* * Ах, какой невозможный такт! - Тело вложено в этот ритм, Чтоб бесстрашно - вот так, вот так - Полыхнуть в резонанс - двоим! Звук пронзает, как ток: каблук... Тень тревожной свечи. Оплыв. Нас уносит ритмичный стук - В фееричный взрывной отрыв! Вот взметнулись миры. Кружат. Заметают пожар - в метель.

Уральские йоги-кто они? (окончание)

12 июля 2017 | Автор: | Категория: Проза
Глава 6

Перепала каша из злаков. Не то пять, не то семь злаков – Вовка не распробовал, кушать очень хотелось, не до пагинации было, лишь бы пережженным молоком, как в садике, не пахло.
А через часок взялись и за весла.
Володька, как капитан катамарана, попытался было командовать для поднятия всеобщего тонуса: «И-и р-раз! И-и два-а!». Но вскоре сконфуженно затих: команда как-то непринужденно его игнорировала, занятая общей девичей беседой о преимуществах различных кремов от загара.
- Ну, …………! «И-раз, и-два!» - чего уж проще, …….! – продолжал молча, но громко и с чувством командовать Владимир.
«ЗЕФИР» неукротимо и тупо, как носорог, встретивший охотника, разворачивался в обратный путь.
- Девчата, погребём, да? – уже тихо и просительно проговорил кэп. Команда спохватилась, взялась за весла и положила судно на курс. Затем положила весла и занялась кремацией.
Вовка обреченно вздохнул и закурил.
- Ничего, это вы ещё на плёсах не галерили… И чтоб ветер встречный…
Им вскоре повезло: и плёс, и ветер вмордувинд. Загалерили! Через пять минут все вспотели и покрылись тонким слоем потного расплавленного антизагарного крема. Но – о, чудо! – катамаран, кажется, потихоньку двигался и даже догонял то ли «ДЕРЗКИХ», то ли «ТАНЦУЮЩИХ», за полкилометра было не разглядеть. Когда подплыли, то оказалось, что те купаются. Вернее, уже закончили купание.
- Минут через пять нац. парк начинается! «Оленьи ручьи»! – радостно прокричали посвежевшие со-сплавщики. – У скалы «Карстов мост» обедничаем!

Обед в этот день напомнил Володьке столовую в будни на заводе. Толпа людей, гомон, суета, запах однообразных блюд, в данном случае – тушеночных.
Как то не подумали, что основной маршрут и сплавщиков, и пеших групп начинается с этого места.
Отходящие и отплывающие перемещались по кострам, предлагая остатки (в полкотла!) трапез, чайники с компотом и чаем. Остающиеся с сожалением кивали на свои, наполненные идентичным.
В общем, скомканным оказался обед.. Хотелось побыстрее поесть и отвалить в безмолвие и безлюдье. Даже не до красот Карстового моста было. Да и чего на него пялиться: карст как карст, недолговечный материал.

