальство бы не пошло на переговоры с журналистами. В общем женщина долго собиралась, но наконец поставила партнеру ультиматум:
- В общем либо ты работаешь со мной, либо катишься на улицу, - заявила Викуся, - Я устала от твоего недоверия и от вечных упреков Иванова.
- И чего ты хочешь? – спросил Егоров.
- Да работай со мной и всё! – воскликнула Викуся, – Не фиг со своей неотшлифованной лабудой бегать к главному. Ты парень талантливый, но не наделил тебя Отец Создатель слогом Пушкина. Так что ты мне материальчик приносишь, я его тук-тук на машинке и в сдачу.
- Колька тоже так говорил, - только и сказал Миша
- Вот видишь! – Викуся уже была уверена, что достучалась до Егорова. Но вместо этого, тот ее просто ошарашил.
- Пока не кинул меня!
- Чего?
- Ты книги Кольки читала? – в глазах Миши появился злобный огонек.
Викуся тут же испугалась, она еще ни разу не видела своего коллегу в таком возбужденном состоянии. Чаще всего Егоров ассоциировался у нее с Пьеро, вечным меланхоликом. Но теперь в поведении парня что-то изменилось.
- Ну, пару книжек пролистала.
- А можешь взглянуть на мои черновики, - попросил Миша, - Я гарантирую тебе понравиться.
Викуся согласилась и в тот самый момент ей в руки попала самая настоящая бомба. Романы Самсонова и Егорова были абсолютно идентичны по сюжету. Женщина была под впечатлением от своего открытия и тут же позвонила Мише.
- Господи он взял твои тексты, - кричала она в телефонную трубку, - Я знала, что Колька не мог так закрутить.
- Вот именно…
- И что же ты будешь теперь делать? – поинтересовалась Викуся, - Надо прижать подлеца.
- Подожду, пока у него кончиться материал, - ответил Миша, - А потом нанесу удар.
- И сколько у него текстов?
- Я показывал ему пятнадцать. Эх, надо было в сети выложить…
Викуся ничего не стала на это отвечать. Если у Самсонова есть запас работ, он может прожить лет восемь-десять, а потом сдать, как и многие писатели. Никто ничего не заметит и Мишка уже никогда не сможет восстановить справедливость.
Прошло пару лет, пока Миша не прибежал к Викусе с очередной книгой Тюркова.
- Кончились романчики у Кольки, - со злорадством сказал Миша, - Теперь мой выход.
- Мишаня, - попыталась остудить Егорова Викуся, - А не поздно ли? Если раньше это имело смысл, то теперь нет. Пусть Колька живет и пишет, как умеет.
***
- Адресок Михаила не дадите? – попросил я.
- Да, конечно, - Викуся начала искать запись в своем мобильнике, - Он, кстати сегодня на работу не явился. Говорит, побили его вчера. Не ребята ли из «Алфавита» постарались?
- Вполне возможно. Вчера один человек пытался обвинить Тюркова/Самсонова в плагиате. И это вероятно был Михаил.
Как только адрес был у меня, я направился к Тюркову. Не следует будить в писателе излишние подозрения, надо во время явиться на встречу. К тому же мне интересно, как Анатолий/Константин будет раскрывать сюжет нашего совместного проекта. То, что автор использует меня понятно. Но вот каким образом? В отличие от Миши Егорова я не пишу целые романы, лишь небольшие отрывки. Да и сюжетом у нас занимается только Тюрков.
Вообще Самсонов поступил неправильно. На мой взгляд, лучше бы он продолжал сотрудничать с Михаилом. Ведь даже настолько неопытный читатель, как я, разглядит разницу между старыми и новыми работами. А в соавторстве с Михаилом, нас бы кормили классными новинками. Но нет, Константин захотел популярность и предал товарища. Может это и есть плата, о которой предупреждал меня писатель? Та самая тернистая дорога популярности? Из-за своего поступка Самсонов теперь так же боиться, что его кинут. Поэтому-то писатель и не мог довериться мне довольно долго!
Рассуждая об этом, я добрался до квартиры Константина. Пару раз я нажал на звонок, но открывать мне никто не спешил. Но я не переживал, ведь писатель дал мне второй ключ после инцидента с Димой. Поэтому я сейчас отопру апартаменты, поставлю себе кофе и еще раз подумаю о своем положении.
Дверь поддавалась на удивление тяжело, но все же я сумел войти в квартиру. И там-то меня и ждал настоящий удар. На полу прихожей, прямо возле входа, неподвижно лежал мой соавтор.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 1053 | Напечатать | Комментарии: 2
       
14 ноября 2011 17:05 Irina18
avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 12.03.2011
Публикаций: 0
Комментариев: 181
Отблагодарили:0
Окончание завораживает. Теперь я с нетерпением буду ждать продолжения вашей прозы. Как напишете пятую главу дайте знать...
       
14 ноября 2011 15:30 adolf5453125
avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 17.07.2010
Публикаций: 0
Комментариев: 812
Отблагодарили:0
Многие такие события описывают, опираясь на свои личные переживания, что лучше всего или исходя из своих наблюдений за людьми в экономике!
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.