Рук не поднять, глаза молчат, Мертвы желанья. Что жизнь...Не рай, даже не ад- Существованье. Проистекают в никуда Часы, минуты. Недели, месяцы, года В кольцо сомкнуты. За кругом круг, так и идёт, Осточертело. Душа всё просится в полёт, Изнылось тело. Вдруг что-то сильное извне Круг разорвало, Перевернуло всё во мне, Защекотало.

Шутовщина или "Сон, навеваемый полётом авиалайнера Москва - Санкт-Петербург за пять минут до пробуждения"

3 сентября 2017 | Автор: | Категория: Юмор
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.
Сцена 1. Действие 1.

Действующие лица: Пассажиры самолёта - зрители, командир экипажа самолёта, стюардесса, террористы - три штуки.
Салон самолёта. Пассажиры заняли свои места. Стюардесса приготовилась закрыть дверь, вдруг по трапу вбегают трое мужчин. Стюардесса требует посадочные талоны. Один из мужчин отталкивает стюардессу и врывается внутрь самолёта, за ним следуют двое других. Первый мужчина закрывает дверь. Стюардесса настаивает, чтобы мужчины предъявили посадочные талоны. Мужчины расстёгивают плащи, достают автоматы.
Первый террорист: Самолёт захвачен! Все пассажиры и экипаж - заложники! Сидеть тихо, без паники! Кто хочет жить - с мест не вставать, рот не раскрывать!
Двое террористов врываются к командиру.
Второй террорист, толкая командира автоматом в спину: "Эй, начальник, самолёт захвачен! Все - заложники! Летим в Нью-Йорк!"
Командир: "А вы кто такие?"
Второй террорист: "Мы старые русские. Жить хочешь - поехали!"
Командир: "У меня топлива только до Питера".
Второй террорист: "Так заправляйся!"
Командир: "Сейчас свяжусь с ЦУПом. Алё ЦУП! Алё! Алё ЦУП? Самолёт захвачен террористами. Пассажиры и экипаж - заложники! Требуют лететь в Нью-Йорк! Необходима дозаправка. Что? Да чёрт их знает какие! Стоят с автоматами и грозят всех расстрелять".
Второй террорист: "И изнасиловать!"
Командир: "Изнасиловать!"
Второй террорист: "И ты будешь первым!"
Командир: "Что?"
Второй террорист: "Ты первым будешь!"
Командир: "ЦУП, ЦУП, ЦУП, ЦУП, срочно заправить, они запустили взрывное устройство! Уже заправили? ( в сторону: что-то подозрительно быстро, уж ни одна ли это шайка). Господа террористы! Самолёт заправлен, разрешите взлёт?"
Третий террорист: "Это там, у них господа, а тута товарищи!"
Командир: "Виноват, товарищи террористы, разрешите взлёт?"
Террористы: "Поехали!"

До Нью-Йорка лететь далеко и наш отечественный пассажир, со временем привыкающий к чему угодно, быстро смирился с присутствием на борту самолёта террористов и под монотонный шум двигателей стал засыпать.
Молодому человеку, спящему в кресле под номером 19, а может быть человеку уже не молодому и спящему в кресле под номером 3, а может быть и всем спящим снился сон:

Сцена 2. Действие 1.

Действующие лица: король, шут, советник Кор., министр Во., министр Дел.

Король:
Хочу признаться вам сограждане мои
Король - не самая хорошая работа.
Здесь, во дворце "незримые бои"
Довольно часты как и "царская охота".
Здесь, возле трона, собран высший свет:
Советники, министры, генералы
И каждый мнит, что он - авторитет
И не считаться с ними не пристало.
Они в десятом поколении князья
И греют возле трона свои руки,
Но мне от них избавиться нельзя,
Так велики их прадедов заслуги.
Бесспорно, я сумею отдалить
Любого кто вознёс себя без меры,
Но кем сию персону заменить?
В истории немалые примеры,
Когда честнейший человек, достигнув власти,
Становится опаснее напасти.
Так, где же эти светлые умы,
Где эти люди доблести и чести,
Что смогут Русь от нищенской сумы
Избавить как от язвенной болезни
Больного избавляет старый врач,
Вонзая скальпель в плоть его живую
Как кровожадный и безжалостный палач,
Но цель имея, исключительно благую.
Вы полагаете, рехнулся государь?
На наш бы век Руси с лихвой хватило?
Живи и радуйся как всяка божья тварь,
Но верно есть ещё на свете сила,
Что не даёт нам испокон веков
Упасть до состояния скотов,
Которые, попав на сочный луг,
Вытаптывают и сжирают всё вокруг
Не брезгуя увядшею полынью,
Но оставляя за собой пустыню.
Мы не имеем права жить в кредит,
Выкачивая из земного чрева
И разбазаривая направо и налево
Всё, что уже нам не принадлежит.
Мы должны жить учиться созидая,
В любую щепку вкладывая труд
И наши правнуки нас в суе поминая
Уверен я, наш прах не проклянут,
Как мы клянём всех тех, кто перед нами
Грёб под себя погаными руками
Всё то, что недоступно для других,
И ставил всевозможные препоны:
Указы, конституции, законы
Для большинства, лопатящих на них.
Я думаю, для моего народа
Важней достаток, а не призрачное счастье,
А для этого нам всем нужна свобода!
Свобода и народовластье!

Выкрик от народа: "Хватит болтать! Сам живёт как Господь Бог, а тут жрать стало нечего! До тебя лучше жили!

Король:
В какой-то мере вы конечно правы,
Я ем из золота, а пью из серебра,
Но сколько было выпито отравы
Ещё до появления ведра.
Вы подсчитайте средний возраст короля,
Но долгожителя отыщите едва ли,
Зелёная отрава и петля
Всем моим предкам жизни не давали.
Но смерти не боюсь я, видит Бог,
В какой-то миг я сам её желаю,
Не страшен мне ни ад и ни острог,
Я без сомнений и без страха засыпаю.
А что дворец мой - золочёный склеп
В котором замурованы останки
Всех моих предков, только я не слеп
И вижу как в какой-то грязной склянке
Уже готовится отрава для меня
И может даже на исходе дня
Мне это пойло, улыбаясь, подадут,
А через час по миру разнесут,
Что, мол, страна испытывает боль
Невосполнимой, якобы, утраты,
Но сочинив для коронации трактаты
Заголосят "да здравствует король!"
Но нынче в честь мою оркестр играет туш
И мне отвешивают низкие поклоны,
Хоть загубил я и немало душ -
Стоят здесь рядом мои бюсты и иконы,
И если вдруг на мой усталый ум
Взбредёт соревноваться со святыми
Допустим в святости иль превосходствами иными,
Сам Бог мне в этом будет сват и кум.
И уверяю, многие на свете
Увидев лик святой в моём портрете
Вдруг падут ниц в молитвенном экстазе,
А часом позже, в золочёной вазе
Предложат мне какой-нибудь настой
И я отправлюсь к предкам в мир иной.

Выкрик от народа: "Туда тебе и дорога!

Появляется шут, в руках у него кнут.

Шут:
Подарил придворный шут
Королю пастуший кнут,
Чтоб сановная особа,
Занялась весьма особо,
С тщательным вниманием,
Самобичеванием.

Король:
Ах, это ты мой дурачок, ты очень кстати
Прервал наш неприятный разговор,
А то для этой разношёрстной братии
Чуть не объявлен был суровый приговор.
Но ты прервал меня и здесь я не в обиде
Я не могу беседовать с толпой -
Они кричат и в непотребном виде
Чего-то просят все наперебой.
Чего они хотят? Чего им надо?

Шут:
Что можно взять с простого короля?
Для них твоё присутствие - награда,
А может быть полцарства и коня...

Король:
Полцарства и коня? Какая дерзость!
Раньше довольствовались бочкою вина!

Шут:
Но ты забыл - по всей державе трезвость
Тобою ранее объявлена была.

Король:
Я помню это мудрое решение -
Вином и водкой на Руси не торговать!

Шут:
И мужику осталось в утешение -
С утра и до ночи пахать!

