Рыбак мечтал поймать большую рыбу На удочку простую, на живца, И в море выходил он без конца, И рыбу караулил эту, либо Неистово просил о ней Творца – Рыбак мечтал поймать большую рыбу. И, наконец, свершилось – небеса Особенно к нему благоговели. И удочку закинув, в самом деле, Без спешки, суеты и канители Поймал-таки ту рыбу! Чудеса… Знать, благо

Страшный суд

6 сентября 2017 | Автор: | Категория: Юмор
Театральное вступление.
Режиссёр, трагик, комик.

Трагик:
Мой истинный и преданный ценитель,
Кто наблюдает ревностно за тем,
Что мы несём, и что выносит зритель,
Мы в эти стены, он из этих стен.
И те, кто оказался здесь случайно
(Пришёл немного время скоротать),
И те, кому театр - это тайна,
Которую он хочет разгадать.
И те, кто произносит с этой сцены,
Тот бред, что наворочал драматург,
Взвинтив на глупость до предела цены
И обесценив всё бесценное вокруг.
Вы все, играйте и творите вместе с нами,
И трезвые и те, кто слегка пьян,
Бросайтесь без стеснения словами -
Дурную пьесу не испортит балаган.
А если мы совместно с драматургом
Начнём нести со сцены всякий вздор,
Вы намекните нам яйцом или окурком -
Нам всем на пользу пережить позор.
Быть может мы немного поумнеем
И перестанем непрерывно повторять
Всё то, о чём понятья не имеем,
С безумной целью на умы влиять.
Театр, Слава Богу, не трибуна,
Здесь неуместно лозунги кричать.
Здесь может к облакам поднять Фортуна,
А может ляпнуть пошлости печать.
Театр - это отраженье мира,
Простите пафос мне, но старые слова
Дошедшие до нас из пьес Шекспира -
Давно окаменевшая трава.
Театр - мир! Актёры - это люди!
И пусть с орбиты вырвется Земля,
Но мы актёрами теперь уже не будем,
Мы знаем цену этому не зря.
И мы не станем повторять идей,
Под час, построенных на низменных пороках,
Не станем доморощенных вождей
Цитировать как истинных пророков.
Мы поиграем здесь в шутов и королей,
В преступников, злодеев, адвокатов,
Перенеся абсурды наших дней
Туда, где шут юродствовал когда-то.

Комик:
Ой, дяденька, куда вас занесло!
Так высоко вы сроду не летали,
Одновременно вы развенчивали зло
И как на митинге возвания метали.
И если б я не знал, что вы актёр,
Я вам поверил бы, как нынче верят в Бога,
Кому марионеточность в укор
Вы предъявляете так страстно и так строго?
Уж не Шекспир ли вам перебежал
Дорогу на пути к вселенской славе,
Но если б он, вдруг, из могилы встал
То, несомненно, разделил бы её с вами.
Вам уже мало нынешних писак,
Что лишь на пасквили растрачивают силы,
Я слушал вас и не пойму никак,
Зачем помои льёте на могилы?
Затем, чтобы подняться самому?
Так делайте, что может вас возвысить,
Но это невозможно дураку,
Куда как проще мёртвого принизить.
Но с грязью мёртвого перемешать нельзя,
Давно смешалось с грязью его тело,
Но как не стыдно, поверху скользя
Словами пачкать чьё-то дело!
Весь мир - театр! Люди в нём - актёры!
И эти люди, безусловно, повторят
Всё то, что им прикажут режиссёры,
Что в царских ложах нога на ногу сидят!
А если же актёр не помня текста,
Произнесёт крамолу или вздор,
То в этом мире не найдётся места,
Где не найдёт его придворный режиссёр!
Так было, есть и так оно и будет!
И никакой демократический рассвет
В холопе господина не разбудит,
Его там нет! Его там нет!

Режиссёр:
Вы видите, какие у нас страсти,
Им палец в рот, как говорится, не клади,
Без промедления прихлопнут свои пасти
И без руки останешься, гляди.
Они и в жизни такие ж забияки
Лишь встретятся как тот час шум и гам,
Грызутся как сведённые собаки
И целый день, то тут, то там.
Они на этой сцене всегда вместе
Играют антиподов, и тогда
Неистребимое желанье страшной мести
Не подводило их, поверьте, никогда.
За каждого из них я не заступник,
Но с удовольствием использую их спор -
Уж если трагик у меня преступник,
То комик непременно - прокурор.
Но вот недавно мне попалась пьеса,
Я дал прочесть её вот этим двум хмырям,
И после долгого "судебного процесса",
Они всю пьесу превратили в балаган.
Судите сами, что мы натворили,
Я возражал, конечно, но они
Так убедительны в своём согласии были,
Так пусть подельников играют в эти дни.
Итак, мы представляем на ваш суд
Трагикомичный "Страшный суд"!




Действующие лица:

Судья, прокурор, присяжный, 2присяжный, истец Иван Петров, адвокат Петрова, адвокат Вышибалова, адвокат Грабанюка, адвокат Быдлакова, жёны Грабанюка - 4шт., гости с Кавказа - 2шт.(один - мелкий, другой - крупный), урки Сохатого - 3шт., охрана суда - 4шт., секретарь суда, помошник судьи, подсудимые: Григорий Грабанюк, Владимир Вышибалов, Емельян Быдлаков ( все подсудимые сидят в клетке)


ЧАСТЬ - 1
Сцена - 1. Действие - 1.

Секретарь:
Встать! Суд идёт!

Судья:
К нам поступил на рассмотренье иск
От гражданина правовой державы.
Не мог без слёз читать я этот лист,
Но перед запуском орудия расправы,
Желает правый неподкупный суд
В составе моей чести и присяжных
Послушать, что же здесь наврут
Куча преступников и адвокатов

Присяжный: важных.

Судья:
Что пострадавшая имеет сторона
Сказать суду и публике почтенной?
Но перед тем как выдвинет она
Свои претензии, мы все первостепенно
Послушаем, что скажет прокурор,
Кто здесь преступник, кто здесь вор?

Прокурор:
Я вам хочу напомнить господа,
В районе "Страшном" есть деревня "Крадуниха"
И если вы загляните туда,
То, несомненно, обнаружите как лихо
Там десять лет боролись с воровством,
И результат, естественно, сказался -
Ещё пять лет назад последний дом
Лишь кучей мусора и пепла оказался.
А уголовный кодекс "Крадунихи"
Содержит две статьи и резюме,
Где отмечается, что все воры и психи
Должны немного посидеть в тюрьме.
Так вот, как отмечается в законе,
По статье первой следует привлечь
Всех тех, что воровали в этой зоне,
То есть в деревне "Крадуниха", и свой меч
Обрушит беспристрастная Фемида
На тех, кто выкрал семьдесят мешков
Муки отборнейшей засушливого вида,
На двух страшногородских мужиков.
И я прошу высокий суд учесть,
Что следственная группа отмечала,
По названному пункту, Ваша честь,
Проходят Грабанюк и Вышибалов.
А вот страшногородец Быдлаков,
Который воровал в городе "Страшный",
Пролез, как говорят средь мужиков,
С кирзовой рожей в ряд калашный.
Судите сами, положенье таково -
В страшногородском кодексе законов
Нет ни одной статьи за воровство,
Но есть подпункт за варку самогонов.
Пусть нет статьи, но следует пресечь
Преступность в корне и, кончая слово,
Я думаю, что следует привлечь
По данному подпункту Быдлакова.

Судья:
Мне очень жаль, но обвинение невнятно,
Весьма сумбурно и загадочно оно,
То, что воруют всем понятно
И всем известно в целом мире, но
Хочется услышать от истца,
От адвоката фермера Петрова,
За истину бессмертного борца,
Что у кого украли? Ваше слово.

