Отчего же ты веснушками, луна, Окунулась в снег с печальною мордашкой? Я люблю, когда из шумного окна Заползаешь в гости желтою букашкой. Ты спокойна, ты грустна и холодна. Может тебя кто-нибудь обидел? Кто-то про тебя забыл и ты одна, До конца тебя не понял, не увидел. Кто-то тебя слишком упростил, Твоего дыхания не услышал. И тебе не легче от

Бизнес

11 августа 2017 | Автор: | Категория: Проза
Мы сидим в фургоне и проверяем оружие. На улице поздний вечер. Мартин нас инструктирует:
— Полчаса до инкассации. У нас есть не больше четверти часа, чтобы всё обыграть и вернуться в лавку.
Ах да. Лавка. Мартин любит кино. Тонны пятигиговых DVD-болванок с нарезанными пиратскими фильмами.
— ... всего один охранник, так что... Тони. Тони, что ты делаешь? —прерывается Мартин, наблюдая за Жирдяем-Тони, который запихивает в карманы тканные 60-литровые мешки (вроде тех в которых продают картофель).
— Ничего. — вздрагивает Тони и лениво достаёт из под обивки сиденья старенький шестизарядный Smith & Wesson.
— Тони, соберись, мать твою! — ругает его Мартин.
Он смотрит в окна и исследует местность возле провинциального супермаркета, который мы на этот раз собрались обнести.
— Ну, ладно, пошли. — командует Мартин и мы, надев маски, вываливаемся из фургона на улицу. Поднимаемся по ступенькам. Проникаем внутрь.
Оказавшись на площадке между кассами и входными дверями Мартин выхватывает из-за пояса Глок и направляет его в лицо измотанной угрюмой кассирше:
— Давай кассу. — холодно и негромко приказывает он.
Тони, который должен был заняться одним единственным охранником и проследить чтобы имеющиеся в магазине покупатели не наделали глупостей, застрял в дверях.
Вероятно, Мартин считал что всё продумал и такую возможность по какой-то причине не учёл. Сегодня судьбой было предрешено испытать его навыки и по тому как он напрягся, когда до его слуха донеслось кряхтение Тони, нервно пытавшегося высвободиться из цепких когтей стеклопластикового демона, становилось понятно что его тактической выучки на это не хватило.
К счастью, охранник сидящий прямо возле кассы мирно себе похрапывал, пуская слюни на своё старенькое кресло. Пенсионер. Обычно таких нанимают для отчётности.
Наконец Тони расправился с дверью и вырубил спящего охранника рукояткой S&W. Тот продолжил отдых на сером кафеле.
Тони идёт в зал пока мне собирают вторую кассу.
Кассирша протягивает мне бумажки и, пока я прячу их в подкладку пальто, она тянет руку под кассу. Я взвожу курок и подношу дуло Кольта к её лицу. Она вздрагивает и замирает, выпучив глаза так, что мне кажется её вот-вот схватит удар. Из под кассы доносятся журчащие и капающие звуки.
— Вставай. — командую я и усаживаю её на магнитную ленту. Мартин протягивает мне пластиковое крепление. Мы стягиваем руки кассиршам и Мартин зовёт Тони.
Спустя минуту, Тони появляется с мешками в обеих руках. Вероятно, у него с Мартином появились свои планы, в которые меня решили не посвящать. Так же, вероятно, неплохо было бы бля хотя бы предупредить меня о том, что мы здесь не только за кассой.
Пока я смотрю за людьми, Мартин пытается протолкнуть Тони наружу.
Жирдяй-Тони. Вечно с ним какая-нибудь хуйня. Нас вот-вот возьмут за задницу, и когда это случится в полицейском участке на вопрос адвоката «Вы знаете почему вы здесь оказались?» я отвечу «Потому что по ошибке скорешился с одним жирным ирландским пидором, который никак не может унять свою толстую кишку».
Я смотрю на часы.
— Время. — напоминаю я.
— Знаю я, знаю! — шипит Мартин сквозь зубы. — Да ну давай ты уже, жирная твоя жопа! — орёт на несчастного Тони Мартин, пиная его в поясницу и пытаясь протолкнуть на выход.
Наконец мы забираемся в фургон, я сажусь за руль и мы гоним.
Все выдыхают. Мартин закуривает и достаёт купюры.
— Тысяча сто... Тысяча сто тридцать... Два бакса. — растягивает он по словам и стучит по стенке фургона. — У тебя сколько?
— Не знаю. — отвечаю я и протягиваю ему пачку банкнот. — Держи.
С полминуты он хрустит купюрами под тусклым светом 20-ваттной лампочки и резюмирует:
— Короче, две штуки.
Спустя некоторое время, мне стало казаться что в салоне стало слишком тихо. Я смотрю в зеркало заднего вида.
Тони сидит над своими 60-литровыми баулами и хрустит чипсами. Мартин молча смотрит на Тони. Заметив его взгляд, Тони замирает, не успев донести до своего рта луковое колечко.
Потом между ними завязывается стремительная перепалка за содержимое мешка, победителем из которой выходит Мартин. Он хватает мешок и вытаскивает оттуда какой-то хлам из супермаркета. Печенье, конфеты, мармелад, зефиры — разбрасывает всю эту хуйню по салону и что-то ищет. Достигает дна мешка, роняет баул и впадает в ступор.
— Что это, Тони? — из последних сил сдерживая раздражение, спрашивает его Мартин, неподвижно замерев с небольшим цветастым пакетиком в руках.
— Шербет. — не поведя бровью, отвечает Тони.
— Ты что, издеваешься надо мной? — не выдерживает Мартин, швыряя в Тони упаковки его еды. — Что это?
— Да не ори ты блядь. — говорю. — Успокойся. Сейчас то что? Всё равно уже поздно.
Мартин обессилено плюхается на своё место, опускает лицо на ладони и откидывается на стенку фургона.
— Вечно ты чем-нибудь недоволен. — сетует Тони. — Знаешь, в жизни не всегда всё так гладко, как тебе хочется. А эта еда... Между прочим, она бесплатная. Мог бы сказать «спасибо».
— Какой же ты мудак, Тони. — меланхолично отзывается Мартин. —Заткнись, пожалуйста, пока я тебя не прикончил.