Король:
Глупец! Ведь трезвость - это благо,
Теперь осознанно работает народ…

Шут:
Да, да, конечно, только нынче брага
Как раньше водка нарасхват идёт,
К тому ж сработал человечий фактор -
В державе трудно стало отыскать
Хотя б один работающий трактор -
Бензина нет, воруют, чтоб дышать,
Ну, а нанюхавшись дерьма до одуренья,
Все как один бегут митинговать
И на любые твои мудрые решения
Им, как и водится в России, наплевать!

Король:
Я думаю, ты раздуваешь страсти,
Плюют, конечно, я не спорю, но не все,
А только те, кто очень рвётся к власти
И думают, что в этой суете
Сколотят капитал на чьей-то крови
И, наконец, окажутся на троне.
Народ давно устал от тирании,
Но, к счастью, наши люди не глупы,
Безумный хаос, что приписан для России
Нормальная реакция толпы,
Но ведь толпа ещё не весь народ,
Пусть эти горлопаны митингуют,
Пусть каждый глотку до икоты продерёт,
Пускай колоннами промаршируют,
Но ведь когда-то это надоест...
К тому ж кто не работает - не ест.
Сейчас важнее нам не допустить,
Чтоб эта публика устроила погромы,
А значит полицейские кордоны
Мы вокруг митингов должны установить.

Шут:
Ну, наконец-то, к истине пришли:
Кто не с тобой - того за огражденье!
Зачем же это вешанье лапши
О демократии и о свободе мненья?

Король:
Не смешивай свободу с беспределом,
Здесь представители властей не навредят,
Ведь эти люди, в состоянии очумелом,
Всё что угодно в щепки превратят.

Шут:
Скажи, король, зачем всё это нужно?
У нас, в стране любой был сыт и пьян,
Не худо жили - весело и дружно,
Вдруг всю державу превратили в балаган.

Король:
Ты многого не знаешь, дурачок,
Но этого и знать тебе не надо,
Твоя задача - кувыркаться как волчок
И веселить придворных до упада,
Но ты забыл обязанность свою
И задаёшь вопросы королю.
Тебя придётся, вероятно, сократить,
Как обезумевшую часть госаппарата,
Ведь ты изволил, кажется, забыть
За что паяцу платится зарплата.
А между тем в придворные шуты
Нынче дворяне домогаются, а ты
Смешить, как будто вовсе разучился,
К тому же, как сапожник, давно спился.

Шут:
Конечно, пью я много, всем известно,
Но утром сам себе бываю гадок,
И пью я только в качестве протеста -
Запретный плод, как говорится, сладок.

Король:
Какой протест? Ты жалкий алкоголик!
Но деградант не в состоянии понять
Необходимость радикальных перестроек
По всей державе и от "Аз" до "Ять".

Шут:
Ты мне, король, дебильности ни шей,
Как всякий русский со времён Иоанна,
Я могу трезво вникнуть в суть вещей
Лишь после третьего гранёного стакана.
А ты же должен всякому вдолбить
Зачем и как страну перекроить!

Король:
Ну что же, хочешь слушать, так изволь.
Хоть ты в политике, признайся, голый ноль,
Ты должен знать, что в ряде стран Россия
Играет верховенствующую роль,
Но, к сожаленью, данная миссия
Ведёт к экономическим издержкам
И чтобы впредь оказывать поддержку
Странам, входящим в сферу нашего влияния,
Необходимы ежегодные вливания
В их экономику весьма солидных средств,
А где их взять, когда в один присест
Они сжирают треть российского бюджета,
А Русь сама разута, да раздета,
Но есть ещё в ней денежный родник -
Российский неотёсанный мужик.
И мы теперь должны ему внушить,
Что пусть работает как вол и будет жить
Ну, как Рокфеллер, скажем, или Форд,
Ты сам подумай сколько этих морд
Сидит на службе до шести часов,
А после службы - двери на засов
И сразу начинают водку жрать,
А ведь могли бы что-то созидать!
Но я решил политику сменить,
Что бы достигнуть в производстве ускорения
Необходимо пьянство прекратить
И в этой области есть важные решения,
К примеру, многие спиртовые заводы
Дают державе нынче сок и воды,
А чтобы всю Россию накормить
Не вкладывая средства из бюджета,
Необходимо всех землёю наделить
Пусть пашут, сеют, убирают, без запрета.
Я сокращу существенно налоги,
Пусть каждый строит дачу или дом,
Пусть строят в деревнях своих дороги...
Мы райским садом на планете расцветём,
Но чтобы в жизнь всё это воплотить
Необходимо их сознанье изменить.

Шут:
Но это никому не удавалось,
Чтобы сознанье декларацией менялось,
Ведь что нам мудрость предков говорит:
Сознанье сменится - смени сначала быт.
А ты же вывернул весь опыт наизнанку
Как скоморохи святочный тулуп,
Но веселиться не придётся под шарманку,
Придётся надрывать до боли пуп,
Чтобы вернуть, как говорится, статус-кво,
Но мужику-то будет каково
Платить долги за царственную глупость,
Хоть мужику приписывают скупость,
Она скорей идёт от нищеты,
От грабежей, налогов, от тщеты,
Ведь мужичок имеет горький опыт:
Сулят тулуп - берётся старый штопать,
А кто его сознанье формирует,
Тот "идеолог" у него же и ворует.
Меня всегда приводят в умиленье,
Когда выходят из кремлёвского дворца
И тот час же находят примененье
Дифференцированные формы воровства.
Воруют все: коты, жандармы, дьяки,
Попы, чиновники, бродячие собаки
И всякий пожирнее норовит,
А мужичок без дела не сидит,
На ту же водку, что без меры пьёт,
Он заработает, а не украдёт!
А ты на мир всё пыжишься влиять,
Но всю Россию не боишься потерять?
Ты лишь одно сумел как реформатор,
Всем кличку эту мерзкую найти:
Не человек, а человечий фактор...
Смогло ж такое в голову прийти.
Ты нюни распустил перед народом,
Надеялся поддержку отыскать,
Хотел прельстить избой и огородом,
Тем, что ему должно принадлежать!
О демократии разнёс "благую весть"
И демагогию возвёл в разряд искусства,
А "человечий фактор" хочет есть,
Но нынче даже на базаре пусто!
Я соглашусь - ты либерал и демократ,
Но ты не видишь дальше собственного носа
Иди в народ и сам не будешь рад,
Услышишь сразу тысячу вопросов!
Где колбаса?, где мясо?, где капуста?,
Где молоко, сметана, где блины,
Глядишь на это и смешно и грустно:
Страна - богата, граждане - бедны!
Аж до "второго всемирного потопа"
Определил ты ход своих реформ...
Смеётся вся разумная Европа,
Как ты по миру собираешь корм.
В тебе нашли какую-то загадку,
А ты не стоишь рваного рубля,
Взываешь как пришибленный к порядку...
Послал же Бог такого короля!

Король:
Ты всё сказал? Красиво говорил!
Теперь тебе и умереть не страшно?
Сегодня, шут, меня ты уморил
Так посиди в темнице, дурень. Стража!

Входит стража и следом за ней советник Кор, министр Во, министр Дел.

Взять этого несносного шута!
Он верно разума лишился,
Забыл, что королю шут не чета!
Как с себе равным разглагольствовать решился.
Поддался словоблудливой заразе,
Приходишь к королю зван и не зван,
Забыл, кто тебя вытащил из грязи,
Так посиди же с крысами, болван!

Стража уводит шута. Король, обращаясь к министрам:

Вы видели такого наглеца?
При короле верхушек нахватался
И тут же с видом горе-мудреца
Меня учить, юродивый, собрался!
Какой наглец! Какой неблагодарный!
Я произвёл его в придворные шуты,
А он забыл, прорабишка вульгарный
Кто его вытащил из жалкой нищеты!
Я удручён безмозглостью ослов
И в назидание любителям дискуссий,
А так же с целью избежать поноса слов,
Желаю провести ряд экзекуций!
О как разгневан я на этот раз!
А посему готовьте мой указ,
Чтобы для этого несносного кретина
Была готова нынче гильотина!