Адвокат Петрова:
О, Ваша честь! Беспрецедентный случай,
Украли сразу семьдесят мешков
Муки пшеничной, и падучей
Прихвачен был в тот день Иван Петров.

Судья:
Так кто же, наконец, укал и у кого,
Я не пойму из ваших объяснений!

Адвокат Петрова:
О, Ваша честь! Но дело таково,
Что здесь цепочка краж и ограблений:
Иван Петров был обворован Гришкой,
А Вышибаловым - Григорий Грабанюк,
Владимир Вышибалов как мальчишка
Ограблен Быдлаковым, дальше, вдруг,
Цепочка рвётся, Ваша честь,
Мешки искать придётся здесь.

(Подсудимые откровенно хохочут).

Прокурор к подсудимым:
Оставьте пошлые смешки
И отвечайте - где мешки?

Адвокаты: (Быдлакова, Грабанюка, Вышибалова)
Мы протестуем, Ваша честь,
Здесь неуместны ложь и месть!

Судья: (к прокурору)
Протест уместен. Господа,
Суд - это храм прав человека,
Коль не доказана вина,
Будьте посдержанней, коллега
(к адвокату Петрова, продолжайте)

Адвокат Петрова:
О, Ваша честь! Начну сначала,
От прокурора прозвучало,
Что деревню "Крадуниха"
Посетило злое лихо:
Брошена деревня та,
Но Иванова чета
Порешила ту деревню
Перестроить в свою ферму,
Результат был на лицо:
Дом построен и крыльцо,
Два свинарника, овин,
Молокозавод один,
Стоит башня для воды,
Дым поднялся из трубы,
Дал Иван для всех тепло,
Одним словом дело шло
И за пять недолгих лет
Стала ферма - лучше нет.
Государству сдают хлеб,
Пять сортов бобов и реп,
Мясо, овощи и фрукты,
Там и сям услышишь стук ты.
Люди стали возвращаться
И к Ивану наниматься
Кто дояркой, кто жнецом,
Кто швецом, кто кузнецом,
Кто-то булки начал печь
И Ивану можно б лечь
И лежать весь день, но он
Не вельможа, не барон,
Его цель не наслажденье,
А деревни возрожденье!

Прокурор:
Но вместе с возрождением деревни
С успехом возродилось воровство.
Известно, что древнее древней
Эта профессия, занятье, ремесло?
Право, не знаю, как это назвать!
Везде зовётся это преступленьем,
А вы здесь норовите навязать
Нам некую идею возрожденья.

Адвокат Петрова:
Я протестую! Ваша честь, я протестую!
Воруют страшногородские всегда,
Эти мерзавцы, что впустую
Живут, без пользы, без труда.

Судья:
Но воровство-то существует,
Я только этим возмущён,
А вор по-прежнему ликует,
Значит, протест ваш отклонён.
И я прошу вас, господа
Друг друга не перебивайте,
Мы так до Страшного суда
Суд не закончим. Продолжайте

Адвокат Петрова:
Я напомню, цель Ивана
Не разбой - тропа тирана,
Не грабёж, не разгильдяйство -
Подъём сельского хозяйства.
И лишь солнышко пригреет,
Снег сойдёт и потеплеет,
Как Иван (привычка что ли)
Вновь выходит в чисто поле,
Не с лошадкою сухой,
Не с прабабушкой - сохой -
С мотоблоком, да и с плугом
И идёт за ними цугом,
Нет его на свете краше,
Иван землю свою пашет,
Пашет ночью, пашет днём
И рубаха вся на нём
Уже мокрая от пота,
Тяжела его работа,
Но он выполнит её,
Он для этого живёт!
На руках его мозоли,
Но не ощущая боли,
Он закончит дело в срок,
Он на этом поле - Бог!
Вот и вспахана земля,
Стали чёрными поля
И Иван хозяйским взором
Пробежится по просторам...
Сняв штаны и голым задом,
Он на пашню сядет рядом
С плугом или мотоблоком.
Верный дедовским урокам
Минут десять посидит,
Встанет, плешью повертит,
Сбросит с задницы навоз
И ответит на вопрос -
Что Иван Петров, пора
Сеять завтра же с утра?
И в преддверье летних гроз,
Рожь, пшеницу и овёс -
Символ жизни и добра,
Сеет Ваня - сын Петра.
Но пока созреют злаки,
Его помыслы трояки:
За ростками проследить,
Приготовить, чем косить,
Перекрыть худой амбар,
Кроме этого нагар
Надо вычистить из труб,
Для крестьян построить клуб,
Ну, короче много дел -
И скотина и жена,
Ох, забота всем нужна!
Иван тащит это бремя,
Незаметно летит время,
Когда ж Ване отдохнуть?
Глазом не успел моргнуть,
Как ядрёная пшеница
Уже в поле колосится,
Там и рожь, там и овёс...
На носу уже покос,
И Иван, рубаху сбросив,
С мужиками вместе косит.
И мечтает как в амбар
"Золотой" свезёт товар
И тогда уж отдохнёт,
А пока, вперёд, вперёд!

Прокурор:
Вы говорите, косит с мужиками!
Но урожай-то прячет в свой амбар...
Он тащит семимильными шагами
Деревню в рабство, а большой навар
Он без стыда в карман положит свой,
А мужиков как следует, напоит
И сразу же поганою метлой
Всех со двора хозяйского прогонит.
За что ж боролись наши деды?
За рабство? До победы?

Адвокат Петрова:
Я протестую, Ваша честь! Я протестую!
(к прокурору)
Вы предъявили обвинение истцу!
Толчёте воду в ступе, но впустую,
К тому же вам, простите, не к лицу
Кричать о рабстве, где кишит свобода
"Малиной" распустившегося сброда!
Вы лучше направляйте своё рвенье,
Чтобы преступникам построить обвиненье!

Прокурор:
Я попрошу вас - придержите оскорбленья,
Известно мне кому что предъявлять.
Я истину ищу, а не коренья
И вынужден под каждого копать!

Судья:
Истец здесь прав и принят ваш протест,
Я только лишь замечу прокурору -
Трудом разбогатеть - тяжёлый крест,
Но не дадим обогатиться вору.

Адвокат Петрова:
Что касается Ивана,
То встаёт он очень рано,
И работает как вол
Не приемля произвол.
И Иван всегда таков,
Он не поит мужиков,
Как положено зарплату
Всегда денежкою платит,
Кто натурою берёт,
Потому-то каждый год
Все идут к Ивану снова...
Любят фермера Петрова!
Но уборка позади
И амбар уже набит,
Полон погреб и чердак,
И труба дымит не так.
Отдохнул Иван три дня
И опять пошёл в поля,
Не ропща на свою долю -
Мечет он навоз по полю,
Но услышав странный стук,
Он вернулся в дом и вдруг,
Что он видит? Боже мой!
Нет машины дорогой,
Нет телеги и пшеницы...
Впору только удавиться,
Но Иван, решив пожить,
Пошёл в органы звонить.

Судья:
Иван Петров! Прошу вас встать!
Поклянитесь только правду
На все вопросы отвечать.

Петров:
Клянусь говорить правду,
Одну только правду
И ничего кроме правдивой правды.

Судья:
Иван Петров! Всё было так
Как изложил ваш адвокат?

Петров:
Именно так, именно так,
Во всяком случае, надеюсь,
Что адвокат мой не дурак,
Чтобы нести всякую ересь.
Хочу добавить лишь одно,
Что жалкий вор поступком этим
Не у меня украл зерно,
Оно предназначалось детям!
В страшногородский дом сирот,
Где, скажу, на самом деле,
Вот уже не первый год
Хлеба досыта не ели!
Дети - наше продолженье!
И не мне вам говорить,
Что такое отношенье
Может Родину сгубить!
(в сторону)
Однако, хорошо сказал,
Даже сам не ожидал.

