*** Пропели птицы, отзвенело лето. И лишь синички тренькают с утра, О том, что не ушло, что не допето, Что прячет памяти упругая кора. Всех наших дней и встречи, и разлуки. Все то, что мы с тобой не сберегли. Хранят сонетов трепетные звуки. Хранит рука, зовущая в дали. От абрикосов теплый дух и пряный. Мед диких пчел – и терпкий, и

Безбожная трагедия

20 августа 2017 | Автор: | Категория: Юмор
1
1
Представим дом, окно, гардины
Пришторены до половины,
И что мы видим в тот просвет?-
Обои, мебель, бра, портрет,
Портвейн, рюмка, портсигар,
Сквозняк доносит перегар,
Ещё горит огонь в камине,
На опрокинутой картине
Куёт рекорд стране ударник,
Играет громко трёхпрограмник
И как в романе у Золя
Лежала баба без белья.
На вид ей было двадцать пять,
Чуть больше - меньше, наплевать.
Всё было: руки, ноги тоже,
Подмышкой прыщ на бритой коже,
И грудь была и знает каждый
Её наверно не однажды
Восторг любви почувствуя,
Сжимали не предчувствия.
И ноги были, "только вряд
Найдёте в России целой
Три пары стройных женских ног",
А на одной ноге сапог.

Вот вам загадка, в самом деле
Зачем сапог на голом теле?

Нет, согласитесь, не напрасен
Был наш обзор, и вывод ясен,
Пусть будет он немного груб,
Но эта баба в доме – труп.

Теперь посмотрим, что снаружи:
Пил жеребец из грязной лужи,
Корова рядышком паслась,
Под марлей вялился карась.
И обстановка говорила,
Что здесь спокойствие царило.
Но вот, у дома, под карнизом,
Торчало нечто кверху низом.
Когда чуть ближе подойдя,
Мы видим, что стоит бадья,
А из бадьи лишь пара ног,
И на одной ноге сапог,
Ещё торчал один росток,
Но он не стоит пары строк.
Вот, натюрморт, он всем знаком -
Бадья с водой и мужиком.

И вот ещё, чуть не забыл
Кобель в сарае жутко выл.

Так, подведём теперь итоги,
Пересчитаем наши ноги:
Во-первых, что у нас там – дом;
Во-вторых – баба с сапогом;
И в- третьих – под карнизом ступа,
А итог – уже два трупа.

2

Ну, а теперь, читатель,
Чтобы проникнуть в суть,
Возможно, и некстати,
Отправимся мы в путь,
Но не вперёд к познанию,
Но в прошлое, но вспять,
Чтоб к нашему дознанию
Все меры предпринять.

Представим деревушку:
Разруха, нищета,
Где каждый взят на мушку
Товарищем ЧКа.
Растёт кругом крапива,
Кругом растёт трава,
Там самогон и пиво
Качают, не права.
А между тем в колхозе,
Его уж ныне нет,
Рос мальчик в жалкой прозе
На внешний вид – брюнет.
Тупым и бестолковым
Он был не по летам,
Как жеребец, здоров был,
И как осёл, упрям.
Отец был забулдыгой
И проституткой мать.
Лопатой и мотыгой
Пытались откопать
Талант в любимом чаде,
Но им не повезло
И плюнули, коль надо –
Отыщет ремесло.
Но видела счастливым
Его родная мать,
А значит, примитивом,
Как маму не понять,
Ведь знала мама если
В проблемы не вникать,
То можно жизнь как в песне
Счастливо прошагать.
И мама вышибала
Намёки на мозги,
Ведь те, кто не далёки
Так к истине близки.
Сын обижался редко,
Но как-то грянул гром…
И мальчик своих предков
Сдал в сумасшедший дом.
А сам пошёл этапом,
Детсад – детдом – тюрьма,
Но пролетариатом
Был вынут из дерьма.
Работал на заводе
Учеником пять лет
И поумнел он вроде,
А вроде бы и нет.
Немного оперившись,
Он запил от тоски.
С зелёным змием слившись,
Он понял, как близки
Его душа и змия,
Им вместе нипочём
Безумная Россия,
Да с саженым плечом,
Им море по колено,
Но только как всегда
Случится непременно
С одним из них беда.

3

Была поздняя ночь
Или раннее утро,
И нормальный не прочь
Поступить очень мудро,
Скажем, лечь на столы
И уснуть до рассвета,
Но начальством, увы,
Запрещается это.
И торчишь как дурак
Ночью у телефона,
И мерещится враг
В виде монстра-грифона,
Измордуешь не в сон
Безобразного гада,
Вдруг окажется он
Старшиною наряда,
А включившись, поймёшь –
Совершилось несчастье
И уже не уснёшь,
Ищешь в жертве участье –
Извини дорогой,
Боевой мой товарищ,
За тебя я горой,
Только ночь, понимаешь?
Но забрезжил рассвет
И наряд на исходе,
И покажется, нет
Происшествий в народе,
И всего полчаса
До назначенной смены,
И почуял в усах
Запах жёнушки Лены.
Вдруг, раздался звонок,
Что случается часто –
Место зла и тревог
Милицейский участок.
Голос нервно дрожал,
Был он даже неистов,
Словно острый кинжал,
В доме восемь – убийство.
Лаконичен ответ –
Выезжаем немедля,
Получив пистолет,
Вылетаешь как кегля.
И когда попадёшь
В отчий дом – неизвестно,
На земле не найдёшь
Мерзопакостней места.