А, вот, после обеда Володька возрадовался: Юрьев день наступил! Народ, особенно младое поколение, затеял движуху из экипажа в экипаж. Первоначально то он, впрочем, огорчился: у него оказались Даня и Лиза вместо Тони и Зефира. Мен совершался без его ведома и разрешения. И по годам, и по мускулатуре чендж был неравным и убыточным. И безо всяких отступных! Но это только казалось: убыток. За такой «убыток» он к концу дня был готов весь экипаж отдать задаром! Кроме себя, конечно.
Девятилетняя Лиза делала «вжи-ик» веслом по его борту, а после этого секунд десять только и слышалось спаренное «вжик, вжик, вжик» левого борта. Снова «вжи-ик» - «вжик, вжик, вжик»… Володьке даже приходилось периодически табанить, то есть тормозить, но это не помогало: энергии в Лизавете было на десятерых. В Даниле, впрочем, тоже. Но только не для гребли. Гребля его мало интересовала. Благо – одной Лизы хватало.
И как жаль, что так скоротечен оказался этот Юрьев день! Быстренько прошли несколько штатных «засиженных» стоянок, сбегали на скалу Утопленник со статуей ангела на вершине и причалили перед Писаницей к крутому берегу. Корячится на такие Сапун-горы Вовке за долгие годы сплавов было не внове. Но, видимо, у многих начала накапливаться усталость от уральского аналога Швейцарии, посему хмурились, молчали, сопели с грузом на подъеме.
- Принять бы им грамм по сто – с грузом бы залевитировали, как наскипидаренные. И с улыбками ангельскими! - думал, пыхтя под рюкзаком Владимир. – Сейчас распакуемся – на рыбалку пойду. Хотя в прошлый раз даже головастиков не видно было. Но, говорят, дуракам везет. – С хрустом в выбитом два года назад плече сбросил рюкзак на землю, с трудом разогнулся. – Только где ж их, дураков этих, найти?..
Нашел! Посидел, покурил – и нашел: упёрся а-соло на рыбалку!
Блесна без толку бороздила просторы Серьги, докладывая: «Колодец! Опять колодец! Опять колодец!!!»
Смеркалось. Сопливилось. Отсыревшие спички не зажигались. Припоздавшие сплавщики весело здоровались с рыбаком и, язвительно спросив об улове, двигались дальше, до своей «Сапун-горы».
Володьке надоело выглядеть убогим и несчастным. Он воззвал к небесам и метров за двадцать перед следующей командой потянул от противоположного берега щуку. Катамараны будто встали на якорь перед чудом. И чудо свершилось! Вовка небрежно, будто обыденное дело, снял щуку с блесны, прикинул на вытянутой вверх руке. И попутно прислушивался к дискуссии на катамаранах. «Говорила же я тебе – порыбачь… так ухи хотелось… во, Серый! по утрянке завтра… местный, может? места знает?.. под килограмм щука… эх, квасим, квасим, а жизнь она – вон, мимо рыбачит…»
Вовка, пока они переговаривались, вновь забросил спиннинг – и вытянул окуня! В довесок к своей трехсотграммовой щуке!
Катамараны медленно и молча, как на панихиде, тронулись мимо. Володьке даже показалось, что на них кто-то тихонько рыдает. То ли от зависти. То ли по проносившейся мимо жизни.

Через некоторое время он горделиво – со щукой и тремя окунями – появился на стоянке. Хотел было сделать грудь колесом, но прокуренные до дырок лёгкие только горестно и с хрипом ответили отказом.
Команда с восторгом встретила «бывалого» рыбака. Уху, видимо, давно не едали. Молодежь с живостью разобрала спиннинги и ринулась к воде.
Вовка почистил рыбу, посолил, переложил, тихонько матерясь, крапивой и подсел к костру.
Команда оказалась адекватной: по кругу пускали спирт, вино с Кипра, коньяк с Кавказа. То есть, заряжали праной организмы.
Он прислушался к разговорам.
Шантам рассказывал о своей работе инструктором по скалолазанию и альпинизму. Контингент у него в последнее время был серьёзный, «чисто» военный: и МЧС, и спецназ, и ГРУ, и т.п.
Вовка попробовал вникнуть, но вокруг говорили одновременно, вразнобой и каждый о своём.
Миша, например, с серьёзным видом отгонял от себя назойливого Зефира прутиком с поджаренной сосиской на конце: «Уйди, Зефир, уйди…» Мордочка Зефира неестественно вращалась вслед за сосиской.
Дарья торжественно тормошила близ сидящих: «Д-давайте звякнемся, у кого налито! В этом вине спорта мало!..»
«Чокнемся» и «спирта мало» переводил для себя Володька на трезвый язык.
«…как-то хочется друг другу помочь… выкупаться вместе нагишом… Я не чувствую, что старше всех… - невесть кому вещала баба Женя, мечтательно обводя взглядом команду.
И опять играла гитара.
Володька попробовал вновь переключиться на Шантама, но тот уже заканчивал:
- … И как их не материшь – соблюдай чистоту, …! – нет! Всё-равно: окурок затушат – и под камень! Вот ГРУшники – отдельная категория. Всё уносят с собой, абсолютно! До соринки! Чуть ли не отпечатки пальцев с камней стирают!
Тут Шантаму поднесли «звякнуться» с малой долей «спорта». Но ему, бедолаге, хватило и этого: вскоре ушел в палатку отсыпаться. И полночи оставшиеся слушали перекличку, как у соловьёв в соседних рощах, храповых вариаций между ним и бабой Женей, матёрой нудисткой.
Оставшиеся сгруппировались вокруг костра, и всех, почему то, потянуло на воспоминания. Вовка поразился, что все оказались туристами со стажем. И на лыжах ходили, и в горы, и в леса, и в веси. Правда, многим рюкзаки («Тридцать – тридцать пять килограммов, не меньше! Я взвешивала!») помогали нести со-горники и со-весики, а то и просто разгружали до пяти килограммов. Как раз по весу спальников и косметичек. Но это не важно. Главное – ходили. И смолоду.
А потом гитару у мамы взял Алексей. И зазвучали совсем другие песни. Свои. Кажется: тоже, ведь, авторское, но почему ж такое другое, непохожее? И разница в возрасте – двадцать-двадцать пять лет, тьфу, пустяк, но – совершенно другое. И, что совершенно не укладывалось у Вовки в голове – точно «не моё!», но - хорошее, добротное, то, что слушать хотелось! И остальным – тоже.