Судья:
Что нам сказать имеет обвинитель?

Прокурор:
Ваша честь! Вор - страшногородский житель
Григорий Грабанюк и по закону,
Где статья первая, естественно, гласит,
Что всякий вор или грабитель, безусловно,
В тюрьме лет пять иль десять посидит.

Судья:
А что ответит нам защита?

Адвокат Грабанюка:
Ваша честь! Судьба как сито
Григория Грабанюка,
Куда не сунься - там пробито,
Там - дырка, там - трещит пока.
Короче, мрачная картина,
Жизнь - горький хрен, а не малина.

Грабанюк: (подельникам)
Во даёт! Молодец! Правильно брешет, жизнь дюже хреновая.

Адвокат Грабанюка:
Теперь прошу вас, Ваша честь,
Воображение напречь:
Дымит труба завода,
Трамвай чеканит стук,
Живёт четыре года
Григорий Грабанюк
Почти что у столицы,
Дороги только час,
Для этого жениться
Пришлось четвёртый раз...

Прокуор:
Прошу прощенья, Ваша честь.
Все его жёны в зале, здесь?


Жёны Грабанюка:
Тута, тута, мы тута!

Адвокат Грабанюка:
Жена была богатой,
Её он уважал,
А что чуть-чуть горбатой
Почти не замечал.
Она была худая
И со своим горбом
Как русская борзая
Гляделась с Грабанюком...

Четвёртая жена:
Гришенька, чё это он несёт-то? А?

Грабанюк:
Эй, хамло! Ты на свою-то, посмотри!
Чучело-чучелом, а ты норовишь её на конкурс красоты, что ли?

Судья:
Обвиняемый, спокойно,
Прошу вести себя достойно

Адвокат Грабанюка:
И дети у них были,
Воспитывая их,
Поочерёдно били,
Они всех семерых...

Четвёртая жена:
Это неправда! Не правда, я люблю своих милых деток!
Гришенька, чё это деится, а? Заткни этому гаду глотку!

Грабанюк:
Ну, блин! Я тебе, падла, кишки-то выпущу! Меняй, сука, пластинку...

Охранник:
Рот закрой, и сиди тихо. Тебе слова не давали.

Адвокат Грабанюка:
Но грянула реформа
И для родной страны
Не столько уж платформа
Сколь денежки нужны,
А где они берутся
В верхах понятно всем,
Куда и кем даются
Известно даже кем.
И вот, единым махом,
Всего за пару дней,
Все сбереженья прахом
Пошли у всех людей.
И из трубы завода
Исчез куда-то дым,
И Гришка за полгода
Стал как жена худым.
Теперь он безработным
Поставлен на учёт
И целый день голодным
В метро псалмы поёт.
На бирже, в месяц дважды
Не требует он льгот,
Он просит чинов важных
Каких-нибудь работ,
Ведь дома плачут дети,
Они желают есть,
Пусть правды нет на свете,
Но совесть у вас есть?
Ему же отвечали -
Для вас ничего нет
И взглядом провожали
Печальный силуэт.

(Грабанюк, прикрыв лицо руками, плачет, нервно вздрагивая)

Жена стала крикливой
И водкой увлеклась...
О, как несправедлива
И как жестока власть!
Его любой обидит,
О, как страшна судьба,
Он ничего не видит
В жене кроме горба.

Четвёртая жена:
Гриша! Чё он опять обзывается?

(Грабанюк громко рыдает, его успокаивают подельники)

Адвокат Грабанюка:
О как несправедливо
Жить с пьяным горбуном!
И дети как крапива
Жгут душу всем гуртом.
Григорий чтит законы,
Но с некоторых пор
Моральные препоны
Уже ненужный вздор.
И он, как Санчо Панса,
Как умный Дон Кихот,
Решил в порыве транса
Отправиться в поход
Без лат и без оружия
На мельницу, с утра!
Украсть муки для ужина
Хотя бы полведра.
Пусть это некрасиво,
Пусть пропадает честь,
Но это справедливо,
Ведь дети хотят есть!

Зал подхватывает: справедливо, справедливо!
Грабанюк теряет сознание, падает со скамейки. Адвокат и жёны подбегают к клетке, просят помощи.
Секретарь приносит нашатырь валерианку. Грабанюка приводят в чувство.

Грабанюк: (адвокату)
Не трави ты душу, добрый человек, не трави. Сердце-то не камень.

Адвокат Грабанюка:
Он едет в электричке,
Как много, много лет,
Он следует привычке
Не покупать билет.
Решить эту проблему
Ему не суждено,
Ведь звонкую монету
Не видел он давно.
А здесь вдруг контролёры
Возникли на беду,
И Гришку словно вора
Швырнули на ходу
Из мягкого вагона
На гравийный кювет,
И хряснулся с разгона
Он мордой об пикет...

Грабанюк:
Сволочи! Не справедливо!

Зал подхватывает: несправедливо, несправедливо! Произвол! Безпредел!.

Охранник Грабанюку:
А я-то думал, что ты с рождения припадочный, а ты, оказывается, головкой вдарился.

Адвокат Грабанюка:
"О, как несправедливо!" -
Григорий завопил,
А мимо торопливо
Составчик просквозил.
Но Гришка был настырным,
Поднялся и пошёл
За спиртом нашатырным,
Ведь как нехорошо
В разбитом состоянии
Питанье добывать,
Так можно и сознание
Нечаянно потерять.
Идёт он и за полем
Виднеется барак,
А над бараком с воем
Вращается ветряк.
"Что, Грабанюк, наверно -
с собой он говорил -
«Всё это будет ферма»
И тот час поспешил.
Он подошёл поближе
И видит за избой
Под черепичной крышей
Амбар, значит с мукой.
Кругом сидят сороки
Вороны и чижи,
А в стороне "Чероки"
Стоит и не души.
Вот Грабанюк в амбаре,
А там на стеллажах!
Лежала в мешко-таре
Мука, он только "Ах" -
Воскликнул и мгновенно,
Как будто заводной,
Стал загружать телегу
Пшеничною мукой.
Но вот "его" телега
Уже полным полна
И будто бы от снега
Она белым бела,
Он подогнал "Чероки",
Телегу прицепил
И по большой дороге
Спокойно попылил.
Он едет и улыбка
Не сходит с его губ,
Удачная попытка,
А ферме просто глуп -
Оставил без пригляда
Хозяйство в наши дни,
Вот то-то будет рада
Семья его, они
Его сживут со свету
За этот катаклизм,
Чем он заплатит ренту?
Увы, капитализм
Беспечность не прощает,
Жестока жизнь, мой друг...
Здесь Гришка замечает,
Что возникает вдруг...

Судья:
Вы утверждаете, коллега,
Что Грабанюк осознавал,
Мука, "Чероки", и телега,
Несут убытки и скандал
Неотвратим в чужой семье?

Адвокат Грабанюка:
Да, Ваша честь, он даже все
Решил мешки тот час вернуть,
Уже пытался повернуть,
Проделав на разъезде круг,
Но повторюсь, возникло вдруг:
Там, посреди дороги,
Весь в уличной пыли,
Стоял, расставив ноги,
Мужик, не обрулить,
Пришлось остановиться,
Мужик подходит и
Показывать стремится
Все бицепсы свои.
В лицо кулак пихает,
Огромный, как ведро,
И грозно вопрошает:
"Откедова добро?"
А Гришка отвечает:
"Да видишь ли, да я
С утра не кушал чаю
И вся моя семья,
На просто нету мочи
Уже который день,
Блинов и хлеба хочет" -
Такая дребедень.
"Да ты, любезный, жулик,
Ты заурядный вор,
Считай, ты уже жмурик" -
Прервал он Гришкин вздор,
Распахивает дверцу
И лупит Гришку так,
Что замирает сердце...