Советник Кор:
Ваше Величество, но казни приведут
К волне опасного народного протеста!
При демократии насилье неуместно,
К тому ж причиной недовольства будет шут...
Ведь это, мягко говоря, смешно,
Чтобы король с паяцем сводил счёты,
У короля глобальные заботы
И отвлекаться, право же, грешно.
В стране "энергетический" подъём!
В стране невиданный подъём энтузиазма!
Мы в новый мир Россию приведём,
Здесь я отмечу, как советник, без сарказма,
Такое удавалось лишь Петру,
Что обухом пробил окно в Европу,
А вы сорвали азиатскую чадру
Со всей России и теперь холопу
Понятен общий замысел реформ,
А то волнение, что выдают за шторм,
Уляжется, как только в мужике
Начнёт преобладать над азиатом,
Что дикий нрав скрывает под халатом,
Галантный европеец в сюртуке!

Министр Во:
Но долго ль ждать такой метаморфозы?
Мне кажется, что вам не двадцать лет
И выдавать фантазии грёзы
За некую реальность - просто бред!

Советник Кор:
Для вас возможно, ну а для меня -
Это реалии сегодняшнего дня.
Содружество славянских государств
России, Белоруссии, Украины,
Вот что спасёт Россию от мытарств!..
К тому же корни у нас, кажется, едины.

Министр Дел:
Ну, о корнях не стоит говорить,
Наверно всем известно во вселенной,
Что стоит русского немного поскоблить
И в нём татарина узнаешь непременно.
В России издревле довольно всяких наций
И с европейцем уживался азиат,
А ваш альянс из сферы провокаций,
Я в этом деле, к счастью, вам не брат,
Ведь поиски своих единоверцев
К плачевному исходу приведут,
Как ту толпу, в которую втолкнут
Коня, но предварительно натрут
Интимные места хорошим перцем.

Король:
Не понимаю ваших аллегорий,
Но всё же согласитесь, господа,
Что наше время веха для истории...

Министр Дел:
Конечно же, до "страшного суда"!

Король к министру Во:
И наши устремленья не напрасны.
Вы, кажется, со мною не согласны?

Министр Во:
Ваше Величество, как мне не согласиться,
Теперь неузнаваема столица.
За годы вашего мудрейшего правления
В державе развивались направления
На демократию, однако, вместе с тем
Возник ряд непредвиденных проблем...
К примеру, как с таким количеством свобод
Заставить обезумевший народ
Идти работать, а не бунтовать
И как прикажите границы удержать
На их исконных и законных рубежах,
Когда растёт как будто на дрожжах,
Ни где-нибудь, а в вашем окружении,
Число мерзавцев ожидающих мгновения,
Чтобы с короны выхватить алмаз,
К примеру, Украину иль Кавказ
И объявить себя там королём
Пугая мир Москвою и Кремлём.
По этой публике давно скучает дыба
И мы должны принять все меры либо
Не избежать позорного развала -
Растащат всю Россию по кварталам.
Ведь нынче шляпу снять перед Российским Троном
Даже ничтожество считает дурным тоном.

Король, обращаясь к министру Дел:
И что, дела действительно так плохи?

Министр Дел:
Ваше Величество, плачевные дела!
Нас демократия до ручки довела,
Что в пору всем податься в скоморохи!
Ваш лик уже рисуют на матрёшках,
Поют крамольные частушки под гармошку
В которых норовят вас оскорбить,
А уж о нас не стоить говорить,
Они теперь на нынешнюю власть
Готовы, грубо говоря, накласть,
Но нет, не потому, что сплошь все хамы,
А потому, что видят корни драмы
В беспомощности нынешних властей,
Где ни ума, ни совести, ни силы...
Да что там власть! Да чёрт бы с ней!
Когда б она не рушила России.
А мы страну спускаем словно мот
Родителями нажитые средства...
"Наследовать достоин только тот
кто может к жизни приложить наследство"

Король:
Вы адресуете всё это на мой счёт?

Министр Дел:
Мы все попали в этот переплёт,
А кто здесь больше или меньше виноват
Значенья абсолютно не имеет,
Когда реформы наши невпопад,
Когда народ России сатанеет
В своём стремлении помитинговать -
Необходимо меры принимать!

Король к министру Во:
И каковы же будут ваши меры?

Министр Во:
Ваше Величество, мы здесь не лицемеры,
А потому скажу вам откровенно,
Мы думаем ввести режим военный.
Мы создали чрезвычайный комитет
И просим вас его возглавить, если нет,
Я думаю, что вам необходимо
Немного отдохнуть под солнцем Крыма.

Советник Кор:
Но это, господа, переворот!
Как отнесётся к этому народ?

Министр Во:
Я вас прошу, придерживайте страсти,
Мы все и так находимся у власти,
А наш король на высочайшем троне,
Верны мы императорской персоне.

Министр Во, обращаясь к королю:
Вы отдохните месяц или два,
А как наладятся в империи дела,
Так сразу же вернётесь во дворец,
К тому ж народ России, наконец,
На плебисцит шёл с лозунгом доверия
"Да здравствует Российская Империя!"
А следуя демократическим канонам -
Воля народа является законом!
Ваше Величество устали-с от короны,
А мне придворный лекарь говорил,
Что вам необходимы моционы
Для поддержания величественных сил.

Король:
По вам давно соскучилась тюрьма!
Как вам сей кров?
Ведь это вы сошли с ума,
А я здоров!

Министр Во:
Больны, Ваше Величество, больны.
Ведь вы не понимаете страны,
Не ощущаете народные проблемы,
А это же опаснее гангрены.
И вы забыли, кажется, совсем
Консерватизм - оплот державы,
Я за реформы, вместе с тем,
Чтобы ничто не угрожало
Незыблемости наших рубежей,
Чтобы Россия от реформы только крепла,
А что мы видим - толпы торгашей
И Русь разбушевалась словно Гекла.
Реформы на Руси неотвратимы,
Но взяв на плечи это бремя
Нам лишь одно необходимо -
Время, время, время!
А вы торопитесь всё сделать очень быстро
И нет поддержки ни от черни ни министра.
Вам бы сдержать подобные процессы,
Тогда не избежали бы прогресса.

Король:
Я прикажу вас всех арестовать...

Министр Во:
Ваше Величество, меня не напугать,
Я пережил уже трёх королей,
Вы на моём веку - четвёртый,
Я вам не шут, не дуралей,
Я в этом деле калач тёртый,
А значит за моей спиной
Не ваша стража, а конвой.

Советник:
Но это, господа, переворот!
Как отнесётся к этому народ?

Министр дел:
Вы, любезный, не волнуйтесь за народ,
От ваших раздушевных треволнений
Он потерял на завтрак бутерброд,
Но приобрёл свободу рассуждений -
Какие гениальнейшие лбы
Его, трудягу, посадили на бобы.

Советник Кор:
Ну, знаете! Работать надо лучше,
Тогда и щи будут погуще!
Они работать не умеют совершенно,
А вот зарплату выдай непременно.

Министр Дел:
А кем, по-вашему, отстроена страна?
Когда б они работать не умели,
Мы б до сих пор развалины имели,
Что некогда оставила война,
А мы о ней лишь знаем по романам
Да вымирающим в забвенье ветеранам.
А что дали стране ваши реформы? -
Повырубили виноградники кругом,
На кусок хлеба выдумали нормы
И Кремль перестроили в дурдом,
Где каждый с заключеньем - паранойя
Играет роль национального героя.

Король, оскорблённый невниманием к своей персоне:
Прошу прощенья, господа,
Я вам случайно не мешаю?...

Все присутствующие извиняются.

Король:
Я слушал вас и понимаю -
Ошибка в том и в том беда,
Что я надеялся всегда
На мудрость моего народа,
Но такова его природа,
Что он душой не принимает
Того, что недопонимает.
И даже вы, мои министры -
Опора трона и империи
В своих суждениях речистых
Не принимали моё мнение.
А я надеялся, что мы
Найдём совместно ряд решений
И перестройка всей страны
Пройдёт без всяких осложнений.
Но я ошибся в том, что верил
В сознание народных масс,
В том, что надеялся на вас,
А результат - крушение Империи.
Ну что ж, готовьте экипаж,
Я подлый ультиматум ваш
Беспрекословно принимаю
И завтра утром уезжаю.

Король, обращаясь к министру Дел:

Вы говорите лучше в Крым?
Я этот выбор одобряю,
Подышу воздухом морским,
Под солнышком позагораю.
Ну а сейчас меня оставьте.
Фенита ля комедиа, прощайте.

