Лодка кружится в пруду. Мне наверно на беду! В этой лодке милый мой, Не со мною, а с другой… Повстречал любовь чужую, Чистую, но дорогую! А, пойду-ка лучше к Маньке, И попарю её в баньке… Попросил тебя отдаться! Ты сказала – да ни в жись! Если хочешь целоваться, То сначала «распишись»! После дождичка в четверг, Я тебя совсем отверг! Если б не бы

ДВОЕ. Повесть. Продолжене

26 октября 2017 | Автор: | Категория: Проза
7.
- Мужчина, вставайте. Эй, раб божий, Крестный ход проспите. Все уже отчалили.

«Крестный ход»? Какой Крестный ход? А-а-а!...
То есть, как «ушли»? Что значит, «отчалили»? Почему не подняли? Где Тоня? Зачем не разбудила?
Никого! Ни козел, ни кострищ, ни признаков ночного стойбища. Куда всё делось? А кто меня растормошил?
Ёкалемане! Тонина одноклассница. Точно. Файка-«колышница». И наряд тот-же, клиповый – обжатые окорочка в вареной джинсе.
Совратница! Ты-то чего сюда затесалась?

- А где народ? Куда все делись?
- Во-о-о-н последние к ельнику хиляют. Привет Красавец. Узнал? Догонять будем или здесь останемся?

«Будем», «останемся»… Прыткая одноклассница. Тебе-то что здесь надо, «ходок»?
- Чего же не разбудила тебя Прилипала?

Это она о Тоне? Почему «Прилипала»?
Ответить? Или: «мы незнакомы»?
Вначале встать. Чем это я укрыт? Одеяло, в изголовье подушечка-«думка», на ногах кожан. Чьи?
Тоня, постаралась?

- Чей это скарб? Куда его?
- Кто его знает. Оставь. Кому надо… заберут. На обратном пути.
- И назад Крестным ходом брести?
- Нет. Кто как сможет. Кто пешадралом. Кто на машине. Лишнее до времени здесь кладут. Вот я тебя и утеплила… Заметь, я а не Прилипала, Тонька твоя.
- Почему «Прилипала»?

- А липнет ко всем, как жвачка. За учителями по школе, прям, гарцевала – аттестат с отличием вытанцовывала. В церкви на службе впереди всех лезет, Отцу Герасиму прямо в рот смотрит, к Богу на прием, наверное, попасть хочет. Святоша!…

…Зависть, склоки! Провинция. Сама-то кого в школе окучивала – завуча, директора? С такими-то окороками! Пацанва не зря с тобой тусуется…

- Так. Рванули, одноклассница. А то отстанем от «хода». Вещи кладу у стенки. Видела?
- Ну да. А курточку – мне, Красавец.
- Твоя?
- Вижу, съежился, ноги открыты. Чего это, мол, Тонечка не позаботилась? И накрыла…
….
Вот так «колышница»! М-да. И смазлива, только засупонилась чересчур. Секси-гел провинциального размаха! По сочным окорокам видно: распечатана уже дева. И не раз… «Красавец»… Тогда ты «Красавица»!

- Спасибо, «Красавица».
- Да, я – такая!
...
Повела бедрами. Самоуверенно. Игриво. Поза: «возьми меня»!

- А я тебя, Красавец, еще у пруда засекла… Вместе со Святошей. Смотрим, к кедру чалите. Не наш, не местный. Думаем, ну, дева разговеться решила. Потом глядим, чешешь от нее. Ясно: Тонька бортанула. Хоть не поцарапала?
- Как видишь. А твой дружок в гидрокостюме, чего на нее набросился? Кстати он, очухался? … Шагаем-шагаем! А то потеряемся. Лес же незнакомый.
- Не потеряемся. Тут метки есть. Витька-Вьюн? Прям, «дружок»! Чувак из нашей тусовки. От Тоньки тащится.

Ромео? Соперник? А я думал, насильник…
Ну, и лес – тайга. Где люди? Куда шагать? Похоже, туда. Нет. Там не пройти. Еще и эту тащи за собой! Да собеседуй…
- Потому и прыгнул на девчонку? И на статью об изнасиловании…

Чего это она идет впритык? То животиком наткнется, то грудью… Упругими!