Глава 7

Вот, какой леший потянул его за язык: «Жить без Провала нельзя! Увидеть Провал – и умереть!»?
Только отчалили утром – через двести метров причалили. Как же, смотрины! Владимир посоветовал, чтоб ему пусто было!
Сам-то Вовка и не собирался идти: порыбачить очень хотелось. Дарья даже слегка приобиделась на отца, но по-родственному даже не чертыхнулась, приобулась в сланцы и присоединилась к «могучей кучке». «Кучка» экипировалась одним фонариком и сотовым телефоном с подсветкой (а больше то зачем? Солнышко светит!) и тронулась. Отщепенцы остались загорать и рыбачить.
Ох, сколько впечатлений принесли через два часа «провальщики»! Голодные все вернулись, голодные и малость расстроенные: Провал провалился, сланцы – не обувь для лесных стёжек-дорожек, в пещере мокро, студёно и темно. И голодно.
Поэтому с удовольствием умяли гречневую кашу, оставшуюся со вчерашнего вечера. Вдобавок, «светлый ангел Света» выдала и паштеты, и кильку, и шпроты.
Опять затеяли ротацию в экипажах: Тоню с Зефиром обменяли на Влада.
По реке далеко в этот день не уходили: деревня скоро, конечный пункт. Покормили выводок утят-гоголят с мамой-уткой, цыганской оравой увязавшейся за ними. Затем второй «табор» с другой мамой-уткой. Посмеялись над «разборкой» этих таборов, начиная от утиной ругани и вплоть до маленькой драки. Равнодушно поглазели на привычных уже за три дня цапель. Так ожидаемых бобров иль хотя бы бобровых построек не встретили. Как, впрочем, и оленей, хотя парк официально назывался «Оленьи ручьи».
И с каким облегчением Владимир вздохнул, когда причалили на последнюю ночевку! Он, конечно, очень зауважал Влада за неутраченную за дни сплава мужскую принципиальность: «…мне хорошо – и я не буду грести». Но почему то подспудно всё время хотелось иль выкрасть, иль выкупить к себе Лизавету.
Место стояния выбрали после скалы Капитанский мостик в урочище Дикий запад. Видимо, из-за экзотических названий. Но ни скальпов, ни салунов, ни бизонов не обнаружили.
Наконец-то сварганили тройную уху из крапивных Вовкиных окуней, крапивной щучки и Светиных «Сельдей в масле» по восемьдесят четыре семьдесят за банку.
«Матрасный» оказался вечер. Ни спешки тебе, ни суеты. Накупались вдоволь, напились чая с мёдом и вареньем, кофе, какао, «огненной воды», за грибами сходили, порыбачили и даже сварили второй ужин!
Былое повспоминали, кто близкое, кто далёкое… О будущем пофантазировали… О психологическом климате в команде за эти дни сплава. К Володькиному смущению отметили «нежные отношения» между ним и Дашкой. Он, покраснев в сумерках лицом, лишь буркнул хмуро в ответ: «Мы мордобой на дом оставляем».
Светало понемногу. Незаметно все расползлись спать.
Лишь Галина с грациозностью восточной женщины улеглась у костра, как и в предыдущие ночевки.
- Галя, давайте я вам спальник принесу? Холодно утрами. Да и дождь может… Или к нам, палатку… Места много… - сунулся участливо Вовка, вернувшийся с речного берега, где прощался с рекой. Хорошо было прощаться с ней вот так, ночью, в одиночестве. Никто не мешал, и можно было прощаться не только словами, но и сердцем.
- Нет-нет, мне хорошо здесь. Я и целлофан от дождя приготовила, - отказалась Галина.
- Ну… смотрите… - И он отправился спать. Долго ворочался. А всё из-за Галины. Позавидовал он ей. Раньше они тоже частенько спали у костра, под гитару, а, главное – под водочку. А, вот, так, «на сухую», без гитары… И всё же завидовал: костер, звезды в глаза и лишь тихая безграничная Вселенная с тобой.