Все уходят. Король, обращается в зал:
Вы спросите, зачем я согласился?
А как, по-вашему, я должен поступить?
Когда, глядя на вас, я убедился,
Что вас возможно переубедить
Не словом, а посредством грубой силы,
По коей вы соскучились давно,
Идут на смену узколобые "гаврилы",
Но мне уже, простите, всё равно.
Таким как я здесь нету места,
Процесс окончен! Музыку, маэстро!

Звучит Ленинградская симфония Шостаковича.

Сцена 3. Действие 1.

Кремлёвские палаты. Действующие лица: генерал Арм, начальник Охр., министр Без., советник Кор.

Генерал Арм:
Мне кажется, король сошёл с ума,
Несёт без умолку такую ахинею,
Что вместо демократии сума
Нас ожидает в эту эпопею.
Его Величество пора бы вразумить,
На созидание пора его настроить...
Ума не надо, чтобы развалить,
Но сколько надо сил, чтобы построить.
В России плодородная земля,
Но накормить державу стало нечем,
А он с трибун московского кремля
Блистает, как в театре, красноречьем.
Ведь он ещё не создал ничего,
Но вижу я, как рушится держава
И может быть безмозглого его
Утихомирит лезвие кинжала?

Начальник Охр:
Однако, ты, не по летам, горяч
Как гладиатор из средневековья,
Ты это лезвие как можно дальше спрячь -
Погубишь не его, своё здоровье.

Генерал Арм:
Но в армии брожение умов
Я каждый день с тревогой наблюдаю
И офицеров-бузатёров из рядов
Безжалостно с позором увольняю.
Но вылезают новые "варяги",
Которые, почуяв слабину,
Готовы отказаться от присяги,
Я чувствую гражданскую войну.
Уже потеряна земля припетербуржья,
На очереди Киев, Минск, Кавказ,
Не то, чтоб славу русского оружия,
Мы потеряли нечто большее сейчас.
Я развожусь с женой уже два года,
Но всякий раз отыщется предлог:
То нет судьи, то скверная погода,
Но постоянно нам оттягивали срок.
А здесь "разводится" Великая Держава
И никаких претензий, Боже мой,
Там где земля Российская лежала
Вдруг стала территорией чужой!
Абсурд какой-то, нонсенс, просто бред,
Я это только так воспринимаю.
Так какова цена былых побед
Всех наших предков, я не понимаю.
Что завтра я отвечу своим внукам,
Какой же их воспитывать морали?
Ведь буду я причислен к этим сукам,
Что пол-России, не моргнув, просрали!

Начальник Охр:
Да, много в нашей жизни королей
Пролезло под кремлёвские ворота
И каждый новый - всё глупей, глупей,
Что скоро снизойдём до идиота.
Ты прав, конечно, что страна в развале
И обнищал до крайности народ,
Но мы-то ведь с тобой подозревали
К чему реформа эта приведёт.
И нам пороть не следует горячки,
Потерпим месяц, может быть другой...
Взгляни в окно - то митинги, то стачки,
А лозунги - долой, долой, долой!
Он сам себя заталкивает в гроб,
И в этом мы ему чуть-чуть поможем,
Что даже множество приближенных особ
Не разберутся, что король подложен...

Министр Без:
Король подложен? С каких это времён?
Чего-то я, как говорят, не догоняю,
Ведь короля с младенческих пелён,
Я, извиняюсь, как облупленного знаю.

Начальник Охр:
Да, наш король наследник по закону,
Ни у кого сомнений в этом нет,
Но можно ведь Российскую Корону
Примерить на неведомый предмет,
А у меня есть некто на примете,
На короля он поразительно похож
И, думаю, подлога не заметит
Никто из государственных вельмож.
Он нынче к королю попал в немилость,
В Лефортово он угодил на "уикенд"
И у меня идея появилась -
Использовать удачный инцидент.

Министр Без:
Так кто же этот доблестнейший рыцарь?

Генерал Арм:
Кто наш спаситель? Как его зовут?

Начальник Охр:
Не так помпезно, господа, он - шут.

Генерал Арм:
Да вы решили посмеяться, сударь!
Но шут неважная приманка для капкана
И ваша шутовская удаль
Уместна, может быть, для балагана.

Министр Без:
А мне понравилась такая перспектива,
Она решает разом все задачи -
Заменим дурака на примитива
И под дуду шута в тюрьму поскачем.

Начальник Охр:
Я понимаю ваши опасения,
Вы провокатора увидели во мне,
Но я за двадцать лет совместного служения
Не въехал в рай на чьей-нибудь спине.

Генерал Арм:
Ну, хорошо, но только без намёков,
Свой странный выбор как-то объясни,
Намедни я наслушался пророков,
Так вот они вещают, что мясник
Придёт на смену королю - барану,
Хоть я не верю в этот наворот,
Но я устал петь дифирамбы балагану
И чувствую, наступит поворот
К трагедии с ужаснейшим исходом,
Где между братьями посеяна вражда,
Где власть воюет со своим народом,
Где нету места для свободного труда.

Начальник Охр:
Но этот шут и мухи не обидит,
Он воплощение любви и доброты,
К тому же в этом захудалом индивиде
Есть большой плюс - он пьёт до тошноты.
А я считаю это увлеченье
Нам будет только на руку сейчас,
Ведь я частенько слыхивал от вас -
Страною правит не король, а окруженье.
Мы сформируем новый кабинет,
А всех предателей в Лефортово отправим,
А шут-король - он не авторитет,
Как пьяница безволен и бесправен,
К тому же он в политике - профан
И в государственном устройстве - недоумок,
С утра и до ночи он как скотина пьян,
Но вечно не хватает пару рюмок.
Естественно, что при таком монархе
Рождается проблема моно-архи -
Как устранить зловонье в тронном зале,
А как рулить - так мы бы подсказали.

Министр Без:
Но это пахнет, господа, переворотом.
Здесь должен быть просчитан каждый шаг,
Ведь ожидает нас за каждым поворотом
Филёр, изменник, провокатор, враг!

Начальник Охр:
А что такое есть переворот? -
Замена силой фотографии монарха,
Но мы-то с вами знаем наперёд
Портреты остаются в старых рамках.

Генерал Арм:
А как же мы подменим короля?

Начальник Охр:
Ну, это также просто как два пальца...
Всё дело в смене верхнего белья
Временщика и постояльца.
Важнее нам сейчас определить
В какой из дней бельишко подменить.

Генерал Арм:
Я думаю, что можно наугад
В любой из дней устроить маскарад.

Начальник Охр:
О, генерал, не так амбициозно!
Как говорил какой-то из великих:
Сегодня рано, завтра будет поздно,
И нужно этих дурней одноликих
Нам подменить в такой момент,
Когда созреет...

Министр Без: наш клиент?

Начальник Охр:
Когда созреет ситуация в стране!
Она созреет ночью при луне,
Когда верхи уже не могут,
Когда низы уж не хотят,
Тогда мы выйдем на дорогу
И сменим шутовской наряд
И поведём народ вперёд...

Вбегает советник Кор. Взволнован, напуган:
Друзья мои переворот!
Король от власти отречён!
И телефон уж отключён!
И заперт тронный зал ключом!
Король в Крыму, он огорчён,
Сидит на даче сыч сычом,
Не разберётся что почём!
Уже захвачен телеграф!
Запрещена Эдит Пиаф!
Сдох в зоопарке слон, жираф!
Все читают "Майн кампф"!
Закрыты бани, школы, банки!
В Москве солдаты, шлюхи, танки!
У власти старый кабинет -
Чрезвычайный комитет!
Они себя так нарекли,
А неугодных упекли
В психушки, в тюрьмы, в кабинеты,
В траншеи, в морги, в лазареты...
И танец белых лебедей
Танцует наш архиерей!

Начальник Охр:
Ну, наконец, свершилось чудо!
Всевышний видит всё оттуда.
Мы короля освободим,
Ему колпак шута дадим,
А бармы на шута приладим
И на Российский Трон посадим!
Пришла Всевышнего расплата,
Низвергнем нынче супостата
И будем править, как хотим...
Вперёд друзья, скорее в Крым!

Генерал Арм:
О, моя бедная Отчизна,
Как ты сварлива и капризна...
В расцвете лет вгоняешь в гроб.
Вперёд друзья, на Перекоп!

Звучит симфония "Ля-минор" Л. Бетховена.

Сцена 4. Действие 1.