- Офонател, что не с ним пошла. Говорит, ты его чуть не утопил. Искали они вас. Поквитаться. Хорошо, что смылись. А то бы…

Ты пугать меня?! А ху-ху не хо-хо! Теперь-то куда? Где метки? Ни тропинок, ни следов…

- Что – «а то бы…»?
- Рыбок мог покормить…
- Самбист? Погранец? А ху-ху не хо-хо-тят?...
- Ха-ха-ха!

Значит, тусовщики в Крестном ходе? Тогда чего удивляться, что ходоков видимо-невидимо…

- Что и дружки твои Крестным ходом чешут?
- Не знаю. Вроде собирались. Для прикола. Слышь, красавец, а с ней ведь у тебя ничего не получится. Зуб даю.
- Да? Это почему? Мы правильно идем-то? Где твои метки хваленые? Везде чащоба непролазная.
- Правильно, правильно, Красавец. Фригидка она. Длинноногие все такие. Сосуды у них в области таза растянутые, ослабленные. Для секса непригодны. Я в интернете читала… Не то что у нас, пухленьких. Ты погли на меня!
….
Схватила за руку, обернула к себе. Все та же стойка: «возьми меня». Отрепетированная. Все равно ей, где флиртовать, даже в Крестном ходе рисуется… «Возьми меня»! Может взять!?? Ха-ха. Пройти тест на потенцию. Компенсировать прокол со Святошей… Ха-ха.

- Ну, как?...
- Ништяк!

Надо же, где сошлись одноклассники: Тоня и «колышница» с тусовкой. День и ночь, молитвеница и пародия на нее. Наверняка, таких здесь пруд пруди. Да «искателей», вроде меня, грешников-праведников, смехачей-скептиков несчесть… Вот вам и Крестный ход…
Да, Тоня – день. Эта, в окороках – ночь. Но… участлива, совратна. Эта бы у прудочка не сопротивлялась… Не как Антонида-Платонида… А куда мы забрались? Ни назад, ни вперед, сплошь бурелом!
….
- Куда мы забурились, Красавица? Где народ? Куда двигать, подруга?
- Слышь, Красавец, а давай отдохнем. Сколько шагать можно! Устала. Найдем мы ту Платониду, не менжуйся!
- Мы идем-то правильно? Ты хоть соображаешь, куда надо: кругом кусты да кряжи?…
- Понятия не имею.

Блин, все-таки заплутались. Куда нам – направо, налево, назад, вперед? Чащоба со всех сторон. И… откуда этот туман? Среди елей и сосен. Наползает на нас! Что это? О-о-о-о-о! Нога. Проваливается. В яму? Не могу вытащить. Кто-то держит. Чертовщина! А ну рывок, еще. Другая тонет. Трясина?!

- Ты чего, Красавец? Оступился? Помочь?

Прильнула сзади. Прижалась окороками. Обняла, тянет на себя. Рывок левой, правой! Выскочил. Быстрее прочь от провала! Она не размыкает рук. Туман за нами. Тянется как паутина. Она видит? Повернуться, спросить…

- Эй, подружка, ты это видишь, видишь? Что за тума-а-а-а-а?…

Пальцы скользят по ее «окорочкам». Упругим, магнитным. Смыкаются на талии. Обнаженной, рельефной. Что она делает? Встает на колени. Блин, расстегивает змейку брюк. И… уже… в ее руке. Рвущийся, нетерпеливый. Совсем не тот, что два дня назад. И… О! О! Она… его… его… его…

- З-з-з-з-з-а-а-а-ч-ч-е-е-м?...

…………………………………….

- Тебе было хорошо? Красавец?

Было… Было. Зачем? Для чего? И где – в Крестном ходе! Быстрее застегнуться…Эх ты, искатель боженьки. Прелюбодей. Изменить Тоне! И с кем? У-у-у-у, как паскудно! И что теперь делать? Как быть с этой? Отвлечься! Забыть-забыть! Спросить про яму…

- Что тут, норы? Подземные ходы? Куда я валился? Кто меня держал? Кикимора?
- Говорят, там подземные кельи. Для монахов. Я все как надо сделала, Красавец? Тебя хоть как зовут, чувак?
- Да Роман я, Роман.
- Роман? Ха-ха-ха. Класс…

Класс… врезать в глаз… Мне, негоднику, мне. Перед тем бы, как она… Тьфу, как тошно! Отвлечься, забыть!