Тем временем, молодой офицер МакКинзи собирался с духом. Он только получил новую должность и сразу же порученная ему работа совсем не соответствовала уровню его возможностей. Его предшественник, сержант Гилберт — полуживой престарелый ходячий труп — едва справлялся со своими обязанностями, и его ежедневный маршрут в последние пару лет (кофемашина-курилка, курилка-кофемашина) плачевно сказался на уровне преступности в этом округе. Грабежи, изнасилования, кражи, похищения, наркоторговля — куча бумажных досье на рабочем столе офицера МакКинзи, из-за кучек которых едва было видно самого офицера.
Шериф Дуджи Спенсер, решивший навестить его перед уходом с работы, принёс и положил на стол офицеру ещё одну стопку бумаг как раз в тот момент, когда МакКинзи пытался хоть немного разобраться с уже имеющимися. Офицер взглянул на пополнение и лицо его стало приобретать отчётливый пепельный оттенок.
— Ладно, Рэндл. — похлопал его по плечу шериф, отметив эти хроматофорические изменения на лице офицера. Он взглянул на часы и уселся на край его стола. — Время уже восемь, хватит тебе возиться с этими бумажками. Езжай домой, отдохни. За сверхурочные тут всё равно не платят. — вяло улыбнулся он.
Рендл прикрыл глаза ладонью. Не так он представлял себе работу в полиции.
— Обещайте, шериф. Обещайте, что когда я здесь умру, вы похороните меня вместе со всеми этими делами. Это не должно выбраться наружу. — Рэндл зажмурил глаза и стал тереть их большим и указательным пальцем. — Невинные люди, они могут пострадать, увидев это. Обещайте. Обещайте мне, что не допустите этого, шериф.
— Обещаю. — всё так же вяло отозвался шериф.
Он побарабанил пальцами по столу и понял, что сказать ему действительно больше нечего. Гилберт был хорошим копом, и ему всего пару лет оставалось до пенсии. Не выставлять же было его на улицу. Рвение МакКинзи было похвальным, и Спенсер пытался подобрать какие-нибудь ободряющие слова, но в голову ему ничего не приходило. Дело действительно было дрянь.
— Удачи тебе, сынок. — наконец выдавил он и, снова потрепав его по плечу, удалился, побрякивая наручниками.
— Так ладно. Буду избавляться от них по порядку. — объявил МакКинзи, обращаясь к пожелтевшим архивным извлечениям. Как вы наверняка знаете, поведение служителей правопорядка в момент, когда они остаются наедине с собой, редко поддаётся разумному объяснению. — Начну с чего-нибудь простого.
Он открыл тоненькую папку, лежавшую сверху одной из стопок и углубился в чтение.
— То что надо. — воскликнул он, спустя несколько минут, и вскочил из-за стола, выписав на листочке адрес: «Юго-Восток-Кларк-стрит, 618».