Действующие лица: муж, жена, сын (двадцати лет).
Московская квартира.

Муж, перед телевизором:
Как надоела эта дребедень,
Всё совершенствуются методы цинизма -
Монарх с экрана не слезает целый день,
Всё демонстрирует лицо социализма.
Социализм, да с человеческим лицом?
Вот кабы был социализм с мозгами,
Тогда монарх бы не был подлецом
И мы б не радовались супу с потрохами.
Ведь как умело, как непринуждённо
Втянул он всю державу в болтовню,
И все проблемы у него определённо
Меняются по десять раз на дню.
С утра жильём всех обеспечить хочет,
К обеду - обеспечит всех жратвой,
Чуть позже, за промышленность хлопочет,
И так пять лет! Ну, крепок! Боже мой!
И с какой пользой трепыхает языком!
Что вся страна, бесспорно, изменилась -
На что указывал монаршеским перстом,
Незамедлительно и с треском, развалилось!

Жена:
Зато нигде не видно алкашей,
А на Руси такого не бывало!

Муж:
Но как домашний скот разводим вшей,
Коль даже мыло по талонам стало.
У вас, у баб, одна проблема - водка,
Всё остальное, как поётся, трын-трава,
Но ваша память, видимо, коротка,
А в этой области статистика права,
Когда статист в порыве откровений
Вещает нам, что смертность возросла,
Что смерть не самых худших унесла,
Уже на почве алкогольных отравлений.
Сама суди, кто много пьёт в России? -
Тот, кто талантлив, руки золотые,
Кто без «остатка» себя людям отдаёт,
А наш король, к несчастию, не пьёт!

Жена:
Ну, милый мой, как сладко ты поёшь!
И у меня ни капельки сомнений,
Когда ты вёдрами заразу эту пьёшь,
Что ты у нас как Пушкин - простой гений!

Муж:
Я вижу ты стаканы всё считаешь,
Не ошибиться, вот твоя проблема...
Во мне поэта уничтожила система!
Да что ты в этом, дура, понимаешь!

Жена:
Тебе система, вдруг, не угодила,
А посмотри-ка, как живёт сосед -
Купил машину и диван из крокодила,
А ты купил себе велосипед.
Работать надо лучше, а не пить,
Вот тогда и будем лучше жить.

Муж:
А что, по-твоему, я делал на заводе
У шлифовального станка семнадцать лет,
Как проклятый, пашу на огороде...
Я честный человек, а не сосед.
А твой сосед - коллаборационист,
Он перестроился из коммунистов в демократы
И за полгода стал богатым,
А стало быть, он на руку не чист.

Входит сын:
Вы что опять не поделили, предки?

Отец:
Как это что? Российский трон,

Сын:
Зачем вам трон, когда есть табуретки?
Трон пошатнулся и пойдёт на слом.

Отец, возвращаясь к разговору с женой:
А мне система, да, не угодила,
И тем не угодила мне она,
Что разобраться не позволила война,
Что же природа мне определила.
Но я одно прекрасно понимаю,
Что мы, рождаясь, ни отца, ни мать,
Не в состоянии, слава Богу, выбирать
И я, как должное, систему принимаю.
А клеветать на Родину? Увольте!
В своём же доме я не диссидент,
Кому не нравится, так выйти вон извольте
И продолжайте свой эксперимент
Там, за кордоном, где-нибудь в Париже,
А здесь своих подонков выше крыши.
Пускай в своих томах многоэтажных
Как Моськи лают на страну мою,
Старатели на приисках бумажных,
Космополиты, я их видел на ...

Сын:
Ну, ладо, батя, ладно, без эмоций,
Тебя за то и можно уважать,
Что ты как тот сапожник, хоть и босый,
Но не намерен принципов менять.

Мать:
Как надоели вы своим философизмом,
У нас ни дом, а политкабинет,
Ну, институт марксизма - ленинизма,
От ваших бредней просто спасу нет.
Один - студент, другой профИссор,
Но вас не выключить как этот телевизор.
(Обращаясь к сыну)
Ты почему так рано, что случилось?

Сын:
А ничего случиться не должно,
Вот настроение моё переменилось
И я на два часа сходил в кино.
Советовали мне мои друзья
Сходить на фильм "Так жить нельзя".

Мать:
Так ты ушёл с работы? Ты что, болен?

Сын:
Не так трагично, мама. Я уволен.

Отец:
Не так трагично мама, я уволен.
И ты считаешь это пустяком?
Когда рабочих сокращают косяком,
Ты как дитя наивное доволен.
Не замечал в тебе беспечности кретина.
Так почему уволен, в чём причина?

Сын:
А в том, что просыпаясь по утрам,
Я весь разбит от мысли, что опять
Придётся на заводе выполнять
Работу, что ужасно ненавижу,
К тому же понимаю то, что там
Возможно заработать только грыжу.

Отец:
Да ты у нас весьма способный малый,
Тогда скажи нам, если не секрет
Ты кто, художник иль поэт?
А то зароем твой талант, пожалуй.

Сын:
Я понимаю иронию твою,
Ты на заводе протрубил всю жизнь свою,
Но я там не желаю надрываться,
Надумал я в коммерцию податься.

Отец:
Ну что ж, торговля тоже ремесло,
Хотя твой выбор мне и не по нраву,
Ты уже сам определять по праву
Куда тебя, беднягу, понесло.
Вся молодёжь дошла до идиотства.
Да я и сам не в состоянии понять
Почему вы рвётесь торговать,
Когда в стране упало производство?
Я понимаю - вы душой за рынок,
Но не на уровне же, толчеи базарной.
Пускай правительство политикой бездарной
Протёрло экономику до дырок,
Тем более чтоб чем-то торговать,
Необходимо производство развивать.
А наши "хлебосольные" купцы
Готовы всю державу на базар
Перетащить как ходовой товар,
Ну, разве же они не подлецы.

Сын:
Не надо, батя, за страну страдать,
Она большая, всей не разворуешь,
Ты вот меня производить вербуешь
И продолжаешь, как дитя мечтать
О даче, доме, о машине,
Но ты работаешь как лошадь и поныне,
А что имеешь? Разве что невроз,
Радикулит и силикоз,
А я лишь месяц на базаре постою
И сяду в тачку и, заметь, в свою.
Жить, папа, нужно для себя,
Стреноживай удачу как коня,
Тогда и обижаться не придётся
Ни на правительство, ни наше идиотство.
Хватай клешнёй свою судьбу за холку,
Да и тащи её на барахолку,
А если это вам не удаётся -
Идите, развивайте производство!

Отец:
Мать! Посмотри на мужа - идиота
И на отца вот этого урода!
Да неужели молодёжь ослепла,
Ведь мы державу подняли из пепла!

Сын:
Да, вы державу подняли из пепла,
А свора властьимущих только крепла
И потешалась над страной как над шутом,
А вы же своим доблестным трудом
Им бронзовые бюсты воздвигали,
А в благодарность они весь народ назвали,
Не больше и не меньше - алкашами
И не способными как следует работать,
Кода же перестанете ушами
Вы как ослы отдрессированные хлопать.
А я плюю на нынешнюю власть,
Что восхваляет полудурка и иуду,
Я думаю, как больше мне украсть,
А вот работать на неё уже не буду!
А ты работал, батя, ты работал,
Возможно, ты совсем не понимал,
Что со страной из пепла поднимал
Всех тех, кто с воплем "демократия",
Залезли в твой заштопанный карман...

Мать:
Скорей сюда! Взгляните на экран!
Глашатай третий раз передаёт -
В стране произошёл переворот.
У власти комитет чрезвычайный,
А наш король находится в Крыму
И пол-Москвы, как будто бы, в дыму,
А москвичи в истерике отчаянной
На лобном месте строят баррикады
И формируются какие-то отряды.

Отец:
О Господи! Несчастная страна!
Ещё одна гражданская война!

Сын спешно одевается.

Мать:
Постой, сынок. А ты куда?

Сын:
Туда, мама, туда!
Там где решается судьба
Твоя, моя, нашей страны,
Где нет нейтральной стороны.

Отец:
А на какой ты стороне?

Сын:
Я не могу сейчас определиться,
Пойду туда, взгляну на лица,
Послушаю, о чём там говорят
Да и вступлю в какой-нибудь отряд.
Я помню, в школе нас учили
Всюду, как мантру, повторять
Мы - не рабы, что это в силе,
Иду себе я доказать.