Грабанюк: (глядя на Вышибалова)
Животное! Маньяк!

Судья:
Владимир Вышибалов, прошу встать
И поклянитесь только правду
На все вопросы отвечать.

Вышибалов:
Клянусь, век воли не видать.

Судья:
Вы признаёте это обвиненье?

Вышибалов:
Признаю, но, тем не менее,
Я исполнял свой долг администратора -
Экспроприировал экспроприатора,
Ведь я являюсь членом комитета,
В составе поселкового совета,
По истреблению воров и по району
Обязан принять меры по закону.

Грабанюк:
Чё это за закон-то такой, морду бить до посинения?
Маньяк!

Охранник:
Сиди, не вякай, урод!

Судья:
Всё понятно, но пока
Вы не сказали где мука?
Простите, семьдесят мешков
Укрыть не так-то уж легко.

Вышибалов:
Всё очень просто, Ваша честь,
Они сданы сержанту Быдлакову,
Но я успел их перечесть -
Шестьдесят восемь их по протоколу.

Судья:
Что вы ответите на это, Грабанюк?
Два мешка исчезли вдруг.

Грабанюк:
А чё говорить-то, еду я, значит, а навстречу гаишник палкой махает, ну я и встал. Стою, значит. А он, это, и говорит - "и чего, это, у тебя тута не так?". Как, это, спрашиваю, не так?. А он - "сам не пойму, но чего-то у тебя тута не так. Я говорю чё не так-то? Машина, есть? – есть. Колеса четыре? – четыре. Телега, есть? – есть. Колёса деревянные? - деревянные, оглобли есть? - есть, привязаны? - привязаны и чего у меня тута не так?. А он и говорит - "перегруз у тебя, вот чего тута не так, скидавай, говорит, два мешка. Ну, я и скинул, понимаешь.

Судья:
А как фамилия инспектора ГАИ,
Которому отдал мешки свои?

Грабанюк:
Так мешки-то не мои, и чего резину-то тянуть, ноги надо делать. С Ванькой-то нехорошо получилось. Поймает, думаю, дороже выйдет.

Адвокат Быдлакова:
Прошу прощенья, Ваша честь,
Мой подзащитный просит слова.

Судья:
Ну что ж, пора услышать здесь
Аргументы Быдлакова.

Быдлаков:
Я получил от Вышибалова
Только три мешка муки.

Судья:
Что скажите на это, Вышибалов?

Вышибалов:
Я сказал уже немало,
Теперь пусть говорит мой адвокат.

Судья:
Пожалуйста, вам слово.

Адвокат Вышибалова:
Я очень рад,
Что подзащитный мой - Владимир Вышибалов
Известный в "Страшном" человек,
С которым население связало
Строительство барделей и аптек.
Но я не буду забегать вперёд,
Начну, как говорится, всё сначала,
Чтобы немного просветить народ,
А этого уже совсем немало.
Вова в детстве был хорошим парнем,
Был отличник он и никогда
В птичек не стрелял тяжёлым камнем,
Строил он скворечники всегда.
Он умел играть на пианино
И на скрипке он умел играть,
Перед сном любил про Чиполлино
Сказку, непременно, почитать.
Рос он очень быстро и, заметно
Вырос метр восемьдесят пять,
Полюбил он бодибилдинг беззаветно,
Полюбил он бицепсы качать.
Часто занимался он до боли
В бицепсах и в мышцах на ногах,
Даже стали вырастать мозоли
На больших ладонях и мозгах.
От мозолей стал Володя странным,
Стал он задавать себе вопрос -
Ну кому с такою силой окаянной
Раздробить колено или нос?
Пусть все знают, что он самый-самый,
Во всём "Страшном" равных ему нет
И поэтому гвоздём его программы
Должен стать удар и пистолет.
Вольдемар заметно пошёл в гору,
В "Страшном" уже знают его все,
Он известен даже прокурору
В буйной необузданной красе.
Он завоевал весь местный рынок
И сегодня, вон, ему несут,
Кто сметану, кто патроны, кто ботинок,
В благодарность от народа даже в суд.

Возле клетки образовалось толкучка. Все передают через прутья Какие-то предметы, свёртки.

Он герой народный - Робин Гуд,
Ненавидит он несправедливость
И страшногородцы не дадут
Растоптать его непогрешимость.

В зале скандируют - свободу Вове Вышибалову! Руки прочь от Вовы!

Судья:
Господа! Я призываю вас к порядку!
Недопустимо здесь давление на суд!
(обращаясь к охране)
И пусть коньяк, сигары и берданку
Немедленно из зала унесут.
Суд разберётся, кто здесь виноват
И примет меры в соответствии с законом,
Уже и так повсюду говорят,
Что мы потворствуем жуликам и ворам.

Шум в зале не прекращается, кричат - свободу Вове Вышибалову!

Судья:
Суд лишает слова адвоката!
Научились каждый день митинговать...
Какая сторона здесь виновата
Уполномочен только суд определять!

Вышибалов:
Лишить защиты? Не имеешь права!
Ты конституцию внимательно прочти,
И на тебя отыщется управа,
Не фраер я, любезнейший, учти
Два чемодана компромата у меня,
А он, вдруг, адвоката лишил слова...
Сажать здесь за решётку буду я,
Тебя и прокурора и любого.

Адвокат Вышибалова:
Теперь позвольте доложить суду,
Что господин Владимир Вышибалов
Главою избран в нынешнем году
Страшногородского совета депутатов.
Вот результаты плебисцита, Ваша честь,
И я прошу, я требую сейчас же
Володю Вышибалова, как есть,
Освободить немедля из-под стражи.
Он депутат и безусловно
Содержание под стражей незаконно!

Судья: (прочитав бумаги)
Результаты верны, визы чётки.
(охране)
Освободить его из-за решётки.
(В зале скандируют: Вова - слова, Вова - слова).

Судья: (в сторону)
Просто шторм в двенадцать баллов,
Уже скупил, подлец, полсвета
(громко)
Выступает Вова Вышибалов -
Голова Районного Совета.

Вышибалов подходит к трибуне. Охранники, стоявшие у клетки, следуют за ним, на трибуне они держат бронежилет перед грудью Вышибалова.

Вышибалов:
Друзья мои! Электорат!
Признаюсь, я безмерно рад,
Что вы своей поддержкой
Всем заявили, что сейчас
Никто не думает из вас
Быть в этом мире пешкой!
Давно пора самим решать
Кто вами будет управлять,
А прочие вопросы
Мы разрешим как дважды - два
Была бы только голова,
И платили б взносы.
Я очень рад, что выбор свой
Теперь связали вы со мной
И мы найдём консенсус,
Нас не поссорит тот пустяк,
Что вы болеете за "Спартак",
А я же за "Ювентус".
Мы ещё много натворим,
Настроим мы ещё, а им
Раскроим чемоданы
И вот тогда узнает свет,
Что наш районный "высший свет" -
Жлобы и уркаганы.

В зале скандируют: Слава Вове Вышибалову!

Судья:
Господа! Умерьте ваш порыв!
Суд объявляет перерыв.

Секретарь:
Встать! Суд идёт!

(Суд покидает зал судебных заседаний).



Сцена -2. Действие -1.
Комната для совещаний суда.

Действующие лица: судья, прокурор, 1присяжный, охранник Вышибалова, гости с Кавказа (мелкий и крупный), урки Сохатого 3шт.