— Ты сказал избавиться от них!
— Избавиться, Тони, я сказал избавиться!
Мартин и Тони сидели на кушетке возле кассы и кричали друг на друга.
— И что мне было с ними делать?
Мартин осекся. Он стряхнул пепел со своей сигареты, глубоко затянулся, устремив потупленный меланхоличный взор куда-то вдаль, и выдохнул:
— Арендовал бы катер. Развеялся бы. Отдохнул бы, Тони. Съездил бы на озеро. А когда мимо тебя проплыла бы какая-нибудь отдыхающая семейка с шумными ребятишками, крикнул бы что-нибудь на арабском, чтобы... Ну, чтобы, знаешь, отвлечь их внимание. Незаметно подбросил бы им мешок и... И скрылся бы, Тони. Убежал. Нужно было замести следы, понимаешь?
— Ты ходячий косяк, Мартин. — встреваю я. — Неужели за столько лет ты так и не понял, что каждое твое слово он воспринимает буквально.
— Это выше моих сил. — сказал Мартин, выпустив ещё одно облачко серого дыма. — Я умываю руки.
— Расслабься, Тони. — подмигиваю ему я. — Раз Марти уже вымыл руки, значит всё путём.
— Нет, ни хуя не путём! — оживившись, огрызается Мартин.
— Так чем же ты не доволен? — говорит Тони.
Мартин обернулся, уперся локтем в спинку кушетки и сосредоточенно посмотрел на Тони.
— Я не доволен тем — начал Мартин, тщательно подбирая слова, — что ты отнёс их в то самое место, где какая-нибудь мамаша решившая избавиться от своих вонючих старых вибраторов, обнаружит их. — тут спокойствие вновь покидает его и он снова срывается на крик. — Обнаружит блядь, потому что придёт туда же, куда ты их и отнёс, Тони, понимаешь?! И нас всех отправят за решётку!
Тони не успел ответить, так как в этот момент в салон вошёл посетитель.
Невысокий. Азиат. Тёмная одежда.
Он рассеянно сновал между прилавками, изучая стеллажи с коробками DVD-дисков. Переходил от одной полки к другой, наклонялся чтобы рассмотреть товар внизу и перебирая пальцами коробки, нервно потрясывался, словно старик после инсульта. Наконец он стремительно поднялся, распахнул входную дверь, собираясь выйти, но отпустил ручку и медленно обернулся. Поднял глаза на меня.
— Вам что-то подсказать? — любезно осведомился я.
Человек в чёрном неловкими десятимильными шагами направился к кассе. Я схватился за рукоять Моссберга.
— Я от Кайла. — еле слышно прошептал он, достигнув цели.
— Нужен маркер. — улыбнулся я, отпуская ружьё.
Он стал судорожно шарить по карманам пальто и извлёк оттуда прямоугольный белый ластик диагональю в пару дюймов. Я взял ластик в руки. На обратной стороне значился автограф Кайла.
— Сколько тебе?
— Килограммов пять. — подумав, ответил он.
Я спустился в подвал. Тёмный кафель тускло блестел под лучами белых люминисцентных ламп. На стуле возле разделочного стола в отключке сидела связанная девушка. Я посмотрел на узлы и покачал головой, Тони всё делает кое-как.
Самое неприятное — это отделять мясо от костей. Полежав в холодильнике, кожа становится жирной и скользкой. Руки постоянно срываются, нож застревает в кости, ошмётки летят в разные стороны. Короче, я возился с этой дрянью минут десять. Проверил пакет на весах, выбросил изгвазданные латексные перчатки и поднялся наверх.
Чёрный человек расплатился и покинул павильон.
— Верхняя полка почти пустая. — говорю.
— Хорошо. — Мартин кивнул и поднялся с дивана. — Тони, закрывай.
Тони закрыл дверь, перевернул табличку и мы спустились в подвал.
Мы накачали девушку медианаксом, так что она всё ещё мирно спала, когда мы начали работу. Развязав веревки, мы перетащили её на разделочный стол (металлическая платформа с небольшим углублением и сливным отверстием, вроде огромной плоской раковины). Я стал разглядывать её лицо, измазанное запёкшейся кровью. Барышне крупно не повезло.