Звучит музыка из балета "Лебединое озеро».


ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Сцена 1. Действие 2.

Стюардесса:
Уважаемые пассажиры, наш.., простите, ваш самолёт совершил посадку в аэропорту самого крупного города Соединённых Штатов Америки - Нью-Йорке. Температура воздуха в городе 18 градусов выше нуля, влажность...

Террорист:
Хватит болтать, слушать сюда! После того, как мы выйдем из самолёта, никому не покидать своих мест в течение пятнадцати минут. Если кто осмелится выйти - самолёт будет взорван радиоуправляемой бомбой. Всё!

Трое террористов покидают самолёт. Пассажиры с волнением и страхом остаются на своих местах. Через несколько минут, в самолёт врываются трое мужчин и достают из-под плащей автоматы.

Первый тер.:
Самолёт захвачен! Все пассажиры и экипаж - заложники. Сидеть тихо, без паники! Кто жить хочет - рот не раскрывать, с мест не вставать!

В кабине управления самолётом:

Второй тер., толкая командира автоматом в спину:
Эй, начальник, самолёт захвачен. Все - заложники. Летим в Питер, понял?

Командир:
Да чего тут непонятного, чай не в первой. А вы кто такие?

Второй тер.:
Мы новые русские. Жить хочешь? Полетели!

Командир:
Топлива нет.

Второй тер.:
Заправляйся, пошустрому.

Командир:
Алё, ЦУП. ЦУП? Тут террористы заскочили, требуют слетать по-шустрому до Санкт - Петербурга, нужна дозаправка. Что?
А чёрт их знает, какие! Говорят новые русские, автоматом угрожают, говорят, всех расстреляет...

Второй тер,:
И изнасилуем.

Командир:
И изнасилуют.

Второй тер:
Ты будешь первым.

Командир:
Как я от вас устал, ей Богу.

Второй тер: (передёрнув затвор автомата)
Щас отдохнёшь!

Командир:
ЦУП, ЦУП, ЦУП, срочно заправить, они уже зарядили взрывное устройство! Что? Уже заправили? В сторону - Что-то слишком быстро, наверное, тоже из одной шайки. Товарищи террористы, разрешите взлёт?

Второй тер:
Тамбовский волк тебе товарищ, здесь господа.

Командир:
Господа террористы, разрешите взлёт?

Террористы:
Поехали!

От Нью-Йорка до Санкт-Петербурга дорога дальняя. Уставшие пассажиры, которым было безразлично всё происходящее, быстро уснули и, возможно, всем им снился сон:


Сцена 5. Действие 1.

Красная площадь. На площади устроены баррикады. Выходит король-шут со свитой. Король-шут забирается на броневик.
Действующие лица: Народ ( мужики, бабы, дети, бояре),
король-шут, советник Кор, писарь, 1-боярин, 2-боярин,
3-боярин.

Король-шут:
Сограждане! Друзья мои! Коллеги!
Сегодня мы сатрапа одолели
И пусть узнают все на белом свете,
Шта с диктатурой кончено в России.
Теперь, когда порушены злодеи
И убраны преграды на дороге,
Мы к демократии пойдём без промедленья
Сплочёнными и дружными рядами.
Конечно, будет трудностей не мало,
Но нам ли их бояться если рядом
Плечо единомышленников смелых
И ясно цель видна на горизонте.
Всего три дня боролись мы с тираном,
Три дня прошли и перед нами вечность!
Мы золотыми буквами победу
Внесём в пергаменты истории России!

Советник Кор:
Писарь! Где писарь? Писаря сюда!
Ты здесь! Пиши, писарь, пиши!

Король-шут:
Сегодня день счастливый и печальный,
Шта хочется плясать и горько плакать,
Со стороны одной - мы победили,
Ну, а с другой - борцов мы потеряли.
Их было трое, молодые парни,
Но жизнь оборвалась у них на взлёте,
Но в нашей памяти останутся навечно,
Эти простые русские герои!

Советник Кор:
Писарь! Где писарь? Писаря сюда!
Ты здесь! Пиши, писарь, пиши!

Король-шут:
Так помянём их чаркою "кремлёвской"
И по обычаю российскому закусим
Краюхой хлеба чёрного...

Советник Кор:
Писарь! Где писарь? Писаря сюда!

Писарь:
Да пишу я, пишу!

Советник Кор:
Дурак, этого не пиши! Хлеба давай!

Писарь:
Нету хлеба! Есть "Союзконтракт", варёный.

Советник:
Давай! (Взяв окорочок, подаёт его королю-шуту)

Король-шут: (отвернувшись от окорока. Выпив и заметно повеселев)
А можем просто так и без закуски.
Хочу признаться вам сограждане мои,
Шта не мечтал я жить по-королевски,
Но если так случилось, пусть так будет,
Хоть поживу на старости с размахом.
Я вам открою маленькую тайну,
Шта я как многие в России - сын крестьянский,
А потому житейские проблемы
Известны мне, отнюдь, не понаслышке.
Я обещаю, всё, что будет в моих силах,
То сделаю для русского народа,
А значит, снижу цены на продукты
И увеличу, соответственно, зарплату.
Дней через триста или триста двадцать,
А если быть точней, добавьте двести -
Приобретёте вы дома себе и дачи
И купите по два автомобиля.
А на обеды каждый будет кушать
Икру заморскую, халву и ананасы,
А запивать обед баварским пивом
И отдыхать, к примеру, на Гавайях.
Я в это верю, как и мой помощник,
Я с ним знаком, без малого, неделю,
Он ещё молод, но ужасно умный
И знает своё дело как отличник.
А если же такого не случится,
Клянусь короной, я его уволю,
А сам с моста Кузнецкого, в печали
И в горе, не задумываясь, брошусь.
А может, застрелюсь я на рассвете,
Когда страна опочивает безмятежно,
Но выстрелом бесчувственного кольта,
Я ввергну Русь в несчастное сиротство.
Уж лучше лягу на железную дорогу
И там, на рельсах бесконечно длинных,
Погибнет гений мой разбросанный по шпалам,
Но где найдёте мне тогда альтернативу?
Так верьте мне, кому же ещё верить?
Когда кругом жлобы и коммерсанты,
Когда везде прихватизация и шникерс,
Шта даже жить не хочется на свете!
А я за вас в часовне помолюсь,
Поставлю свечку за успех и процветанье
И на алтарь Руси многострадальной,
Я брошу силы и бесценное здоровье.
Но лучше по традиции российской,
Я пропущу стаканчик в честь народа
И как мужик, допустим из Свердловска,
Добавлю ещё парочку стаканов.

Выпивает. С трудом и помощью слезает с броневика. Вместе со свитой покидает площадь. Народ ликует!

1 боярин:
Теперь мы с нашим королём
Собьём с мятежников спесивость
И восстановим справедливость,
И в русло старое войдём.
После попытки совершить переворот,
Он понял, что единственной опорой
Во всех делах является народ
И надо думать очень скоро
В России установится порядок
И вновь восторжествует здравый смысл,
А изменения, что вызвали упадок
Под всенародный ураганный свист,
Как хлам отбросим на помойку...

2 боярин:
И хватит нам болтать за перестройку!
Давно пора с бездействием кончать
И радикальные реформы начинать!
А то все эти полумеры,
От коих только рушится страна
Дают беспрецедентные примеры,
Что порождают в русских головах
идеи, вымыслы и слухи
Неотвратимости разрухи.

3 боярин:
Что поделать, все мы христиане,
А в двухтысячном году,
Сказано в Святом Писании,
Все окажемся в аду.
Конец света, господа-с,
Что поделаешь, судьба-с.

1 боярин:
Сейчас для юмора не много оснований,
Но если не принять серьёзных мер,
Не далеко уйдём от предсказаний
Чревовещательных химер.
Сейчас одна проблема на Руси -
Не допустить развала государства...