На следующий день опять знакомились с подзабытой цивилизацией: коровами, рыбаками, тракторами. Широченная лука перед селом дала возможность и веслами поработать, и покупаться, и позагорать, и пообщаться, сцепившись катамаранами. Четырёхлетний Мишка, будто на дворе стоял 17-й год, а он – на броневике, стоя толкал речь, что, дескать, «это всё надоело, и я вам всем устрою!..» Сплавщики с улыбкой внимали.
Финиш оказался в тридцати метрах от автобусной остановки. Сельчане, привычные к «дефективным горожанам», внимания на них не обратили, будто жили с ними в параллельных мирах. Ребята сдули «бананы», разобрали катамараны, наскоро приготовили еду. Дозвонились до водителя «своего» автобуса.
- Ребята, ждём. Нескоро ещё: заблудился… Да и дождь на трассе, - грустно сообщил Александр.
Ну, ждать – так ждать… Кто то намерился подремать, кто то – почитать, а часть команды ушла по мосту на противоположный берег – ягоды собирать на косогоре. Вовка послонялся вдоль берега, насобирал камешки на память, накурился вдоволь… Но ожидание всё равно давило на психику. Обычное дело: ты уже мыслями дома, в Челябе! Ан, нет: река, бревно под задницей, мычание коров… Уселся на коврик, закрыл глаза и попробовал заснуть.
- Ну, что, земеля? Вот, и закончилось всё… И как тебе сплав? – думал он дремотно. Шуршали колесами проезжавшие машины, невнятно переговаривались ребята из команды, зудела муха над головой. – Хорошая речка. Лучше, чем тогда, по весне… Тепло, рыба… Да всё лучше!
Он, не открывая глаз, нащупал сигареты, закурил.
- Ты только, бродяга, что то выпал из картины. Не из этой мозаики ты пазл, не из этой. Кажется, всё знакомое, родное, а тебе всё неуютно. Сравнивать всё пытаешься со своим прошлым… Нечестно это. И по отношению к себе, и по отношению к этим ребятам. Они-то уж точно невиноваты, что ты тогда моложе был, что у тебя тогда всё было впервые, что люди другие рядом были… Но всё-таки, всё-таки… Не переделаешь ты себя, не уговаривай. ТЕ друзья – лучшие. И команда ТА – любимая. И не ври, Вовка, себе: много у тебя таких команд было, где ты «патрон не той системы». Прошли маршрут – и расстались без претензий. Есть у тебя родная команда – вот и жди, когда сможете собраться вместе, сплавиться. Не ради ж антуража едешь, ради души… Ты и сейчас-то поехал потому, что дочка попросила да экзотики захотелось. Ну, и как «экзотика»? Как тебе «йогалюди – людойоги»? Люди как люди… Ребята как ребята… Может, растяжки только поширшее да легкие побольшее, - улыбнулся он дремотно. – Ты вспомни, что для вас всегда главным было после сплава? Расставаться не хотелось! Это и есть главное, а ты: «как тебе, как тебе?..» Ты же сейчас уже почти дома… Ты уже почти распрощался с нынешними ребятами… Вот, и думай: «Удалось – не удалось?»
Сверху заморосило. Вовка надвинул панаму на лицо.
- И все-равно: хорошо, что поехал. Года три-четыре, наверное, не сплавлялся. Хоть развеялся… Лишь бы ребятам этим не в тягость был. А чего?.. Работал, не сачковал… на гитаре бацал…
Звонок прервал его думы.
- Да, слушаю.
- Вовка, привет! Ты где? В Челябе или на даче?
Лёха! Вовка сел на задницу, сбросил панаму.
- Лёшка, я по Серьге сплавляюсь!!! Чего звонишь?!
- А я на Шиханах сижу. Красотень! Дай, думаю, тебе, дураку, позвоню, душу потревожу...
- Лёшка, ну, ты… - У Вовки чуть слёзы не навернулись: сам то он и не подумал позвонить другу с воды. – Лёшка, спасибо тебе.
В трубке наступило молчание. Затем Алексей сказал:
- А я, Вовка, за нас здесь, на верхотуре, рюмочку поднял. Компашка вся внизу осталась, у палаток, а мне что-то та-ак одному захотелось. – Опять молчание. И опять Лёшкин голос: - Вов, а чего бы всем «нашим» в августе на Чусовую не двинуть, а? Раз по весне на Инзер не смогли, а?.. Чего скажешь?
А Вовка и сказать ничего не мог: в горле слова застряли.
- Ребята! Автобус через десять минут приедет! Собираемся! – объявил Александр. – Домой!
- Лёш, чего ты спрашиваешь? – прорвалось, наконец, у Володьки. – Я уже с тобой. Справа сзади. И ты извини: мы уже грузимся, давай я тебе из дома перезвоню, - просяще сказал он.
- Давай, - легко согласился «шиханин». – Я тогда за твоё возвращение ещё одну налью. Ну, будь! С приплыздом тебя!