Мы ехали за город по узкому двухполосному шоссе, ведущему в посёлок и заметили её на обочине. Все мы знали, что чем моложе жертва, тем мягче мясо, ну и, конечно, самое нежное у молодых девушек.
— Тони, тащи её сюда. — приказал Мартин, замедляя ход.
Тони взял металлическую тяпку и выскочил из фургона. Он поплёлся за ней, пряча за широкой спиной своё оружие.
Спустя некоторое время она услышала его приближение и обернулась.
— Здрасьте. — поприветствовал её Тони и, размахнувшись, заехал ей тяпкой по голове. Деваха неистово завизжала и понеслась через поле к перелеску.
— Блядь, Марти, лови её! — закричал я, и Мартин вдавил педаль газа в пол.
Тони бросился вслед за нами.
Какое-то время, не ему, не нам не удавалось её догнать. Разумеется, на Тони рассчитывать не приходилось, но и у нас возникли проблемы. Дело в том, что поле, по которому пыталась убежать девчонка, оказалось усеяно кочками, и на каждой из них наш фургон подбрасывало и раскачивало в разные стороны, что замедлило наш ход настолько, что мы едва продвигались.
Подобное развитие событий непросто было предугадать. Обычно, такому человеку как Тони достаточно просто толкнуть человека, чтобы его прикончить. И уж точно навряд ли кто-то мог бы выдержать его удар тяпкой по голове. Девица оказалась на редкость живучей. Для нас это стало неожиданностью.
Она почти достигла сосновой рощи (и я уже было подумал, что ей удастся уйти) в ту самую секунду, когда Мартин её переехал.