2 боярин:
И здесь нас Господи Всевышний упаси
От старого ведения хозяйства,
Где Русь в расцвет экономического краха
Трещит по швам как старая рубаха.
Ведь даже раб, по сути - созидатель,
Но он тогда лишь будет созидать,
Когда ни пан, ни царь и ни создатель,
Не в праве будут у него отнять,
Что нажито трудом его и потом,
А уж тогда пугай его потопом,
Он даст отпор и чёрту и судьбе
И вытащит державу на себе.
А мы лишь пониманье прояви
К его материальным интересам,
Ведь собственник сидит у нас в крови,
Хоть выжигай его железом,
Всё будет тщетно и безрезультатно...

1 боярин:
Так вы нас призываете обратно
Российские оглобли повернуть?
Но это нам уже знакомо,
Что всё отнять, что всё вернуть,
Ведь всё едино вероломно.
И возрожденье собственника чувств,
Нас приведёт к тому же результату -
Где государственный амбар всё также пуст,
Но станет брат врагом родному брату,
И вся Россия превратится в ад,
Но будет поздно поворачивать назад.

3 боярин:
М...да! Сколь ни крутись вокруг Светила,
В расположении планет
Удачней мест не находила
И потому в безбрежье лет,
Русь всегда в лаптях ходила.

1 боярин:
А вы всё шутите, коллега?

3 боярин:
Да уж, какие шутки, если мы
Хватая щепки Нойева Ковчега
Мечтаем строить крейсер для страны.
У вас обоих очевидны атавизмы,
На вас бы шкуры бычьи сшить,
Дубины дать и для Отчизны
Направить мамонтов глушить.
Уж возрождать, так возрождать,
Не за пустяк же варежки марать.

2 боярин:
Если вам нечего, любезнейший, сказать,
Так незачем и рот свой раскрывать.

3 боярин:
Ну почему же нечего сказать,
Я вам скажу, что надо ждать
И эволюция всё сделает сама,
А нам работать нужно каждый день
Не возводя любую дребедень
До истины, и вот тогда страна
Как всякий полноценный организм
Отхаркает любой сопливый изм.

2 боярин:
Так будем ждать ещё полсотни лет
Когда придёт экономический рассвет!

3 боярин:
Ответ есть в вашем же вопросе,
И пусть мой вариант довольно плох,
Но спешка всем нужна при ловле блох...

К боярам подходит группа мужиков

1 мужик:
И при поносе.

2 мужик:
Простите, можно задать вам вопрос?

2 боярин:
Что за вопрос?

2 мужик:
Вот мы здесь отстаиваем нашего короля, а жизнь-то лучше будет?

2 боярин:
Лучше? С какой такой стати-то? Россия недавно отметила тысячелетие крещения и за эту тысячу лет не найдётся периода, когда можно было бы сказать - "Хорошо живётся на Руси". Так что закатай обратно...

3 боярин:
Не слушайте его друзья. На этот раз
Зависит всё только от вас.
Слегка пригнёте свою шею -
Набросят сразу же хомут
И под себя всех подомнут,
Надежды по ветру развеют
И обесценят жизнь и труд.
А потому, держитесь прямо
И не стесняйтесь прихватить
За воротник любого хама
И популярно объяснить,
Что жрёт он хлеб, что вы растили
И то, что носит он штаны,
Что, может, ваши жёны шили,
Что вы - хозяева страны!

2боярин:
Так я сказал то же самое, но без патетики. А такие как вы своими ля-ля всегда пудрили мозги народу. Я вам так скажу, мужики, как пахали, так и будите пахать, с той лишь разницей, что за это вас не будут сажать и вешать, а дивиденды кто получал их раньше, тот будет их получать и сейчас.

2 мужик:
Спасибо за откровенность. Выходит, мы зря здесь кровь проливали?

2 боярин:
Почему же зря. Народ всегда проливает кровь во имя чего-то или во имя кого-то. На этом горе всегда кто-то неплохо зарабатывает. Кто-то заработает и сейчас.

3 мужик:
Идём отсюда, мы здесь ни короля защищаем, а свой хомут.

Все уходят.


Сцена 6. Действие 1.

Тронный зал. Король-шут восседает на троне, в руке бутылка.

Действующие лица: король-шут, генерал Арм, советник Кор, начальник Охр, министр Без.

Король-шут:
Вот это вляпался. Ну кто бы мог подумать,
Как говорят из грязи прямо в князи,
И что теперь я должен буду делать,
Какие выпадет решать в стране задачи?
Смеялся над законным королём,
И вот я сам король и что же дальше?
Позволить посмеяться над собою,
Но и уйти никто мне не позволит.
Когда шута возводят в короли,
То здесь замешаны влиятельные силы
И думаю, что быть самим собою
Мне, к сожалению, больше не позволят.
А если так, зачем сопротивляться,
Пусть всё идёт, как писано судьбою,
Пусть будет так, как хочет сам Всевышний,
А мне осталось только покориться.

Пьёт из горлышка. Входят: начальник Охр, генерал Арм,
советник Кор, Министр Без.

Начальник Охр:
Ваше Величество, да вы опять пьяны!
Нельзя же быть сейчас таким беспечным!
Когда решается история страны,
Когда процессы как мгновенья скоротечны,
Необходимо нам определить
Столпы демократической платформы,
Чтоб невозможно было обратить
В державе проводимые реформы.

Король-шут:
Ну, право дело, ты такой зануда,
Вчера мы супостата одолели,
И я теперь имею право выпить,
Как и любой из вас имеет право.

Генерал Арм:
Ваше Величество, опасна эйфория,
Когда так зыбка почва под ногами,
Когда сильна чрезвычайная Россия,
Мы можем поплатиться головами.
Мы должны очень трезво оценить
Сложившуюся нынче обстановку,
А посему необходимо прекратить
Хлебать как квас анисовую водку.

Король-шут:
Я вижу, ты меня не уважаешь,
Ну как, скажи, с тобой найти консенсус?
Ну, хочешь, сделаю тебя премьер - министром?
А хочешь, в думе сникерсом назначу?

Начальник Охр:
Ваше Величество, ведь не об этом речь,
Делить посты нам только не хватало!
Сейчас важней Россию уберечь
От недостойного преступного развала!
Мы должны ночью подписью скрепить
Обдуманное утром соглашенье
Славянских государств и может быть,
Мы остановим столь постыдное стремленье
Части России к суверенитету.
Мы не шуты, чтобы смешить планету!

Король-шут:
Во-первых, я хочу вам заявить,
Шта о шутах я слышать не желаю,
А во-вторых, хочу я всем напомнить,
Шта, где вы видели в России королей?
Россией правил царь самодержавный
И начиная радикальные реформы,
Вы так ко мне отныне обращайтесь
И низко головы склоняйте предо мною.
Пожалуй, с этого начнём мы возрожденье,
А соглашение славян - скреплю печатью,
Мы будем братьями отныне и навеки,
Ну, а за это выпить не мешало б! (Пьёт из горлышка).
Ну, вот и всё, теперь другое дело,
И небо засверкало в бриллиантах...
Пойду, посплю, я что-то притомился
О государственных проблемах рассуждая. (Уходит).

Генерал Арм:
Ну как вам нравится всё это, господа?
По-моему мы не туда попали...

Советник Кор:
Нет, почему же, мы попали и туда,
Другое дело, что попасть не ожидали.
Царя изысканным манерам не учили,
Так будьте снисходительны к нему,
Важней другое - мы поддержку получили
И быть славянскому союзу посему.

Начальник Охр:
Да сколько можно этот вздор нести!
Вот уж зануда так зануда!
Ведь соглашенье ставит вне Руси
Кавказ и Азию, но это же, преступно!

Министр Без:
Нам всем уже не следует считать,
Что мы Россией некогда считали.
"Союзников" и силой не сдержать
И здравомыслие удержит их едва ли,
Сейчас всем нужен суверенитет,
А для чего, здесь объяснений нет.
Они как пёс, сорвавшийся с цепи,
Как угорелый, всё ему неймётся,
Не изловить, мани иль не мани,
А жрать захочет - сам домой вернётся.

Начальник Охр:
Мне наплевать на Азию с Кавказом,
Они ополоумели все разом,
Забыли, что под крылышком России
В междоусобицах друг - друга не косили
Уже наверно более ста лет,
А благодарности как не было, и нет
И лишь ослабло русское влияние,
Как тут же проявились злодеяния –
Они уже воюют меж собой,
Русскоязычных гонят вон, домой,
А кое-кто из современных басмачей
Кричит в истерике - неверного убей!