- Да, похоже на подземелье. Яма без дна. А вот и «кикимора» – корневой побег. Поперек нее. Толстенный. Брр! Как скверно на душе! «Кикимора», отпусти!…

А ей, хоть бы что! Ну, и поколение!

- Все, Подъем. Двигаем дальше. Продирайся за мной.
- Не могу. Возьми меня на ручки, Красавец.
….
Вперед спиной, в чащобу. Пальцы на затылок. Продавить ветки. Еще. Еще. Еще! Уф, прорвался…
- На ручки? Ты ручками работай, сучья раздвигай сучья . Ты хоть знаешь, куда нам, в какую сторону?
- Без понятия. Туда, наверное. К березе, к той, где тряпки болтаются. Видишь? Исподнее чье-то…
- У тебя, смотрю, одно на уме…
- Не-е, точно. Так тут делают: купаются, обливаются, сухое надевают, мокрое на сучья забрасывают. Короче, оставляют. Вместе с грехами. Я тоже трусики с лифчиком несу. В старых окунусь – и на ветки. Чистая стану, как стеклышко. Слышь, Рома-Красавец? Чистая!

Мне бы тоже…оставить… А во что одеться?... Знать бы, наказал роднульке.
Ладно, пробираемся к березе с тряпками. Теперь – к ельнику? А дальше? Там завал. Напролом? Лучше обойти.

- Догоняй, догоняй, чувишка. Что отстаешь? Силы кончились? Потеряешься.
- Куда ломишься, мальчик! Я же не лошадь скакать так… Сил я сколько потратила! Забыл?
….
Забудешь тут! Дальше овраг. В обход его? Иначе никак. Подожди, что это?

- Эй, Красавица, мы тут уже были. Точно. Вон яма. С «кикиморой». Вот тут ты на коленях стояла…
- Нарочно привел? Хочешь еще?
- Отвянь! Я говорю, кругами ходим, топчемся на месте….
- Хочешь-хочешь-хочешь! Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха…..

Истерит? Похоже. Зачем так громко? Громогласно. Оглушительно! Нарочно бузит?

- Красотка, ты что? Фая! Фая!

Блин, я опять тону. Ноги ползут вниз…

- Бежим, подруга. Перестань ржать. Руку, руку давай!

Скорей, быстрей от проклятого места. Вон береза с неглиже. Давай теперь в другую сторону… Ручеек. От святого источника? Наверняка. Значит, нужно по течению вверх. Платонида-дева, помоги приблудным. Подсоби, если ты есть. Выведи к твоему источнику…

- Не разжимай руку, Фая. Бегом-бегом. И перестань хахать! Дура!

Подожди. Что там за деревьями? Дым, костер? Что-то светлеет. Марево какое-то..

- Дым видишь? Запах чуешь? Да перестанешь ты хихикать или нет?

Замолкла, но что с ней? Испугалась! Чего, кого? Лицо – бумага. Куда-то указывает рукой. Что там? Что??

- Ты что, Фая?
- Там…
- Что, что?
- О-н-а!...
- Кто?
- П-л-а-т-о-н-и-д-а…

Свихнулась "колышница". Или?... Да, там что-то есть. Прячется за ветвями. Женщина! В белом. Движется сквозь стволы, будто призрак. Мираж? Явь? Зовет к себе.
Идти? Как? Сквозь заросли?
И… что это?! Они раздвигаются. Освобождают путь.

- Дай руку. Не дрожжи. Держись… за мной…

Вперед-вперед-вперед-вперед-вперед-вперед… Ни на йоту в сторону. Вперед-вперед-вперед-вперед-вперед… За плывущим бело-тканным наваждением. А позади? Остается тропа? Нет! Деревья смыкаются. Этого не может быть! Я сплю? Отнюдь. В моей руке Фаина ладонь. Ледяная. Дрожащая!

- Сколько времени идем? Ты не засекла?
- Н-н-е-е-т-т!... Долго-долго-долго…

И…Ну, кино! Вышли!
Впереди поляна, «ходоки», люди. Люди! Тысячи. Весь Крестный ход.
А где привидение? Где белая женщина? Где дым?
Никого. Ничего.
Рядом лишь остолбеневшая, трепещущая совратница.