Присяжный:
Ну, надо же, как дело повернул!
На Быдлакова "накатил телегу",
Пора остановить его разгул
И взять под "материнскую" опеку.
Этот сопляк такого натворит...
Не дай-то Бог, откроет чемоданы,
То так мукою напылит,
Что не заметим, как всплывут бананы...

Прокурор:
А так же водка, пиво, колбаса,
чай, сахар, макароны, кофе...
Ты крест соорудил под небеса,
Так нам грехи отпустят на Голгофе.

Судья:
А ты не бойся, дорогой, мы все воскреснем,
Как некогда воскрес Иисус Христос,
Увы, не сложат о нас песни,
Но мы бессмертны в этом мире, мы всерьёз.
Урвать - есть естество всего живого,
А человеку надо больше всех.
Урви у дальнего, у ближнего… любого,
Тогда и будешь жить как человек.
Наши стремления основаны на том,
Чтобы урвать у большинства, а не делиться
И в этом мы расходимся с Христом,
Что помогать всем страждущим стремится.
Кому-то хлеба даст, кому воды,
В кого вселит и веру и надежду,
Но человек спасётся от беды,
Когда в себе убьёт невежду.
Пока же будет щёки подставлять
И видеть в каждом жулике пророка,
То как ушей удачи не видать,
Но стать пожизненным объектом для порока.

Прокурор:
Ты повнимательней в действительность вглядись,
Ведь этот Вышибалов нас погубит,
А вы здесь философствовать взялись...
Вас, Ваша честь, жена не любит?
Вас не пугает, что он превратил
Суд в балаган, а нас в марионеток
И всех нас как по ниточке водил,
Теперь любой из арестантских клеток
Устроит нам обструкцию и он
Считайте, Ваша честь, освобождён.

Охранник Вышибалова:
Да по башке ему и в море,
И пусть оплакивают все
Его как павшего героя,
Ибо испачкает в дерме
Тебя, меня и всех подряд
Ради своих преступных целей.
Да я и сам исполнить рад
Сей приговор без промедлений.

Присяжный:
Ты побывай-ка на квартире,
Переверни её вверх дном,
Облазай всё даже в сортире,
Найди бумаги, а потом...

Прокурор:
Потом я должен быть уверен,
Что на его шикарный дом
Можно повесить рядом с дверью
Гранитный камень, а на нём
Эпитафию под гровер: (гровер – разрезанная шайба)
Он жил - молчал,
Сказал и помер.

Судья:
Ну что ж, у каждого свой жребий,
Кому-то суждено гореть в огне,
Кому-то рай искать на небе,
Кому-то ползать по земле.
Он сам определил свою судьбу,
И понимает воробьиными мозгами,
Коль бросил вызов - принимай борьбу,
Теперь решение за нами.
(К охраннику)
Сверши наш правый суд, дружок.

Прокурор:
На вот, хлебни, на посошок.

(Охранник, выпив, уходит).

Присяжный:
А что с мукой-то делать, господа?
Пора её куда-нибудь пристроить,
Чтоб не осталось и следа,
И свои нервы успокоить.

Судья:
Какой мукой? Что выкрал Быдлаков?
Так по закону пусть и отвечает,
Простите, семьдесят мешков
Бесследно, как туман, не исчезают.
Пора дать бой коррупции, мой друг,
Постановления правительства не лозунг,
Их исполняют не спонтанно и не вдруг,
Ни как приказ или угрозу,
А как необходимость для всех нас,
Направленно и целеустремлённо
Изо дня в день и может быть подчас,
Рискуя жизнью, безусловно.
Ведь до чего мы докатились,
Уже сержант гребёт как офицер,
Да вы и сами только что добились
Принятия чрезвычайных мер.
Упала правовая дисциплина!
Преступность выросла, ни мне вам говорить,
До угрожающих размеров исполина,
Пора и власть, как говорят, употребить.
Коррупция проникла во все сферы,
В народных массах наблюдается раскол
И только исключительные меры
Предотвратят в России произвол!

В комнату входят гости с Кавказа. Один - очень мелкий,
другой - очень крупный. Оба в кожаном прикиде. Судья делает вид, что их не замечает.

Судья:
Держава стала центром спекуляций,
Съезжают наши лучшие умы,
Скудеет генетический фонд нации,
Народец дохнет словно от чумы...

Прокурор:
Проснись, тетеря, ты не телевизор,
Чтоб культивировать бездарность и цинизм,
Хочу тебя порадовать сюрпризом,
К нам "добры молодцы" пришли и популизм
Уже не к месту, Ваша честь,
У них к нам дело, видно, есть.

Судья:
Что вам угодно, господа?
Что привело вас в эти стены?
Несчастье, горе иль беда,
А может всё одновременно?

Крупный:
Базар есть, только тет-а-тет.

Судья:
У нас секретов друг от друга нет,

Мелкий:
Я вас имел тихонка собщит
Началнык дача пуля был убит.
Бумага туалеты на плечо
Охраны пёс трупы бандит
Два чумаданы камень двадцать два
Базара бакса госкантрол.

Судья:
О иноземец, что здесь наплёл?

Присяжный:
Он говорит, что выстрелом в упор,
Убили Вову Вышибалова, беднягу.
Убийцей оказался странный вор,
Что выкрал туалетную бумагу,
Перевязал её через плечо,
Но убегая от охраны,
Вязанкой зацепился за сучёк,
Упал под деревом и эти уркаганы,
Его забили как собаку сапогами,
Теперь они желают вместе с нами
Взаимовыгодную сделку заключить
И под контроль полрынка получить.
Взамен - два чемодана компромата
И бриллиантик в двадцать два карата.

Судья:
Надо подумать, господа,
Такие вещи не решаются внезапно,
Сегодня заседание суда,
Вы приходите завтра,
Я, думаю, проблема разрешима.

Прокурор:
Но вам и день, и ночь необходимо
Те чемоданчики как следует беречь,
Чтобы головки не свалились с ваших плеч.
(Кожаные уходят).
Я не пойму, зачем тот идиот
Украл всю туалетную бумагу?

Присяжный:
Всё очень просто, этот сумасброд
Хотел на ней запечатлеть отвагу.
Он просто глуп и мой наказ -
Облазить нужник, но найти бумаги,
Исполнил точно, на сей раз,
Но вот, запутался вязанкою в коряге...
Забили малого, удачный поворот -
Всех нас освободили от забот.

Судья:
М...да.
Стране всегда нужны герои,
А в ней плодятся дураки
И независимо от строя
Всегда их планы высоки.
Как взглянешь - сердце замирает,
Как вникнешь - мордой об асфальт,
Блажен тот, кто не понимает,
Блажен юродивый фанат.
Дурак - венец всего живого,
Все мельтешат вокруг него,
Он только вякнет одно слово,
Как сразу же из ничего
Возникнут мудрые трактаты,
Возникнут умные статьи
И помудреют ренегаты,
И поумнеют дураки.
Дурак рождается героем,
Он не стремится в "облака",
Но сделать гения изгоем,
Вот назначенье дурака!
Вглядитесь пристально вокруг,
И дрожь волной идёт по коже,
Будь это север или юг,
Везде одно и то же.
Вот этот - умный! Этот - гений!
Этот - создатель и творец!-
Кумиры многих поколений...
Их труд использует подлец
На протяжении веков
Для ублаженья дураков...
И кто здесь истинный дурак
Не разберётся мир никак.

Прокурор:
Всё философствовать изволишь.
Наверное, бы мир поведал,
То, что ты истину глаголешь,
Когда б преступником ты не был.