Генерал Арм:
Так и у нас какой-то меринос
Всю веру уподобил пирамидам,
Где наверху сидит Иисус Христос,
А Будда и Аллах под этим индивидом.
Ведь эти "православные" уроды
Ни в чём, не зная ни стыда, ни меры
Столкнут на бойню целые народы
Уже на почве идолов и веры!

Начальник Охр:
Вот именно, чтоб бойне не случиться
Удобнее от них освободиться.
Пускай ещё воюют триста лет,
А нам до этого, простите, дела нет.
Лишь бы в России было всё спокойно,
А Азия, Кавказ, как чирей гнойный,
Всё рос и рос и, наконец, прорвало...
Нам только бойни на Руси и не хватало.

Генерал Арм:
Но Азия, Кавказ - есть часть России,
Ведь сколько было принято усилий
Для нашей интеграции и вдруг,
Становится врагом наш старый друг.

Начальник Охр:
Но что бы обладать в России властью,
Пожертвовать нам нужно этой частью.

Советник Кор:
Друзья мои, закончим этот спор!
Плевать нам на сепаратистов,
У нас есть посерьёзней разговор -
Как мы поделим пОртфели министров?

Генерал Арм;
Я желаю быть министром обороны.

Министр Без:
Я министром внутренних дел.

Начальник Охр:
Я думаю, за мной портфель премьера...

Советник Кор:
Послушай, дорогой, что за манеры
Хватать, что плохо, якобы, лежит,
Уж слишком шустрый ты как петербургский жид,
Из сторожей и сразу же в премьеры.
Ну, что ты можешь в качестве министра?
На дыбе вздёрнуть или удавить,
Арестовать, повесить, утопить?
А там нужны мозги магистра!

Начальник Охр:
Да уж не ты ли, часом, их владелец?
Мне кажется, ты лишнего дерябнул,
Да я тебя вот этим канделябром
Произведу в дебилы, якобинец!
Ты на себя-то в зеркало взгляни,
Ведь на тебе ни кожи и ни рожи,
А всё туда, в придворные вельможи...
Ты, верно, обожрался белены!
И результат как видим на лицо,
Но надо меру знать, в конце - концов!

Советник Кор:
Ах ты, козёл вонючий, ну каков!
Тебя лицо моё не привлекает?
Да тебя мамочка родная не узнает!..
Держите меня трое мужиков!.. Бросается на начальника Охр. Завязывается драка. Советник Кор подминает под себя начальника Охр. Генерал Арм и министр Без, откровенно смеются. Вдруг начальник Охр из-под советника Кор, закричал:
"Охрана!". Вбегают охранники.

Начальник Охр:
Арестовать скорее негодяя!

Охрана стаскивает с начальника Охр советника Кор. Начальник Охр поднялся, поправил форму.

Здоров зараза, любого забодает!
Свести в темницу подлеца!

Генерал Арм: (к начальнику Охр)
Одну минуточку, постойте,
Вы свои нервы успокойте!
Нельзя же с силой кузнеца
Крушить направо и налево,
Нас повязало одно дело
И в нём мы будем до конца!

Начальник Охр: (подумав)
Да, вы правы, погорячился,
Но этот сам же напросился.
Эй, охрана! Освободите!
Вы свободны, уходите.

Генерал Арм: ( к советнику Кор)
Как объясните вы несдержанность свою?
С таким характером и быть премьер-министром?
Ведь вы не ровня вышибалам террористам...

Начальник Охр:
Вот именно, как объясните?

Советник Кор:
Как объясню? Немного притомился
Когда Отечеству полезным быть стремился,
К тому, намедни, подхватил простуду,
Но обещаю - больше так не буду.

Начальник Охр:
Так ты с моей кандидатурою согласен?

(Советник Кор, сморкаясь в платок, кивает).

Начальник Охр:
Значит дело лишь за царским подтвержденьем.
Теперь решим ряд государственных вопросов.
Что делать с экономикой страны?
В ней много парадоксов и курьёзов,
Но нет в ней нынче слабой стороны.
Со всех сторон, она сильна своим паденьем
И в государственной казне нет ни гроша,
Но ситуация лишь тем и хороша,
Что можно заниматься укрепленьем
Не только курса нашего рубля,
Но так же, своим шатким положением,
Все промахи, в политике валя
На прежнее правительство страны,
На происки врагов иль сатаны,
Короче есть пространство для исканий,
Лишь нужен опыт и немного знаний.
Какие будут ваши предложения,
Догадки, версии, суждения?
Как избежать экономического краха?
Как возродить из нравственного праха?
Уже набившие оскомину вопросы
И я прошу, как говорится "делать взносы".

Советник Кор:
Да уже всё придумано давно!
Вы не сочтите мою речь за панегирики,
Но я по "ящику" вчера смотрел кино -
Ох, как прекрасно жить в Америке!
И так их экономика сильна,
Что не сравнится ни одна страна.

Генерал Арм:
С реформы денег надо начинать,
И заморозить цены и зарплату,
Потом издать указ - не воровать,
Не пить, не брать на лапу!..

Начальник Охр:
Да вы нас в прошлое зовёте, генерал!
Вы нам ещё прочтите "Капитал".
Мы переходим к рыночной системе,
А вы нас возвращаете к проблеме
От коей мы пытаемся уйти.
Мы для того сидим здесь, чтоб найти
Возможности внедренья в государстве
Той экономики, что признана давно,
Во всём цивилизованном пространстве,
А вы нам всё талдычите одно...
У вас занозой в голове социализм,
Но мы-то взялись за капитализм.
Вы почитайте Смита и Адама!
К примеру, поломалась пилорама,
А нету досок - нет карандашей
И нечем выписать квитанцию на мыло,
И резко возрастает число вшей
На каждое невымытое рыло,
И дровосеки зачесались от гангрены,
И здесь на мыло возрастают цены!
Адам и Смит - они не дураки,
И каждый своё дело туго знает,
А цены пусть базар определяет,
Нам этим заниматься не с руки.

Генерал Арм:
Базар определит,
Но цены так накрутит,
Что пресловутый Смит
И карандаш не купит!

Министр Без:
А сельское хозяйство, господа,
Оно у нас на грани вымирания,
У нас страна недоедания,
А накорми народец и тогда,
Он все реформы примет на ура,
И выдаст процветанье на-гора.

Советник Кор:
Да он и так всё выдаст на-гора
И чем голодней, тем быстрее -
Его за горло схватит детвора
И нет на свете способа вернее.
Конечно, есть в державе и другие,
Их не принудят методы такие
На общество как следует пахать,
Но мы-то можем меры предпринять.
К примеру, чтобы вкалывало быдло -
Мы проведём приватизацию в стране,
Появится хозяин, очевидно,
Он их заставит вкалывать вдвойне.
А в сельское хозяйство ни рубля,
Пускай живут трудами и базаром,
У нас же плодородная земля -
Чего не ткни, всё вырастет с наваром.

Генерал Арм:
Но не об этом нужно говорить,
Они себя прокормят, нет сомнений,
Но как же нынче город накормить
Без норм, талонов и ограничений?

Начальник Охр:
Мы разовьём в державе частный сектор,
И колхозы не помеха государству,
Но фермер - результирующий вектор,
Даст направление аграрному хозяйству.
Но я предвижу, может так случиться,
Что на этапе становления реформ
Весь агрокомплекс не покроет норм,
Но нам содействие окажет заграница.

Министр Без:
Да, безусловно, заграница нам поможет,
Если Россия реформироваться сможет,
К тому же есть ещё одно условие,
Оно касаемо морального здоровья -
Они желают, чтоб правительство напрасно
Не беспокоило российских педерастов.

Начальник Охр:
О Господи! Да нам бы их проблемы,
А мы крушим здесь негуманные системы.
Чего их трогать, пусть себе… резвятся
Уж коли им так хочется... брататься.
Какие ещё будут предложения? (Все молчат)
Тогда позвольте сделать заключение
Иль, выражаясь по-французски, резюме -
Подохнуть не желаете в тюрьме? ( Все хором - не)
Тогда как воздух нам необходимо,
Чтобы любая из предложенных реформ
Как ниппель бы была необратима
И пронеслась бы по России


Своё Спасибо, еще не выражали.


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 85
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 51 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Панель пользователя
Рубрики журнала
Важная информация
Колонка редактора
Именинники

Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.