4

Он с нетерпеньем ждал субботы,
Потом он стал и в будни пить,
И увольнение с работы
Смогло его остановить,
Но лишь на миг, пока нет денег,
Пока он ломом шёл на дно.
Он нервным стал как шизофреник,
Хоть им, по сути, был давно.
Свалившись в низ, он огляделся,
Решил – не рай, но и не ад
И вдруг, как порох загорелся,
Что наша жизнь – всего лишь спад,
Спад в темноту, спад в неизвестность
Из меркантильной суеты,
Совсем не важно, в эту местность
С каких высот сыграешь ты.
И наш герой не стал пытаться
Устроить жизнь – ради чего?
Собрать посуду, сдать, нажраться –
Вот устремления его.
И вот однажды, сдав бутылки,
Купив спиртного, огурцов,
Идёт, но к запаху горилки
Выходят трое молодцов.
На внешний вид не дипломаты
И по манерам не князья,
Скорей всего – дегенереты,
Разбоя верные друзья.
Подходят, вперив взоры в «сидор»,
А в нём - живительный продукт,
Без малого, там целый литр.
«Опохмели, любезный друг!»
Такие милые ребята,
Ну как откажешь, нету слов
И улыбаться ещё надо
Этой компании козлов.
Расселись, прямо у дороги
Устроив маленький бедлам,
И ощущение тревоги
Вливалось с водкой пополам.

5

В небольшом автомобиле,
Где поломок в изобилии,
Где гремит всё и грохочет,
Сержант Поносов ехать хочет.
Он подёргал много ручек,
Поворачивал он ключик,
Он сменил трамблёр, бобину,
Полу-лысую резину
И в кардане крестовину,
Подтянул ключом кабину,
Посмотрел на карбюратор,
Он пощупал генератор,
Покрутил за вентилятор
Воду лил в аккумулятор,
Вспомнил он про вариатор,
Заглянул на индикатор,
Смазал ломом радиатор,
Отыскал искру в баллоне,
Срезал лычку на погоне,
Почему же до сих пор
Не заводится мотор?

Горе автомобилиста,
Как проехать на убийство?

И решил сержант Поносов
Сесть на рейсовый автобус.
Едет, в поручни вцепился,
Он немного притомился
За дежурство в эту ночь,
Но усталость гонит прочь,
Как пахана, пистолетом
И орёт, орёт при этом –
-Я вас всех пересажаю,
Всех блондинок расстреляю,
Перевешаю на рее
Демократов и евреев».
Подскочил он вдруг к шофёру:
-Едем, падла, к прокурору,
Нет, поедем на убийство
И давай, водила, быстро,
И при этом дунул в дуло,
Вдруг, автобус тряхануло
И, не следуя угрозе,
Он очнулся в этой позе.
Сразу как-то изменился
И немного удивился -
Почему автобус пуст
И шофёр дрожит как куст?
Впрочем, это только вздор,
Устремив свой мутный взор
На бегущие деревья,
Он подумал: «Эх, деревня!
Хорошо бы как-нибудь,
На недельку отдохнуть
Сюда выбраться с женой,
Тишина здесь и покой».
Но опять, вдруг, просветленье:
«Здесь свершилось преступление,
Еду я вести дознание,
Еду я»… заметив здание
С нумерацией «восьмой»,
Он сказал шофёру: «Стой!»
И не став благодарить,
Он пошёл убийц ловить.

Как ловить? Кого ловить?
Где связующая нить
Возрождения с кончиной,
Преступления с причиной,
Убиенного с убийцей,
Беспределом и границей?

Но на эти все вопросы
Знал ответ сержант Поносов.