Судья:
А что есть преступленье? -
Реакция на жизнь,
Где каждый день затмение
Куда не повернись.
Я - жертва преступления!
Дают - я буду брать
И всех без исключения
Карать! Карать! Карать!
За то, что все шакалы,
За то, что все гребут,
Но мало! Мало! Мало!
В истерике орут.
За то, что все мы быдло!
За то, что все мы сброд!
И все мы, очевидно,
Толпа, но не народ.
Народ бы не позволил
Насиловать себя,
Где ни ума, ни воли,
Там мразь! Там размазня!

Присяжный:
Я не согласен с вами, господа.
Глядя на то, как вся страна ворует,
И я, не воровавший никогда,
Теперь имею точку зрения другую.
Но что произошло со мной и с вами,
Судите сами:
Законодатель издаёт законы,
Правительство твердит, что нас спасут
Иисус Христос, попы, иконы...

Прокурор:
Если не угробит Страшный суд.

Присяжный:
Какой цинизм, какое лицемерие.
Непослушание закону на верхах
И порождает в массах преступления
И сеет смуту в опытных умах.
Что остаётся делать мужику,
Если власть ворует без стеснения?
В руки брать топор и острогу
И как прадеды в семнадцатом году
Сокрушить систему угнетения?
Мужик уже крадёт даже муку...

Прокурор:
Далась тебе эта мука.
Вчера жена пекла оладьи,
Так отдаёт она слегка
Какой-то плесенью в помаде...

Судья:
Ну, нет, дружище, ты не прав,
Всё дело в множестве приправ,
К примеру, дрожжи, яйца, соль,
Они играют свою роль
И придают особый вкус...

Прокурор:
Но, тем не менее, Союз
Всегда ввозил из-за границы
Миллионы тонн пшеницы...

Судья:
Но мы сей час же, не о том!
Я угощу вас пирогом,
Что приготовила жена
Ещё вчера, на день рожденья
Моей племянницы, она -
Дочь председателя правленья
Предпринимателей района...

Прокурор:
Так это он же самогона
Сто двадцать ящиков впрудил
Нашим ребятам на базаре,
А им, скотина, говорил,
Что это спирт. Мы все в прогаре!
Давайте мы сейчас решим,
Что теперь делать будем с ним?

Судья:
На вот, попробуй пирога...

Прокурор:
Да выброси ты это тесто!
Я отшибу ему рога,
Но мне другое интересно,
Как он осмелился нас кинуть?
А может вы уже семьёй...

Судья:
Не фантазируй, дорогой,
Не фантазируй, здесь не место,
Ты слишком мнителен порой,
Как престарелая невеста.
На вот, попробуй пирога,
Ну как, хорош? Да жуй, ей Богу!

Прокурор:
Я отшибу ему рога.

Присяжный:
Вот сахару, пожалуй, много.

Судья:
Ну что ты, что ты. К чаю, к чаю!

Прокурор:
Я ему нос переломаю!
Я его нынче сделаю!

Присяжный:
С хозяйкою умелою
Любой продукт на радость.
Вот я питаю слабость
Покушать очень вкусно,
Только моя хозяйка
Готовит безыскусно,
Такая разгильдяйка!
Зато я нынче строен
Как телеграфный столб,
Желудок мой не болен
И нет на зубьях пломб...

Прокурор:
Убьют так жалко хоронить,
Ещё совсем здоровый...

Присяжный:
А вы изволите шутить...

Прокурор:
Какие шутки, столб дубовый.

Присяжный:
Ну, знаете...

Стучат в дверь. Входят трое мужчин одетых в тренировочные костюмы. В руке каждого - по чемодану.

Судья: (делая вид, что не замечает вошедших)
Так преступление, дорогие господа -
Есть проявление инстинкта наших предков,
Когда примат стремился навсегда
Стать вожаком в отряде и нередко
Это сводилось к дракам меж самцами,
Как правило, с трагическим концом,
Но это сформировано веками
И лишь сильнейший становился вожаком,
Но с ростом демократии в стране!
Это стремленье постепенно отмирает
И, надо думать под влиянием извне,
Преступность как явленье исчезает!
(Обращается к мужчинам).
Что вам угодно, господа?
Что привело вас в эти стены,
Несчастье, горе иль беда?
Иль сразу всё одновременно?

Первый мужчина:
Мы от председателя правления
Предпринимателей района
От Сохатого, он просит извиненья,
Что намедни «впарили» вам «шило».
Все издержки и серьёзные убытки
Будут компенсированы завтра,
А сегодня скромные подарки
Просит вас принять мсье Сохатый.

Присяжный:
О, чемоданчики! Давайте их сюда,
Они всегда уместны, господа.

Первый мужчина:
Вы уж не серчайте, не гневитесь,
Но такого больше не случится,
А теперь позвольте удалиться,
Извините ради Бога, досвидание.

Прокурор:
Не торопитесь господа
С этой поклажей,
Вы всё же в здании суда,
А не в багажной.
Что там хорошего
Никто не знает,
Вполне возможно динамит,
А он стреляет!

Мужчины открывают чемоданы. Прокурор и присяжный осматривают содержимое.

Первый мужчина:
Что вы, Ваша честь, какая бомба,
Здесь деликатесы из Парижу,
И зелёных небольшая сумма,
Как положено по тысяче на рыло.

Прокурор:
Вещей опасных для здоровья нет.
Передавай Сохатому привет.

Судья:
Как понимать всё это, господа?
В стане идут великие реформы,
Которые закончатся тогда,
Когда сознание людей войдёт в те нормы,
Которые преступникам дадут
Морально-нравственный подъём и вдохновенье,
Которые мгновенно зачеркнут
Влечение к различным преступленьям
И вся страна окажется в порядке,
А вы же предлагаете нам взятки?

Первый мужчина:
Какие взятки! Маленький презент!
Произошла ошибка, неувязка,
И мы желаем сгладить этот казус,
А не по нраву, заберём обратно.

Прокурор:
Ну, сейчас!

Судья:
Смотрите, чтоб в последний раз!
Я больше не задерживаю вас.

(Мужчины уходят)

Судья:
Однако, нам пора на заседанье,
Послушаем ещё, как люди врут.
Заканчивайте рыться в чемодане,
Пора вершить наш правый суд!


Сцена -1. Действие -2
Зал заседаний суда

Секретарь:
Встать! Суд идёт!

Судья: (звонит в колокольчик)
Господа! Я требую внимания!
Не вызывать же в самом деле старшину!
Суд продолжает заседание,
Прошу вас, соблюдайте тишину!

Гражданин Емеля Быдлаков,
Вы утверждаете, что Вова Вышибалов,
По акру передал вам пять мешков,
А остальных шестьдесят пять, как не бывало?

Быдлаков:
Я получил не пять мешков, а три
И в подтверждение тому есть накладная,
А позже передал в хозчасть тюрьмы
Все три мешка ни грамма не скрывая.
К тому же я осмелюсь доложить,
Что ничего не выкрал в своей жизни,
И добровольно пошёл в органы служить,
Чтобы полезным быть своей Отчизне!
(В сторону - хорошо сказал)

Судья:
Вы хорошо знакомы с вашим делом
И потому должны прекрасно понимать,
Что есть другая накладная продотдела
На коей ваша подпись и печать.
По этой накладной вы получили
Шестьдесят восемь затоваренных мешков,
Возможно, этот эпизод вы подзабыли,
Что вы ответите на это, Быдлаков?

Быдлаков:
Что я могу ответить, вероятно
Одна из них подделка, но, увы,
Что для одних уже понятно,
То подвергают подозрению суды.
Кто-то подделал мою визу,
Но вряд ли он на том разбогател,
Вам бы проделать экспертизу,
Тогда бы я здесь не сидел.

Прокурор: (судье)
У нас в спецах большие недостатки,
Поразбежались нынче кто куда,
Кто продаёт в киосках шоколадки,
А кто-то водку по ночам, просто беда.