«Люди могут пить вместе, могут жить под одной крышей, но только совместные занятия идиотизмом указывают на настоящую духовную душевную близость» (народная мудрость из И-нета)
(Запись из анналов Светланы)


Сказали спасибо (2): dandelion wine, валя верба


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 85
     (голосов: 2)
  •  Просмотров: 72 | Напечатать | Комментарии: 4
#4 Автор: potapovva (21 июля 2017 21:45)

Группа: Авторы
Регистрация: 10.04.2012
Репутация: 12
Публикаций: 171
Комментариев: 368
Отблагодарили:224


валя верба,
Валя, да я сам себе "сплавному" завидую.)) Особенно в феврале при -25))
  • 0
#3 Автор: валя верба (18 июля 2017 11:01)

Группа: Авторы
Регистрация: 17.07.2010
Репутация: 79
Публикаций: 770
Комментариев: 7004
Отблагодарили:3667


Как всегда... легко, с интересом, с улыбкой и с... завистью героям. Река, лодка, палатка, костёр... э-эх...
А компания новая, наверное, интересно, но своя, конечно, роднее)) И в такие не близкие походы со своими надежнее и уютнее... наверное)))))))
flowers1

"Когда возвращается крыша, перестаёшь видеть звёзды."

  • 0
#2 Автор: potapovva (12 июля 2017 15:00)

Группа: Авторы
Регистрация: 10.04.2012
Репутация: 12
Публикаций: 171
Комментариев: 368
Отблагодарили:224


dandelion wine,
Взаимно! flowers1 flowers1 flowers1
  • 0
#1 Автор: dandelion wine (12 июля 2017 11:50)

Группа: Редакторы
Регистрация: 31.05.2013
Репутация: 88
Публикаций: 62
Комментариев: 5933
Отблагодарили:454


flowers1 flowers1 flowers1

"Ложь поэзии правдивее правды жизни" Уайльд Оскар

  • 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Панель пользователя
Рубрики журнала
Важная информация
Колонка редактора
Именинники

Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.