6

Сержант прошёлся вокруг дома,
Пощупал, прочен ли забор,
Увидел – лошадь и корова
Пасутся, и зашёл во двор.
Нигде не видно разгильдяйства,
Везде порядок и уют –
«Довольно крепкое хозяйство,
Весьма зажиточно живут.
Нет, не живут уже, а жили –
Поймал на мысли он себя –
Сегодня ночью их убили,
О, эфемерность бытия!
Что ждёт нас каждое мгновенье,
Не ведая своей судьбы,
Из поколенья в поколенье,
Мы неизвестности рабы».
И детектив припомнил случай,
Когда назад тому три дня,
Был дождевой, застигнут тучей,
Со службы как всегда идя.
Он, утомлённый от бессонниц,
Шёл тихо лужи, обходя
И вдруг, он падает в колодец,
А люди, мимо проходя,
Кричали: «Подходящий орган
В канализации торчит»,
Но здесь ход мысли был оборван,
Сержант услышал, что рычит
В сарае, видимо, собака.
Он подошёл, отворил дверь,
Как тут же на него в атаку
Бросается какой-то зверь –
Поносова сбивает с ног,
Перелетел через порог,
Поносов крикнул: «Место, Рекс!»,
Сработал ментовский рефлекс –
Поносов тут же на ногах
И пистолет в его руках.

А зверь, несясь во весь опор,
Перемахнул через забор,
Внезапно выстрел прогремел –
Зверь споткнулся, заревел –
Сержант воскликнул: «Ха, попал!»,
И бездыханно зверь упал.

Улыбка удовлетворенья
Прилипла на сержантский рот,
Но в то же самое мгновенье,
Он видит - зверь опять встаёт,
Вот он готовится напасть –
Сержант уже не улыбался,
Стрелял он зверю прямо в пасть.

И кровь текла из этой пасти,
Зверь падал только вновь и вновь,
В порыве ярости и страсти,
Глотая спекшуюся кровь,
Очередной раз поднимался,
Но с каждым выстрелом менялся
Его необъяснимый вид –
То был какой-то зверь – гибрид,
В нём было что-то от гиены,
От крысы, волка, ото льва,
И видя эти перемены,
Сержант ладонью пот со лба
Спокойно вытер и подумал:
«Последний, кажется, патрон
И если это всё не сон,
То динозавр или пума
Меня сожрёт, для похорон
Оставив верхние одежды».
И всё же с проблеском надежды
Нажал на спуск – зверь кувыркнулся,
Вновь встал, от крови отряхнулся,
Лизнул себя в кровавый нос,
Как будто даже улыбнулся
И вполне ясно произнёс:
-Ну что, порадовался, мусор?
Теперь настал и мой черёд
И от «макаровских» укусов,
Качаясь, двинулся вперёд.

Сержант попятился к сараю,
Нащупав за спиною дверь,
Подумал: «Я ещё сыграю
С тобою в прятки, чудо-зверь»,
И заскочил мгновенно внутрь,
В прыжке остервеневший упырь
На двери налетая, взвыл
И сам собою их закрыл.
Он начал рвать клыками стены,
Пытался лапой дверь сорвать,
И в злобе стал хлопья пены
На землю с челюстей стекать.
Но вдруг он замер, на мгновенье
Умерив собственную прыть,
И, видимо, приняв решенье,
Он стал подкоп к сараю рыть.
Он ловко рыл – земля летела
Из-под его могучих лап
И погружалось в яму тело
Под его мощный рык и храп.

Сержант, в сарае огляделся,
Увидев на полу багор,
Вдруг жаждой боя загорелся,
Решив, что прятаться – позор.
Вот он увидел снизу свет,
Вот показались лапы, морда –
Сержант втыкал свой инструмент
В зверя безжалостно и твёрдо,
Но тот, не ощущая боли,
Сквозь щель прорытую пролез
И вдруг, помимо своей воли,
Он словно облако исчез,
Оставив только за собой:
«Мы ещё встретимся с тобой!».

Поносов на часы взглянул –
Минутой час восьмой минул.
Расслабившись, присел на сено,
Багор кровавый отшвырнул,
Уткнувшись головой в колена,
В изнеможении, уснул.


Сказали спасибо (1): dandelion wine


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 85
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 98 | Напечатать | Комментарии: 1
#1 Автор: dandelion wine (21 августа 2017 15:27)

Группа: Редакторы
Регистрация: 31.05.2013
Репутация: 88
Публикаций: 64
Комментариев: 6271
Отблагодарили:468


Подправила. yes Чтобы самому редактировать публикацию, нужно - зайти в Админцентр на Панели пользователя вверху страницы, или же нажать на странице с публикацией значок - серенькие очки (он перед зелёным плюсиком в строке -- Просмотров: | Напечатать | Комментарии: ) Откроется окно - Быстрое редактирование (можно редактировать публикацию и заголовок) и Полное редактирование - окно, подобное окну загрузки публикации, где можно править ещё и анонс публикации. Чтобы к кому-то адресно обратиться в чате - нужно нажать на этот ник и в окне нажать - ответить. В комментарии - нажать в окне комментария оппонента - [цитировать], для редакции своего комментария жмите в нём - [изменить]. Спрашивайте, если что-то не понятно, не стесняйтесь, обязательно объясню и научу. yes

"Ложь поэзии правдивее правды жизни" Уайльд Оскар

  • 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Панель пользователя
Рубрики журнала
Важная информация
Колонка редактора
Именинники

Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.