Судья:
Ну что ж, мы здесь не иезуиты.
Предоставляю слово для защиты.

Адвокат Быдлакова:
Быдлаков Емеля, Ваша честь,
Герой нашего времени, ей Богу!
И я прошу высокий суд учесть,
Таких людей в стране не так уж много.
Вся жизнь его - борьба добра со злом:
Служил матросом он на Тихом океане,
Где получил по темечку веслом,
А руку потерял в Афганистане.
Во время перестройки Быдлаков
Боролся с пьянством и алкоголизмом,
Процесс пошёл, но грянул шквал реформ,
И он бороться начал с коммунизмом.
Когда ж настало время сделать выбор,
Он тот час его сделал, господа,
Как гражданин, как патриот, а не как пидор,
Он громогласно заявил - "Да - да - нет - да!"

Судья:
Я попросил бы подбирать вас выражения,
В противном случае, я слова вас лишу,
Непозволительно такое отношение
К судебной мантии, что я гордясь ношу.

Адвокат Быдлакова:
Он штурмовал с успехом Белый дом,
Потом был избран в Государственную Думу,
Где продолжал борьбу добра со злом
И наборолся на внушительную сумму.
Чуть позже он открыл кооператив,
Не без успеха продавал тампоны,
Но никогда не выступал он супротив
Законной власти, но блюстил законы.
К примеру, секс отсутствовал в стране,
Он славил целомудрие и верность,
Секс появился - он на той волне
Открыл бардель с названием "Промежность".
Когда ж нависла над страной угроза,
Самоотверженно он Грозный штурмовал,
Угроза стихла, не скрывая слёзы,
Он с лихостью лезгинку танцевал.
Когда ж сменились на Руси приоритеты,
Когда страною стали управлять
Не коммунисты, а "авторитеты",
Он искренне поверил в Бога мать.
Он крестится теперь везде и всюду,
Но прозапас припрятал партбилет,
Превратностей судьбы, а не Иуду,
Он опасается уже немало лет.
Принципиальность! Честность! Неподкупность!
Вот кредо Быдлакова, Ваша честь.
Он не приемлет существом своим преступность
И в заключение позвольте вам сказать
"Я знаю - город будет!
Я знаю - саду цвесть!
Когда такие люди
В стране...есть!

Прокурор:
Вы утверждаете, что Быдлаков герой,
Но я не в силах с вами согласиться,
Когда в державе процветал застой -
Герои находились за границей,
Либо сидели скопом у параши
Мечтая о тарелке пшённой каши.

Адвокат Быдлакова:
Да, Быдлаков не вояжировал по свету,
Но те невзгоды, что испытывал народ,
Так испоганивший несчастную планету,
Он разделял как истый патриот.
Он не бродил как призрак по Европам
И, как вульгарно выразились вы,
Не лопал каши у параши скопом,
Но знает в тонкостях все тяготы тюрьмы.
И это утверждение не лажа,
Он - служащий тюрьмы и ясно всем,
Что жизнь его - глобальная параша,
Вселенская клоака, вместе с тем,
Он за решёткой отыскал своё призванье -
Стоять на страже честного труда,
И пусть ничтожно его воинское звание,
Но главное не в этом, господа,
Куда важнее быть достойным гражданином
Страны где процветает криминал,
Он одержим стремлением единым -
Перековать державу в идеал.

Прокурор:
Вы говорите - Быдлаков боролся
И что-то, как бы где-то, штурмовал,
Но на кого он, бедный, напоролся,
Что из столицы в провинцию попал?

Адвокат Быдлакова:
Всё очень просто, как-то на Таганке,
Двое мужчин его просили постоять
На входе в небольшом столичном банке
И никого за дверь не пропускать.
Он так стоял, курил и молча, думал,
Дурного ничего не помышлял
И вдруг ОМОНовцы решили взять банк штурмом...
И он в сообщники к грабителям попал.
Московский суд его приговорил
К пяти годам лишения свободы
И в нашу местную тюрьму препроводил
На дармовые и харчи и воды.
Но через месяц апелляционный суд
Признал невинным Емельяна Быдлакова,
Тот не вернулся в город где все лгут,
Боясь расправы сброда воровского.
Он поступил на службу в ИТКа
На должность командира продотдела
И уверяю ни начальство, ни ЗэКа
Ничего лишнего в баланде не узрело.
Он был хорош как виртуоз-провизор
Когда рецепты жрачки составлял,
Порою, глядя одним глазом телевизор,
Объём и вес другим определял.

Прокурор:
Ужасен мир, то грабежи, то кражи,
Сейчас я зарыдаю от тоски,
Там он стоял на стрёме, здесь на страже,
Там деньги пропадали, здесь мешки.
И я согласен, что таланты виртуоза
Имеет этот хитрый Быдлаков...
Талант преступника для общества - угроза!
А восхищения уже для дураков.
Печальная картина, Ваша честь,
Нам всем известно то, что адвокаты
Чревоугодники, любители поесть
И требуют немыслимой оплаты,
Дабы набить покрепче требуху,
И в оправдание циничного убийцы
Всегда несут такую чепуху,
Что остаётся на преступника молиться,
Как на распятие спасителя - Христа
Или икону Божьей матери и где же,
Ваша хвалёная принципность, господа?
Да и слова у вас всегда одни и те же.

Все адвокаты хором:
Мы протестуем, Ваша честь! Мы протестуем!

Адвокат Быдлакова:
Мы никого не красим нарочито,
Нам чужды восхваления и лесть,
Но всяк имеет право на защиту.

Судья:
Я принимаю, господа, этот протест.
Но повторяю, здесь не место для раздора.
Я слушал адвокатский "благовест",
Теперь послушаю "набат" от прокурора.

Прокурор:
Я часто задаю себе вопрос -
Что есть преступник, что есть преступленье?
И отвечая на него как углевоз,
Я устаю от перенапряженья.
Одни твердят - реакция на жизнь,
Другие - способ самоутвержденья,
Откуда эти выскочки взялись,
Когда недопустимы обобщенья.
У каждого всегда свои причины,
Они известны, но не лишнее повторить:
Один, доказывая всем, что он мужчина,
Своё ничтожество пытается прикрыть;
Другой как лом идёт на преступление,
Испытывая ненависть и месть;
А третий с дутым чувством самомнения,
Таким манером защищает честь;
Кто-то маньяк, а кто-то шизофреник
И в состоянии приступа их мозг
Как дикий зверь, попавший в денник,
Не успокоится без пули или розг;
А есть другие, те, что эту жизнь
Трудились своих рук не покладая,
Все их надежды и желанья не сбылись,
Так в преступлении они искали Рая.
Увы, кому-то удаётся
Решить свою печаль за счёт других
И, может быть, их совесть не проснётся,
Но мы-то с вами знаем уже их.
А кто-то будет мучиться всю жизнь,
Бояться днём и вздрагивать ночами,
И потому - Возмездие! Свершись!
В какие б формы тебя не заключали.

(В зале одобрительные возгласы, аплодисменты).

Рассмотрим, господа, Грабанюка.
Кто этот человек? Чего он хочет?
Он без стеснения косит под дурака
И беспардонно головы морочит.
Он в жизни не работал и трёх дней,
Для него труд - несчастие, мученье,
Но говорит, что полюбил детей
И ради них пошёл на преступленье.
Он, господа, четырежды женат,
Он процветает как сорняк на этой ниве,
Вон, все четыре, рядышком сидят,
Кого из них сей блудень осчастливил?

Жёны, наперебой - Сволочь он! Сволочь! Гад! Ненавижу!.

Грабанюк:
Заткнитесь, суки!
(К прокурору)
А ты, падла, покойник! Ты покойник! Понял?
Ты - труп смердящий!