- Все! Мы выбрались. Вышли! Да перестань дрожать. Все в порядке!
- Это была она. Она. Говорят, является смертным грешникам.
- А мы что – праведники? Учинили… в Крестном ходе… Нашли место и время… хороши, ничего не скажешь… Ладно. Да не дрожжи ты, в конце концов! Короче, все! Разбегаемся.
- Нет, как? Мы же… были… вместе. Я же… с тобой…
- Да, были… было… была… да. Теперь ты на запад, я на восток.
- Нет.
- Да!
- Ты к Святоше? Я с тобой.
- Фая, ты хочешь все испортить? Не думаешь встретиться со мной еще раз? Снова? Потом?
- Да. Да.
- Тогда исчезни. Пока. Я найду тебя. Сам.
- Как?
- Давай номер мобильника… Так. Записал. Завтра позвоню.
- Фейкуешь?
- Слово погранца. Спасибо за куртку. И за… Ты хорошая. Увидимся…Не забудь одежду после купанья по кустам раскидать. Адью, подруга!

И – за высокий кустарник, подальше, подальше… от… от… !....
Надо отдышаться! Душой, сердцем. Осмотреться, определиться, что, где, ку-да?.................................................................................................................
Немного отлегло.
Так, вон ручей. Вдоль него народ, обливается, пьет, набирает воду в бутылки, фляги, без стеснения сбрасывает вымокшее белье, облачается в сухое. Дальше что-то вроде омута, полыньи. Вокруг столпотворение. Окунаются? Похоже. Выше металлическая маковка с крестом. Вдали домик. Возле – прислонена аккуратной пирамидой церковная утварь – иконы, хоругви, лик Платониды – символы Крестного хода. Значит, там отец Герман, а с ним и «Прилипала»-«Святоша» Тоня. Под деревьями, кустами, на полянках рассаживаются группами и поодиночке прошедшие водные процедуры. Извлекают и раскладывают съестное, соки, и… что – вино? Конечно. Праздник-венец Крестного хода, встречи с Платонидой, исцеления болячек и жизненных невзгод.
Это по-нашему.
А за соснячком, на опушке что? Стоянка? Да, вижу мотоциклы, велосипед. Может, и отцова «копейка» там? Бательник прорвется. Он – такой! Даже если нет, – туда надо двигать. Где их еще искать в таком муравейнике!
Мне к ним? К Тоне? К источнику? К купальщикам?

- Привет, крутой! Чо, грехи отмывать притопал?

Файкина компания! Прилипшие ко лбам волосы. В руках мокрая одежда. И тот, в гидрокостюме тут…

- Уже купнулись, огольцы? Эй, Ромэо, ты свой хмель смыл? Покаялся перед Платонидой? За позавчерашнее. Или в полиции исповедоваться будешь?
- А это видишь? Счас позабросим на сучки – и аля-улю. Нету греха.

Точно. Швыряют мокрое тряпье на деревья. Интонации мажорные. Чудо Платониды?
Скрылись за соснами-елями. Как они от своей Фаи-то отбились? Или – она от них?