Мы раздели её, постелили вокруг разделочного стола полиэтилен, натянули перчатки, и я уже начал готовить инструменты в тот момент, когда в дверь наверху кто-то настойчиво постучал. Мы замерли и стали прислушиваться. Стук раздался снова.
— Вот чёрт, ну кому там приспичило? — зашипел Мартин. — Тони, иди посмотри.
Спустя минуту, Тони вернулся.
— Это коп.
— Коп? Какого хуя ему тут понадобилось?
— Не знаю. Говорит, что очень нужно.
Мартин почесал затылок.
— Ладно, впусти его.
Мы накрыли девчонку полимером, погасили свет и поднялись наверх.
— Вечер добрый, офицер. — с едва прикрытым раздражением отсалютовал Мартин. — Чем могу быть полезен?
— Здравствуйте, господа! — улыбнулся Рэндл, радуясь тому, что его всё же впустили. — Обещал дочурке принести что-нибудь. Ничего не успеваю с этой работой, сами понимаете.
Мартин кивнул, натужено изображая участие, и облокотился на стену у входа в подвал. Я встал за кассу и принялся разглядывать копа.
Он перебирал пальцами корешки коробок, попутно отшучиваясь и пытаясь втянуть нас в беседу.
— Ну а как... Ваш бизнес? — не унимался он, читая аннотацию на очередной упаковке. — В такой дали от центра... Да ещё и в таком районе... Неужели здесь так много любителей кинематографа? — вяло улыбнулся он, пронзив меня испытующим взглядом.
Мы с Мартином переглянулись.
— Если бы их было больше, вам бы нечем было заняться, офицер. — наконец нарушил тишину Мартин, из последних сил натягивая улыбку.
— Пожалуй. — криво ухмыльнулся Рэндл.
Он протянул мне пять баксов и коробку.
Я пробил товар и выдал ему сдачу.
— Славный у вас магазинчик. — с нарочным южным акцентом протянул он. — Надеюсь, ещё увидимся.
Тони уже схватился за торчащие из замка ключи, чтобы запереть за ним дверь, но легавый, сделав пару шагов к выходу, обернулся и продолжил:
— Ах да, чуть не забыл. Раз уж я здесь... — растягивает паузу, наблюдает за реакцией. — Может быть я взгляну на вашу лицензию?
В этот момент, на пороге в подвал, слева от Марти проявилась корчащаяся на полу, измазанная кровью фигура девушки.
Глаза офицера полезли на лоб.
— Всем лежать! — истошно завопил он, потянувшись за кобурой.
И пока Мартин по средствам каблуков пытался вернуть девушку в прежнее состояние, а я выхватывал дробовик, Тони вовремя сориентировался и уложил копа, треснув его по шее.
Офицер пошатнулся, всхлипнул, выстрелил в потолок и, закатив глаза, повалился на старый потрескавшийся линолеум.
Мы вместе склонились над копом и стали его рассматривать. Мартин полез нащупывать пульс.
— Живой. — констатировал он и посмотрел на меня. — Тащи леску.