Прокурор:
Но, глядя на него, я понимаю,
Как жизнь свою до нынешнего дня,
Существовал он, в каземат не попадая -
Спасала сердобольная родня.
Жена его кормила и поила,
Неделю, месяц или пару лет,
Подарки ему скромные дарила,
А деньги кончились - и мужа больше нет.

Жёны, наперебой – «Гришка, гад, чтоб ты сдох! Подонок! Собака ты!»
Грабанюк теряет сознание, падает со скамейки. Никто не обращает внимания. Он лежит и повторяет – «ты покойник, ты покойник».

Прокурор:
Но мир к несчастью иль добру так переменчив,
Что не успели обратить вниманье мы,
Как время изменило наших женщин,
Им нынче рыцари нужны, а не жлобы.
Как поступает этот Грабанюк?
Работать он, увы, не научился,
И здесь, как говорят, замкнулся круг
И он на преступление решился.
И в заключение хочу я всем сказать,
Мы воровство должны искоренять!
Нельзя сквозь пальцы на него смотреть!
А мера пресечения вору - смерть!

В зале шум, крики - смерть, смерть!
Грабанюк поднимается с пола, садится на скамейку.

Теперь поговорим о Быдлакове.
Как утверждал красноречиво адвокат -
Герой нашего времени, такое
Об уголовниках не часто говорят.
Наверно адвоката подкупили
Его покладистость, наивность, простота,
Которые, естественно, затмили
Такой ничтожный фактик воровства.
Но это пустяки, важно другое -
Везде, всегда, в любые времена,
Стране нужны безмолвные герои,
Простые парни, как и Емельян.
Он нужен всем как дойная корова,
Все любят мясо, масло, молоко...
На всё согласный и на всё готовый...
Как актуально это Быдло - ков.
На первый взгляд, невинное создание,
Жертва аферы, пропадает ни за грош,
Но как умело предъявляет оправдания,
Что голыми руками не возьмёшь.
Я основательно порылся в его деле
И обнаружил маленький листок,
Который может быть, не углядели
Его защитники, ну а каков итог?
Таков, что находясь в Афганистане,
Попал он в плен, бежал как меньшинство,
Но руку отрубили мусульмане
За мародёрство и за воровство.

Адвокат Быдлакова:
Я протестую, Ваша честь!
Всё дело я успел прочесть,
Но вот листка такого
Нет в деле Быдлакова!

Судья:
У него есть, а у вас нет,
Всё правомерно, вроде,
Коль есть вопрос - будет ответ,
Кто ищет, тот находит,
И потому протесты,
Простите, неуместны.

Прокурор:
Двуличие, цинизм и лицемерие,
Прикрытые наивной простотой,
Вводили всех частенько в заблуждение,
И этот доморощенный герой
Всего лишь хитрый изворотливый хорёк,
Что очень привлекателен и весел,
Но перед тем как оторвать большой кусок,
Он тщательно все за и против взвесит.
И вот, пожалуйста, смотрите, христиане,
Сама невинность, заключённая в порок,
Сплав благодетели и всевозможной дряни,
Герой нашего времени - хорёк!
И подводя итог, хочу сказать,
Нам должно воровство искоренять,
Нельзя сквозь пальцы на него смотреть,
А мера пресеченья вору - смерть!

В зале свист, одобрительные возгласы. Смерть! Смерть!
Быдлаков улыбается.

Ну а теперь коснёмся хлебороба.

Адвокат Петрова:
Я протестую, Ваша честь!
Иван Петров затем лишь здесь,
Что он истец и швец, и жнец,
Но не преступник, наконец!
К чему его здесь обсуждать,
Напомню, он - истец, не тать!

Судья:
Я отклоняю ваш протест,
Где дует ост, где дует вест,
Суд разберётся, что к чему,
Я одного лишь не пойму,
Чем здесь вас напугали,
Коль вы не преступали?

Прокурор:
Так вот, касаясь хлебороба.
Как правильно заметил адвокат,
Иван Петров - истец и жнец до гроба,
Я этому, признаюсь, очень рад.
Труд на земле - есть смысл его жизни,
Работая на поле день и ночь,
Приносит пользу он народу и Отчизне,
Ну как такому парню не помочь?
Меня тревожит только пустячок -
Как оказалось, что деревню "Крадуниху"
Считает собственной вот этот мужичёк,
Что сеял рожь, пшеницу и гречиху
Без права пользования данною землёй?
Пахать конечно надо, нет сомнений,
Но так же вам поведает любой -
Захват земли из ряда преступлений.
Вы покажите акт купли-продажи,
Или с властями покажите договор,
Нет ничего, нет справки даже,
И стало быть, ваш Ваня тоже вор.
Он воровал с размахом, с перспективой,
Ни Быдлаков, ни Грабанюк, я вам скажу,
Во сне не видывали этаких ретивых,
И я вам здесь же это докажу:
Сейчас в стране большие недоимки,
Бюджет трещит, как говорят, по швам,
А Ваня без стыда снимает сливки -
Налог не платит государевым властям...

Адвокат Петрова:
Но если б Ваня заплатил налоги,
Со всей деревней протянул бы ноги.

Прокурор:
Передо мной экономический расчёт
И что я вижу - невыплаты зарплаты,
Налоги не платились третий год,
Тремя словами - долг на миллиарды!

Грабанюк:
Ну ты Ваня даёшь! Ну молодец! С таким баблом и здесь?
Да ты купи их всех и ступай в Думу, править будешь, Ваня!
Охрана успокаивает Грабанюка. Быдлаков хохочет. В зале шум - Где наши денежки? Вор! У нас дети, они есть хотят! Жулика к ответу!.

Судья: (позванивая в колокольчик)
Спокойно, господа! Спокойно!
Прошу вести себя достойно!

Прокурор:
Теперь касаясь, господа, автомобиля,
Могу сказать, что он приобретён
Без документов. Словно простофиля
Иван Петров и для него закон
Как колокольный звон для атеиста,
Одни лишь нарушения кругом,
Он за рулём без прав автомобилиста,
Без разрешения построил хлев и дом,
Но я скажу вам больше, господа,
Есть много интереснейших моментов,
К примеру, средства производства...да, да, да!
Опять же у него без документов.
Откуда это всё хочу спросить
И делаю простой и ясный вывод:
Тащил всё то, что можно утащить,
Скупал, что в состоянии скупить
И уверяю, так оно и было.
Прихватизация - основа процветания,
Ну наломали малость дров,
Они не стоят нашего внимания!?
О швец и жнец Иван Петров!
И в заключение хочу я всем сказать,
Мы воровство должны искоренять!
Нельзя сквозь пальцы на него смотреть!
А мера пресеченья вору...

(В зале скандируют - смерть! смерть! смерть!)

Судья:
Последнее слово предоставляется
Обвиняемому Григорию Грабанюку.

Грабанюк: (к прокурору)
Ты покойник! Ты уже мёртвый! Ты труп смердящий! Я же выйду, падла!

Судья:
Достаточно, достаточно! Всё понятно.
Последнее слово предоставляется
Быдлакову Емельяну.

Быдлаков:
Сказал бы я тебе последнее слово, да руки нет.

Судья:
Суд удаляется на совещание.

Секретарь:
Встать! Суд идёт!

(Суд покидает зал судебных заседаний).


Своё Спасибо, еще не выражали.


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 85
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 47 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Панель пользователя
Рубрики журнала
Важная информация
Колонка редактора
Именинники
Конкурсы
Популярные публикации
ТОП публикаций месяца
ТОП комментаторов месяца
Онлайн
Пользователей онлайн: 24
Гостей: 23
Зарегистрированных: 1
» napedLab
» Все пользователи за 24 часа

Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.