А мне – на пригорок, в ивовые заросли: и обзор что надо и маскировка сто пудов: погранец должен видеть все, его никто…
…Так куда мне? Разложим по полочкам. С самого начала. С того, как ввязался в Крестный ход.
Зачем? Для чего?
Искал Бога? Притянула людская масса? Пошел за Святошей?
С Богом проблемы. Что-то почувствовал в песнях «хода». И только. Еще удивил «батюшка», молодой, начитанный, ни в чем, впрочем, не убедивший. Уел Паскалем. Потрясли вериги, унявшие судорогу, исцелившие боль. Но божьей ли силой? Может манипуляциями «святой» Платониды?
Насчет массы. Ес, «ход» впечатлил многолюдием, супер выносливостью «ходоков». Необъяснимой. Влияние свыше? Или банальный закон толпы, умножающей энергию за счет участников?
И о Тоне. В кокошнике – она супер герл. Но под большим вопросом. Давно усек, в пику умникам-гуманитариям: мир держится на двух «китах» – мужчине и женщине. От них – все: семья, дети, группы, страты, общество, человечество. Что создадут двое, какие нравы, понятия выберут, такими через них будут семья, группы, страты, все общество. Таким будет мир. Сперва не брал ее в расчет – хихашница-провинциалка, дева на один заход. Потом обнадежился: а не пара ли мы? Не «кит» ли она мне, а я – ей? И повлекся. Сюрприз негаданной встречи, она цветет. Отлично! Классно!
…А утром покидает спящего!
Забыла? Оставила нарочно?
Обиделась за выходку с веригами? Совестно перед «батюшкой» за неверующего? Просто дала выспаться? Или она и впрямь «прилипала», расчетливая щучка? Мне на колени прыгнула – закадрить. «Отца» Германа пасет из-за церковных «коврижек». Работает под личиной рабы божьей. Нет, такая она мне не «кит», не пара! С такой мира не сотворишь…
Ладно, «Святоша»..
Почему не разбудили «ходоки»? А если бы я отстал, потерялся? Здесь что – каждый за себя? Им до балды – дойду я или нет? А где братство «хода»?
И вот меня поднимает. Кто? Совратница. Расхристанная сексопилка – продукт провинциального порока, «колышница»! Предварительно утеплив, подложив подушку, накрыв курткой.
Разбудила и… возбудила. Специально? Охотилась? Скорее всего, случайно наткнулась. И зависла. И добилась своего. А я не устоял. С голодухи? В пику Святоше? Но – Крестный ход! Но – чистота! Но – благость! Но надежда на «Прилипалу»! Все – по боку? Из-за плотской вспышки. Грешного взрыва.
Вот где Бога не было точно.
Но тогда кто?
Эй, погранец, а ну-ка не лукавь. Не такой уж ты профан в этих делах. Если поработал не Бог – то, значит, – понятно, кто: его враг, падший ангел, дьявол. Которого тоже не существует. Конечно. Раз Бога нет, то нет и дьявола. По крайней мере, я его не искал! Может, он сам нашел и пасет меня? Ха! Значит, это он сделал так, чтобы я рухнул, стал осквернителем Крестного хода, сокрушителем устоев? Чтобы стал предателем! Хитроумная отмазка…
Нет, шурупь без бреда. Виноват я только перед Тоней. Если предал, то ее…
Зато потрафил другой, Фае! Для нее я Рома-Красавец! Не хило она стенала: «Нет, как? Мы же… были… вместе. Я же… с тобой… !». «Была»! Схватить за… и… это – «была»? Но я же поддался! Вспыхнул. Подожди, так, может, Фая и есть моя пара, мой «кит», искомая составляющая мироустройства? Может с ней, участливой, чарующей... царапнувшей главное, «живое»...и установить миропорядок жизни?
Альтернатива, блин!
Почему, нет? Но… провал в преисподнюю… Капкан «кикиморы»… Плутание по лесу... Это как понять?
А… туман? Беспричинный, противоестественный?
А видение призрака? Женщины в белом, зовущей за собой?
А расступающийся и смыкающиеся за спиной бурелом?
Это же был не сон. Не мираж. Не плод фантазии. Не выдумка.
Так было! Было!
Чьих рук дело? Бога? Дьявола? Платониды?
Во имя чего?
Спасения после грешного беспамятства, соития заслуживающих лишь развенчания, попрания, презрения…Но никак не света, не отворяющейся тропы и призыва идти по ней.
Для чего эта протянутая рука?
Для самоистязания? Терзания случившимся? Самоказни осрамленной совестью?
И как мне теперь жить с этим? Куда податься?
К Тоне? После случившегося? Нет.
К маме? К отцу?
К ним! К ним, родным, открытым грешному, потерянному, порочному отпрыску. Потому что они оба – те самые «киты», на которых стоит мир – мой мир, мир брата и сестры. Стоит прочно и надежно. Вот где воистину Бог, если он есть. Чего мне его еще искать?!
Делаю дозвон и – к мотоциклам.
Эх, связи нет. Глушь!
Ничего. Найду. Погранцу не привыкать. Вперед, Рома, – к добромудрому отцу и благосветлой «роднульке»!
Э-э-х!


Своё Спасибо, еще не выражали.


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 85
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 67 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Панель пользователя
Рубрики журнала
Важная информация
Колонка редактора
Именинники
Сегодня поздравлять некого
Конкурсы
Популярные публикации
ТОП публикаций месяца
ТОП комментаторов месяца
» dandelion wine (114)
» Антирозочка (68)
» klimspb (54)
» Ефим Мороз (54)
» DmitryGlazov (51)
» Волк (45)
» snovao (41)
» лешка питерский (37)
» monter (32)
» Альфа (29)
Онлайн
Пользователей онлайн: 34
Гостей: 30
Зарегистрированных: 4
» engladBub
» mn.kuglov1953
» idazq60
» Gnargact
» Все пользователи за 24 часа

Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.