Через пару минут с ним было покончено. Мартин сорвал с кушетки покрывало и стал заворачивать в него служителя правопорядка.
— Это мамино покрывало. — стал возражать Тони.
— Заткнись на хуй! — процедил Мартин.
Мы отнесли копа в фургон и вернулись в лавку.
Коп. Его документы. Его одежда. Его машина. И, наконец, он сам. Со всем этим нужно было что-то делать. Мартин сел на кушетку и стал думать.
Я сходил за шпаклёвкой, взял стремянку и принялся выравнивать дыру в потолке. Тони занялся серийным номером табельного Уилсона офицера.
— Они знают, куда он отправился. — лениво пробормотал Мартин, как бы размышляя вслух.
— Может, знают, а может, и нет. — возразил я.
— Как тебя понимать?
Я отложил шпатель, вытер руки, спустился вниз и сел на ступеньку напротив Мартина.
— С чего это вдруг он заговорил про лицензию?
— Потому что за ней и пришёл. — удивлённо ответствовал Мартин.
— Ну и? Часто копы наведываются к тебе за торговой лицензией?
Мартин задумался.
— К чему ты клонишь? — говорит.
Я тяжело вздохнул.
— Этот шериф...
— Спенсер. — подсказал Мартин.
— Так вот, этот Спенсер заходил сюда недавно.
— Неужели. — поднял брови Мартин. — Зачем?
— Он что-то вынюхивал. Расспрашивал меня о Дэни, о Кайле, о Кортни. В какой-то момент, мне это надоело. Я сказал, что у меня дела и ушёл в подсобку. Но он не ушёл. Мы с ним немного закусились, и я спросил, хули ему от меня надо.
Мартин занервничал.
— И что он сказал? — спросил он.
— Сказал, что ему нужны его бабки. Сказал, что не видел тебя уже три месяца и, что если ты что-нибудь надумаешь — лучше скажи ему об этом лично, пока не стало поздно.
Мартин побледнел, оттянул ворот рубахи, так будто он мешал ему дышать и долго молчал.
— Послушай, Марти. — сказал я, стягивая рабочие перчатки. — Мне плевать и на бабки, и на Спенсера, и на твой пиздёжь. Но знаешь, если ты завалил копа, обычно это означает что жить тебе осталось недолго. А с ним — я кивнул на Тони. — ещё меньше. Легавый, который едва ли научился справляться со своим мажорским стволом зашёл проверить легальность наших документов, его труп теперь лежит в нашем фургоне, и во всём мире о том, что этот тип поехал сегодня вечером именно сюда не знает ни одна живая душа, кроме нас троих и шерифа. Теперь ты понимаешь, к чему я клоню?
— Откуда Спенсеру было знать, что мы шлёпнем этого парня?
— Возможно, он и не знал. Возможно, он просто хотел предупредить. А получилось... Как обычно. Но для него это не проблема. Судя по всему, Спенсер уже и не рассчитывал получить с тебя деньги. Так что, ему это только на руку.
Мартин вновь погрузился в раздумья. Затем поднялся с дивана и направился в подсобку.
— Я разберусь. — похлопал он меня по плечу, перед тем как скрыться в подвале.

Мы отогнали машину легавого на задний двор, взяли лопаты и поехали в лес. Добравшись до места, мы занялись делом. Земля была мягкая и рыхлая, так что яма оказалась готова меньше чем через четверть часа.
— Тони, тащи его сюда. — сказал Мартин.
— Нет. — возразил Тони. — Я устал. — добавил он и уселся задницей прямо на траву рядом с ямой.
Мартин развёл руками.
— Так не надо было размахивать своими клешнями. Ты в курсе что мы здесь из-за тебя?
— Ты предпочёл бы поехать в тюрягу? — парировал Тони.
— Причём тут я? — продолжал спорить Мартин, оперевшись на черенок лопаты. — Это же ты пустил его к нам.
Меня стали утомлять их препирательства, и я отправился за трупом сам.
Преодолев кочки и высокий ковыль, я добрался до задних дверей фургона. Открыв их, я увидел перед собой скомканный плед матушки Тони и тщательно вычищенные кожаные туфли с острыми носками. Более того, из этих туфлей, кажется, росли ноги.
В последнюю долю секунды до моего слуха донёсся до боли знакомый щелчок взводимого курка Smith & Wesson'а.
— Привет.


Сказали спасибо (1): Kuzja


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 85
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 66 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Панель пользователя
Рубрики журнала
Важная информация
Колонка редактора
Именинники
Конкурсы
Популярные публикации
ТОП публикаций месяца
» Gorinich (25/119)
» Bondi (21/1162)
» pryadun-ludmila (17/1889)
» Волк (14/64)
» DmitryGlazov (12/1180)
» Типикон (11/66)
» Антирозочка (10/790)
» Kuzja (9/71)
» Fedorov (7/7)
» Sergius (7/20)
ТОП комментаторов месяца
» dandelion wine (157)
» валя верба (66)
» Антирозочка (56)
» Gorinich (43)
» monter (41)
» snovao (38)
» Ефим Мороз (34)
» mikys (18)
» Леся (18)
» Волк (16)
Онлайн
Пользователей онлайн: 48
Гостей: 47
Зарегистрированных: 1
» Ефим Мороз
» Все пользователи за 24 часа

Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.